Jump to content
О фейках и дезинформации Read more... ×

Archived

This topic is now archived and is closed to further replies.

dvu

Камешки 67 От столкновений летят искры...

Recommended Posts

... из глаз редакции американской газеты.

 

logo.png

Сан-Франциско США

 

08 Feb 2014

Редакционная

 

 

Два взгляда на происходящее в Украине

 

 

От редакции

С момента обострения ситуации в Киеве более деликатные люди стали все чаще задавать нам вопрос, на чьей мы стороне… Не будем говорить, чего требовали менее деликатные.

Наивный вопрос – на чьей стороне. Только «великие» политики, которые сидят или сидели в Вашингтоне, в европейских столицах, а также многие журналисты всегда почему-то быстро определяются: тот, кто вышел на площадь, немедленно зачисляется в разряд борцов за демократию, а все остальные идут в категорию ретроградов. Непонятное исключение было сделано только однажды: когда на улицы Тегерана вышли студенты, и даже были жертвы, почему-то не слышно было громких голосов в их поддержку с Запада.

В ситуации с Киевом произошло то же самое: те, кто вышел на Майдан – демократы, остальные – догадайтесь сами.

Что интересно – чем удаленнее от Майдана, тем четче кажется расстановка сил. Маккейнам и шварценеггерам давно все ясно. Непонятно только – как это может быть, чтобы люди, там не жившие, не знающие, не участвовавшие, не… не…, вдруг так быстро и четко определялись.

А нам совсем не все ясно. И скажем, почему. Издалека очень сложно судить о том, что происходит в действительности. И дело не только в удалении географическом, но надо жить в регионе, чтобы понимать, что и кто куда ведет. Сейчас мы там не живем.

Но мы жили в другом регионе, в Молдавии, и у нас в начале 90-х был создан Народный фронт, на чьи митинги, помимо молдаван, приходили и русские, и евреи, и украинцы – все, кто думал, что это идет Демократия, что надо сбросить ненавистное иго и (перефразируя) свобода нас встретит радостно у входа…

Но…

Один из лидеров «демократической оппозиции» на одном из митингов спросила:

– Есть ли среди нас русские, украинцы, евреи? Поднимите руки.

Люди подняли руки. Лидер продолжила свое обращение к толпе:

– Вот их квартиры вы и получите.

Знаете, после таких слов и последовавших за ними действий приходит некоторое отрезвление даже к восторженным любителям революций. Но поступавшие из Москвы газеты продолжали печатать статьи известнейших и уважаемых российских журналистов-демократов, которые с пеной у рта и с восторгом рассказывали о борьбе молдавского народа за свою свободу и о том, как все немолдоване строят им козни на пути к свободе, поскольку все они – ретрограды и рабы, тоскующие по советскому строю.

Мы не были ни рабами, ни окупантами. Мы поколениями жили в Молдавии. Мы внесли колоссальный вклад в развитие этой республики, ставшей сейчас, кстати, самой нищей европейской страной.

Но ни Москва, ни Запад не видели этого, как не видели и издевательств над людьми «некоренной» национальности. Они видели толпы на площадях, и этого было достаточно, чтобы назвать проплаченных людей революционерами. Знаем из первоисточника, что большинство было проплачено… И потом было очень обижено, что на всех квартир не хватило… Да и платить сегодня за коммунальные услуги – отдать всю пенсию или большую часть зарплаты.

Возвращаясь к ситуации в Киеве: мы считаем правильным представить нашим читателям разные точки зрения на происходящее и дать возможность самим решать, кто и ради чего стоит на Майдане и за что идет борьба.

 

Майдан – кость в горле у власти

 

(в сокращении)

… Экономика разваливается. Рейтинг президента достигает трех процентов или около того. И до новых выборов остается каких-то полтора года. И президент вдруг объявляет, что через три месяца подпишет договор о глубокой ассоциации с Европейским союзом.

Партия президента – в шоке. Так не договаривались. Оппозиция в шоке – евроинтеграция была их хитом в программе. Половина населения – в шоке: неужели и вправду мы станем жить ну хотя бы как в Польше? Рейтинг президента растет как на дрожжах.

И вдруг, за три дня до подписания, премьер, боящийся в сортир сходить без разрешения президента, заявляет: правительство решило договор не подписывать. Президент растерянно улыбается – наверно-таки и не подпишу.

Оппозиция выводит народ на улицы, на Майдан! Подпиши, зараза!!!

Оппозиция – трехглавый дракон, или Ниф-Ниф, Наф-Наф и Нуф-Нуф. Киндер-сюрприз Арсений Яценюк, глава выпестованной Юлией Тимошенко партии «Батькивщина». Они исправно проводят митинги с кричалками «Юле – волю!», но, чтобы реально освободить Юлю, кричалок мало. Второй лидер, Тягнибок, со своей партией «Свобода», круто националистической, вызывает определенные сомнения. По крайней мере, их лозунг «Украина понад усе!» сильно похож на «Дойчланд юбер аллес!» Третий – Кличко, со своей партией УДАР (Украинский демократический альянс за реформы), ничем себя еще не показал, правда, его депутаты в Киевсовете тихо поддерживают власть. И в президенты он очень хочет и не скрывает этого. В президенты хотят все трое, поэтому договариваться им меж собой трудновато.

Но народ на майданы пошел помаленьку. Прошелся и я.

Майдан был на Европейской площади. Серьезный такой майдан. С крытой трибуной, мощной звукотехникой. Народ подтягивался колоннами, с сотнями флагов трех партий. Уже вовсю старательно кричали «Юле волю!». Не согрело это меня как-то. Дальше пошел.

image001_8-500x319.jpg

На самом майдане, метрах в тридцати от елочки, которую не спеша из железяк собирали коммунальщики, вокруг стелы Независимости, неплотная толпа тысячи на две. Народ молодой, в основном студенческого возраста, кто постарше – вид преподавательский, интеллигентный. Скандируют хором «Украина – то Европа!». И флага ни одного, кроме как на плечах у многих сине-желтые, государственные. «Нам партийные свары неинтересны. Мы в Европу хотим. За страну обидно. И за нас обидно, что дурят нас как хотят». Потеплело на душе. Постоял и я, покричал со всеми. И домой пошел. И с Европейской площади народ домой пошел с флагами, только милицию оставили сцену охранять. А из-под стелы народ не весь ушел. Душ двести осталось. Традицию беречь: если Майдан, то – круглосуточно. В два ночи пришел профессиональный фотограф, потом я эти фотографии в интернете видел. Девушка с парнем в обнимку на ступеньках сидят. Рядочком народ в спальниках на граните дрыхнет. Костерок, под ним железяка какая-то, чтоб тротуар не испортить, на костерке чаек кипятится, и кружок ребят с гитарой, песню поют потихоньку.

А утром сообщение официальное: доблестный «Беркут» освободил майдан от антисоциальных типов, разводящих антисанитарию и мешающих установлению новогодней елки.

«Беркут» – спецподразделение милиции, созданное лет двадцать тому назад. Задача – борьба с вооруженными бандами и террористами. Есть еще ВВ – внутренние войска. Задача ВВ – охрана тюрем и лагерей, но народу там (в ВВ) так много, что их используют для создания милицейских кордонов.

Кроме официального сообщения о зачистке майдана, пошла и информация в интернете. Видеозапись: лежит парень в «позе эмбриона». Мимо пробегают беркутовцы. Каждый не пропускает возможности и на бегу, между делом, лупит его дубинкой. Которые поленивее, футболят сапогом. Посчитали – эмбриону досталось не меньше тридцати ударов. В ходе освобождения места для елочки догоняют аж возле Бессарабки и дубинами, дубинами. Полное гендерное равенство: парней и девушек лупят одинаково. Десятка два избитых смогли добежать до Михайловского монастыря. Монахи впустили их и закрыли ворота перед озверелым «Беркутом».

И тут Киев встал. К полудню на Майдане было уже тысяч сто. Требование: отставка министра внутренних дел и суд над беркутовцами. К суду дело таки пошло: стало известно, что ребят, которые с черепно-мозговыми травмами оказались в больнице, привлекают к уголовной ответственности за нарушение общественного порядка. Майдан шумел. Майдан заявил, что будет стоять до победы.

Меня часто спрашивают: что значит – Майдан решил? Кто именно? Назови фамилию! Нет фамилии. Деловые мужички потащили из гаражей палатки. Веселые ребята, помнящие Майдан 2004-го, явочным порядком заняли первый этаж Киевсовета: в 2004-м тогдашний мэр Омельченко по своей инициативе пустил туда народ – погреться, мобильники заряжать, переночевать в тепле. Явочным порядком народ занял, как и в 2004-м, Дом профсоюзов, пообещали оформить это как аренду, что впоследствии и было сделано. Добровольцы начали потихоньку разбирать горы металлоконструкций многострадальной елки и сооружать по периметру баррикады.

А президент молчал. Президент планировал длительный вояж в Китай, затем нужно было поехать на Мальту (правительство Мальты, подумав, приглашение отменило), по дороге заехать в Сочи и полюбоваться на Олимпийские объекты…

На следующий день, 1-го декабря, Крещатик был полон. Было тысяч 500. Вплотную от Бессарабки до Европейской площади, полная чаша Майдана, забиты склоны возле Октябрьского дворца…

Требования народа: «Беркут» – под суд, министра – под суд, правительство – в отставку, президента – туда же. Выступающие лидеры оппозиции орали что-то про евроинтеграцию – это уже было неинтересно и неактуально.

Появилась идея – идти штурмовать администрацию президента. В этой идее много чего-то тухлого. Во-первых, не было в ней ни малейшего смысла – воскресенье, в администрации только охрана. Во-вторых, абсолютно нереально, администрация – это бывшее здание ЦК, построенное так, что штурмовать его может разве что десантная дивизия, подкрепленная штурмовой артиллерией.

Однако пара сотен пошла. Откуда-то взялся бульдозер, который пошел на ряд солдатиков ВВ. Осторожно, надо сказать, пошел. У народа невесть откуда взялись палки, начали швырять в ВВ камни. Несколько депутатов Верховной рады прибежали туда, попытались остановить толпу. Еще один признак тухлятины – толпа скандировала, посылая депутатов матом, причем по-русски. Самые горячие головы Майдана – ребята из «Свободы» – принципиально говорят только по-украински. Через несколько минут драки произошло почти мгновенное перестроение – ряды ВВ чуть расступились, через просвет выскочила пара сотен беркутовцев, а пара десятков штурмующих тихо нырнула за спины солдатиков ВВ, которых только что избивали. Беркутовцы дали волю дубинкам. Выглядело это как хорошо спланированная и срежиссированная провокация.

На следующий день всех задержанных привезли в суд, который конвейерным методом всем прописал два месяца ареста до рассмотрения дела судом по сути. Один из арестованных выслушал приговор в бессознательном состоянии, у него была тяжелая черепно-мозговая травма и сотрясение мозга.

По инструкциям беркутовцам запрещено бить по голове. Однако у большинства побитых травмирована именно голова.

Через пару дней власть решила с Майданом разобраться окончательно. Сотни беркутовцев двинулись в четыре утра «зачищать» Майдан. По Киеву зазвонили мобильники. Тысячи киевлян вскакивали среди ночи и мчались на Майдан. К обеду «Беркут», окруженный тысячами, ушел. Толпа мирно открывала коридор для отступления.

Я долго ломал голову: в чем дело? Ну оставьте этих студентиков в покое. Расскажите, что с Европой промашка вышла, недоучли чего-то, что ассоциацию позже подпишете, через полгодика. Рассосалось бы с приходом настоящих морозов. Не дали рассосаться. Собрался майдан. Объявите об отставке министра, назначьте тягомотное служебное расследование. И майдан увянет, рассосется. Нет, полезли на рожон. Я строил какие-то конспирологические многоходовки. А потом понял – нет никаких многоходовок. Тупая ненависть власти к любым шевелениям завоеванного народа.

Даже абсолютно бездействующий Майдан – кость в горле у власти. Там беспрерывно пасутся десятки корреспондентов, в том числе и ведущих западных компаний. Туда регулярно наведываются работники посольств, а то и сами послы. Приезжающие в Киев иностранные дипломаты встречаются с президентом, премьером и идут на Майдан.

На Майдане идет непрерывная тусовка, в ходе которой, после многочасовых диспутов, формируется народное мнение. Оно доносится до депутатов от оппозиции, которые тоже там постоянно тусуются. Часто депутаты выясняют, что проблемы, с которыми они носятся, совершенно не интересуют Майдан, и наоборот. Оппозиция на глазах мудреет. Тягнибок, который на первом митинге орал: «Украина превыше всего! Смерть врагам!», через пару недель вдруг заговорил об общечеловеческих ценностях.

image003_4-500x368.jpg

Майдан – университет. Со всех концов Украины сюда приезжают люди, недовольные «вообще». После майданных тусовок они возвращаются домой с четкими и ясными представлениями, могут простыми словами объяснить своим соседям, чем они и их соседи недовольны. Кстати, по соцопросам две трети постоянных майдановцев – с высшим образованием.

Майдан – будущая избирательная комиссия. Когда хлопцы с Майдана вернутся домой, вкидывать на выборах нужные голоса пачками станет намного труднее.

Власть это видит и знает. И изобретает все новые и новые провокации.

Как живет Майдан?

О структуре. Есть комендант Майдана. Отвечает за дисциплину и жизнеобеспечение. Не лезет к людям с идеологией, лишними командами. Есть сотники. Отвечают за порядок и дисциплину в своих «сотнях», образованных, в основном, по территориальному принципу. Есть десятники. Есть медслужба. Есть служба кормления. Есть охрана. Она стоит на входах, не пропускает пьяных, обыскивает подозрительных на предмет оружия, без оружия пропускает. Мелкими порциями, чтобы не создать критическую массу провокаторов. Охрана отлавливает на территории карманников и прочее жулье, передает милиции.

Каждый приезжающий находит себе дело по душе и по специальности. Плотные украинские тетки отвечают за питание. Под их командованием – десятки добровольцев, в основном киевлян, которые на Майдан – на день, на час – чем помочь? Тетки – профессиональные общепитовцы. С ловкостью профессиональных официантов на фуршете ходят девушки с подносами. На подносах – чай, кофе, бутерброды. Всем желающим.

Оборона глубоко эшелонирована. Первый эшелон – дежурный: на самом майдане дежурят ночью несколько сотен. Прямо на баррикадах. Бегают отогреваться в палатки, за палаткой дизель-генераторчик, в палатке электрообогреватель. Второй эшелон спит в Доме профсоюзов, в Киевсовете. По тревоге могут выскочить за пару минут. Третий эшелон – в Киеве. Арендуют несколько вечно пустовавших залов, гостят у киевлян, тут можно и ванну принять, и за бутылочкой с хозяином посидеть – на самом Майдане строгий сухой закон. На Новый год, правда, позволили по чуть-чуть. Четвертый эшелон – киевляне, продемонстрировавшие способность за пару часов выставить одну-две сотни тысяч человек. Пятый эшелон – ближние и дальние города, сотни автобусов с бойцами появляются через несколько часов.

Бойцы – крепкие дядьки, одетые как на зимнюю рыбалку. Много отставников, афганцев.

На главной сцене чередуются выступающие. Ночью – Гайд-парк. Тут произносятся речи, которые потом долго шлифуются в тусовках. В перерывах – концерты.

Работает народный университет. Всяческая профессура и эксперты читают лекции в спектре от устройства вселенной до принципов брендинга. Слушатели – серьезные дядьки, любознательные старушки.

В шесть утра и в шесть вечера – молитва. На сцене – небольшая толпа священников и пасторов, которые по жизни друг друга терпеть не могут. Протестанты, католики, греко-католики, православные киевского патриархата и даже московского патриархата. Чуть сбоку – мусульманский муфтий, еврейский ребе. Временами пускают и их.

Несколько раз в день поют гимн Украины. Вся площадь замирает, обнажает головы и самозабвенно подпевает.

И аура. Прихожу в мрачном настроении и через пять минут начинаю блаженно улыбаться. Атмосфера благожелательности такова, что ее можно разливать в бутылки и нести домой, припрятав на черный день.

На территории Майдана – десятки кафе и ресторанов, магазины, учреждения. Под Майданом – огромный двухэтажный торговый комплекс с брендовыми магазинами. Все работает. Ни одного разбитого окна. Чистота, стоящие на Майдане периодически берут в руки метлы.

Об обеспечении. Возле входа в штаб – скрынька, похожая на урну для голосования, объемом с полкубометра. Такие неустойчивые, в смысле долгого стояния, как я, голосуют за Майдан. Кто – десяточкой, кто двухсоткой. Какая-то пара пенсионеров принесла десять тысяч – все, что собрали себе на похороны.

Киевляне несут лекарства, крупу, палки колбасы, батоны, домашние варенички, шерстяные носочки, варежки. Нo все-таки, если анализировать ситуацию – это революция среднего класса и мелкого бизнеса. Фермеры пригоняют грузовички со своей продукцией и молча выгружают, куда скажут. Регулярно приходят пожертвования в виде грузовика дров, пары бочек горючего для генераторов. Какая-то фирма привезла и поставила на Майдане полсотни биотуалетов. Регулярно приходит сервисная машина для замены их содержимого.

О деятельности. «А давайте сегодня пойдем пикетировать Генпрокуратуру», – пара тысяч людей с национальными флагами, плакатами, дудками идет колонной к прокуратуре. Обгоняя колонну, боковыми улочками туда же мчится с десяток автобусов с ВВ и «Беркутом». На день прокуратура парализована. «А давайте сегодня пойдем уберем мусор в Мариинском парке», «А давайте…»

Появилось гениальное изобретение: Автомайдан. Созвонившись, списавшись по соцсетям, десятки автомашин отправляются пикетировать загородные дворцы «элиты». Первая акция Автомайдана – поездка в гости к Януковичу в Межигорье.

Янукович через многоходовую комбинацию с участием оффшорных фирм эту дачу приватизировал. 140 га земли, пятиметровый забор.

В Межигорье приехало не то пятьсот, не то тысяча машин. И несметное количество милиции. Покричали, погудели. Потом составили список дворцов чинов поменьше.

Об Антимайдане. Власти обидно. Тут многочисленные митинги против, а где за? Призыв власти всем выйти на акцию протеста кончается демонстрацией из трех коммунистических бабушек, ведущих коммунистического дедушку. Поэтому нужно действовать решительно. Майдан за власть состоит из: 1) согнанных распоряжением начальства учителей, дворников, медсестер и мелких чиновников. Но оставить города и веси без учителей, врачей и дворников на долгое время опасно, поэтому: 2) наемники. По украинской земле ходит куча безработных, пенсионеров, получающих минимальную пенсию, и многих прочих незанятых людей, согласных тащиться в автобусе ночь, стоять на антимайдане несколько дней за сто гривен в сутки и кормежку. Для молодежного представительства вывозятся техникумы из глубинки и даже старшие классы детских домов. Это народ ненадежный. Норовят при каждом удобном случае разбежаться на экскурсию по Киеву, в первую очередь – на Майдан. Поэтому нужна гвардия. И тут на сцену выходят 3) «титушки». Это молодые ребята, как правило, физически крепкие, нередко бывшие спортсмены, не нашедшие себя в этой жизни. Они весьма дисциплинированны. «Титушки» получают от трехсот гривен и выше.

Речи на антимайданах изумительные. B Киеве на их митинге премьер заявлял, что вступление в ассоциацию с Евросоюзом требует от нас не только легализации однополых браков, но и чуть ли не проверки начальников на гомосексуализм. Если ты – гетеросексуал, ничего не светит. В Днепропетровске древний чекист читал по бумажке получасовую речь, в которой рассказывал, что безвизовый режим Европа планирует установить с нами, чтобы отлавливать на месте молодых украинских девушек и делать из них мясные консервы: в Европе очень много голодающих безработных. Я не шучу, запись этой речи, сделанной мобильником, сам видел в интернете.

16-го января собрался парламент. В повестке один вопрос: утверждение бюджета. Оппозиция требует его детального обсуждения.

Депутаты голосуют через электронную систему. Бюджет принят. И тут же зампред говорит, что, раз есть свободное время, стоило бы рассмотреть еще пару законопроектов. Оппозиция шумит, возражает. Зампред заявляет, что, поскольку оппозиция мешает голосованию, то голосовать будем руками. Называет название закона. Кто за? Представитель счетной комиссии обращается к главе фракции партии регионов: «Сколько у вас членов фракции?» – «205». У коммунистов: «У вас?» – «30». Окончательный результат – 235 за! Зампред ставит на голосование следующий закон. Кто за? Уже без всяких опросов ответ – 235! И так за пять минут принимаются 10 законов. 90% депутатов вообще не знают о существовании таких законопроектов.

Законы дикие: за появление в местах скопления народа в противогриппозной маске – 15 суток; – за движение автомобилей колонной более пяти машин – изъятие прав у всех и конфискация машин; – за сбор информации о чиновниках – 2 года. И так далее.

Майдан ждет. Председатель парламента имеет право подписать эти законы не ранее, чем через два дня. Президент должен эти законы заветировать, даже не за содержание, а за способ принятия. Но – законы подписаны спикером и президентом за 24 часа.

На Майдане призыв: «Окружить парламент, вызвать депутатов и заставить их пересмотреть законы». Колонну встречают еще возле стадиона «Динамо», на Европейской площади в начале улицы Грушевского милиция с дубинками и слезоточивым газом…

Далее писать не стану. Что было, вы и сами знаете.

 

 

 

Евгений ГОЛЬДИНЕР

Киев

 

Евромайдан по-киевски

 

Все началось по обычному сценарию арабских революций: через социальные сети был организован митинг в поддержку вступления Украины в Евросоюз.

И не важно, что практически никто из собравшихся не прочел этого соглашения об Ассоциативном членстве, которое очень существенно ограничивало Украину в политических и экономических правах, не давая не только фактического членства или конкретных гарантий на его осуществление, но и вообще никаких преимуществ. Важно, что представители европейских посольств, выступая на митинге, заявляли: «Завтра вы будете жить как в Германии». Этого было достаточно для того, чтобы жители отсталых западных регионов Украины увидели перед собой эту манящую картину: сидишь на лужайке перед собственным домом, в гараже – новенький «Мерседес», а на счету в банке – тысячи евро. По сути, в глубине души все этого хотят. Именно поэтому, не внимая голосу разума, часть киевлян поддалась на эту сказку. Не то, чтобы они поддержали Майдан, но подумали: «А вдруг, когда будут делить миллиарды Евросоюза, меня в списке не будет?» Вот и вышли, на всякий случай, в воскресенье (в будний день, когда работать нужно, не пришли бы). Так и произошло, что киевляне сами привели в свой дом тот ужас, что начался позже.

По сути, вся история Майдана делится на несколько этапов

08-500x669.jpg

1. Мирные флешмобы на Майдане в поддержку вступления в Евросоюз. Начались они ДО намеченной даты подписания соглашений, после заявления кабинета министров о невозможности для Украины подписания такого соглашения с точки зрения национальной безопасности. Европа же на любые уступки в адрес Украины идти отказалась. Европейский представитель, господин Сикорский, заявил в ответ на предложенные президентом Украины Януковичем ответные шаги со стороны Евросоюза: «Для Украины лучшим примером должна быть Молдова, которая не торгуется».

2. Официальный отказ Украины подписать соглашение на предложенных условиях и высказанное мнение о создании трехстороннего соглашения между Украиной, Россией и Европой вместо двухстороннего. В ответ на это на Майдан выходит около тысячи человек, ночевать остается 100. Каждые выходные их становится много, в будни – в разы меньше. Но они стоят непрерывно, их становится все больше, автобусы из регионов идут регулярно. Они ночуют в палатках, разводят костры в центре города, на тротуарах валяются шприцы, пустые бутылки из под водки. Милиция никого не трогает. Нужно сказать, что начал акцию украинский тележурналист арабского происхождения, уже затем многие оппозиционеры пытались ее возглавить. Но, в конце концов, кто платил, тот и заказывал музыку, лидерами Майдана назвали себя трое: председатель ультранационалистической партии «Свобода», который до этого был известен своими заявлениям о «жидах» и «москалях», бывший боксер, а ныне хозяин еще одной партии Кличко и бывший соратник бывшего премьера Тимошенко, которая ныне отбывает наказание за уголовное преступление в колонии.

3. В рамках подготовки к Новому году были организованы мероприятия традиционного монтажа новогодней елки. Елка всегда устанавливается в одном и том же месте, но именно там был эпицентр митинга. Сейчас много споров о том, было ли место митинга выбрано специально, чтобы спровоцировать столкновение или нет, но факт остается фактом: когда работники коммунального хозяйства привезли, под охраной спецподразделения милиции, елку и украшения для нее, митингующие отказались пустить туда рабочих и начали забрасывать стражей порядка камнями, пустыми стеклянными бутылками и кусками льда. В ответ милиция повела себя так, как действует полиция в любой стране мира в ответ на хулиганские действия: попыталась обезвредить зачинщиков. Но в условиях многотысячного митинга это было ошибкой. Небольшой милицейский отряд подвергся массовой атаке и был вынужден довольно жестко защищаться. Можно спорить о правильности действий защитников правопорядка и о том, было ли это намеренной провокацией, но крики о том, что милиция избивает народ, раздались через минуту после случившегося и не умолкают по сей день.

4. И последний этап, продолжающийся до сих пор. В ответ на действия милиции майдан стал требовать уже не столько вступления в Евросоюз, сколько отставки министра внутренних дел, премьер-министра, всех сотрудников спецподразделения «Беркут», закрытия всех партий, высылки всех русских за пределы Украины, отмены Конституции, назначения своих людей на государственные посты, отъема денег у богатых, освобождения заключенных – короче, каждый что-нибудь да придумал. Последнее требование бастующих – отставка президента и досрочные выборы. Все это сопровождается следующими событиями. В Киев прибывает известный инициатор путчей и переворотов Марко Ивкович – организатор сербского «Отпора», потом были грузинская «Кмара» и украинская «Пора». Марко пытался сделать нечто подобное в России, но был выслан и получил статус невъездного. Был в Киргизии в 2010-м – когда там свергли президента Бакиева. По «случайному совпадению» после его приезда, 1 декабря, в Киеве организуется попытка штурма Администрации президента Украины с участием трактора. Попытка отражена милицией. Именно этот день стал для многих киевлян знаковым: 300 ребят-милиционеров, первые четыре часа даже без щитов, выстояли. В народе их прозвали «300 спартанцев». При столкновении были ранены и они, и штурмовики.

Возле Администрации президента (у дома с химерами) и на улице Грушевского (с двух сторон от здания украинского парламента) выставляются милицейские кордоны. Но демонстранты успели захватить здание киевской мэрии. Над главным входом вывешивается огромный портрет Степана Бандеры – ярого националиста, организатора террористических актов, направленных против евреев, поляков и русских. Правда, портрет быстро сняли, поскольку это было единственное, что осудила Европа, и заменен на изображение поэта Шевченко.

Все это время центр Киева безжалостно разрушается. Причем, как выясняют журналисты, 90% находящихся на Майдане – приезжие, с запада Украины. Все это время они строят баррикады из скамеек, урн, кованых ограждений, мешков с песком, выломанных дверей. Едят, пьют, справляют нужду где попало. Затем, с заметным опозданием, происходит попытка властей Украины решить проблему в правовом поле: принятие в парламенте законов, ограничивающих полномочия власти, с одной стороны, и народа, с другой. Например, закон о запрете ношения масок, скрывающих лицо, во время демонстраций. В ответ начинаются штурмы. Бутылки с «коктейлем Молотова» с подожженным бензином и керосином летят в спецназ, десятки раненых среди работников органов правопорядка со страшными ожогами попадают в больницы. Но власть усвоила урок, правда, с перехлестом: милиции дан строгий запрет отвечать на любые действия демонстрантов. И они просто стоят. Под градом булыжников брусчатки, под огнем, под петардами, которые выстреливают прямо в них, под обстрелом из травматического оружия, под ударами металлическими прутьями и бейсбольными битами. Стоят и не уходят с позиций.

И еще одно событие вызывает много вопросов. Представители демонстрантов объявляют, что два человека из их числа обнаружены мертвыми с огнестрельными ранениями. Милиция пытается получить доступ к трупам, но ее не пускают; наконец, на второй день трупы удается осмотреть. Эксперты констатируют гибель от пулевого ранения. Одним борцом за украинскую демократию оказывается представитель армянской военной группировки, другой – житель Белоруссии. В пресс-центре МВД утверждают, что огнестрельное оружие бойцам милиции даже не выдано. На своей странице в Фейсбуке оппозиционные депутаты и активисты майдана призывают к расправе над милиционерами, выявлению их адресов. Один бывший кандидат в депутаты открыто дает инструкции: находить дома милиции и бойцов спецподразделений и избивать и насиловать их жен и детей, поджигать их дома. На следующий день возле общежития, где проживают бойцы спецподразделения, находят труп милиционера. Экспертиза устанавливает, что все три человека убиты из одного оружия – гладкоствольного охотничьего ружья.

Еще событие. Некий психически неуравновешенный активист Майдана обливает себя бензином, прорывается через кордон милиции и угрожает самосожжением. Милиционеры сорвали с него всю одежду, и он, успокоившись, залез в их автобус. В интернете же появляются фото раздетого мужчины в окружении милиции и описываются зверства бойцов.

Нужно сказать, что все эти события происходят регулярно, тем самым подогревая настроения Майдана. Лишь только люди начинают немного успокаиваться, появляется подобная история. То это избитые журналисты, то несовершеннолетние активисты. Затем поджигается жилой дом вблизи парламента Украины, пожарные машины проехать не могут, и приходится применять самые примитивные средства: ведра, тряпки и песок. Никто не пострадал, но цифра имущественного ущерба каждый день продолжает расти.

Новый виток, особо жесткий, события получают 19 января. На улице Грушевского, возле стадиона «Динамо», примерно в 15:00 – вскоре после очередного народного вече – несколько сотен радикально настроенных людей попыталась прорваться через блокпост сил МВД к зданию парламента. В ходе конфликта правоохранителей стали забрасывать бутылками, камнями и кусками выломанного асфальта, петардами. Уже в процессе столкновения подтянулось еще несколько тысяч участников антиправительственной акции протеста. Милиция ответила протестующим светошумовыми гранатами, гранатами со слезоточивым газом, резиновыми пулями и водометами. Число пострадавших с обеих сторон исчисляется десятками. Протестующие сожгли несколько автобусов и грузовиков правоохранителей.

Desyat-fotografij-pokazy-vayushhih-chto-ukrainskih-protesty-napolneny-yadovity-m-natsizmo6-500x332.jpg

А напоследок банды осуществили попытки захвата областных госадминистраций. Практически во всех западных областях они увенчались успехом, а на Востоке, в Одессе и в Крыму нападающие получили отпор от милиции и местных отрядов самообороны.

Была попытка захватить здание министерства энергетики в Киеве. Министр встретил нападающих в холле и заявил, что атомные электростанции – не игрушка в руках неандертальцев, и в случае, если все активисты через минуту не покинут здание, он будет вынужден обратиться к лидерам европейских государств и скажет, что ответственность за безопасность Европы больше не несет. Молодчиков не стало за 45 секунд

После всего этого нужно ответить: что же мы имеем на сегодняшний день? Власть всеми силами пытается решить конфликт максимально мирным путем. Уступки, на которые она пошла, поистине огромны: созыв внеочередной сессии парламента, предложение поста премьер-министра одному из лидеров оппозиции, другому же – заместителя премьер-министра в обмен на вывод с Майдана людей. Третьему, правда, ничего не предложили. То ли потому, что не позволит Запад отдать пост тому, кто призывал бить «жидов», то ли потому, что особо не отличился. Ну, и напоследок власти пошли на пересмотр соглашений с ЕС. Лидеры согласились. И вот тут кульминация. Когда они вышли сказать об этом народу, оказалось, что народ их отказывается слушаться! И тогда стало понятно, что вся эта масса людей абсолютно неуправляема, что лидера она не имеет, а живет как единый примитивный организм, что их требования не могут быть выполнены никогда, что они уже давно представляют не часть населения Украины, а лишь самих себя. Правда, их немало. Но, в масштабах сорокапятимиллионной Украины, и не так уж много: не наберется и двадцати тысяч. И эта кучка головорезов держит в страхе всю страну!

Кто же они? Костяк бастующих представляет собой так называемый Правый (Красный) сектор. Это обученные боевики, явно обладающие опытом зарубежных кампаний, ничего общего не имеющие с украинскими казаками. Собственно, они и в Евросоюз не хотят по непонятным причинам, сами об этом заявляют. Они хотят одного – самим порулить. Причем, без посредников в виде Кличко и компании. Их слушаются. Они как сержанты-морпехи для новобранцев, в среде юнцов-студентов они окружены ореолом романтики. Но романтики там нет и в помине. Они готовы на любые провокации и абсолютно безжалостны. Ступенью ниже стоят так называемые ультра, сформированные из боевых отрядов футбольных болельщиков. Именно они перемещаются по регионам, как стая красных волков из «Маугли» – без мыслей, без страха, без идеалов. Ну, и внизу пирамиды – те самые идеалисты, верящие, что завтра, как только уберут президента, в стране все станет хорошо. Особенно крупным дефектом их розовых очков является то, что все те, кто сегодня официально представляет Майдан, уже были во власти и никто из них не зарекомендовал себя как грамотный политик. А уж совсем приступочком этого площадного люда является куча бездомных, съехавшихся со всей Украины на этот праздник бесплатной еды, бесплатного алкоголя, бесплатного ночлега.

А что же власть? Этой загадкой мучаются все. Почему она молчит?! Некоторые оптимисты усматривают в ее действиях тонкий расчет и поистине высочайшую интригу, другие – элементарную трусость, третьи полагают, что во власти произошел конфликт денежных интересов и решить его пытаются тупым шантажом с применением народа. Кое-кто считает, что никакой власти вообще нет, а есть просто механизм с говорящими головами, и, если механизм дает сбой, головы не знают, что делать.

А народ? Народ в шоке. Одни видят в этом «Белую гвардию» и «Собачье сердце». Другие – приход к власти Гитлера в 1933 году.

Пожалуй, затянувшемуся конфликту не рад уже никто, но ситуация напоминает пат – куда ни пойдешь, везде проигрыш. Кто-то вступает в отряды самообороны или, наоборот, поддержки Майдана, кто-то продолжает жить и работать (справедливости ради нужно сказать, что революция заметна только в центре, а так… Свет, газ, вода, продукты, бензин – все есть. Вот недавно в бутике Гуччи о скидках объявили…). А что же Россия? Россия обращается ко всем лидерам европейских государств и США с призывом воздержаться от вмешательства во внутренние дела чужой страны.

На сегодняшний момент в Украине процесс переговоров власти и оппозиции в тупике. Просто непонятно, с кем говорить. Судите сами.

Лидеры оппозиции – Кличко, Яценюк, Тягнибок – потребовали освободить задержанных участников Майдана, которые были арестованы после нападения на сотрудников милиции во время штурмов и нанесения последним тяжких телесных повреждений – в ответ Янукович предложил генеральному прокурору изменить в отношении арестованных меру пресечения (освободить до суда).

Лидеры оппозиции потребовали вернуть Конституцию 2004 года – были приняты технические решения, как это можно сделать

Лидеры оппозиции выразили идею о решении вопроса по референдуму – было решено создать комиссию по принятию Закона о референдуме и о внесении соответствующих изменений в Конституцию.

Лидеры оппозиции выдвинули требование о смене состава членов избирательной комиссии – власть согласилась. Более того, президент предложил должность премьер-министра Украины одному из лидеров оппозиции, Арсению Яценюку, и, если он согласится, отправить в отставку все правительство. Должность вице-премьера по гуманитарным вопросам была предложена Кличко. Президент счел, что только совместными усилиями можно разрешить существующий кризис.

В ответ на все эти требования Янукович выдвинул одно – освободить Майдан и все захваченные здания. На это лидеры согласились.

Нужно отметить, что не было никаких предложений по экономике, пенсии увеличить или больницы отстроить, по государственному устройству, да и по вступлению в Евросоюз – просто торговля.

И что же дальше?

А дальше оказалось, как уже было сказано, что Майдан не подчиняется тем, кто называет себя его лидерами. Выйдя к митингующим с отчетом о переговорах, Арсений Яценюк заявил, что такое предложение – признак того, что власть не умеет и не хочет нести ответственность за страну. «Ну, а мы, – заявил он, – умеем и хотим, поэтому мы согласны». Но Майдан согласия на это не дал, и главное и единственное условие властей – освободить захваченные объекты – выполнять отказался. Лидеры были озадачены. Хотя они догадывались, что не имеют реального контроля над происходящим. Яценюк говорил с трибуны, пытаясь откреститься от экстремистских действий: «Отзовите своих провокаторов с Банковой. Ни одна оппозиционная политическая сила не имеет отношения к тому, что происходит».

Чего же хочет реальная сила Майдана? Насчет ассоциации с ЕС мнения расходятся. Но в целом к требованиям, озвученным так называемыми оппозиционными лидерами, добавляются еще некоторые, довольно радикальные. Это отставка Януковича, досрочные выборы в парламент, прекращение всех силовых действий властей (что означает полную безнаказанность за любое преступление бастующих), прекращение всех уголовных дел над участниками Майдана, в том числе по убийствам милиционеров (уже трех), привлечение к ответственности действующего правительства, переформатирование милиции, роспуск спецподразделения «Беркут» и создание нового спецподразделения. И последний пункт, явно перекликающийся с требованием изменения силовых структур – узаконивание спортивно-патриотических организаций (читай: создание собственной законной националистической армии).

Что касается будней Майдана, то они не очень изменились. Так же все время поют гимн Украины, строят баррикады посреди некогда мирного и роскошного города, обвиняют власти в похищениях своих активистов, которые потом чудесным образом находятся, все так же ищут предателей и устраивают над ними показательный самосуд под пристальным вниманием прессы. Все те же надписи «Комендатура» на Майдане, режущие глаз тем, кто помнит или читал о войне. Милиция и «Беркут» продолжают стоять день и ночь у домов президента и парламента, а киевляне носят им еду и теплые вещи…

И последнее. Что же реально предприняли власти? Этот вопрос занимает умы всех, кто следит за развитием событий. Премьер-министр Николай Азаров подал в отставку, которую президент принял. Парламентом страны принят закон об амнистии всех участников Майдана при условии освобождения всех улиц, зданий и дорог на территории государства в пятнадцатидневный срок. Час Икс наступит 12 февраля. Подождем.

 

 

 

Зоя ПИРОЦКАЯ

Киев

 

Share this post


Link to post
Share on other sites

Задолбали эти хохлы со своим эвромайданом - нация импотентов - и дальше идти не хотят, и кончить не могут

Share this post


Link to post
Share on other sites

Задолбали эти хохлы со своим эвромайданом - нация импотентов - и дальше идти не хотят, и кончить не могут

Не-не-не... Это типа наши "братья", как твердят наши укрофилы и интеграторы...

Share this post


Link to post
Share on other sites

×