Jump to content

Archived

This topic is now archived and is closed to further replies.

OGOGO

«Если бы я не знал, что это глупость…». Пётр Сквечиньский для wPolityce.pl о гданьской скульптуре, российском после и о том, кому этот скандал выгоден

Recommended Posts

«Если бы я не знал, что это глупость…». Пётр Сквечиньский для wPolityce.pl о гданьской скульптуре, российском после и о том, кому этот скандал выгоден

 

 

bb8d43581898c89f5f238c5276e12b86.jpg

 

Я скажу прямо – скульптура (говоря новомодным языком, следовало бы сказать – «художественная инсталляция»…), представляющая sołdata, насилующего беременную женщину, мне вообще не нравится.

 

Однако прежде, чем я разъбъясню, следовало бы сказать главное. Так вот, давайте не позволим свести нас с ума. Мы в свободной стране. Какой-то жаждущий славы художник или «художник» что-то там где-то поставил. У него не было требуемых разрешений, так что это нечто сразу же исчезло. Вот и всё. Масштаб инцидента микроскопический.

 

Если, конечно, не хотеть насильно раздувать его, чтобы добиться политического эффекта. Именно этого явно желает посол Российской Федерации, который выступил с очень резким заявлением в связи с этим делом. Он выступил с ним только в среду, то есть не по горячим следам, а уже после консультаций с Москвой. Следовательно, не подлежит сомнению, что Кремль не только не хочет оставить это дело без внимания (а мог бы, правители России, когда хотят, то демонстрируют удивительный прагматизм), но совершенно наоборот – жаждет раздуть его. И что весь этот инцидент весьма выгоден кремлёвской элите. Потому что он идеально подходит в качестве очередной иллюстрации к нарративу о плохом Западе, угрожающем бедной России.

 

Так что всё это дело не нравится мне потому, что, если бы его не было, то с точки зрения Кремля его следовало бы выдумать, то есть – используя классическую фразу – «если бы я не знал, что это глупость, я подумал бы, что это провокация». Но не только поэтому. Ещё по нескольким причинам.

 

Во-первых – нечто такое, как натуралистическое изображение изнасилования, вообще не должно находиться в публичном пространстве. Никогда, ни под каким предлогом. Закрытая галерея – это было бы другое дело.

 

Во-вторых – основной принцип гласит, что следует уважать чувство собственного достоинства. Достоинства каждого народа. Чувство собственного достоинства и собственной ценности русских опирается на миф Великой Отечественной Войны, которая является, как определил это один польский ксёндз, в совершенстве знающий эту страну, их единственной настоящей религией. Невозможно представить ничего более болезненного для русского, нежели удар по этому мифу.

 

Если же чьё-то чувство собственного достоинства не уважается – а «инсталляция» гданьского студента очевидным образом оскорбляет достоинство русских – то можно ожидать соответствующего ответа. Поляки на разных войнах вели себя, скажем так, по-разному. «И эти познаньские сукины сыны, мне уже докладывают, что вся полоса, по которой они прошли, готова поднять восстание против нас», - писал в 1920 году Пилсудский из Киева о великопольских полках… Это можно использовать как нельзя лучше.

 

В-третьих – такого типа действия ставят в исключительно неловкое и глупое положение тех немногочисленных русских, которые являются нашими друзьями (это не значит, что подавляющее большинство – наши враги, подавляющее большинство россиян просто не интересуются нами). И которые убеждают своих соотечественников, что поляки, правда, против путинской системы, но к русским как народу они негативно не относятся.

 

В-четвёртых – изнасилования, совершённые русскими в Польше, не придуманы. Массовые изнасилования касались, прежде всего, немок, бывали также часты на территориях национально смешанных, потому что у русских была тенденция воспринимать их население просто как немцев. Случались также, хотя и в меньшем масштабе и, скорее, в индивидуальной форме также и в центральной Польше. Но десятилетиями об этом молчали. Причиной такого явления сначала была коммунистическая цензура, а потом – общая установка под названием «давайте выберем будущее» и не будем возвращаться к старым ранам. Но прежде всего, видимо, сам вид ущерба, каким является изнасилование, склоняющее жертв и их семьи, особенно в консервативных обществах, скорее, к молчанию, нежели к обнародованию дела. Нечто переживаемое, но удерживаемое под спудом, часто, в конце концов, пробивается наружу неконтролируемым образом.

 

В-пятых – думая обо всём этом, стоит, однако, помнить, что, согласно формулировке Павла Гертца, «они нас не освободили, но они спасли нам жизнь». Мы, после евреев, были следующие в очереди на уничтожение. Немцы не успели истребить нас только потому, что раньше их победили русские. Эти последние не руководствовались при этом, конечно же, полонофильством, но стратегической логикой. Тем не менее – нельзя сказать, что этот факт совсем не имеет значения.

 

И наконец, в-шестых – мы помним многочисленные скандалы, вызванные различными одержимыми псевдо-художниками типа Дороты Незнальской. «Инсталляции», ценность которых в смысле искусства равнялась нулю, а весь смысл сводился к попытке оскорбления чьих-то чувств. Тогда мы были против разных Незнальских. И я не вижу причины, ради которой мы сейчас должны были бы изменить своё мнение о подобного рода «художниках» и их методе добиваться славы.

 

Пусть весь этот недостойный скандальчик как можно скорее умрёт естественной смертью. Давайте не будем помогать тем, кто старается продлевать и усиливать его. Нам не должно быть с ними по пути.

 

 

wPolityce

 

„Gdybym nie wiedział, że głupota…” Piotr Skwieciński dla wPolityce.pl o gdańskiej rzeźbie, rosyjskim ambasadorze i tym, kto na skandalu zyska

Share this post


Link to post
Share on other sites

×