Jump to content

Archived

This topic is now archived and is closed to further replies.

rain

I научная конференция по делу Смоленска – Это был хорошо подготовленный взрыв

Recommended Posts

Лешек Мисяк, Гжегож Вежхоловский

 

I научная конференция по делу Смоленска – Это был хорошо подготовленный взрыв

 

 

okladka_41c.jpg

 

- Смоленская катастрофа, вероятнее всего, произошла в результате взрыва, а на землю самолёт упал, предварительно распавшись в воздухе, - сказал профессор Пётр Витаковский из Горно-Металлургической Академии.

Подобную версию представили большинство учёных, которые приняли участие в научной конференции, посвящённой трагедии 10 апреля 2010 года.

 

Профессор Пётр Витаковский, автор множества научных публикаций и патентов, председатель организационного комитета и член президиума научного комитета смоленской конференции – встречи учёных, посвящённой исследованиям смоленской катастрофы методами точных наук.

 

В своём выступлении профессор Витаковский проанализировал документированные авиакатастрофы, разделив их на четыре категории – в зависимости от того, сопутствовал ли аварии взрыв, и упал ли самолёт на землю целым или фрагментами. Учёный сопоставил в докладе такие разные случаи, как авиакатастрофа в Кабацком Лесу (1987 год), авиакатастрофа в Океньце (1980 год), авиакатастрофа Ту-204 в аэропорту Домодедово (2010 год) и теракт над Локерби (1988 год). Он проанализировал разброс фрагментов, характер повреждений и обстоятельства каждого события (почти идентичное сопоставление произвела в мае 2010 года «Газета Польска»); он также показал снимки катастроф самолётов, которые упали на землю колёсами вверх и вовсе не подверглись фрагментации, характеризующей состояние остова польского Ту-154.

Убедительная презентация профессора Витаковского закончилась мощным выводом: характер разрушений Туполева № 101 и вид места катастрофы под Смоленском указывают, что эту трагедию следовало бы включить в категорию катастроф, которые сопровождались взрывом, а распад самолёта произошёл ещё до падения его на землю.

 

- Образ деформации корпуса указывает, что его разрушение должно было наступить вследствие действия центробежных сил, следовательно, корпус был разорван, а не сдавлен, - констатировал учёный.

 

С основным выводом его доклада – полностью оспаривающим утверждения доклада МАК и комиссии Ежи Миллера – согласились многие другие учёные, которые представили свои исследования на Смоленской конференции.

 

Вид остова свидетельствует о взрыве

 

Анализом места, в котором 10 апреля 2010 года разбился Ту-154, занялись на конференции - кроме профессора Витаковского – двое учёных из-за границы.

 

Первый из них, инженер Крис Чешевский, профессор и преподаватель в Warnell School of Forestry и Natural Resources University of Georgia в США, представил предварительный сравнительный анализ спутниковых высокого разрешения снимков территории катастрофы. По мнению Чишевского, разброс обломков самолёта и их положение свидетельствуют о том, что смоленская катастрофа не была результатом столкновения самолёта с землёй, но, скорее всего, результатом взрыва, который предварил столкновение.

 

К ещё более далеко идущим выводам пришёл доктор инженер Гжегож Шулядзиньский из австралийской фирмы Pty Ltd, эксперт парламентской комиссии по вопросам смоленской катастрофы. Из его изысканий однозначно следует, что разрушения, которые видны на разбившемся Ту-154, могли быть вызваны только взрывами, которые произошли внутри самолёта. Учёный продемонстрировал, как выглядят взрывы в цилиндрических напорных сосудах. Оказалось, что идентичные последствия вызвали силы, которые взорвали корпус Туполева.

- Корпус – это такая большая цилиндрическая труба, закрытая с обеих сторон. Если подвергнуть её высокому внутреннему давлению, то она лопается вдоль. Это фундаментальные принципы механики, - сказал доктор Шулядзинський «Газете Польской».

 

По мнению Шулядзиньского, для повреждения корпуса достаточно относительно небольшого количества взрывных материалов, а характер разрушений определяется размещением взрывных устройств. Эксперт также высказал своё отношение к мнимому удару Ту-154 о берёзу – по его мнению, это взрыв в левом крыле, а не столкновение с деревом, привёл к уничтожению этой части самолёта.

- Нет ничего, что подтверждало бы развитие событий, представленное в докладах государственной комиссии, - констатировал доктор Шулядзиньский.

 

Хорошая подготовка, многоточечный взрыв

 

Выводы Чешевского и Шулядзиньского дополнял реферат доктора инженера Вацлава Берчиньского, конструктора Военно-Космического Отдела Боинга. Берчиньский провёл анализ напряжений в элементах структуры Ту-154 после его распада.

- Структура самолёта, части его покрытия подверглись давлениям, которые не были предусмотрены в конструкции. Это должна была быть какая-то большая сила, а точнее – давайте называть вещи своими именами – взрыв, который вырвал заклёпки, а потом разорвал обшивку, - сказал доктор Берчиньский.

 

По его мнению, сила удара падающего самолёта не могла вызвать повреждения в таких масштабах, которые мы наблюдаем. Так же, как столкновение с деревом не в состоянии было привести к такому разрушению левого крыла, в частности, отрыву верхней и нижней обшивки от рёбер и балок.

- Это результат огромного внутреннего давления, - объяснил он.

 

Большой интерес вызвало выступление профессора Яна Обренбского с факультета Сухопутной Инженерии Варшавского Политехнического Института ( Лаборатория Сопромата, Теории Упругости и Пластичности). Описав способ повреждения маленького фрагмента Ту-154 № 101, он констатировал, что причиной катастрофы должен был быть многоточечный взрыв.

 

Профессор Обренбский доказал это путём точного, непосредственного осмотра фрагмента самолёта, деформированного таким образом, который не оставлял больших сомнений: исследуемая часть была разорвана, некоторые из находившихся в ней заклёпок были вырваны, а края фрагмента отвёрнуты. Это указывает на разрыв изнутри, а не сдавливание после падения с высоты.

- Повреждения вызваны, я полагаю, взрывом. Чем дольше я рассматриваю это, тем более я уверен. Можно подозревать, что это был хорошо подготовленный многоточечный взрыв, который, например, отрезал крыло, - подвёл он итог.

 

Траектория полёта подтверждает гипотезу взрыва

 

Рефераты, связанные с траекторией полёта, и цифровое моделирование только подтвердили то, что было сказано в ходе презентаций, касающихся места катастрофы и аспектов прочности.

 

Профессор Казимеж Новачик, стоящий во главе группы экспертов парламентской комиссии по вопросам смоленской катастрофы, представил анализ записей аппаратуры TAWS и FMS, установленных в правительственном Туполеве. Из него следует, что самолёт не столкнулся с берёзой, но пролетел над нею, находясь на высоте 20 метров над землёй; следовательно, он не мог утратить в результате столкновение большой фрагмент крыла.

 

Что произошло потом? В течение двух секунд Ту-154 летел согласно курсу и поднимался, достигнув в том месте, где было зарегистрировано последнее сообщение системы TAWS (устройство, предостерегающее перед сближением с землёй), высоты около 35 метров над землей. За этой точкой (144 метра за берёзой) машина произвела резкий поворот налево, не согласующийся с её аэродинамикой. Таким образом, это другое столкновение, а не мнимое столкновение с берёзой было причиной перемены направления полёта – вопреки тому, что утверждает комиссия Миллера.

 

Профессор Веслав Биненда из University of Akron – другой эксперт парламентской комиссии – представил, в свою очередь, симуляции поведения крыла и корпуса Ту-154, созданные при помощи специальных компьютерных программ. Он подчеркнул, что отсутствие повреждения передней кромки в месте отрыва крыла, его внутренние повреждения, вырванные заклёпки, а также положение сломанной берёзы в направлении перпендикулярно полёту самолёта свидетельствуют о том, что взрыв может быть причиной отрыва фрагмента крыла. Учёный представил также интересную симуляцию, разработанную американскими специалистами из Sandia National Lab в 2008 году, которая показывает возможность раскрытия корпуса перед ударом о землю вследствие внутреннего взрыва, - визуализация эта подтверждает версию о взрыве доктора Шулядзиньского.

 

Исследования, представленные профессором Бинендой, опровергают версию МАК и комиссии Миллера. Как доказал учёный, левое крыло не могло оторваться вследствие удара о берёзу; о распаде самолёта в воздухе свидетельствуют отсутствие кратера и большой разброс обломков; в пользу взрыва в корпусе говорит открытие его стенок наружу. Если бы не было взрыва, задняя часть корпуса, а также правое крыло должны были бы остаться целыми, а большинство пассажиров (в центральной и задней части самолёта) должны были выжить – констатировал профессор Биненда.

 

«Мы присягали истине»

 

На Смоленской конференции были представлены также другие необычайно интересные доклады. Доктор Яцек Герас из Технологически-Естественного Университета в Быдгощи представил анализ топливной системы, а также возможности взрыва топливно-воздушной смеси в Ту-154. Марек Домбровский, сотрудник группы Антония Мацеревича, дополнил результаты исследований профессора Новачика реконструкцией положения самолёта, созданной на основании показаний радиовысотометра; он продемонстрировал, что приведённые в докладе Миллера цифры, касающиеся радиовысоты, были занижены и не совпадают с фотографиями, показывающими следы срезов на деревьях вокруг места катастрофы. Доктор инженер Ян Блащик, сотрудник Военной Технической Академии на пенсии, предложил расчётную модель структуры крыла в разрезе контакта с берёзой. Профессор Ян С. Яворский представил анализ химического состава обломков самолёта, о котором недавно писала «Газета Польска». Профессор Анджей Фляга из Краковского Политехнического Института указал на необходимость проведения моделирующих исследований в аэродинамической трубе, что позволило бы подтвердить гипотезу разрушения Ту-154 взрывом в воздухе.

 

На Смоленской конференции присутствовали представители научных кругов, близкие жертв смоленской катастрофы (в том числе Эва Кохановская, Люцина Гонгор, Анджей Меляк, Беата Госевская, Ядвига Госевская, Дариуш Федорович) и авиационные эксперты (среди них Кшиштоф Залевский из журнала «Авиация»). Был также Антоний Мацеревич, председатель парламентской комиссии по вопросам смоленской катастрофы.

 

Профессор Пётр Витаковский, глава организационного комитета Смоленской катастрофы, объявил, что это лишь начало цикла научных встреч, которые будут происходить под этим названием; через какое-то время пройдут, может быть, подобные конференции юридической, медицинской и социологической тематики. Он также напомнил собравшимся, что научные сотрудники в Польше приносят присягу, что будут искать истину, даже если она недобна. Увы, этого не услышали члены комиссии Ежи Миллера, которые, несмотря на посланные им приглашения, не приняли участия в работе конференции.

 

 

 

http://www.gazetapol...owana-eksplozja

 

Leszek Misiak, Grzegorz Wierzchołowski

 

I konferencja naukowa w sprawie Smoleńska - To była dobrze przygotowana eksplozja

Share this post


Link to post
Share on other sites

×