Jump to content

Archived

This topic is now archived and is closed to further replies.

Untoilerant

Разделяй и властвуй. Как ЕС использует Ирландию для контроля над Брекситом. (Spectator)

Recommended Posts

https://www.spectator.co.uk/2018/10/divide-and-rule-how-the-eu-used-ireland-to-take-control-of-brexit/

cover_20181020.jpg?auto=compress,enhance

 

James Forsyth

20 October 2018

9:00 AM

 

Благодаря собственной некомпетентности Тереза Мэй стоит перед безнадёжным выбором.

 

История Британско-Ирландских отношений слишком часто представляла собой одно сплошное непонимание. Если считать с 1066 года и поныне, то взгляды по эту сторону пролива св. Георга выглядят так: «Всякий раз, как Англия пытается решить Ирландский вопрос, Ирландия этот вопрос меняет». Но нынешняя проблема Терезы Мэй в том, что на этот раз Ирландия (и Европейский Союз) не меняют вопрос, а просто ждут такого ответа, который является неприемлемым для госпожи Мэй и её кабинета.

К изумлению многих ирландская граница превратилась в ключевой вопрос Брексита. В настоящее время существуют серьёзные и постоянно растущие опасения, что эта проблема приведёт к тому, что Британия и ЕС не достигнут соглашения о выходе, что повлечёт за собой ужасные последствия.

 

Легко заметить, почему эта проблема не привлекала к себе такого внимания во время референдума. Через ирландскую границу длинной чуть более 300 миль объём торговли составляет 6 млрд, а торговый оборот Дувр-Кале превышает его в 20 раз. Но проблему стала трудноразрешимой из-за того, что ЕС заявляет, что все остальные торговые вопросы должны ждать её разрешения, и хочет, чтобы ситуация с Ирландией разрешилась до формального выхода Великобритании из ЕС в марте.

 

Решение, которое предлагает ЕС, является сырым. Он хочет сохранить свободную торговля на острове Ирландия и, если необходимо, накладывать ограничения на торговлю между Великобританией и Северной Ирландией. То что это является гарантией Белфастских соглашений (соглашение о политическом урегулировании конфликта в Северной Ирландии) — всего лишь риторическая уловка. Это план ЕС нарушает хрупкое равновесие, установленное Белфастом, сильнее чем сам Брексит. Он может облегчить Северной Ирландии отход от Великобритании и вовлечь её в орбиту Дублина. По плану Барнье (европейский комиссар по внешней торговле), если североирландский бизнес будет возражать против такого решения, то следует пролоббировать членов Ирландского парламента, и не надо быть приверженцем политического движения «Ольстер говорит НЕТ» (противники Белфастского соглашения), чтобы не считать такую угрозу статусу Северной Ирландии слишком высокой и даже провокационной. 

 

У ЕС по Брекситу существует три непреложных условия. Британия должна согласиться с суммой будущих выплат прежде, чем мы узнаем, что получим за эти деньги. Потом, ЕС хочет закрепить права тех трёх миллионов граждан ЕС, которые проживают в Великобритании (что довольно легко). И последнее условие — Ирландия. Эта часть не имеет абсолютно никакого смысла — как можно урегулировать соглашение по Ирландской границе, если мы не знаем в каком состоянии будет торговля после Брексита? 

 

Однако, ЕС желает включить ирландский вопрос, чтобы показать, что это маленькое государство член ЕС не пострадает от своего большого соседа. Как мне недавно сказал один министр: «Британцы не совсем понимают, что ЕС рассматривает себя не как послевоенное мирное соглашение, а как способ остановить давление больших государств на малые». Грекам на это остаётся только криво усмехнуться.

 

Важнее то, что ЕС понимает, что настаивая на прогрессе в отношении Ирландии, он связывает Британии руки в ведущихся торговых переговорах. А если Британия к тому же, как это планируется, согласится подписать денежные обязательства, то Брюссель заставит нас выложить козыри ещё до начала основных переговоров. И он соблазнительно близок к этой цели.

 

В своей предвыборной панике Тереза Мэй согласилась на эту странную последовательность переговоров: соглашение по деньгам, соглашение по Северной Ирландии, а потом всё остальное. Хуже всего, что она согласилась с тем, что любое дополнительное обустройство границы неприемлемо из соображений безопасности. Таким образом было исключено наиболее очевидное решение — использовать новейшие технологии. Вот почему переговоры так тянутся: каждый раз, как их приостанавливает ЕС, на Терезу Мэй оказывается давление дома, и тем самым возможности ЕС расширяются. 

 

На различных этапах переговорщики от Мэй считали, что они тут самые умные, и надеялись распространить соглашение по ирландской границе на всю территорию Великобритании. В конце концов, то что может работать на ирландской границе точно также можно распространить и на Английский канал. Ещё в прошлом месяце правительство считало, что таким образом может надавить на ЕС и заставить его действовать в соответствии с Чекерс планом (открытый документ по перечню мер по выходу из ЕС), чтобы те видели, что фактически Великобритания остаётся в едином рынке товаров и сохраняет кое-какие преимущества от членства в таможенном соглашении, на том основании, что это единственное, что может сработать на ирландской границе. Но, несмотря на оптимистические речи со стороны Ирландии, на Брюссель это не оказало никакого влияния и было в жёсткой форме отвергнуто в Зальцбурге председателем Европейского Совета Дональдом Туском.

 

Теперь госпожа Мэй оказалась в неудобной позе. В декабре она подписала план, в котором говорится, что если переговоры не увенчаются успехом, то Великобритания предложит гарантии Северной Ирландии. Которые бы «сохранили полное соответствие тем правилам внутреннего рынка и таможенным законам, которые бы ныне или в будущем поддерживали бы сотрудничество всей островной экономики по оси Север-Юг и защитили бы соглашение 1998 года». Это что-нибудь значит? Нет. Из Даунинг стрит 10 тут же раздалось сообщение для министров, что это почти ничего не значит, а просто даёт уверенность в том, что британские стандарты не ниже европейских. Не волнуйтесь, утверждают из десятого дома, со временем всё станет ясно.

 

Однако, один из многих примеров некомпетентности британского правительства в ходе данного процесса состоит в том, что оно не пыталось оформить своё видение в письменном виде. Когда ЕС издало собственное юридическое обоснование, стало ясно, что уверения из десятого дома были ложными. Госпожа Мэй подписала соглашение о том, что если переговоры провалятся, то Северная Ирландия будет подчинятся правилам ЕС, даже если Великобритания будет против. Она поставила себя перед выбором: смягчить Брексит до неузнавания или уйти из Ольстера. Мэй тут же объявила, что отказ от Северной Ирландии для любого премьера Великобритании будет неприемлемым. Честно говоря, особенно это неприемлемо для неё, так как парламентское большинство ей обеспечивает Демократическая Партия Юнионистов.  Почти за каждое решение ДПЮ требует свою цену, но не по вопросу Союза, тут для них цены не существует. Если они поймут, что госпожа Мэй ставит под угрозу единство Великобритании, то разрыв будет неизбежен независимо от того, какой размер особого финансирования будет предложен для Северной Ирландии. 

 

Ныне Мэй перед неприемлемым выбором: особая поддержка для Северной Ирландии, которая приведёт юнионистов в ярость, встревожит шотландских консерваторов и приведёт к выходу юнионистов из коалиции или общебританская поддержка, что приведёт к тому, что выйти из ЕС мы сможем только с его согласия, а это вызовет ярость в её собственной партии и приведёт к той самой плохой сделке, о которой она так часто предупреждала.

 

В Воскресенье министр по делам Брексита Доминик Рааб направился в Брюссель, чтобы подчеркнуть, что соглашение на таких условиях неприемлемо.  Госпожа Мэй не может отвертется от выбора: разругаться с ДПЮ или разругаться со сторонниками Брексита. Но ЕС равнодушен: Майкл Барнье провёл большую работу, чтобы загнать Великобританию в угол. И с какой стати им теперь давать ей вывернуться? В Брюсселе широко распространено мнение, что со временем Великобритания проглотит любое соглашение, каким бы горьким оно не было бы, потому что Мэй отрубила все иные варианты. Они видели, как Британия отступалась ещё до начала переговоров, видели, как мало было сделано на случай провала соглашений. Они считают, что снова будут уступки, но это опасная надменность. Они переоценивают возможности Терезы Мэй для маневра.  

 

Что дальше? При сложившихся обстоятельствах наилучшим выходом была бы общебританская поддержка, которая привела бы к созданию механизма выхода. Палата Общин почти наверняка предпочтёт такое решение, чем вовсе никакого.

Другое мнение высказывается шёпотом — тайное решение кабинета министров, который предпочтёт отсутствие соглашения. Тогда Великобритания могла бы заплатить ЕС деньги в обмен на ряд мини соглашений, которые позволят самолётам продолжать летать, сохранит максимальное управление таможенным контролем, а ЕС и Великобритания будут торговать также, как торгуют между собой развитые страны, у которых нет торговых соглашений. Это обойдётся дорого. Я слышал, что на этой неделе Эдмонд Хаммонд прямо заявил, что даже если Великобритания покинет ЕС без соглашения, то ради облегчения такого рода договорённостей ей всё равно придётся заплатить 39 млрд. ф.ст. С учётом того, что Мэй отказалась от того, что она обещала в декабре, отсутствие соглашения всё ещё остаётся возможным вариантом, который приведёт к значительной дезорганизации. Забавно, но по Ирландии это ударит точно также, если не сильнее, чем по Великобритании. 

 

В последние дни в кабинете произошли некоторые подвижки. Министры, которые раньше утверждали, что выход Британии без соглашения невозможен, теперь принялись говорить, что не уступят давлению Брюсселя. Один из членов правительства поддерживающий Брексит теперь считает, что Мэй должна говорить избирателем, что как бы тяжёл не был выход без соглашения, но ЕС не предлагает нам приемлемой альтернативы. В настоявшее время угроза отставки кабинета отступила. Никаких соглашений с ЕС нет и ничто не помешает выходу. 

 

Но отсутствие соглашения до сих пор создаёт массу проблем. Во-первых отсутствие какой-либо подготовки к этому. Что на удивление было сделано намерено. Господин Хаммонд неохотно финансировал планирование такого выхода, опасаясь, что если представит коллегам план выхода без соглашения, то они его поддержат. Серьёзное планирование началось только этим летом. Было бы верхом некомпетентности прийти к сценарию, в котором отсутствует соглашение и не быть к этому готовым. Общественное раздражение непримиримой позицией ЕС вскоре бы сменилось гневом на головтяпство кабинета. 

 

Предполагается, что всё идёт к отсутствию соглашения. Причина, по которой так много депутатов противников Брексита согласилось с фигурой Джона Беркова, как спикера, несмотря на его политику запугивания, заключается в том, что они считают, что это поможет им блокировать выход без соглашения. 

 

Второй референдум всё ещё возможен. Избирателям могут предложить на выбор: выход без соглашения или отказ от идеи Брексита. Передача этого вопроса на разрешение избирателям облегчается тем, что в Тори существует раскол по поводу дальнейших действий. Если ЕС посчитает, что британцы могут пойти на попятную, он может перенести крайний срок решения этого вопроса на март. Или прийти к разумному соглашению. Однако, это потребует от обеих сторон понимания того с чем может,  а с чем не может согласиться другая сторона. ЕС не стоит ожидать, что Великобритания пойдёт на фактическое отделение своей территории. А Великобритании не стоит ждать, что ей оставят в случае выхода те привилегии, которые она имела в ЕС. 

 

Вопрос ирландской границы заставил ЕС и Великобританию забыть эти истины. Но если всё придёт к выходу без соглашения, то это приведёт к такому результату, которого обе стороны стремятся избежать — установление жёсткой границы с Ирландией.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Странно, как-то без убийств у британцев уже не получается быть самыми умными.

Может, пора кого-нибудь убить?

 

ЗЫ. Особенно мне нравится, как теперь на измене сидят британские укры из Ольстера- североирландцы протестанты.

Share this post


Link to post
Share on other sites
Terminus сказал(а) 7 часов назад:

Странно, как-то без убийств у британцев уже не получается быть самыми умными.

Может, пора кого-нибудь убить?

Юнкера или Туска? Скрипаль не помог.

Share this post


Link to post
Share on other sites

×