Jump to content
О фейках и дезинформации Read more... ×

Archived

This topic is now archived and is closed to further replies.

Ugolin

Мигранты: болезненная порнография и манипуляция

Recommended Posts

pre_1441709548__causeur_logo.png

Мигранты: болезненная порнография и манипуляция

Некоторые фотографии затуманивают суть

 

Slobodan Despot / Слободан Деспот

07.09.2015

 

aylan-migrants-syrie-ukraine.jpg

 

Мне предложили принять участие 8 сентября в программе швейцарского телевидения Infrarouge для обсуждения жгучего этического вопроса: распространение фотографии маленького утонувшего Айлана Курди на пляже. Мне пришлось отказаться от участия из-за поездки, но редко бывает, чтобы я настолько сожалел, что не смогу высказаться. Не имея возможности сделать это по телевидению, я излагаю свою позицию в письменном виде и двумя словами: оскорбление и манипулирование! Увидев фотографию этого ребенка, я почувствовал, как и всякий человек, что мой подбородок задрожал. Положение тела, детская одежда, башмачки с закругленными подошвами: все было пухленькое, милое, детское, все взывало к ласке и защите. И все было мертвое! Как сказал один писатель, хочется войти в изображение и перевернуть это тело, вернуть его к жизни. Эта фотография совершенна. Она задевает наши самые священные инстинкты. Она ― лицо трагедии Ближнего Востока, изгнанного из своих домов, как чистая улыбка Анны Франк воплощает Холокост, как гримаса боли Ким Фук, сожженной напалмом девочки, символизирует катастрофу Вьетнама.

 

Она говорит все, эта фотография. Все, кроме основного. Она заставляет нас забыть о характере связи между трагедией сирийской семьи, выброшенной на турецкий берег, и виной, нашей ― европейских граждан ― виной, которую она еще больше усиливает. Нам швырнули в лицо эту фотографию, чтобы заставить нас потерять бдительность, нас, а не тех, кто непосредственно виновен в смерти Айлана Курди. Это все равно как поставить в вину жителям Амстердама недостаток солидарности, приведший к смерти Анны Франк, опуская тот факт, что ее специально преследовала третья страна, Германия, и убийственная идеология, овладевшая этим государством, нацизм. Одиннадцать родственников отца Айлана были убиты ИГИЛ. Если он бежал вместе со своей семьей, то неужели из-за нас, граждан Европы, или все же из-за Исламского государства и его спонсоров? Как случилось, что инстанции, сегодня требующие от нас принять всех этих несчастных, те же самые, что спровоцировав политический хаос, вызвали этот исход и ничего не сделали с каналами перевозчиков в Средиземном море, которые до сих пор решительно выступают против любого вооруженного вмешательства против Исламского государства? Маленькое тело Айлана Курди оказалось перед объективом фотографа очень кстати, чтобы заставить нас проглотить вопросы, которые рвутся у нас с языка.

 

Распространение изображений трупов является оскорблением для мира мертвых, который на самом деле ― мир живых. Можем ли мы оставаться спокойными при мысли о нашей собственной смерти, если завтра наше бездыханное тело может послужить неизвестно какому представлению, во благо неизвестно кого? Как мы можем противостоять этому? Это оскорбление самого разума, накоротко замкнутого примитивными эмоциональными реакциями, сознательно подстрекаемыми. И когда вот так сводят мозг к мозжечку, то оскорбление оборачивается манипуляцией массами в ее самой краткой и самой циничной форме. Вероятно, редакции не так представляют себе свою «миссию информирования». Представляют ли они себе хоть что-нибудь в те решающие моменты, когда требуется только «сделать сильнее», чем конкуренты? Кто воспротивился желанию шокировать? Никто. Этическое отречение от собственных слов отодвигается на следующую неделю. Они способствуют продажам почти так же, как спровоцированный ими скандал. В качестве доказательства, само шоу, в котором я должен участвовать. «Нужно ли было это публиковать? Не нужно? И как не опубликовать?..» Простые театральные реплики. Конечно, нужно было! Конечно, сделаем это снова, еще хуже, если возможно! Не для того, чтобы продать скандал: чтобы «привлечь внимание», разумеется! Это вновь ложь. Привлечение внимания ускоряет потерю чувствительности. Le Figaro 4 сентября попросил своих читателей ответить, «изменило» ли это фото «[их] взгляд на кризис с мигрантами». Из 58.200 ответивших, лишь 18% ответили «да». Еще неизвестно, каким образом изменилось видение людей. Тем не менее, начиная с момента публикации фотографии, общественное мнение принимающих стран официально стало объектом систематической и преднамеренной обработки. Цель не убедить ― плевать на это, ― а запугать и заставить замолчать. За исключением швейцарцев, у европейских граждан нет никакой возможности демократически выразить свое мнение о мигрантах, которые им навязываются во имя эмоций и гуманитарной этики. Фото утонувшего малыша запрещает им даже в частном порядке выражать свою озабоченность. Лично я бы ответил на вопрос Le Figaro утвердительно. Да, массовое распространение этой непристойной фотографии изменило мое видение кризиса (но не самих мигрантов). Мы имеем дело не с «естественной» фатальностью, эквивалентом цунами или землетрясения. Это политический рычаг, прочно установленный в Европе, который наши власти ― политико-медийная система ― используют против собственного населения. Но не в пользу вновь прибывших, нет. Они очень быстро разочаруются, увидев, чему они послужили.

 

Что касается нас, вся наша общественная жизнь теперь, и надолго, будет организовываться вокруг нашего к ним отношения, доброжелательного или враждебного. Нас будут судить за каждый шаг, за каждое слово, больше, чем когда-либо раньше. Почему те же самые СМИ никогда не распространяли фотографии джихадистов, явно не европейцев, демонстрирующих отрубленные головы сербов в Боснии в 1992-1995 годы? Почему они не печатают на первой полосе фотографии замученных христиан, которых ИГИЛ почти ежедневно распинает в Сирии или Ираке? Почему они скрывают сотни часов видео, тысячи кровавых фотографий, демонстрирующих умышленные бомбардировки гражданского населения на Востоке Украины армией путчистского киевского правительства? Будучи редактором и обозревателем, я с 1992 года получал фотографии отрубленных голов в Боснии, и я получаю постоянно, по электронной почте и через Twitter, фотографии бойни на Донбассе. Я никогда не распространяю это. Самым невыносимым было видео молодой и красивой женщины, Инны Кукурудзы, снятой в последние мгновения жизни, с телом, разорванным надвое украинской бомбой в центре Луганска 5 июня 2014 года. Если бы западные телеканалы показали эти тридцать секунд без каких-либо комментариев, кроме даты, места и обстоятельств, то киевский режим, несомненно, рухнул бы. Они от этого воздержались, только подумайте. Эмоциональное воздействие является оружием блицкрига. Никто никогда не действует беспричинно. Пройдет первая волна чувств, и нет никаких сомнений в том, что европейское население вновь обретет свои реакции недоверия и страха. Несчастный мальчик на пляже через год будет забыт, но не скученность, не усилия, навязываемые дрожащим экономикам, работа «в черную», реальный или придуманный рост преступности и неизбежное расширение джихадизма.

 

Был ли более цивилизованный способ подготовиться к ожидавшему их сосуществованию? Мне повезло перевести на французский книгу Марии Паче Оттиери о потерпевших кораблекрушение на острове Лампедуза, ставший впоследствии кинофильмом «Если рожден, уже не спрячешься», в которой эта миграция описывается с глубиной и ясностью, несмотря очевидные левые чувства ее автора. Оттиери не выходила в море вместе с береговой охраной, чтобы снимать трупы ― и Бог знает, смогла бы она, ― а встречала живых в тот момент их прибытия на эту европейскую землю обетованную. Она слушала их, задавая свои вопросы с тактом и сочувствием. Она следовала за ними в их последующих передвижениях. Мы забываем о них, слишком много смотря телевизор, но эти люди ― не голодная и глупая масса. Это человеческие индивиды, такие же, как мы, а иногда и немного больше. Огромная печаль исходит из книги Марии Паче Оттиери. Печать о стольких жизнях, потерянных или сломанных этой одиссеей, сотканной из иллюзий. И вновь это не наш страх, который они у нас вызывают, а их дезориентация по отношению к нам, их обида на преподнесенный им идиллический образ нашей реальности, их тоска в мире, чьи законы им чужды ― и, как ни парадоксально, мира более холодного и жесткого, чем тот, из которого они прибыли. На обложку книги издательство Xenia поместило выброшенное на берег тело, но уже накрытое одеялом. И, главное, нарисованное тело, а не сфотографированное. Этот выбор был предметом нескольких дней дискуссии. Художественное опосредование, как и само повествование, лишает ужасные сцены того реализма, который щекочет нездоровое любопытство. Сфотографированная плоть представлена в своей псевдо-материальной объективности. Мы забываем, что это всего лишь пятна краски на бумаге или пиксели на экране, забываем определяющее присутствие фотографа, «клик» которого становится началом постановки. И, главное, избавляет от ужасной вони, избавляет от отвратительного прикосновения к застывшей или уже разлагающейся плоти. Даже, в крайнем случае, от криков невыносимой боли присутствующих родственников. Смотрящий на труп подобен любителю подсматривать через стекло за порнографическим шоу.

 

Свидетельства и исследования по миграции не слишком популярны. Оттиери была награждена в своей стране, потому что невозможно было поступить иначе, но это ничего не изменило. Мигранты остались неприятной статистикой. Французский перевод ее книги, опубликованный в 2007 году, не имел права на рецензию ни в одном значимом СМИ франкоязычного мира. Европейцы, которых хотят заставить проглотить, не моргнув глазом, одно из самых колоссальных перемещений населения в истории, вовсе не граждане, как нас пытаются убедить, а собаки Павлова, которых стремятся выдрессировать.

 

Migrants: pornographie morbide et manipulation

 

Share this post


Link to post
Share on other sites

Ну, он же серб! Этот автор, если не ошибаюсь, причем серб из Косово. Одно время жил в Швейцарии. Он еще может что-то воспринять не так, как этого требует толерантность, мозги не промыли так, как промывают в той же Франции или Германии. Глас вопиющего в пустыне. И интересно, как популярно издание, где это размещено?

Share this post


Link to post
Share on other sites

 

/////////////// Как случилось, что инстанции, сегодня требующие от нас принять всех этих несчастных, те же самые, что спровоцировав политический хаос, вызвали этот исход и ничего не сделали с каналами перевозчиков в Средиземном море, которые до сих пор решительно выступают против любого вооруженного вмешательства против Исламского государства? //////////////

////////////// Свидетельства и исследования по миграции не слишком популярны. Оттиери была награждена в своей стране, потому что невозможно было поступить иначе, но это ничего не изменило. Мигранты остались неприятной статистикой. Французский перевод ее книги, опубликованный в 2007 году, не имел права на рецензию ни в одном значимом СМИ франкоязычного мира. Европейцы, которых хотят заставить проглотить, не моргнув глазом, одно из самых колоссальных перемещений населения в истории, вовсе не граждане, как нас пытаются убедить, а собаки Павлова, которых стремятся выдрессировать.

«Колоссальных»! Мне нравится это слово. Редко приходится его использовать в речи…

Неужели это будет глас вопиющего в пустыне или того хуже - сделают вид, что так и надо, а его загонят "под лавку"?

Share this post


Link to post
Share on other sites
Нам швырнули в лицо эту фотографию, чтобы заставить нас потерять бдительность, нас, а не тех, кто непосредственно виновен в смерти Айлана Курди.

 

Именно.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Сильно написано, но всё равно прямо не назвал пиндосов, как организаторов этих ужасов, табу там, в Европе, на называние вещей своими именами. :(

Share this post


Link to post
Share on other sites

Двуличные твари. Девчушку из Горловки им не хотелось поднять вместе с убитой мамочкой и оживить обеих? 

А они это не видели.

 

Потому что автор, и подобные ему, получая все эти материалы, прячут их подальше. Он же сам сказал "я получаю постоянно, по электронной почте и через Twitter, фотографии бойни на Донбассе. Я никогда не распространяю это."

 

Поэтому киевский режим не рухнул, и спонсируемые пиндосами исламисты продолжают свое дело - потому, что уроды типа автора скрывают истинное лицо поддерживаемых заокеанскими режимов, зато другие не стесняются распространять фотографии мертвых детей ради собственных целей.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Сербский писатель не ошибся в прогнозе украинских событий. Увы…

июнь 2014

 

7878.jpg

 

В конце февраля сербский писатель Слободан Деспот, ныне живущий в Швейцарии, на сайте французской газеты Le Figaro разместил свой прогноз по поводу событий в Украине. Вполне понятно, почему литератор коснулся этой темы: видимо, не давала покоя непростая судьба его родины, и не надо было быть пророком, чтобы предугадать ход развития общественных потрясений в Украине. 

 

Г-н Деспот тогда, в конце февраля не преминул упомянуть о любопытной аналогии: ведь в 2008 году Владимиру Путину пришлось покинуть Олимпиаду в Пекине после начала грузинско-российского военного конфликта в Южной Осетии, а в прошедшем феврале «падение его жалкого союзника Януковича затмило великолепную церемонию закрытия Олимпиады в Сочи… Следили за кавказскими джихадистами, но бедой обернулись украинские болячки. В итоге Запад – Россия, счет 1:1… Только журналисты-анестезиологи, которым платят главным образом за то, чтобы они не думали, решили не обращать внимание на эти странности календаря. Не моргнув глазом, они продолжают делать вид, что свержение режима в Киеве есть не что иное, как стихийный народный бунт за которым ЕС и США сочувственно следили, но никак не разжигали и уж тем более не управляли им». Эта легкая ирония серба так бы и осталась иронией, если бы он тут же не вспомнил, что «такой же фарс, такая же глупость, такая же сентиментальная пристрастность сожгли великую страну, в которой он родился, – Югославию, − и обратили ее в пепел из нелепых этнических уделов, напоминающих Германию времен братьев Гримм или Италию времен «Декамерона». 

 

Разумеется, Слободан Деспот не мог не вспомнить, как в 1992 году всё происходило вроде бы благополучно: вначале в Лиссабоне при посредничестве Евросоюза были подписаны нелегко давшиеся соглашения о мирном разделе Боснии. Но внезапно всё рухнуло: оказалось достаточно одного лишь телефонного звонка Уоррена Циммермана, посла США в Белграде лидеру боснийских мусульман Алия Изетбеговичу: мол, мы дадим тебе всю Боснию, безо всяких там разделов. Тому хватило звонка для того, чтобы отозвать свою подпись под соглашением, и это спровоцировало кровопролитную гражданскую войну. Этот эпизод упоминается в мемуарах г-на посла, но, по выражению сербского писателя, их «никто из европейских журналоморалистов, конечно же, не читал и никогда не цитировал».

 

Слободана Деспота поразили югославские аналоги в сравнении с событиями в Украине: «Как в Хорватии, Косово и Боснии, наследники, проигравшие в двух мировых войнах, свергают памятники, установленные победителями. Сопротивление нацизму уже приравнено на Западе Украины к великорусскому империализму». И с удивительной проницательностью сербский писатель прогнозировал в конце февраля: «Совершенно очевидно, что русскоговорящие жители Юго-Востока не примут новую киевскую власть. Они захотят порвать связи с новой властью, как это сделали когда-то сербы из Краины, несогласные с поддержанным Германией отделением Хорватии… С характерным для них предсказуемым лицемерием «атлантисты» осудят их действия как незаконные, быстро забыв о том, что сами надругались над демократическими процессами на Украине и провозгласили власть улицы. Как при распаде Югославии в 1991-ом. Как при свержении Милошевича в 2000-ом… После «цветной» революции условия жизни в Сербии не улучшились. Вместо этого страна стала свидетельницей настоящего парада князьков, каждый из которых пресмыкался перед Западом еще сильнее, каждый был еще бездарнее и глупее предыдущего. Дело в том, что Запад имеет обыкновение поддерживать и возносить на Востоке тех, кого у себя дома посадил бы в тюрьму». 

 

Поразительно, насколько всё, что происходило в Югославии (и, в частности,  Сербии), повторяется в Украине. И новая власть, состоящая из князьков, и те, кто по западным меркам вполне мог бы сидеть в тюрьме, и про власть улицы… А еще стоит процитировать одно высказывание Черчилля, которое тот адресовал после завершения Тегеранской конференции британскому дипломату Маклину. Последний удивился тому, что по итогам конференции Югославия должна была отойти коммунистам, на что многомудрый британский премьер отреагировал с присущей ему откровенностью, граничившей с цинизмом: «Ни Вы, ни я там жить не будем. Так в чем же дело?»

 

Ссылка

Share this post


Link to post
Share on other sites

×