Jump to content

ost

Пользователи
  • Content Count

    1,662
  • Joined

  • Last visited

1 Follower

About ost

  • Rank
    Титулярный житель усадьбы

Информация

  • Пол
    Мужчина
  • Проживает
    Калининград

Recent Profile Visitors

9,998 profile views
  1. О многих эпизодах Великой Отечественной потомки победителей начинают узнавать лишь сейчас. Среди них – рейды разведчиков-диверсантов на мотоциклах и амфибиях в тыл противника по территории нынешней Калининградской области, в то время – Восточной Пруссии, и их многодневная кровопролитная битва с корпусом гитлеровцев. – Ну да, Тарантино абсолютный, – соглашается Дмитрий Копырзов, основатель мотодвижения «Колесо истории». – Полк мотоциклистов на «харлеях» и батальон «фордов»-амфибий носятся по немецким тылам, громят гарнизоны и аэродромы, топят баржи, освобождают наших, угнанных в Германию. А потом... фактически спасают целую стрелковую дивизию от гибели. И гибнут сами. Сотнями. Под самый конец войны, за три месяца до Победы. Место разговора с Дмитрием – Калининградская область, несколько десятков километров от Калининграда и совсем чуть-чуть от берега Балтийского моря. Пятачок у дороги, вымощенный брусчаткой. Несколько огромных валунов. На каждом – доска. «2-й отдельный гвардейский мотоциклетный Ярцевский Краснознаменный орденов Суворова, Александра Невского полк». «271-й отдельный моторизованный батальон особого назначения». «Отдел контрразведки «Смерш» 91-й гвардейской стрелковой дивизии». На четвертом сверху выбита звезда, под ней – «Мемориал посвящен воинам... сражавшимся и погибшим 4-7 февраля 1945 года у поселка Тиренберг». На начало февраля 1945-го – разумеется, никакая не Калининградская область, а Восточная Пруссия. Для Красной армии – это первые месяцы «в логове». Не освобождение СССР, не битвы в оккупированной немцами Восточной Европе, а боевые действия на территории самого рейха. Земландский, ныне Калининградский полуостров. Блокирование фашистской цитадели – Кенигсберга. И в числе прочих удач начала победного года – мощное советское наступление по Восточной Пруссии: нынешняя Польша, нынешняя Прибалтика, нынешняя Калининградская область. Первая реакция гитлеровцев – форменная истерика. Причем на письме. «Довести до сведения солдат следующее: отставших от своих частей – НЕТ, – приказывает Лотар Рендулич, только что принявший под начало группу армий «Север». – Потерявшим свою часть [надлежит] немедленно присоединиться к ближайшей действующей части. Ее всегда можно найти по шуму боя». Всем солдатам вермахта, «находящимся вне своей части на дорогах, в населенных пунктах, в тылах, на перевязочных пунктах (не будучи ранеными) и показывающим, что они якобы отстали от своих подразделений и разыскивают их», генерал-полковник Рендулич обещает расстрел. (фото: бойцы 2-го мотоциклетного полка отправляются в разведку. 3-й Белорусский фронт, февраль 1945 года) Правда, и от первого шока немцы отошли относительно быстро. Во-первых, наступающие советские части оторвались от тылов и снабжения. А во-вторых, на Земландском полуострове неожиданно появилось крупное соединение немцев. Конкретно – 28-й армейский корпус под командованием генерала Ханса Гольника, уцелевший в январских боях по соседству, на Мемельском плацдарме. Много позже Иван Баграмян – на тот момент командующий 1-м Прибалтийским фронтом, который брал Мемель (ныне Клайпеда, Литва) – укажет в своей книге «Так мы шли к Победе»: 28-й корпус гитлеровцев был почти уничтожен в боях за город. Мемуары Баграмяна сохранили и слова маршала Василевского: «С этой группировкой противника, можно считать, покончено. Снимайте из района Клайпеды все что можно и перебрасывайте к Лиепае» – громить Курляндский котел. * * * – Расчеты нашего командования были достаточно поспешны, – поясняет Владимир Беспалов, замруководителя аппарата правительства Калининградской области, начальник управления по внутренней политике. Хотя в данном случае Беспалова лучше представить как кандидата исторических наук, специалиста по военной истории. – В Мемеле корпус Ханса Гольника по факту ускользнул от советских частей, – продолжает Беспалов. – При разгроме, заявленном на маршальском уровне? – Пожалуйста, прежде чем судить через 76 лет, учтите, что ситуация на фронте менялась постоянно, – говорит исследователь. – Наши подсчеты немецких сил на разных уровнях значительно отличались, а времени на рассуждения и на решения у командующих всегда немного. Особенно когда речь идет об огромном наступлении, переброске значительных сил, расстановке приоритетов... Возможно всякое. На практике зимы 1945-го это означало, что 28-й корпус – изрядно потрепанный на Мемельском плацдарме, но вполне боеспособный – в начале февраля прошел по Куршской косе и вышел на Земландский полуостров. Прямиком в тыл одной из советских частей, только что наступавших. А именно – 91-й гвардейской стрелковой дивизии. С перспективой ее полного окружения и ликвидации. Чтобы замкнуть кольцо, немцам нужно было отобрать у наших небольшой поселок Тиренберг. Чтобы советской дивизии – три с половиной тысячи солдат и офицеров – избежать окружения и с минимальными потерями уйти на восток, требовалось несколько дней. (фото: Дмитрий Копырзов, основатель мотодвижения "Колесо истории", один из создателей мемориала) – Эти дни, – говорит Копырзов, – эти дни для 91-й дивизии и выиграли мотоциклисты из 2-го отдельного полка и бойцы батальона амфибий. – Приспособленные для разведки по тылам, для диверсий. Но не для затяжных боев же. – Так получилось, – признает собеседник. – Так часто получалось: наиболее дееспособными оказались части с совершенно другими задачами. Четверо суток тысяча с небольшим бойцов тормозили немцев и оборонялись. Против корпуса. Против самоходок, против ракетных минометов. Да еще с моря по ним долбили... * * * «Утром, когда мы еще лежали в постелях, к нам ворвалась соседка с возгласом «Русские, русские здесь!» – вспоминает Аннелиза Функ (в феврале 1945-го Аннелизе 16 лет). Вместе с семьей она живет в поместье Кликен, близ которого только что завершился бой. Полная победа 2-го мотоциклетного полка: около полусотни убитых немецких солдат, освобождено несколько десятков советских граждан, некогда угнанных на работы в Восточную Пруссию. – В ходе марша по немецким тылам за несколько дней мотоциклисты освободили около 300 остарбайтеров и 75 советских военнопленных, – указывает Беспалов на очередной боевой отчет, найденный в архивах. «Нельзя было сделать ни шагу, чтобы не столкнуться взглядом с очередным русским [солдатом], – вспоминает Функ. – Я не смела поднять взгляд и чувствовала себя так, как будто прохожу через строй шпицрутенов... Из толпы, собравшейся в хлеву, должны были выйти иностранцы. Их неистово приветствовали громким потоком слов. ...Некоторые говорили, что теперь [русские] просто взорвут здание, в котором мы находились. Другие считали, что нас просто убьют. Но ничего из этого не произошло. Через два часа нам разрешили вернуться в свои комнаты». Вскоре немцам разрешили уйти из Кликена. Еще позже семья Аннелизы Функ, как и многие другие, покинула Восточную Пруссию с отступавшими немецкими частями. Воспоминания о своем детстве Функ – в замужестве Воллерштайн – завершила через много лет после войны, живя в Дании. Вот лишь один из многих типичных боевых эпизодов разведывательно-диверсионного рейда 2-го отдельного гвардейского мотоциклетного полка. Задача – поддержка большого зимнего наступления Красной армии маршем по глубоким немецким тылам. В составе – бронемашины, орудия, английский танк «Валентайн». Но главное – конечно, мотоциклы. Наши М-72, а по большей части – «Харлей-Дэвидсоны» модели XA. ХА – значит «экспериментальный армейский». Американская вариация на тему немецкого мотоцикла BMW, как, впрочем, и наш М-72. Экспериментальные армейские «харлеи» придумали для войны на бездорожье. Точнее – по пыли и по пустыне, чтобы сражаться с частями Эрвина Роммеля на севере Африки. Правда, к тому времени, как «пустынные» мотоциклы сошли с конвейера, Роммеля успели разгромить. А для всего остального у армии США уже были прекрасно зарекомендовавшие себя внедорожники. Поэтому американские военные программу ХА в 1943 году свернули и контракт с мотозаводом на них не подписали. Оставался вопрос, что делать с уже произведенными образцами – чуть более тысячи штук. Ленд-лиз этот вопрос снял. С одной стороны, «харлей» есть «харлей» – хоть экспериментальный, хоть какой. Серийных мотоциклов WLA по той же программе американской помощи в СССР отгрузили 26 с лишним тысяч штук. В два раза больше, чем за всю войну вышло с советских мотоциклетных заводов. С другой же стороны, конкретно с моделью ХА, не пошедшей в серию, имеет место типичный сбыт неликвида; но спасибо и на этом. А вот амфибии Ford GPA в серию как раз пошли. Но ненадолго, всего на восемь месяцев. Для основной своей задачи – морских десантов армии США – машина оказалась тяжеловата, и пришлось делать новую модель. Зато советским войскам водоплавающие «форды» первого поколения, пришедшие по ленд-лизу к 1944 году, оказались как нельзя кстати. Двигаться напрямую через озера и реки, наводить понтоны, углубляться в тыл для разведки и летучих атак – то, что нужно. В первую очередь – для наступательной войны. – Рота автоматчиков на «фордовских» амфибиях ворвалась на аэродром в Гросс-Диркшайме, ныне поселок Донское, – читает очередной документ историк Беспалов. Очередной бой 271-го отдельного моторизованного батальона: взорванный склад с горючим, три уничтоженных прямо на поле «юнкерса-88». – А чем самолеты жгли, кстати? И у мотоциклистов, и у «амфибистов» были крупнокалиберные пулеметы, минометы – но по одному боекомплекту. На весь рейд по тылам... – В боекомплект каждой амфибии также входил ручной динамореактивный противотанковый гранатомет М-1, также поставлявшийся по ленд-лизу, – объясняет Беспалов. – Вы его наверняка знаете. Он называется Bazooka. Из базук – по «юнкерсам». Действительно, Тарантино. * * * «Атака колонны противника на дороге в Гросс-Курен...», «Подрыв двух груженых, готовых к отправке барж группой бойцов под командованием замкомроты Семена Медведя...», «Активные боевые действия в районе Кликена...», «Уничтожено порядка 160 солдат противника, 45 автомашин с различными грузами». Даже беглое прочтение боевых отчетов мотоциклетного полка и батальона амфибий дает представление не только об успешности марша по тылам – но и о том, что их рейды подходили к концу. Хотя бы потому, что заканчивались боекомплекты. И полку, и батальону было предписано отойти к поселку Тиренберг, где в районе водяной мельницы размещался штаб 91-й гвардейской стрелковой дивизии. Там моторизованные разведчики должны были немного отдохнуть и затем двинуться на восток. Но 28-й армейский корпус Ханса Гольника уже вышел по Куршской косе на Земландский полуостров. В тыл советской дивизии. * * * – Здесь тогда дома были, – показывает Копырзов, основатель мотодвижения «Колесо истории», в сторону памятника мотоциклистам, «амфибистам» и смершевцам 91-й гвардейской стрелковой дивизии. – Тогда же их и не стало. Наши там оборонялись. Когда место под монумент готовили, расчистили фундаменты – все до самого низа прогорело, так жестко все шло. Чуть дальше – поселок Шатрово, бывший Вайденен. Чуть сзади – Кумачево, ранее Куминен. А здесь, к западу и востоку от дороги и нескольких валунов, поставленных в память о боях в феврале 1945-го – Тиренберг. На западе от трассы – дома и кирха, где держали оборону мотоциклисты. На востоке – водяная мельница, где размещался штаб 91-й гвардейской дивизии, и вокзал, где шли первые бои за Тиренберг. (фото: Кирха. Поселок Тиренберг, Восточная Пруссия) – Вон там вокзал, – показывает Беспалов через поле куда-то в кустарник. – Да где? Не видно. – А его там и нет. Тиренберг нынче не называется никак. Потому что Тиренберг перестал существовать. В первую очередь – по итогам тех февральских боев с частями корпуса Ханса Гольника. От мельницы – XIV век, Тевтонский орден – осталась лишь одна стена. Мельница расположена удобно: прикрыта разветвившимся ручьем, а вокруг – холмы, на которых тогда располагались защитники штаба. В том числе – сами штабные, под командованием коменданта «Смерша» дивизии, старшего лейтенанта Георгия Рюмина. Именно отсюда в первый день боев за Тиренберг Рюмин провел удачную контратаку против немецких пехотинцев: подпустить, атаковать с близкого расстояния, затем преследовать и ликвидировать. Более 30 убитых гитлеровцев, несколько захваченных пулеметов, временная деморализация ударной группировки на участке. Рюмин погибнет в последний день боев, 7 февраля. С 4 по 7 февраля 1945-го бойцы мотоциклетного полка и батальона амфибий держали оборону по обе стороны трассы, разрезающей Тиренберг. На западе, где кирха. И на востоке, где мельница. Успешно работая против пехоты и самоходок. Зарываясь в землю от «небельверферов» – шестиствольных реактивных минометов. Пытаясь отвлечь силы корпуса прорывом на амфибиях – неудачным, но тактической цели достигшим. – Было сделано все, чтобы 91-я дивизия не оказалась в полном окружении до подхода наших основных деблокирующих сил, – подчеркивает Беспалов. – Они тоже вели тяжелые бои, но в результате дивизия смогла выйти в наш тыл. (фото: подполковник Матвей Купин, командир 2-го отдельного мотоциклетного полка) А до того к обороняющимся дважды добирались наши «кукурузники», через немецкие зенитки, c посадкой прямо на проселочную дорогу. Задача – вывезти знамена и документы частей, а также их командиров. «Сами знаете, – говорит Риф Ахтямов, рядовой 2-го мотоциклетного полка. К сожалению, его голос – лишь на пленке. Ахтямов, последний из остававшихся в живых ветеранов этой части, скончался полтора года назад. – Все знают, что если знамя попадет в плен, если командир попадет в плен, то эту часть расформируют, и все. Наш командир полка [подполковник Матвей Купин] отказался лететь: «Не могу оставить своих воинов в окружении одних». Так же поступил и майор Андрей Кобылянский, командир батальона амфибий. Подполковник Купин был смертельно ранен 7 февраля 1945 года и скончался на следующий день. Майор Кобылянский умер в 2004 году. Из 512 бойцов мотоциклетного полка было убито 105. Батальон амфибий потерял 62 человека. В целом из примерно тысячи солдат и офицеров, которые четыре дня сдерживали 28-й армейский корпус немцев, погибла пятая часть – 213 бойцов. Не считая раненых, плененных и пропавших без вести; тут до сих пор уточнять и уточнять. * * * (фото: Калининградская область. Народный мемориал в память о советских бойцах, оборонявших поселок Тиренберг 4-7 февраля 1945 года) – В советское время освещались только победоносные сражения, – рассуждает Копырзов в ответ на вопрос, почему о боях в Тиренберге стало известно совсем недавно: и книга, и мемориал появились пять лет назад. – Здесь такого не было, ничего победоносного. И с корпусом немецким непонятно: в мемуарах военачальников – одно, на практике – другое. Погибли очень многие из тех, кто получил задачу сдерживать эти части немцев. Победы не было, но ребята выполнили задачу от начала и до конца. На этот эпизод основатель мотодвижения «Колесо истории» Копырзов и историк Беспалов вышли случайно. – Лет десять назад нам рассказали, что поисковики-копатели в этом районе находят разнообразные детали мотоциклов, – говорит Копырзов. – Мотоциклетных полков в Красной армии вообще было по пальцам одной руки, на всех фронтах. Работали в архивах – наших, немецких, американских по запросу. Выяснилось: да, была такая часть, шли такие тяжелые бои, и был такой коллективный подвиг, – говорит Беспалов. – Мы в движении решили увековечить память воинов-мотоциклистов, – добавляет Дмитрий. Сначала поставили маленький знак, «в память о...». Он до сих пор на месте, близ большого мемориала. Потом, говорит Копырзов, пришла мысль поставить «что-то более существенное». – Ходили по людям, объясняли, просили помочь, – вспоминает он. – Один говорит: «У меня есть брусчатка, хотите?» Хотим, конечно. Другой говорит: «У меня есть песчаный карьер, я выкопал несколько валунов. Посмотрите, вдруг пригодятся». Мы приехали, выбрали три, он их нам привез. Еще один валун дал хозяин автотранспортной компании. Информационные знаки делал один из наших мотоциклистов – сам сваривал, из своего железа. Кто-то скидывался деньгами, чтобы мы наняли рабочих на укладку брусчатки: пытались сами, но выходило криво, тут и вправду без профи не обойтись. Все за счет личного участия людей и организаций. (фото: Калининградская область. Народный мемориал в память о советских бойцах, оборонявших поселок Тиренберг 4-7 февраля 1945 года) Мемориал открыли пять лет назад, в 2016-м. Сколько в итоге вышло на чистые деньги, учитывая материалы, работу и человеко-часы, Дмитрий и его коллеги по «Колесу истории» не подсчитывали. Но ни одной бюджетной копейки в народном мемориале нет. Единственная сумма, которая фигурирует в разговоре, 5 млн рублей. Столько, по словам Копырзова, ему предлагали пять лет назад сразу – для того, чтобы «расслабиться, нормально построить мемориал и не бегать по людям за копейками». Дмитрий и его коллеги, поблагодарив, от щедрого вклада отказались. – Не было бы в памятнике той ценности, если бы мы так решили – взять денег, нанять профессионалов и не париться, – уверен Дмитрий. – Мы убеждены: каждый человек, кто хочет, должен своими руками участие принять. Посадить цветочек, вкопать яблоньку, траву покосить. Тогда мемориал народным становится – если каждый свою душу вложил. А потом приехал с кем-нибудь сюда – с друзьями, родственниками – и показал: вот это дерево я посадил... – А в этом году что делали? – Беседку, – показывает Дмитрий. – Каждый год перед 9 Мая что-то делаем, понемногу ли, побольше. И вот знак от РВИО приехал, надо вкопать. Около обочины – действительно, пятеро с лопатами, чтобы вкопать большой желтый знак «Здесь мужественно сражались...». – А кто откуда, – отвечает Копырзов на вопрос, чем занимаются коллеги по мотодвижению. – Вот с лопатами, справа налево... Военнослужащий. Владелец автосервиса. ФСОшник. Монтер. Пенсионер, занимается историческими реконструкциями. От бизнесменов до рабочих, от миллионеров до тех, у кого зарплата 30 тысяч. Ну и я – простой калининградский ресторатор... – Дима, а ты вот копать собираешься? – слышится от обочины. Дмитрий прощается и идет за лопатой. * * * (фото: Тиренберг, февраль 1945 года. Автомобиль-амфибия Ford GPA, пострадавший в ходе боев) Майор Отмар Польманн – командир полка, наиболее отличившегося в февральских боях за Тиренберг – в марте 1945-го получил рыцарский крест с дубовыми листьями. Крест Польманну вручал лично Адольф Гитлер. За победу немецкого армейского корпуса над мотоциклетным полком, батальоном амфибий и сводной частью из штабных под началом коменданта контрразведки. В разборе февральских боев за подписью Василия Кожанова, командира спасенной 91-й гвардейской стрелковой дивизии, среди прочего значится: «Выход из окружения в подобных условиях следует производить исключительно ночью. Как положительную следует отметить инициативу – обертывание тряпками колес обозов и орудий перед выходом из окружения для большей скрытности передвижения». Не странно ли, что учиться выходить из «котлов» приходилось и за три месяца до Победы? Очередной вопрос из будущего – на который каждый советский командир должен был дать свой ответ. Той зимой, в Восточной Пруссии – где во второй половине февраля немцы провели масштабную операцию «Западный ветер». Встречные удары по советским войскам – в том числе из осажденного Кенигсберга. Итог операции – деблокирование фашистской цитадели с Запада на несколько недель. Один из последних успехов вермахта. Впрочем, самому Василию Кожанову и его людям навык обертывания колес тряпками более не пригодился. Уже в апреле полковник Кожанов получил звание Героя Советского Союза – за штурм Кенигсберга. Окончательный, удачный для Красной Армии штурм. В котором большую роль сыграла 91-я гвардейская стрелковая дивизия. Спасенная полком мотоциклистов и батальоном амфибий на ленд-лизовской технике после многодневного рейда по фашистским тылам. Кажется, это и есть та самая победа, которая одна на всех. И с ценой, конечно. https://vz.ru/society/2021/5/9/1098337.html
  2. АНДРЕЙ ШКОЛЬНИКОВ Дичайшая и все время растущая эмиссия, стекающая в Долину пирамид, создает иллюзию возможности восстановления и управляемости процессов, но это – до первой серьезной паники. В то же время продолжаются попытки обнуления, сброса проблем. Результата они не принесут, так как нечудесных решений у данной задачи нет, но пробовать их будут. Вот об одной такой попытке сегодня и пойдет речь В 1970-х годах элиты западного мира под влиянием страха проиграть Красному проекту и после этого физически исчезнуть объединились против общего врага, передав ресурсы, право говорить и действовать от их имени кластеру транснациональных корпораций – Фининтерну. В тот раз создалась иллюзия, что данное решение принесло плоды. И вот теперь, на фоне многократно описываемой идеологической слабости и импотентности современной интеллектуальной мысли Запада, не могло не возникнуть желания вновь повторить былой успех. Вопрос был лишь в одном – кто попробует возглавить процесс, консолидируя ресурсы в своих интересах. Объединение западного мира против всех остальных, возможно, и сейчас оказалось бы панацеей, если бы было: время на объединение, проработку соглашений и плана действий; доверие ключевых игроков друг к другу, формирование гарантий; увеличение шанса выжить всем или большей части участников; понимание, что выжить по отдельности не удастся; наличие бескомпромиссного врага, который готов Запад уничтожить. Если во время противостояния с СССР все приблизительно так и было, то сейчас стратегия «закона джунглей» дает иллюзию намного большего шанса на успех как раз тем, кто не окажется во главе объединения. Фактически, говорящие о необходимости единства предлагают вначале собраться всем хорошим, чтобы победить всех плохих, а потом и пожертвовать собой, чтобы в итоге наверняка выжили все самые хорошие, т.е. организаторы объединения. И, да, я не буду в очередной раз рассказывать, почему вылетевшие на экспоненту процессы сами собой не рассосутся, а рассказы про «все налаживается» – тяжелый самоуспокоительный бред. Инклюзивный капитализм В конце 2020 года, руководствуясь предварительным сговором, группа лиц, после долгой, продолжительной, многолетней творческой болезни так и не обретшая нужного решения, решила осчастливить все человечество и запустила флеш-моб под названием «Инклюзивный капитализм» в логике MLM. В этом суть и основное содержание данной инициативы. Экономическая схема примерно следующая: обычно воруем чистыми 100 рублей, из них 10% направляем на PR и рассказы о том, какие мы хорошие и как боремся со злом. Теперь обещаем увеличить PR расходы до 15%, воровать больше, а также даем идиотские встречные соцобязательства-лозунги, которые нам практически ничего не будут стоить (например, «Банк сократит выбросы СО2, перейдя на электромобили»). Собственно, по этой схеме много десятилетий крупнейшие западные компании поддерживают «демократию» и «свободу» в развивающихся странах. Можно было бы обсудить новинки, перспективы и возможность достижения «всего хорошего», что обещается авторами идеи инклюзивного капитализма, но обсуждать тут нечего. Присутствует лишь традиционный, логически не связанный набор мантр и предложений, которые никоим образом не ведут к обещаемому результату. Перед нами лишь небольшое косметическое улучшение либеральных и политико-экологических принципов, почему-то выдаваемых в последние десятилетия в Европе за социал-демократические. В части же формы можно сказать следующее: обычно такие «концептуальные» вещи появляются тогда, когда по-старому жить нельзя, а как по-новому – не знаем, но что-то делать нужно. Исходя из стилистики предъявленных заявлений, осмелюсь предположить, что реальные их авторы – типичные корпоративные консультанты, получившие задание – «Завтра в 9 утра должна быть готовая презентация на столе». В ответ они покопались в имеющихся кейсах и выдали реферативный шедевр. Утрирую, но не очень сильно. Витриной данного проекта выбран Папа Римский, что в полной мере отражает западноевропейскую культурную традицию дуализма, пропитавшую культуру и сознание европейских элит еще с эпохи Ренессанса. Духовная суть инклюзивного капитализма – заключить демона (капитализм) внутри себя, удерживать его своей волей, брать от него энергию и использовать ее для добрых дел. И это не шутка, а лаконичное и полное отражение содержания обсуждаемой инициативы. И, да, со времен кризиса 2008 года они смогли придумать только это. Душераздирающее зрелище… Таким образом, приходим к выводу: инклюзивный капитализм является лишь ментальным образом, не имеющим реального социально-экономического наполнения. В очередной раз отсутствие содержания предлагается заменить формой: давайте объединимся – все хорошие против всех плохих и, может быть, что-нибудь из этого и выйдет. Вместо теории и реальных программ, предъявлена кучка авторитетных экспертов, носителей знания, способных по каким-то лишь им известным принципам выносить разнообразные вердикты. Мир-системный анализ как геополитическая основа Иммануил Валлерстайн – один из самых интересных нелиберальных мыслителей последних десятилетий. Будучи одним из авторов и популяризаторов мир-системного анализа, он сделал очень много для разрушения модернистско-позитивистской монополии на трактовку развития, на доказательство отсутствия универсальных рецептов прогресса, насаждения свободы и демократии по западному образцу. В статьях Валлерстайна много интересных попыток исторического прогнозирования – выделение трендов, попыток посмотреть из прошлого в настоящее, а если это удавалось, то и из настоящего в будущее. Основные прогнозы ограничены периодом до 2050 года («Мир, в который мы вступаем», «Конец знакомого мира» и др.). В работах Валлерстайна, за исключением последних, очень многое определяет экономикой. Можно сказать, что у него нет влияния на мир военной силы, пассионарности, идеология / культура вторична, кроме того, недостаточно отрефлексированы изменения, происшедшие от момента конца расширения капитализма. Мир-системный анализ моделирует мир в целом и не способен корректно оценивать будущее отдельных стран, последние он «видит» лишь в их принадлежности к центру (страны Запада), полупериферии и периферии (страны не-Запада). Для примера, в своих работах я сделал связанные, но разные по содержанию и структуре модели для уровней мир (1) и этническая систем (2), но не для третьего уровня – провинции, области, города (3). Для последних нужно делать еще один набор моделей, чего пока нет. Важнейший тренд у Валлерстайна – усиление социально-экономического разделения в мире и поток мигрантов с юга на север. Как уже говорилось, в основе мир-системы лежит экономика, поэтому борьба в мире за главенство, по Валлерстайну, будет идти между Японией (в союзе с ослабевающим гегемоном – США) и ЕС. Роль Китая и России – присоединиться к одному из полюсов, ну а далее актуальным окажется биполярное противодействие «суши» (ЕС и Россия) против «моря» (Япония, США, Китай), причем геополитические и хозяйственные факторы дают основание предсказать победу Стране восходящего солнца – году так к 2050. Эти прогнозы, сделанные 15-20 лет назад, в 2021 году совсем не просматриваются и не подтверждаются. И, да, работы Валлерстайна нравятся мне из-за акцента не на междисциплинарный, а на унидисциплинарный (наддисциплинарный) подход, к чему я тоже призываю. Отсутствие либеральных обоснований подтолкнуло западные элиты брать на вооружение и переиначивать идеологически не совсем совместимые работы. Геополитически, инклюзивный капитализм – попытка вновь объединить, хотя бы на время, весь западный мир («центр» мир-системы в терминах Иммануила Валлерстайна) против страшного и ужасного не-Запада. Суть попытки – удержать доминирующее положение Запада, победив, ограбив и забрав ресурсы периферии и полупериферии: Китая, России, Индии и т.д. Придумать общую идею, цель, врага, аналогичных тем, которыми вдохновлялись при борьбе с Красным проектом в 1970-х годах, разделить мир на тех кто «они» (периферия и полупериферия), и тех кто «мы» (центр). Фининтерн, Иудейский проект, Континентальные элиты Европы / Ватикан, Британия, Промышленные элиты США должны опять заключить ситуационный союз перед лицом гибели от общей угрозы и не думать о сепаратных действиях, своей выгоде и возможных ударах в спину. Необходимо запугать и объединить всех перечисленных игроков против некой абстрактной Империи зла – не-Запада, коей нет в природе, но которую нужно создать и которой, как плеткой, нужно загнать в единую колею западных игроков… И, да, пока противники прогнозируют будущее исключительно с помощью исторического моделирования, можно быть спокойными, мир стал намного сложнее, а старые аналогии напрямую не работают. Таким образом, можно считать, что в основе геополитических процессов, инициированных запуском инклюзивного капитализма, лежит мир-системное противоречие центра и периферии с полупериферией. Для успеха данного начинания необходимо формирование образа врага, против которого будут объединяться все «хорошие»: роханцы, гондорцы, гномы, эльфы, евреи – в общем все «силы света». Еще одна ошибка авторов инклюзивного капитализма – игнорирование связей и неэквивалентного обмена внутри мир-системы, центр и так получает много больше с периферии и полупериферии. Борьба должна идти за изменение ролей внутри мир-системы и/или создание новой мир-системы. Обрушение экономик не-Запада не приведет к сохранению Запада, а лишь немного отсрочит обрушение последнего. Культурный дуализм Европы Есть момент, вызывающий искреннее непонимание у многих наших сограждан – как во главе этого безобразия оказался Папа Римский, ведь христианские постулаты – а католичество в понимании большинства совсем немного отличается от православия – должны препятствовать такому. Религиозные традиции Европы изначально имели дуалистичную природу, а в эпоху Ренессанса усилилось наполнение христианских традиций антихристианскими оккультными элементами – не языческими, а именно отрицающими христианство. Смешение противоположностей не стало диалектическим, полного слияния, растворения и формирования нового не произошло. С одной стороны, христианские, близкие православию принципы, с другой – оккультизм, игры с демонами, культура и почитание смерти, виселицы при въезде в средневековые города, скульптуры химер и гаргулий на готических соборах, традиции карнавалов перед постами, когда на короткое время происходит смена полярности на оси сакральное–профанное, вплоть до чествования откровенного богохульства, кощунства и дьявольщины. Вспомните сатанинскую церемонию открытия Сен-Готардского тоннеля летом 2016 года в Швейцарии, повергающую в шок наших соотечественников, но являющуюся всего лишь традиционным карнавалом с небольшим перегибом для коренных западных европейцев. В русской истории есть образ «святого черта» – Григория Распутина, яркого и нетипичного, зато понятного и очень любимого на Западе. После знакомства с очередной страницей истории и современности Старого света у меня каждый раз складывается впечатление, что добрая часть европейской цивилизации, особенно её элиты, ведут себя как коллективный Распутин, прячущий демонов внутри себя, но использующий энергию и силы последних для «благих дел». Особенность европейцев в том, что они не стремятся избавиться от демонов, они, наоборот, стараются выгодно с ними сосуществовать и пользоваться их умениями, сдерживая натиск зла своей волей. Одна лишь подавленная сексуальность, проскакивающая даже в молитвах святых, многого стоит. Политика Ватикана строится на этих же принципах, сочетая в себе близкие и понятные нам христианские каноны с непривычными и вызывающими отторжение антихристианскими действиями и традициями, когда воля и скрепы ослабевают и демон прорывается наружу. Словно, вместо обряда экзорцизма и полного изгнания, проводится укрепление защитной оболочки, не дающей демону вырваться, – зачем же избавляться от такого полезного «соседа»! В этой связи возникает вопрос – как в этих условиях строить взаимоотношения Ватикана и Православия? Даже если забыть про добровольную одержимость Запада, с позиций Православия все вроде бы ясно и просто: Ватикан многие столетия проводил политику прозелитизма и экуменизма и его цель – полное подчинение и поглощение Православия, ничего с тех пор не изменилось. Здесь допускается ошибка – представление о наличии у римско-католической церкви (РКЦ) единой политики и субъектности, перенос прошлого опыта на настоящее без надлежащего осмысления. В Ватикане, как и в любой другой большой и сложной структуре, очень много противоречий и групп, дуализм может быть как внутри людей, так и между ними. Не нужно забывать, что для очень многих в РКЦ отношение к Православию – отнюдь не политическое, а именно религиозное, для них мы своего рода христианское Основание (по Айзеку Азимову), источник более чистых обрядов и учений, намного меньше пропитанных светским духом, не связанных с «внутренними демонами». Во многом это похоже на отношение к зилотам в Православии и ортодоксам в Израиле: ограничивать будут, ущемлять в интересах – обязательно, но зажимать и допускать сильное ослабление – ни в коем случае. Мы для них – резервная версия / бэкап христианских традиций, если они заиграются, что для многих там очевидно. От этого и должна строиться политика РПЦ в отношениях с Ватиканом – поддержание данного образа, минимум политического взаимодействия, экуменизма и т.д., больше религиозного поиска и наставления, словом, игра на Образе игумена-аскета. И, конечно, верхушка РПЦ должна жить по принципу: епископ в первую очередь монах, а монах – аскет… Таким образом, оказывается, представительная роль Ватикана в продвижении концепции «инклюзивного капитализма» полностью соответствует вековым традициям Западной Европы, ее дуалистической природе, допустимости использования сил зла для творения добра. Наше представление о европейцах как о немного других русских так же неправильно и вредно, как и их фантазии о нас. Когда мы говорим о культуре и традициях западноевропейских элит, нужно постоянно помнить, что речь идет не о привнесении в христианство языческих дохристианских традиций или элементов других религиозных систем (нехристианских), а именно о встраивании еретических, оккультных, отрицающих элементов. В рамках стратегии «Третий Рим» взаимодействие с Ватиканом и гвельфскими элитами несут большие риски, не будем об этом забывать. И, да, это чисто европейские традиции, не нужно искать там чуждое влияние. «Великое пробуждение» - большая печаль Часть западных элит стремится перевести проблемы в мире в плоскость борьбы мир-системного центра (Запад) против периферии и полупериферии (не-Запада), расчеловечивая последний и формируя образ врага, сил зла. В свете этого считаю нужным отозваться на Манифест Александра Дугина «Большая перезагрузка и Великое пробуждение» – мои впечатления неоднозначны. Фактически перед нами попытка сформировать образ не-Запада, противостоящего Западу. Можно долго говорить и спорить о деталях Манифеста, но намного интересней онтология, представление автора о мире, словно бы склеенное из разных по происхождению частей и осколков. В итоге модель получилась яркая, объемная, но хрупкая и несимметричная, в то время как мир избыточен, гармоничен и красив. Пройдем по линиям склейки, что лежат на траектории к описанному Александром Дугиным мировому аттрактору. Первое – аллюзия, упрощение и программирование бинарного противостояния «они» (Большая перезагрузка) и «мы» (Великое пробуждение). В мире полно разных по интересам и формам объединений значимых групп, при этом четкие границы между ними чаще всего провести не получается. В сложном мире всегда будут появляться третьи-радующиеся, жаждущие стать бенефициарами противоборства. Второе – есть ли вообще субъектность у «мы», если речь идет о «глубинных народах»? Это можно не обсуждать: массы населения сами по себе несубъектны, а пока они сформируют новую анти-элиту – речь ведь идет о разрушении существующей системы власти – и эти группы перехватят контроль над ресурсами, пройдут годы, и «они» к тому времени одержат победу. Третье – пусть у «мы» уже есть субъектность. Покажите «их»… Власти и элита России, Китая, Ирана, Турции, Индии и стран третьего мира? Вы серьезно? Какая доля компрадоров внутри, сторонников тех, кто «они», и как долго их придется вычищать? Указывать на Владимира Путина, Си Цзиньпина, Иран и Турцию как на создателей «помех» глобализации очень странно. Каждый из списка был готов к союзу с Западом и к глобализации, если его интересы будут учтены, давайте не переоценивать их заинтересованности в саботаже. Четвертое – Дональд Трамп и население США как часть «мы» против остального Запада? Трамп критиковал финансовую праволиберальную глобализацию не из принципиальных антилиберальных расхождений, а из-за преждевременной угрозы гибели «Америки отцов-основателей». Многополярный мир не является непреодолимой угрозой для либералов, их проекты могут претендовать на успех при следующей волне глобализации. И, да, сценарий гражданской войны в США выпал в область фазовой разреженности, т.е. его вероятность упала. Пятое – пусть есть либеральные «они», а также чудные и разнообразные «мы». В истории есть много примеров, когда с одной стороны была сплоченная сила, а с другой – множество разрозненных, первые в итоге разбивали по частям противников, разделяя и властвуя. Единого фронта нет и не будет. В итоге получаем в Манифесте чудный вывод – России нужно возглавить борьбу «мы» против «они». Если предположить, что указанные выше пять линий склейки соответствуют действительности (чисто теоретически…), то в этом случае, без сомнений, правильная политика России – быть одним из участников Фронды, Команданте в лесу, а уж никак не Чапаем на лихом коне, за которым никого нет. И, да, я в печали… Потому что Манифест очень сильно напоминает попадание во враждебную ментальную ловушку и/или тупик… Таким образом, я не жду никакого «Великого пробуждения», как и «Великой перезагрузки», чужих ментальных ловушек нужно избегать и бояться. Положение в мире неустойчивое, времени для конструктивных действий все меньше, оптимальная стратегия России до большого обвала – отгородиться, обозначить красные линии и не привлекать к себе избыточного внимания. Не нужно обольщаться ориентированной на внешнего зрителя экологической повесткой, это всего лишь сигнал – мы с вами одной зеленой крови, не хотим оказаться не-Западом, мы большой зеленый веник, которого в углу не видно. Если собрать всех либералов во главе с Чубайсом в «Роскарбо», выделить им немного денег и обязать отчитываться за проделанные успехи, то можно много лет не беспокоиться ни о чем. Эти специалисты по очковтирательству и рисованию отчетных презентаций ни о чем на много лет будут создавать иллюзию некоего движения. Главное не давать денег больше, чем требуется на их прокорм, и не финансировать никаких проектов. А там или ишак и/или падишах… Резюме Инклюзивный капитализм по содержанию является постмодернистским изменением формы без понимания сути, он мало чем отличается от либеральных по содержанию программ социал-демократических партий Европы последних десятилетий. Отдельные силы на Западе осознали, что шансы на выживание не столь уж и велики, а собрав и возглавив новый Крестовый поход, они обретут перспективу остаться в плюсе и отсидеться в штабе, в глубоком тылу. Вот так и появился криво собранный инклюзивный капитализм – ненасытный демон, которого добрые и чистые сердцем граждане во главе с Папой Римским согласились заточить внутри себя и своей волей и скрепами удерживать от разрушительной деятельности, попутно растрачивая свои силы на добро. Геополитически, перед нами попытка сформировать в мире биполярное противостояния сил добра (Запад) и сил зла (не-Запад) в логике мир-системного анализа «Центр против периферии и полупериферии». Поскольку в реальности различных сил в мире – множество и они не жаждут делиться таким странным образом, а предпочитают играть «каждый сам за себя», их нужно собрать воедино, дав две красивые сказки, мечты и образы будущего. Ведь если образ тех, кто пытается уничтожить прекрасный и светлый Запад, не появится, то и объединения не будет, слишком велики расхождения между «своими». И, да, не будем упрощать противникам жизнь, пусть инклюзивный капитализм так и останется красивой оберткой пустоты. https://shkolnikov.info/articles/6-jekonomika/91032-ocherk-ob-inkljuzivnom-kapitalizme
  3. Почти 80% россиян считают зарплаты чиновников неоправданно высокими, следует из исследования сервиса "Работа.ру", имеющегося в распоряжении РИА Новости. В опросе приняли участие более пяти тысяч респондентов из всех регионов страны. "Большинство опрошенных (79%) отметили, что слишком высокую зарплату в России получают чиновники. Еще 38% респондентов указали на большие зарплаты в сфере топ-менеджмента. Двадцать девять процентов жителей России считают, что неоправданно высоки зарплаты у риелторов, а 25% отметили финансистов", — выяснили исследователи. Почти каждый пятый опрошенный указал, что слишком много получают юристы (22%), менеджеры по продажам (21%) и IT-специалисты (21%). Менее 20% жителей России считают, что чересчур большие заработки у маркетологов (17%) и дизайнеров (11%). А менее 10% жителей России высказали мнение, что слишком высокие зарплаты у бухгалтеров (5%), врачей (4%), инженеров (1%) и преподавателей (1%). В варианте "Другое" респонденты чаще всего выбирали артистов и спортсменов. По мнению жителей России, чиновники должны зарабатывать около 88,9 тысячи рублей в месяц. Топ-менеджеры — 103,2 тысячи, а риелторы — 76,6 тысячи рублей. Финансисты, по мнению респондентов, заслуживают зарплату в размере 102,3 тысячи, юристы — 95,9 тысячи, а менеджеры по продажам — 91,2 тысячи рублей. Самой высокой после "понижения" оказалась зарплата IT-специалистов — 108,6 тысячи рублей. https://ria.ru/20210508/chinovniki-1731458147.html
  4. У нас большинство чиновников не то что неправильно, вообще ничего не понимают.
  5. У кого кодифицированы? Для немцев одно, для нас другое, для китайцев третье. Вы воду не лейте. Соврали - так признайтесь. А Вы пытаетесь глупо отвертеться. Хотели меня подколоть? Так не получится. Я таких как Вы хорошо знаю. Недалёкие с высоким самомнением. Один плюс: цена небольшая.
  6. Где, кем и когда принятая. Номер исходящего документа. Ссылочку в студию. Или Вы при проверках верили на слово?
  7. Да ради бога. Думаете это кого-то интересует, кроме, в лучшем случае, Ваших близких и друзей?
  8. АНГЕЛИНА ПОТЕРЯЙКО Запад заговорил о социальной экономике. Но связывает он её не со стратегическим планированием и не с условиями, при которых достигается сбалансированность развития всех отраслей, а со спонтанным технологическим развитием для удовлетворения социальных потребностей. Ставшая мемом Всемирного экономического форума «Четвертая промышленная революция», по задумке своих авторов, должна использовать BigData и искусственный интеллект (ИИ) для связи физических объектов - транспорта, домов, бытовых приборов – между собой. При этом некоторые адепты ИИ кричат во всё горло, что новые технологии напрямую формируют общество, создают новое богатство. Однако не стоит доверять их громкому голосу – только общество может и должно определять направление исследований и разработок и решать, как использовать технологии. Десять лет назад некоторые лидеры общественного мнения и так называемые эксперты надеялись, что предприятия малого бизнеса и некоммерческие организации будут главными игроками на рынке новых платформ и услуг. Вместо этого самые большие и лакомые куски принадлежат таким IT гигантам, как Google, Microsoft, Uber и Airbnb. Существует серьезный риск того, что следующие поколения ИИ будут созданы крупным бизнесом, а гражданское общество станет бессильным сторонним наблюдателем. Таким образом, «социальная экономика» будет строиться без возможности для общества стратегически определять развитие и применение технологий для роста общественного блага. Концепция «Четвертой промышленной революции» декалрируется как концепция Всемирного экономического форума, а транснациональные компании и правительства некоторых стран с энтузиазмом принимают её. При этом реакция научного сообщества была проигнорирована. Существующая научная литература посвящена возможным социальным последствиям этой мнимой промышленной революции, только сосредоточена она, в основном, на этике, а не на путях увеличения роста общественного блага. Большая часть этих работ посвящена тому, как ИИ может угрожать таким ценностям, как истина, мир и демократия. Ученые с упоением перечисляют последствия алгоритмической войны: распространение фейковых новостей расовая или половая предвзятость, заложенная в ИИ-инструментах для принятия решений, злоупотребления технологиями распознаванием лиц и прочее. Всё это подбадривается чрезмерным финансированием центров этики ИИ во всём мире. ИИ и другие передовые IT технологии неплохи для решения узкоспециализированных задач, которые, безусловно, могут оказать точечное положительное влияние на экономическое и политическое развитие, как региональное, так и мировое. Например, компания Aerobotics использует дроны и ИИ для обнаружения и борьбы с вредителями с целью повышения урожайности сельскохозяйственных культур. Политики Тайваня применяют ИИ под названием Polis для организации демократических дебатов. Open Bionics использует робототехнику для производства протезов. MeshPoint производит устройства для создания одноранговых интернет-сетей в зонах бедствий и лагерях беженцев. Тем не менее, программы, созданные крупными платформами, обещавшие новую эру умных городов, оказались неспособными завоевать общественное доверие из-за своих механизмов управления персональными данными, а именно, их получения, обработки и использования с целью извлечения прибыли. Заглядывая вперед лет на десять, можно сделать предположение о том, что социальная экономика будет играть маргинальную роль в навязываемой нам Четвертой промышленной революции – явлении, которое по сути является продолжением капиталистической системы, поставленной на цифровую платформу ускорения вычислений и документооборота. Основные черты такой экономики имеют ярко выраженные черты беспринципного капитализма, так что о революции, направленной на улучшение жизни людей, здесь нет и речи: - продукты ИИ создаются транснациональными корпорациями; - отсутствие конкуренции между онлайн платформами; - отсутствие открытого доступа к данным, так как они становятся важным ресурсом, вокруг которого разворачивается торговая война; - отсутствие средств влияния на направление НИОКР или на науку в целом со стороны гражданского общества; - рост безработицы, несмотря на уверения капиталистов о создании новых высокотехнологичных рабочих мест. Другая беда «Четвертой промышленной революции» - это объявленная ЕС и США декарбонизация традиционных отраслей. К этому оголтелому и противоречащему науке и здравому смыслу процессу климатического раздербанивания мирового рынка в качестве инструментов подключены большие данные, ИИ и Интернет вещей. С их помощью принимаются решения о перераспределении инвестиционных потоков на «зеленые» технологии, разрушая или, в лучшем случае, трансформируя такие отрасли, как энергетика, транспорт и жилье, делая их менее недоступными для бедных слоёв населения. Отсюда в светлых умах адептов «Четвертой промышленной революции» всплывают идеи о безусловном базовом доходе, экономике общего пользования, социально ответственном капитализме – о мерах и шагах, которые могут теоретически и на короткий срок создать видимость улучшения социально-экономической ситуации. Их примитивная логика не предусматривает постановку задачи увеличить благосостояние людей без отказа от промышленности, мяса, удобных домов, традиционной дешевой электроэнергии, без сокращения численности населения планеты. Бухгалтерский подсчет балансов – углеродных, пищевых, энергетических, финансовых – вот их альфа и омега. Западная школа экономической мысли, которая привела к этой глобальной манипуляции с Четвертой промышленной революцией, безусловно, проиграет игру с объективными экономическими законами и обществом: вместо взлета выстраиваемой ими экономической системы, поезд под названием «Инклюзивный капитализм» покатится под откос. Ни у транснациональных корпораций, ни у правительств нет схемы и опыта построения реактивного самолета для управления экономикой. Единственными носителями таких знаний на сегодня являются российские ученые экономисты-кибернетики – представители научной школы стратегического планирования Н.И. Ведуты. Они утверждают, что настоящая (вторая, а не четвертая) технологическая революция заключается в росте эффективности государственного (глобального) управления экономикой для её прогрессивного развития. Наблюдаемая сейчас во всем мире искусственная смена технологического уклада ведет к использованию достижений в области IT для контроля над человеческим поведением, его прогнозирования и управления. Это является самым простым путем установления диктатуры крупного финансового капитала над обществом и не имеет ничего общего с управлением экономикой, а тем более с социальной экономикой. Такая диктатура «цифры» имеет своей целью не только сохранение достигнутого уровня получения прибыли, но и его дальнейшее повышение в то время, как общество требует повышения уровня общественного блага для своего развития. Для приближения второй технологической революции, направленной на постоянный рост общественного блага Научной школой создана альтернативная модель управления экономикой, способная построить настоящую социальную экономику, основанную на моральных принципах при использовании последних достижений IT-технологий – кибернетическая модель межотраслевого-межсекторного баланса Н.И. Ведуты. Алгоритмы расчетов балансов «затраты-выпуск» в режиме онлайн с учётом обратной связи от потребителей и производителей являются ядром ИИ, технологии, которая занимается обработкой правильно собранных данных, вычислением требуемых значений инвестиций – управляющего фактора модели. Именно в такой кибернетической модели общество, давая обратную связь, способно влиять на развития экономики, на научные исследования и изыскания, на применение последних достижений IT. В данном случае решение о том, какой будет жизнь, принимают люди, а не машина – это и есть истинная демократия и свобода. В таком ИИ нет места «черным ящикам», теневому бизнесу, коррупционной доле экономики, нет места лоббированию отраслевых и корпоративных интересов и бездумному принятию решений по федеральным и национальным проектам, высасывающим из бюджета колоссальные средства. В конечном итоге, такой способ управления экономикой снимает вопрос о расовом, социальном, половом неравенстве, ему не нужны технологии слежки за людьми и центры по этике ИИ. Реализация принципов социально-эффективной экономики уже заложены в кибернетическую модель её создателями, которые руководствуются наукой, а не интересами капитала. https://aurora.network/articles/298-nauchnaja-shkola/90972-novaja-promyshlennaja-revoljutsija-i-sotsial-naja-jekonomika-pojavjatsja-cherez-kiberplanirovanie
×