Jump to content

Archived

This topic is now archived and is closed to further replies.

Yennefer

Стартуем!

Recommended Posts

"Gazeta Wyborcza" – Большой формат

 

15 января 2011 г.

 

z8942297Z,Jerzy-Bahr.jpg

 

Ежи Бар

 

Стартуем!

 

"Я был с председателем Качиньским, когда он шёл к телу брата. Я держал его под руку. Последние несколько шагов он сделал сам".

С Ежи Баром, бывшим послом РП в Российской Федерации, беседует Тереса Тораньская

 

- Я скажу Вам прямо: невозможно объяснить, особенно в России, какой был смысл в том, чтобы один за другим ездили в одно и то же место.

 

Анджей Пржевозник говорил: только бы пережить эту Катынь.

 

- Он был в Катыни 7 апреля, в среду. Через три дня должен был прилететь туда снова. Он был очень усталым, я разговаривал с ним.

Я покажу Вам свой календарь.

 

Дату 10 апреля Вы обозначили красным фломастером.

 

- Я сделал это потом.

Утром я получил e-mail от Мариуша Казаны, шефа дипломатического протокола МИД. С одним словом – стартуем.

Я был в очень хорошем настроении. И, скажу нескромно – я был горд. Встречей Туска с Путиным в Катыни мы сделали очередной шаг в нужном направлении, и я, наконец, мог уйти.

 

Вы хотели?

 

- В Москве я пережил злокачественную опухоль, инсульт и серьёзную операцию. Для одного срока в диппредставительстве достаточно. Я решил уйти на пенсию. Но меня попросили остаться. После визита Путина 1 сентября на Вестерплатте было известно, что будет следующая встреча. Нам было важно, чтобы она состоялась в Катыни. Над этим нужно было поработать. Я согласился. Крупнейшим успехом посла является ситуация, когда отношения между странами становятся лучше, чем они были, когда он приехал. Я с радостью мог сказать, что так и вышло.

 

Мы с водителем поехали в аэропорт «Северный». Фамилия моего водителя Квасьневский, а секретарши – Чарторыская (древняя дворянская фамилия. – прим. перев.). Я шутил, что в посольстве я удерживаюсь на двух крыльях. (Улыбка)

Аэропорт находится на окраине Смоленска. Почти в 20 километрах от Катыни и только в нескольких километрах от отеля «Центральный», сейчас – «Смоленск», где мы всегда останавливаемся.

Согласно дипломатическому обычаю, нужно быть на месте как минимум за полчаса перед прилётом самолёта. Мы с водителем приехали примерно за 40 минут.

 

О намерениях президента я официально узнал в начале марта. Его канцелярия прислала мне письмо, что президент хочет принять участие в катынской церемонии. Дата приезда не была указана. Но предшествующее высказывание господина президента «Я надеюсь, что получу визу» предвещало очередные трения между двумя странами. И наши, внутрипольские. Я выслушивал это с неприятным осадком. Для меня две церемонии в Катыни двух высших представителей государства в такой короткий период были оскорблением для Республики Польши. Они показывали нашу неспособность вместе склониться над братской могилой. Как гражданин, я не хотел с этим мириться. Как чиновник – был обязан.

 

В аэропорту «Северный» в Смоленске двое въездных ворот. Мы въехали через главные. Справа, метрах в двухстах от взлётной полосы, было место для парковки автомашины. Я вышел. В аэропорту уже были работники нашего посольства, губернатор и несколько высших представителей смоленской областной администрации. Всего 30-40 человек.

 

Что изменилось с 7 апреля?

 

- Я не заметил. Но не думаю, что к прилёту Путина аэропорт не был хорошо подготовлен. Может, было установлено дополнительное оборудование. Может, что-то было добавлено, дополнено или заменено, что гарантировало бы полную безопасность взлёта и посадки. В России там, где должен быть премьер или президент, всегда должно быть безопасно. Естественно, в других ситуациях может быть по-всякому. Аэропорт «Северный» - я подыскиваю более элегантное слово, но не нахожу его – запущенный. И о том, какой он есть, все мы давно знали.

Я покажу Вам, в календаре у меня записано - 10 марта в 15-00, директор Нечаев из российского МИД.

Я был у него с господином Цыгановским, шефом протокола нашего посольства. Нечаев горячо отговаривал нас от использования аэропорта в Смоленске. Он говорил, что порт закрыт уже несколько месяцев, что расформирован полк, который им занимался. Он предлагал нам выбрать другие аэропорты. О таких беседах обычно пишутся депеши с грифом «секретно». Но я счёл, что Нечаев поднял вопрос, о котором должен знать более широкий круг лиц. Я послал в Варшаву подробную записку на полторы страницы..

 

Кому?

 

- Получателем писем от посла всегда является МИД. Канцелярия президента получила его, вероятно, для сведения.

 

Ко мне подошла госпожа вице-губернатор Смоленска. Это видная, красивая блондинка лет сорока. Она приветствовала меня словами: «Хорошая погода».

Я подумал, что не очень. «Хорошая», - согласился я с ней из вежливости.

После обмена любезностями мы разбились на две отдельных группы. Поляки шли с поляками, россияне – с россиянами. Так всегда бывает.

Спустя 15, может, 20 минут ожидания появился туман. Клубы тумана шли с левой стороны вправо. Их было всё больше, туман сгущался в молниеносном темпе. Приехал Титов, замминистра иностранных дел России, я поздоровался с ним и вернулся к своей мини-группе.

 

Присутствие Владимира Титова нам удалось обеспечить почти в последний момент.

У меня в календаре: 26 марта – поездка к министру из администрации премьера России Ушакову. Мы хотели «подбросить» ему оба визита в Катыни – премьера Туска и президента Качиньского – в одном пакете, и обговаривать их совместно. Он не согласился. Сказал, что они – от премьера Путина, и занимаются только встречей премьеров. Неизвестно было, к кому обращаться. Главе государства, приезжающему в данную страну, должно быть гарантировано присутствие кого-либо с соответствующего уровня государственной администрации. Такой гарантии у нас не было. Но дипломатическая вежливость по отношению к главе другого государства, однако, победила, и меня в какой-то момент официально заверили, что так же, как при визите Туска, будет присутствовать Титов. Давая таким образом понять, что российский МИД по протоколу будет одинаково рассматривать оба визита – премьера 7 апреля и президента – 10 апреля.

Вы знаете, в чём заключалась проблема?

 

Что никто не пригласил президента Качиньского в Россию, да?

 

- Что невозможно было найти формальный ключ для характера визита президента.

 

В 2007 Вы нашли.

 

- Я помню.

 

А что Вы помните?

 

- А что Вы знаете?

 

Что президент Качиньский вдруг решил посетить кладбище в Катыни. Он назвал дату 17 сентября, потому что на 7 сентября ПиС назначил самороспуск Сейма, что влекло за собой объявление очередных выборов. А значит, 30 августа канцелярия президента попросила Вас помочь в подготовке визита и сообщила, что днём раньше пригласила в Катынь президента России, тогда Владимира Путина.

 

- Как пригласила, напомните мне.

 

Мацей Лопиньский, шеф кабинета президента, 29 августа передал это приглашение послу России в Польше Владимиру Гринину.

 

- Ну-ну. И что было дальше?

 

Путин не приехал.

 

(Улыбка)

 

А первая дама прилетела без визы.

 

(Улыбка)

 

И что вы придумали?

 

- Паломничество. Что президент Качиньский приедет в Россию как паломник. А паломничество – хоть такое понятие не функционирует в дипломатических отношениях – может осуществляться в любое время года, и в нём могут участвовать очень разные люди.

А, значит, визиты Качиньского 17 сентября 2007 и 10 апреля 2010 года были неофициальными. И организованы они были с исключением применяемых в таких случаях протокольных норм.

 

Итак, я стоял в аэропорту «Северный» и, как обычно, присматривался к людям. Я социолог, и мне интересно их поведение. Минуло запланированное время прилёта. Всегда нужно считаться с каким-то опозданием, но оно всё увеличивалось. Я начал нервничать. Считается каждая минута, потому что она записана в протоколе. Тумана стало очень много. Он был страшный. Мы были всё больше дезориентированы.

Вдруг я заметил, что российская группа пришла в движение. Есть такое выражение – «присесть от впечатления». Они присели массово, будто бы на них упало что-то тяжёлое. Одновременно я увидел выскакивающую с левой стороны пожарную машину. Раньше я её не видел, наверно, она стояла где-то на тылах. Она проехала мимо нас на большой скорости, поперёк взлётно-посадочной полосы. В долю секунды я сопоставил эти два факта и крикнул своему водителю: «Что-то случилось!» Ведь ни одно транспортное средство не будет ехать по полосе, если на ней сейчас будет садиться самолёт. Мы вскочили в машину. И за ним!

Пан Квасьневский – отличный водитель. Ездит, как гонщик.

 

Он работает в Бюро охраны правительства.

 

- Позже, в дискуссиях, были ли в аэропорту люди из БОП или не были – он представляет собой ключевое доказательство, что были.

 

Двое.

 

- Вторым был Артур Гейсель. Он стоял дальше, возле автомашин, не с нами.

Сквозь туман я видел перед собой зад пожарной машины, а по бокам – поле битвы в чисто советском стиле – развалины гаражей, складов и остовы ржавеющих самолётов.

Пожарная машина остановилась, дала задний ход и повернула вправо. Видимо, получили от кого-то сигнал, что едут не туда. Через несколько сот метров снова остановились. Мы вышли из машины. Мы находились за пределами аэропорта. Рядом был ров, перед нами луг. Я увидел вице-губернатора, он стоял за рвом и кричал нам, что это тут, и что место болотистое.

Но человек – как Вы знаете – в такие моменты не думает об осторожности. Естественным рефлексом было бежать дальше, чтобы кому-то помочь, кого-то спасти. Ведь самолёт, как в фильмах экшн, видимо, зарылся в землю или наткнулся на какую-то стену. И мы нужны заключённым в нём людям.

 

Мы побежали. Под ногами чувствовалась мягкая почва, но по ней можно было передвигаться.

Через 100, а может, 150 метров мы увидели четыре груды металлического лома. От них шёл дым. Дым поднимался над полями и шёл вверх. Как во время уборки картофеля. На поле, осенью.

У меня часто спрашивают, что произвело на меня наибольшее впечатление. Это!

Я летал на этом самолёте, каждый полёт был приключением. Сам раза два был в ситуации, когда человек благодарил Бога, что, наконец, оказался на земле.

Он стоял у меня перед глазами, я много раз участвовал в его встречах и проводах. Огромное туловище с высоким трапом. А эти фрагменты, которые я увидел, по полтора метра высотой, отнимали у меня надежду, что я могу кому-то помочь.

Я чувствовал себя как в Бухаресте после большого землетрясения 4 марта 1977 года. Мы выходили из посольства на главную улицу Булевардул Магеру. От зданий, вчера 8-10-этажных, остались карикатурно уменьшенные груды развалин. И не было никаких расщелин, через которые можно было бы войти и вытащить кого-нибудь изнутри. Я думал только о том, что из сотен людей, которые там жили, выжить не мог никто.

 

Мой водитель начал материться. И как! Хоть он чрезвычайно выдержанный человек и всегда владеет собой. Что это с самого начала не имело смысла, и этим должно было закончиться.

Ну, знаете... Он тоже видел, что весь этот визит происходит на грани реальности.

 

В моём календаре записана такая последовательность:

6 апреля – выезд в Смоленск 14.30.

7 апреля – Катынь, встреча премьеров РП и РФ, возвращение в Москву.

8 апреля – научная конференция о Второй мировой войне. На ней был и мой друг Адам Даниэль Ротфельд.

 

Поэтому он жив.

 

- 9 апреля, то есть в пятницу, в 12-00, я вручал награды российскому Мемориалу, в том числе Гурьянову. Награды установил господин Кохановский (уполномоченный по гражданским правам, ПиС. – прим. перев.), но он не мог приехать в Москву.

 

А если бы приехал...?

 

- Да. После этой церемонии я снова поехал на машине в Смоленск. А вечером у нас было совещание с работниками посольства. Подготовка каждого визита – это очень много технических деталей. Мы встретились в кафе «Французское» возле гостиницы. Нас было человек десять.

В этот день я должен был сопровождать президента на катынском кладбище, а в 16-00 проводить его на встречу с польской диаспорой. Я сделал конспект, довольно примитивный. Типа – фамилии лиц, которые должны быть названы, чтобы не ошибиться и никого не пропустить. Вложил в папку. Она до сих пор у меня, я сохранил её на память.

Ноги отказались меня слушаться. Тряслись так, что я не мог стоять. Я старался с этим справиться.

Мой водитель звонил. Почему Вы думаете, что Мацеревичу?

 

Потому что Мацеревич, который был на Катынском кладбище, узнал о катастрофе от человека из БОП, из аэропорта.

 

- Я сомневаюсь, чтобы у Квасьневского был его телефон. Может, от Гейселя. Гейсель был где-то неподалёку. Я слышал его голос.

Мой водитель сзывал БОП-овцев с Катынского кладбища. Он кричал в телефон, чтобы они немедленно приезжали, что они нужны. «Не там ваше место,- кричал он, - а тут». Я справился с ногами.

Нужно было кому-то сообщить. Рефлекторно я позвонил своей семье. Трубку взяла сестра. Я сказал две фразы. Что случилась катастрофа, и что то, что я вижу, ужасно. Услышал её крик. Затем я позвонил госпоже Чарторыской, моей секретарше в посольстве.

 

Не министру Сикорскому?

 

- У меня с собой не было его прямого телефона, я взял не тот мобильник. Спустя минуту ответил Оперативный центр правительства и соединил меня с Сикорским.

 

Было 8.55.

 

- Министр уже знал.

 

Семь минут. От директора Ярослава Браткевича из департамента восточной политики, а тот – от своего начальника Дариуша Гурчиньского, который позвонил ему из аэропорта.

 

- Я сообщил министру о том, что вижу. Это был короткий разговор.

За местом, где мы стояли, был пригорок, типа насыпи. Мы не видели, что за ним.

Я не видел и никакого фюзеляжа, и никаких перевернутых вверх шасси. С удивлением увидел их потом по телевидению.

 

Их заснял Дарек Лопач, оператор Виктора Батера. Он залез на крышу магазина поблизости.

 

- На насыпи появились солдаты. Очень быстро. И какой-то автомобиль с группкой людей. Там, кажется, создался центр управления. Солдаты разбежались и начали нас оттеснять.

 

Вежливо?

 

- Вежливо, но решительно.

 

Объясняя что-либо?

 

- Их задачей не были разъяснения. Они очень чётко оцепили всю территорию. Одни гасили дымящиеся фрагменты, другие устраняли всех гражданских лиц.

Вы знаете, что было в этой катастрофе самое страшное? Что россияне, не помню точно, когда, но спрашивали нас, хотим ли мы воспользоваться помощью их штурманов, которые помогут нашим пилотам при посадке. Этот вопрос мы переслали в Варшаву. Нам ответили, что нет.

 

Дело было в деньгах?

 

- Я не знаю.

 

Привлечение российских штурманов в 2007 году обошлось канцелярии президента примерно в 15 тысяч злотых.

 

- Бог нас берёг. Потому что этот отказ у нас, к счастью, есть.

Я увидел людей из МЧС, российского министерства по чрезвычайным ситуациям. Они взяли на себя руководство всей операцией. Для меня было очевидно, что следствие будет вести страна, на территории которой произошла катастрофа.

Я потерял из виду вице-губернатора. Рядом я слышал голос – не знаю, Квасьневского или Гейселя, а может, кого-то ещё, кто просил пустить их дальше, и слышал фразу: там наш президент, там наш президент.

 

Был ли у него специальный чип?

 

- Первый раз слышу. В случае Качиньского я этого не исключаю. Это дело связано с представлением данного лица о своей безопасности. Некоторым нужно большей, другим меньшей.

Я не знаю, сколько мы ещё стояли на этом поле. Может быть, в общей сложности полчаса. Водитель сказал мне, что звонят из Катыни. Они хотят начать богослужение, и спрашивают, приеду ли я. Меня охватила мысль, что важнее всего сейчас люди, собравшиеся на кладбище. Они ждут нас, и моё место среди них.

Мы выехали на шоссе.

 

Оно уже было оцеплено?

 

- Кажется, нет. Но не скрою – я был в полубессознательном состоянии.

Один из выводов, которые я потом старался передать нашей стороне, был такой, что мы должны в рамках нашего сотрудничества с россиянами предпринять, а может быть, обогатить взаимодействие с их министерством по чрезвычайным ситуациям. Это военизированная, прекрасно организованная структура, с гигантским опытом. На территории такой большой страны ведь всё время что-то происходит. Сегодня люди борются с песчаной бурей, а завтра – с наводнением, пожаром или взрывом газа. Стоило бы воспользоваться их опытом.

 

Мы приехали в Катынь. Я вышел из машины, и первым, кто ко мне подошёл, был Антоний Мацеревич. Он попросил номер телефона. Я уже не помню, чей. Кажется, кого-то из посольства, потому что в моём мобильнике он был, а там, в основном, номера людей из посольства. Я дал. Подошёл министр Сасин из канцелярии президента. Раньше я его не знал. Я старался выразить ему сердечность. Потеря шефа, с которым у тебя были товарищеские отношения, казалась мне страшной тяжестью.

 

Он должен был быть в этом самолёте.

 

- Этого он мне не сказал.

 

Он уступил своё место сотруднице.

 

- С господином Сасиным мы пошли по направлению к ожидающим людям. Я увидел ряды пустых кресел. С цветами, с флагами, с висящими на поручнях зонтами. Тогда до меня дошло, что действительно погибли все. И никакого чуда не будет. Ведь человек верит в чудеса. Верит, что он внезапно узнает о чём-то хорошем, из-за чего страшные события станут менее страшными.

Я сказал несколько фраз. И быстро дал слово Сасину. Я счёл, что этот он должен говорить. Что в этот момент близкий сотрудник президента более важен, чем я.

 

Люди о чём-нибудь спрашивали?

 

- Нет.

В Бухаресте тоже не спрашивали. Они шли по середине улицы, потому что по бокам были развалины. Шли сотни, тысячи людей. В полном молчании. Я не слышал ни одного слова. Будто бы это был фильм с выключенным звуком. На кладбище в Катыни тоже была тишина. Никаких вскриков, громкого плача – ничего. Все стояли окаменевшие.

Началась месса.

Для верующего человека, когда его встречает минута высочайшей радости или наибольшей боли – а боли в человеческой жизни больше, чем радости, богослужение важно, оно самое важное. Человек хочет обратиться к Богу, непосредственно соединиться с ним и вернуться – к ценностям.

 

На кладбище были работники посольства. Я видел наших консулов – Лонгину Путку и Роберта Амброзяка.

Выходя с кладбища, я встретил Тадеуша Штахельского из дипломатического протокола МИД. Он был потрясён. Он был рядом со смертью, должен был лететь в этом самолёте. 7 апреля он приехал с премьером, должен был вернуться в Варшаву и прилететь второй раз. Но остался в Смоленске из-за каких-то организационных вопросов. "Но Вы остались в живых", - пытался я его утешить.

 

Вы тоже.

 

- Но в моей голове не возникла картина, что я мог оказаться в этом самолёте.

 

Вы были в списке.

 

- Но как член официальной делегации. И возле моей фамилии стояла звёздочка, это на языке МИДовской бюрократии означает, что человек находится на месте. Журналисты или не заметили её, или не знали этого кода, но раз именно они тогда решали вопросы жизни и смерти (улыбка), то включили меня в список жертв катастрофы

 

Адам Даниэль Ротфельд попрощался с Вами по телевидению.

 

- И Александр Квасьневский. Замечательными словами. Меня это очень растрогало. Я работал с ним только девять месяцев. Как руководитель Бюро национальной безопасности, после того, как Марек Сивец ушёл в Европарламент. Он меня не знал, но принял, поверил, хоть – прямо говоря – я не был левым, и он об этом знал. Но я доволен. Когда он уходил, я выразил ему свою лояльность.

После выбора Леха Качиньского президентом, госпожа Якубяк и господин Коваль пригласили меня на беседу. Они сказали, что у них есть для меня предложение: ещё год я могу оставаться на должности шефа БНБ. Я был рад. Это подтверждало принцип, которого я стараюсь придерживаться всю жизнь – что я государственник. Я очень хотел остаться. БНБ – это интересное место работы. Но я знал, что 22 декабря все министры канцелярии президента Квасьневского подадут в отставку, новый президент примет её и попрощается с персоналом. Я был бы единственным министром, который бы этого не сделал. Я счёл, что такого номера я выкинуть не могу. Не могу за счёт нелояльности – а это была бы страшная нелояльность по отношению к Квасьневскому – добывать аплодисменты новой команды. Госпожу Якубяк и Павла Коваля я поблагодарил и подал в отставку. Я подумал, что если новый президент действительно захочет принять меня на работу, то пожалуйста, он может мне предложить это, когда примет присягу.

 

Но не предложил?

 

- Нет.

 

Вы его знали?

 

- Познакомился. Он был очень милым человеком. И наверняка горячим патриотом. Но любить свой народ – этого слишком мало. Нужно ещё хотеть увидеть, каков он есть, как меняется. Какие у него ожидания. И... принимать решения. А с этим была проблема. Это, по моему мнению, было связано с зависимостью.

 

От брата?

 

- Он выполнил задание, говоря их языком. Но его избрали. История, к сожалению, поручила ему эту роль.

Я приходил к нему в условленное время, с делами, которые нужно было решить, Президент говорил: «Я люблю ходить». И он ходил по кабинету и говорил. Даже очень интересно. Я пытался подбросить ему какой-нибудь вопрос, касающихся наших билатеральных отношений с Россией, а он - что сейчас это неважно, что поговорим об этом через 12 лет. И я шёл к Мариушу Гандзлику, я его очень любил, а через 15 минут приходил президент и снова что-то рассказывал. Он, очень кратко говоря, никуда не торопился. Поэтому Россия видела партнёра для переговоров в Платформе и в премьере Туске. А не в ПиС и в президенте. ПиС и президент Качиньский, в глазах россиян, не давали России шансов на улучшение отношений. Они не выложили на стол ничего, что могло бы рассматриваться Россией в качестве серьёзного предложения. В Европе знают, что Россия – это очень трудный партнёр, но сегодня, наконец, прагматичный.

 

Господин Сасин решил сразу же возвращаться в Варшаву. Я просил его остаться. Ведь многое – объяснял я, – и, наверно, всё больше будет происходить и в Смоленске, и в Москве, и он как единственный представитель канцелярии президента, должен в этом участвовать. У него было другое мнение. Он улетел на Як с журналистами сразу же, ещё в субботу. А потом я увидел в прессе неприятную информацию обо мне, что Бар отговаривал Сасина от возвращения в Варшаву. По умолчанию – что Бар был очень заинтересован в том, чтобы Сасин не вернулся в канцелярию в то время, когда её будет занимать... даже не знаю точно, кто.

 

Вражьи силы?

 

- Спикер Коморовский, исполняющий обязанности президента! Ничего не понимаю. Ведь государство должно функционировать. Несмотря на страшнейшую катастрофу. А я даже не знал, чем Сасин занимается в канцелярии, мне и в голову не пришло, что, задерживая его в Смоленске, я лишаю его шансов на принятие канцелярии. Меня это сильно задело. Это было не только полностью лживо, но и абсолютно глупо, просто абсурдно.

Я вернулся в гостиницу. И снова должен был ехать в аэропорт. Я получил информацию, что приезжает премьер Туск. Было уже темно. В аэропорту стояли освещённые палатки. Мне сказали, что уже прилетел Путин. Мы ждали нашего премьера. Он ехал из Витебска. Я разговаривал с россиянами. У них в голове не укладывалось, что могла произойти такая трагедия. В мистических категориях – это, видимо, цена, которую нужно заплатить за то, чтобы расширилось пространство правды. Я понимаю, что если в стране есть место, которое болит, то не любят кого-то, кто приходит и копается в этой ране. Но мы как жертвы имеем право в ней копаться, потому что это наша рана. Это благодаря нашей настойчивости, я называю её катыньской, были возведены такие прекрасные объекты как Медное и Катынь, чего добился неоценимый Анджей Пржевозник. Россияне должны были с ними примириться. И примирились. Я убеждён, что когда мы начнём спокойно разговаривать друг с другом, они поблагодарят нас, что мы помогли им, при помощи своих жертв, воскресить память и об их жертвах. Потому что на их земле десятки Катыней. А когда они вспомнят про них, мы должны будем подвинуться, чтобы освободить для них место в нашей польской памяти. Такова логика примирения.

 

Позвонил Павел Коваль, мы хорошо знакомы. Сказал, что они тоже прилетели с Ярославом Качиньским в Витебск, и сейчас едут в автобусе, они на территории России, и он не знает, почему россияне задерживают их приезд в Смоленск. Я хотел ему помочь, мы побежали к россиянам, обращались к шефу российского протокола, но они от нас отделывались. А Коваль звонил беспрерывно. Что из задерживают, устраивают им какие-то проверки.

Приехал Туск. Видно было, что он потрясён. Он пошёл с Путиным к остову самолёта. Я был при этой сцене.

 

Объятия?

 

- Это страшная подлость – чтобы в объятии Путина усматривать что-то иное, чем выражение сочувствия. Жест Путина был абсолютно уместен, это был человеческий порыв. Туск, когда подходил к самолёту, еле держался на ногах. Он был совершенно убит.

Снова позвонил Коваль, что они уже у ворот аэропорта.

А сейчас я скажу вам как человек, который знает Россию. Если российская сторона запланировала, что на место катастрофы сначала должен приехать Туск, то так и должно было быть. Россияне, когда планируется событие с участием их высших представителей, удаляют всех, кто мог бы помешать им в реализации этих планов, удаляют или попросту выгоняют. Молниеносно и иногда жёстко. Сейчас же уезжайте! Вам тут нельзя. Невзирая на страну, которую данный гость представляет и на причины, по которым он тут находится.

 

Вмешательство премьера Туска бы не помогло?

 

- Нет. Я отвечаю однозначно. По тому графику, который запланировали хозяева, председатель Качиньский должен был приехать позже, а премьер Туск раньше. Для меня это было очевидно.

На территорию аэропорта въехал автобус с господином Качиньским. Я подошёл. Я был возле него, когда он шёл к телу брата. Я считал, что это я должен его сопровождать. Я держал его под руку. За несколько метров перед местом, где лежали тела, я остановился. Подумал, что мне не следует идти с ним до конца, что это слишком интимный момент. Последних несколько шагов он сделал сам.

 

Там лежали три тела.

 

- Я их не видел. Было темно. Он долго стоял возле брата. Возле него крутились какие-то люди.

 

Он идентифицировал брата.

 

- Я снова к нему подошёл. Проводил в автобус. Хотел выразить ему своё сочувствие. Начал говорить о смерти моего отца. Он ответил мне: «Но вы не потеряли брата». Он был прав.

Их автобус стоял примерно в 150 метрах от палатки, в которой происходили беседы Туска с Путиным.

Кто-то передал мне просьбу нашего премьера, чтобы я пригласил Качиньского в палатку. Я вошёл в автобус. Качиньский сидел в передней части, слева, вжавшийся в кресло. Я сказал ему о приглашении. В очень вежливой форме. Что они его ждут, что это важно, чтобы он с ними поговорил. Он отказался.

 

Как?

 

- Что нет. Это было только "нет".

Возле автобуса стояли люди Качиньского. Я пытался убедить их, чтобы они убедили председателя. Они отказались. Они очень решительно отказались.

 

Что, мол, это заговор? Покушение?

 

- Я Вам что-то скажу. Я принадлежал к тем наивным полякам, которые вначале верили в ГП-ПИС. И поверьте мне, что во время правления ПиС мы прикоснулись к чему-то очень опасному. Я не хочу формулировать более резко.

 

Я ещё раз пошёл к Качиньскому. Туск был очень заинтересован в том, чтобы у россиян не создалось впечатление, что существуют две Польши. Я тоже был в этом заинтересован. Для меня то, что мы перенесли свой раскол в другую страну, и что он должен был проявиться в таком специфическом месте как Катынь, было невыносимо.

«Нет», - ответил Качиньский. Они отъехали.

В разговорах Туска с Путиным я не участвовал. Даже не знаю, была одна беседа или две. Они проходили с глазу на глаз.

 

То есть сколько их там было?

 

- Без посла (улыбка). Это нехороший обычай, который привился несколько лет тому назад. Я работал в Москве советником по политическим вопросам. Приехал президент Валенса, и наш посол Станислав Циосек не был допущен к переговорам Валенсы и Ельцина в Кремле. Он был страшно возмущён. Да как! Он кричал, что он посол и имеет право. Я подозреваю, что то, что его тогда не допустили к переговорам, выражало намерение хозяев. Но позже, однако, это было связано с недоверчивостью правящих команд, которые менялись, как перчатки. Я испытал это на своей шкуре.

Один из польских премьеров, не зная, что я стою поблизости, спросил свого сотрудника: «А посол-то наш?» Мне будто бы дали пощёчину.

 

А каков был ответ?

 

- Ответа не было, потому что тот, кого спросили, кажется, сориентировался, что я всё слышу. Но если когда-либо рождается мышление такого рода, то нет ничего удивительного, что утвердилась формула, что некоторые переговоры ведутся без присутствия посла.

 

Туск уехал. Качиньский хотел забрать тело брата. С Павлом Ковалем мы пошли к Путину. Он ответил, что это невозможно, Потому что главе государства полагаются почести, и он не представляет себе, что польский президент может покинуть территорию Россию без них.

На следующий день, в воскресенье, состоялась церемония прощания.

 

Прилетел премьер Путин, а не президент Медведев.

 

Я не воспринял это как что-то чрезвычайное. Он прилетел, потому что всерьёз занялся примирением с Польшей. И он, по-моему, стал архитектором нового этапа в отношениях с Польшей.

Я шёл с ним за гробом. За нами маршировали солдаты. Во время очень медленного марша я кратко поблагодарил его за прекрасную организацию церемонии. Вместе мы почтили светлую память президента Республики Польши.

Я сознавал, что участвую в историческом событии, совершенно уникальном, заряженном символикой.

Обычно на официальных церемониях в России у меня было чувство, что они сконструированы так, чтобы любой чувствовал себя меньшим перед лицом России. А это был момент, когда у меня не только не было такого чувства, но мне казалось, что мы как государство стали важней.

 

Это единственный момент?

 

- Единственный, потому что я – реалист и, хоть это мне совсем не нравится, я знаю, кто меньший, а кто больший.

Но в тот момент я не был только чиновником, представляющим государство и отдающим от имени своей страны почести президенту. Мне казалось, что я, вместе с тем, кого мы провожали - это Польша. Это было невероятное чувство. Его невозможно передать.

Я вернулся в Москву. Посольство, которое в обычные дни огорожено колючей проволокой, было окружено цветами. Их приносили простые россияне, нужно об этом помнить. Я принимал соболезнования. Прибыл президент Медведев. Он дал понять, что будет на похоронах в Кракове. В книге для соболезнований делали записи все, включая американского посла, который обычно не посещает никаких посольств.

Несколько очень высоких российских чиновников, вписав соболезнования, отозвали меня в сторону и горячо убеждали, что реакция россиян аутентична и спонтанна, не организована ими. Если бы не обстоятельства, я бы слегка развеселился. Я помню давние демонстрации, которые устраивались возле польского посольства, когда людей привозили на автобусах и расставляли их с транспарантами, чтобы они протестовали против вступления Польши в НАТО.

 

Я сопровождал тело первой дамы из морга в аэропорт. Это была замечательная женщина, я считал себя её поклонником. Я присутствовал при закрытии гроба президента (в эмиграции. – прим. перев.) Качоровского. Он был скромным, умным человеком. Я прощался с последними гробами, которые летели из Москвы 23 апреля. Вошёл в самолёт. Огромное пространство внутри было устлано флагами. Каждый гроб был накрыт бело-красным флагом. Словно бы кто-то разложил бело-красную скатерть на рождественском столе. Я подумал о Монте-Кассино. Там было поле и красные маки. Я ходил между гробами, как по кладбищу. Увидел гроб Анджея Пржевозника, он был бесспорно самым близким мне человеком. Я простился с ним. И всё.

 

ОРИГИНАЛ

Share this post


Link to post
Share on other sites

Огромное спасибо, Yennefer.

Посол Ежи Бар - потрясающий человек. Удивительный, преданный Польше и уважающий Россию.

Достоинство. И еще раз достоинство.

 

Читала сразу после публикации, прочитала еще раз с теми же чувствами, поразительный текст. Нет слов.

 

Про катастрофу после очевидца говорить не пристало. А вот это мне очень интересно:

И поверьте мне, что во время правления ПиС мы прикоснулись к чему-то очень опасному. Я не хочу формулировать более резко.

Это ведь говорит человек, который знает все изнутри, заведомо больше других. Что он хотел сказать?

Share this post


Link to post
Share on other sites
Спустя 15, может, 20 минут ожидания появился туман. Клубы тумана шли с левой стороны вправо. Их было всё больше, туман сгущался в молниеносном темпе.

...Я начал нервничать. Считается каждая минута, потому что она записана в протоколе. Тумана стало очень много. Он был страшный. Мы были всё больше дезориентированы.

 

Автор - очень взвешенный, осторожный и прагматичный человек, что редко встречается у представителей польских "элит". Но описание тумана и его появления однозначно даст обильную пищу для заинтересованных в раздувании истерии лиц.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Удивительно. Это правда отвечал поляк? А где обязательные па в виде "руки Кремля"? Как сказал бы Станиславский - "Не верю!" ©

За перевод спасибо.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Приличия не позволяют ему сказать, что действительно он думает о братцах.

Спасибо Йоннифер

и всё-таки сказал:

Один из польских премьеров, не зная, что я стою поблизости, спросил свого сотрудника: «А посол-то наш?» Мне будто бы дали пощёчину.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Он идентифицировал брата.

- Я снова к нему подошёл. Проводил в автобус. Хотел выразить ему своё сочувствие. Начал говорить о смерти моего отца. Он ответил мне: «Но вы не потеряли брата». Он был прав.

Нормальный человек говорит: "спасибо за соболезнования". И все.

Этому же надо обязательно повыпендриваться. Он страдает больше всех.

Посол очень тактичный человек и, судя по всему, большая умница.

 

Спасибо за перевод, милая Yennefer!

Share this post


Link to post
Share on other sites

Yennefer, спасибо!

Рассудительный мужик! И невероятно интеллигентный - его воспитанность не позволила ему волоком притащить Качиньского в палатку. А следовало бы... :hi:

Share this post


Link to post
Share on other sites

"9 апреля, то есть в пятницу, в 12-00, я вручал награды российскому Мемориалу, в том числе Гурьянову "

 

что это за иуда?

Share this post


Link to post
Share on other sites

Как я понял посол был один из первых прибывших на место падения.

Но что-то про достреливание и раненых ни слова.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Спасибо, Yennefer.

 

Очень интересное интервью. Без заносов в мистику и слезливую сентиментальность. Очень аккуратное. Узнала кое-что новое. Ещё раз спасибо.

Share this post


Link to post
Share on other sites
Я был у него с господином Цыгановским, шефом протокола нашего посольства. Нечаев горячо отговаривал нас от использования аэропорта в Смоленске. Он говорил, что порт закрыт уже несколько месяцев, что расформирован полк, который им занимался. Он предлагал нам выбрать другие аэропорты. О таких беседах обычно пишутся депеши с грифом «секретно». Но я счёл, что Нечаев поднял вопрос, о котором должен знать более широкий круг лиц. Я послал в Варшаву подробную записку на полторы страницы..

Вы знаете, что было в этой катастрофе самое главное? Что россияне, не помню точно, когда, но спрашивали нас, хотим ли мы воспользоваться помощью их штурманов, которые помогут нашим пилотам при посадке. Этот вопрос мы переслали в Варшаву. Нам ответили, что нет.

 

Для меня эти два абзаца самые главные в интервью, теперь окончательно все стало на свои места.

И после всего у этих мразей хватает совести пытаться возложить ответственность на Россию...

Share this post


Link to post
Share on other sites

Интересное интервью. Посол подтвердил то что уже было в отчёте МАК. От услуг российского штурмана-лидировщика поляки отказались сами. Опытный дипломат не станет отрицать очевидное и документально подтверждённое. И неужели переговоры глав государств с глазу на глаз такая уж редкость?

Share this post


Link to post
Share on other sites

Как я понял посол был один из первых прибывших на место падения.

Но что-то про достреливание и раненых ни слова.

 

Ну, с глушителем же работали!!! Иначе чего БОПовец своих звал "Вы нужны здесь!"? Один просто побоялся с нашими МЧСовцами в перестрелку вступать :kolobok_twisted:

Share this post


Link to post
Share on other sites

Огромное спасибо :give_rose:

и Вам, Yennefer, за перевод, и господину послу за удивительную для дипломата откровенность при соблюдении должного уровня тактичности в столь печальном и щекотливом вопросе.

Эххх.. ( мечтательно ) а там ведь комментариев немало ? :pray:

Share this post


Link to post
Share on other sites

спасибо! интересно почитать. это польский посол в россии?

почему они тогда при таком россия с польшей живут как кошка с собакой? :girl_in_dreams:

совершенно вменяемый и интелегентный человек.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Спасибо, Yennefer!

Очень важная статья. Жаль, конечно, что такие умные люди, как посол Бар, в данный момент в меньшинстве, но они есть, и это внушает оптимизм.

Очень хороший перевод. Когда я вспоминаю, что у Вас, вообще-то, полно своей работы, сложной и ответственной, я ещё больше преисполняюсь восхищения и уважения к Вам. :give_rose:

Share this post


Link to post
Share on other sites
Guest user826

Хорошее интервью.

Но при желании и здесь можно найти хорошую почву для конспирологии.

 

Ко мне подошла госпожа вице-губернатор Смоленска. Это видная, красивая блондинка лет сорока. Она приветствовала меня словами: «Хорошая погода»......

Была ли у неё голливудская зловещая улыбка злодея?

Спустя 15, может, 20 минут ожидания появился туман. Клубы тумана шли с левой стороны вправо. Их было всё больше, туман сгущался в молниеносном темпе.

...Я начал нервничать. Считается каждая минута, потому что она записана в протоколе. Тумана стало очень много. Он был страшный. Мы были всё больше дезориентированы.

 

Спасибо за перевод!

Share this post


Link to post
Share on other sites

Спасибо!

Видно, что мужик с принципами.

И раньше не был склонен огульно обзывать 50 млн поляков "поленами".

У нас тут своих буратин до фига и больше.

К истинным гражданам-полякам, о которых лично я сужу о настоящей Польше (Лем, Хмелевская, Ева Копач) добавился Ежи Бар.

Польше очень повезло, что он был послом в моей стране.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Спасибо за статью !

Дай Бог таких людей, как Посол (напишу с большой буквы) - как можно больше в отношениях между Россиянами и Поляками ! Полякам - выражаю свое сочувствие (у меня дед был польский подданый) за невинно убиенных почти 90 душ. Господину Бару - большой респект! Честно говоря, уже разочаровался услышать из уст Польских (пусть и бывших) должностных лиц взвешенные, без истерик, оценки ! (он мне напомнил чем то своей рассудительностью и мудростью Примакова).

 

Немножко отсебятины, уж простите, накипело. Господа поляки, вряд ли, Вы конечно этот форум читаете, но все таки...Вы и вправду верите во всякие глупости конспирологического плана вроде руки кровавой гэбни ? Я прочитал все переговоры МАК'а, пересмотрел реконструкции, и мне, как простому инженеру, стало до боли все ясно и понятно. Г-на Качиньского понять можно, как и любого другого человека, потерявшего близкого человека. Но уважение к нему, как к политику стало равно нулю, после его заявлений о вине Российской стороны. Я так же считаю, что Мужику надо быть выше, собрать сопли с пола, взять всю волю в кулак, принять очевидное и перестать искать вину в тех, кто не виноват в этой трагедии, и уж тем более не спекулировать (политиканствовать) на этом...И уж если честно, то дай Бог царствия небесного - Леху - как человеку, и пусть горит огнем в аду Лех-политик (вспоминая 08.08.08)....я специально подчеркиваю - люди и политики - это не одно и то-же. Грустно...Извините, если кого обидел...

Share this post


Link to post
Share on other sites
Я был у него с господином Цыгановским, шефом протокола нашего посольства. Нечаев горячо отговаривал нас от использования аэропорта в Смоленске. Он говорил, что порт закрыт уже несколько месяцев, что расформирован полк, который им занимался. Он предлагал нам выбрать другие аэропорты. О таких беседах обычно пишутся депеши с грифом «секретно». Но я счёл, что Нечаев поднял вопрос, о котором должен знать более широкий круг лиц. Я послал в Варшаву подробную записку на полторы страницы..

Вы знаете, что было в этой катастрофе самое главное? Что россияне, не помню точно, когда, но спрашивали нас, хотим ли мы воспользоваться помощью их штурманов, которые помогут нашим пилотам при посадке. Этот вопрос мы переслали в Варшаву. Нам ответили, что нет.

 

Для меня эти два абзаца самые главные в интервью, теперь окончательно все стало на свои места.

И после всего у этих мразей хватает совести пытаться возложить ответственность на Россию...

 

Интересно .а как прокомментировали эти два абзаца сами поляки.По моему в них очень красноречивый ответ всей Польше по поводу их самолета.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Огромное спасибо, Yennefer.

Посол Ежи Бар - потрясающий человек. Удивительный, преданный Польше и уважающий Россию.

Достоинство. И еще раз достоинство.

 

Читала сразу после публикации, прочитала еще раз с теми же чувствами, поразительный текст. Нет слов.

 

Про катастрофу после очевидца говорить не пристало. А вот это мне очень интересно:

И поверьте мне, что во время правления ПиС мы прикоснулись к чему-то очень опасному. Я не хочу формулировать более резко.

Это ведь говорит человек, который знает все изнутри, заведомо больше других. Что он хотел сказать?

 

Фраза и в прямь очень символичная. Человек видимо знал у какой черты стала Польша. :kolobok_geek:

Share this post


Link to post
Share on other sites

Очень информативное и взвешенное интервью. Приятно, когда появляется повод зауважать ещё одного человека.

 

...

Значит, он считает, что наши намеренно задерживали Я.Качиньского по пути к месту катастрофы.

Наверное, чисто по человечески - это жестоко. Но... Ярослав сам создал себе репутацию, и политическую и человеческую. Зная её, я не могу осуждать наших дипломатов, решивших именно таким способом выстроить процедуру.

 

...

А если бы на борту был бы наш штурман... Смог бы он простерилизовать выгнать из кабины всю эту ораву польских шишек? Смог бы он уговорить КВС-а не лихачить, а без всяких, явно лишних в таких метеоусловиях, заходов пойти на запасной аэродром?

Боюсь, что надо поблагодарить того чудака в Варшаве, что спас жизнь хотя бы нашему штурману.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Очень важная статья. Жаль, конечно, что такие умные люди, как посол Бар, в данный момент в меньшинстве, но они есть, и это внушает оптимизм.

Очень хороший перевод. Когда я вспоминаю, что у Вас, вообще-то, полно своей работы, сложной и ответственной, я ещё больше преисполняюсь восхищения и уважения к Вам. :give_rose:

 

Спасибо.

Мне кажется, что умных не так уж и мало, просто эти неумные горластей, нахальней, бессовестней, в своей дурости не отдают себе отчёта и смело лезут во все дырки. Все, как один, эксперты по всему. Когда ПиСовские дамочки в Сейме рассуждали о глиссадах, это была картина даже не маслом, а чем-то ещё. Плохо, что сейчас они сплотились - раньше были рассеяны по маленьким партийкам, а теперь, как металлические опилки в магнитном поле, подтянулись к полюсу. Но, может, тут есть и хороший момент - в большой концентрации дурь лучше заметна всем остальным.

 

 

И поверьте мне, что во время правления ПиС мы прикоснулись к чему-то очень опасному. Я не хочу формулировать более резко.

Это ведь говорит человек, который знает все изнутри, заведомо больше других. Что он хотел сказать?

 

Это, видимо, про IV РП. Там за два года было много чего - провокации спецслужб (агент Томек соблазнил и спрсвоцировал двух женщин - депутатку и деятельницу шоу-бизнеса, копал под Квасьневскую), подслушивание, сбор компромата на политических противников, аресты в 6 утра с присутствием телекамер (дела потом разваливались). Например, тёмное дело с гибелью депутата от СЛД Барбары Блиды, за которой по оговору (как потом оказалось) пришли в 6 утра, чтобы вывести её в наручниках, заснять это и осрамить на всю страну, а она будто бы застрелилась. Сейчас по этому делу работает комиссия Сейма. Было ещё дело со знаменитым кардиохирургом Мирославом Г,, которого арестовали будто бы за взятки и за то, что он кого-то зарезал на операционном столе. Потом оказалось, что всё это выдумки, доктора выпустили, но лучшее отделение кардиологии было развалено, и неизвестно, скольким сердечникам это стоило жизни. Два дня назад Ярослав К. в Сейме сказал, что если бы премьером был он, то всеми причастными к расследованию смоленской катастрофы занялись бы спецслужбы. Такой стиль.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Очень важная статья. Жаль, конечно, что такие умные люди, как посол Бар, в данный момент в меньшинстве, но они есть, и это внушает оптимизм.

Очень хороший перевод. Когда я вспоминаю, что у Вас, вообще-то, полно своей работы, сложной и ответственной, я ещё больше преисполняюсь восхищения и уважения к Вам. :give_rose:

 

Спасибо.

Мне кажется, что умных не так уж и мало, просто эти неумные горластей, нахальней, бессовестней, в своей дурости не отдают себе отчёта и смело лезут во все дырки. Все, как один, эксперты по всему. Когда ПиСовские дамочки в Сейме рассуждали о глиссадах, это была картина даже не маслом, а чем-то ещё. Плохо, что сейчас они сплотились - раньше были рассеяны по маленьким партийкам, а теперь, как металлические опилки в магнитном поле, подтянулись к полюсу. Но, может, тут есть и хороший момент - в большой концентрации дурь лучше заметна всем остальным.

 

 

И поверьте мне, что во время правления ПиС мы прикоснулись к чему-то очень опасному. Я не хочу формулировать более резко.

Это ведь говорит человек, который знает все изнутри, заведомо больше других. Что он хотел сказать?

 

Это, видимо, про IV РП. Там за два года было много чего - провокации спецслужб (агент Томек соблазнил и спрсвоцировал двух женщин - депутатку и деятельницу шоу-бизнеса, копал под Квасьневскую), подслушивание, сбор компромата на политических противников, аресты в 6 утра с присутствием телекамер (дела потом разваливались). Например, тёмное дело с гибелью депутата от СЛД Барбары Блиды, за которой по оговору (как потом оказалось) пришли в 6 утра, чтобы вывести её в наручниках, заснять это и осрамить на всю страну, а она будто бы застрелилась. Сейчас по этому делу работает комиссия Сейма. Было ещё дело со знаменитым кардиохирургом Мирославом Г,, которого арестовали будто бы за взятки и за то, что он кого-то зарезал на операционном столе. Потом оказалось, что всё это выдумки, доктора выпустили, но лучшее отделение кардиологии было развалено, и неизвестно, скольким сердечникам это стоило жизни. Два дня назад Ярослав К. в Сейме сказал, что если бы премьером был он, то всеми причастными к расследованию смоленской катастрофы занялись бы спецслужбы. Такой стиль.

 

В Выборче была интересная статья "Русская правда или польская истерика" Войцеха Мазовецкоого. Там тоже говориться, что истерика с докладом МАК раскручивается именно женской половиной ПиСа и клона. Кемпа, Якубяк, Фотыга приложили много сил для того, чтобы сделать ситуацию нетерпимо-анекдотичной :pardon:

Что касается арестов в 6 часов под надуманными обвинениями, то хотелось бы побольше информации. Это выглядит особо пикантно для представителей партии, любящей порассуждать о сталинских репрессиях и демократических свободах.

Share this post


Link to post
Share on other sites

 

Спасибо.

Мне кажется, что умных не так уж и мало, просто эти неумные горластей, нахальней, бессовестней, в своей дурости не отдают себе отчёта и смело лезут во все дырки. Все, как один, эксперты по всему. Когда ПиСовские дамочки в Сейме рассуждали о глиссадах, это была картина даже не маслом, а чем-то ещё. Плохо, что сейчас они сплотились - раньше были рассеяны по маленьким партийкам, а теперь, как металлические опилки в магнитном поле, подтянулись к полюсу. Но, может, тут есть и хороший момент - в большой концентрации дурь лучше заметна всем остальным.

 

 

Это, видимо, про IV РП. Там за два года было много чего - провокации спецслужб (агент Томек соблазнил и спрсвоцировал двух женщин - депутатку и деятельницу шоу-бизнеса, копал под Квасьневскую), подслушивание, сбор компромата на политических противников, аресты в 6 утра с присутствием телекамер (дела потом разваливались). Например, тёмное дело с гибелью депутата от СЛД Барбары Блиды, за которой по оговору (как потом оказалось) пришли в 6 утра, чтобы вывести её в наручниках, заснять это и осрамить на всю страну, а она будто бы застрелилась. Сейчас по этому делу работает комиссия Сейма. Было ещё дело со знаменитым кардиохирургом Мирославом Г,, которого арестовали будто бы за взятки и за то, что он кого-то зарезал на операционном столе. Потом оказалось, что всё это выдумки, доктора выпустили, но лучшее отделение кардиологии было развалено, и неизвестно, скольким сердечникам это стоило жизни. Два дня назад Ярослав К. в Сейме сказал, что если бы премьером был он, то всеми причастными к расследованию смоленской катастрофы занялись бы спецслужбы. Такой стиль.

 

Сейчас опоздание Туска с реакцией на отчет МАК выглядит как очень удачный тактический ход, хоть и сомневаюсь что был задуман как таковой. Это позволило раскрыться в полной красе ПиС'у и взвешенная и логичная позиция Туска выглядит очень выгодно на фоне писовских истерик. Заметно изменились комментарии польских медиа после предварительных заключений польской комиссии подтвердивших прессинг и ошибки пилота. Эмоциональные "анализы и заключения" домохозяек и политиков спешащих набрать очки на трагедии саморазоблачились. Над Качиньским откровенно подшучивают и его фраза что будь он премьером такой трагедии не произошло бы вызвала неожиданный для него ответ. Были подняты все недавние авиакатастрофы и особенно катастрофа военной Casa в которой погибло высшее военное руководство практически по тем же причинам - плохая погода и прессинг со стороны руководства. Трагедия произошла в январе 2008 а Туск занял кресло премьера в ноябре 2007. До этого был Качиньский и причины приведшие к Катастрофе расцвели пышно при нем и его брате. Более того, генерал Бласик, косвенно ответственный за катастрофу не был снят с позиции именно по решению Качиньского президента. Через три года это решение оставить его возможно косвенно Качиньского и убило. Как и почти сотню невинных людей.

 

Очень удачно по времени совпало снятие обвинений с Вероники Марчук, подстроенные провокациями агента Томка. Возможен следующий процесс против Антикоррупциооного Комитета CBA, во всяком случае она уже заявила что будет возбуждать дело против Томка. Думаю на этом не остановится.

Вся ситуация начавшись весьма неудачно для Платформы может очень им помочь на выборах если они сумеют ею воспользоваться. Она прекрасно показала суть PiS'a который во главе с Качиньским по сути стремится к тоталитарному государству. Его заявления о необходимости цензуры и что он будучи премьером запретил бы высказывания летчиков поддерживающих позицию МАКа многим открыли глаза.

Share this post


Link to post
Share on other sites
Это, видимо, про IV РП. Там за два года было много чего - провокации спецслужб (агент Томек соблазнил и спрсвоцировал двух женщин - депутатку и деятельницу шоу-бизнеса, копал под Квасьневскую), подслушивание, сбор компромата на политических противников, аресты в 6 утра с присутствием телекамер (дела потом разваливались). Например, тёмное дело с гибелью депутата от СЛД Барбары Блиды, за которой по оговору (как потом оказалось) пришли в 6 утра, чтобы вывести её в наручниках, заснять это и осрамить на всю страну, а она будто бы застрелилась. Сейчас по этому делу работает комиссия Сейма. Было ещё дело со знаменитым кардиохирургом Мирославом Г,, которого арестовали будто бы за взятки и за то, что он кого-то зарезал на операционном столе. Потом оказалось, что всё это выдумки, доктора выпустили, но лучшее отделение кардиологии было развалено, и неизвестно, скольким сердечникам это стоило жизни. Два дня назад Ярослав К. в Сейме сказал, что если бы премьером был он, то всеми причастными к расследованию смоленской катастрофы занялись бы спецслужбы. Такой стиль.

 

Очень удачно по времени совпало снятие обвинений с Вероники Марчук, подстроенные провокациями агента Томка. Возможен следующий процесс против Антикоррупциооного Комитета CBA, во всяком случае она уже заявила что будет возбуждать дело против Томка. Думаю на этом не остановится.

Вся ситуация начавшись весьма неудачно для Платформы может очень им помочь на выборах если они сумеют ею воспользоваться. Она прекрасно показала суть PiS'a который во главе с Качиньским по сути стремится к тоталитарному государству. Его заявления о необходимости цензуры и что он будучи премьером запретил бы высказывания летчиков поддерживающих позицию МАКа многим открыли глаза.

 

Спасибо за ответ, по-моему, у Вас очень содержательный дебют.

Здорово, что Марчук оправдали, ещё одна развалившаяся провокация с тех времён.

Только что прочитала, что Мариуш Каминьский - бывший шеф СВА, который всё это и замутил, сегодня был назначен в высшее руководство ПиС, вместе с Беатой Кемпой (той, которая доставала премьера с трибуны в Сейме вопросами: знает ли он, на какой он находится глиссаде и на каком курсе, и знает ли он, кто его направляет и с какой вышки?") и с другими звёздами. Похоже, что до выборов скучно не будет.

 

У меня сохранился ролик - поп-певица Мандарина и Ярослав К. в Сейме. В общем, там всё понятно, только по-польски "ква-ква" значит "кря-кря" ("Ква-ква - Москва"). В начале Мандарина говорит, чтобы публика издала самый громкий вопль, на который только способна. А Ярослав К.- что кругом одни аферы.

А огрызок в сиреневом кафтанчике справа от баяниста - это и есть секретный агент Томек.

 

http://www.youtube.com/watch?v=EroivZYS3rM&feature=related

Share this post


Link to post
Share on other sites

Все таки, даже стандартные, польские тараканы в голове посла, Катынь-матынь, смотря все же более адекватно, чем у показушных плясунов на костях.

Share this post


Link to post
Share on other sites

 

Спасибо за ответ, по-моему, у Вас очень содержательный дебют.

Здорово, что Марчук оправдали, ещё одна развалившаяся провокация с тех времён.

Только что прочитала, что Мариуш Каминьский - бывший шеф СВА, который всё это и замутил, сегодня был назначен в высшее руководство ПиС, вместе с Беатой Кемпой (той, которая доставала премьера с трибуны в Сейме вопросами: знает ли он, на какой он находится глиссаде и на каком курсе, и знает ли он, кто его направляет и с какой вышки?") и с другими звёздами. Похоже, что до выборов скучно не будет.

 

У меня сохранился ролик - поп-певица Мандарина и Ярослав К. в Сейме. В общем, там всё понятно, только по-польски "ква-ква" значит "кря-кря" ("Ква-ква - Москва"). В начале Мандарина говорит, чтобы публика издала :) самый громкий вопль, на который только способна. А Ярослав К.- что кругом одни аферы.

А огрызок в сиреневом кафтанчике справа от баяниста - это и есть секретный агент Томек.

 

http://www.youtube.com/watch?v=EroivZYS3rM&feature=related

 

Спасибо.

У околосмоленской "эпопеи" появился еще один интересный аспект. Вчера объявили что близким погибших заплатят по 250000 злотых. Сегодня резко начали выступать родственники за то что бы не только признать вину России, но и определить степень этой вины и потребовать компенсации еще и от России. Дело оказалось не только в "правде" но и в ее материальном эквиваленте. Что при этом поражает, что только один родственник, во всяком случае я слышала только одного, возмутился и сказал что он вообще считает неправильным выплачивать родственникам погибших под Смоленском сейчас, поскольку родственники погибших в катастрофе Casa еще не получили никакой компенсации, а прошло 3 года. Но похоже это мало волнует родственников недавней катастрофы. Это очень серьезный штрих к портрету.

Да, до выборов будет "весело" и Качиньский будет разыгрывать козырную карту - русофобство. Смерть брата ему как нельзя кстати, как ни кощунственно это звучит. Честно говоря, смотря польское тв, я не удивлюсь если он выиграет.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Спасибо, Yennefer, спасибо, Orphan, за весьма содержательные ответы.

Любопытное впечатление у меня складывается, причем довольно давно и весьма стойкое. Интересно, насколько соответствует реальности.

Будто в Польше основная власть принадлежит СМИ. Я не ратую за то, чтобы государство управляло всеми СМИ, но когда СМИ начинают управлять государством - это не есть порядок.

По сути, из-за раздуваемой массовой истерии сейчас не слышно не то что здравых голосов отдельных граждан, но и вполне здравого голоса премьер-министра.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Спасибо, Yennefer, спасибо, Orphan, за весьма содержательные ответы.

Любопытное впечатление у меня складывается, причем довольно давно и весьма стойкое. Интересно, насколько соответствует реальности.

Будто в Польше основная власть принадлежит СМИ. Я не ратую за то, чтобы государство управляло всеми СМИ, но когда СМИ начинают управлять государством - это не есть порядок.

По сути, из-за раздуваемой массовой истерии сейчас не слышно не то что здравых голосов отдельных граждан, но и вполне здравого голоса премьер-министра.

 

Очень интересный вопрос вы подняли. Я кстати сама им последнее время задаюсь, видя качели в освещении смоленских событий. За последние два дня тон заметно изменился и слегка накренился в сторону позиции премьера. Как известно в стране обычно три власти - законодательная, исполнительная и судебная. Ими всеми тремя негласно руководит незримая власть - деньги. А у кого деньги у того в руках СМИ. Т.е. СМИ это по сути четвертая и самая сильная власть. Законодательная власть избирается периодически и может периодически меняться в зависимости от результатов выборов. Хозяева СМИ не переизбираются. Они ими владеют. Даже на должности назначаемые, если это не частные СМИ, можно попасть только имея знакомство в высокой политике. Отсюда вывод - СМИ в силах менять власть, могут как привести к власти так и сбросить создавая выгодную для хозяев публичную опинию. Те кто ими, СМИ, владеет очевидно блюдут свои интересы в первую очередь, а интересы связаны с коньюнктурой на данный момент. Сегодня выгодна одна линия например, ибо дает платформу для союзничества с теми с кем выгодно, а завтра ситуация может измениться и линию надо менять. Как пример, в недавнее время было выгодно иметь у власти русофобов Качиньских, которые подогревали настроения и готовили почву для размещения американских ракет на ее территории, а завтра отношения между Америкой и Россией потеплели и даже кнопку какую то с перезагрузкой с грехом пополам нажали, и уже откровенно русофобский курс надо менять. Последние дни показавшие, что видимо не удастся разыграть шабаш и обвинить только Россию в авиакатастрофе привели к резкому изменению тона. Нельзя же выглядеть идиотами перед западом. Хотя радикальных изменений ожидать не надо. Русофобство у поляков вековое. И вековой на этой почве комплекс неполноценности. Постоянное стремление доказать что они лучше во всем, правы во всем и даже, как сказал Качиньский сильнее. Надо пообщаться с поляками что бы понять насколько у них это в крови и увы неистребимо. Поэтому правда им не нужна ни в чем, им нужно доказать что они всегда правы. Пусть вопреки логике, но только убедить себя и других.

Это конечно все только мое мнение, основанное на общении.

Share this post


Link to post
Share on other sites

А вот это мне очень интересно:

И поверьте мне, что во время правления ПиС мы прикоснулись к чему-то очень опасному. Я не хочу формулировать более резко.

Это ведь говорит человек, который знает все изнутри, заведомо больше других. Что он хотел сказать?

БОЕВИКИ "ПРОКЛАДЫВАЮТ" ПОЛЬСКИЙ ТРАНЗИТ

 

Резкое ухудшение российско-польских отношений с "помощью" чеченских эмигрантов может быть обусловлено заинтересованностью Евросоюза, да и самой Варшавы в контроле за транзитом каспийской и северокавказской нефти.

 

Польская пресса не раз сетовала на то, что страна зависит от импорта и транзита исключительно российской нефти. Намек ясен: в силу своего гоеграфического положения Польше пора стать основным транзитным "полигоном" для евроазиатских потоков нефти и газа.

Евросоюз тоже делает акцент на транзитной роли польских коммуникаций, которые уже в ближайшие годы должны соответствовать стандартам Евросоюза. В том числе - в сфере транзитных расценок, не предполагающих скидки для стран, которые не входят в ЕС или не ассоциированы с ним.

Итак, польская сторона недавно выслала шесть российских дипломатов, обвинив их в шпионаже. Затем - новые эксцессы. Варшава словно принуждает Россию к экономическим или политическим санкциям против Польши.

Но для чего? Точнее - чего, собственнно, добиваются силы, заинтересованные в долгосрочном ухудшении российско-польских отношений?

Заметим, что провокации против российских диппредставительств в Польше 23-24 февраля прошли на фоне "знаковых" событий, состоявшихся в те же дни и напрямую связанных как с транзитными интересами Варшавы, так и с ее нацеленностью на быстрое вступление в Евросоюз.

Миссия ЕС, на днях посетившая Польшу, гарантировала прием этой страны в Евросоюз. Глава миссии, комиссар по вопросам расширения ЕС Гюнтер Ферхойген заявил в Варшаве, что "Польша будет первой или одной из первых среди новых стран, которые будут приняты в Европейский cоюз". Г-н Ферхойген высказался и более конкретно: если Варшава быстро адаптирует свое внутри- и внешнеэкономическое законодательство к евростандартам, Польшу примут в ЕС к 2003 году.

В преддверии антироссийских провокаций, во Львове 22 февраля был официально "открыт" проект нового трансъевропейского нефтепровода Одесса-Броды-Гданьск (Юг-Север) для транзита каспийской и северокавказской нефти. Маршрут выведет это сырье на европейский и мировой рынки по кратчайшему направлению, что, в свою очередь, может затруднить стабильную загрузку нефтетранзитной системы "Дружба" (Восток-Запад).

ТЭО разработано украинскими и польскими фирмами на деньги американской корпорации "Tи-Ди-Эй". Проект предусматривает, в частности, пониженые на 20 - 25 процентов транзитные расценки в сравнении с "Дружбой" и строительство крупных нефтетерминалов в Одессе ("Южный") и Гданьске.

Общая протяженность маршрута - 670 километров, из них свыше 400 км уже построены, на что потребовалось 170 миллионов долларов: финансирование осуществлено за счет транзитных доходов украинского АООТ "Магистральные нефтепроводы "Дружба".

По оценкам этой компании, киевского Института транспорта нефти и минэкономики Польши, украинская часть трассы будет введена в действие не позже 2001 года, а вся артерия - ко второму полугодию 2003 года. Заметим, что к этому времени должен быть запущен на полную мощность нефтепроводный "обход" Чечни (около 250 километров), что выведет на кратчайший маршрут к Туапсе и Новороссийску азербайджанскую и северокавказскую нефть.

Авторы проекта как бы забыли о том, что по сей день существует и почти не используется маломощный нефтепровод из западной Белоруссии в Польшу, причем до Гданьска (по нему поставлялась российская нефть для нужд Варшавского Договора). По ряду оценок, его реконструкция удешевила бы стоимость создания новой транзитной системы (Одесса-Гданьск) как минимум на треть. Похоже, Белоруссия исключена из этой системы по политическим причинам.

Но куда транзитной нефти идти из Новороссийска? Ужесточение Турцией правил танкерного судоходства в черноморско-эгейских проливах исключает рост транзита нефти по этому маршруту. Сооружение трассы Баку-Джейхан вообще под вопросом. Строительство же параллельного, болгаро-греческого "обходника" проливов (Бургас-Александруполис) начнется в лучшем случае в 2001 году. Иными словами, транзитную нефть едва ли "вгонят" в артерии, проходящие через Украину и Польшу. Кстати, согласно проекту Одесса-Гданьск и договоренностям Украины с Азербайджаном и Грузией, каспийская нефть будет поступать в Одессу из грузинских портов (Поти и Батуми).

По словам министра экономики Польши Януша Штейнхоффа, новая артерия способна кардинально изменить географию топливных грузопотоков между Европой и Азией, усилив "европейский фактор" в международном транзите нефти.

Подобные оценки небезосновательны. Тем более если учесть фактический отказ западных компаний финансировать строительство нефтепровода Баку-Джейхан. Не исключено, что для них польско-украинский маршрут более выгоден. В том числе - по геополитическим причинам.

Кстати, этот проект лоббируют не только Варшава и Киев, но и многочисленные организации чеченских бизнесменов и эмигрантов в Польше. По данным польских источников, в этой стране легально действуют около десятка таких групп, наиболее крупные и влиятельные из них - Комитет "Свободный Кавказ", Чеченский информационный центр и комитет "Польша-Чечня". Они-то и организовали недавние антироссийские провокации. Причем состоялись они именно в тот период, когда начинается восстановление экономики Чечни и ее основы - нефтяной промышленности.

Сорвать этот процесс "чеченские полонисты", конечно, не в силах. Но, скажем так, привлечь иностранные структуры к северокавказской и каспийской нефти - едва ли не главная задача чеченской диаспоры в Польше.

Весной 1997 года в Вашингтоне была зарегистрирована "Кавказско-американская торгово-промышленная палата" во главе с бывшим вице-премьером Чечни Ахмедом Нухаевым и польско-чеченским бизнесменом Мансуром Яхимчиком (имеющим гражданства Чечни, Польши и Великобритании). Причем группу экспертов "палаты" возглавил бывший президент Европейского банка реконструкции и развития Жак Аттали. Чуть позже А. Нухаев и М. Яхимчик провозгласили и "Транскавказский энергетический консорциум" в составе нескольких американских, британских и польских компаний, а также ряда фирм с Аравийского полуострова.

Задачи этих структур сформулировал М.Яхимчик в ходе визита в Японию еще в 1998-м: восстановление нефтедобычи и нефтепереработки в Чечне; организация экспорта азербайджанской, дагестанской и чеченской, а в перспективе - и ингушской нефти по маршруту Грузия-Украина-Польша; строительство нефтепроводов с Северного Кавказа в Турцию (через Грузию). К упомянутым проектам был привлечен известный британский "игрок" на нефтяных и финансовых рынках Джеймс Голдмсит.

Японские фирмы отказались от таких "подарков". Однако речь-то идет как раз о маршруте Одесса-Броды-Гданьск! И не исключено, что взаимный обмен санкциями между Россией и Польшей, осложнив работу системы "Дружба", ускорит реализацию если не всех идей М.Яхимчика и его визави, то уж по крайней мере украинско-польского нефтетранзитного проекта. В случае его реализации Украина и Польша смогут получать, согласно некоторым оценкам, 200-400 миллионов "транзитных" долларов в год, так что игра стоит свеч.

Зарубежные СМИ отмечали, что структуры Яхимчика-Нухаева намерены спровоцировать в Чечне ситуацию, при которой восстановление ее нефтяной индустрии российскими компаниями будет парализовано (например, из-за террористических акций сепаратистов). А затем - привлечь инофирмы к созданию многонациональной структуры наподобие Азербайджанского консорциума или "Международной рабочей группы по восстановлению Косово", для экспроприации ресурсов, нефтепроводов, да и всей экономики Чечни. Не исключено, что весьма частые визиты миссий ОБСЕ в Чечню и Ингушетию готовят почву именно для такого сценария.

Ну а на "западном" фланге бывший министр транспорта Польши Богуслав Либерацки неоднократно подчеркивал общеевропейскую роль транзитных путей через Польшу, особо акцентируя роль Гданьска, а также тех артерий, что идут от него в Западную Европу, Адриатический и Дунайско-Черноморский бассейны - то есть в направлении "Север-Юг". По его словам, главной задачей польской транспортной политики является "приведение транспортной системы Польши в соответствие с общеевропейскими техническими и другими стандартами, ее интегрирование с европейской сетью". Он отмечал также, что должны быть обеспечены свобода транзита через Польшу и либерализация ее рынка транзитных услуг.

Скорее всего, Варшава изучает варианты ослабления своей транзитной и нефтегазовой зависимости от России, точнее - "ухода" Польши от обслуживания исключительно российского транзита нефти и газа.

Российско-польские противоречия охватывают и взаимную торговлю: по данным Минторга РФ, в Польше в одностороннем порядке введены антидемпинговые ограничения на поставки из России угля, ряда металлургических, химических товаров. Ущерб от этих мер оценивается за 1998-1999 годы примерно в 250 миллионов долларов. Но ответные экономические санкции со стороны России могут ужесточить политику Варшавы в отношении российского нефте- и газотранзита, а параллельно - ускорить строительство нефтепровода Одесса-Гданьск. Вступление же Польши в ЕС повысит как минимум на треть польские пошлины на импорт из стран, не участвующих в Евросоюзе, а также - снизит пошлинные расценки ЕС на польский импорт (в среднем на 20 процентов).

Так что ответные ходы Варшавы будут весьма чувствительны для российского экспорта, в том числе для транзита отечественного энергосырья.

Похоже, речь идет о многоходовой комбинации, с помощью которой будет не только ускорен прием Польши в Евросоюз, но и получит финансовые вливания новый нефтетранзитный маршрут в обход России. Вступление же Польши в ЕС предоставит Евросоюзу (а также НАТО, куда она вступила в 1999 году) возможность геополитического контроля за транзитом каспийской и северокавказской нефти.

Как видно, недавние антироссийские провокации в польских городах вряд ли правомерно списывать лишь на эмоциональный радикализм чеченской диаспоры в Польше.

 

Алексей БАЛИЕВ

 

© "Российская газета", 1999-2003 г.

 

Share this post


Link to post
Share on other sites

А вот это мне очень интересно:

И поверьте мне, что во время правления ПиС мы прикоснулись к чему-то очень опасному. Я не хочу формулировать более резко.

Это ведь говорит человек, который знает все изнутри, заведомо больше других. Что он хотел сказать?

БОЕВИКИ "ПРОКЛАДЫВАЮТ" ПОЛЬСКИЙ ТРАНЗИТ

 

Резкое ухудшение российско-польских отношений с "помощью" чеченских эмигрантов может быть обусловлено заинтересованностью Евросоюза, да и самой Варшавы в контроле за транзитом каспийской и северокавказской нефти.

(...)

© "Российская газета", 1999-2003 г.

 

 

Недавно в Польше решили достраивать свой участок этого нефтепровода (Украина свой вроде бы уже закончила), но есть мнение, что эта нефть дешевле нашей не будет, потому что на трассе получается много перевалочных пунктов. А из политических соображений вряд ли кто-нибудь будет работать себе в убыток. Хотя чего в жизни не бывает.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Недавно в Польше решили достраивать свой участок этого нефтепровода (Украина свой вроде бы уже закончила), но есть мнение, что эта нефть дешевле нашей не будет, потому что на трассе получается много перевалочных пунктов. А из политических соображений вряд ли кто-нибудь будет работать себе в убыток. Хотя чего в жизни не бывает.

Поверьте, они - будут. Это же так почётно - назло маме отморозить себе уши :D

Share this post


Link to post
Share on other sites

 

Русофобство у поляков вековое. И вековой на этой почве комплекс неполноценности. Постоянное стремление доказать что они лучше во всем, правы во всем и даже, как сказал Качиньский сильнее. Надо пообщаться с поляками что бы понять насколько у них это в крови и увы неистребимо. Поэтому правда им не нужна ни в чем, им нужно доказать что они всегда правы. Пусть вопреки логике, но только убедить себя и других.

Это конечно все только мое мнение, основанное на общении.

Со всем согласна, кроме этого фрагмента. И тоже основываюсь на многолетнем общении и на усиленном чтении большого количества блогов в последнее время.

У меня впечатление совершенно другое - в массе люди в Польше никакие не русофобы, и когда власть сменилась (кстати, она ведь тоже сменилась не сама собой) и начала делать некоторые движения к нормализации и к сближению с нами, они обрадовались и активизировались. Это видно даже по форумам - ПиСюков с их историческими глупостями начали гонять гораздо смелее. Качиньский тоже не случайно набрал много очков, когда прикинулся русофилом и выступил с тёплым телеобращением к друзьям-россиянам. Когда он перестроился обратно, эти очки у него быстро отлетели, это видно по опросам общественного мнения.

Почему многие нормальные молчали при правлении ПиС - это тоже понятно, гражданское мужество вообще вещь дефицитная, на всех широтах. Хотя, как видно, многие и не молчали - журнал "Пшеглёнд", например, гнул своё, и такие авторы как Роберт Валенцяк, Кшиштоф Пилявский, профессор Бронислав Лаговский, Ян Видацкий (он, кстати, депутат Сейма, кто-то же его избрал) всегда высказывались там о России так, что сердце только радовалось. О многих авторах "Политики", "Мысли Польской" и "Не" я уже и не говорю.

То, что Вы написали, по-моему, относится только к особому, не преобладающему виду поляков - к Настоящим, они же воляки. У них и СМИ свои, которые нормальные поляки брезгуют взять в руки, и радио своё. Из захваченных ими общественных СМИ их классиков понемногу вытесняют, чем они очень недовольны, и на прошлой неделе даже устроили митинг в защиту свободы слова (чёрного).

Share this post


Link to post
Share on other sites
Русофобство у поляков вековое. И вековой на этой почве комплекс неполноценности. Постоянное стремление доказать что они лучше во всем, правы во всем и даже, как сказал Качиньский сильнее. Надо пообщаться с поляками что бы понять насколько у них это в крови и увы неистребимо. Поэтому правда им не нужна ни в чем, им нужно доказать что они всегда правы.

Русофобство поляков - вещь очень занимательная. В большинстве своем они считают себя продвинутыми гораздо более восточных соседей, забывая о том, что поколения сменяются одно другим по обеим сторонам Буга :)

Русофобство - традиционно - передается некоторым образом по наследству в тех семьях, которые не имеют возможности (желания?) поехать в Россию и пообщаться с сегодняшними людьми, в тех семьях, которые живут прошлым. А таких немало. Гораздо удобнее считать "Ваню" "Ваней" и жить, как и прежде, многие просто не готовы к новым знаниям, поскольку это требовало бы пересмотра своих позиций. А это шло бы вразрез со всем тем привычным, что составляло смысл их жизни... Неее, "нам так не надо", мы останемся при своих.

Комплекс неполноценности - да. От неспособности признать реальное положение вещей. Польша - малюсенькая страна с не вполне удачным географическим положением. Могла бы жить, как Швейцария или хотя бы та же Венгрия - спокойно, имея прежде всего в виду свои собственные интересы. Но нет! После Большого Брата появилась Большая Сестра - Америка. О чем это говорит?.. О том только, что Польша несамостоятельна. При всей своей спесивости ей нужен кто-то сильнейший. Сабелькой помахать - это всегда да, но и чтобы кто-то прикрыл...

А насчет правды... Не знаю. За годы прожитые тут, сложилось впечатление, что Польша не умела бы жить иначе как вечная жертва. Польша должна страдать - как кто-то мудрый заметил "Отберите у поляков зависть и ненависть - и раса погибнет". Слова жестокие, но правдивые.

Пример Ярослава это иллюстрирует замечательным образом. Представьте себе братьев-близнецов, страшно ненавидящих Россию и все что российское. И тут один из них погибает... Что же остается второму, как не поднять "знамя" и не заместить брата на его посту? Ведь он в своем параноически обостренном воображении уверен, что это россияне специально угробили его брата, дали предостережение ему, Великому и Ужасному Ярославу Первому! И значит, по трупам - физическим или политическим, неважно - он ОБЯЗАН продолжить дело брата! И тут все приемы хороши, победителей не судят...

Остается уповать на то, что в людях все же жив инстинкт самосохранения и на выборах они скажут свое слово, отвергая власть второго фюрера.

Достаточно вписать в поисковой системе "PiS chce" - и вы получите 19 страниц "хотений" этой партии, а каждое из них - это разрушение.

PS. Извините за корявый слог :pardon:

Share this post


Link to post
Share on other sites

Цитата: "Ведь он в своем параноически обостренном воображении уверен, что это россияне специально угробили его брата, дали предостережение ему, Великому и Ужасному Ярославу Первому! И значит, по трупам - физическим или политическим, неважно - он ОБЯЗАН продолжить дело брата! И тут все приемы хороши, победителей не судят."

diagnoza, неужели на самом деле выживший брат настолько параноик? как-то не укладывается. куда катится польша...

Share this post


Link to post
Share on other sites
Русофобство у поляков вековое. И вековой на этой почве комплекс неполноценности. Постоянное стремление доказать что они лучше во всем, правы во всем и даже, как сказал Качиньский сильнее. Надо пообщаться с поляками что бы понять насколько у них это в крови и увы неистребимо. Поэтому правда им не нужна ни в чем, им нужно доказать что они всегда правы.

Русофобство поляков - вещь очень занимательная. В большинстве своем они считают себя продвинутыми гораздо более восточных соседей, забывая о том, что поколения сменяются одно другим по обеим сторонам Буга :)

Русофобство - традиционно - передается некоторым образом по наследству в тех семьях, которые не имеют возможности (желания?) поехать в Россию и пообщаться с сегодняшними людьми, в тех семьях, которые живут прошлым. А таких немало. Гораздо удобнее считать "Ваню" "Ваней" и жить, как и прежде, многие просто не готовы к новым знаниям, поскольку это требовало бы пересмотра своих позиций. А это шло бы вразрез со всем тем привычным, что составляло смысл их жизни... Неее, "нам так не надо", мы останемся при своих.

Комплекс неполноценности - да. От неспособности признать реальное положение вещей. Польша - малюсенькая страна с не вполне удачным географическим положением. Могла бы жить, как Швейцария или хотя бы та же Венгрия - спокойно, имея прежде всего в виду свои собственные интересы. Но нет! После Большого Брата появилась Большая Сестра - Америка. О чем это говорит?.. О том только, что Польша несамостоятельна. При всей своей спесивости ей нужен кто-то сильнейший. Сабелькой помахать - это всегда да, но и чтобы кто-то прикрыл...

А насчет правды... Не знаю. За годы прожитые тут, сложилось впечатление, что Польша не умела бы жить иначе как вечная жертва. Польша должна страдать - как кто-то мудрый заметил "Отберите у поляков зависть и ненависть - и раса погибнет". Слова жестокие, но правдивые.

Пример Ярослава это иллюстрирует замечательным образом. Представьте себе братьев-близнецов, страшно ненавидящих Россию и все что российское. И тут один из них погибает... Что же остается второму, как не поднять "знамя" и не заместить брата на его посту? Ведь он в своем параноически обостренном воображении уверен, что это россияне специально угробили его брата, дали предостережение ему, Великому и Ужасному Ярославу Первому! И значит, по трупам - физическим или политическим, неважно - он ОБЯЗАН продолжить дело брата! И тут все приемы хороши, победителей не судят...

Остается уповать на то, что в людях все же жив инстинкт самосохранения и на выборах они скажут свое слово, отвергая власть второго фюрера.

Достаточно вписать в поисковой системе "PiS chce" - и вы получите 19 страниц "хотений" этой партии, а каждое из них - это разрушение.

PS. Извините за корявый слог :pardon:

Оставте в покоее поляков и русских. На уровне общения ты-я-я-ты мы все люди.

Share this post


Link to post
Share on other sites

×