Jump to content

Archived

This topic is now archived and is closed to further replies.

dvu

Свобода вместо 490 лет тюрьмы

Recommended Posts

angliya_logo_top.gif

angliya_logo_botom.gif

№ 9(411)

 

Чтобы добиться поставленных целей, политики в Соединенном Королевстве иногда готовы нарушать закон

 

Известно ли вам, что в Бри­тании тоже бывают «письма счастья»? Только пишут их не писатели, а государственные чиновники, и делают это главным образом без какой-либо огласки. А называются они здесь «комфортными письмами».

На днях из-за корреспон­денции этого типа случился большой скандал. Верховный суд оправдал ирландца-като­лика Джона Дауни (John Dow­ney), обвинявшегося в со­вершении в 1982 году в Гайд-парке террористического акта, в результате которого погибли четверо британских солдат. Судья прекратил процесс пос­ле того, как адвокат предъ­я­вил письмо, полученное Дауни в 2007 году из канцелярии провинции, в котором говорилось, что у органов юстиции Великобритании нет к нему претензий в связи с терактом в Гайд-парке.

Но как же так, возмутились родственники погибших военнослужащих, ведь вина Дауни практически доказана? А вот так, ответили знающие люди и отослали любознательных

к секретным договоренностям 16-летней давности, когда бри­танское правительство подписало со всеми участниками конфликта знаменитое Соглашение Страстной пят-ни­цы. После чего в Северной Ир­ландии наконец воцарился мир.

Предшествовавшие ему пе­реговоры были длительными и очень трудными. Начина­лись они еще при консерва­тивном премьер-министре Джо­не Мейджоре, но оконча­тель­ного успеха добился лей­борист То­ни Блэр. В своих ме­муарах он рассказал о подробностях этого процесса. По его словам, уровень ненависти и недоверия республиканцев и юнионистов друг к другу был та­ков, что догово­ренности все время провали­вались. Одним из самых тя­же­лых был воп­рос об освобождении из тюрем боевиков, уличенных в терроризме.

«Первоначально, – пишет Блэр, – я обещал (председателю партии Шинн Фейн) Джерри Адамсу, что боевиков (из Ирландской респуб-ликанской армии (ИРА), которых представляла Шинн Фейн) мы выпустим в течение года. Од­нако потом я по­нял, что этот вариант будет совершенно неприемлем для пред­ставителей юнионистов». И тог­да, признается премьер-ми­нистр, он пошел на хит­рость: в частном порядке

обещал Адамсу, что хотя официально срок освобожде­ния его соратников будет ог­раничен двумя годами, правительство постарается выпустить их за один год. Адамс согласился, и соглашение было подписано.

При этом Лондону приш­лось пойти на серьезные ус­тупки. Например, решение об амнистии распространялось даже на тех заключенных, которые были ответственны за многочисленные тяжелые преступления. К примеру, снайпер ИРА Бернард Мак­гин, признанный судом виновным в участии аж в 34 терактах и приговоренный в общей сложности к 490 годам тюрьмы, провел за решеткой чуть больше года.

Приведенная цитата из воспоминаний Блэра показывает: чтобы добиться мира в провинции, Даунинг-стрит порой приходилось прибегать к не вполне легальным действиям. Судя по всему, история с Джоном Дауни относится как раз к этому разряду.

Кроме тех участников террористических акций, которые на момент подписания Согла­шения Страстной пятницы в 1998 году сидели в тюрьмах, были и такие, кто продолжал оставаться на свободе. В ос­новном речь шла о боевиках, находящихся в бегах («on-the-runs»). Адамс настойчиво до­бивался, чтобы с них были сняты все обвинения и поли­ция оставила их в покое. Пра­вительство Блэра согласилось с этим требованием главы Шинн Фейн, однако парламент отклонил этот пункт Соглашения.

Тем не менее, с ведома не­скольких членов правительст­ва и руководства партии Шинн Фейн схема действовала. Как теперь выясняется, речь идет приблизительно о 200 бывших боевиках. За пос­ледние полтора десятилетия «комфортные письма» были высланы уже 187 из них. Ос­тальных то ли не нашли, то ли до сих пор еще не до кон­ца разобрались с масштабами их виновности.

Подавляющее большинство этих «индульгенций», отпус­кающих грехи тем, кто во время военной конфронтации между Британией и ирландскими католическими сепаратистами Ольстера изрядно запачкал себе руки кровью невинных людей, было выдано лейбористами до 2010 года. 36 писем отправлено коалиционным правительством.

Письма носили исключительно частный характер. Ни отправители, ни получатели о них не распространялись. Вполне возможно, что общественность так и не узнала бы об их существовании, если бы не судебный процесс над Дау­ни. Решение судьи оправдать подсудимого на основании это­го самого «комфортного пись­ма» буквально взорвало Се­верную Ирландию.

Больше всего, конечно же, возмутились родственники жертв терактов. Но не только они. Оказалось, что о схеме ничего не знали многие поли­тические деятели, в частнос­ти, первый министр провин­­ции Питер Робинсон. Он уст­роил огромный скандал, который принял такие размеры, что премьер-министр Дэвид Кэмерон распорядился о проведении независимого публичного расследования. Провести его будет поручено кому-то из заслуженных отставных су­дей. Следствие выяснит все подробности этой истории и назовет имена тех, кто скрыл ее от публики.

Но уже сегодня очевидно, что речь идет о закулисной сделке, проведенной британскими политиками с грубым нарушением закона.

 

Зураб Налбандян

Британские парадоксы

 

Источник

Share this post


Link to post
Share on other sites

Привело это к миру? Люди перестали гибнуть? Круг взаимной мести был разорван? Тогда все правильно, а погибших британцев пусть жалеет королева.

Share this post


Link to post
Share on other sites

×