Jump to content

Archived

This topic is now archived and is closed to further replies.

Panzerbatalion

ОХОТА ЗА НЕМЕЦКИМ АТОМНЫМ ФАНТОМОМ

Recommended Posts

ОХОТА ЗА НЕМЕЦКИМ АТОМНЫМ ФАНТОМОМ

 

скаут и переводчик: Tortilla

 

einestages.jpg

spiegel-online.gif

 

Страна: Германия

Издание: Spiegel online

Автор: Кристиан Гёдеке

Дата опубликования статьи: 22 апреля 2010 года

 

5a182e7175ff0893ed41105130a763bd_image_document_large_featured_borderless.jpg

Атомный призрак" - титульная страница журнала "Шпигель" в 1952, Вернер Гейзенберг - профессор, поймавший излучение.

Смастерили ли немцы себе атомную бомбу? Секретная американская миссия заключалась в том, чтобы, начиная с 1943, досконально исследовать состояние немецких исследований в области ядерной физики. Целью спецподразделения был урановый реактор в местечке Хайгерлох. Но и французы желали захватить предполагаемые сокровища - разгорелась своеобразная гонка друзей-союзников.

 

Один неприметный подвал

 

c8ea9850c98d5dadb1a9125e87c15ce7_image_document_large_featured_borderless.jpg

Демонтирован и увезён: грузовик секретной американской миссии перед подвалом в Хайгерлох. Лаборатория была разобрана и вывезена в США. Архивное фото 1945 г. (http://www.haigerloch.de/)

 

Это продолжалось вплоть до 1945 г. и превратилось в своеобразную гонку в Хайгерлох и Хехинген. Бег наперегонки между союзными друзьями за грандиозными достижениями немецких ядерных исследований. Или за тем, что под этим предполагалось.

 

Хайгерлох, Германия, осень 1944. Городок в скалистом Швабском Альбе был горд своей, более чем 850 -летней историей, 200 лет которой прошли под властью Гогенцоллернов. С тех славных времён здесь сохранилась римская башня, импозантный дворцовый собор и рядом - один ничем не примечательный подвал. Отец 9-летнего Иоганна Бека использовал навес над его входом в качестве дровяного склада. Вплоть до сентября месяца.

 

"В сентябре 1944 к моему отцу пришёл один господин и заявил, что нужно убрать дрова из ниши, что здесь будет кое-что постороено. И попросил не болтать об этом", писал Иоганн Бек в своих дневниках. "После того, как дрова были убраны, появились строительные рабочие и вырыли ямы. Во время наружных работ, была взорвана дыра и внутри подвала, в полу. После того как строительные работы были закончены, входить в помещение подвала имели право только сотрудники, принадлежавшие к персоналу Кайзер-Вильгельм - Института (KWI)"

 

Имеется ввиду физический иститут Кайзер-Вильгельм, основанный в 1917 г. Первый директор - Альберт Эйнштейн. Первоначально основной исследовательский цент находился в Берлине (Далем), однако к концу войны был эвакуирован в Швабию в Хехинген. Главой института был Вернер Гейзенберг, физик-ядерщик, корифей науки, один из ведущих учёных "Уранового проекта", кторый, по его собственным словам, хотел сделать расщепление ядра технически полезным для использования. Как источник энергии.

 

Подполковник и голландец

 

Американцы из окружения Лесли Гровса были напротив, твёрдо убеждены в том, что у немцев речь шла об одном - создании атомной бомбы.

 

Поэтому Гровс, который координировал Американский прект разработки атомных бомб ("Манхэттэн проект"), двумя годами раньше создал специальную миссию с условным обозначением Алсос (в переводе с греческого означает «роща», прим. перев.). Гровс хотел знать всё о каждом, даже самом маленьком прогрессе немцев, в развитии быть может самой щекотливой темы в человеческой истории войн.

 

85b5fb282a1b4ddc5c426d823336ecbe_image_document_large_featured_borderless.jpg

Проект Манхэттэн: генерал Лесли Р.Гровс(справа) и Роберт Оппенгеймер 9 сентября 1945 г. на атомном полигоне Аламогордо в штате Нью-Мексико. Эта парочка руководила так называемым "Манхэттэн проектом" результатом работы которого стала атомная бомба. Оппенгеймер руководил научной частью проекта, Гровс - военной. 16 июля 1945 г. в Аламогордо было взорвана "Тринити" бомба - первое ядерное оружие в истории человечества.

 

Подразделения Алсос, мобильные группы, состоявшии из ученых и офицеров, начиная с 1943 действовали по всей Европе, охотясь на ученых и их знания, идя по следам тайных лабораторий и документов и - не в последнюю очередь - охотясь на уран и урановую руду, которая была переправлена позже в Америку. Военным руководителем Алсос был Борис Паш, доверенное лицо Гровса; Самуэль Гаудсмит, физик и коренной голландец -руководил научной частью миссии. Необычная комбинация.

e8b6a2cdbb237d538210e2c6cd09282a_image_document_large_featured_borderless.jpg

Борис Паш: военный руководитель миссии Алсос (слева) - сын русского и сербки, - слыл доверенным лицом генерала Лесли Гровса и сделал карьеру не только как руководитель Алсоса, но и как лицо, обеспечивающее безопасность "Манхэттен проекта"

 

В то время, как ученый Гаудсмит был убежден, что немцы безнадежно отстали в работах над атомной бомбой, подполковник Паш, также как и его начальник Гровс, предполагали наихудшее. Гитлер, согласно сценарию "фильмов ужасов", по их расчётам вполне мог подойти очень близко к созданию бомбы или, по меньшей мере, мог планировать задержать продвижение противника при помощи радиоактивных отходов. Это опасение, которое израильский историк Мишель Бар-Цохар в своей книге "Охота за немецкими учёными" назвал - "кошмар атомной бомбы", и подстёгивало военных, отвечающих за операцию Алсос с 1943 г.

 

"Операция ночлег"

 

Особенно волновали американцев в 1945 г. Хехинген и Хайдерлох, так как распределение зон оккупации перетасовать политическим путём не представлялось возможным, пришлось действовать по-военному. В Пентагоне, над картой "острова сокровищ", было принято решение. Алсос должен, во что бы то ни стало, опередить в Швабском французов, задержать учёных группы Хайзенберга и овладеть всей полезной информацией. Предприятие окрестили "Операция ночлег".

 

Время поджимало. Вальтер Герлах, отвечавший за ядерную физику в Рейхе, исчез, и местопребывание его было неизвестно. А где находились другие великие умы немецкой науки? В Хайгерлох и Хехинген, как это предполагалось Алсос на основании обнаруженных в Страсбурге документов и где с некоторого времени наблюдалась лихорадочная активность? В Страсбурге всплыло также анонимное сообщение, содержавшее соображения об "урановой машине", которая могла быть применена и в качестве "распыляющей бомбы".

 

Кроме того, французы все быстрее продвигались вперед в Шварцвальде. "Операцию ночлег" необходимо было начать как можно скорее.

"Теперь всё чаще был слышен вой сирен, предупреждавших о воздушной тревоге. Когда в тот день, 22.02.1945 начались бомбёжки, мы испытали страх, так как бомбоубежище находилось далеко", пишет Иоганн Бек, мальчик из Хайгерлох. "Во время следующей воздушной тревоге я просто пошел в подвал Кайзер-Вильгельм-института. Таким образом я рассмотрел всю стройку и подвал. Как другие и помещения, подвал также был в "сыром" неотделанном, строительном состоянии. Большая дыра в земле была укрыта. Между дырой и алюминиевыми контейнерами перед задней стеной находился, состоящий из графитовых частей, блок. В этом блоке во время строительных работ хранилась урановая решётка. Я спросил одного из мужчин, что они будут делать с таким большим "брикетом". Он ответил мне, что это графит, которым я могу рисовать, и дал мне с собой маленький кусочек."

 

Блеф подполковника

 

В середине апреля 1945 группа подполковника Паша на джипах и броневиках прибыла в местечко Хорб-на-Неккаре. Французы уже укрепились на мосту через Неккар и находились всего лишь в 30-ти километрах от Хехингена, занимая местность за местностью. Сейчас их очень удивили посетители их оккупационной зоны. "Генерал Деверс просил меня поздравить Вас с захватом моста", заявил Паш французскому командиру. Деверс, от которого передавал привет Паш, командующий 6-а Армией США - группа армий, состоящая из американских и французских войск. И он, по словам Паша, был уверен, "что Вы будете удерживать эту позицию так долго, как это необходимо". Затем колонна двинулась вперёд в направлении моста. Позади остались озадаченные французы.

Немного позже Паш, по рации, ещё раз лично попрощался с друзьями-союзниками. Он находится по пути в Хехинген, и французы должны непременно держаться от этого места подальше. "Эта местность будет, через несколько часов подвергнута сильному артиллерийскому обстрелу!" Это просто одна из хитростей американцев, так как никто не планирует обстреливать территорию. Однако эта уловка позволяет ему выиграть время, необходимое для того, чтобы первым достигнуть Хайгерлох. Ведь и до сих пор он всегда был быстрее и удачливее.

В августе 1944 г. в Париже, миссией Алсос были найдены и допрошены французские специалисты-ядерщики. Месяц спустя группа конфисковала в Брюсселе уран. В конце ноября Паш и его люди объявились в Страсбурге, где арестовали многих немецких учёных-физиков. Список успехов был длинным.

 

Выстрелы и бутерброды с повидлом

 

Но своей истинной цели, подземной лаборатории в Хайгерлох и надземной в Хехинген, Алсос ещё не достиг. И похоже было на то, что подполковник Паш эту гонку всё же проиграл.

 

Утром 20.04.1945 солдаты группами возвращались с вокзала и говорили нам, что французы уже в Вайльдорфе. Мой отец остался стоять у входа в вентиляционный колодец. Вдруг он закричал: "Танки идут сюда по улице!"

 

Французы опередили Паша, войдя в Хайгерлох, но они очевидно еще ничего не знают о предпологаемом сокровище, которое скрывается в подвале в переулке Пфлюггассе. Французы выкуривают выстрелами солдат из домов и раздают бутерброды с повидлом мирному населению. Они не только не находят подвал. Они его и не ищут.

 

Три дня спустя, 23.4.1945, группа солдат спустилась сюда с Нойештрассе и припарковалась на Рыночной площади. На грузовиках было нарисовано белое кольцо со звездой, это были американские солдаты."

 

Какую тайну хранит подвал?

 

Это Паш и его люди. И они, в противоположность французам, точно знают, чего хотят. Хозяин Иоганн Мерц ведет американцев к подвалу в переулке Пфлюггассе.

 

"Там господин Мерц прошёл вперёд, солдаты с оружием позади. Мы тоже рванулись вслед за ними. Солдаты направились прямиком в подвал. По прошествии некоторого времени они снова вышли, ведя с собой сотрудников ВКИ. Их американцы погрузили в машины и увезли с собой."

423e2fb1366f1782b0b62c9487435367_image_document_large_featured_borderless.jpg

Урановый реактор в Хайгерлох: части США демонтировали реактор, и он, и вся лаборатория целиком были погружены на грузовики и отправлены в США. После чего подвал был взорван.

 

Однако, какую тайну хранил подвал? Три помещения, урановая решетка, кубики урана, тяжелая вода и отражатель излучения из графита. И всё это великолепие и есть осуществление планов немецкой атомной бомбы? Миссия Алсос, ведомая убеждением, что она освобождает человечество от кошмара немецкой атомной бомбы, ужаснулась сама. Страх перед угрозой исходящей от немецких учёных оказался преувеличенной истерией - и предпологаемая лаборатория -"комната ужаса" - в лучшем случае мастерской умельца. Не удивился лишь один человек: Самуэль Гаудсмит. Голландец всегда утверждал, что немецкая наука еще очень далека от реальной возможности построить атомную бомбу. "Открытые" лаборатории Хехинген и Хайгерлох вызывают у него только насмешку: по сравнению с американскими исследовательскими центрами - это чистая детская игра.

2ea41f39c721db83349bfc119201e48f_image_document_large_featured_borderless.jpg

Хайгерлох: посетительница осматривает так называемый атомный подвал, подвешенные в виде урановой решётки кубики урана в модели опытного реактора.

 

Надо сказать, "любителями" непрофессионалами немецкие учёные не были, скорее они были мастерами импровизации. Здесь они осуществляли свою последнюю попытку получить устойчивую цепную реакцию в "полевых" условиях и почти без мер предосторожности, в условиях недостаточного снабжения необходимым, под обстрелами приближавшихся войск союзников, при отсутствии времени. И всё же, учёным Гейзенберга удалось при так называемом "Опыте Б8" десятикратно увеличить количество нейтронов. На дальнейшие попытки им не хватило урана.

4e8c69f55eb2156b16e36faeaee0183a_image_document_large_featured_borderless.jpg

Кубики в земле: членв миссии Алсос откапывают урановые кубики в Хайгерлох, которые были использованы в рамках опыта Б8

На следующий день после появления американцев, был запланирован подрыв подвала. При котором не исключалось и повреждение собора в замке по соседству.

 

"Тогда бъявился городской священник Гульде, подошел к группе солдат и поговорил с ними. Затем один из офицеров прошёл вместе с пастором в собор. Примерно через час оба вернулись и господин Гульде объяснил, что он показал внутреннее убранство дворцового собора офицеру, что он был поражен его красотой и обещал предотвратить большой взрыв в подвале."

D4EEF2EEE3F0E0F4E8FF20C3E5F0ECE0EDE8E82E20C7E0ECEEEA20486568696E67656E.jpg

 

Среди ученых, задержанных ранее в Гейдельберге и позже в Хайдерлох, Хехинген и соседнем Таилфинген, было много известных персонажей. Карл Фридрих фон Вайцзеккер, Отто Ган или Макс фон Лауэ. Но один отсутствовал: Вернер Гейзенберг. Он бежал за несколько дней до того, рассветными часами на велосипеде к своей семье в Верхнюю Баварию. Только 2 мая там он и был арестован подполковником Пашем.

Десять самых светлых голов немецкой науки были, в конце концов, привезены в одно из поместий в Англии "Фарм Холл", где и были допрошены. Для американцев это стало успешным завершением миссии Алсос. Для Ив-Андре Рокара, руководителя исследований от французского флота, останется навсегда позором. Гонку за немецким атомным фантомом он проиграл.

 

Примечания перев.

 

Миссия «Алсос» — операция, которая проводилась американскими спецслужбами в период Второй мировой войны в 1942—1945 гг. Цель миссии — оперативный сбор информации о тайном немецком ядерном проекте. Первая миссия была не слишком удачна, зато вторая превзошла все ожидания. Руководителем группы был Борис Паш, офицер военной разведки, успевший зарекомендовать себя в ходе активных допросов Роберта Оппенгеймера. Научным руководителем группы был Сэмюэл Абрахам Гаудсмит.

По сравнению с деятельностью всех своих коллег — охотников за головами и документами во время Второй мировой, миссия «Алсос» была самой масштабной по сбору документов о немецком ядерном проекте.

В конце концов с помощью миссии «Алсос» удалось установить, что союзники превосходили немецкий атомный проект ещё в 1942 году. По сравнению с Манхэттенским проектом (один из крупнейших научных и инженерных проектов в истории) немецкий проект испытывал значительную нехватку средств и недоукомплектованность, и вообще весьма сомнительно, могла ли Германия иметь столько ресурсов или сосредоточения внимания исследованиям, которые союзники использовали для производства такого оружия.

Гаудсмит в монографии, опубликованной два года спустя после окончания войны, сделал вывод о том, что главной причиной провала немецкого проекта было то, что наука не могла процветать при тоталитаризме — аргумент, многие думают, что адекватные опровергнута немецкие достижений в других областях, таких как изобретение одиного из первых оперативных в мире реактивные истребители (Messerschmitt Me 262) и первая баллистическая ракета (V-2).

После смерти Гейзенберга Гаудсмит пересмотрел его выступление, заявив, что Гейзенберг всегда был рабочим человеком и добивал то, что он начал делать. Это немецкая политика загубила их науку. Другие немецкие учёные, которые работали с Гейзенбергом, поддержали эту точку зрения.

 

 

ВЗЯТО НА ХУТОРКЕ

 

оригинал статьи

Share this post


Link to post
Share on other sites

×