Jump to content
Sign in to follow this  
slotr1

Мы едим деда: Владимир Путин, рэп и почему молодые россияне становятся все более яростными (Süddeutsche Zeitung)

Recommended Posts

Валерий Печейкин | Süddeutsche Zeitung

Мы едим деда: Владимир Путин, рэп и почему молодые россияне становятся все более яростными

"В январе Алексей Навальный показал в интернете свой фильм о "дворце Путина", и за месяц видео просмотрели более 110 млн человек. Спустя неделю после его публикации президент Владимир Путин лично высказал свое мнение - невероятное событие для России!", - пишет на страницах немецкого издания Süddeutsche Zeitung Валерий Печейкин, драматург, журналист и куратор "Гоголь-центра" в Москве.

 

"Путин выступил на видеоконференции со студентами российских ВУЗов и заявил, что дворец ему не принадлежит. Это выглядело как оправдание. То, что он сделал это перед молодежью, (...) придало его выступлению нечто глубоко символичное. Благодаря Навальному, многие молодые люди осознали, что совершеннолетие предполагает право не только на алкоголь и сигареты, но и на политические действия", - отмечает автор статьи.

 

"В моем детстве была шутка. Говорили, что у советского человека есть только 14 лет жизни: 7 лет до школы и семь лет после выхода на пенсию. Все, что между - это взрослая жизнь, которую нельзя назвать жизнью. А в сегодняшней России молодежью считаются те, кто потерял неприкосновенность ребенка, но еще не достиг святости статуса пенсионера", - говорится в статье.

 

"У молодых россиян нет сегодня никаких возможностей для социального роста, - указывает Печейкин. - Люди рождаются, живут и умирают в одном и том же социальном слое. Продвинуться можно только благодаря изобретательности. С позиции истории изобретательность играла в России роль социального лифта".

 

"Несколько лет назад среди молодежи был очень популярен рэп. Вся страна говорила о рэп-баттлах, их остроте, нехватке толерантности, их абсолютном неподчинении цензуре. Молодежный "язык ненависти" в одночасье стал единственным свободным языком в России. Но это время прошло, и рэп-культура не принесла политических плодов. Она не рассматривала ни социальные, ни гендерные, ни экологические темы".

 

"Так, самым популярным рэпером в России является Моргенштерн. Его тексты аполитичны, вульгарны и шокируют простыми, прямо-таки ребяческими средствами. Порой они просто абсурдны, как, например, песня "Я съел деда". Надо сказать, что в оппозиционных кругах "дедом" или "дедушкой" называют Владимира Путина. Таким образом, в символическом смысле Моргенштерн уничтожает личность Владимира Путина, "проглатывает" ее. Путин исчез. Молодежь пытается жить так, будто Путина нет. Но удается ли ей это?".

 

"Наиболее интересные изменения я наблюдал у своего товарища, молодого режиссера Артема Фирсанова, - пишет Печейкин. - Я знал его как аполитичного человека. Это изменилось, когда он работал над своим дипломным фильмом о международно известном режиссере Кирилле Серебренникове. (...) По мнению не только его сторонников, но и независимых СМИ, Серебренников был наказан судебным процессом за свою излишне независимую позицию и критику в адрес властей. (...) Мы с Фирсановым хотели снять документальный фильм о Серебренникове и сразу же столкнулись с цензурой. Руководство государственного университета сорвало съемки и лишило наш проект финансирования. Когда я тогда наблюдал за своим коллегой, мне стало ясно, что российские правители превращают в оппозиционеров еще самых спокойных и креативных молодых людей".

 

"Один мой знакомый, студент, живет в Крыму, - продолжает автор статьи. - Он рассказал мне о документе, который ему пришлось подписать - "уведомление" об уголовной ответственности за участие в несанкционированных демонстрациях.

 

Если он примет участие в протестах, его могут отчислить из университета, что означает, что ему придется уйти в армию".

 

"Военная служба также используется в качестве инструмента борьбы с демонстрантами. Так, Руслан Шаведдинов, соратник Навального, в конце 2019 года сначала пережил обыски дома, затем допрос, после которого его, наконец, насильно отправили в армию. Он проходил службу на архипелаге Новая Земля в Северном Ледовитом океане".

 

"Власти действуют жестоко и рационально, в то время как оппозиция пытается апеллировать к романтическим чувствам молодежи, - отмечает Печейкин, напоминая об акции 14 февраля, когда во дворы домов вышли люди с фонариками. - (...) Я думаю, что власть беспокоит в первую очередь не факт самого протеста, а то, что протест происходит внутри романтической молодежной культуры, в которой чиновники ничего не понимают и не могут ее контролировать".

 

"Политическое воспитание молодежи в России осуществляется не с помощью любви или любопытства, а с помощью страха. Возможно, Владимир Путин придерживается мнения, что молодые люди должны расти так же, как он. В конце концов, он провел свое детство и юность в тяжелые времена, в мрачном советском Санкт-Петербурге, называвшемся тогда Ленинград - без романтики, не выделяясь, не протестуя. Он просто ждал своего шанса. И он настал. Но сегодня молодые люди не хотят ждать".

 

"Романтическая любовь становится теперь языком, на котором говорит молодежь, но которым не владеет власть. И у меня нет сомнений в том, что будущий президент России будет говорить на этом языке. Ведь ненависть к врагам - это не то же самое, что любовь к собственному народу. Если я на кого-то и надеюсь, то на такого президента. Ему я отдаю свой голос", - заключает Печейкин.

 

Источник: Süddeutsche Zeitung
  • Thanks (+1) 5
  • Sad 2
  • Confused 1
  • Haha 16

Share this post


Link to post
Share on other sites
slotr1 сказал(а) 44 минуты назад:

Романтическая любовь становится теперь языком, на котором говорит молодежь, но которым не владеет власть. И у меня нет сомнений в том, что будущий президент России будет говорить на этом языке.

Ловите наркомана.:girl_pan:

  • Thanks (+1) 7
  • Haha 5

Share this post


Link to post
Share on other sites

Хе...

Печейкин...

Внучок Печкина?

Он вообще реально существует?

Или это вроде "полковник Заяс (Zayas) и генерал Вортек", или "Иван Данко"?

А ещё у них в кино была фамилия "Гоголь".

  • Thanks (+1) 1

Share this post


Link to post
Share on other sites

драматургам наверно можно говорить на языке романтической любви :girl_in_dreams:, а был бы  сей никому не известный Печейкин даже завхозом хрена бы он мог себе позволить такие глупости, а так то что - мели, Емеля, давай советы власти на каком языке ей  изъясняться с малолетними, которые "не хотят ждать"

  • Thanks (+1) 2

Share this post


Link to post
Share on other sites
Nekto Neznamo! сказал(а) 2 минуты назад:

А ещё у них в кино была фамилия "Гоголь".

Бойка. Или Бойко?

 

  • Thanks (+1) 1

Share this post


Link to post
Share on other sites

Стиль этой писанины напомнил другого фрика. Может Валеру Гасан покусал? Вот сравните.

---------------------------------------------------------------------------------------------------

 

СЛОВА С ГАСАНОМ ГУСЕЙНОВЫМ

 

Политкорректность и русофобия

 

Ученые из НАСА назвали место приземления марсохода Curiosity в честь писателя Рэя Брэдбери  (Bradbury landing), портрет которое виден на экране в Лаборатории реактивного движения в Пасадене (Калифорния) 22 августа 2012 года

Ученые из НАСА назвали место приземления марсохода Curiosity в честь писателя Рэя Брэдбери (Bradbury landing), портрет которое виден на экране в Лаборатории реактивного движения в Пасадене (Калифорния) 22 августа 2012 года AP - Damian Dovarganes

 

Две темы волнуют сейчас, можно сказать, всю Россию — от ее властной вертикали до последнего технического интеллигента — русофобия и политкорректность.

Спойлер

 

Власти, понятное дело, озабочены русофобией. Критика действий текущих российских властей, от кого бы та ни исходила, обзывается словом «русофобия». Его понимают как «ненависть к России или к русским». Но греческое слово «фобос» означает не ненависть, а страх. И русофобия это не ненависть к России, а только страх перед Россией. Но разве не этого хочет от мира руководство России? Ныне покойный русский философ-националист Константин Крылов писал в апреле 2017 года в своем телеграм-канале:

«Всё-таки слово „русофобия“ неудачное. Лучше бы — „мизорусия“ — ненависть к русским. Русских, к сожалению, никто не боится — только ненавидят и презирают, причем презрения больше. „Это червивое говно, с которым можно делать что угодно“. Разумеется, именно тех, кого совсем, ни капли не боятся, выставляют „страшными“ — это доставляет нашим мучителям дополнительное удовольствие».

Нельзя спорить с человеком, который не может ответить, но ведь эти слова Крылова сами являют образец мизорусии. Крылов здесь не спорит с другими, а оплакивает сам себя: он видел вокруг мучителей русского народа, доведенного, в его представлении, этими мучителями до состояния, когда сама мысль о себе становится новой мукой. Так бывает, что мысль гибнет как от короткого замыкания, а чувство – боль, отчаянье, ненависть к окружающему миру — только усиливается. В последние годы жизни Константина Крылова, насколько мне известно, как раз и были отравлены репрессиями, которым этот философ был подвергнут именно за свою «мизорусию».

 

В отличие от крыловской мизорусии, русофобия — это, в основном, страх перед государством российским. Но страх перед Россией даже в так называемых развитых странах вовсе не смыкается с ненавистью к стране или с презрением к русским. От Германии до Греции, от Франции до Финляндии страх этот прихотливо сочетается с некоторым уважением, с признанием и даже признательностью, которую многие по-прежнему испытывают к Российскому государству.

 

Возможно, русофобия европейцев ослаблена их антиамериканскими настроениями: никто в Европе не боится Соединенных Штатов, а многие даже и ненавидят Штаты. А вот Россию боятся, но ей же и сочувствуют.

 

После того как братские республики, РСФСР, УССР и БССР, сговорились и расчленили своего родителя — СССР, сочувствие по этому поводу в мире испытывали только к России. «Граждане судьи, да, мой подзащитный сам съел своего родителя, но войдите в его положение: он уже наказал себя, ведь отныне он — круглый сирота! А страны-соседки еще и жируют за его счет! Проявите чуткость к сиротинушке!»

 

 

Эпоха повышенной чуткости к переживаниям людей породила примерно тогда же и политкорректность. Например, в США требования политкорректности распространяются на разговор о межрасовых и межгендерных отношениях. История рабства, отразившаяся не только в языке, но и в литературе, архитектуре, университетских нравах, сейчас отыгрывается и отрыгивается на тех и у тех, кто стал – несколько поколений спустя! — ее невольным профитером.

 

А вот об истории в США можно говорить что угодно. В Германии и кое-где в Европе всё наоборот: запрещены высказывания, которые могли бы поставить под сомнение преступления национал-социалистов против евреев, гомосексуалистов, цыган и инвалидов. Тысячи исследований, архивных документов и свидетельств не оставляют ни малейших сомнений, что эти преступления были совершены. О фактах рассказывают в школах. Но из школ ушли носители политкорректности 1960-х-1980-х годов, и вот появляются люди, для которых всё это – либо темный лес, либо результат какого-то заговора против Германии. А человек, который публично засомневается в этих несомненных преступлениях, сам становится преступником. А для кого-то он — невинная жертва политического (политкорректного) преследования.

 

В России действуют два кодекса политкорректности. Один насаждается государством, вернее — его верхушкой и довольно широкими массами населения, связавшими свою судьбу со спецслужбами, с ловлей смутьянов и с надзором над заключенными. Для этих людей святынями являются Советский Союз и вся его карательная машинерия, а также товарищи Сталин, Брежнев и Путин, а также отдельные исторические события или эпохи. Любое отрицательное суждение об официальных исторических святынях считается неполиткорректным. За него можно получить срок — как за клевету, проявление неуважения в грубой форме, оскорбление с нанесением ущерба. Ущерб имеет денежное выражение.

 

В редчайших случаях западные и российские официальные представления о политкорректности сближаются. Например, преступления национал-социализма или оскорбление величия представителей действующей власти или короны, употребление в публичном высказывании этнофолизмов — бранных кличек, даваемых представителям разных национальностей.

 

Но есть в России и другое меньшинство, совсем скромное по численности, но культурное и начитанное. Для него политкорректно критическое отношение к преступлениям советской эпохи и ее наследников. У этой части населения России словосочетание «1937 год» означает, например, пик сталинского террора против так называемого собственного народа. А на языке провластной российской политкорректности «1937 год» — это что-то вроде временной поломки машины государственного управления, когда одна часть машины («бериевцы»), возможно, в результате заговора (англо-американского или японско-германского), уничтожила другую часть («ежовцев»), в результате чего пострадали, извиняемся, отчасти ни в чем не повинные граждане. Один россиянин при слове «чекист» падает, схватившись за сердце, а другой — вскакивает, окрыленный. Есть и промежуточные варианты.

 

Счастье нашего времени состоит в том, что мир все еще плюралистичен, что есть еще люди, умеющие разбирать предложения. Понимать, например, иронию, или читать книги с комментариями. Некоторые из этих людей вполне добровольно выбирают политкорректное выражение, понимая, что из неверно услышанного злого слова легко вырастает и злодеяние. Например, семейное насилие. А зачем злодеяния, если можно их избежать? Так что политкорректность, нацеленная в будущее, вещь столь же полезная, сколь и банальная.

 

Другое дело — попытка с помощью этого инструмента управлять прошлым, переводить на язык современной политкорректности то, что было создано задолго до тебя и твоих соратниц и соратников. Идеологи политкорректности, переписывающие прошлое, уподобляются барону Мюнхгаузену, который спускался с Луны, обрубая серебряным топором верхнюю часть каната из соломы и привязывая его к канату снизу.

 

Вот почему, как только политкорректность из разумного поиска лучшего слова для нужд нашего времени превратится в идеологию переписывания прошлого, мы уйдем под землю на ту же неприятную глубину, на какую вонзился в землю доблестный барон Мюнхгаузен, свалившись с Луны.

 

Сегодня нам придется падать даже не с Луны, а с Марса. Два дня назад, с опозданием на двадцать с лишним лет против предсказания Рэя Брэдбери, земляне как раз выкатили на красную планету свою тележку. А ведь четверть века назад великий американец предупреждал нас не только об этом, но и об угрозах политкорректности.

 

"— ...Но самое ужасное — это то, что еще 43 года назад я предвидел политкорректность.

 — Неужто в «Фаренгейте»?

— Да. Босс–пожарный в одном моменте там описывает, как всевозможные меньшинства одно за другим затыкают рот мыслящему обществу, приводя пример: «Евреи не любят литературных героев Фейгина и Шейлока — надо сжечь все книги с ними, запретить даже всякое упоминание. Черным не нравится негр Джим (в оригинале у Марка Твена — Nigger Jim. — Прим. перев.), сплавляющийся на пароме с Гекльберри Финном, — сожгите или хотя бы спрячьте все книги о Томе Сойере. Борцы за права женщин ненавидят Джейн Остен как слишком неудобную и старомодную — оторвать ей голову! Апологетам семейных ценностей неугоден Оскар Уайльд — твое место на параше, Оскар! Коммунисты ненавидят буржуев — убить всех буржуев!.." Так все и происходит. Но если во времена «Фаренгейта» я писал о тирании большинства, то теперь я говорю о тирании меньшинств. В наши дни остерегайся и тех и других! Первые пытаются заставить тебя делать каждый день одни и те же вещи, вторые пишут мне, например, что стоило бы уделить больше внимания правам женщин в «Марсианских хрониках» или придумать больше чернокожих героев в «Вине из одуванчиков».

— Вы что-нибудь отвечаете на подобные письма?

— Мой ответ обоим сборищам одинаков: большинство вы или меньшинство — идите к черту, прямо в ад, вместе со всеми, кто попытается говорить мне, что делать и как писать. Сейчас все общество разделилось на разнокалиберные меньшинства, которые на деле те же книгосжигатели — они жгут книги путем их запрещения. Вся эта политкорректность, разросшаяся одиозными дебрями в студенческих кампусах, — дерьмо собачье".

 

Из интервью Рэя Брэдбери Кену Келли в журнале Playboy, май 1996 года. Перевод: Константин Конь.

Если следовать за мыслью Рэя Брэдбери, то придется признать, что политкорректность, превратившись в новую идеологию, и сама может пасть жертвой политкорректности. Оплетенные новыми предрассудками люди перестанут понимать, как дошли они до жизни такой, и потребуют разговора начистоту. Это будет печально для политкорректности здорового человека будущего. Мне, например, очень не хватает в русской речи феминитивов, хотя все предпосылки для них в языке есть — от гусыни и пушкинской председательницы до курицы и машинистки. Но ведь есть и такие, кто считает подобное вмешательство нарушением политкорректности патриархальной во имя новой гендерной политкорректности. Эх, не любят пока меланхолики-мизорусы веселых холериков-русофобов!

 

 

https://www.rfi.fr/ru/россия/20210221-политкорректность-и-русофобия

 

  • Thanks (+1) 1

Share this post


Link to post
Share on other sites

"Страшно далеки они от Народа"(с)

Русофобский сброд из ВШЭ, РГГУ, журфака МГУ, МГИМО и пр. за народ и даже соотечественников не считаю.

И уж тем более всей России.

"Работайте братья" и “За пацанов" не сильно старые были.

  • Thanks (+1) 1

Share this post


Link to post
Share on other sites

Печайкин снимает кино о Серебренникове. Серебренников ставит пьесы о Печайкине. И всё на государственные денежки. Может, сейчас прикроют финансирование?

  • Thanks (+1) 1

Share this post


Link to post
Share on other sites
РУСИЧ сказал(а) 1 час назад:

Печайкин снимает кино о Серебренникове. Серебренников ставит пьесы о Печайкине. И всё на государственные денежки. Может, сейчас прикроют финансирование?

Ну, тридцатиСеребрянникову уже точно, контракт не продлен. А "яростность и оппозиционность"  российского молодого поколенмя несколько преувеличена. Да есть некоторый процент малолетних дебилов, которые не имеют опыта буквального выживания в 90-х годах, потому ведутся на примитивную пропаганду, есть те кому просто движа хочется, но таких немного и их можно вернуть в нормальную жизнь просто путем остоятельного разговора. Я вот с младшим подробные беседы провел и он меня понял. А старшему и не потребовалось - он помнит время, когда пачка печенюшек покупалась только на праздник, жизнь по сьемным квартирам и перемещения исключительно на общественном транспорте. А младший родился уже при Путине, когда у семьи все было.

Edited by voenruk
  • Thanks (+1) 5

Share this post


Link to post
Share on other sites

Немцы совсем память потеряли? им так не терпится увидеть русские танки в Берлине? Горящий Рейхстаг?

Share this post


Link to post
Share on other sites

Create an account or sign in to comment

You need to be a member in order to leave a comment

Create an account

Sign up for a new account in our community. It's easy!

Register a new account

Sign in

Already have an account? Sign in here.

Sign In Now
Sign in to follow this  

×