Jump to content
Sign in to follow this  
tukutis

New Yorker (США): ода Аманды Горман на инаугурацию Байдена — потрясающее прочтение демократии

Recommended Posts

New Yorker logoThe New Yorker, США
20 января 2021. Аманда Горман читает стихи на инаугурации Джо Байдена, США © REUTERS, Kevin Lamarque
Автор New Yorker Маша Гессен восхищается стихами 22-летней Аманды Горман, прочитанными на инаугурации Джо Байдена. Ей видится в них глубокий смысл: демократия — незавершенная работа, но не только. Страна должна идти к своей мечте, заявляет поэтесса, а журналистка тем временем углубляется в деконструктивизм.

New Yorker (США): ода Аманды Горман на инаугурацию Байдена — потрясающее прочтение демократии

22.01.2021
 

Чуть ли не самое главное в стихотворении Аманды Горман на инаугурацию Джо Байдена «Взбираясь на холм» — это ее взгляд на демократию. Двадцатидвухлетняя поэтесса учит нас, что демократия — это только стремление, нечто из будущего.

 

Слово «демократия» впервые появляется в той же строфе, где Горман говорит «силе, которая скорее разрушит нашу нацию, чем сплотит ее». Штурм Капитолия 6 января случился, когда Горман работала над своей одой, хотя можно предположить, что ее «сила» — это нечто большее, чем простой бунт. Это президентство Трампа сделало восстание в принципе возможным, а силы белого шовинизма и неравенства усадили его в президентское кресло: «И разобьет страну, коль волею народа пренебречь // И это все чуть было не случилось // И голоса людей возможно иногда не замечать, но вынудить не выйдет замолчать».

 

Демократию Горман оба раза сочетает с преградой и помехами — это говорит нам о том, что демократия — нечто, чего ждут и предвкушают, не уже готовая постройка и не собственность, а только мечта. Политики и даже идеологи употребляют это слово не так — в отличие от философов.

 
 

Французский деконструктивист Жак Деррида ввел оборот «грядущая демократия». Он писал, что демократия всегда находилась под угрозой со стороны противоборствующих сил и поэтому всегда «откладывалась», всякий раз оказываясь недостижимой даже в обществах, где она взята за руководящий принцип.

Стихотворение Горман — явно текст о будущем. Она призывает американцев смотреть «на то, что есть пред нами, а не на то, что разделило нас». Начав с того, что «будущего ради разногласия лучше оставить в стороне», Горман заканчивает строфу впечатляющими посулами и вызовами — как никто другой.

 

Давайте же оставим им [потомкам] страну получше той, что нам досталась.

 

И c каждым вдохом моей бронзовой груди мы превращаем наш мир раненый в чудесный.

И мы восстанем с Запада златых холмов.

Восстанем с ветреного Северо-Востока, где предков революция зажглась,

Поднимемся с озерных Средне-Запада градов

И с залитого солнцем Юга.

Мы восстановим, примирим и излечим.

И всякий уголок, где наш народ живет — столь разный и блестящий, немного раненный, но все ж прекрасный.

И наступает день, когда выходим мы из тени огненной и боясь.

Словно шары, отпущенные в небо на рассвете.

Ведь свет горит всегда, коль смелость есть, чтобы его увидеть.

Мы будем зваться храбрыми тогда.

 

Основной упор на будущее — прямой ответ риторике уходящего президента, который призвал толпу своих приспешников перенести страну в воображаемое прошлое и хотел заставить американцев вечно жить в настоящем. Чтобы писать о будущем, Горман приходится обращаться к прошлому: «Ведь быть американцем — это ведь не только гордость, что унаследовали мы от отцов // Это и прошлое, где оказались мы, и как излечим мы его». «К тому, что пройдено, мы боле не вернемся, но к будущности мы пойдем» — бросает она c элегантным упреком тем, кто ратует за «возвращение к нормальной жизни», и снова подчеркивает, что обещания американской демократии так и не воплотились сполна.

 

В обиходной речи американцы подразумевают под демократией то, что у нас есть — либо было до прихода Трампа. В традициях же американских политических выступлений демократия нередко понимается как незавершенная работа. Там тоже подразумевается, что мы живем в демократии, но продолжаем над ней работать. Работы еще непочатый край, чинить да чинить, но костяк крепкий. Откровенный же взгляд Горман радикальнее и сложнее.

 

Но идею грядущей демократии можно почерпнуть не только у философов. «Взбираясь на холм» навевает воспоминания о другом великом американском стихотворении — «Позвольте Америке снова ей быть» Лэнгстона Хьюза (Langston Hughs). Хьюз писал:

 

Америка, должен заметить: ни дня

Америкой ты не была для меня.

И всё же, и всё же я клятву даю:

Приду я в Америку — землю мою!

 

Это неувядающая квинтэссенция противоречия между американскими чаяниями и американской действительностью и незыблемое убеждение, что страна должна идти к своей мечте. И нет лучше начала для инаугурационной речи — как и для нового президентства.

 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.

 
 
 
  • Thanks (+1) 9
  • Sad 1
  • Haha 16

Share this post


Link to post
Share on other sites

Он вдруг встал и громко нараспев выкрикнул:

  • Велик и славен, словно вечность,
    Король, чье имя — Благородство!
    И отступила бесконечность,
    И уступило первородство!



    Король перестал жевать и тупо уставился на него. Гости втянули головы в плечи. Только дон Рэба улыбнулся и несколько раз беззвучно хлопнул в ладоши. Король выплюнул на скатерть кости и сказал:

    — Бесконечность?.. Верно. Правильно, уступила… Хвалю. Можешь кушать.

    Чавканье и разговоры возобновились

  • Thanks (+1) 8
  • Haha 11

Share this post


Link to post
Share on other sites
tukutis сказал(а) 54 минуты назад:

Словно шары, отпущенные в небо на рассвете.

Счастливого пути и не возвращайтесь.... Гринпис буде недоволен.:drinks:

  • Thanks (+1) 1
  • Haha 3

Share this post


Link to post
Share on other sites
Спойлер

O say, can you see, by the dawn’s early light,

 

What so proudly we hailed at the twilight’s last gleaming?

 

Whose broad stripes and bright stars, through the perilous fight,

 

O’er the ramparts we watched, were so gallantly streaming?

 

And the rocket’s red glare, the bombs bursting in air,

 

Gave proof through the night that our flag was still there.

 

O say does that star spangled banner yet wave

 

O’er the land of the free, and the home of the brave?

 

 

 

On the shore dimly seen through the mists of the deep.

 

Where the foe’s haughty host in dread silence reposes,

 

What is that which the breeze, o’er the towering steep,

 

As it fitfully blows, half conceals, half discloses?

 

Now it catches the gleam of the morning’s first beam,

 

In full glory reflected now shines in the stream:

 

‘Tis the Star-Spangled Banner! O long may it wave

 

O’er the land of the free and the home of the brave.

 

 

 

And where is that band who so vauntingly swore

 

That the havoc of war and the battle’s confusion

 

home and a country should leave us no more?

 

Their blood has washed out their foul footsteps’ pollution.

 

No refuge could save the hireling and slave

 

From the terror of flight, or the gloom of the grave:

 

And the Star-Spangled Banner, in triumph doth wave

 

O’er the land of the free and the home of the brave.

 

 

 

O thus be it ever when freemen shall stand

 

Between their loved homes and the war’s desolation!

 

Blest with vict’ry and peace, may the Heaven-rescued land

 

Praise the Power that hath made and preserved us a nation.

 

Then conquer we must when our cause it is just

 

And this be our motto: «In God is our Trust.»

 

And the Star-Spangled Banner in triumph shall wave

 

O’er the land of the free and the home of the brave!

 

 

 

======

 

 

 

О, скажи, видишь ты в первых солнца лучах

 

Что средь битвы мы чли на вечерней зарнице.

 

В синем с россыпью звезд полосатый наш флаг

 

Красно-белым огнем с баррикад вновь явится.

 

Пусть разрывы ракет на него бросят свет -

 

Это подлым врагам будет гордый ответ.

 

Так скажи, неужель, будет жить он всегда

 

Где земля храбрецов, где свободных страна?

 

 

 

Там, в туманной тиши, на чужом берегу,

 

Где надменный наш враг от атак отдыхает,

 

Что над фортом, как нам, также видно ему -

 

На ветру колыхнется и вновь пропадает?

 

Золотистый восход ему блеск придает

 

В полной славе его свежий бриз развернет.

 

Это звездный наш флаг! И он будет всегда

 

Там, где дом храбрецов, где свободных страна.

 

 

 

А где банда убийц, что хвастливо клялась,

 

Будто пламя войны, духом павших смятенье,

 

Разобщенной толпой снова сделают нас -

 

Дали кровью ответ за свои преступленья.

 

Нет убежища вам, войск наемных рабам,

 

Ждет могилы вас тлен, — будет всем по делам.

 

Только звездный наш флаг не умрет никогда

 

Там, где дом храбрецов, где свободных страна.

 

 

 

О, пусть будет так впредь — где мятежный встает

 

Меж разрухой войны и своим отчим домом.

 

Славит Бога земля и хвалу воздает

 

Силе, сделавшей нас и хранящей народом.

 

С правой кто стороны, не страшится судьбы,

 

В битвах будет девизом нам «Богу верны».

 

Звездный флаг над страной будет реять пока

Еще есть храбрецы, в ком свобода жива.

 

  • Thanks (+1) 2

Share this post


Link to post
Share on other sites
Варкалось. Хливкие шорьки
   Пырялись по наве,
   И хрюкотали зелюки,
   Как мюмзики в мове 

   О бойся Бармаглота, сын!
   Он так свирлеп и дик,
   А в глуше рымит исполин -
   Злопастный Брандашмыг! 

   Но взял он меч, и взял он щит,
   Высоких полон дум.
   В глущобу путь его лежит
   Под дерево Тумтум.

   Он стал под дерево и ждет.
   И вдруг граахнул гром -
   Летит ужасный Бармаглот
   И пылкает огнем!

   Раз-два, раз-два! Горит трава,
   Взы-взы - стрижает меч,
   Ува! Ува! И голова
   Барабардает с плеч!

   О светозарный мальчик мой!
   Ты победил в бою!
   О храброславленный герой,
   Хвалу тебе пою!

   Варкалось.. Хливкие шорьки
   Пырялись по наве.
   И хрюкотали зелюки,
   Как мюмзики в мове.Варкалось. Хливкие шорьки
   Пырялись по наве,
   И хрюкотали зелюки,
   Как мюмзики в мове 

 .
Edited by Dvoinoy_Shtandart
  • Thanks (+1) 3
  • Haha 4

Share this post


Link to post
Share on other sites
Vashper сказал(а) 2 часа назад:

Он вдруг встал и громко нараспев выкрикнул:

  • Велик и славен, словно вечность,
    Король, чье имя — Благородство!
    И отступила бесконечность,
    И уступило первородство!



    Король перестал жевать и тупо уставился на него. Гости втянули головы в плечи. Только дон Рэба улыбнулся и несколько раз беззвучно хлопнул в ладоши. Король выплюнул на скатерть кости и сказал:

    — Бесконечность?.. Верно. Правильно, уступила… Хвалю. Можешь кушать.

    Чавканье и разговоры возобновились

 

Ну Вы эта.. Тогойс... Не увлекайтесь. Тут хоть форум пенсионеров, но не все на раз вспомнят

  • Thanks (+1) 1

Share this post


Link to post
Share on other sites
astrokaktus сказал(а) 1 час назад:

 

Ну Вы эта.. Тогойс... Не увлекайтесь. Тут хоть форум пенсионеров, но не все на раз вспомнят

"вспомнят"? Странно. Я думал, что это я написал. Ну тогда вот еще моё творчество, из недавнего:

 

Никогда мы не будем братьями
ни по родине, ни по матери.
Духа нет у вас быть свободными —
нам не стать с вами даже сводными.

 

Неплохо, да?

 

  • Haha 5

Share this post


Link to post
Share on other sites
Vashper сказал(а) 2 часа назад:

"вспомнят"? Странно. Я думал, что это я написал. Ну тогда вот еще моё творчество, из недавнего:

 

Никогда мы не будем братьями
ни по родине, ни по матери.
Духа нет у вас быть свободными —
нам не стать с вами даже сводными.

 

Неплохо, да?

 

Мы не будем братьями... Потому, что она баба......и дура...

  • Thanks (+1) 2

Share this post


Link to post
Share on other sites

Create an account or sign in to comment

You need to be a member in order to leave a comment

Create an account

Sign up for a new account in our community. It's easy!

Register a new account

Sign in

Already have an account? Sign in here.

Sign In Now
Sign in to follow this  

×