Перейти к содержанию

Заархивировано

Эта тема находится в архиве и закрыта для дальнейших ответов.

Yennefer

Где дирижёр?

Рекомендуемые сообщения

przeglad_auto_auto.jpg

 

Где дирижёр?

Интервью с Богуславом Залеским

 

Роберт Валенцяк

 

1 мая 2009 г.

 

1309_polityka-zagr_wywiad.jpg

 

Две главы, касающиеся России, из интервью о польской внешней политике

 

Сегодня у Польши есть внешняя политика правительства и внешняя политика президента. Но нет внешней политики государства.

 

Российский клинч

 

- Заметила ли польская дипломатия изменения в Америке?

 

- Польская дипломатия не заметила изменений, надвигающихся на Соединённые Штаты. Об этом, к примеру, свидетельствует поведение польского правительства, подписавшего накануне ожидаемого поражения республиканцев на выборах соглашение по ПРО с уходящей администрацией президента Буша. Сегодня демократическая администрация совсем не обязана выполнять те договорённости. В том числе и потому, что мы имеем дело с кризисом. И очень легко отговориться необходимостью урезывания бюджета.

 

- Отражается ли вопрос ПРО на польско-российских отношениях?

 

- Эти отношения в большей степени зависят от России, чем от Польши. Польша для России находится только по дороге в Европейский Союз. Но поведение Польши в рамках Евросоюза, блокирование диалога с Россией не способствуют их улучшению... Есть счёт обид между нашими странами, который будет, вероятно, существовать ещё долгое время. Есть вопросы, не решённые до конца, есть вопрос Катыни, который имеет для Польши и поляков огромное значение – и историческое, и символическое. Но такое же значение он имеет и для россиян.

 

- Почему?

 

- Они считают, что победителей не судят. В Польше погибло несколько сот тысяч советских солдат, которые – в понимании россиян – несли полякам свободу. Средний россиянин знает, что он освобождал Польшу, а взамен его осуждают, обвиняют и третируют в польской прессе, по радио и телевидению.

 

- Мы не понимаем россиян или не понимаем собственных интересов?

 

- Если мы можем понять интересы Украины и представлять волынскую резню довольно взвешенно, то думаю, наступило время и для того, чтобы представлять катынское убийство в надлежащей пропорции по отношению ко всем несчастьям Второй Мировой войны. Это не значит, что Катынь не остаётся глубоко в сознании поляков как одно из крупных, одно из наиболее подлых событий Второй Мировой войны. Тем не менее, это произошло почти 70 лет тому назад.

 

Босиком, но в шпорах

 

- Каковы действительные цели Польши? Сильная Польша в сильной Европе – это банальность. А что ещё? Хорошие отношения с соседями? Экономическое развитие?

 

- Когда-то нам хотелось быть лидерами и представителями интересов региона Центральной Европы. Этому благоприятствовало географическое положение, потенциал...

 

- И не получилось...

 

- Видимо, мы совершили слишком много промахов. Но, в то же время, мне не кажется, что мы могли слишком многое предложить Центральной и Восточной Европе. Достаточно сказать, что все те инструменты, которые могли бы действовать в нашу пользу – Центрально-европейская инициатива, Вышеградский треугольник, Совет прибалтийских государств - не были использованы. Пока единственной инициативой остаётся польско-шведская инициатива, касающаяся Востока, Восточное партнёрство.

 

- У Польши были амбиции, чтобы стать для ЕС окном на Восток. Во времена Квасьневского это даже казалось реальным. Но теперь... Нас опередили немцы, скандинавы...

 

- Сама по себе политическая инициатива важна, но если за ней не идут средства - она пуста. Что мы можем предложить Украине, Белоруссии? Мы тратим 30 миллионов в год на «Белсат» (польское телевещание на Белоруссию – прим. переводчика). Его смотрит сотая доля процента зрителей на территории Белоруссии, а мы говорим, что это большой успех... А где помощь в развитии? Где молодёжное сотрудничество? Культурное, научное? Нет совместных инициатив. А значит, с какой стати мы должны были стать этим окном?

 

- Хотя бы потому, что мы знаем Восток лучше, чем западные европейцы.

 

- Может быть, интуитивно мы знаем больше, но где эти специалисты по Востоку? Где эти эксперты? В министерстве иностранных дел? А велик ли департамент, занимающийся Востоком? Насколько обеспечены кадрами посольства? И какими экспертами? У нас трудности с созданием консульств на Востоке, потому что у нас нет денег, а какая уж там активная политика...

 

- Если говорить о кадровых вопросах в польской дипломатии – тут у нас провал. Исполняется 20 лет Третьей Республики Польской, а мы не научились обучать дипломатов лучше, чем в ПНР.

 

- А где нам обучать этих экспертов? В Дипломатической академии? Если да – то сколько выпускников было принято на работу в МИД? Ничтожное количество. Ведь никто не будет работать за 1,8 тысячи злотых (около 18 тысяч рублей – прим. переводчика), если он знает языки, энергичен, динамичен. Поколение дипломатов родом ещё из ПНР уходит или уже ушло. И по естественным причинам, и в связи с многократными заменами кадров в МИД.

 

- Пустоты после них не были залатаны?

 

- Скажу так: молодые дипломаты редко хотели специализироваться на восточной проблематике. Сегодняшние недостатки – это также результат недостатка средств. А скорее – их неправильной траты. Ведь если на политическое кабинеты ежегодно тратилось свыше 400 миллионов злотых, то сколько тратилось на обучение дипломатов? Сколько человек в МИД говорят по-русски? Ведь если мы хотим вести активную восточную политику, то как? По-английски?

 

- В польских дебатах существует невысказанное мнение, что чем Россия слабее, тем лучше.

 

- Что это значит – слабая Россия?

 

- Такая, как при Ельцине, слабая, бедная, распадающаяся.

 

- Ведь распадающаяся Россия - это огромное пространство дестабилизации. Чёрная дыра, которая влияла бы на ситуацию не только в регионе, но и во всём мире. Россия играет огромную стабилизирующую роль в Средней Азии. А, кроме того, она является партнёром Соединённых Штатов и других держав. Упомяну только войну в Афганистане. Это элементарные знания в области международных отношений. Ну да, можно не любить государство X или Y. Но нужно знать, что мир заинтересован в существовании стабильной России, которая поддерживает диалог с миром. А Польша, если она хочет, чтобы к ней относились серьёзно, должна найти своё место в этом диалоге.

 

Богуслав Залеский – кандидат наук, доцент Института международных отношений Варшавского университета. Заместитель министра иностранных дел в правительстве Влодзимежа Цимошевича (сформированном партиями «Союз левых сил» и «Польская народная партия», 1996-1997 г.г. – примечание переводчика).

 

ОРИГИНАЛ

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

×