Jump to content

Archived

This topic is now archived and is closed to further replies.

Yennefer

Евровидение: Очень политический конкурс

Recommended Posts

przekroj_logo_auto_auto.gif

 

13 мая 2009 г.

 

Иоанна Возничко-Чечотт, Сильвия Пеховская

 

Евровидение:

Очень политический конкурс

 

eurowizja_tabela_19.jpg

 

Карта союзов на Евровидении

 

Блоки стран, которые поддерживают друг друга на Евровидении. Схема, разработанная Дереком Гейтерером, специалистом по молекулярной биологии:

Пиренейская ось

Балканский блок

Варшавский договор

Империя викингов

 

Израиль представлен дуэтом палестинки и израильтянки, Россию представляет украинка, а победят армяне. На этом конкурсе не проходят жесты, аналогичные порче воздуха в политических салонах, и создаются союзы, о которых дипломаты могут только помечтать. И всё это – в море эстрадного китча.

 

Погасшие и вечно восходящие звёзды, drag queens - dancing queens (так в статье – прим. ред.), хореографы и специалисты по имиджу... В Москве с 12 мая продолжается шоу, на которое съехались знаменитости со всей Европы. В этом конкурсе хотят чего-то добиться не только музыканты. Возьмём, к примеру, геев и лесбиянок. Они объявили, что по случаю 54-го финала Евровидения они организуют парад равенства. Мэр Москвы Юрий Лужков всегда считал акции такого рода «сатанистскими», но на этот раз сказал: «Приезжайте и расслабьтесь. Только не на улицах и площадях».

 

Для россиян организация финала Евровидения – это сверхпрестижное событие. Так же, как и прошлогодняя победа, которая стала всенародным успехом. Она обошлась в 10 миллионов долларов и была продумана до мелочей. Страну представляли три молодых человека: пел Дима Билан (кавказского происхождения – политкорректность), играл на скрипке венгр Эдвин Мартон (рождённый в СССР – символ присутствия России в регионе), а на искусственном льду выполнял пируэты многократный чемпион мира по фигурному катанию Евгений Плющенко (гегемония России). Поздравления прислал сам Дмитрий Медведев, а первого места просто не могло не быть. И, кроме шуток, просто пошлыми кажутся слухи, что этот триумф был результатом сговора. Британский комментатор Евровидения Терри Воган прямо намекал, что итоги конкурса были спланированы: будто бы в Белграде состоялась тайная встреча эмиссаров стран бывшего СССР, которые сговорились по поводу голосования. Это даже издали пахнет завистью (британцы заняли последнее место), а на Вогана посыпались громы и молнии. Хотя у его тезиса основания более сильные, чем у многих теорий заговора.

 

4902.jpg

 

Пакты как вирусы

 

Возьмём первый попавшийся пример. 2004 год. Украина получает максимальное количество пунктов от Эстонии, Латвии, Литвы, Польши и России, остальное – от Белоруссии. Или год 1999. На победу Швеции сбросились Норвегия, Эстония, Исландия и Дания. Объяснение напрашивается само – заговор.

 

Предпочтение одним странам за счёт других при принятии решения многое говорит о настоящих симпатиях и антипатиях народов. Это практика нелегальная и как таковая скрываемая – а значит, данных для исследования явления мало. Поэтому анализировать союзы, создающиеся на Евровидении, бросилась толпа учёных – от социологов, математиков и политологов до...

 

«С 90-х годов я замечал явные схемы», - говорит кандидат наук Дерек Гейтерер, единственный среди исследователей Евровидения специалист по молекулярной биологии. - «Никто не сделал приличной статистики. Я подумал, что возьмусь за это сам». И взялся.

 

Во время, свободное от изучения вирусов в Университете Глазго, он разработал компьютерную программу для симуляции образования союзов. Выводы? Пакты создаются с динамикой эпидемии. До 1990 года «заговорщиками» были четыре страны. До 2000 – 11, в 2005 –25 стран (64 процента общего числа), а сегодня входят в блоки 34 из 42 стран. На карте союзов по Евровидению есть Варшавский договор, империя викингов, балканский блок. «В этом году блоки будут менее жёсткими. Заметно влияние диаспоры на голосование, чем объясняется поддержка Турции и Армении на Западе».

 

Согласно исследованиям, поляк, скорее, не проголосует за немца, он поддержит украинца. Когда на эстраде оседает искусственный дым, выходят наружу стереотипы и политические настроения. После нападения на Ирак почти никто не голосовал за Великобританию. Но почему балканские страны, где живо воспоминание о войне, стоят друг за друга стеной? Почему Швеция забывает о вечном соперничестве с Данией, а бывшие союзные республики СССР поддерживает бывшего притеснителя?

 

Фаны Евровидения говорят, что считается культурная общность. «Понятный язык, подобный стиль музыки. Людям из одного региона нравятся одни и те же вещи. Действует и местная реклама. Артист с Балкан обычно во время концертных гастролей объезжает страны региона и становится там известным», - объясняет нам Аркадиуш Гиль из польской секции OGAE, товарищества поклонников Евровидения.

 

У Гейтерера другая теория. Пакты – это взаимозависимая сделка. Давая соседу максимальное количество баллов, от него ожидают того же самого. «Люди поняли, что они могут влиять на результаты и делают это», - объясняет биолог. Зато для политики есть другое место. На сцене.

 

Поп-политика

 

«Не хотим Путина», - такое послание отправили в свет члены группы «Stephane & 3G», которая должна была в этом году представлять Грузию. И хоть в тексте конкурсной песни фамилия премьера России Путина не называется впрямую (название песни „We Don’t Wanna Put In” дословно значит „не хотим вставлять”), ни у кого не было сомнений, кто тут имеется в виду. Россияне не скрывали возмущения, а организаторы Евровидения велели творцам изменить текст или предложить другую песню. Грузины обвинили Европейский вещательный союз в пристрастности и отказались от участия в конкурсе. «Наш случай показывает, что Евровидение политизировано», - сказал продюсер группы.

 

Когда накануне манёвров НАТО в Грузии отношения между Тбилиси и Москвой снова стали натянутыми, как голосовые связки певцов, грузинское министерство культуры объявило о проведении собственного альтернативного фестиваля. Он проходит в Тбилиси, а Грузия там представлена песней „We Don’t Wanna Put In”. Это не единственный пример язвительных выпадов против нынешних организаторов. Два года тому назад песня украинского drag queen (так в статье – прим. ред.) Верки Сердючки носила название „Лаша Тумбай”, что звучало абсолютно как «Раша, гудбай». Словно бы этого было мало, россияне сами создали себе проблемы. Своей представительницей они выбрали украинку Анастасию Приходько, ранее дисквалифицированную у себя на родине. А авторы её песни – грузин и эстонка.

 

Несмотря на декларации организаторов, политика была на Евровидении всегда. В 1968 году сам Клифф Ричард проиграл испанскому исполнителю, за которым стоял генерал Франсиско Франко. Говорят, что генерал заблаговременно разослал по Европе эмиссаров, которые подкупали членов жюри. В 1974 году песня, которой на Евровидении была представлена Португалия, стала одним из лозунгов «революции гвоздик» (в результате которой был свергнут Антониу Салазар). Политическими символами переполнены выступления Израиля – то они развернут флаг Сирии (2000 год), то исполнят песню „Push The Button” („Нажми кнопку” – намёк на ядерную программу Ирана), а в этом году устроили совместное выступление израильтянки и палестинки (песня „There Must Be Another Way” – „Наверняка есть другой путь”).

Будут ли на этот раз преобладать стратегические пакты или политические жесты? Оценивать это труднее, потому что введены новые принципы голосования. Чтобы уменьшить роль блоков, победителя, кроме зрителей, определяют ещё и судьи. Пока Дерек Гейтерер считает, что выиграет Армения. А члены Товарищества поклонников Евровидения сделали ставку на норвежца белорусского происхождения Александра Рыбака. Утверждают, что он – лучший. Посмотрим.

 

ОРИГИНАЛ

Share this post


Link to post
Share on other sites

×