Jump to content
Sign in to follow this  
tukutis

Юрий Тавровский: Большие гонки

Recommended Posts

31 июля 2020, 12:02
 
wx1080-1-696x464.jpg
 

Тень Хиросимы над Пекином 

 

Холодная война Америки против Китая разворачивается сегодня сразу на нескольких фронтах и становится всё горячее. Антагонистический характер экономического и политического противостояния повышает шансы принятия авантюрных решений, особенно в предвыборный период. Нельзя исключить и случайный переход эскалации через красную черту. Тень Хиросимы вновь нависла над Пекином.

 

Китай попал на карты американских разработчиков ядерных ударов после победы коммунистов над гоминьдановцами и провозглашения КНР 1 октября 1949 года. В то время уже разрабатывались планы ядерных атак против Советского Союза (план «Дропшот» и другие). «Потеря Китая» вызвала у американского истеблишмента ярость, которая приняла формы маккартизма внутри самих Соединённых Штатов и подготовки к реваншу гоминьдановцев при всесторонней поддержке США.

 

В тот раз начало новой мировой войны не состоялось благодаря созданию Советским Союзом собственной атомной бомбы 29 августа 1949 года и подписанию 14 февраля 1950 года советско-китайского договора, где предусматривалась всесторонняя помощь СССР своему союзнику. Масштаб нависшей над Китаем угрозы стал понятен Мао Цзэдуну во время пребывания в Москве в зимние месяцы 1949-50 гг. В своей резиденции Сталин показал гостю съёмку испытания первой советской бомбы. Реакция Мао Цзэдуна была предсказуема — он не испугался, зато изъявил желание получить новое оружие от «старшего брата». Сталин тоже не сильно опасался американского атомного арсенала — у него уже была своя бомба, а угроза суперкрепостей «Б-29», уничтоживших Хиросиму и Нагасаки, уменьшалась благодаря новым реактивным истребителям «МиГ- 15».

 

В следующий раз Китай оказался в тени Хиросимы после добытых большой кровью успехов «китайских народных добровольцев» в Корее. Американскими войсками командовали те же генералы, что стёрли с лица Земли десятки японских городов весной 1945-го, сожгли напалмом Токио, сбросили атомные заряды на Хиросиму и Нагасаки, обещали «вбомбить Японию в каменный век». Китайские эксперты считают, что американцы готовились нанести ядерный удар по КНР именно в годы Корейской войны (1950-1953). Об этом говорится в приложении «Историческое обозрение» к главной газете страны и правящей партии «Жэньминь жибао».

 

Два других случая тот же информированный источник относит к марту 1955 года и к августу 1958-го, когда в Тайваньском проливе происходили интенсивные артиллерийские дуэли китайских и тайваньских войск. Артиллерия НОАК начала обстрелы подконтрольных Тайбэю островов, которые даже без бинокля видны с набережной крупного города Сямэнь. США ввели в пролив корабли 7-го флота. Мир оказался на грани глобального кризиса, поскольку Китай, ещё не имевший собственной атомной бомбы, находился под «ядерным зонтиком» Москвы. Как выяснилось позже, советское руководство даже не было проинформировано о готовящейся операции. В КНР начинался «Большой скачок» …

 

Понимал ли Мао Цзэдун возможные последствия проекции своего «скачка» на международной арене? Скорее всего, отлично понимал. Но считал ошибочным курс послесталинского руководства на мирное сосуществование с капиталистическими странами. Он даже видел положительные стороны в атомном апокалипсисе. Выступая на Совещании представителей коммунистических и рабочих партий в Москве в ноябре 1957 года, Мао Цзэдун заявил, что если в случае мировой ядерной войны «…половина человечества будет уничтожена, то ещё останется половина, зато империализм будет полностью уничтожен и во всём мире будет лишь социализм, а за полвека или за целый век население опять вырастет — даже больше, чем наполовину».

 

Перспектива развития Китая после ядерного Армагеддона виделась Мао Цзэдуну в лучах восходящего солнца. На расширенном заседании Военного совета ЦК КПК 11 сентября 1959 года «великий кормчий» заявил: «Мы должны покорить земной шар. Нашим объектом является весь земной шар. О том, как работать на Солнце, мы пока говорить не будем. Что касается Луны, Меркурия, Венеры — всех восьми планет, помимо Земли, — то можно будет ещё исследовать их, побывать на них, если на них вообще возможно побывать. Что же касается работы и сражений, то, по-моему, важнее всего наш земной шар, где мы создадим мощную державу».

 

«Большой скачок» в ядерный клуб 

 

Мао Цзэдун «положил глаз» на атомную бомбу ещё во время встречи со Сталиным. Однако развернувшаяся вскоре Корейская война (1950-1953) отвлекала внимание и ресурсы от начала работ по данному проекту. Но уже в ходе визита Хрущёва в Пекин (октябрь 1954 года) Мао выразил надежду, что советская сторона окажет помощь в исследованиях ядерной энергии и создании ядерного оружия. Хрущёв стал отговаривать, напоминая, что «это очень дорогое удовольствие» и что Китай находится под советским «ядерным зонтиком». Но если руководство КНР очень настаивает и хочет вырастить необходимые кадры, то СССР поможет создать для начала небольшой испытательный центр.

 

Уже весной 1955 года в Москве появилась группа физиков и инженеров из Поднебесной. 27 апреля было подписано соглашение о поставке в 1956-1957 гг. экспериментального атомного реактора и ускорителей элементарных частиц, оказании помощи в их монтаже и пуске, а также о безвозмездной передаче научно-технической документации. Тогда же началась подготовка кадров. Первая экспериментальная база была создана в окрестностях Пекина (Завод №601, переименованный в 1959 году в Институт №401).

 

Одновременно с началом работ по ядерной программе в Пекине озаботились созданием ракетного оружия. В начале 1956 года министр обороны КНР Пэн Дэхуай обратился через советское посольство с просьбой предоставить необходимые документацию и материалы. Примерно в то же время из Америки в Китай таинственным образом прибыл полковник ВВС США Цянь Сюэсэнь. Он был ведущим исследователем лаборатории реактивных двигателей Технологического института в Калифорнии, входил в американскую миссию по конфискации достижений германских специалистов в области ракетостроения. Уже в Пекине он подготовил «Предложения по созданию авиапромышленности для обороны страны», делая акцент на необходимости создания ракетной отрасли. В апреле 1956 года «заморский китаец» вместе с Чжоу Эньлаем создали, с одобрения ЦК КПК, Комитет по авиапромышленности при Министерстве обороны.

 

Собрать в кулак все скромные ресурсы и кадры был призван важнейший долгосрочный документ, разработанный Госпланом и Академией Наук. К работе над ним привлекли не только лучших китайских, но ещё и 640 советских специалистов. В соответствии с «Перспективным планом развития науки на 1956-1967 гг.» был учреждён Комитет по научному планированию во главе с одним из высших китайских лидеров — маршалом Чэнь И. Среди приоритетных направлений его деятельности значились изучение атомной энергии и реактивной техники, разработка ЭВМ, создание полупроводниковой техники и иные темы оборонного характера.

 

Как Хрущёв ковал атомный меч Мао Цзэдуна 

 

Содействие Советского Союза ускоренному развитию ракетно-ядерной программы КНР не ослабело и после проведения в феврале 1956 года XX съезда КПСС, хотя Мао Цзэдун возмутился критикой культа личности И.В. Сталина и не одобрял стратегию мирного сосуществования. Но всё это не мешало ему принимать растущую помощь, которую Хрущёв буквально выбивал из ограниченных ресурсов СССР, преодолевая недовольство некоторых членов Политбюро. В апреле 1956 года стороны договорились о помощи Китаю в строительстве 55 новых предприятий оборонной промышленности. Это были, в частности, заводы по производству реактивных истребителей МиГ-19 и реактивных бомбардировщиков Ту-16. Советские специалисты помогли создать НИИ ракетостроения, из которого затем было образовано целых 7 министерств машиностроения. Одно из них, Третье министерство машиностроения, разработало пятилетний план создания в КНР целостной системы ядерной промышленности.

 

Следующий шаг в форсировании китайской ракетно-ядерной программы был санкционирован Хрущёвым в 1957 году. Высокопоставленная делегация во главе с заместителем председателя Военного совета ЦК КПК, вице-премьером Госсовета маршалом Не Жунчжэнем провела в Москве 35 дней, согласовывая новый пакет помощи. Подписанный 15 октября документ предусматривал предоставление образцов ракет и технологий их изготовления, участие в строительстве полигона. Несколькими неделями позже, в ходе торжеств по случаю 40-летия Октябрьской революции Хрущёв, встретившись с министром обороны КНР Пэн Дэхуаем и маршалом Е Цзяньином, дал согласие на дополнительную помощь в создании ракет и атомной бомбы, а также авиационной и судостроительной отраслей военной промышленности. Сам Хрущёв в мемуарах писал, что СССР «гнал и гнал секретную военную технику, ракеты, заключил договор о производстве атомной бомбы, дал её макет». Уже в мае 1958 года министр иностранных дел КНР маршал Чэнь И громогласно объявил, что Китай вскоре будет иметь свою атомную бомбу.

 

Пропорционально успехам ракетно-ядерной программы росла напористость Пекина, которая в августе 1958 года вылилась в так называемый «Тайваньский кризис». Американские авианосные группы с ядерным оружием на борту потянулись в Тайваньский пролив. В полную готовность были приведены базы США в Японии и Южной Корее. В Пекине рассчитывали на советский «ядерный зонтик», но даже не проконсультировались с союзником перед началом обстрелов тайваньских островов-фортов. Москву смущала и такая «необязательность» союзной державы, как отказ передать оказавшиеся в её распоряжении новейшие тайваньские ракеты «воздух-воздух» американского образца. Но, главное, намерение Мао Цзэдуна справиться с американским «бумажным тигром» стало несовместимо со стремлением Хрущёва договориться с Западом о частичном запрещении испытаний ядерного оружия, развивать политику мирного сосуществования. В середине 1959 года Москва официально уведомила Пекин, что дальнейшая передача ядерных технологий прекращается. В 1960 году из КНР были отозваны советские специалисты, в том числе ракетчики и ядерщики.

 

Без штанов, но с бомбой 

 

Прекращение советской помощи вызвало замешательство в Пекине и замедлило развитие ракетно-ядерной программы КНР. Ещё более существенным тормозом послужил начавшийся в 1958 году «Большой скачок», ослабивший народное хозяйство в целом и втянувший полуголодных участников программы в бесконечные политические ритуалы. Трудностей накопилось столько, что перед руководством страны встал вопрос о целесообразности продолжения разработок. Возобладали оптимисты, и на совещании в Бэйдайхэ 6 июля 1961 года было решено идти к цели и даже ускорить темпы. Маршал Чэнь И заявил: «Пусть даже мы останемся без штанов, но всё равно достигнем мирового уровня вооружений».

 

Уже вскоре были проведены успешные пуски ракет «Дунфэн-2». Большой скачок в ракетно-ядерных делах обеспечивали более 900 заводов, НИИ, университетов и технических учебных заведений. Специальная комиссия при ЦК КПК во главе с Чжоу Эньлаем подстегивала партийные кадры 26 министерств, комитетов и управлений в 20 провинциях, автономных районах и городах КНР. Стало ясно, что результат многолетних усилий не за горами и скоро можно будет констатировать «Восток заалел»!

За успехами китайских оружейников внимательно следили в Москве и Вашингтоне. Данные американской разведки подтверждали, что в «атомном городе» вблизи озера Кукунор в китайской провинции Цинхай в решающую стадию вошли работы по подготовке первой китайской атомной бомбы, а на полигоне вблизи озера Лобнор завершается подготовка к «Дню Х». В январе 1963 года президент Джон Кеннеди заявил, что ядерный Китай стал бы «огромной угрозой будущему человечества, свободному миру и свободе на всей Земле». Кеннеди рассматривал несколько вариантов нанесения упреждающего ядерного удара и даже надеялся договориться с Хрущёвым о совместных действиях.

 

Бывший аналитик по проблемам безопасности Гарвардского университета Харви Саймон на страницах сетевого издания «Хистори ньюс сервис» так описывает один из сценариев: «Американский и советский бомбардировщики пролетят вместе над китайскими ядерными сооружениями и каждый сбросит по бомбе. Только одна из них взорвётся, что не позволит определить, американская или советская бомба вызвала грибообразное облако над руинами центра. Эта схема напоминает действия расстрельной команды, у которой только одно ружье заряжено боевым патроном. Стратеги Белого дома, таким образом, верили, что «ядерная расстрельная команда» позволит США снять с себя полную ответственность за содеянное».

 

Кеннеди не успел привести свой план в исполнение. Но сама безумная идея продолжала жить и после его убийства. Газета «Нью-Йорк таймс» писала 30 июня нынешнего года: «Администрация Линдона Джонсона какое-то время раздумывала, не пригласить ли Советы поучаствовать в совместном ударе по китайскому ядерному полигону на озере Лобнор, чтобы закрыть Пекину доступ в ядерный клуб. Но американцы от этой идеи отказались, сочтя её слишком опасной. В апреле 1964 года Госдепартамент провёл сверхсекретное исследование, ныне рассекреченное, и заключил, что риск ядерного потенциала Китая «не оправдывает действий, которые повлекут за собой значительные политические издержки или высокие военные риски».

 

Был ли этот план доведен до сведения советского руководства? Об этом американские авторы не сообщают. 16 октября 1964 года в районе озера Лобнор поднялось грибообразное облако, но не от американской или советской, а от китайской атомной бомбы. Президент Линдон Джонсон назвал это событие «самым чёрным и трагическим для свободного мира».

 

Впрочем, идея «ядерной кастрации» Китая не была предана забвению. К ней вернулись, по утверждению китайских историков, советские руководители в 1969 году. В уже упоминавшемся «Историческом обозрении» при газете «Жэньминь жибао» была опубликована серия статей о событиях 1969 года. После столкновений на острове Даманский в феврале и на озере Жаланашколь в августе СССР был готов нанести ядерный удар возмездия. Советской ядерной атаки всерьёз опасались в Пекине. По приказу Мао Цзэдуна «глубже рыть туннели, шире запасать зерно» по всей стране начали строить бомбоубежища, были рассредоточены войска, корабли, самолёты, населению раздали стрелковое оружие, руководители партии и правительства разъехались по запасным бункерам, чтобы страна не была обезглавлена одним ударом. По версии пекинских историков, руководство КПСС предупредило «братские партии» о готовящемся «уроке для китайских авантюристов». 20 августа советский посол якобы проинформировал о плане президента США Ричарда Никсона и попросил американскую сторону сохранять нейтралитет.

 

Эта идея Никсону категорически не понравилась. То ли жива была обида за отказ Москвы провести совместную «ядерную кастрацию» в 1963 году. То ли были опасения поставить под угрозу жизни и здоровье 250 тысяч своих солдат на азиатских базах. То ли уже прорабатывались планы использования Китая в борьбе против Советского Союза, которые через несколько лет привели Никсона и его советника Киссинджера в Пекин. Однако факты таковы: уже 28 августа газета «Вашингтон пост», по данным «Исторического обозрения», опубликовала утечку информации из Белого дома о советском плане. А 15 октября тот же Киссинджер пригрозил советскому послу, что в случае нападения на Китай Соединенные Штаты не останутся в стороне и разбомбят 130 объектов на территории СССР.

 

Думаю, «ядерный вариант» действительно существовал. По крайней мере — в кабинетах советского Генштаба, которому полагается разрабатывать все способы обеспечения безопасности державы. Однако реальным ответом Москвы на резкое ухудшение отношений с вчерашним союзником стала не горячая, а многолетняя «холодная война», последствия которой для Советского Союза были самыми неблагоприятными.

 

Расстановка сил на мировой арене изменилась после встречи Мао Цзэдуна и Никсона, подписания Шанхайского коммюнике 1972 года и, особенно, после поездки в США Дэн Сяопина зимой 1979 года и последовавшего после этого китайского «урока» Вьетнаму. Из «угрозы свободному миру» Китай превратился в союзника по борьбе с «советским гегемонизмом» и в важного торгового партнера. Американские базы с ядерными складами сохранялись вблизи Поднебесной, но были предназначены для сдерживания Советского Союза. В Китае тоже исчезло ощущение угрозы и поэтому, вероятно, ядерный арсенал наращивался весьма умеренными темпами в течение 40 лет китайско-американского «брака по расчёту». Экономия на военных расходах ускоряла «мирное возвышение Китая». А Советский Союз, оказавшись перед вероятностью войны на два фронта, напротив, нёс непомерные расходы и в Европе, и в Азии.

 

Станет ли холодная война горячей? 

 

Проморгав превращение Поднебесной в мощную державу и соперника, американские элиты спохватились и начали её «сдерживать» ещё во время правления президента Обамы. Но тектонические изменения произошли уже при Дональде Трампе. Они стали довольно неожиданными для всего мира, включая, похоже, сам Китай. Снова, как и в конце 70-х годов, кардинально изменилась расстановка сил на международной арене и в треугольнике Москва — Вашингтон — Пекин.

 

Инициированная Америкой холодная война против Китая всего за два года на наших глазах охватывает всё новые сферы двусторонних отношений и в течение обозримого будущего имеет шансы стать горячей. В Пекине адекватно оценивают угрозу своей безопасности. Месяц назад, 26 июня, Председатель Си Цзиньпин обратился к военнослужащим-депутатам ВСНП (парламента) с таким приказом: «Осознанно готовиться к худшему случаю, наращивать военное обучение и боевую подготовку, своевременно и эффективно справляться со всеми видами сложных ситуаций и решительно защищать суверенитет, безопасность и интересы развития государства».

 

Среди «худших случаев», которые просчитывают в китайском Генштабе и Министерстве обороны, приоритетное место занимает американская ядерная атака. Именно в области ядерного оружия у США над КНР имеется огромное преобладание. «Вне всяких сомнений, китайцы совершенствуют свой арсенал… Но у них имеется лишь 300 единиц ядерного оружия большой дальности — по сравнению с 1 550 единицами, имеющимися у каждой из двух других сверхдержав по договору СНВ», — писала недавно «Нью-Йорк таймс». На сокращение разрыва сейчас брошены серьёзные ресурсы. Новый переговорщик от США по контролю над вооружениями Маршалл Биллингсли, назначенный президентом Трампом, недавно провёл для российских военных и дипломатов секретный брифинг. В ходе этого мероприятия он поделился доказательствами того, что Пекин занят «ударным наращиванием арсенала» и назвал эти усилия «крайне тревожной попыткой» достичь паритета с арсеналами США и России, которые накапливались десятилетиями.

 

Соединенные Штаты, связанные до 2021 года Договором СНВ-3, не делают симметричные шаги и не наращивают число своих ядерных зарядов. Зато готовится асимметричный ответ — развёртывание ракет средней дальности вдоль восточных границ КНР. Тут у Пентагона руки развязаны — США в 2019 году вышли из Договора о ракетах средней и малой дальности. Планы размещения таких ракет в АТР уже прорабатываются Пентагоном. Размещать ракеты, скорее всего, будут в Японии или в Южной Корее, связанных с США договорами безопасности. А ведь расстояние между Сеулом и Пекином по прямой составляет лишь 950 километров. Это вдвое меньше, чем было между Москвой и передовыми позициями американских РСМД в Европе в начале 1980-х годов. У США появится возможность нанесения первого обезоруживающего удара, от которого защитить столицу КНР будет почти невозможно — подлётное время составит не более 10 минут.

 

Опасность может исходить и с Тайваня, который американцы до 1972 года использовали, наряду с японской Окинавой, в качестве своего «непотопляемого авианосца». Резкая активизация военных контактов США с тайваньскими властями, многомиллиардные продажи военной техники в последние месяцы наводят на мысль о форсированном создании «запасного аэродрома». В уже упоминавшейся статье «Нью-Йорк таймс» прямо говорится: «в предельном случае США могут вытащить на свет божий даже «тайваньскую карту», пойдя на размещение своих ракет на этом острове, пока что фактически независимом от континентального Китая». Ещё один вариант розыгрыша «тайваньской карты» — использование ракет местного производства. В августе 2019 года Тайвань принял на вооружение собственные крылатые ракеты «Юнь Фэн» (Yun Feng) с радиусом действия в 1500 км. Тайбэйские газеты прямо назвали эти ракеты «антипекинскими». Предполагается, что в случае военного конфликта их целью станут не корабли или десантные части КНР, а объекты инфраструктуры в глубине материкового Китая.

 

Параллельно планам размещения у границ КНР ракет, оснащённых ядерными или обычными боеголовками, Пентагон отрабатывает варианты блокады побережья. Американские авианосные группы всё чаще «обеспечивают свободу судоходства» в морях, омывающих китайские берега. Тренировкой атаки сразу тремя авианосными группами («Карл Уинсон», «Рональд Рейган» и «Нимиц») была акция, предпринятая против Северной Кореи в мае 2017 года. Адекватная защита от двойной угрозы потребует, по мнению экспертов, разорительной перестройки китайской «ядерной триады».

 

Тенденция к дестабилизации Восточной Азии, размещение в данном регионе американских ракет средней дальности угрожают безопасности не только Китая, но и России. Исходя из своих интересов и верности принципам стратегического партнёрства с КНР, Россия предприняла целый ряд весьма показательных действий.

 

Так, 23 июля 2019 года российские стратегические бомбардировщики-носители ядерного оружия Ту-95 и два китайских «стратега» Хian-6К прошли по заданному маршруту над Японским и Восточно-Китайским морями. В октябре того же года президент Путин объявил о решении помочь Китаю создать систему предупреждения о ракетном нападении (СПРН). Сейчас СПРН имеют только США и Россия.

 

Возрождение на новом уровне традиций взаимодействия Москвы и Пекина в области стратегической безопасности становится серьёзным препятствием на пути перехода холодных войн, которые США в настоящее время ведут против России и Китая, в горячую фазу. Москва и Пекин общими усилиями не позволят повторить трагедии Хиросимы и Нагасаки в XXI веке. Москва и Пекин могут и должны стать гарантами предотвращения новой мировой войны.

 

 

ИсточникЗавтра
  • Thanks (+1) 6

Share this post


Link to post
Share on other sites

Create an account or sign in to comment

You need to be a member in order to leave a comment

Create an account

Sign up for a new account in our community. It's easy!

Register a new account

Sign in

Already have an account? Sign in here.

Sign In Now
Sign in to follow this  

×