Jump to content
Untoilerant

Русская Америка by Stoney Compton. Глава III (худ. лит.)

Recommended Posts

ГЛАВА II

 

3.

 

Залив Толстого, остров Принца Уэльского


«Правда» плясала и дёргалась на якорном тросе. От порывов шторма их укрыла небольшая бухточка на острове принца Уэльского. Гриша крепко ухватил Карпова под плечи.
- Готова?
Валери резко кивнула.
- Взяли!
Они подняли с палубы окоченевшее тело и прислонили его к планширу, тщательно уравновесив. Грише вспомнился забой свиньи.
- Ладно. Я его придержу,  а ты поставь ящик ему на грудь.
Она наклонилась, подняла ящик, привязанный короткой верёвкой к телу и поставила его на грудь Карпова.
- Толкай! - приказал Гриша.
Тело с плеском упало в воду и быстро скрылось из виду, описывая круги вслед за тонущим оружейным ящиком.


Его охватила равнодушная усталость и он впервые за три дня расслабился. Внезапно Валери прижалась к нему. Её руки принялись гулять по его лицу, груди и паху.
- Я хочу тебя. Прямо сейчас.
С усталой улыбкой он повёл её в каюту.


Когда он проснулся было ясно и безветренно. Он долго лежал в койке рядом с женщиной, собираясь с мыслями и пытаясь понять можно ли было хоть что-то изменить.
Он уже не сомневался в том, что это рейс заказало правительство. Поверит ли Охранка в сочинённую ими историю о гибели агента?
- О чём задумался, капитан любовничек?
Гриша повернул голову и посмотрел на неё. Губы уже такого знакомого рта приоткрылись словно в ожидании поцелуя, но в глазах Валери оставалась жёсткость, на которую не повлияли ни убийство, ни секс. 
Такие глаза он видел всего пару раз в жизни, и оба раза они принадлежали отчаявшимся людям, чья единственная надежда заключалась в той правовой индульгенции, которую предоставляла гвардия Тройки. И оба кончили плохо: одного расстреляли за трусость, а другого зарезали в пьяной драке.
Он выпустил ситуацию из-под контроля. С этой женщиной он соучаствовал в убийстве и изменил жене. Всё произошло излишне быстро. Он ничего о ней не знал, а теперь его жизнь оказалась в её руках. Просто поразительно, как всего из-за одного оргазма можно потерять разум.


- Что нам теперь делать? - спросил он.
- Он нажрался и вывалился за борт во время шторма, - она впилась в него глазами, - разве не об этом ты говорил вчера ночью?
- Да, но... - Гриша облизнул внезапно пересохшие губы, - Ты не смотря ни на что должна подтвердить всё, что я скажу. Договорились?
- Да, - глаза Валери сузились, а губы сжались, -  но ты должен быть очень убедительным и не путаться.
- Я-то сумею, но ты же работала с ним или на него. Неужели нет никого с кем могла бы поговорить и всё устроить?
На мгновение что-то мелькнуло в глубине её глаз, и прежде чем исчезло, ему показалось, что это был триумф.
- Как ты думаешь, кто я такая?
- Думаю, что ты правительственный агент, считаю, что ты отчитывалась перед Карповым — вот и всё, что я знаю, - зачем нанимать судно, чтобы доставить вас в Ново Архангельск, если самолётом было бы куда дешевле? Зачем меня нанял Карпов? - он начинал злиться, - Почему в моём возрасте, вся моя жизнь внезапно катится под откос?

- Не могу сказать больше, чем уже сказала. Если не хочешь попасть в Охранку, то у нас есть два варианта: мы можем сдаться и сказать правду, что нам обоим гарантирует виселицу...
- За то что не дал ему тебя изнасиловать? За то что не утонули из-за того, что он поставил под угрозу весь рейс?
- Они редко верят выжившим, если те не предоставят тело.
- Он выпал за борт во время шторма, ведь так?
- … или мы можем отправиться в Калифорнию, попросить политического убежища и начать жизнь заново.
- Политического убежища? Кто я такой, чтобы просить его?
- Я — шпионка имперской России, а ты мой любовник. Они нам его предоставят.


Он обдумывал эту мысль, словно перекатывал во рту картофельный салат на уксусе или глоток отличного пива. С браком покончено, а он не хотел бы оказаться в городке, где ежедневно будет наталкиваться на Казину со своим новым русским мужем. Он лишится дома, но если власти ему не поверят, то лишится жизни.
Придётся положиться на Валери. Разумеется, она уже заявила, что должна ему, но он не мог заставить себя довериться ей. Какая-то часть сознания настойчиво намекала, что впереди ждут новые приключения, чего он был лишён с тех пор, как оставил гвардию Тройки.
Нельзя же вечно заниматься контрабандой.


- Нам понадобятся деньги.
- У тебя они есть?
- Да. У меня есть сбережения за три года. Сначала копил на детей.. - он уставился вверх, сосредоточившись на чём-то бесконечно далёком, - а потом на побег.
- Сколько?
- Хватит на год.
- Они на судне?
- Нет. Дома на Акку в мастерской.
- А там твоя жена.
- И её любовник.
- Проверь погоду, - улыбнулась она.
- Ничего не понимаю, он уставился на плывущие в вышине облака, сквозь которые проглядывала синева, - вчера по радио сообщали, что к утру погода ухудшится.
Она засмеялась, стоя позади него:
- А часто они угадывают?
Он усмехнулся и включил радио. Область низкого давления необъяснимым образом сдвинулась на север и запад, где протянулась от острова Кодьяк до св. Николая — крупной военной базы Русской Америки в бухте Кука. 
«Отлично, чтоб там смыло в море все конторы Русско-Американской Компании», - подумал он.


Они помчались на север так быстро, как он смог выжать из судна. Гриша погрузился в тревожное ожидание. Его нынешние чувства задели какую-то струну в его памяти.


Внезапно он снова вернулся в пятилетнего ребёнка, который смотрел, как пьяный отец избивает мать. Мать кряхтела под ударами, пытаясь прикрыть лицо и грудь. Страх Гриши за мать пересилил чувство самосохранения, и он бросился на отца.
Он колотил отца своими маленькими кулачками. Следующее, что он помнил — его мать лила ему на лицо холодную воду. Пётр Григорьевич вышиб из него дух, осознал чудовищность совершённого и убежал из дома.
Они оба в страхе ожидали, что это человек ввернётся и всё начнётся сначала. Что и случилось. 
Гриша аж вздрогнул от яркости воспоминаний. Он знал, что по-прежнему испытывал застарелый гнев на своего отца, но думал что этот страх давно поблек. Как такое могло произойти?


Ночь они провели на причале небольшого посёлка на острове Митькоф. Топливо здесь стоило дороже, но Гриша не хотел показываться на глаза тем, кто его знал. Да и Валери не позволяла ему далеко удаляться от двуспальной койки на носу и своих ненасытных желаний.


К девяти утра следующего дня их путешествие почти подошло к концу. Весь день держалась отличная погода и они неплохо проводили время. Когда они поздним вечером обогнули южный конец острова Дугласа, пролив Акку был тих и пустынен.


Молчали дробилки, что случалось только на Рождество и Тезоименитсво. Последний отблеск зари отразился в воде, когда они подошли к городу, небо озарилось фейерверками.


- Что отмечают, какой-то местный праздник? - спросила Валери.
Гриша задумался:
- Нет. В начале июля нет праздников. Понятия не имею, что происходит.


Он замедлил ход, когда они проходили под мостом, но ни одного патрульного катера не стояло на их обычных местах. Они подошли к заправочному доку и пока он привязывал судно, Валери зашла в контору.
- Тут никого нет.
От гостиницы «Гавань» доносились смех и музыка, над головами свистели и хлопали фейерверки, в воздухе витал едкий запах пороха. Гриша пожал плечами и заправил судно.
- Что-то я беспокоюсь, - сказала Валери, - интересно, что происходит?
Он перевёл "Правду" на обычное место, когда темнота уже сгустилась над необычно шумным Акку.


- Подожди здесь. Я заберу деньги, и мы отправимся смотреть Калифорнию.
- Будь осторожен, - прошептала она и жарко поцеловала его.


Он заторопился, гадая, как далеко отсюда они окажутся через год. За пол квартала от дома он заметил что в доме горят все огни. Вокруг, смеясь и выпивая, бродили люди.
«Вечеринка. Она решила устроить вечеринку», - подумал он.


Он подкрался достаточно близко, чтобы разглядеть сияющую Казину под ручку с командором Фёдоровым. Она надела новое платье,  а блистающий командор стоял одетый по полной форме. Они выглядели великолепной парой. 


Удивительно, но он не стиснул зубы. Он по старинке напрягся, но они ушли.


«Всё кончено, и меня это больше не волнует, - подумал он, - меня ждут новые приключения».
От ощущения свободы закружилась голова. Он быстро обошёл дом и направился к своей крепко сколоченной мастерской, осторожно проскользнул в дверь и остановился. В висках застучало.


Он был не один. Из темноты пропахшего опилками помещения доносился едва различимые звуки. Он вгляделся под верстак, но в сумерках не смог ничего разглядеть, кроме разбросанных инструментов.
Центр комнаты занимало три больших электропилы, у дальней стены стояло три деревянных картотечных стеллажа, а слева маячили чертёжная доска и книжные полки. На против правой стены стояла только его койка...


- Ох, Джордж! Господи!, - раздался с кровати молодой девичий голос. Гриша невольно усмехнулся и осторожно двинулся влево.


Он прятал деньги в картотеке несколькими шагами левее.
Нога задела банку гвоздей и та грохнулась, с шумом грома в покойницкой.


Женщина ахнула и тут же раздался мужской голос:
- Кто здесь? Назовитесь. Я вооружён.
- Извини, дружище, - спокойно ответил Гриша, - Я и подумать не мог, что здесь кто-то есть, пока не закрыл дверь. Я просто заберу то, что принадлежит мне, не беспокоя вас.


- Я не слышал, как кто-то вошёл, - сказал мужчина.
Женщина хихикнула:
- А я знаю почему!
Теперь Гриша почуял запах секса, перебивающий аромат пыли. Он подумал о Валери и захотел убраться отсюда побыстрее.


- Просто не дёргайся, и через минуту ты обо мне навсегда забудешь.
- Постой. Кто ты такой? - Хозяйка сказала, что это мастерская её мужа.
- Я и есть муж.
- Значит, ты только что вернулся из Ново Архангельска, правильно?
- Да, - откликнулся Гриша, удивившись, что Казина запомнила, куда он отправился, а ещё больше тому, что она кому-то об этом сказала, - а почему ты спрашиваешь?
- Как там проходит праздник?
- Праздник? Что за праздник?
- Мужик, ты что не слышал?! Новый договор об Открытости.
- О чём?
- Об Открытости, - хором сказали мужчина и женщина.


Глаза наконец-то привыкли, и он смог их разглядеть в сумерках. Наверное они считали, что их скрывает темнота и не пытались прикрыться.
«Отличная грудь», - подумал он.


- Не понял.
- Новая Франция, Калифорния, Британская Канада и Первый Народ подписали с нами соглашение об устранении политических барьеров и снятии торговых и транспортных ограничений. Холодная война окончена! Впервые за двести лет на этом континенте установился мир.


Гриша оцепенел «Нет. Только не это, пожалуйста»,
- А как насчёт Новой Испании, Техаса и Пустыни?
- Кого это волнует? До них чертовски далеко, и всё равно ни вместе, ни по отдельности они не способны завоевать всю Северную Америку. Мир! Разве это не здорово!
- Да. Да, замечательно, - он взял в руки мешок с деньгами и направился к двери. Новая Испания лежала в двух тысячах километрах к югу, - Должно быть я был в пути, когда это случилось.
- А ваша жена, сэр, - сказала женщина, - они с командором...
- Не беспокойтесь. Я знаю. Приятно наблюдать, как вы завязываете отношения, которые могут перерасти в нечто большее.
- Мы знаем, во что они перерастут, - засмеялся мужчина.
- Да, - хихикнула женщина, - прямо в супружество.
Грише внезапно захотелось оказаться как можно дальше отсюда.


Он выскочил через дверь в темноту ночи, пробежал четыре квартала и лишь подойдя к причалам замедлился. Гавань была тихой и тёмной.


Он остановился в раздумьях о дальнейших действиях. Теперь политического убежища скорее всего получить не получится. «Наверное стоило бы отдаться на милость короны. Всё это начал Карпов и он бы не остановился, если бы его не убили».


Но Валери права — они избавились от тела. Честные граждане так не поступают. Как это объяснить? Сказать, что он выпал за борт?


Валери разберётся, она соображает в международной обстановке. И она ему должна.


Гриша сбежал к тёмному причалу, где стоял его корабль. Вокруг Правды не слышалось ни звука, не чувствовалось никакого движения. Когда он забрался на борт, его охватило беспокойство.


- Валери, ты здесь? - прошептал он.
- Да, - голос был ровным, официальным и равнодушным.
Яркий свет прорезал ночь и ослепил его. Сильные крепкие руки обхватили его запястья, и он почувствовал вокруг множество людей.


- Вы Григорий Григорьевич? - прогрохотал властный голос.
- Да, а что?.. - он попытался прищуриться, чтобы разглядеть что-нибудь сквозь яркий свет.
- Это тот самый человек, лейтенант Каминская?
- Да, - голос у Валери дрогнул, - Он убийца.
«Лейтенант?», - промелькнуло в голове.
- Валери! - закричал он и холодный страх сжал его внутренности, - Что ты им сказала?..


Из темноты выскочил кулак и врезал ему в висок. Он смутно ощущал, как его вытаскивают с судна. В нос ударил запах соли и смолы.
Кто-то закричал:
- Пора вешать креолов!


В небе над Русской Америкой взрывались фейерверки.
 

ГЛАВА IV

Edited by Untoilerant
  • Thanks (+1) 5

Share this post


Link to post
Share on other sites
пеликен сказал(а) 47 минут назад:

Интересно, в какой главе погибнет богопротивная Русская Америка?:mocking:

Я с них поражаюсь: пишут про советскую Россию, так товарищъ через слово пополам с ГУЛАГом, пишут про царскую - казаки и Охранка и везде водка, пьянство и полнейшая беспросветность.

  • Thanks (+1) 5

Share this post


Link to post
Share on other sites
Untoilerant сказал(а) 1 час назад:

Я с них поражаюсь: пишут про советскую Россию, так товарищъ через слово пополам с ГУЛАГом, пишут про царскую - казаки и Охранка и везде водка, пьянство и полнейшая беспросветность.

Нормально. Обычный американский расизм .  Расизм это ведь не только ненависть к цвету кожи или форме носа, а расчеловечивание, непризнание равным себе. Врага или жертвы, в зависимости от обстоятельств и воспитания. Негры, или мексы, или арабы, или русские, в зависимости от необходимости, грязные, глупые, вороватые, злобные, не люди. Их можно и нужно обманывать, грабить, убивать, они плохие!:kolobok_twisted:  Извините,:pardon: что то я увлекся, дал волю пролетарскому гневу.:kolobok_redface:

  • Thanks (+1) 4

Share this post


Link to post
Share on other sites

Это что фантастика?

Если вырезать натянутые привязки к России, то по сюрреалистичному стилю слегка напоминает "Парня из преисподней" и что то ещё из Стругацких из той же серии.

В общем заказуха на заданную тему, по мотивам классических произведений известных авторов. За такие вещи хорошо платят.

Но распространять подобные вещи в массы, без цензурной переработки, по-моему, не следует.  Хотя у нас - можно! :)

У нас народ, в основном, идеологически грамотный и может читать отстранённо от пропагандистской забугорной лапши, без ущерба собственной психики. И даже вполне увлеченно.

  • Thanks (+1) 1

Share this post


Link to post
Share on other sites

В какой-то момент мне тоже показалось, что "это" сейчас вывернет в сторону фантастики - когда герой тайком пробирается в город - и это окажется каким-то параллельным миром. Однако фигвам, предугадать кидуны авторского воображения мне слабо. Видимо, я увязла в стереотипах. Интересно, а этот автор у себя на родине читаемый?

Edited by Тротилла
  • Thanks (+1) 2

Share this post


Link to post
Share on other sites

×