Перейти к содержанию

Заархивировано

Эта тема находится в архиве и закрыта для дальнейших ответов.

Yennefer

Неполная колода

Рекомендуемые сообщения

"POLITYKA"

 

9 июля 2009 г.

 

Вавжинец Смочиньский

 

Неполная колода

 

Вбрасывание нереальных кандидатов в не начавшиеся избирательные гонки – это уже традиция польских президентских кампаний. В январе 2004 года, за полтора года перед предыдущими выборами, «Ньюсуик» опубликовал рейтинг, из которого следовало, что шансы на победу имеет Томаш Лис (тележурналист, – прим. перев.). «Шок! Я должен это обдумать. Спросите меня об этом через год», - сказал журналист, приятно удивлённый результатом. В конце концов, в политику он не пошёл, а за двузначный ответ заплатил потерей работы в новостной программе «Факты» на TVN. Согласно тому рейтингу, Лис мог проиграть только одному сопернику, Иоланте Квасьневской. Жена уходящего президента тоже не стала баллотироваться, а возглавила избирательный комитет Влодзимежа Цимошевича, и утонула вместе с кандидатом, кампанию которого торпедировали фальшивые, как позже оказалось, обвинения Анны Яруцкой*. Но в политике, как и в природе, ничто не исчезает. Та же самая фирма, которая в 2004 году составляла рейтинг для «Ньюсуик», в этом году по заказу «Газеты Выборчей» подсчитала шансы Квасьневской в единоборстве с Туском во втором туре. И снова бывшая первая леди выигрывает.

 

0067.jpg

 

Результаты второго тура ------------------ Ответы мужчин ---- Ответы женщин

 

Результаты рейтинга-забавы «ГВ», из которого следует, что Иоланта Квасьневская победит Дональда Туска во втором туре президентских выборов. Источник: www.wyborcza.pl

 

Что такого есть в Иоланте Квасьневской, что она, как бумеранг, возвращается к президентским раздачам карт? Вопреки видимости, это совсем не значит, что поляки хотят, чтобы она стала главой государства – об этом свидетельствуют более поздние рейтинги, в которых её поддержка снижается почти до нуля. Популярность Квасьневской – это, в большой степени, выражение признательности её мужу, который не может снова баллотироваться и, кроме того, с ним связаны некоторые негативные ассоциации, которые не обременяют его жену. Но указание на Квасьневскую – это также рейтинговый «голос» за недостающего кандидата, которого избиратели хотели бы видеть в состязании.

 

Место, занятое Квасьневской, показывает, насколько широк спектр гипотетических кандидатов за полтора года перед выборами. Дело не в фамилиях, а в типах людей, которых поляки способны представить себе в Президентском дворце. По краям этого спектра – чистая популярность и чистый профессионализм. На стороне полюса популярности находятся политические знаменитости (Иоланта Квасьневская) и известные журналисты (Томаш Лис), на стороне профессионализма – бывшие политики на важных должностях (Ежи Бузек), в бизнесе (Анджей Олеховский), и, наконец, эксперты, которые занимались политикой (Марек Сафьян, Генрика Бохняж).

 

Действующие политики располагаются где-то посередине этого спектра, и это именно до их числа, вероятно, сузится выбор следующего главы государства. Вероятно, так как ближайший год станет «открытой выкладкой», окном шансов для кандидатов – непрофессиональных политиков. Даже если сама Квасьневская, что наиболее вероятно, не будет баллотироваться, её результат указывает на место для кандидата, не входящего в группу «традиционных подозреваемых» - необязательно это будет знаменитость или журналист, скорее, бывший политик и профессионал. Случай Рафала Тшасковского, toutes proportions gardées**, показывает, что в Польше уже можно «раскрутить» толкового кандидата, о котором никто раньше не слышал. Если это получилось с депутатом Европарламента, то почему может не получиться с президентом?

 

Многие видят результат Квасьневской в рейтинге, как прогноз более активного участия женщин в польской политике. Но если бы действительно существовала такая зависимость, то уже после предыдущих президентских выборов мы должны были бы заметить рост участия женщин в политике. Тем временем, всё происходит наоборот – наступила резкая маскулинизация стиля ведения политики. Да, благодаря Гражданской платформе, в Европарламент вошло гораздо больше женщин, чем благодаря любой другой польской партии, но сколько из них раньше состояло в Гражданской платформе и выдвинулось в структурах этой партии? И отчего наиболее известным депутатом Платформы остаётся Иоанна Муха? (32-летняя преподавательница, красавица, спортсменка, – прим. перев.).

 

Поляки ставят на Квасьневскую не потому, что мечтают о женщине-президенте, а только потому, что они не удовлетворены стилем политики, ассоциирующимся с мужчинами. Им будет достаточно, если президент не будет понимать политику исключительно в категориях вольной борьбы, будет уметь что-то большее, чем только браниться, ерошить перья и скрывать хамство под видимостью галантности. Даже, если Туск лично не приобрёл этих навыков, то Платформа борется с Правом и справедливостью их же методами, и уж наверняка она не сумела вывести публичные дебаты из конфликтной риторики. Правление ПиС скомпрометировало политику «твёрдой руки», а правление Гражданской платформы сделало то же самое с политикой «лужёной глотки».

 

Может быть, мы начинаем понимать, что эффективность политики не определяется голой силой. Что общественная жизнь – это сложная коллективная игра, а не просто драка один на один. Последние четыре года подрывают образ политики, которую исповедует её философ Карл Шмитт. Он считает, что сутью публичной жизни является постоянный конфликт, а компромисс свидетельствует о политической слабости. Этой философии придерживался Ярослав Качиньский, и похоже на то, что поляки уже в это не верят, во всяком случае, они видят президента в роли арбитра, а не стороны конфликта.

 

Лех Качиньский уйдёт с должности так же, как Джордж Буш-младший – не только как скомпрометированный политик, но и как ошибка тех, которые его поддержали, и наука для всех избирателей, чтобы более внимательно присматривались к кандидатам. В конце концов, для этого и существует избирательная кампания, чтобы проверить людей, добивающихся высшей государственной должности, в различных ситуациях, выяснить не только их компетентность, но и психику, проверить не только определённость и постоянство взглядов, но и способность к компромиссу и к верификации собственных убеждений. Качиньский оказался исключительно неприспособленным к психологическим требованиям должности.

 

Речь идёт не только о способности функционировать в публичном пространстве, но и о «кабинетных» склонностях. Наша система власти рассчитана на сотрудничество президента с премьером, и она перестаёт действовать, когда президент применяет принцип неограниченной подозрительности. Конечно, глава государства обязан смотреть на руки главе правительства, но в таких общих делах, как внешняя политика, и при таких разрушительных инструментах, как президентское вето, этот контроль не должен заключаться в постоянном блокировании правительства. Готовность к сотрудничеству не исключает, как минимум, принципа ограниченного доверия, которым, с хорошими результатами, руководствовался Квасьневский.

 

Возвращаясь к аналогии с Америкой, можно представить себе сценарий, по которому недовольство президентством Качиньского переродится в мобилизацию избирателей и кандидатов перед очередной раздачей карт. Опыт последних четырёх лет учит, что нельзя объединять президентские выборы с парламентскими, потому что, даже тогда, когда они проходят с интервалом в несколько месяцев, мы голосуем оптом, а это отражается на качестве решения. Парадоксально, но двойные выборы – это наиболее реальный инструмент, которым может воспользоваться Дональд Туск, желая нейтрализовать своего наиболее грозного соперника. Того, который теоретически может занять место Иоланты Квасьневской.

 

* Бывшая ассистентка накануне выборов предъявила доверенность, в которой Цимошевич якобы поручал ей изменить его налоговую декларацию. Позже суд обвинил её в подлоге – прим.перев.

** принимая во внимание все различия (фран.) – прим. перев.

 

ОРИГИНАЛ

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

×