Перейти к содержанию

Заархивировано

Эта тема находится в архиве и закрыта для дальнейших ответов.

Yennefer

Мини

Рекомендуемые сообщения

"POLITYKA"

 

27e06-2.jpg

 

Людвик Стомма

 

11 июля 2009 г.

 

Мини

 

Государство решило доплачивать лучшим студентам по тысяче злотых (10 тысяч рублей – прим. перев.) в месяц. Это очень правильно и справедливо. Стимулов для студиозусов слишком много не бывает. Но эти поощрения предназначены только для избранных вузов и специальностей. И здесь, к сожалению, собака и зарыта. Не будем говорить о вузах. Но в одиннадцати случаях доплат к стипендии, речь идёт о поощрении информатики, в семи – математики, в шести – инженерии, охраны окружающей среды, физики. Далее мы находим химию (4), механику и машиностроение (2), автоматику и робототехнику (2), материаловедение (2), механику и биотехнологии (по 1).

 

Это взгляд нашего правительства на полезность высшего образования. Как же это напоминает мне старые добрые лозунги: «Студенты ближе к производству», «Из вуза – на завод», «Заводы ждут выпускников». Государство не доплатит ни одному студенту, даже гению, который неосмотрительно заинтересовался общественными науками, историей, филологией, медициной, экономикой и т.д., а ещё хуже – если он учится в музыкальном, театральном вузе или, стыдно сказать, в какой-нибудь снобистской Академии изящных искусств.

 

Первые два абсурда такого распределения привилегий просты, как карандаш. Например, специалист по информатике всегда программирует какие-то данные, доставленные ему извне. Если они не будут осмысленными и логичными, вся информатика никуда не годится. Если в этих данных не будет ничего интересного, то программист, как бы он ни старался, Америки не откроет. Здесь мы имеем дело не столько с вопросом – нос для табакерки или табакерка для носа, а с ещё более тривиальным – табакерка для табакерки или нос для носа.

 

Хороший программист, как говорят, должен быть открытым для мира и вылавливать бесценные новинки из специализированных американских, российских или китайских изданий, чтобы тут же их применить. Ведь состязание продолжается, и нельзя опаздывать ни на минуту. Но кто научит программиста английскому, русскому или китайскому языку? Об этом министерство не подумало и ни одному филологу ни единого гроша не даст. Не заметно и следа размышлений над тем, что наш программист должен иметь голову, светлую до такой степени, чтобы думать не только над тем, как он программирует, но и над тем, что и зачем. Но, похоже, что это уже недоступно министерскому сознанию.

 

Впрочем, само название на это указывает: мини-стер (ster – по-польски штурвал – прим. перев.), то есть штурвальчик такой маленький, как в рубке бумажного кораблика. Его можно дёргать влево и вправо, направления это не изменит, но немного пузырьков, для показа зевакам на несколько минут, в воде наделает. Где-то там награда, где-то победа на престижном конкурсе... Потом пузырьки полопаются, а герои уедут в страны, где даже самые тупые понимают, что научный прогресс опирается на процесс кумуляции достижений в различных отраслях. И – вот чудеса! – программист, знающий, кем был Леонардо да Винчи, а в отпуске прочитавший Пруста, всегда оказывается более эффективным, чем его коллега, который всё время видит только экран компьютера. Это, конечно, трюизмы и азбука. Если министерство слишком «мини», чтобы это понять, то остаётся только всплакнуть в уголке.

 

Одной из крупнейших польских проблем сегодня является факт, что угрожающе большая часть общества не участвует в свободной циркуляции европейской культуры. Окопавшись где-то под развалинами захолустья, спрятавшись в тени костёльных притворов, она постоянно, с утра до вечера, с понедельника до воскресенья, с января до декабря, переживает свой великий парализующий страх. Страх перед русскими, немцами, евреями, Брюсселем, ин витро, педиками, мифической «системой», лесбиянками, Яном Гроссом*, сектами, безбожниками, Ежи Урбаном**, будущим, прошлым и настоящим.

 

Конечно, этот страх усиливают костёльные власти и Говины всех мастей (Ярослав Говин – депутат Сейма, противник оплодотворения ин витро, так как при этом создаётся избыточное количество зародышей – прим. перев.). Вот уничтожаются наши польские независимые зародыши, их убивают в больших масштабах, чем гитлеровцы в лагерях смерти. Но что значит зародыш? Убийцы среди нас. Страх, страх, Господи, спаси и помилуй, страх.

 

СМИ тоже вносят свою лепту. Путина называют Гитлером. От каждой новости из России веет ужасом. Через улицу в Москве нельзя перейти, потому что задавят. Ликвидировали казино для того, чтобы дать мафии монополию на азарт. Кто бы ни был осуждён путинским режимом – пусть даже за самые обыкновенные преступления – тот по определению называется невинной жертвой политических преследований.

 

С немцами не лучше. Важнейшая фигура с той стороны Одера, несомненно, госпожа Штейнбах***. Наше телевидение не тратит времени на встречи с организациями, которые долгие годы трудятся во имя польско-немецкого примирения, как, например, «Бенсберген Крейс» или «Зюнне цейхен». Обязывает представление об Эрике Штейнбах, которая прилетает на метле в Поморье и присоединяет западные земли к несуществующему Рейху.

 

Страх, страх, Господи, спаси и помилуй, страх. Не вспомним уже о выползающих из-за угла мормонах, свидетелях Иеговы или о евреях, которые при поддержке международного заговора банкиров, коммивояжёров и парикмахеров хотят выкупить весь наш королевский Краков. Так слышат, так и верят.

 

Мохеровые береты ксёндза Рыдзыка **** даже в малейшей степени не нуждаются в знаниях по математике, информатике или мехатронике. Скажу даже больше – тут не поможет даже повышение, благодаря успехам наших программистов, на сколько-то процентов покупательной способности их пенсий и пособий. Пугающий, атакующий их отовсюду мир и так неотвратимо породит агрессию. Потоки хамства, которые мы наблюдаем при каждой политической конфронтации, в Сейме, в газетных публикациях – это не случайность, это следствие именно такой общественной ситуации.

 

Смягчает ли музыка обычаи? Не знаю, Томас Манн придерживался радикально противоположного мнения. Успокаивает ли и закругляет ли острые углы в психике живопись Нахта-Самборского? Это тоже невозможно доказать. Удержит ли нас прочтение «В поисках утраченного времени» Пруста от матерных выражений? Тоже неизвестно. Но, однако, до сих пор никто не придумал более эффективного метода для умственного обогащения, чем интеллектуальное сомнение, вызывающая раздумья книга, несколько нот, посещение театра или галереи, гуманитарные науки. Только тогда мы сбрасываем мохер и становимся программистами. Этого, однако, наше «мини» ещё не сумело понять. За знание китайской культуры ты, студент, не получишь ни гроша. Потому что, по мнению «мини», это не оказывает непосредственного влияния на производство.

 

* Ян Гросс – еврей, родившийся в Польше, уехал из страны в 1969 году, cейчас живёт в Соединённых Штатах, преподает историю в Принстонском университете, автор книги «Страх. Антисемитизм в Польше после войны. История морального падения».

 

** Ежи Урбан - известный польский журналист, главный редактор и владелец авторитетного польского еженедельника «Nie» («Нет»)

 

*** Эрика Штейнбах - депутат бундестага по списку блока ХДС/ХСС от федеральной земли Гессен, президент Федерации беженцев, общественной организации, объединяющей Землячество судетских немцев, Землячество силезских немцев, Землячество восточнопрусских немцев и другие организации, созданные немцами, изгнанными после Второй Мировой войны.

 

**** Тадеуш Рыдзык – католический священник, член Ордена редемптористов, руководитель ультраконсервативного католического "Радио Мария". - прим. ред.

 

ОРИГИНАЛ

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

×