Jump to content
Sign in to follow this  
slotr1

Белоруссия: риск нового экономического кризиса постоянно растёт

Recommended Posts

Белоруссия: риск нового экономического кризиса постоянно растёт

6e9c4937c53eacf24896826181970.png

Иллюстрация: tengrinews.kz.

 

Процесс белорусско-российской интеграции, который тянется уже 20 лет, долгие годы позволял экономике Белоруссии поддерживать существование политического режима Александра Лукашенко. За годы независимости страна пережила несколько экономических кризисов, но ни один из них так и не стал причиной роста социальной напряженности в стране. Белорусский лидер всегда умело использовал складывавшуюся ситуацию, а Россия, несмотря на недовольство действиями своего союзника, всякий раз приходила Минску на помощь. Однако то, что в прошлые годы рассматривалось в Белоруссии как устоявшаяся система, при которой кризис сменяется периодом роста и сохранением российских субсидий, сегодня, по всей видимости, уходит в прошлое.

 

Как считают эксперты, в настоящее время перед белорусской социально-экономической моделью встали куда более серьезные проблемы, чем прежде, а на горизонте замаячил очередной кризис, последствия которого могут быть самыми печальными.

 

О том, что с экономикой Белоруссии не все в порядке, аналитики говорят уже достаточно давно. Однако вплоть до 2019 года, несмотря на падение уровня жизни белорусов, сокращение ВВП, продолжающуюся инфляцию, сокращение производства и прочие явно негативные сигналы, власти республики продолжали утверждать, что ничего страшного в стране не происходит. С началом же процесса переговоров по дальнейшей интеграции в рамках Союзного государства (СГ) такая риторика перестала выдерживать какую-либо критику. После сокращения финансирования местной экономики со стороны России и подконтрольных ей финансовых структур оказалось, что процесс стагнации в Белоруссии стал набирать обороты. Можно вспомнить, что РФ фактически отказалась от предоставления Минску согласованного ранее кредита в размере $ 600 млн, а затем и Евразийский фонд развития (ЕАБР) не перечислил Минску последний транш в размере $ 200 млн. Такой серьезный минус в финансах республики не мог не отразиться на настроении белорусских властей, где с середины года начали напрямую говорить о том, что стране придется затянуть пояса. Результатом всего этого стал республиканский бюджет на 2020 год, который был принят парламентом Белоруссии в ноябре.

 

 
 

Согласно планам белорусского правительства, впервые за последние шесть лет бюджет республики станет дефицитным — минус 995,1 млн белорусских рублей (около $ 475 млн), или 0,7% ВВП. При этом документ был рассчитан не по пессимистическому, а по базовому сценарию развития экономики: прирост ВВП заложен на уровне 1,9%, инфляция — 5%, ставка рефинансирования — 9,5%, цена нефти — $ 60 за баррель. В правительстве не скрывают, почему в следующем году республика будет вынуждена тратить больше, чем заработает.

 

Основными факторами, негативно влияющими на доходы, были названы нерешенные проблемы в белорусско-российских отношениях. Например, влияние «налогового маневра» в нефтяной отрасли РФ (минус 537 млн рублей, или около $ 255 млн), прекращение «перетаможки» российской нефти (минус 951 млн рублей, или более $ 450 млн), а также рост цен на газ, который также поступает из России. Всего же общие потери бюджета, связанные с нерешенностью вопросов с Москвой, могут составить 1,9 млрд рублей, или более $ 900 млн.

 

За несколько дней до празднования 20-летия создания Союзного государства ни в Минске, ни в Москве все еще не могут ответить на вопрос, удастся ли решить хотя бы половину скопившихся за последние годы проблем двустороннего сотрудничества. Как отмечали премьер-министры Белоруссии и России Сергей Румас и Дмитрий Медведев после прошедшей 19 ноября в подмосковных Горках встречи, стороны по-прежнему находятся на пути согласования дорожных карт в сфере экономики. При этом основные проблемы, в первую очередь в нефтегазовой сфере, и вовсе должны решить Александр Лукашенко и Владимир Путин на предстоящем в декабре Высшем государственном совете СГ. Однако, как было позже заявлено государственным секретарем Союзного государства Григорием Рапотой, на конец ноября даты заседания так и не было назначено. Хотя изначально предполагалось, что оно пройдет на 20-летие подписания Союзного договора — 8 декабря.

На фоне неизвестности по поводу того, как сложится дальнейшее сотрудничество стран по вопросам поставок нефти и газа, а также компенсации за «налоговый маневр», многие экономисты заявили, что в 2020 году могут повториться события восьмилетней давности. В 2011 году в Белоруссии разразился один из серьезнейших кризисов в экономике, когда белорусский рубль девальвировался в три раза, инфляция за год составила 108,7%, а уровень жизни простых граждан упал практически вдвое. При этом последние действия белорусских властей говорят о том, что они начали усиленно готовиться к развитию именно такой ситуации.
 
 

В ноябре стало известно о принятии парламентом новой редакции закона «О валютном регулировании и валютном контроле». Согласно ему, Национальному банку (НББ) и правительству Белоруссии предоставляется право вводить «валютные ограничения в случае возникновения угрозы для экономической безопасности».

 

По официальной версии, на введение подобных ограничений регулятор может пойти в случае резкого ухудшения ситуации в платежном балансе, возникновения рисков значительного снижения золотовалютных резервов либо при появления предпосылок для существенного колебания курса национальной валюты. Такое решение, по мнению экспертов, свидетельствует о том, что в стране идет подготовка к повторению событий 2011 и 2014 годов, когда властям приходилось ограничивать покупку валюты населением и предприятиями, чтобы не допустить ускорения девальвации. При этом стоит помнить, что несколько лет подряд Нацбанк Белоруссии, наоборот, делал все, чтобы либерализировать валютно-финансовую сферу страны. Так, было снято требование о предъявлении паспорта при покупке валюты, отменена обязательная продажа части экспортной выручки для резидентов, сняты ограничения для предприятий по целям покупки валюты, увеличены сроки завершения валютных операций с нерезидентами, а гражданам разрешено свободно открывать расчетные счета за рубежом.

 

По мнению аналитиков, нынешнее поведение НББ и правительства только подтверждает тот факт, что при сохранении существующей ситуации в белорусско-российских нефтегазовых отношениях страну ждут довольно сложные времена. При этом в Минске это уже не скрывают и белорусские чиновники. Как отмечал ранее министр финансов Белоруссии Максим Ермолович, график работы экономики в 2020 году будет «более напряженный», а государство за счет уменьшения поддержки предприятий на 10% перенаправит высвободившиеся средства на сокращение дефицита бюджета и решение социальных задач.

 

В то же время стремление руководства Белоруссии сохранить социальную ориентированность бюджета на 2020 год свидетельствует о том, что власти планируют любыми способами сохранить стабильность в обществе, которая необходима перед предстоящими президентскими выборами. Именно поэтому в республике планируется повысить уровень средней заработной платы, размер пенсии, а также сохранить существующие льготы для простых граждан и силовиков. Однако, как отмечают эксперты, все это может только усугубить ситуацию, так как на сегодняшний день неизвестно, где правительство возьмет на это средства. Даже несмотря на то, что за девять месяцев Белоруссии удалось сэкономить 3,48 млрд рублей (около $ 1,7 млрд), этих денег будет недостаточно для того, чтобы закрыть все дыры, которые могут образоваться в бюджете из-за отсутствия нефтегазовых соглашений с Россией.

 
 
Считается, что в Минске могут либо найти другие источники финансирования, кроме РФ, либо снова запустить печатный станок, как это было накануне кризиса 2011 года. При этом в первом случае все еще не известно, кто и когда готов стать спонсором белорусской экономики. Так, разговоры о предоставлении Китаем финкредита в размере $ 500 млн все еще остаются на уровне разговоров, а новые финансовые программы с международными структурами сегодня не обсуждаются. При этом выпуск евробондов также может не состояться из-за неутешительных прогнозов МВФ и Всемирного банка, напрямую влияющих на кредитный рейтинг страны. Пойти же на накачивание экономики ничем не обеспеченными деньгами, включив печатный станок, сегодня власти Белоруссии все еще не готовы, так как это отбросит страну на годы назад, дав лишь краткосрочный эффект. Однако исключать данный вариант также не стоит, так как такое решение может быть принято единолично белорусским лидером для недопущения в стране социальной напряжённости накануне выборов.

Пойдут ли в Белоруссии на столь радикальные меры, будет зависеть от того, смогут ли в декабре договориться между собой Лукашенко и Путин. При этом большинство аналитиков считают, что вне зависимости от того, будут ли подписаны какие-либо соглашения или нет, Россия не изменит своего отношения к вопросу субсидирования белорусской экономики. Максимум, на что могут рассчитывать в Минске, — это сохранение нынешнего статус-кво по ценам на газ и поставкам в республику нефти. Ни о какой полномасштабной компенсации за «налоговый маневр», а также широком кредитовании республики речи идти не будет.

 

Стоит отметить, что сегодня руководство Белоруссии понимает, что ожидать от ближайших переговоров с Россией прорывных решений не стоит. Поэтому власти страны уже приступили к поиску внутренних резервов, способных поддержать существующую социально-экономическую модель. Косвенным доказательством этому служат последние заявления Александра Лукашенко. Так, во время рабочего визита в Витебскую область 22 ноября белорусский лидер поручил руководителю Нацбанка Павлу Каллауру привлечь банки к оказанию помощи отстающим сельскохозяйственным организациям региона.

 
 
«Павел Владимирович, немедленно займитесь этим. Мы о Национальном банке и подчиненных ему структурах (а ему все подчинено), мы еще отдельно поговорим. Жирует жулье, бывшие и настоящие, а заниматься не хотят. Поэтому догружайте их — по колхозу, по полтора, по два, пусть там работают. Это не обсуждается», — потребовал Лукашенко.

Нечто подобное можно было услышать и ранее в отношении IТ-индустрии, которая до недавнего времени взращивалась в республике в крайне тепличных условиях. Еще в апреле белорусский лидер отмечал, что какой бы IT-страной Белоруссия не была, реальный сектор все равно останется основой экономики.

 

«К пониманию этого мы пришли в недавних дебатах с айтишниками. Я им сказал, что вы хорошие и толковые ребята, за вами перспектива развития, но не забывайте идти впристежку с этими МАЗами, БелАЗами и МТЗ и теми, кто занят в сельском хозяйстве», — заявил он. Как отмечали тогда аналитики, это было первым звонком IТ-индустрии, которой вскоре «на добровольной основе» придется начать вкладывать средства в поддержание традиционных сфер белорусской экономики.

 

В сложившейся обстановке последние действия руководства Белоруссии стали вызывать у большинства экономистов удивление, а в некоторых случаях и разочарование. Вместо осуществления структурных реформ власти республики по-прежнему стремятся сохранить неэффективный государственный сектор, который служит основой для социального спокойствия в стране. При этом более половины госпредприятий в Белоруссии являются низкоэффективными (имеют рентабельность 0−5%). Более того, на начало октября оказалось, что крупные и средние организации страны задолжали банкам и друг другу 128,2 млрд рублей (более $ 62 млрд), при том что ВВП республики в прошлом году составил 121,6 млрд (около $ 60 млрд). Однако все это нисколько не смущает белорусские власти, для которых сохранение всеобщей занятости является главным инструментом удержания социальной стабильности в стране. Как отметил в ноябре Максим Ермолович, в Белоруссии принято достаточно решений «для реализации целого комплекса мероприятий, направленных на ускоренный экономический рост, сбалансированный бюджет и снижение госдолгов». Это означает, что в условиях отсутствия серьёзной финансовой поддержки со стороны России и нежелания руководства Белоруссии реформировать существующую социально-экономическую модель страну в самое ближайшее время может ожидать очередной серьезный экономический кризис. При этом на вопрос о том, как власти республики будут выходить из него, сегодня ответить не может никто.

 

Западная редакция EADaily


Подробнее: https://eadaily.com/ru/news/2019/12/02/belorussiya-risk-novogo-ekonomicheskogo-krizisa-postoyanno-rastyot

  • Thanks (+1) 9
  • Haha 1

Share this post


Link to post
Share on other sites

:D

 

«Капитуляция» Беларуси или битва на «пряниках»

 

 

Последние заявления посла Беларуси в России Владимира Семашко произвели эффект разорвавшейся бомбы. Беларусь и Россия создают общие правительство и парламент, Беларусь капитулировала, белорусской независимости конец — такими заголовками и выводами комментировали некоторые белорусские, российские и украинские СМИ слова посла.

Спойлер


Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

Юрий Дракохруст, обозреватель белорусской службы «Радио Свобода». Кандидат физико-математических наук. Автор книг «Акценты свободы» (2009) и «Семь тощих лет» (2014). Лауреат премии Белорусской ассоциации журналистов за 1996 год. Журналистское кредо: не плакать, не смеяться, а понимать.

Блог Юрия Дракохруста на сайте «Радио Свобода»

Что же он сказал на самом деле? А сказал он следующее: «Президенты договорились, что цели заявлены грандиозные и они не должны меняться. Это переход на унифицированное налоговое законодательство, создание единых рынков нефти, газа и электроэнергии, создать единый парламент и правительство с определенными полномочиями, когда независимые Россия и Беларусь отдают наверх определенные управляющие функции с обязательным исполнением. Такая задача сейчас решается».

 

«Грандиозные» цели были заявлены еще в договоре о создании Союзного государства от 1999 года.

 

Пока договор не расторгнут, они, именно как цели, и не меняются. В договоре и правда записаны и единый парламент, и единое правительство. Так стороны договорились насчет их создания?

 

Сказал ли это Владимир Семашко? Нет, он сказал — «такая задача решается». «Решается» — это несовершенная форма глагола, это не «решена». Так она 20 лет как решается.

 

Белорусские, да и российские представители неоднократно заявляли, что программа углубления интеграции не предусматривает политических «надстроек», создания надгосударственных органов. Об этом говорила пресс-секретарь президента Беларуси Наталья Эйсмонт, говорил Дмитрий Крутой, министр экономики, ныне первый вице-премьер, главный переговорщик от Беларуси по вопросам интеграции, говорил министр иностранных дел Владимир Макей. Министр Макей при этом пояснял, что соответствующие предложения российской стороной вносились, но белорусская сторона сочла их неприемлемыми.

 

Так кто говорит неправду? Единый парламент и правительство — это по определению надгосударственные органы. Может быть, Семашко просто проговорился о том, что скрывали Эйсмонт, Крутой и Макей?

 

Ведь вряд ли он из дипломатов и «крепких хозяйственников» переквалифицировался в академические историки, мол, 20 лет назад был заключен такой договор и там было написано много интересных вещей. Стоит также напомнить, что на протяжении всего года, с начала теперешнего раунда переговоров об интеграции, ни один белорусский официальный представитель ранее не вспоминал о том, что создание единых парламента и правительства записаны как цели в договоре от 1999 года. Все знали, что это записано в договоре. Однако Семашко первым это вспомнил публично.

 

Так что же означают его слова? То же, что означали слова, сказанные ранее, — игру, торг.

 

Приближается конец года, одновременно и конец газового контракта, и конец соглашения о нефтяной «перетаможке». Какой будет новая цена на газ — неизвестно. Вице-премьер белорусского правительства Игорь Ляшенко заявил в середине ноября, что Минск рассчитывает на уменьшение цены по сравнению с нынешней в 127 долларов за тысячу кубометров. Однако при этом Ляшенко добавил: «Российская сторона старается не все наши предложения и договоренности прямо признать и создает некие окольные условия».

 

«Окольные условия» — это, как можно понять, цена, которая может быть и выше цены нынешнего года.

Впрочем, российская сторона подвешивает и большой «пряник» — цену на газ для Беларуси, как для Смоленской области, в случае существенного углубления интеграции.

 

Так и Беларусь устами посла Семашко подвешивает свой «пряник» — воспоминание о том, что в союзном договоре единые правительство и парламент прописаны. Как в советском фильме «Здравствуйте, я ваша тетя»: «Я тебя поцелую. Потом. Если захочешь». Такая вот битва на «пряниках».

 

Впрочем, не только на них. Разумеется, у российской стороны есть и «кнут». В газовой сфере — это мировая или близкая к ней цена. Но некий «кнут» есть и у белорусской стороны. Ситуация на российско-украинском газовом «фронте» сейчас такая, что не исключено временное прекращение транзита российского газа через Украину, там тоже договор истекает в конце этого года. «Газпром» закачал в хранилища в Европе определенные объемы газа, есть действующий «Северный поток — 1».

 

Но этого, по мнению экспертов, скорее всего, не хватит, чтобы компенсировать украинский транзит. Что может его компенсировать? Увеличение белорусского транзита. Но об этом Москве надо просить Минск. Ну так и Минск о чем-то просит Москву.

 

Есть баланс и «пряников», и «кнутов».

 

У людей, желающих ясности, эти игры и торги вызывают раздражение и даже возмущение. Это вызывает подобные чувства и у тех, кто ратует за сохранение независимости Беларуси и опасается ее потери, и у тех, кто хочет полноценного слияния Беларуси и России. Но ясность так и не наступает.

Разумеется, я могу и ошибаться в своих оценках. Кухню переговорного процесса знают во всех деталях немногие люди в двух странах, и это вряд ли журналисты.

 

Но двусмысленность заявлений посла Семашко все же свидетельствует скорее об отсутствии, чем о наличии договоренности. О том же свидетельствует и заявление пресс-секретаря президента России Дмитрия Пескова. 29 ноября он сказал, что президенты Беларуси и России собираются встретиться в декабре и что дата будет сообщена позднее.

 

Как так? Говорилось же, объявлялось же, что 8 декабря, на 20-ю годовщину подписания договора о создании Союзного государства, два лидера торжественно подпишут злополучную программу углубления интеграции. А теперь выясняется, что президенты только собираются встретиться и неизвестно когда.

 

А кто говорил про 8 декабря как о точной согласованной дате встречи и тем более подписания? А выясняется, что никто вроде и не говорил. Кто-то так понял намеки и пожелания. Так и с «грандиозными» целями посла Семашко, возможно, похожая ситуация.

 

И вывод, который напрашивается из этих недоразумений, — не договорились. Может быть, пока. Может быть, вообще. Ни насчет «грандиозных» целей, ни насчет более практичных и приземленных.

Или насчет приземленных договорились, но так, что от взаимных «пряников» остались только крошки, а договоренность определилась балансом «кнутов».


Читать полностью:  https://news.tut.by/economics/663390.html

 

 

  • Thanks (+1) 7

Share this post


Link to post
Share on other sites
slotr1 сказал(а) 18 минут назад:

Ситуация на российско-украинском газовом «фронте» сейчас такая, что не исключено временное прекращение транзита российского газа через Украину, там тоже договор истекает в конце этого года. «Газпром» закачал в хранилища в Европе определенные объемы газа, есть действующий «Северный поток — 1».

 

Но этого, по мнению экспертов, скорее всего, не хватит, чтобы компенсировать украинский транзит. Что может его компенсировать? Увеличение белорусского транзита. Но об этом Москве надо просить Минск. Ну так и Минск о чем-то просит Москву.

 

Бывший ""Белтрансгаз" 'это сейчас ОАО «Газпром трансгаз Беларусь» — дочернее предприятие «Газпром» - если так, то почему мы должны просить Минск об увеличении транзита?

Мне кажется, это внутреннее дело Газпрома, сколько газа прокачивать через трубу

 

  • Thanks (+1) 5

Share this post


Link to post
Share on other sites

камент с тутбая :D

 

Что может его компенсировать? Увеличение белорусского транзита. Но об этом Москве надо просить Минск.
Читать полностью: https://news.tut.by/economics/663390.html
Ну в принципе да. Если РБ вернёт 5 ярдов, уплаченные Газпромом за Белтрансгаз.

  • Thanks (+1) 3
  • Haha 1

Share this post


Link to post
Share on other sites

МВФ в сентябре 2016 года оценивал общую поддержку белорусской экономики со стороны России в 106 млрд долларов только за период 2005–2015 годов, или около 9,7 млрд долларов в год .....

 

И это только прямые затраты России ....

  • Thanks (+1) 2

Share this post


Link to post
Share on other sites

В отличие от Медведева, Путин добродушнее относится к Лукашенко.

На это видимо и расчёт, что опять Путин не даст упасть и поддержит.

Share this post


Link to post
Share on other sites

На грани экономического кризиса, ога. Да у меня такое ощущение, что мы из него уже лет 10 никак выползти не можем!)))

Share this post


Link to post
Share on other sites

Не хочу оскорбить белоруссов, но...ребята вам надо что-то менять. Вы явно застряли в...никуда!.

Share this post


Link to post
Share on other sites
slotr1 сказал(а) В 02.12.2019 в 06:00:

камент с тутбая :D

 

Что может его компенсировать? Увеличение белорусского транзита. Но об этом Москве надо просить Минск.
Читать полностью: https://news.tut.by/economics/663390.html
Ну в принципе да. Если РБ вернёт 5 ярдов, уплаченные Газпромом за Белтрансгаз.

А вони шас найдуть выход. Национализируют. Типа, 5 ярдов это была взятка Путина предыдущему президенту. Ну, то есть, предыдущий тоже был Лукашенко, но это был старый Лукашенко, а сейчас новый.

Работает же схема.

 

А вообще, все как всегда с ними.

- Суверенность - наше все, это святое, мы лучшие, никогда не вернемся под плетки москалей!

- А что с экономикой тогда такая жопа?

- Дык клятый москаль грошив по-братски не дает!!

Edited by Aliado

Share this post


Link to post
Share on other sites

Create an account or sign in to comment

You need to be a member in order to leave a comment

Create an account

Sign up for a new account in our community. It's easy!

Register a new account

Sign in

Already have an account? Sign in here.

Sign In Now
Sign in to follow this  

×