Перейти к содержанию

Заархивировано

Эта тема находится в архиве и закрыта для дальнейших ответов.

geezer

Огнеметное вооружение и техника РККА

Рекомендуемые сообщения

Автор: geezer

 

Так как об действиях огнемётных частей и вооружения во время ВОВ известно не очень широко, то приведу краткую их историю и эволюцию.

 

Огнеметные части РККА

 

Характерной особенностью развития взглядов советской военной науки на применение огнеметного вооружения в довоенный период явилось то, что в этих взглядах никогда не отрицалось значение огнеметов в современной войне. Между тем большинство зарубежных армий в результате неправильной оценки опыта первой мировой войны пришли ко второй мировой войне с недооценкой или даже с полным отрицанием значения огнеметного оружия. Опыт войны в Испании, боевых действий на Халхин-Голе и особенно опыт советско-финляндской войны подтвердил, что огнеметное вооружение. И вообще применение огня в качестве оружия. не только не утратило своего значения как оружие ближнего боя, но напротив, приобретает в современной войне большую роль, особенно при прорыве укрепленной обороны с мощным долговременными сооружениями. К началу Великой отечественной войны Красная Армия имела вполне сложившиеся взгляды на применение огнеметного вооружения в бою. Считалось, что огнемет не решает самостоятельных боевых задач. Поэтому огнеметные подразделения должны были использоваться только в тесном взаимодействии с пехотой и танками, артиллеристами и саперами. Огнеметание требовалось комбинировать с ружейно-пулеметным огнем и штыковым ударом. Задача огнеметов в наступлении заключалась в выжигании обороняющегося противника из укрытий. Практика применения огнеметов в боях показала, что после огнеметания непораженная живая сила, как правило, оставляла укрытия и попадала под огонь стрелкового оружия и артиллерии. Одной из задач подразделений и частей фугасных огнеметов в наступлении было удержание захваченных рубежей и плацдармов. В обороне огнеметы предполагалось использовать внезапно и массировано в тот момент, когда атакующий противник приблизится на дальность огнеметного выстрела. По боевому применению огнеметов и подготовке огнеметчиков были изданы соответствующие наставления и руководства.

 

К началу Великой Отечественной войны на вооружении огнеметных подразделений и частей Красной Армии состояли: ранцевый огнемет РОКС-2 и автоматический танковый огнемет АТО-41. Кроме того, в приграничных укрепленных районах и в арсеналах сохранилось незначительное количество огнеметов старых образцов (системы Товарницкого, СПС и др.). В апреле 1941 года был сконструирован фугасный огнемет ФОГ-1, предназначавшийся для борьбы с пехотой и танками противника.

 

0fd95dab54d5.jpg

 

РОКС-2

 

Ранцевый огнемет РОКС-2 представлял сбой металлический резервуар, носимый огнеметчиком на спине, соединенный гибким шлангом с ружьем, позволявшим выпускать и поджигать горючую смесь. Практика боевого применения ранцевых огнеметов выявила ряд недостатков, и прежде всего несовершенство зажигательного устройства. В 1942 году он был модернизирован и получил название РОКС-3. В нем было усовершенствованно зажигательное устройство, улучшены ударный механизм и герметизация клапана, укорочено ружье. В интересах упрощения технологии производства плоский штампованный резервуар был заменен цилиндрическим.

 

994cd7f3f655.jpg

 

РОКС-3

 

В 1942 году, стоявший на вооружении автоматический танковый огнемет АТО-41 был также усовершенствован. Новый огнемет АТО-42, установленный на танке Т-34, имел запас огнесмеси 200 литров, что позволяло производить 20 выстрелов на дальность до 130 метров. Установленный на танке КВ огнемет АТО-42 имел запас огнесмеси 570 л на 57 выстрелов.

 

93da58695734.jpg

 

Огнемётные танки КВ-8 и ОТ-34

 

Фугасный огнемет ФОГ-1 был принят на вооружение в начале войны постановлением Государственного комитета обороны от 12 июля 1941 года. Фугасный огнемет являлся оружием одноразового действия и представлял собой цилиндр с направляющим стволом (брандспойтом), через который под давлением пороховых газов выбрасывалась горючая смесь. Зажигательное устройство монтировалось на сопле брандспойта. На позиции огнемет устанавливался в специальном окопе и тщательно закреплялся.

 

a7758c282325.jpg

 

Фугасный огнемёт

 

В 1942-1943 годах был осуществлен постепенный переход от образца фугасного огнемета ФОГ-1 к огнемету ФОГ-2. В новом образце был укорочен направляющий ствол (брандспойт), что позволяло перемещать (перекатывать) огнемет на местности под огнем противника. Для удобства транспортирования (перекатки) к стволу и днищу огнемета были приварены цапфы с ушками, к которым привязывалась тяга (трос, бечева). Электрический способ приведения в действие огнемета (подрыва) был дополнен более надежным механическим способом с использованием минного универсального взрывателя (МУВ).

 

226e2e5b74a7.jpg

 

ФОГ-2 и способ установки фугасных огнемётов

 

Накануне войны подразделения ранцевых огнеметов (огнеметные команды) организационно входили в состав стрелковых полков. Однако из-за трудностей использования в обороне ввиду малой дальности огнеметания и демаскирующих признаков ранцевого огнемета РОКС-2 они вскоре были расформированы. Вместо них в ноябре 1941 года были созданы команды и роты, вооруженные ампулометами и ружейными мортирками для метания по танкам и другим целям латунных (стеклянных) ампул и зажигательных бутылок. Наполненных самовоспламеняющейся смесью КС, но они также имели существенные недостатки и в 1942 году были сняты с вооружения.

 

e4c141da0fcc.jpg

 

Ампуломёты и ампулы

 

В мае-июне 1942 года по указанию Ставки ВГК были сформированы первые одиннадцать отдельных рот ранцевых огнеметов (орро) трехвзводного состава. Рота имела 120 ранцевых огнеметов. В последующем формирование рот продолжалось.

В июне 1943 года большинство орро было переформировано в отдельные батальоны ранцевых огнеметов (обро). Батальон состоял из двух огнеметных и одной автотранспортной рот. Всего в батальоне было 240 ранцевых огнеметов. Батальоны предназначались для действий в составе штурмовых отрядов и групп стрелковых частей и соединений при прорыве укрепленных районов противника и бое в крупных городах. Часть обро в начале 1944 года была включена в состав инженерно-саперных бригад.

В начале войны огнеметные танки были изъяты из танковых полков и за их счет летом 1942 года были сформированы пять отдельных огнеметно-танковых батальонов (10 танков КВ и 11- Т-34 в каждом) и одна отдельная огнеметно-танковая бригада РВГК трехбатальоного состава (59 танков). Кроме того, в 1944 году в составе штурмовых инженерно-саперных бригад были созданы огнеметно-танковые полки.

Формирование частей фугасных огнеметов было начато по решению Ставки ВГК в августе 1941 года. К концу сентября 1941 года было сформировано пятьдесят отдельных рот фугасных огнеметов (орфо), а к январю 1942 года ещё 93 роты, предназначавшиеся для усиления стрелковых частей и соединений в противотанковом отношении. Отдельная рота фугасных огнеметов состояла из трех взводов по 60 фугасных огнеметов в каждом. Всего в роте было 180 фугасных огнеметов, которые перевозились на 32 конных повозках. Боевые действия уже зимой 1941 года выявили низкую маневренность рот такого состава и в январе 1942 года в их штат было введено по 5 грузовых автомобилей грузоподъёмностью 3 тонны для перевозки огнеметов, а количество огнеметов сокращено до 135. Дальнейший опыт боевого применения частей и подразделений фугасных огнеметов показал целесообразность их массированного использования на значительных по протяженности огневых рубежах. Это привело к укрупнению частей фугасных огнеметов. В середине 1943 года из имевшихся отдельных рот фугасных огнеметов было начато формирование батальонов двух типов: отдельных моторизованных противотанковых огнеметных батальонов (омптоб) и отдельных огнеметных батальонов (ооб).

Омптоб состоял из трех огнеметных рот и автомобильной роты. Учитывая, что в боевой практике батальону приходилось решать задачи самостоятельно, без прикрытия пехотой и её огневыми средствами, в декабре 1943 года в его состав была введена пулеметная рота, имевшая на вооружении 9 станковых пулеметов. Всего в омптоб имелось 540 фугасных огнеметов и 72 автомобиля. Ооб состоял из трех рот по 216 огнеметов в каждой и подразделений обеспечения. Для транспортирования огнеметов и имущества батальон имел по штату 27 автомобилей и конный транспорт (45 лошадей). Огнеметные батальоны предназначались для уничтожения огнеметанием танков и живой силы противника.

Все огнеметные части (отдельные роты и батальоны) входили в резерв Ставки ВГК и придавались фронтам для усиления.

Впервые массировано подразделения фугасных огнеметов были применены в ходе обороны на дальних и ближних подступах к Москве (октябрь-ноябрь 1941 года). В этот же период были выработаны и наиболее рациональные способы боевого применения фугасных огнеметов и боевые порядки подразделений. Боевой опыт привел к созданию "огнеметных кустов", представляющих собой обычный стрелковый окоп полного профиля с легким перекрытием и ходом сообщения, входящим в общий вход сообщения или в траншею. Перед окопом на расстоянии от 1 до 4 метров устанавливались 5-8 огнеметов с направлением огнеметания на наиболее вероятные пути движения танков и пехоты противника, а также в сторону соседних "огнеметных кустов" для создания сплошного огневого поля и в тыл, огнеметчики располагались в окопе. "Огнеметные кусты" оборудовались на расстоянии 100-200 метров один от другого по фронту и в глубину. Исходя из возможной максимальной дальности огнеметания. Каждый "огнеметный куст" мог вводиться в действие самостоятельно или же совместно с соседними.

Отдельные случаи децентрализованного применения огнеметных рот при ведении оборонительных действий осенью 1941 года оказались нецелесообразными. Централизованное боевое использование огнеметных рот обеспечивало массирование и достаточно широкий фронт огневого прикрытия. Роты располагались на огневых позициях в один-два эшелона. При одноэшелонном расположении их боевой порядок строился в линию, углом назад (вперед), уступом за одним из флангом. Огнеметная рота. Располагая огнеметы "кустами" могла прикрыть фронт протяженностью 1500-2500 метров. Боевые порядки огнеметных батальонов были идентичны ротным. Один батальон мог создать зону сплошного огнеметания на фронте до 3,0-3,5 км при глубине боевого порядка до 400-800 метров.

В ходе наступления приведении боевых действий в крупных населенных пунктах (городах), а также при выполнении специальных задач (пожог заграждений и различных объектов, участие в засадах, уничтожение отдельных целей и т. п.) боевой опыт показал возможность децентрализованного применения фугасных огнеметов.

Уже в первом боевом крещении отдельные роты фугасных огнеметов хорошо себя зарекомендовали при решении следующих задач: обеспечение стыков и флангов соединений; усиление противотанковой обороны на танкоопасных направлениях в глубине наших боевых порядков; обеспечение подготовки контратак вторых эшелонов и резервов.

Первую боевую проверку подразделения ранцевых огнеметов получили в период битвы под Сталинградом. Опыт показал, что централизованное боевое использо-вание подразделений ранцевых огнеметов при проведении контратак (т. е. в наступательных действиях) и даже в обороне нецелесообразно из-за малой дальности поражения противника. В то же время был достигнут хороший результат при включении отдельных огнеметчиков (или мелких групп) в состав пехотных подразделений. Такое применение ранцевых огнеметов, как правило, было весьма эффективным и оказывало большое содействие пехоте в условиях уличного боя среди завалов и разрушений. Огнеметные роты и батальоны ранцевых огнеметов использовались, как правило, на направлении сосредоточения основных усилий (главных ударов) соединений, путем подчинения их целиком (в ряде случаев поротно или повзводно) общевойсковым командирам.

Применение огнеметных танков было в основном сходно с применением линейных танков, однако танковый огнемет, оказывая на противника в ряде случаев большее психологическое воздействие, чем пушка, требовал значительного сближения с целью.

 

Принципы и способы боевого применения огнеметных частей в основном сложились к концу 1943 г.

Основными оперативно-тактическими принципами боевого использования огнеметных частей были следующие:

1. Массированное применение на главном направлении фронта и армии

В период, когда противник пытался прорваться к Сталинграду через Котельниково-Абганерово (начало августа 1942 г.), на усиле-ние обороны юго-западного фаса внешнего оборонительного обвода были использованы 12 из 18 рот. В Ясско-Кишиневской операции в составе войск 2-го и 3-го Украинских фронтов принимали участие 12 огнеметных частей, в штурме Кенигсберга—16, Будапешта—14, Берлина—в составе войск 1-го Белорусского и 1-го Украинского фронтов участвовало 13 огнеметных частей.

2. Тесное взаимодействие с другими родами войск и видами огнеметно-зажигательных средств.

3. Эшелонирование огнеметно-зажигательных средств по глубине боевого построения частей и соединений, а также оперативного построения фронта и армии.

 

Отдельные батальоны фугасных огнеметов, как правило, использовались централизованно и предназначались для обеспечения флангов и стыков соединений и объединений; удержания захваченных рубежей и плацдармов; отражения контратак и контрударов противника совместно со вторыми эшелонами или резервами; уничтожения (выжигания) гарнизонов долговременных инженерных сооружений и укрепленных зданий при ведении боевых действий в крупных городах, а также в составе подвижных отрядов заграждения.

Отдельные роты и батальоны ранцевых огнеметов, обладавшие высокой маневренностью, использовались децентрализовано в составе штурмовых групп и отрядов. На них возлагались задачи выжигания гарнизонов противника из долговременных огневых сооружений и укрепленных зданий, блокирования опорных пунктов противника и борьбы с танками, штурмовыми орудиями и бронетранспортерами.

Особо успешными были действия ранцевых и фугасных огнеметов в уличных боях, где они демонстрировали высокую боевую эффективность и, порой, незаменимость в решении ряда задач. Помимо потерь в живой силе и боевой технике, огнеметчики наносили противнику большой моральный урон, о чем свидетельствуют многие случаи панического бегства гитлеровцев из опор-ных пунктов и укреплений, по которым производилось огнеметание.

Об эффективности огнеметного вооружения и отваге огнеметчиков свидетельствуют многочисленные примеры боевых действий. Вот всего пара эпизодов:

В период оборонительных действий под Москвой 26-я отдельная рота фугасных огнеметов (командир роты лейтенант М. С. Собецкий) 1 декабря 1941 г. оборудовала огневые позиции в боевых порядках стрелковых подразделений 32-й стрелковой дивизии (5-я армия, Западный фронт). Рота действовала повзводно, прикрывая отдельные направления возможных атак пехоты и танков противника. Во время боя 1-й огнеметный взвод роты отразил атаку противника, а 2-й огнеметный взвод, действуя в глубине нашей обороны, уничтожил три

танка и большую группу автоматчиков. Всего в ходе боя гитлеровцы потеряли сожженными 4 танка и более 120 солдат и офицеров. За образцовое выполнение боевой задачи 26-я отдельная рота фугасных огнеметов первой из огнеметных частей была награждена орденом Красного Знамени.

 

4-й отдельный моторизованный противотанковый огнеметный батальон (командир батальона капитан В. В. Костюченко) в течение 2-11 октября 1943 г. мужественно оборонял плацдарм в районе деревни Щучинка на правом берегу р. Днепра.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Ранцевый огнемёт РОКС-3

 

995635418f76.jpg

 

Конструктивно ранцевый огнемет состоит из резервуара для огнесмеси, баллона для сжатого воздуха, редуктора, гибкого рукава, соединяющего резервуар с ружьем-брандспойтом, ружья-брандспойта и снаряжения для переноски.

Действовал РОКС-3 следующим образом: сжатый воздух, находящийся в баллоне под давлением 150 атм., поступал в редуктор, где его давление понижалось до рабочего уровня 17 атм. Под таким давлением воздух проходил по трубке через обратный клапан в резервуар со смесью. Под давлением сжатого воздуха огнесмесь по заборной трубке, находящейся внутри резервуара, и гибкому рукаву поступала в клапанную коробку. При нажатии на курок клапан открывался, и огнесмесь устремлялась по стволу наружу. На пути она проходила через успокоитель, который гасил возникшие в огнесмеси винтовые вихри. Одновременно с этим ударник под действием пружины разбивал капсюль воспламенительного патрона, пламя которого направлялось козырьком в сторону дульного среза ружья-брандспойта и поджигало струю огнесмеси при вылете ее из наконечника.

 

ТТХ РОКС-3

Вес снаряжённого огнемёта, кг 23

Вес одной зарядки огнемёта, кг 8,5 вязкой огнесмеси

Кол-во воспламенительных патронов 10

Кол-во коротких выстрелов 6-8

Кол-во затяжных выстрелов 1-2

Дальность огнеметания, м 40 (при попутном ветре — до 42 м)

 

Фугасный огнемёт ФОГ-2

 

a3df3293254e.jpg

 

Огнемет ФОГ-2 имеет следующее устройство и принцип действия: резервуар огнемёта имеет 2 отверстия. В одно из них вварен стакан для порохового заряда, а в другое помещена сифонная труба. Верхняя часть трубы оканчивается соплом, на котором накидной гайкой крепится мембрана, закрывающая его отверстие. При снаряжении огнемета в зарядный стакан укладывали пороховой заряд, а поверх него -зажигательную шашку. В шашке помещали электрозапал или механический воспламенитель с ударным приспособлением натяжного или нажимного действия. При срабатывании запала загоралась зажигательная шашка, которая поджигала пороховой заряд. Получающееся при горении шашки пламя выбрасывалось в виде факела через запальное отверстие в стакане. Газы, образующиеся при сгорании порохового заряда, выжимали огнесмесь по сифонной трубе к мембране. Мембрана вследствие высокого давления срезалась, и огнесмесь выбрасывалась из сопла. Вылетая из него, она воспламенялась от огня зажигательной шашки и в виде горящей струи летела в цель.

 

ТТХ ФОГ-2

Вес снаряжённого огнемёта, кг 32

Вес одной зарядки огнемёта, кг 20

Кол-во выстрелов 1

Дальность огнеметания, м 100-110

 

Ампуломёт.

 

02c83e56c86a.jpg

 

Ампуломет состоял из ствола с патронником, затвора-задвижки, стреляющего приспособления, прицельных приспособлений и лафета с вилкой. Ствол - труба, свернутая из листового 2-мм железа. Прицельные приспособления включали мушку и откидную стойку прицела. Ствол цапфами крепился в вилке лафета - треноги, деревянной колоды или рамы на лыжах. Снарядом служила жестяная ампула АЖ-2 или стеклянный шар с 1 л смеси "KC", выстреливаемый холостым охотничьим патроном 12-го калибра. Заряжание производили два человека - первый номер расчета вставлял с казны вышибной патрон, второй вкладывал в ствол с дульной части саму ампулу.

Ампулометы были очень простыми и дешевыми "огнеметными мортирами", ими вооружались специальные ампулометные взводы - Боевой устав пехоты 1942 г. упоминает ампуломет в качестве штатного огневого средства пехоты. В бою ампуломет часто служил ядром группы истребителей танков. Применение его в обороне в целом оправдывало себя, попытки же применения в наступлении приводили к большим потерям расчетов из-за малой дальности стрельбы. Правда, они не без успеха использовались штурмовыми группами в городских боях - в частности, в Сталинграде. В конце 1942 г. ампулометы были сняты с вооружения.

 

ТТХ ампуломёта

Масса ампуломета - 10 кг

Масса лафета - от 5 до 18 кг

Прицельная дальность стрельбы - 100-120 м

Максимальная - 240-250 м основным и до 400 м с дополнительным зарядом

Расчет - 3 человека

Скорострельность - 6-8 выстр/мин

Боекомплект - 10 ампул и 12 вышибных патронов.

 

Танковые огнемёты.

 

41a3b0186396.jpg

 

ОТ-34-85 и ОТ-130

 

К началу 1941 года был сконструирован и принят на вооружение автоматически действующий танковый огнемет АТО-41. АТО-41 мог монтироваться на любом линейном танке, причем артиллерийское вооружение сохранялось. Благодаря этому огнемет не только не снижал огневой мощи танка, а, напротив, увеличивал её.

Устанавливавшийся на танке Т-34 огнемет АТО-41 имел запас огнесмеси 100 л и мог произвести 10 односекундных выстрелов на расстояние до 100 метров. АТО-41 по принципу действия относился к поршневым огнеметам многократного действия и вначале войны был одним из самых совершенных образцов танковых огнеметных средств.

 

669c35268cd2.jpg

 

АТО-42

 

В 1942 году конструкторы создали танковый огнемет АТО-42. В нем они увеличили запас огнеметной смеси за счет использования запасных баков моторного топлива на среднем танке Т-34 до 200 л, на тяжелом танке КВ - до 570 л. В результате огнемет на Т-34 мог произвести 20 десятилитровых выстрелов, а на танке КВ - 57 выстрелов. Кроме того, АТО-42 имел большую, чем предыдущие системы, дальность огнеметания (до 120 м). Скорострельность АТО-42 - один выстрел в две секунды. Огнеметание могло вестись одиночными выстрелами и автоматическими очередями.

 

cc696518a734.jpg

 

Схема огнемётной аппаратуры АТО-42 танка ОТ-34

 

Принцип действия одинаков с фугасными огнемётами, т.е. для метания огнесмеси используется сила пороховых газов (в АТО-41/42 использовались холостые патроны от 45 мм пушки).

При подрыве заряда пороховые газы давили на поршень, выталкивая из цилиндра огнесмесь, которая поджигалась бензиновым факелом, воспламеняющимся от электрической запальной системы. За один выстрел выбрасывалось до 10 литров огнесмеси. Стрелять можно было как одиночными, так и очередями по 4-5 выстрелов, благодаря наличию механизма автоматической перезарядки огнесмеси с помощью сжатого воздуха.

 

Ружейные мортирки.

 

b0f2c39086e3.jpg

 

В начале войны появилась специальная винтовочная мортирка для метания зажигательных бутылок с помощью деревянного пыжа и холостого патрона, с упором приклада в грунт. Бутылки для этого отбирались с более толстым и прочным стеклом. Прицельная дальность стрельбы бутылкой из такого «бутылкомета» составляла 80 м, максимальная - 180 м, скорострельность при расчете на 2 человека - 6-8 выстр./мин. Во время боев под Москвой стрелковому отделению стремились придавать по две такие мортирки, взводу - 6-8.

Однако точность «мортирной стрельбы» оказалась низкой, бутылки часто разбивались в момент выстрела, так что этот способ не нашел широкого применения. Сами же мортирки в дальнейшем приспосабливали для метания термитных шашек замедленного действия типа ТГ5Ш или дымовых шашек - при обстреле ДОТов или ДЗОТов. Однако во время боев в Сталинграде на заводе «Баррикады» изготавливались «бутылкометы» конструкции рабочего И. П. Иночкина.

 

2d36f15043e4.jpg

 

24 мм винтовочная мортирка: I - ствол; 2 - колодка; 3 - шейка; 4 -боевой канал колодки; 5 - поперечный канал; 6 - нарезное отверстие; 7 нарезная пробка; 8 - втулка

 

Бутылки с горючей смесью ("Коктейль Молотова")

 

68423d992abb.jpg

 

В начале войны Государственным Комитетом Обороны было принято решение об использовании в борьбе с танками бутылок с горючей смесью. Уже 7 июля 1941 г. ГКО принял специальное постановление «О противотанковых зажигательных гранатах (бутылках)», которым обязал Наркомат пищевой промышленности организовать с 10 июля 1941 г. снаряжение литровых стеклянных бутылок огнесмесью по рецептуре НИИ 6 Наркомата боеприпасов. А начальнику Управления военно-химической защиты Красной Армии (позднее - Главное военно-химическое управление) предписывалось с 14 июля начать «снабжение войсковых частей ручными зажигательными гранатами».

Десятки ликеро-водочных и пивных заводов на всей территории СССР на ходу превратились в военные предприятия. Причем "Коктейль Молотова" (по имени тогдашнего зама И.В.Сталина по Госкомобороне) готовили прямо на старых заводских линиях, где еще вчера разливали ситро, портвейны и шипучее "Абрау-Дюрсо". С первых партий таких бутылок зачастую даже не успевали содрать "мирные" алкогольные этикетки. Помимо литровых бутылок, указанных в легендарном "молотовском" указе, "коктейль" также изготавливали в пивных и вино-коньячных емкостях объемом 0,5 и 0,7 литра.

На вооружение Красной Армии были приняты зажигательные бутылки двух видов: с самовоспламеняющейся жидкостью КС (смесь фосфора и серы) и с горючими смесями № 1 и № 3, представляющими собой смесь из авиационного бензина, керосина, лигроина, загущенная маслами или специальным отверждающим порошком ОП-2, разработанным в 1939 г. под руководством А. П. Ионова, - по сути, это был прообраз современного напалма. Аббревиатура «КС» расшифровывается по-разному: и «Кошкинская смесь» - по фамилии изобретателя Н. В. Кошкина, и «Коньяк старый», и "Качугин-Солодовник" - по фамилии других изобретателей жидкостных гранат.

Бутылка с самовоспламеняющейся жидкостью КС, падая на твердое тело, разбивалась, жидкость разливалась и горела ярким пламенем до 3 мин., развивая температуру до 1000°С. При этом, будучи липкой, она прилипала к броне или залепляла смотровые щели, стекла, приборы наблюдения, ослепляла дымом экипаж, выкуривая его из танка и сжигая все внутри танка. Попадая на тело, капля горящей жидкости вызывала сильные, трудно заживаемые ожоги.

Горючие смеси № 1 и № 3 горели до 60 секунд с температурой до 800°С и выделяя много черного дыма. В качестве более дешевого варианта использовались бутылки с бензином, а в качестве зажигательного средства служили тонкие стеклянные ампулы-трубочки с жидкостью КС, которые крепились к бутылке с помощью аптекарских резинок. Иногда ампулы перед броском вкладывались внутрь бутылок.

 

7736652778db.jpg

 

Советское "бутылочное оружие"- периода Великой Отечественной войны: а - зажигательная бутылка с простейшим запалом - спичкой, закрепленной в горлышке бутылки, которую боец поджигал специальной теркой; б - химический запал, вставляемый внутрь бутылки и воспламеняющийся при разбивании ампулы; в - наружные ампулы-запалы, воспламеняющиеся при их разбивании; г - наружный запал с собственным воспламенителем и капсюлем-детонатором; д - бутылка с самовоспламеняющейся жидкостью КС и изолирующим слоем воды и керосина сверху.

 

Эффективность бутылок определялась не только свойствами смеси, но и способом ее воспламенения. Первоначально, в простейшем варианте, как уже отмечалось, бутылка затыкалась пробкой, а перед броском боец должен был заменить ее тряпичной затычкой, смоченной бензином, каковую затем поджечь. Операция занимала немало времени, делая бутылку малоэффективной, да и опасной для самого бойца. В другом варианте запалом могли служить две спички (палочки, покрытые по всей длине зажигательным составом), закрепленные на горлышке резинкой. Их пехотинец поджигал специальной теркой или обычным коробком.

В августе 1941 г. был принят более надежный химический запал А Т. Кучина, М. А. Щеглова и П. С Солодовника: к бутылке резинкой крепилась ампула с серной кислотой, бертолетовой солью и сахарной пудрой. Запал воспламенялся, как только ампула разбивалась вместе с бутылкой Для повышения надежности воспламенения при попадании в цель (а это была главная проблема) — к бутылке крепили по окружности 3-4 ампулы. Тульский оружейник Г. Коробов в 1941 г. разработал простой механический воспламеняющий механизм с холостым винтовочным патроном по типу упрощенного взрывателя гранаты. Оно, как и ампула, привязывалось сбоку к обычной поллитровке, наполненной бензином. При разбивании бутылки освобождается веревка, удерживающая простейшую чеку с пружиной и бойком. Боек разбивает капсюль холостого пистолетного патрона и пороховая вспышка поджигает разлившуюся зажигательную смесь.

Наиболее эффективными оказались бутылки, снаряжающиеся самовоспламеняющимися жидкостями КС и БГС, представляющими собой желто-зеленый раствор с содержанием фосфора и серы. Жидкости возгорались просто от соприкосновения с воздухом после разбивания бутылки. Именно эти жидкости получили широко известное прозвище "коктейль Молотова". Дабы предохранить жидкость от соприкосновения с воздухом до применения бутылки, в последнюю при снаряжении наливали сверху слой воды и керосина, а пробку дополнительно крепили изолентой или проволокой. В рецептуру входила добавка, воспламеняющаяся и при -40°С. На каждую бутылку наклеивалась инструкция по применению.

При отсутствии запалов бутылки рекомендовалось применять в такой последовательности: сначала бросали бутылку с жидкостью КС, а затем одну или две бутылки со смесью № 1 или № 3.

Фронтовики требовали: «Больше бутылок с КС - танки от них горят, как спички».

12 августа 1941 г. Нарком Обороны утвердил «Инструкцию по применению зажигательных бутылок». Согласно ей, в полках и дивизиях начали формирование и подготовку групп истребителей танков с гранатами и зажигательными бутылками, причем именно последние составляли тогда большую долю противотанковых средств. А вскоре пользованию бутылками стали обучать весь личный состав.

В памятках по борьбе с танками рядом со стрелочками, указывавшими уязвимые места танков противника, кроме надписей «бей снарядом» или «бей гранатой», появилось не совсем обычное «бей бутылкой». Зажигательные бутылки следовало забрасывать на крышу моторно-трасмиссионного отделения, а это было возможно только при подходе танка почти вплотную или после его прохода над окопом. Дальность броска устанавливалась до 30 м, но реально составляла 15-20 м. Метание бутылок оказывалось успешным из окопов и щелей. На поражение танка опытные «истребители» расходовали в среднем 2-3 бутылки.

Бутылки хорошо сочетались с гранатами. Истребители танков практиковали такой прием: бросок противотанковой гранаты или связки гранат в ходовую часть танка, а после его остановки бросок бутылки на корму. Зажигательные бутылки предназначались также для поражения ДОТов и ДЗОТов, живой силы в укрытиях и самолетов на стоянках.

Бутылки быстро стали привычным средством партизан. Широко применялись они и в системе противотанковых и противопехотных заграждений. В оборонительных боях под Москвой использовали уже «огневые валы» и «поля». Огневые валы устраивали из различных горючих материалов и поджигали бутылками «КС». В минных полях зажигательные бутылки располагали в шахматном порядке в сочетании с противотанковыми минами. В середине войны распространилась практика создания «огненноминных фугасов» - вокруг противотанковой мины по радиусу укладывалось около 20 бутылок, дававших при взрыве столб огня высотой до 8 м, поражая горящей жидкостью площадь около 300 м.

Боевой счет бутылок впечатляет. По официальным данным, за годы войны с их помощью было уничтожено в общей сложности 2500 танков, самоходок и бронемашин, 1200 ДОТов и ДЗОТов, 2500 других укрепсооруженнй, 800 автомашин и 65 военных складов.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Огнемётные танки РККА

 

 

 

Первые попытки создания огнеметного танка делались уже в начале становления отечественного танкостроения — на базе первого серийного танка МС-1 был разработан огнеметный ОТ-1, не пошедший, однако, в производство. Точнее говоря, широко велись работы над «химическими» танками. СССР, как и все другие страны, готовился к будущей войне с широким применением химического оружия. А к таковому относили тогда не только боевые отравляющие вещества, но и зажигательное оружие, и средства постановки дымовых завес. Согласно взглядам военных в 1930-е гг., химические танки предназначались «как для химического нападения или защиты, так и для прикрытия действия линейных танков. Эти танки могут быть использованы для организации заражения, установления дымовой завесы или дегазации местности. Некоторые из этих танков используются для огнеметания при действии линейных танков против живой силы и огневых точек противника. Химическое вооружение (дымопуск или огнемет) может быть установлено и на некоторых линейных танках. Однако в этом случае трудно разместить достаточно мощное химическое вооружение и необходимое количество горючего». То есть роль «огнеметчиков» считалась для химических танков лишь одной из возможных.

Работы над химическими танками развернулись на основании приказа Начальника вооружений РККА «О системе химического вооружения» от 28 августа 1931 г

Господствовавшие в 1920 — 1030-е гг. взгляды на характер ведения наступательных операций требовали высоких темпов продвижения в глубь обороны противника, для чего были необходимы мощные и одновременно достаточно подвижные средства, позволяющие уничтожить или подавить мешающие продвижению узлы сопротивления. Поэтому к началу 1930-х гг. советскими военными теоретиками была сформулирована мысль о необходимости создания бронированных машин, вооруженных мощными огнеметами, которые можно было бы использовать для уничтожения противника, обороняющегося в полевых укреплениях и фортификационных сооружениях, а также для распыления боевых ОВ и постановки дымовых завес с целью прикрытия боевых порядков танков с фронта или с флангов. Согласно советской доктрине, такие танки, хотя и несли имущество химических войск, считались неотъемлемой частью бронетанковых подразделений.

Химические модификации с огнеметной аппаратурой разрабатывались практически для всех серийных и большинства опытных образцов танков. Первым реально воплощенным в металле самоходным огнеметом стала танкетка ХТ-27 (ОТ-27), построенная в 1932 г. и даже состоявшая на вооружении РККА.

 

22ff554c5e73.jpg

Огнеметная танкетка ОТ-27 (первый вариант)

 

Химические танки строились на шасси плавающих танков Т-37 (ХТ-37 или БХМ-4) и Т-38 (ХТ-38), легких танков непосредственной поддержки пехоты Т-26, быстроходных колесно-гусеничных танков БТ.

Проект огнеметного танка был создан также на основе колесно-гусеничного среднего танка Т-29, а в 1938 г. СКБ-2 Ленинградского Кировского завода разработало проект гусеничного танка массой 30 — 32 т для механизированных бригад РККА. Предполагалось, что, кроме 76-мм пушки и крупнокалиберного пулемета, на нем будет и огнемет. Правда, как и в случае с ХТ-29, дальше проекта дело не пошло.

Главным разработчиком и поставщиком «танковых огнеметных приборов» с начала 1930-х гг. стал московский завод «Компрессор», выпускавший семейство пневматических огнеметов марки КС. Все они имели одинаковый принцип действия. Сильно сжатый воздух поступал из баллонов через редуктор, понижавший давление до рабочего, в резервуар с горючей смесью. Давлением воздуха смесь подавалась к брандспойту, через который сосредоточенной струей, поджигаемой бензиновым факелом на выходе, выпускалась на цель. Факел, в свою очередь, запалялся от электросвечи. Окончательное приспосабливание аппаратуры для установки на танки производилось обычно уже конструкторскими бюро танковых заводов.

 

Источник: Бронеколлекция. Специальный выпуск № 2005-02 (8). Огнеметные танки Второй мировой войны. Ардашев А. Н., Федосеев С. Л.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

ЛЕГКИЕ ОГНЕМЕТНЫЕ ТАНКИ

 

ЛЕГКИЙ ХИМИЧЕСКИЙ ТАНК ХТ-26

 

62311dd7373f.jpg

Химический (огнеметный) танк ХТ-26 во время испытаний на НИБТПолигоне в Кубинке. 1932 год

 

Легкий танк непосредственной поддержки пехоты Т-26, выпускавшийся в нескольких модификациях в Ленинграде заводом «Большевик» и машиностроительным заводом № 174 имени К.Е.Ворошилова, был в 1930-е гг. наиболее многочисленным в РККА. Массовый выпуск в сочетании со сравнительно простой и надежной конструкцией шасси обусловил широкое использование его для опытных разработок и создания на его базе специальных машин. Неудивительно, что этот танк был признан предпочтительным для изготовления серийных химических машин. Проект двухместного химического танка Т-26 с установкой для огнеметания и заражения местности предложил еще в июне 1932 г. Г.Е.Шмидт. Но более удачным оказался опытный танк БХМ-3, выполненный на базе двухбашенного варианта Т-26 обр.1931 г. Разработанная на заводе «Компрессор» аппаратура КС-2 допускала использование БХМ-3 для огнеметания, постановки дымовых завес и заражения местности или же, наоборот, дегазации.

 

2d3c6806763f.jpg

 

Эта машина поступила на вооружение под обозначением «химический танк» ХТ-26 (хотя часто упоминается как огнеметный танк ОТ-26). Левая башня была снята, и на ее месте выполнен люк, а в правой башне установлены брандспойт огнемета КС-24 с дальностью огнеметания 35 м (при встречном ветре заметно меньше) и пулемет ДТ. Лобовая бронировка башни несколько изменилась. В боевом отделении танка под люком разместили остальную химическую аппаратуру, состоявшую из резервуара (бака) для огнесмеси (жидкого ОВ, дегазационной жидкости), трех 13,5-литровых баллонов со сжатым воздухом, бензинового бачка емкостью 0,7 л и системы зажигания, шлангов, трубопроводов, вентилей. Давление в баллонах — 150 кг/см2, рабочее давление — 12 кг/см2. За один выстрел выбрасывалось до 5 л огнесмеси. Для ее поджигания использовался факел горящего бензина, для воспламенения бензина служила электрическая запальная свеча. Запаса огнесмеси (смесь мазута и керосина) хватало на 70 выстрелов. Наведение брандспойта осуществлялось плечевым упором по типу пулемета ДТ.

 

d553a99e11f4.jpg

 

Танк оснащался системой дымопуска для постановки дымовых завес. Сочетание двух «химических» систем (огнеметной и дымовой) на одном шасси было рационально, так как для дымообразования использовалась та же горючая смесь. Насадок дымопуска монтировался на корме. Эта машина стала первым серийным огнеметным танком, позволила отработать ряд конструктивных решений, но в целом вызвала ряд нареканий. После 1937 г. остававшиеся на службе ХТ-26 (ОТ-26) модифицировались установкой огнеметной аппаратуры от ХТ-130.

Оригинальный вариант использования огнемета на танке разработали в Научно-исследовательском отделе Военной Академии механизации и моторизации под руководством Ж.Я.Котина в 1936 г. На корме двухбашенного танка Т-26 установили пневматический огнемет с дальностью огнеметания 12 — 15 м для защиты танка со стороны кормы от пехоты противника. Этот вариант остался опытным (занятный факт: почти через 70 лет эта идея своеобразно возродилась в запатентованном в ЮАР «огнеметном приспособлении» для защиты автомобиля от нападения вооруженного преступника).

 

ЛЕГКИЙ ХИМИЧЕСКИЙ ТАНК ХТ-130

 

4dee0c603209.jpg

 

На базе Т-26 обр. 1933 г. с одной цилиндрической башней в КБ-2 завода № 174 по проекту СКБ завода «Компрессор» создали химический танк ХТ-130. Башня была смещена вправо от продольной оси машины, что освобождало объем для размещения огнеметной аппаратуры КС-25. В корпусе размещались два резервуара для огнесмеси общей емкостью 400 л (первоначально предполагался меньший запас огнесмеси), в башне — четыре баллона со сжатым воздухом по 13,5 л каждый и бензиновый бачок системы зажигания емкостью 0,8 л. Брандспойт с бронекожухом крепился в одной маске с пулеметом ДТ. Наведение огнемета осуществлялось плечевым упором, прицел — перископический ТОГИ. Угол возвышения брандспойта — до +10°, угол горизонтального наведения без поворота башни — 20°. Автоматический зажигатель на конце брандспойта также имел запальную электросвечу, он защищался бронекожухом. Для заправки резервуаров огнесмесью служили заливные горловины в крыше подбашенной коробки слева от башни. Давление воздуха в баллонах — 150 кг/см2, рабочее давление — 18 кг/см2. За один секундный выстрел огнемет выбрасывал до 9 л огнесмеси (смесь мазута и керосина), при этом дальность огнеметания увеличилась до 45 — 50 м, но число выстрелов уменьшилось до 40 (при заливке 360 л). После выстрела брандспойт автоматически продувался от остатков смеси сжатым воздухом. Упростили процесс очистки резервуара (бака) — для слива остатков смеси; в его днище вместо патрубка установили вентиль. То же оборудование могло использоваться для заражения местности, при этом ширина полосы захвата одним танком составляла 25 м при скорости движения 12 км/ч, а площадь заражения — 20 000 м2. Имелась система дымопуска. ХТ-130 оборудовался танковым переговорным устройством ТПУ-3. При модернизации вооружения танк оснастили вторым пулеметом ДТ, а боекомплект увеличили до 3150 патронов.

 

ЛЕГКИЕ ХИМИЧЕСКИЕ ТАНКИ ХТ-131 — ХТ-133

 

ed7f6406547b.jpg

 

Установка огнемета в башне вместо пушки допускала круговой обстрел из него. Но огнемет — оружие ближнего боя с радиусом действия несколько десятков метров — бессилен против танков и противотанковой артиллерии. Это ограничивало действия огнеметных танков и делало их почти беспомощными и бесполезными после расхода горючей смеси (пулеметное вооружение уже тогда рассматривалось как вспомогательное). Такие машины требовали поддержки линейных (пушечных) танков для подавления противотанкового огня противника и без их прикрытия легко подбивались. Тем более что огнеметные машины отличались по внешнему виду от линейных, что позволяло противнику заранее определить направление атаки и сосредоточить обстрел именно на них. Поэтому в 1939 — 1940 гг. создавались огнеметные танки, сохранившие пушечное вооружение базовой машины, хотя при этом приходилось жертвовать запасом огнесмеси.

Уже в 1939 г. в КБ-2 завода № 174 разработали и изготовили опытные образцы химических танков ХТ-131 и ХТ-132. В ХТ-131 сохранили пушечное вооружение в башне. Но совместная установка пушечного и пулеметного вооружения с боекомплектом и огнеметной аппаратуры КС-25 с резервуаром и баллонами в столь небольшой машине просто не оставляла экипажу пространства для работы. Поэтому в ХТ-132 от пушечного вооружения все же отказались. Модернизированный вариант этой машины осенью 1939 г., т.е. практически сразу после событий на р.Халхин-Гол и начала

Второй мировой войны, поступил на вооружение под обозначением ХТ-133. Этот химический танк строился на шасси Т-26 обр. 1939 г. с наклонной установкой бронелистов подбашенной коробки и конической башней, нес огнеметное оборудование и 2 пулемета ДТ — спаренный в единой маске с огнеметом и в шаровой установке в корме башни. Башня ХТ-133 также была смещена вправо, а слева смонтированы резервуар, баллоны и другие элементы огнеметной аппаратуры. Вместо двух приборов ПТК на линейных танках, на башне ХТ-133 монтировался один. Ходовая часть усовершенствована, как и на линейных танках. Серийное производство, начавшееся в сентябре 1939 г., шло с большими трудностями — ХТ-133, по сравнению с Т-26, имел 370 изменений конструкции, часть из которых снижала жесткость элементов корпуса и башни, осложняла монтаж аппаратуры. Как и предыдущие огнеметные танки на шасси Т-26, танк ХТ-133 не оборудовался радиостанцией, но имел ТПУ-3. Первые же выпущенные ХТ-133 пошли в войска, действовавшие на Карельском перешейке, где 17 машин для повышения защищенности от противотанкового огня противника получили экранировку из дополнительных 30 — 40-мм бронелистов.

 

ЛЕГКИЙ ХИМИЧЕСКИЙ ТАНК ХТ-134

 

51e0c853753c.jpg

Огнеметный танк ХТ-134 во время испытаний на НИБТПолигоне летом 1940 года. На верхнем лобовом листе корпуса хорошо виден огнемет. Машина прибыла с Карельского перешейка, где она участвовала в боях. Дополнительная экранировка сохранилась только на башне, с корпуса ее сняли перед испытаниями для снижения массы

 

В январе 1940 г. завод № 174 под обо-значением ХТ-134 построил на базе Т-26 с конической'.башней новый вариант хи-мического (огнеметного) танка с сохра-нением пушечного вооружения. Исполь-зовалась та же аппаратура КС-25, но теперь поворотный Г-образный брандспойт огнемета монтировался в верхнем лобовом листе корпуса стандартного Т-26 обр. 1939 г., а один из двух резервуаров с огнесмесью — снаружи на кормовом листе подбашенной коробки. Запас горючей жидкости 145 л обеспечивал 15 — 18 коротких выстрелов. Диаметр выходного отверстия насадки огнемета составлял 14 мм. Общая масса огнеметной аппаратуры с заправленными резервуарами составляла 568 кг, рабочее давление в баках ошесмеси — 25 — 27 атм. Кроме того, танк вооружался 45-мм танковой пушкой обр. 1934/38 г. и двумя пулеметами ДТ.

Два образца ХТ-134, экранированные 30-мм бронелистами, были направлены в 210-й отдельный химический танковый батальон. Несмотря на успех их приме-нения, танк ХТ-134 не пошел в серию. Во-первых, огнеметные танки нуждались в гораздо лучшей бронезащите, что требовало использования шасси средних или тяжелых танков. Во-вторых, дальность огнеметания 50 м к тому времени считалась уже недостаточной, требовалась замена пневматических огнеметов пороховыми. Да и выпуск базового танка завершался.

Заметим, что химический танк ХТ-46 разрабатывался на базе Т-46 — колесно-гусеничной модификации того же Т-26.

Всего химических танков было выпущено: ХТ-26 —552 в 1932 — 1935 гг., ХТ-130 — 401 в 1936 — 1939 гг., ХТ-133 — 269 в 1939 — 1940 гг, ХТ-134 — 2 в 1940 г.

 

52f0c3087320.jpg

 

Источник: Бронеколлекция. Специальный выпуск № 2005-02 (8). Огнеметные танки Второй мировой войны. Ардашев А. Н., Федосеев С. Л.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

КОЛЕСНО-ГУСЕНИЧНЫЙ ОГНЕМЕТНЫЙ ТАНК ХТ-7 (ОТ-8)

 

ff3b573c4c06.jpg

 

Быстроходным колесно-гусеничным танкам БТ в СССР уделялось большое внимание, но химические (огнеметные) танки на их базе остались опытными экземплярами. Уже в 1935 г. на шасси БТ-5 были построены три опытных образца БХМ-2 с огнеметной аппаратурой КС-23 вместо пушечного вооружения, в 1937 г. — ХБТ-5 с аппаратурой КС-34 завода «Компрессор». В 1936 г. СКБ завода «Компрессор» на шасси БТ-7 создало опытный образец танка ХБТ-7 (ХБТ-III) с аппаратурой КС-40, способной выбрасывать струю до 70 м.

В 1940 г., когда на заводе № 174 построили ХТ-134, харьковский завод № 183 им. Коминтерна на шасси БТ-7 обр.1937 г. построил несколько огнеметных танков ОТ-7 с 45-мм пушкой и пулеметом ДТ в «родной» конической башне. Пневматический огнемет КС-63 завода «Компрессор» был установлен в лобовой части корпуса справа от механика-водителя. Два резервуара для горючей смеси емкостью по 85 л каждый вынесли из корпуса танка на надгусеничные полки и защитили 10-мм броней. Пневматическая система огнемета состояла из трех баллонов сжатого воздуха емкостью по 13 литров; двух редукторов, трубопровода и клапана управления. Один редуктор понижал давление до 8 — 10 атм (для подачи бензина к форсунке факела), другой (для выстрела огнесмеси) создавал рабочее давление в баках 20 — 25 атм. Дальность метания струи при этом доходила до 60 — 70 м (в благоприятных условиях — до 90 м). Установка огнемета в корпусе обусловила мертвую зону обстрела из него в 5,5 м. Запаса горючей жидкости в 170 л хватало на 11 — 17 (по другим данным 10 — 15) коротких выстрелов, практическая скорострельность составляла 10 — 12 выстр./мин. При этом угол горизонтального обстрела составлял 55°, угол возвышения +12°, склонения -9°. Огнеметанием управлял механик-водитель. В его прибор наблюдения было встроено приспособление для наведения огнемета с прицельными рисками и связанной с огнеметом стрелкой. Но для производства КС-63 просто не нашли соответствующего предприятия.

 

КОЛЕСНО-ГУСЕНИЧНЫЙ ОГНЕМЕТНЫЙ ТАНК ОП-7

 

bb99341da470.jpg

 

В 1941 г. огнеметную аппаратуру КС-63 установили на колесно-гусеничный танк БТ-7М (обр. 1940 г.) с дизельным двигателем В-2. Этот огнеметный танк получил обозначение ОП-7. Общая масса КС-63 с заправленными резервуарами составляла 711 кг. Резервуары с огнесмесью по 85 л каждый устанавливались на надгусеничных полках и защищались 10-мм бронелистами. Огнесмесь состояла из смеси мазута МЗ (90%) и керосина (10%), ее запаса хватало на 10 — 15 коротких выстрелов. Брандспойт разместили в шаровой опоре в лобовом листе корпуса, диаметр выходного отверстия его насадки — 19 мм. Управление брандспойтом осуществлялось двумя рукоятками. Зажигание смеси производилось с помощью электросвечи, подключенной к танковому аккумулятору. Рабочее давление 25 — 27 атм. Дальность действия до 70 м. Как и ОТ-7, танк ОП-7 остался опытным образцом. Он, однако, интересен как пример изменения подхода к созданию огнеметных танков накануне войны.

 

ТАКТИКО-ТЕХНИЧЕСКИЕ ХАРАКТЕРИСТИКИ ТАНКА ОТ-7 (ОП-8)

 

Экипаж, чел. 3

Боевая масса, т 14,3 (14,65)

Длина танка, м 5,6 (5,66)

Ширина, м 2,29

Высота, м 2,4 (2,5)

Клиренс, м 0,35

Толщина брони, мм:

корпус 22

башня 15

Мощность двигателя, л.с. 400 (500)

Максимальная скорость, км/ч:

на гусеницах 51(62)

на колесах 72 (86)

Запас хода, км:

на гусеницах 510(620)

на колесах 500 (1070)

Вооружение

Пушка 45-мм обр. 1934 /38 г.

Пулемет 2х7,62-мм ДТ

Боекомплект:

выстрелов 188

патронов 1827

Огнемет КС-63

запас огнесмеси, л 170

дальность огнеметания, м 54 — 60 (70)

 

ОГНЕМЕТЫ НА ТЕЛЕТАНКАХ

 

970512c073bf.jpg

Телеуправляемый танк (по-видимому, ЛТ1-26), оборудованный огнеметом для испытаний на НИБТПолигоне. 1936год (слева). Эта же машина с демонтированным вооружением в экспозиции танкового музея в Кубинке. 2001 год (в центре). Заправка телеуправляемого танка ТТ-БТ-7 спецжидкостью. 1940 год (справа)

 

Огнеметное вооружение считалось основным для большинства опытных и серийных образцов дистанционно управляемых по радио танков (телетанков), строившихся в СССР в 1930-е гг. — ТТ-26, телетрактор Т-20, ТТ-38, БТ-ТТ. Их планировали использовать для разведки минных полей и противотанковых препятствий и проделывания проходов в них, уничтожения дотов, огнеметания с малой дальности, постановки дымовых завес. Так, телетанк 1935 г. с телемеханической аппаратурой ТОЗ-IV нес огнеметное и пулеметное вооружение по типу XT-130. Завод № 174 построил 37 телемеханических групп «телетанк — танк управления». В 1938 г. было построено также 28 телетанков с аппаратурой ТОЗ-VI и химическим прибором КС-25 для огнеметания или постановки дымовых завес. Всего в 1933 — 1938 гг. несколькими партиями изготовили 162 телетанка ТТ-26 и танка управления ТУ-26.

К началу Великой Отечественной войны на большей части телетанков телемеханическая аппаратура вышла из строя, а имевшиеся в приграничных округах телетанки были потеряны в первые недели, по-видимому, не успев принять участие в боях.

Огнеметы и позднее рассматривались в числе вооружения дистанционно управляемых наземных машин (в частности, журнал «Радио-Крафт» уже в 1945 г. сразу после окончания войны опубликовал проект радиоуправляемой танкетки — в развитие германской B-IV, — оснащенной пневматическим огнеметом с дальностью огнеметания до 40 м и мощным зарядом ВВ).

 

ХИМИЧЕСКАЯ ПРИЦЕПКА

 

Для поражения живой силы противника огнеметанием, производства дымопуска и заражения местности боевыми ОВ, а также ее дегазации в 1939 — 1940 гг. на Выксинском заводе ДРО ведущим конструктором М.В.Суховым под руководством начальника СКВ М.У.Мирошина разработали специальные химические прицепки (ХП). Прицепка ХП-2 представляла собой одноосный прицеп на колесном ходу со специальным оборудованием, контрольно-измерительными приборами и резервуаром емкостью 600 л, которые были защищены броней толщиной 6, 9 и 10 мм. Выброс спецжидкости производился с помощью сжатого воздуха. На прицепке устанавливалось приспособление, обеспечивавшее её сцепку с танком, а в случае необходимости и отцепку без выхода экипажа из танка. Серийно не производилась.

 

 

Источник: Бронеколлекция. Специальный выпуск № 2005-02 (8). Огнеметные танки Второй мировой войны. Ардашев А. Н., Федосеев С. Л.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

БОЕВОЕ ПРИМЕНЕНИЕ ХИМИЧЕСКИХ ТАНКОВ НА БАЗЕ Т-26

 

c75c9ca285ba.jpg

Танк ХТ-130 210-го отдельного химического танкового батальона ведет огонь по финскому доту. 1940 год

 

Химические танки поступали на вооружение рот боевого обеспечения танковых бригад (9 единиц — три взвода по три машины), а с 1935 г. — отдельных химических танковых батальонов, сводившихся в химические танковые бригады по 150 танков в каждой. ,К 1939 г. в РККА имелось три такие бригады — в Московском военном округе, в Поволжье и на Дальнем Востоке.

Еще в 1938 г. 9 ХТ-26 использовали в боях против японских войск в районе оз.Хасан. А в 1939 — 1940 гг. советские войска приобрели весьма ценный опыт боевого применения огнеметных танков как против полевых (на р.Халхин-Гол), так и против долговременных (на Карельском перешейке) укреплений. В боях на р.Халхин-Гол в мае — августе 1939 г. действовали 10 танков ХТ-26 роты боевого обеспечения 11-й танковой бригады и 9 ХТ-26 из 6-й танковой бригады, а также 18 ХТ-130 из состава 2-й химической танковой бригады. Эти танки применялись в качестве огнеметных для поддержки пехоты, уничтожения противника при штурме укрепленных позиций. Обычно огнеметный танк направлялся на долговременное огневое сооружение противника, являвшееся ключевым на данном участке обороны, а после его подавления разворачивался и двигался вдоль траншеи, выжигая из нее живую силу. При этом для прикрытия огнеметных танков выделялись линейные пушечные танки или бронеавтомобили — как правило, взвод танков или БА-10 на взвод (3 машины) огнеметных танков. В «Отчете о действиях химических войск в ходе боев у р.Халхин-Гол» говорилось: «Химические танки получили широкое применение и в полной мере оправдали себя, завоевав себе прочный авторитет среди стрелковых частей».

Во время советско-финляндской войны 1939 — 1940 гг. в операциях на Карельском перешейке участвовали химические танки 201, 204, 210-го и 218-го отдельных химических танковых батальонов, а также рот боевого обеспечения танковых бригад. К началу войны в войсках, принявших участие в боях, имелось 208 танков ХТ-26 и ХТ-130 (последние составляли большинство), впоследствии их количество постоянно увеличивали, в том числе поставкой танков ХТ-133. Танки весьма эффективно выжигали пехоту противника как в дотах и блиндажах линии Маннергейма, так и на открытой местности. Сам К.Г.Маннергейм, вспоминая о штурме советскими войсками финских укреплений, отмечал: «Новым было то, что во многих местах пехоту везли на бронированных санях, прицепленных к танкам, или же на броне танков. Новинкой явились и самоходные огнеметы, извергающие горящую нефть». Своеобразие театра военных действий и специфика наступления на укрепленный район противника определили особенности применения огнеметных танков в их тесном взаимодействии с линейными танками, пехотой и артиллерией. Наиболее успешно огнеметные танки действовали против отдельных укреплений в составе штурмовых (блокирующих) групп, в которые вводились вместе с линейными танками, пехотой и саперами, при поддержке артиллерии. Танки под огнем противника подходили к доту на дистанцию огнеметного выстрела и поражали амбразуру струей огнесмеси, уничтожая или подавляя гарнизон сооружения. Однако при всей эффективности огнеметных танков они оказались более уязвимыми — из-за повышенной огнеопасности, — и процент их потерь был почти в 2,5 раза выше, чем у линейных Т-26. Из 446 химических танков, участвовавших в боях на Карельском перешейке, потеряно было 124. Опыт войны показал, что огнеметные танки становятся первой целью для противотанковой артиллерии.

 

d5a999c9b54e.jpg

Огнеметный телетанк ТТ-26 из состава 217-го отдельного химического танкового батальона, подбитый в районе высоты 65,5. Карельский перешеек, февраль 1940 года

 

Боевые действия 1939 — 1940 гг. позволили уточнить роль химических танков, тактику их применения и требования к ним. Огнеметание стало главным их назначением. Использование огнеметных танков в прорыве обороны противника рассматривалось среди прочих важных вопросов. На совещании высшего руководящего состава РККА 23 — 31 декабря 1940 г. об этом докладывали командующий войсками Западного особого военного округа генерал-полковник танковых войск Д.Г.Павлов и командир 5-го механизированного корпуса Забайкальского военного округа генерал-лейтенант М.Ф.Терехин. В «Пособии для бойца-танкиста», изданном в 1941 г. накануне войны, о действии огнеметных танков говорилось кратко: «Огнеметание применимо при любой обстановке: наступающими войсками огнеметание применяется по живой силе, находящейся открыто и в укрытиях, по танкам противника, по тыловым колоннам, для поджигания складов и сооружений».

Таким образом, к началу Великой Отечественной войны в Красной Армии имелись вполне сложившиеся взгляды на применение огнеметного вооружения в бою. Считалось, что огнеметы не решают самостоятельных боевых задач, а потому должны использоваться только в тесном взаимодействии с пехотой и танками, артиллерией и саперами. Огнеметание требовалось комбинировать с ружейно-пулеметным огнем и штыковым ударом. Задача огнеметов в наступлении заключалась в выжигании обороняющегося противника из укрытий. Практика применения их в боях показала, что после огнеметания не пораженная живая сила, как правило, покидала укрытия и попадала под огонь стрелкового оружия и артиллерии. В обороне огнеметы предполагалось использовать внезапно и массированно в тот момент, когда атакующий противник приблизится на дальность огнеметного выстрела.

В 1940 г. у нас в стране пересмотрели организационную структуру танковых войск. Химические танковые бригады были расформированы, а их материальная часть с лета передавалась в танковые дивизии создаваемых механизированных корпусов. В состав каждой танковой дивизии ввели два батальона химических танков по 54 машины с непосредственным подчинением командиру дивизии. Но, по данным 1-го Отдела ГАБТУ Красной Армии,- в механизированных корпусах на 22 июня 1941 г. имелось химических танков на шасси Т-26: в 1-м — 104, во 2-м — 6, 3-м — 12, 4-М — 23, в 5-м — 59, в 6-м — 44, в 7-м — 68, в 8-м — 50, в 9-м — 4, в 10-м — 38, в 11-м — 20, в 13-м — 20, в 14-м —25, в 15-м — 9, в 16-м — 32, в 17-м — 2, в 18-м — 12, в 19-м — 47, в 20-м — 3, в 21-м — 30, в 22-м — 49, в 24-м — 4, в 27-м — 4, в 28-м — 131, в 30-м — 108. 57-я танковая дивизия имела 42, а 59-я — 48 химических танков. Как видим, укомплектованность была весьма неодинакова и сильно отличалась от положенной по штату. Так, в мехкорпусах 5-й армии Киевского особого военного округа некомплект химических танков составлял 84%. Всего в мехкорпусах РККА имелось 994 химических танка на шасси Т-26.

Большая часть легких химических танков была потеряна в боях лета 1941 г., причем многие выходили из строя по техническим причинам. Весьма характерно для начала войны, например, донесение о боевых действиях огнеметных батальонов 3-й танковой дивизии 1-го механизированного корпуса: «К началу боевых действий 5-й и 6-й танковые полки имели по одному батальону (24 XT и 8 пушечных Т-26). Первый бой батальоны провели за город Остров 5 июля 1941 г.

Огнеметный батальон 6-го танкового полка действовал во втором эшелоне. В момент атаки собранная из различных частей пехота отстала и в атаку не пошла, поэтому танки действовали одни. Батальон был выдвинут вслед за тяжелыми танками, уничтожая огнем бегущую в панике немецкую пехоту и успешно поджигая постройки, где были установлены противотанковые орудия и пулеметы. Ввиду того, что в ходе боя огнеметные танки отстали от своих тяжелых танков и не имели пехотной поддержки, было потеряно 10 огнеметных машин и шесть Т-26.

7 июля 1941 г. огнеметный танковый батальон участвовал в бою по уничтожению немецкого десанта в районе поселка Чисре. Вследствие поджога леса и морального воздействия, мотопехота противника была рассеяна. Ввиду того, что огнеметные танки отходили из боя по болотистой местности, пять танков завязли в болоте и были подорваны экипажами.

В районе деревень Бровино, Удоха, Ситня 9 — 10 июля три огнеметных танка 6-го танкового полка действовали из засад, уничтожив до 30 мотоциклистов и три грузовика с пехотой. В последних боях огнеметные танки действовали как линейные.

5 июля в бою за город Остров командиром 5-го танкового полка батальон был использован преступно. Одну роту он поставил в первый эшелон с задачей: уничтожать противотанковые орудия. Эта рота в течение 30 — 40 минут боя была полностью уничтожена. Остальные роты из-за невозможности огнеметания использовались как линейные (вели пулеметный огонь).

В ночь на 15 июля при совместной атаке тяжелых и легких танков огнеметный танковый батальон в составе 10 танков действовал по уничтожению тылов противника в районе деревни Строкино. Огнеметные танки использовались на огнеметание, уничтожая машины противника с боеприпасами и горючим. Противник был обращен в паническое бегство, оставив на поле боя 240 автомашин с горючим и боеприпасами. Среди трофеев была взята машина с секретными документами 52-го химического минометного полка».

 

e177d12fb770.jpg

Огнеметный танк ХТ-26 выдвигается на боевую позицию. Лето 1941 года

 

 

12-й механизированный корпус с 22 июня по 7 июля 1941 г. потерял все семь выведенных по тревоге химических танков, причем три относились к боевым потерям, а четыре оставлены на поле боя по техническим причинам.

А вот отрывок из «Донесения о действиях 116-го отдельного танкового батальона»: «116-й отдельный танковый батальон, прибыв на фронт 11 сентября, имел в своем составе: а) личного состава — 440 человек; б) танков — 31, из них Т-34 — 9, Т-26 — 4, ХТ-26 — 18... 12 сентября 1941 года батальон... впервые вступил в бой с немецкими фашистами... В результате первых боев с противником батальон поставленной задачи не выполнил, понеся потери: а) в личном составе: убито 10, ранено 10, пропало б/вести 47, итого 67; б) в материальной части и вооружении: осталось на поле боя и в районах, занятых противником: танки Т-34 — 8, из них наскочили на свое минное поле — 2, застряли в болоте и на мосту — 2, попали в противотанковый ров — 1, подбиты ПТ артиллерией противника — 3, танки Т-26 — 3, танки ХТ-26 — 15, всего — 26. Танки ХТ-26 сгорели от собственной горючей смеси вследствие попадания в них снарядов и бронебойных пуль...

Причины больших потерь батальона: а) вследствие неоднократно изменявшихся задач и исходных позиций для наступления, а также несерьезного отношения к этому важнейшему элементу боевой деятельности танкистов. Личный состав экипажей плохо знал свои задачи, а экипажи 3-й роты совершенно ее не знали. Танки 3-й роты не были подготовлены к огнеметанию (не было создано давление)...

б) ... не было организовано никакой разведки огневых точек противника...

г) огнеметные танки ХТ-26 использо-вались неправильно, как артиллерий-ские...»

 

Захваченные германской армией советские огнеметные танки получили обо-значение Flam.Pz.Kpfw. Т-26 739 ®, хотя об их боевом применении немцами неизвестно. Огнеметные танки, захваченные финнами во время советско-финляндской и в начале Великой Отечественной войны, были восстановлены и использовались в финской армии.

 

00965d1893ae.jpg

Слева: Захваченный финнами советский танк ХТ-26 на ремонтном заводе в Варкаусе. Весна 1940 года. В лобовом листе башни видна пробоина от противотанкового снаряда

Справа: Трофейный советский огнеметный танк ХТ-133 на выставке в Хельсинки. Весна 1942 год

 

По состоянию на 31 мая 1941 г. у финнов в эксплуатации находились 4 ХТ-26 и 2 ХТ-130, к осени 1941 г. к ним добавилось еще 3 ХТ-133. Но уже к осени 1942 г. эти танки финны переделали в пушечные.

 

Источник: Бронеколлекция. Специальный выпуск № 2005-02 (8). Огнеметные танки Второй мировой войны. Ардашев А. Н., Федосеев С. Л.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

НОВЫЕ ОГНЕСМЕСИ И НОВЫЕ ТАНКОВЫЕ ОГНЕМЕТЫ

 

Дальность выброса струи до 90 м (при благоприятных условиях — попутном ветре), достигнутая пневматическими огнеметами к концу 1930-х гг., уже не отвечала современным условиям поля боя, поскольку требовала подхода машин почти вплотную к оборонительным позициям противника, насыщенным противотанковыми средствами. Повышению дальности огнеметания из танков способствовали два важных шага в развитии отечественного огнеметного вооружения — введение вязких горючих смесей и использование вместо силы сжатого воздуха более высокого давления пороховых газов. Пороховые огнеметы были компактнее пневматических и позволяли увеличить скорострельность и обеспечить более высокую автоматизацию.

Постановлением Совета Народных Комиссаров СССР и ЦК ВКП(б) от 13 марта 1941 г. устанавливались ТТХ и сроки производства как новых танков Т-50, Т-34, КВ-1 и КВ-3, так и их огнеметных модификаций. При этом танки должны были вооружаться новым автоматическим огнеметом.

В 1941 г. для увеличения дальности струйного огнеметания из танковых, траншейных, фугасных и ручных огнеметов были введены вязкие огнесмеси на основе порошкообразных загустителей ОП-2. Их рецептуру разработал в 1938 — 1940 гг. инженер А.П.Ионов. При испытаниях со штатным танковым огнеметом использование вязких огнесмесей увеличивало дальность огнеметания почти в два раза. В этом же году началось массовое производство загустителя ОП-2 и вязких смесей на предприятиях Наркомата пищевой промышленности. Вязкие горючие смеси применялись РККА в огнеметах всех типов, обеспечивали большую дальность и эффективность огнеметания, превосходя по этим показателям германские.

 

df9229138a92.jpg

Огнеметный танк БТ-7 с автоматическим пороховым огнеметом конструкции НАТИ и схема его размещения в танке

 

Другим путем повышения дальности выстрела стала замена пневматических огнеметов пороховыми. Еще в 1916 г. русские инженеры Странден, Поварнин и Столица изобрели первый в мире фугасный поршневой огнемет, из которого горючая смесь выбрасывалась давлением пороховых газов, а в начале 1917 г. фугасный огнемет под названием СПС (взяты начальные буквы фамилий конструкторов) поступил в серийное производство. Аппарат не нашел широкого боевого применения, но послужил прообразом создания фугасных огнеметов в межвоенный период. Однако последние аппараты были довольно громоздкие, а потому использовались только как оборонительное оружие одноразового применения. Для установки в танк требовалось создание принципиально новой конструкции.

Соответствующие разработки начались в СССР в 1932 г. в КБ № 7 Управления военных изобретений РККА под руководством начальника КБ Д.С.Голосова и ведущего инженера Г.М.Филимонова. Затем эти работы продолжились в Военной академии механизации и моторизации РККА, на заводе № 37 им. Орджоникидзе Наркомата среднего машиностроения и в танковом отделе НАТИ (сюда перенесли работы из упомянутого КБ № 7). В 1939 г. Главное военно-химическое управление и Главное автобронетанковое управление выдали задание заводу № 37 на разработку танкового порохового огнемета. Параллельно с 1938 г. такие же работы велись ГСКБ 47 (г.Москва) под руководством С.И.Новикова, в танковом отделе НАТИ под руководством А.Ф.Кравцева ведущими инженерами ГМ.Филимоновым и Г.И.Даниловым, с 1940 г. — конструкторской группой завода № 174 (г.Ленинград) под руководством Д.И.Елагина и И.А.Аристова.

В НИИ-6 Наркомата боеприпасов разрабатывались вязкие огнесмеси для увеличения дальности огнеметания. Последующие сравнительные испытания огнеметов НАТИ, заводов № 37 и № 174 в мае 1941 г. подтвердили, что использование вязкой огнесмеси и повышение давления до 30 — 40 кг/см2 позволяют достичь дальности огнеметания в 120 м.

В соответствии с постановлением Комитета Обороны № 427 от 19 октября 1940 г. на заводе № 174 специальной группой конструкторов под руководством Д.И.Елагина и И.А.Аристова на основе использования принципа действия затвора пулемета Дегтярева был разработан и создан пороховой автоматический танковый огнемет. Пороховой заряд помещался в укороченный патрон 37-мм противотанковой пушки обр.1932 г. Емкость магазина составляла 4 патрона. Скорострельность огнемета достигала 18 выстр./мин, дальность огнеметания стандартной смесью составляла 60 — 65 м, вязкой смесью НИИ-6 — 90 — 100 м. Выбрасываемая струя поджигалась электробензиновым запалом. Опытный экземпляр огнемета установили на танк БТ-7.

На испытаниях пятнадцатилитровый автоматический огнемет завода № 37 показал низкую скорострельность. Его установили в танке БТ-7, горючая смесь в цилиндр огнемета подавалась по гибкому шлангу из буксируемой «химприцепки». Конструкция его затворной коробки была сложна, а механизм автоматической перезарядки — ненадежен в эксплуатации. В целом механизм был сложен в изготовлении и при установке в танк требовал значительных переделок внутреннего оборудования. Кроме того, увеличение расхода огнесмеси в выстреле на 50% (по сравнению с огнеметом конструкции завода № 174) не дало заметного увеличения дальности огнеметания. Поэтому после полигонных испытаний работы по этому огнемету прекратили.

Десятилитровый автоматический огнемет конструкции НАТИ, смонтированный на стенде, во время испытаний работал безотказно и был рекомендован для установки в танк. Он имел ряд преимуществ по сравнению с огнеметом завода № 174 по дальности стрельбы (на 20 м больше), простоте изготовления и надежности в работе.

Однако наилучшим признали автоматический огнемет завода № 174. Под обозначением АТО-41 его приняли на вооружение для установки на танки Т-50, Т-34 и KB (за создание автоматического танкового огнемета И.А.Аристова удостоили Сталинской премии). Установку опытного образца огнемета на легкий танк Т-50, который, по довоенным взглядам, должен был стать в РККА наиболее массовым, выполнили еще в марте — апреле 1941 г., но снятие танка Т-50 с серийного производства сняло вопрос и о выпуске его огнеметного варианта.

К началу Великой Отечественной войны на вооружении огнеметных подразделений и частей Красной Армии состояли ранцевый огнемет РОКС-2, автоматический танковый огнемет АТО-41 и созданный фугасный огнемет ФОМ.

 

e8453728a7f4.jpg

Схема размещения огнеметной аппаратуры АТО-41:

1 — спусковой рычаг управления огнеме-танием; 2 — бензоклапан с переключателем; 3 — аккумулятор; 4 — редукторы; 5 — контрольный манометр; 6 — клапан спуска давления; 7 — резервуар; 8 — запорный обратный клапан; 9 — воздушный баллон; 10 — бобины; 11 — рычаг углов наводки; 12 — зажигалка

 

Кроме того, в приграничных укрепленных районах и в арсеналах сохранилось незначительное количество огнеметов старых образцов (системы Товарницкого, СПС и др.). Дальнейшее развитие советского огнеметного вооружения, включая огнеметные танки (самоходные огнеметы) шло в жестких условиях войны.

Производство АТО-41 было организовано на Люберецком заводе сельскохозяйственных машин им.Ухтомского. На заводе сформировали конструкторскую группу под руководством А.С.Маята в составе М.С.Озерского, Г.Н.Килеса, Н.Г.Титова и др. В серийном огнемете АТО-41 использовались пороховые заряды патрона к 45-мм пушке. При выстреле пороховые газы заряда давили на поршень, выталкивавший из цилиндра огнесмесь, которая поджигалась на выходе бензиновым факелом, воспламенявшимся от запальной электросвечи, питающейся от танкового аккумулятора. Бензин к форсунке факела подавался давлением сжатого воздуха (4,0 — 4,5 кг/см2) из специального баллона через редуктор. Перезарядка огнемета и подача очередного патрона производились автоматически за счет гидравлического напора огнесмеси. Огнемет мог совершить три выстрела в течение 10 с.

Для стрельбы в основном применялась стандартная смесь в составе 60% мазута и 40% керосина, но могли применяться также вязкая огнесмесь (раствор порошка ОП-2 в автомобильном бензине), сырая нефть, моторное масло в смеси с керосином. Заправка резервуаров производилась авторазливочной станцией АРС-6 или вручную ведрами.

В конце октября 1941 г. в Кустанайскую область из г.Егорьевска Московской области эвакуировали станкостроительный завод, переданный из Наркомстанкопрома в ведение Наркомтанкопрома СССР и получивший № 222. Этот завод и стал в годы войны производителем автоматических танковых огнеметов. На нем последовательно провели ряд работ по упрощению конструкции АТО-41 и одновременно повышению его безопасности в обращении. Модернизированный АТО-41 начал выпускаться с августа 1942 г.

В то же время на базе АТО-41 был разработан другой огнемет, с иной автоматической перезарядкой патронов, новой системой выхлопа и другими измененными элементами. Этот огнемет в конце 1942 г. приняли на вооружение под обозначением АТО-42. Его дальность огнеметания стандартной смесью мазута и керосина составляла 60 — 70 м и 100 — 130 м вязкой спецсмесью, скорострельность — 24 — 30 выстр./мин. По своим характеристикам АТО-42 заметно превосходил все имевшиеся тогда серийные танковые огнеметы и практически без изменений производился до конца войны. С 1943 г. он ставился на огнеметные танки. АТО-42 послужил основой и для колесного траншейного порохового огнемета ТПО-1, выпускавшегося тем же заводом № 222 по заданию Главного военно-химического управления РККА и заказам флота.

 

983086e29182.jpg

 

Источник: Бронеколлекция. Специальный выпуск № 2005-02 (8). Огнеметные танки Второй мировой войны. Ардашев А. Н., Федосеев С. Л.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

ЛЁГКИЕ ОГНЕМЕТНЫЕ ТАНКИ

 

ЛЕГКИЙ ОГНЕМЕТНЫЙ ТАНК Т-40(Т-40С)

 

В 1935 — 1936 гг. московский завод № 37 на шасси малых плавающих танков построил 75 огнеметных ОТ-37 (БХМ-4) с огнеметом КС-23, в 1937 г. — опытные образцы ОТ-38 с огнеметом КС-40. На танках оставлялись пулеметные башни, огнемет монтировался на корпусе. Но машины не нашли применения.

Перед войной на вооружение поступил плавающий легкий танк Т-40 того же завода (главный конструктор — Н.А.Астров), а в июле 1941 г. был создан его сухопутный вариант Т-40С. На заводе № 37 в срочном порядке на основе Т-40 и Т-40С был разработан танк с огнеметом АТО-41 (отдельного индекса танку не присваивали). К тому времени разведывательный, по сути, танк вынужденно использовали для непосредственной поддержки пехоты, и установка огнемета могла повысить его возможности в этой роли. Брандспойт смонтировали в шаровой опоре с правой стороны лобового листа корпуса, резервуар с огнесмесью и баллон сжатого воздуха установили в нише кормы корпуса на месте гребного винта и руля. 12,7-мм и 7,62-мм пулеметы в башне сохранялись. Сообщалось об участии таких машин в боях в районе Наро-Фоминска в составе 1-й гвардейской стрелковой дивизии.

В мемуарах Н.И.Крылова «Не померкнет никогда» упоминается, что защитники осажденного Севастополя оборудовали несколько танков импровизированными огнеметами, изготовленными небольшим заводом «Молот». В литературе сообщалось также, что на Люберецком заводе им. Ухтомского приспособили на захваченные у германской армии французские танки некую «спаренную установку огнемета и пулемета».

 

СРЕДНИЕ ОГНЕМЕТНЫЕ ТАНКИ

 

15c6387c7257.jpg

Средний танк Т-34 с огнеметным прибором ОП-34. Весна 1941 года

 

При создании новых средних и тяжелых танков велись разработки их огнеметных модификаций, однако к началу войны завершить эту работу не успели. Уже в октябре 1939 г. установка огнеметно-дымового прибора отрабатывалась для среднего танка А-32 — прототипа Т-34. Прибор, предназначавшийся для поражения живой силы противника и подавления его огневых точек, а также для постановки маскировочных дымовых завес с места и с ходу, устанавливался вместо лобового пулемета и имел наружную бронировку, равноценную броневой защите корпуса танка. Основное вооружение А-32 оставалось неизменным. По проекту два резервуара для огнесмеси емкостью не менее 150 л размещались в корпусе машины и один резервуар для дымовой смеси емкостью 85 л — снаружи машины. При отсутствии огнесмеси резервуары могли использоваться в качестве дополнительных топливных баков (далее будут приведены примеры, как часть этих наработок использовалась в годы войны). Дальность огнеметания составляла 60 м. Наведение огнемета в горизонтальной плоскости производилось в секторе 60°, а вертикальной — в секторе от +12° до +25° с фиксацией угла возвышения через каждые 2,5°. Установка позволяла вести как стрельбу одиночными выстрелами продолжительностью 1 — 1,5 с и расходом огнесмеси 10 — 12 л/с, так и осуществлять непрерывное огнеметание с выбросом всего объема огнесмеси. Расход дымовой смеси при непрерывном дымопуске был значительно меньше и составлял 10 л/мин.

В декабре 1940 г. (еще до принятия на вооружение танкового огнемета АТО-41) на заводе № 183 им.Коминтерна в Харькове выполнили опытную установку автоматического порохового огнемета завода № 174 на танк Т-34. Этот опытный экземпляр танка получил обозначение Т-034. Кроме того, в начале 1941 г. на заводе № 183 на танк Т-34 установили собственный опытный образец огнеметной аппаратуры ОП-34, но работы эти вскоре прекратили в связи с началом серийного производства огнеметных танков Т-034 с огнеметом АТО-41.

 

462eca329601.jpg

Огнеметный танк Т-034

 

17 сентября 1941 г. началась эвакуация завода № 183 на Урал, в г.Нижний Тагил. Здесь на базе Уралвагонзавода был организован Уральский танковый завод № 183, который стал головным по производству танков Т-34. В связи с неуверенностью в стабильных поставках вооружения, конструкторы КБ под руководством А.А.Морозова подготовили чертежи башни к Т-34 с огнеметом в качестве основного вооружения. Была изготовлена небольшая партия таких танков.

 

СРЕДНИЙ ОГНЕМЕТНЫЙ ТАНК ОТ-34

 

da88f9dad292.jpg

Огнеметный танк ОТ-34 выпуска 1943 года

 

Этот танк разработали в 1941 г. в КБ завода № 183 на базе среднего танка Т-34, серийный выпуск начался в 1942 г., упоминается также под обозначением ТО-34. На месте лобового пулемета установили пороховой поршневой автоматический огнемет АТО-41 производства завода № 222, насадок огнемета полностью укрывался подвижной бронемаской.

 

61aa1afdbbc8.jpg

 

Стрельба велась одиночными выстрелами или очередью по 3 — 4 выстрела с темпом 3 выстрела в 10 с. Дальность огнеметания смесью мазута и керосина — 60 — 65 м, вязкой спецсмесью — 90 — 100 м. 100 л огнесмеси хватало на 10 выстрелов. Емкость бензобачка для зажигателя — 2 л. Установка огнемета допускала углы наведения в горизонтальной плоскости ±12,5°, в вертикальной — от -2 до +10°. Огонь из огнемета вел механик-водитель, поэтому горизонтальное наведение осуществлялось, как правило, разворотом танка. Основное вооружение танка сохранялось, боекомплект пушки оставался тем же, что и у линейных танков, сокращался только боекомплект пулеметов. Установка огнемета в передней части корпуса Т-34 потребовала перемещения радиостанции из корпуса в башню на место коробок для боекомплекта к пулемету.

С началом производства Т-34 модификации 1942 г. огнеметный танк ОТ-34 стал выполняться на его базе. В 1943 г танк изготавливался с новым огнеметом АТО-42.

 

48f7de1a4c6f.jpg

 

В 1942 г. выпустили 309 огнеметных танков ОТ-34, в 1943 г. — 478, в 1944 г. — 383, всего же их было построено 1170 штук, т.е. около 3,3% от количества выпущенных танков Т-34 за 1939 — 1944 гг. ОТ-34 стал наиболее массовым советским огнеметным танком периода Великой Отечественной войны. Однако, пожалуй, единственный сохранившийся в России танк ОТ-34 был в 1999 г. поднят из Черного озера (у поселка Косино в Подмосковье) — куда он провалился зимой 1943 года, проходя через ледовую переправу. После ряда мытарств передан музею Уралвагонзавода в Нижнем Тагиле.

 

СРЕДНИЙ ОГНЕМЕТНЫЙ ТАНК ОТ-34-85

 

bf81795f502b.jpg

Огнеметные танки ОТ-34-85 на ул. Горького в Москве перед первомайским парадом 1946 года

 

В мае 1944 г. на вооружение отдельных огнеметно-танковых батальонов поступил танк ОТ-34-85, выполненный на базе среднего танка Т-34-85 с 85-мм пушкой.

Так же, как и на ОТ-34, огнемет АТО-42 завода № 222 устанавливался в корпусе на месте лобового пулемета. Часть огнесмеси разместили в наружных топливных баках, и ее запас увеличился до 200 литров (т.е. вдвое), что позволяло производить уже 20 выстрелов с расходом 10 л за выстрел. Емкость бензобачка зажигателя — 2 л. Углы наведения огнемета в вертикальной плоскости от -2 до +10°, в горизонтальной ±15°. За 1944 г. было построено 30 танков ОТ-34-85, за 1945 г. — 301, т.е. число огнеметных танков составило около 1,4% от общего выпуска Т-34-85 за время войны.

Важнейшая черта ОТ-34 и ОТ-34-85 — почти полное внешнее сходство с линейными боевыми танками и практически полное сохранение обычных боевых возможностей, а также наличие штатных средств связи. Как и линейные танки, огнеметные для постановки завес снабжались дымовыми шашками. К недостаткам относились отсутствие кругового огнеметания, малый сектор обстрела по вертикали и ограниченная возможность ведения прицельного огня из огнемета. По сути, это были линейные танки с дополнительным огнеметным вооружением. ОТ-34-85 состояли на вооружении Советской Армии до конца 1950-х гг., когда их заменили ОТ-54 и ОТ-55 с установкой огнеметов в башне вместе с пушкой.

 

ebc5011bb70b.jpg

 

ТЯЖЁЛЫЕ ОГНЕМЁТНЫЕ ТАНКИ

 

Задание на проект сверхтяжелого танка КВ-4 («объект 224»), выданное в апреле 1941 г. Ленинградскому Кировскому заводу, предполагало вооружение его 107-мм и 45-мм пушками, броню толщиной 125 — 130 мм. В СКБ-2 Кировского завода под руководством Ж.Я. Котина был объявлен конкурс на эскизный проект, и несколько проектантов — П.Михайлов, М.Цейц, ГКрученых, Л.Переверзев, Н.Шашмурин — сверх задания включили в проект и огнемет — явное влияние опыта боев советско-финляндской войны. Тяжело бронированный танк прорыва с пушечным и огнеметным вооружением лучше отвечал условиям и задачам поля боя, насыщенного противотанковыми средствами. Хотя следующий сверхтяжелый КВ-5 разрабатывался уже без огнемета. В том же году был закончен проект тяжелого огнеметного танка КВ-6, вооруженного 76-мм пушкой Ф-32, тремя пулеметами ДТ и огнеметом с запасом огнесмеси на 15 выстрелов.

В августе 1941 г. в СКБ-2 ЛКЗ началась срочная работа по установке огнеметного вооружения на серийный тяжелый танк КВ. Испытания огнеметов для этих танков проводились в районе Красного Села. Огнеметный танк КВ-1 был утвержден к серийному производству в июне 1941 г., но закончить работы по танку и поставить его производство не удалось в связи с эвакуацией завода на Южный Урал, где на базе Челябинского тракторного завода был образован Челябинский Кировский завод.

 

ТЯЖЕЛЫЙ ОГНЕМЕТНЫЙ ТАНК КВ-8

 

8da861e0eb9e.jpg

Первый экземпляр танка КВ-8. Челябинск, декабрь 1941 года. Установка огнемета в башне отличается от таковой на серийных машинах

 

В ноябре 1941 г. в Челябинске конструкторы Кировского завода начали проектирование тяжелого огнеметного танка КВ-8 («объект 228») на базе серийного КВ-1 с установкой огнемета АТО-41. Огнеметную установку разработал И.А.Аристов. Она монтировалась в башне рядом со спаренным пулеметом ДТ. Вместо 76-мм установили 45-мм танковую пушку обр. 1934/38 г. с боекомплектом 88 выстрелов. Запас огнесмеси (стандартной — из мазута и керосина или вязкой спецсмеси) составлял 960 л, что позволяло сделать до 92 выстрелов, хотя запас патронов для АТО-41 был равен 107 шт. Чтобы КВ-8 практически не отличался от базовой машины КВ-1 (дабы не выделять внешне противнику специальные машины в боевом порядке танков), 45-мм пушку укрыли кожухом, придававшим ей сходство с 76-мм пушкой Ф-32. Из четырех пулеметов ДТ один был зенитным. Штатные средства связи сохранялись. В январе 1942 г. танк был принят на вооружение и выпускался серийно с весны 1942 г.

С началом серийного производства модернизированного тяжелого танка КВ-1С с уменьшенной боевой массой и измененной трансмиссией огнеметный танк КВ-8 выпускался в 1943 г. на его базе (КВ-8С). Поскольку башня КВ-1С была меньше башни КВ-1, возникли определенные трудности с установкой огнемета. Временно решили ставить на корпус КВ-1С башню КВ-8. На КВ-8С стали устанавливать огнемет АТО-42. При этом возимый объем огнесмеси сократился до 600 л, количество выстрелов — до 57 — 60, зато боекомплект 45-мм пушки увеличился до 114 выстрелов (попытка более оптимального сочетания артиллерийских и огнеметных качеств танка), спаренный пулемет не устанавливался, так что запас патронов к пулеметам сократился с 3400 до 3000. Всего было построено 102 огнеметных танка КВ-8 и 35 — 37 танков КВ-8С (из них первые 25 — с башней от КВ-8); огнеметные танки составили около 2,9% от всех выпущенных танков КВ. В 1942 г. на средства, собранные воспитанниками ремесленных училищ из различных городов Советского Союза, была построена колонна из тридцати танков КВ-8С. Эти танки с надписью на башне «Трудовые резервы — фронту!» в декабре 1942 г. вступили в бой под Сталинградом.

 

93483cb6b966.jpg

Танк КВ-8С из состава танковой колонны «Трудовые резервы — фронту». Весна 1943 года

 

В целом КВ-8 стал компромиссом между стремлением к круговому обстрелу огнемета и желанием сохранить артиллерийское вооружение. Главные преимущества КВ-8 и КВ-8С перед ОТ-34 заключались в лучшей броневой защите, возможности кругового обстрела, позволявшей ему выбирать скрытые подступы к цели, не разворачиваясь перед траншеями, большем запасе огнесмеси (в 9 раз). Но снижение боевой мощи по сравнению с линейными танками не окупалось огнеметанием. 45-мм пушка была слабовата в борьбе с огневыми точками и контратакующими танками противника.

Тот факт, что тяжелые огнеметные танки уступили место средним, можно объяснить как меньшими объемами их производства, так и изменением роли тяжелых танков — из машин прорыва они превращались в машины поддержки с дальнобойной мощной пушкой.

 

c973033a130e.jpg

 

9f7a2d4b1f65.jpg

 

ТАКТИКО-ТЕХНИЧЕСКИЕ ХАРАКТЕРИСТИКИ ОГНЕМЕТНОГО ТАНКА КВ-8 (КВ-8С)

 

Экипаж, чел. 4(5)

Боевая масса, т 47,17

со старой башней КВ-8 (43)

с новой башней (42,5)

Длина танка с пушкой, м 6,75 (6,9)

Ширина, м 3,32 (3,25)

Высота, м 2,71 (2,04)

Толщина брони, мм: 75

корпус 40

башня 75

(на КВ-8 с экраном) 105

Двигатель дизель В-2К

Мощность двигателя, л.с. 600

Максимальная скорость, км/ч 35 (43)

Запас хода, км 160 (250)

Преодолеваемые препятствия:

угол подъема, град, 36 '

ширина рва, м 2,7

высота стенки, м 0,87

глубина брода, м 1,6

Вооружение

Пушка 45-мм обр. 1934/38 г.

Пулемет 4(3)х7,62-мм ДТ

Огнемет АТО-41

запас огнесмеси, л 960

количество огнеметных выстрелов 92

 

Источник: Бронеколлекция. Специальный выпуск № 2005-02 (8). Огнеметные танки Второй мировой войны. Ардашев А. Н., Федосеев С. Л.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

ОРГАНИЗАЦИЯ И БОЕВОЕ ПРИМЕНЕНИЕ СОВЕТСКИХ ОГНЕМЁТНЫХ ТАНКОВЫХ ЧАСТЕЙ И ПОДРАЗДЕЛЕНИЙ В ГОДЫ ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ

 

В годы войны в РККА огнеметно-танковые подразделения и части входили в состав бронетанковых и механизированных войск. Летом 1942 г. было сформировано пять отдельных огнеметно-танковых батальонов (оотб). По штату батальон включал две роты танков KB по 5 машин в каждой и одну роту ОТ-34, всего 10 КВ-8 и 11 ОТ-34. Кроме того, в качестве средства усиления фронтов сформировали отдельную огнеметно-танковую бригаду РВГК (оотбр) трехбатальонного состава, которая имела 59 танков, вооруженных АТО-42. После снятия с вооружения КВ-8 огнеметно-танковые батальоны состояли из двух рот ОТ-34 (ОТ-34-85) и одной роты линейных танков Т-34 (Т-34-85).

 

cd00b08acd3b.jpg

Танк Т-34 с установленными на надгусеничных полках фугасными огнеметами ФОГ-1. 1942 год

 

Огнеметные танковые подразделения использовались в основном при атаке укрепленных полос и населенных пунктов для поражения живой силы противника и уничтожения его огневых средств в укрытиях и долговременных сооружениях, при этом они придавались стрелковым частям. Маршал В.И.Чуйков приводит интересный пример действий огнеметного танка в городе при обороне Сталинграда осенью 1942 г.: «Вытащили с поля боя три подбитых танка: один огнеметный и два средних. Их быстро отремонтировали, и я решил ошеломить противника, с утра 29 октября пустить в контратаку три танка и 50 стрелков. Направление контратаки — стык между дивизиями Смехотворова и Гурьева по Самаркандской улице, где противник почти вплотную подобрался к Волге. Контратака началась рано утром, перед рассветом. Ее поддерживала артиллерия с левого берега и полк «катюш» полковника Ерохина. Захватить большое пространство не удалось, однако результаты получились внушительные: огнеметный танк сжег три вражеских танка, два средних — подавили противника в двух траншеях, где тотчас же закрепились наши стрелки».

В ходе контрнаступления под Сталинградом в конце 1942 г. отличились 235-я отдельная огнеметно-танковая бригада и 512-й отдельный огнеметно-танковый батальон. 235-я огнеметная танковая бригада, сформированная летом 1942 г. в Люблино под Москвой, в сентябре 1942 г. была направлена на Сталинградский фронт, где ее подразделения участвовали в боях на территории завода «Красный Октябрь», в боях по окружению 6-й армии Паулюса. 12 декабря 1942 г. командование Сталинградского фронта направило 235-ю огнеметно-танковую бригаду и 87-ю стрелковую дивизию в помощь 51-й армии под Котельниково для отражения наступления группировок Манштейна и Гота. В ходе Котельниковской операции 14 декабря 1942 г. в районе Верхне-Кумского 235-я огнеметно-танковая бригада вместе с 234-м танковым полком уничтожила около 50 танков противника, 30 орудий, другую технику, более 500 вражеских солдат и офицеров. Затем она участвовала в завершении Сталинградской операции. За мужество и отвагу, проявленные личным составом, бригада была переименована в 31-ю гвардейскую отдельную огнеметно-танковую бригаду. После переформирования под Москвой и получения новой техники она участвовала в освобождении населенных пунктов Изюм, Барвенково (почетные наименования «Барвенковские» получили тогда 31-я гвардейская отдельная огнеметно-танковая бригада и 517-й отдельный огнеметно-танковый батальон), Павлоград, Днепродзержинск, Запорожье.

В 1943 г. в боях под Таганрогом и Мариуполем хорошо показал себя 516-й отдельный "огнеметно-танковый батальон, а в боях за Евпаторию в апреле 1944 г. — 512-й отдельный огнеметно-танковый батальон (среди прочих частей получил наименование «Евпаторийский»). А после освобождения Новгорода в январе 1944 г. почетное наименование «Новгородский» получили 500, 501, 502-й и 503-й отдельные огнеметно-танковые батальоны.

В состав танковой колонны «Димитрий Донской», построенной на средства, собранные Русской православной церковью, входили танки ОТ-34, которыми вооружили 516-й отдельный огнеметно-танковый полк. Он впервые вступил в бой 16 июня 1944 г. в Белоруссии совместно со 2-й штурмовой инженерно-саперной бригадой 1-го Белорусского фронта. 24 — 27 июня полк участвовал в Бобруйской наступательной операции. Подразделения огнеметных танков в основном действовали со штурмовыми батальонами. Далее полк участвовал в Люблин-Брестской операции и его танкисты первыми ворвались в Брест и вскоре вышли на государственную границу. В августе 1944 г. он вступил на территорию Польши. После интенсивных боев к 10 октября в составе полка осталось только два танка, да и те отправили в капитальный ремонт Полк перевооружили новой техникой.

 

978ba4d84fef.jpg

Подбитый огнеметный танк ОТ-34. У этой машины скорее всего взорвался не бак с огнесмесью, а боекомплект 76-мм выстрелов, который детонировал довольно часто

 

За отличные боевые действия приказом Верховного Главнокомандующего от 19 февраля 1945 г. ему было присвоено почетное наименование «Лодзинский». Потом танкисты штурмовали крепость Познань, выжигали огнем пулеметные и орудийные гнезда на Зееловских высотах, закончили войну в Берлине. Всего танкисты полка уничтожили свыше 3800 солдат и офицеров противника, 48 танков и штурмовых орудий, 130 орудий и минометов, 400 пулеметных точек, 47 дзотов.

В составе войск 3-го Белорусского фронта, освобождавших Оршу в июне 1944 г., воевал 517-й отдельный огнеметно-танковый полк.

Весной 1944 г. в состав штурмовых инженерно-саперных бригад вводили огнеметные части. В это время 1, 2, 4, 10-я, а также 2-я гвардейская штурмовые инженерно-саперные бригады получили огнеметно-танковые полки трех-ротного состава (по 20 ОТ-34 в полку). В состав 1-й штурмовой комсомольской инженерно-саперной бригады РВГК включили 510-й отдельный огнеметно-танковый полк, сформированный в январе — мае 1944 г. на основе 510-го отдельного огнеметно-танкового батальона и состоявший из двух танковых рот, а также взводов — разведывательного, ремонтного, транспортного, других подразделений обеспечения. Полк имел 240 человек личного состава, 21 танк ОТ-34, 6 бронеавтомобилей БА-64, 7 мотоциклов, 53 специальных и грузовых автомобиля (техника полка приобреталась на средства, собранные трудящимися предприятий г.Краматорска). 31 мая полк в составе бригады был придан 3-й армии 1-го Белорусского фронта.

 

3cc6448b188d.jpg

Передача огнеметных танков ОТ-34 38-му отдельному танковому полку. Колонна «Димитрий Донской» была построена на средства Русской православной церкви

 

В июне 510-й полк был придан 120-й гвардейской стрелковой дивизии 41-го стрелкового корпуса и вместе с ней участвовал в прорыве заблаговременно подготовленной и сильно укрепленной обороны противника на реке Друть севернее Рогачева. Так, в бою 25 июня танки полка с десантом пехоты из 1-го штурмового инженерно-саперного комсомольского батальона атаковали опорный пункт Веричев. Огнеметные танки шли впереди стрелковых подразделений. Из 10 танков первой роты 6 подорвались на минах, остальные продолжили атаку. Достигнув траншей и окопов противника, танки разворачивались вдоль них и пускали огнеметные струи, поражая пехоту противника и внося панику в ее ряды. Преследуя врага после захвата опорного пункта, танки огнеметного полка вели огонь по его огневым точкам и скоплениям пехоты. При выходе на минное поле саперы-штурмовики соскакивали с брони и проделывали проходы для танков. В ходе боя танки часто действовали как линейные, ведя артиллерийский и пулеметный огонь. Для маскировки своих действий и прикрытия подбитых машин танкисты использовали дымовые шашки. За два дня боев на реке Друть полком было уничтожено 10 противотанковых орудий, 14 дзотов и крупных блиндажей, пять минометных батарей, 15 станковых и 10 ручных пулеметов, более 400 солдат и офицеров противника.

Поскольку огнеметные танки использовались для штурма укрепленных позиций, большую пользу приносило их взаимодействие с инженерными танками. Так, в июле полк вел бои за Белосток совместно с 336-м стрелковым полком, 26 июля огнеметные танки двинулись в атаку вслед за танками Т-34, оборудованными навесными минными тралами. Преодолев минные поля, развертывались в линию и действовали как танки непосредственной поддержки пехоты. Бои за город закончились 27 июля. За отличные действия в ходе освобождения Белостока 510-й полк получил наименование «Белостокский». 15 марта 1945 г. 510 оотп был придан 108-й стрелковой дивизии и получил задачу на штурм города Данциг в составе штурмовых групп 407-го и 44-го стрелковых полков. В штурмовую группу входили 3 — 4 линейных танка, 2 самоходных орудия СУ-122, 2 огнеметных танка ОТ-34, 4 полковые или дивизионные пушки, стрелковая рота со станковыми пулеметами и ПТР, отделение саперов (10 человек), отделение огнеметчиков с ранцевыми огнеметами (10 человек), гранатометчики (6 человек). 27 марта танки 510 оотп с десантом на броне ринулись в атаку на подготовленную оборону противника в пригороде Данцига. «Умело маневрируя, танкисты ворвались в первую траншею, — рассказывает о бое полковник запаса Н.Стасюк. — Отлично действовал экипаж командира взвода лейтенанта Б.В.Шелуханова. Механик-водитель сержант С.С.Томожников четко выполнил разворот над траншеей и выпустил одну за другой три огнеметные струи. Уцелевшие гитлеровцы бросились бежать, стремясь спастись в зданиях». В ходе боя в предместьях танки пускали в ход огнеметы, подавляя огневые точки в подвалах и поражая «фаустников». В ходе штурма Данцига танкисты 510-го оотп уничтожили около 200 вражеских солдат и офицеров, 10 «фаустников», 8 пулеметных точек, 6 противотанковых ружей, 3 противотанковых орудия, 20 автомашин, сожгли и разрушили 80 домов, приспособленных под укрепленные огневые точки, и даже потопили орудийным огнем баржу с солдатами противника на р. Мертвая Висла. Бои в Данциге показали высокую эффективность огнеметных танков в боях в населенных пунктах, особенно в составе штурмовых групп. Характерно, что кроме отдельного огнеметно-танкового полка в состав 1-й штурмовой комсомольской инженерно-саперной бригады вошел также 36-й батальон ранцевых огнеметов.

 

e3b7cb3ba43c.jpg

ОГ-34 в засаде. 47-й отдельный огнеметный танковый полк. Прибалтика, октябрь 1944 года

 

Тесное взаимодействие танковых и ранцевых огнеметов было новым шагом, порожденным опытом войны. Сочетание огнеметных танков, подавлявших и ослеплявших огневые точки противника, с портативными дымовыми средствами и ранцевыми огнеметами, действующими с малых дальностей, давало ощутимый эффект при бое в населенных пунктах и уменьшало потери. Всего за год боевых действий, с июня 1944 по май 1945 г танкисты 510 оотп подбили и уничтожили 8 танков и штурмовых орудий противника, 208 ПТР и пулеметов, 132 тягача, БТР и автомашины, 195 различных повозок, 12 дотов, около 4 тыс. солдат и офицеров противника. В ходе наступления огнеметные танки располагались в боевом порядке обычно за линейными танками, а при подходе к объектам атаки (укреплениям, домам и т.п.) выдвигались вперед и уничтожали огнеметанием назначенные цели, выжигали живую силу из сооружений. При атаке сильно укрепленных огневых точек требовался сосредоточенный огонь, причем иногда первый выстрел делали без поджигания струи, зажигая огне-смесь вторым выстрелом — так обеспечивалось более надежное поражение и меньше смеси сгорало в полете.

В боях на улицах городов и при прорыве укрепленных районов танковые огнеметы часто оказывались эффективнее танковых пулеметов, которые не могли достать гранатометчиков, стрелков и «фаустников» противника в укрытиях. Танки применяли свои огнеметы против огневых точек на нижних этажах и в подвалах, дотов и дзотов, а также действовали как линейные — вели огонь из пушек, перекрывали корпусом пулеметные амбразуры противника.

Для уменьшения потерь среди экипажей огнеметных танков были разработаны специальные огнестойкие костюмы. Но, хотя испытания этих костюмов признали успешными, сведений об их применении в боевых частях найти не удалось.

 

Источник: Бронеколлекция. Специальный выпуск № 2005-02 (8). Огнеметные танки Второй мировой войны. Ардашев А. Н., Федосеев С. Л.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

×