Jump to content
mihmih06

12 июля - годовщина танкового сражения под Прохоровкой

Recommended Posts

Уважаемые ёжики,  по случаю годовщины Прохоровского танкового сражения хочу выложить мат.часть.

Про Прохоровку пишут многие, есть и у Исаева.

Но глубже всех копнул Замулин.

Он написал мощный труд: «Прохоровка. Неизвестное сражение Великой войны»

Весьма подробное и несколько путаное описание с депрессивным таким рефреном. Поэтому его тоже надо читать с холодным критическим осмыслением.

Вот тезисно основные моменты про 12 июля:

 

image.thumb.jpeg.e7b739b9eb7cc1c773ed795f63e1e796.jpeg

 

Идея проведения контрудара силами фронта, включая переданными из резерва Ставки 5 гв. ТА и 5 гв. А, созрела у Н.Ф. Ватутина 9 июля, когда противник уже находился на расстоянии 10 км от Прохоровки.

 

Приказ и задачи армии на 12 июля П.А. Ротмистров получил лично от Н.Ф. Ватутина в присутствии члена Военного совета Н.С. Хрущева. По воспоминаниям Павла Алексеевича, командующий фронтом знал, что одна треть армии состоит из легких танков «Т-70», которые не могли в открытом бою успешно бороться со средними немецкими танками. А значит, еще до начала сражения в расчеты закладывалась возможность больших потерь.

 

Танковые бригады 5 гв. ТА вышли на исходные позиции между 23.00 и 24.00 часами 11 июля, то есть в 1,5–2 км от переднего края противника на участке в 5–6 км сосредоточилось более 400 танков и САУ.

 

Надо отдать должное противнику. … уже за несколько дней до контрудара командование 2 тк СС не только ожидало усиления обороны в районе юго-зап. Прохоровки двумя корпусами, но и предполагало, что часть сил может быть использована в полосе 69А против «правого соседа» – АГ «Кемпф». Что и случилось утром 12 июля.

 

Эсэсовцы оперативно приняли меры для отражения вероятного удара советских войск.

 

Именно на направлении действий обнаруженной 25 тбр эсэсовцы выставили в засады несколько самоходных орудий дивизиона истребителей танков в саду у свх. «Сталинское отделение», из-за чего во время первой же атаки 12 июля бригада понесет тяжелые потери.

 

На рассвете, перед началом контрудара, разведчики 9 гв. вдд раскрыли уловку противника – танковую засаду в двух километрах от южных окраин Прохоровки (справа от ж.-д. насыпи по ходу к станции). Из воспоминаний командира 1-го дивизиона 7-го гв. артполка К.В. Казакова: «Ранним утром 12 июля разведчик взвода управления Балабанов (бурят по национальности) доложил мне, что ночью слышал шум моторов и лязг гусениц, а на рассвете определил, что на месте подбитых 11 июля немецких танков стоят исправные и их стало больше. Я немедленно доложил командиру полка товарищу Валуеву. Не вызывало сомнения, что немцы подготовились к внезапному наступлению на нашем участке и рассчитывали атаковать наши позиции с близкого расстояния. В 8.00 утра по расположению немецких танков был произведен артиллерийский налет и дан залп гвардейских минометов. Наш дивизион тоже вел огонь. Большая часть немецких танков была подбита, остальные (не более десяти) отошли в лощину юж. высоты 252.2 и к населенным пунктам Лутово и Ямки. Сколько танков подбил 1-й дивизион, в тех условиях определить было трудно»

 

Вскоре командарму доложили: получен приказ из штаба фронта. Он вносил серьезные коррективы в план контрудара. Ватутин сообщал, что противник прорвал оборону 69А, вышел в район с. Ржавеца, форсировал р. Северский Донец и тем самым пытается выйти в тыл 5 гв. ТА. Кроме того, части 81 гв. сд отражают попытки немцев навести переправу и в районе с. Щолоково. Командующий фронтом приказал создать сводный отряд в составе передового отряда армии, двух мехбригад 5 гв. мк и одной танковой бригады 2 гв. Ттк и направить в район прорыва. Кроме того, на случай прорыва противника с юга П.А. Ротмистров создал на левом фланге армии противотанковый рубеж: в районе высот 243.8 и 242.7 зап. с. Подольхи развернулись и окопались батареи 104 гв. иптап и 1447 сап (на 2.00 12.07 – 8 орудий 76-мм, 11 – 45-мм, 7 «СУ-122»и 4 «СУ-76»)

В 8.30 с юго-зап. окраин поселка «катюши» 76 гв. мп дали заключительный залп. На мгновение взрывы прекратились, над полем установилось относительное затишье. Как вспоминали потом очевидцы, в течение нескольких минут по полю прошла шелестящая волна, похожая на сильный, но короткий летний дождь. Поднятая взрывами пыль оседала на землю. На какое-то время все затихло. Это были лишь секунды, и сразу же услышали сильный нарастающий гул. С исходных позиций, набирая скорость, шли танки 5-й гвардейской.

 

В 9.20 Н.Ф. Ватутин доложил И.В. Сталину: «Войска центра Воронежского фронта (6 гв., 1ТА, 5 гв. А, 5 гв. ТА) после 30-минутной артподготовки в 8.30 перешли в наступление по плану.

 

Первыми вступили в поединок с ПТО немцев на окраинах совхоза «Октябрьский» и выс. 252.2 две роты 2 тб под командованием капитана А.Е. Вакуленко из 32 тбр. Под его прикрытием командир 1 тб этой бригады майор П.С. Иванов направил боевые машины через ж.-д. насыпь, в обход совхоза. Пятнадцать «Т-34», прикрываясь лесопосадочной полосой, на полном ходу проскочили наиболее опасные места у высот 242.5 и 241.6, где располагались батареи ПТО и САУ немцев, и с тыла, через южную окраину, ворвались в совхоз «Комсомолец», углубившись в оборону врага на 5 км. Бросок танкистов прикрывали мотострелки 53 мсбр, которые сумели прорваться за танкистами. Но на устойчивость обороны основного узла сопротивления мд СС «Лейбштандарт Адольф Гитлер» – свх. «Октябрьский» это не повлияло. Даже через час после начала атаки совхоз по-прежнему оставался в руках 2-го гренадерского полка СС оберштурмбаннфюрера Х. Красса. Хотя отдельные экипажи «тридцатьчетверок» уже вели поединок с его ПТО и танками 2-го батальона 1 тп СС штурмбанфюрера М. Гросса, расположенными за противотанковым рвом, прорвавшись на гребень выс. 252.2.

 

Стало ясно, что наступление развивается не по плану. Наблюдая за полем боя и слушая по радио переговоры и доклады командиров корпусов, Ротмистров понял, что его армия столкнулась с сильной, хорошо организованной противотанковой обороной противника, насыщенной значительным количеством артсредств.

 

Боевые действия, развернувшиеся у выс. 252.2 не имели себе равных по драматизму и накалу. Сразу после 10.00 в момент, когда в бой вступил второй эшелон корпуса Кириченко (31 тбр), немцы начали усиленно бомбить ударные клинья обоих наших корпусов восточнее свх. «Октябрьский»

 

Атака 32 тбр протекала в исключительно быстром темпе. Все танки пошли в атаку, и не было ни одного случая нерешительности или уклонения от боя. К 12.00 12.07.43 г. танковые батальоны вышли в район артиллерийских позиций пр-ка. Пехота в панике начала бежать… Пр-к бросил на передний край обороны до 150 самолетов, которые положили пехоту 53 мсбр (следовала сзади танков), вывели из строя несколько танков. Противник заметил, что темп атаки упал, подтянул свежие танковые резервы и пехоту. К этому времени бригада потеряла до 40 танков и 350 человек личного состава и вынуждена была остановиться.

 

31 тбр: в 8.30 после сигнала (залп PC) началась атака без артподготовки и прикрытия с воздуха (выделено авт.) наступающих танков и пехоты. Налеты производятся группами от 8 до 37 шт. «Ме-110» и «Ю-87».

 

Танки несли большие потери от авиации и артогня противника…В 10.30 танки достигли рубежа совхоза «Октябрьский». Дальнейшее продвижение остановлено беспрерывными воздействиями авиации противника.

Прикрытие наступающих танков с воздуха отсутствовало до 13.00. С 13.00 прикрытие осуществлялось группами истребителей от 2 до 10 машин

 

В 29 тк в атаке приняло участие 199, в 18 тк – 149 танков, всего 348 танков, к тому же эшелонированных в глубину. Кроме того, в районе Сторожевое – Беленихино действовали две бригады 2 гв. Ттк общей численностью 94 танка и 2 тк, имевший в строю 52 боевые машины. В общей сложности Ротмистров мог ввести в бой 494 танка. Со стороны противника (1 тп мд СС «Лейбштандарт Адольф Гитлер» – 60 танков, часть сил танковых полков мд СС «Мертвая голова» – 15–20 танков и 2 тп мд СС «Дас райх» – 68 танков в этом бою участвовало примерно 143–148 танков. Таким образом, всего в течение дня 12 июля 1943 г. (т. е. разновременно) в бою юго-западнее Прохоровки на направлении главного удара 5 гв. ТА с обеих сторон могло участвовать примерно 642 танка, а также 20 советских САУ «СУ-76М», «СУ-122» и не более 58 штурмовых орудий.

 

Из донесения штаба мд СС «Лейбштандарт Адольф Гитлер»: «В 09.15 атаки 40 танков из с. Ямки на отделение совхоза «Сталинское», 40 танков из Петровки в направлении перекрестка дорог в 1 км юго-вост. совхоза «Октябрьский» проводились при сильнейшей артподдержке. Танки двигались на повышенной скорости. Местный прорыв у высоты 252.2 ликвидирован танковой контратакой в 11.15. Уничтожено свыше 40 танков, частично в ближнем бою»

 

Ситуацию попытался исправить полковник А.А. Линев. Несмотря на огонь артиллерии противника, бомбежку и психологический шок, который испытали экипажи и командиры подразделений от потери большого числа танков всего за несколько минут, комбриг, выдвинувшись в первый эшелон, на максимальной скорости повел остатки 32 тбр к совхозу, увлекая за собой 277-й и 278-й батальоны 31 тбр. В это же время совхоз атаковали соединения соседа – 18 отк. В сложившейся ситуации этот рывок из пекла на стену огня казался единственно правильным решением, выбора просто не было, если не считать отступления, но об этом никто не помышлял.

 

Бригада на полном ходу врезалась в боевые порядки вражеских танков. Стойкость наших танкистов, их стремительность, их волю к победе не удалось сломить врагу отчаянными контратаками. Задымили первые подбитые немецкие танки. Я видел, как экипаж нашего подбитого танка продолжал бой врукопашную… Танки таранили друг друга, расстреливали один другого в упор, горели рядом. Советские воины, когда отказывало оружие поврежденной машины, выпрыгивали из горящего танка и бросались на немцев.

 

В 10.30–10.45 продвижение четырех танковых бригад и трех батарей 1446 сап двух корпусов 5 гв. ТА у выс. 252.2 и у совхоза были остановлены, начался тяжелый огневой бой с хорошо организованной противотанковой обороной. П.А. Ротмистров понял, что без овладения совхозом дальше двигаться невозможно, поэтому отдал приказ комкорам синхронно с двух сторон ударить по совхозу всеми имеющимися под рукой силами. Но в той ситуации добиться какой-либо слаженности оказалось уже невозможно.

 

Через полчаса, в 11.15, командиру 2 тк генерал-майору А.Ф. Попову с офицером связи направляется боевое распоряжение:

«Наступление наших войск развивается успешно, 18 тк и 29 тк в 9.00 прошли рубеж совхоз «Комсомолец». В районе Покровка, Яковлево в 6.00 12.07 авиацией обнаружено скопление до 200 танков противника.

 

Приказываю:

Корпус собрать в районе Сторожевое и быть готовым к развитию успеха на запад и атаке в направлении Шахово, Рындинка»[336].

 

Однако этим надеждам не суждено было сбыться. Отступив от совхоза, немцы обошли его севернее и отсекли танкистов майора П.С. Иванова и 53 мсбр от основных сил корпуса. По совхозу был нанесен артиллерийский и бомбовый удар. Как вспоминали оставшиеся в живых в той мясорубке ветераны 53 мсбр, немцы практически смешали с землей все, что находилось в совхозе…

 

Несмотря на это, первую атаку гитлеровцев удалось отбить. Сказалась умело построенная оборона на брошенных немцами укреплениях. В боевых порядках мотострелков были вкопаны в землю танки, что значительно усилило оборону и позволило продержаться еще некоторое время.

 

Узнав по радио об окружении подразделений бригады, полковник А.А. Линев приказал командиру 2 тб капитану А.Е. Вакуленко выделить группу танков в помощь окруженным. Ими командовал лейтенант B.C. Паршин. Танкисты пытались пройти тем же путем, прикрывшись железной дорогой, что и «тридцатьчетверки» Иванова. Однако этот маневр не удался. Немцы устроили засаду в роще сев. – вост. совхоза «Комсомолец».

 

Группа майора П.С. Иванова держала круговую оборону несколько часов. Но силы были неравны, враг уничтожил все пятнадцать боевых машин, а сам комбат погиб. 18 июля его тело нашли однополчане у искореженного танка и предали земле в свх. «Комсомолец». Остатки 53 мсбр не выдержали танковых контратак немцев и отошли на юго-вост. окраину х. Ямки.

Очень много погибло в районе совхоза «Комсомолец» мотострелков 53 мсбр 29 тк. Согласно донесениям ее штаба, за 12 июля потери составили 1122 человека, в том числе убитыми – 393.

 

В 13.00 танки 181 тбр, 32 и 31 тбр совместно с пехотой 136 гв. сп наконец ворвались в свх. «Октябрьский». Смяв первый противотанковый рубеж противника, группа танков 29 тк устремилась вниз, преследуя отходящего противника по юго-западным склонам высоты 252.2 в направлении свх. «Комсомолец». Но через несколько сот метров произошло то, чего никак не ожидали их экипажи. Двигавшиеся впереди несколько «тридцатьчетверок» на большой скорости влетели в глубокий противотанковый ров. Это инженерное заграждение было вырыто при строительстве третьего оборонительного рубежа местными жителями. Около полудня 11 июля саперы дивизии Виша, произведя несколько подрывов, создали подобие моста, через который был переброшен на высоту 252.2 танковый полк. Однако утром 12 июля недалеко от этого прохода стояла группа 2/1 тп СС. Как случилось, что наши командиры бригад и батальонов не знали об этом, – непонятно. Ясно одно: о существовании этого рва танкистам не было известно. В результате у злополучного препятствия длиной более 400 метров скопилось около 15–17 танков – на равнине, в нескольких сотнях метров от позиций противника. К этому моменту атака корпуса практически захлебнулась и эсэсовцы начали добивать ударный клин армии Ротмистрова артиллерией и танками.

После расстрела бронетехники Кириченко в районе высоты 252.2 и свх. «Октябрьский» немцы попытались использовать ситуацию и предприняли несколько контратак. Из боевого донесения 29 тк 12 июля 1943 г. на 24.00: «…По достижении сев. – вост. окраин совхоза «Октябрьский» 31 тбр была задержана сильным артиллерийским и минометным огнем и беспрерывным воздействием авиации противника. Было отражено 4 контратаки пехоты и танков противника, пытавшегося вновь захватить совхоз «Октябрьский».

Потери: подбито и сожжено танков «Т-34» – 20, «Т-70» – 18. В строю – 3 танка, положение и состояние остальных выясняется»

 

В связи с потерей совхоза «Октябрьский» и прорывом русских танков к совхозу «Комсомолец» командир 2 тк СС просит усилить авиаудары. В этот район было вызвано до 150 самолетов «Ме-110» и «Ю-87». «Бомбежка длилась около часа, группами от 7 до 37 машин. Наша мотопехота была отсечена от танков и залегла. Наступление было приостановлено, но ненадолго»

 

На направлении главного удара штурмовики (Красной армии) почти не использовались, и поддержка с воздуха на поле боя оказалась, мягко говоря, недостаточно эффективной. К тому же в связи с плохо организованным взаимодействием наземных войск с авиацией (соединения 2ВА) отмечались случаи нанесения ударов по своим войскам. Так, в критический момент, когда танковые батальоны 32, 31 и 181-й бригад после почти пятичасового тяжелого боя ворвались в совхоз «Октябрьский», в 13.00 по ним прошлась группа наших штурмовиков, обстреливая танкистов из пушек и сбрасывая кумулятивные бомбы.

Отмечались случаи обстрела своих и в частях других родов войск, ведения боевых действий между своими танковыми бригадами и полками, принадлежащими различным соединениям, дуэли между нашими артиллеристами и танкистами. Но чрезвычайных происшествий в наземных частях было значительно меньше, чем с участием авиации, особенно штурмовой.

Атакующий клин 18 и 29 тк был зажат между естественными препятствиями р. Псёл и урочищем Сторожевое и эшелонирован в глубину. На участке шириной около 6 км действовали шесть танковых бригад, танковый и самоходно-артиллерийский полки. Это стало одной из главных причин высоких потерь в первые же часы атаки, и прежде всего от авиации.

 

Вот описание применения этих машин из отчета о боевых действиях 99 тбр 2 тк во время контрудара 8 июля: «При достижении действующей впереди 169 тбр рубежа совхоза «Комсомолец» противник, обстреливая танки артиллерией, тяжелыми минометами и закопанными в землю танками «Т-6», начал производить массированные налеты самолетами «Ю-88» и противотанковыми «Ю-87», вооруженными тремя (так в тексте. – З. В.) 37-мм автоматическими пушками. Налеты усиливались по мере продвижения бригады вперед, и примерно к 18.00 8.07.43 г. эти атаки превратились в беспрерывную атаку с воздуха. О жестокости атаки с воздуха самолетами типа «Ю-87» можно судить по следующему факту: подбитый нашими зенитчиками «Ю-87» стервятник направил на танк «Т-70» и всей своей массой врезался в него. Танк сгорел, экипаж остался жив. Как правило, самолеты «Ю-87» атаковали наши танки с кормовой части, поражая огнем моторную часть»

 

Командующий 5 гв. ТА был вынужден уменьшить участок прорыва для корпусов до 3–4 км, создав при этом несколько эшелонов в глубину, и отдал приказ наступать танковым соединениям впереди стрелковых частей. Командарм надеялся, что они сумеют смять полевые укрепления, наспех созданные 2 тк СС. К сожалению, эти надежды не оправдались. В результате наступление шло тяжело и не принесло ожидаемого результата, армия понесла большие неоправданные потери в бронетехнике, погибли сотни экипажей. Трагически закончилась атака 25 тбр полковника Н.К. Володина. Она наступала за железной дорогой – слева от бригад, штурмовавших совхоз «Октябрьский», и имела задачу прорваться через х. Сторожевое к с. Ивановский Выселок, х. Тетеревино, а к исходу дня выйти на шоссе Белгород – Обоянь у с. Крапивенские Дворы.

 

У хутора Сторожевое, находившегося в наших руках, оборонялись части 183 сд и 2 тк. Но еще вечером 11 июля в лес северо-восточнее хутора просочились части мд СС «Лейбштандарт Адольф Гитлер». Ночью в сад свх «Сталинское отделение» Виш поставил в засады дивизион штурмовых орудий. Именно на эти засады вышли танковые батальоны 25 тбр. Как свидетельствует журнал боевых действий бригады, наши танкисты выдвинулись на исходную позицию в район х. Ямки в полночь. Провести нормальную разведку и определить заранее основные огневые точки противника не удалось.

 

Утром по общему сигналу «Сталь!» два батальона бригады Володина, развернувшись в боевой порядок «линия», перешли в атаку. При подходе к саду свх. «Сталинское отделение» они были встречены сосредоточеным артогнем. Это вступили в бой располагавшиеся в засадах расчеты дивизиона истребителей танков; как уже упоминалось, Виш специально выделил часть его подразделений для усиления ПТО 1-й полка СС. Какое количество самоходных орудий встретили 25 тбр, установить не удалось, известно лишь, что зесь действовали 5 «Мардер-3» 3 роты под командованием хауптшарфюрера К. Саметрайтера[349]. Бригада наступала по открытой местности. 362 тб, оказавшийся без артиллерийской поддержки, был фактически расстрелян. Пехота была отсечена от танков и залегла.

 

Фланги бригады поддерживали огнем 1-я и 6-я батареи 76-мм и 122-мм САУ 1446 сап, которыми командовал заместитель командира полка капитан Перепелкин. САУ, имея слабое бронирование, не могли вести самостоятельных атак против хорошо организованной ПТО. Они должны были двигаться на расстоянии примерно 400 м за танками и уничтожать огневые точки и бронетехнику врага. Но в горячке боя, когда вспыхнуло сразу около десяти машин и стало ясно, что бригада напоролась на засаду, самоходчики вырвались вперед, стремясь помочь танкистам.

 

Таким образом, вместо «тридцатьчетверок» передового 362 тб в первой линии оказались САУ и легкие танки 25 тб. Значительная часть этих машин была уничтожена еще при подходе к лесу, другие на большой скорости ворвались в глубину обороны врага. Из боя вышли единицы. Из 32 танков «Т-34», участвовавших в атаке, подбитыми оказались 26 машин, самоходки обеих батарей были уничтожены полностью. Понес серьезные потери и 25 тб, не сумев решить поставленную задачу.

 

Советские танкисты сражались отчаянно. Так, танк командира роты ст. лейтенанта Н.А. Мищенко вырвался вперед, но был подбит и загорелся. Погасив пламя, экипаж задраил люки и продолжал вести огонь из орудия. При отходе батальона танк оказался во вражеском окружении. Когда закончились снаряды, экипаж продолжал отстреливаться из пулеметов. Как вспоминал впоследствии генерал-майор А.В. Егоров[350], танкисты уничтожили до 25 гитлеровцев и на четвертые сутки пробились в расположение своей бригады.

 

Остатки 25 тбр к 10.00 отошли за боевые порядки пехоты и заняли оборону в полукилометре юго-вост. х. Сторожевое. В бою был контужен комбриг полковник Н.К. Володин, ранен и отправлен в госпиталь командир 25 мсб майор З.П. Григоренко, сгорел в танке командир 362 тб майор Г.А. Мясников. Из оставшихся машин был сформирован батальон. Его возглавил командир 25-го танкового батальона капитан И.М. Чекранов.

 

В полдень бригада, а по сути – сводный танковый батальон, предприняла новую атаку. Пройдя боевые порядки 169 тбр и при ее огневой поддержке атаковала с. Ивановский Выселок, но к этому времени войска Виша уже блокировали подразделения 32 тбр и 53 мсбр в совхозе «Комсомолец», а части левого крыла дивизии «Дас райх» поставили прочный заслон на пути сводного батальона Чекранова. Выйдя на рубеж 1 км западнее хутора, танкисты встретили плотный огонь. Причем, как свидетельствует оперативная сводка № 05 штаба 169 тбр, в первом эшелоне ПТО противника находилось несколько «тигров». После часового боя бригада отошла на исходный рубеж. Итоги дня для бригады оказались очень тяжелыми: задачи не выполнены, из 69 танков, принявших участие в контрударе, 50 были подбиты и сожжены. Уничтожены миномет и 45-мм орудие. Соединение потеряло всего 158 человек, в том числе 40 убитыми и 27 пропавшими без вести. В ходе двух атак было уничтожено 3 танка противника, из них один тяжелый, 2 самоходных орудия, 3 пушки, 2 миномета и склад горюче-смазочных материалов.

 

Более удачно началось наступление соединение генерал-майора Б.С. Бахарова. Оно имело задачу: атаковать с рубежа р. Псёл, (иск.) совхоз «Октябрьский», выбить противника из сел на левом берегу реки и прорваться к с. Грезное и Малые Маячки, после чего, развернувшись на север, отсечь боевую группу мд СС «Мертвая голова» в излучине от основных сил.

 

Утром 12 июля в соединении числилось в строю 149 боевых машин. Но по техническим причинам на позиции в тяжелом танковом полку не смогли выйти 4 «Мк-4», а уже в самом начале атаки по тем же причинам вышел из строя еще один танк – лейтенанта Тихоступова. Таким образом, из 21 машины полка непосредственно в бой пошли только 16 «черчиллей»

Местность в полосе действий 18 отк была пересечена тремя глубокими оврагами, проходящими от левого берега р. Псёл до железной дороги. Из-за этого бригады первого эшелона были вынуждены сосредоточить бронетехнику на левом фланге корпуса, у сильно укрепленного в противотанковом отношении совхоза «Октябрьский». Первой всю мощь огня немцев испытала на себе 170 тбр. Ее батальоны на большой скорости попытались с ходу пройти мимо совхоза, но, едва танки начали выходить на расстояние прямого выстрели, вкопанные в землю орудия и танки в районе совхоза открыли ураганный огонь. За довольно короткое время немцы нанесли серьезный урон ее батальонам. Уже к 12 часам бригада, еще не выйдя на окраины, потеряла до 60 % танков, сгорел в танке комбриг подполковник В.Д. Тарасов

 

Из журнала боевых действий 2 тк СС: «Танковые части противника, наступающие вдоль долины реки на юг, прорвали слабое фланговое прикрытие «Адольф Гитлер» и атаковали артиллерию, где все-таки основная часть вражеских танков была уничтожена в ближнем бою огнем прямой наводкой».

 

Наиболее мощным узлом сопротивления на пути ударного клина 5 гв. ТА являлся совхоз «Октябрьский». Он располагался на стыке участков наступления 18 и 29 тк. К 13.00 с огромным трудом танки 29 тк наконец ворвались в совхоз с юго-восточных окраин, а с севера им помогли 170 и 181 тбр. 2-й гренадерский полк дивизии Виша, цепляясь за каждый метр земли, медленно отходил на юго-запад, за противотанковый ров (в направлении выс. 241.6). Неожиданые данные о действиях эсэсовцев в этот момент приводит в разведсводке 01 на 19.00 12 июля начальник штаба 33 гв. ск полковник Стражеский: «При отходе из свх. «Октябрьский» противник сжег 20 своих танков, по-видимому, из-за отсутствия горючего».

 

Захват совхоза был лишь тактическим успехом и кардинально не повлиял на продвижение ни армии, ни корпуса Бахарова. В районе высоте 241.6 эсэсовцы оборудовали мощный узел сопротивления, где были сконцентрированы значительные силы артполка дивизии Виша. Здесь располагались позиции 105-мм, 155-мм полевых орудий, а также батареи 55-го полка шестиствольных минометов, сильно мешавших нашему продвижению.

 

Примерно к 14.30 ситуация в полосе 18 тк начала существенно обостряться, как, впрочем, и на всех участках фронта, где наносили контрудар войска 5 гв. ТА. Эсэсовцы начали предпринимать короткие, но сильные танковые контратаки. Хауссер разгадал замысел командования 18 отк – выйти к переправам у с. Богородицкое и отсечь ее боевую группу дивизии Присса на плацдарме. Чтобы не допустить этого, он отдал приказ сосредоточить заградительный огонь артиллерии и шестиствольных минометов по боевому клину корпуса, в это же время оберфюрер Виш предпринял несколько танковых контратак по его левому крылу.

После 12 часов танковая группа мд «Мертвая голова» прорвала оборону 52 гв. сд, смяла боевые порядки разворачивавшейся для атаки 284 гв. сп 95 гв. сд и, окружив части 11 мсбр, вышла на берег реки в районе х. Полежаев. Северный (правый) берег значительно выше южного, с него как на ладони просматривались боевые порядки войск. В 13.00 тринадцать танков немцев, в том числе и «тигры», используя возможности своих орудий, открыли огонь по правому флангу и тылам наших войск. На подходе к с. Михайловка передовой 2 тб 110 тбр майора Плескач, наступавший вместе со 2 мсб 32 мсбр, был обстрелян плотным огнем танков из-за реки. Одновременно противник предпринял две контратаки: одну силами 2/1 тп СС – в направлении сел Андреевка, Михайловка, другую – 6-й гренадерский полк с дивизионом штурмовых орудий из с. Козловка на с. Васильевка. Таким образом, танкисты Бахарова и стрелковые части Боброва оказались в огненном полукольце.

В 14.30 при выходе 36 гв. отпп на юго-зап. окраины с. Андреевка он был обстрелян танками и ПТО противника. Завязался ожесточенный бой с 9 танками врага. Полк имел на вооружении английские танки «Мк-4» «Черчилль». Эти машины были далеки от совершенства, на них устанавливалась короткоствольная 57-мм пушка. Из-за слабого бронирования он был прозван в войсках «братской могилой». Маневрируя под огнем врага, «Мк-4» лейтенанта Корягина и лейтенанта Малышева сумели подойти на расстояние полукилометра к стоящим в засаде немецким танкам и открыли огонь. В результате, как сообщает журнал боевых действий полка, один «T-IV» был сожжен и один «Тигр» подбит. Экипажи соседних машин противника сосредоточили огонь по нашим танкам. Обе машины загорелись, а экипажи получили тяжелые ранения.

 

В это время войска левого крыла корпуса Бахарова (170 тбр, часть сил 181 тбр, несколько экипажей 31 тбр с десантом 32 мсбр) нанесли удар вдоль балки, ведущей от Андреевки на юго-запад в направлении выс. 2451.6. Группа атаковала решительно. Используя складки местности и задымленность поля боя, танки прорвали рубеж разведбатальона мд СС «Лейбштандарт Адольф Гитлер» и неожиданно ворвались на огневые позиции артиллерийского полка дивизии. Несмотря на то что Виш быстро среагировал на ситуацию и приказал командиру 2-го батальона 1 тп СС штурмбанфюреру М. Гроссу немедленно предпринять контратаку во фланг русским танкам, которые утюжили позиции артиллерии, быстро остановить группу не удалось. На стороне наших танкистов был фактор неожиданности и неразбериха, вызванная сложной обстановкой в полосе дивизии СС. Через некоторое время танки 170 тбр уже вели бой в районе хутора Ивановский Выселок. Таким образом, бригадам Бахарова удалось почти полностью рассечь обороны дивизии Виша и выйти на стык ее с мд СС «Дас райх», южнее свх. «Комсомолец». К этому моменту в совхозе еще продолжали вести бой экипажи майора С.П. Иванова и мотострелки подполковника Липичева из 29 тк. Однако группы не смогли соединиться и закрепить наметившийся успех.

 

Из отчета штаба армии: «К 18.00 бригады корпуса окончательно овладели Васильевка и вышли на Козловка. На рубеже выс. 217.9–3 км юго-зап. Козловка, выс. 214.6 корпус встретил сильное огневое сопротивление противника. Штурмовые орудия, закопанные в землю танки, ожесточенная бомбардировка с воздуха сделали дальнейшее продвижение корпуса невозможным.

 

Командир корпуса приказал частям закрепиться на достигнутых рубежах. Организовать круговую оборону – 32 мсбр и 170 тбр с остатками 36 гв. ттп в районе: центр Васильевка, Михайловка, Прелестное; 181 тбр – Петровка, 110 тбр – в районе: (иск.) Петровка, Береговое»[375].

 

К этому времени корпус прошел от исходного рубежа 7 км и вклинился в оборону противника более чем на 5 км. На этом участке 12 июля было достигнуто максимальное продвижение соединений 5 гв. ТА юго-западнее Прохоровки.

 

 

Вот это описание боев только в районе непосредственно у Прохоровки.

Кроме того очень драматично развивались события западнее Прохоровки, где немцы наступали и буквально прогрызали нашу оборону.

Итоговые подсчеты потерь в танках и САУ, по серьезным исследованиям, на «танковом поле» соотносятся как 2,5: 1 в пользу противника.

  • Thanks (+1) 8

Share this post


Link to post
Share on other sites

Я так понимаю, что это все (тема) последствие требования немчика снести памятник под Прохоровкой?

Я б с ответом поступил проще. Вот у нас есть Бородино, которым мы гордимся и чтим. Вот вроде отступили, потерь понесли больше чем французы (немного), Москву сдали, а гордимся. А вот Березиной, где Бонапарта чуть не прибили не очень гордимся. Ну что поделать. Загадочная русская душа. Для нас важны какие то вещи, которые западному мозгу не понять. Посему, немчик, ПНХ!  

  • Thanks (+1) 3

Share this post


Link to post
Share on other sites
stealal сказал(а) 3 минуты назад:

Я так понимаю, что это все (тема) последствие требования немчика снести памятник под Прохоровкой?

Я б с ответом поступил проще. Вот у нас есть Бородино, которым мы гордимся и чтим. Вот вроде отступили, потерь понесли больше чем французы (немного), Москву сдали, а гордимся. А вот Березиной, где Бонапарта чуть не прибили не очень гордимся. Ну что поделать. Загадочная русская душа. Для нас важны какие то вещи, которые западному мозгу не понять. Посему, немчик, ПНХ!  

Тема под годовщину. Немчик тут так себе аргумент. Насчет Прохоровки и Бородино - плохо сравниваются. Бородино было самым крупным сражением в ту войну, а Прохоровка - не самым. Под Дубно говорят больше. И после Бородино - Москву отдали. А после Прохоровки уже ничего не отдали, даже саму Прохоровку.

Ну и насчет Березины - там во-первых прошляпили Наполеона, хотя могли его прихватить, французы обманули нас с переправой немного. Во-вторых это в Белоруссии нынешней случилось. Уже какбэ не наше.

  • Thanks (+1) 3

Share this post


Link to post
Share on other sites
mihmih06 сказал(а) 1 час назад:

 

Ну и насчет Березины - там во-первых прошляпили Наполеона, хотя могли его прихватить, французы обманули нас с переправой немного. Во-вторых это в Белоруссии нынешней случилось. Уже какбэ не наше.

Обманул Буанапарте, да, переиграли. Ну и на счет Беларуси- "как бэ" тогда было уже прочно территорией Росс империи....

  • Thanks (+1) 1

Share this post


Link to post
Share on other sites

Мы Там не Выиграли...Массу Народа Положили...Там Наши Танки горели!...А этот памятник....Я Там был...Просто Не мог не побывать!.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Create an account or sign in to comment

You need to be a member in order to leave a comment

Create an account

Sign up for a new account in our community. It's easy!

Register a new account

Sign in

Already have an account? Sign in here.

Sign In Now

×