Jump to content

Archived

This topic is now archived and is closed to further replies.

Guest 111

РАО

Recommended Posts

Guest 111

http://www.echo.msk.ru/programs/beseda/670058-echo/

 

Н. БОЛТЯНСКАЯ: 11 часов и 14 минут, вы слушаете «Эхо Москвы», у микрофона Нателла Болтянская, здравствуйте все, кто у приёмников в это время. А в нашей студии заместитель председателя совета директоров Российского авторского общества, генеральный директор первого музыкального издательства, Максим Дмитриев, здравствуйте.

 

М. ДМИТРИЕВ: Добрый день.

 

Н. БОЛТЯНСКАЯ: А встретились мы с вами сегодня по поводу проблем, возникающих с авторским правом в России, и надо сказать, что у нас был информационный повод, который вызывает у наших сограждан самую разную реакцию. Речь идёт о тех самых пожилых людях, которые со сцены спели известную песню. Но дело в том, что на сегодняшний день, наверное, очень мало осталось народных песен. Вы, как директор музыкального издательства, наверняка сталкивались с народными песнями, которые имеют на самом деле авторов. И существует такое понятие, как авторское право. И когда это авторское право, как прецедент, возникло в данном конкретном случае, то кто-то сказал: «Как? Наши ветераны, наши пожилые люди что, даже не могут спеть то, на что у них душа горит»? А кто-то другой считает, что нет. Существует система, существует закон, существует авторское право. И практически любой, кто ведёт любую, какую хотите интеллектуальную деятельность, может оказаться так сказать, жертвой несовершенства этого закона. Я что упустила? Вот излагая эту ситуацию?

 

М. ДМИТРИЕВ: Ну, наверное, в первую очередь упустили…

 

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Всё.

 

М. ДМИТРИЕВ: Саму суть, да, вот ситуация, которая произошла в сентябре прошлого года, в Самаре. Дело в том, что на то мероприятие, которое было посвящено 70-ти летию октябрьского района города Самары, выступало различное количество исполнителей, которые пели различные песни. И это были не только песни военных лет, это были не только народные песни, но это были ещё и песни популярных Российских исполнителей, популярных Российских авторов. Поэтому, в данной ситуации, представители РАО, поступили абсолютно законно, когда обратились к администрации, обращу внимание, к администрации города Самары данного района, о необходимости юридически оформить отношение по поводу использования данного произведения. Притом, обратите внимание, что они теоретически оформить, может быть сделано как возмездно, так и безвозмездно. То есть, понятие переговорный процесс в бизнесе, определяет, что мы можем договориться с вами о любых условиях, согласитесь.

 

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Да. Это означает, что администрацией района выделен контакт с представительствами Российского авторского общества, могла договориться об использовании данных произведений на безвозмездной основе. Это первое. А второе – не предъявлялись претензии, и никогда не могут предъявляться к исполнителям. То есть, к тем самым допустим пожилым людям, или тем самым к коллективам ветеранов, которые поют песни, которые им хочется. И в данной ситуации, администрация района, поступила просто я считаю, провокационно в данной ситуации. Поэтому, если говорить об этом моменте, то он носит конечно двоякий характер. Первое – это все факты, которые произошли в данном мероприятии, были несколько перевёрнуты – раз. И второе – при непротивлении сторон, любой переговорный процесс заканчивается обоюдно выгодными условиями. Поэтому, мне, как и руководителю, ещё и коммерческой организации, которая занимается использованием реализации авторских прав, я вас уверяю, в 99-ти процентов случаев, удаётся договориться с пользователем о выгодных условиях для него. И только 1 процент заканчивается судебными разбирательствами, либо преследованием в законном порядке. Мало того, данная ситуация, в связи с тем, что в законе есть чёткое понимание и чёткое положение, что любой организатор мероприятия, где используются произведения в форме публичного исполнения, в данном случае, концерт должен выплачивать вознаграждения, агенты РАО поступали в соответствии с законом. Другой вопрос, что агентом РАО нужно было убедить товарищей из Самары сесть за стол переговоров, и решить вопрос, говоря русским языком, полюбовно.

 

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Таким образом, получается, что устроитель в данной ситуации публичных мероприятий, в общем, должен соображать, что существует такое понятие, как авторское право, что Россия является участником международной конвенции, связанной с этим авторским правом, и что в связи с этим, независимо от того, в каких отношениях находится устроитель мероприятия с его участником, авторское право должно быть соблюдено, будь то полюбовные переговоры, будь то коммерческая оплата, или будь то в итоге, судебный процесс. Так?

 

М. ДМИТРИЕВ: Да как угодно.

 

Н. БОЛТЯНСКАЯ: А что посоветуете? Как так сказать, не споткнуться, не наступить на эти грабли вообще в дальнейшем?

 

М. ДМИТРИЕВ: Во-первых, хотелось, чтобы каждый человек, который когда-то пользуется результатом материального труда какого-нибудь гражданина, физического лица, юридического лица, и так далее, задумывался о том, что он использует чей-то труд. А за любой труд, нужно платить деньги.

 

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Максим, вот мне, например, как пользователю, я не знаю, как владельцу мобильного телефона, страсть, как понравилась композиция, выпущенная первым музыкальным издательством. Я полезла в интернет, скачала её себе на телефон, и, как говорится, тащусь, как удав по стекловате. Ну, я же по идее, нарушаю чьи-то права, скачивая такую мелодию, правильно?

 

М. ДМИТРИЕВ: Да, конечно.

 

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Давайте рассмотрим другую ситуацию. Вы, являясь руководителем издательства, слышите у меня, как у меня звенит телефон, и звенит ваша же мелодия. Что делать с каждым из нас в этом случае?

 

М. ДМИТРИЕВ: Давайте по-другому построим этот вопрос. А если эту мелодию написали вы, от лично вы. И услышали это на телефоне моём?

 

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Ой, я так счастлива буду.

 

М. ДМИТРИЕВ: Вы будете счастливы с точки зрения популярности. Второй вопрос, который у вас возникнет, а где взял-то собственно?

 

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Вот именно.

 

М. ДМИТРИЕВ: Я говорю: «Да вот, собственно, скачал в интернете. И скачал её, так сказать, для использования на своём телефоне» - «А денежки заплатил»? - «Нет, не заплатил. Зачем собственно, вот же, в интернете всё есть бесплатно». Думаю, что вам будет несколько так сказать жалко.

 

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Материально обидно.

 

М. ДМИТРИЕВ: Жалко своих денег. Поэтому, в первую очередь, надо об этом подумать, раз. Второе – если вы хотите использовать это произведение, обратитесь, пожалуйста, то есть, ничего не мешает, сейчас на рынке работает очень большое количество компаний, если мы говорим конкретно про мобильный контент. Да любой вид использования, подразумевает то, что есть большое количество компаний, которые используют музыкальные произведения, в данном случае разными видами. Они в 99-ти процентах все обращаются в компании, которые представляют интересы авторов, будь то издатели, будь то организации по (неразборчиво) направлениям, как РАО, и договариваться об использовании произведений. Другой вопрос следующий. Помните Советские времена, когда был (неразборчиво), когда была (неразборчиво) история.

 

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Да, конечно.

 

М. ДМИТРИЕВ: Авторы жили очень хорошо. По одной простой причине, популярные я имею в виду авторы.

 

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Стригли с каждого ресторана, где играло пол мелодии.

 

М. ДМИТРИЕВ: А почему стригли? Потому, что ситуация была совсем другая, чисто экономическая. Руководитель предприятия, у него в бюджет были заложены деньги, которые необходимо выплатить за использование произведений. Эти деньги были не его личные. Он соответственно, эти деньги и выплачивал. И без какого-либо сожаления. Вот есть у него там план выполнить, он по этому плану выполняет. Сейчас другая история. Денежку нужно вытащить из своего собственного кармана. Как руководитель, не руководитель, вообще, любой пользователь, он свои денежки вытаскивает из своего собственного кармана. Очень так жалко, хочется сэкономить свои деньги. Поэтому, пиратство в первую очередь, рождается именно вот этим, жадностью. То есть, жадностью отдать эти деньги. Да не вопрос, человек хочет пиратить, вот в Советские времена, так сказать, в перестроечные времена, я не мог позволить себе купить пластинку за 20 долларов в магазине, хотя мне очень хотелось это сделать. И не было пластинок, которые производились здесь, в России, нормальных пластинок. Поэтому, приходилось сидеть и облизываться. Сейчас, такая возможность есть. Поэтому, если человек не может потратить я считаю, 150 рублей, а сейчас цена… Ну, не 150 рублей, а 200-300 на пластинку, ну, на компакт-диск. То я считаю, что он просто лукавит своей душой. Да может быть где-нибудь в Урюпинске, извиняюсь, если обидел жителей Урюпинска, он не может себе этого позволить по одной простой причине, потому, что у него 4 тысячи рублей заработная плата. Но в данной ситуации, у него есть возможность слушать радио, у него есть возможность смотреть телевизор, которые уже заплатили деньги за использование вот этих песен, в Российском авторском обществе.

 

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Максим, вы знаете, поскольку я являюсь ведущей музыкальной программы на «Эхо Москвы», я несколько раз обращала внимание на забавную такую ситуацию, когда приходит человек например, с новым альбомом, только что вышедшем ещё, горячим. И в середине композиции просит либо её выключить, либо сказать бе-бе-бе в микрофон. На мой вопрос впервые: «Зачем ты это делаешь»? Было сказано: «Ну как, для пиратов». Является ли это эффективным способом борьбы с пиратами?

 

М. ДМИТРИЕВ: Да нет, я не думаю. На самом деле пираты очень сообразительные, и изобретательные. Поэтому, и технические средства позволяют эти бе-бе-бе, и эти ля-ля-ля каким-то образом убрать.

 

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Убрать, смонтировать.

 

М. ДМИТРИЕВ: Заглушить, а потом, а потом, на первом этапе, как знаете, фильмы появляются в тряпичной копии, так и файл может появиться в ужасном качестве песни, и так далее. Поэтому, в данной ситуации, мне кажется, что эффективным может быть только одно. Это в том случае, если государственная система в данном случае, будет внимательно относиться к вопросам материальной собственности, и помогать всячески самостоятельно решать и законодательные вопросы, и самостоятельно смотреть за соблюдением законодательства в этой области, и помогать тем организациям, которые занимаются данными вопросами. Потому, что вот приняли закон соответственно, четвёртая часть гражданского кодекса, ввели понятие аккредитации. То есть, только аккредитованные организации государственные имеют право собирать авторское вознаграждение. С радио, телевидения там, и так далее. Вы думаете, легче стало договариваться с радио и телевидением, или с концертными площадками, под выплату вознаграждения, потому, что организация всего одна? Да ничего подобного. По-моему, даже сложнее. Потому, что по одной простой причине. Потому, что если раньше они говорили: «Мы сейчас пойдём куда-нибудь, с кем-то договоримся». Потому, что были прецеденты, когда было создано 38 обществ, не далее, как 10 лет назад. И платили туда деньги. Как существовали пираты собственно там в Питере, и так далее. А сейчас, такой возможности нет, и они просто говорят: «Я платить не буду». Чем заканчивается этот вопрос? Прошёл концерт группы «A-Ha»в прошлом году. Вот я представляю интересы авторов группы «A-Ha» частично. Год прошёл – денег нет. Вот что я должен в этом случае, мы говорим о том, что предположим, я общаюсь с автором напрямую. А с Российским автором я общаюсь напрямую. У меня в РАО 20 тысяч клиентов, авторов Российских. У меня, порядка 600 клиентов, с которыми я работаю плотно. Вот что я должен сказать автору популярных произведений, которые прозвучали на концерте, а денег нет.

 

Н. БОЛТЯНСКАЯ: А скажите, пожалуйста, существует ли какой-то способ законодательно как-то закрутить гайки, на ваш взгляд?

 

М. ДМИТРИЕВ: Думаю, что да.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Можно ли внести какие-то поправки, которые закрепят так скажем…

 

М. ДМИТРИЕВ: Надо в первую очередь в законодательстве пересмотреть изменение некоторых статей закона, которые ведут к разночтению. То есть, есть такая поговорка, что два юриста – три мнения, да? То есть, это первое.

 

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Я такую не слышала.

 

М. ДМИТРИЕВ: Да, вот два юриста – три мнения. То есть, два человека собираются, а мнений у них три. Это так сказать по поводу формулирования какой-то статьи. Трактовки. И второй момент – это то, чтобы те подзаконные акты, допустим, постановление правительства Российской Федерации о минимальных ставках вознаграждения, где прям конкретно обозначено, сколько платить, и кто должен платить. Должна быть внесена конкретика определённая. Потому, что есть вещи, которые позволяют пользователю на сегодняшний момент, иметь некие отговорки. Назовём их так. Их нельзя назвать аргуметированно законными, но они имеют возможность просто находить что-то, что отодвигает этот процесс выплаты вознаграждения – это первое, и второе, вот например, является компания Х прокатчиками, привозит вам некоторое количество артистов, которые приехали на концерты в Москву предположим. Провели 3 концерта, не заплатили авторского. Авторское вознаграждение, важно, платится после концерта. Не до, а после концерта. То есть это не является как бы обязательным прямо сейчас.

 

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Утром деньги, вечером стулья.

 

М. ДМИТРИЕВ: Да. Прошли 3 концерта, предположим. Денег не заплатили. Предъявляются претензии, к данному юр.лицу, которое закрывается.

 

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Ну да.

 

М. ДМИТРИЕВ: Дальше что у нас? Уголовное преследование, прокуратура там, и так далее. Бегайте за ним по всей России. У нас, слава богу, с од6ной стороны, что мы живём не в Германии, а с другой стороны, горе, что мы живём не в германии. Потому, что так сказать…

 

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Отношение к закону другое?

 

М. ДМИТРИЕВ: Нет, во-первых, от Калининграда до Владивостока, нужно всё это дело проследить каким-то образом. Вы же понимаете, что достаточно сложно. А во-вторых, менталитет людей – это раз, и отношение государственного аппарата ко всему данному вопросу. Потому, что он считается, может быть, не таким актуальным, не таким важным, не таким интересным.

 

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Максим, у нас очень важных вопросов пришло в том числе по интернету, и вот например, один из них звучит так, от издателя из Томска: «В мире существует мощное движение за свободный доступ к любому содержанию. Пиратские партии уже представлены в совете Европы. Есть даже понятие «Копи Лэфт», зеркальное Си в кружочке. Как вы считаете, может для России, с учётом специфики отношения нашего народа к авторским правам, стать инициатором и локомотивом. В день, для радикального пересмотра существующего положения дел». Ну, нашёл, кому задать этот вопрос. Да?

 

М. ДМИТРИЕВ: Я собственно, могу сказать данному издателю, что пусть он напишет пару песен, и они станут популярными, и пусть все их отпиратят, и он не получит не копейки денег. Посмотрим, как он будет себя чувствовать в дальнейшем.

 

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Сейчас все, кто защищает авторские права, главными виновниками назначили пользователей, скачивающих что либо из интернета. А почему, прежде чем назначать виновника, не разместить список того, что защищено авторским правом. Ведь есть материал, который размещают сами авторы, для общего пользования, и в целях саморекламы. Да и с многих файлообменников, бесплатно ничего не скачаешь. И откуда я знаю, что они вам не платят за авторские права, или не принадлежат вам.

 

М. ДМИТРИЕВ: Ну, в данной ситуации я думаю, что практически у каждого крупного владельца прав, в интернете есть так называемые каталоги представляемых прав, и защищаемых прав. Это с точки зрения того, что можно обозначить, что произведение в данном случае охраняется, используется, и так далее. Это первое, а второе, если человек занимается использованием чьих-то прав, он должен сам самостоятельно в первую очередь озадачиться, и выяснить, права эти охраняемые, не охраняемые, можно их использовать, или нельзя их использовать. По аналогии вы же не можете подойти на улице к любой машине, открыть дверь, сесть в неё, и попытаться на ней уехать. Это чужая частная собственность. Тут то же самое. Вы берёте чужую частную собственность. Чужая частная собственность, подразумевает её охрану. И означает, что вы можете быть либо административно, либо уголовно наказуемы, за её незаконное использование.

 

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Ну, вы знаете, очень плохо мы, к сожалению объясняем, потому, что вот, Лев пишет: «Значит, если мой ребёнок в составе хора споёт на сцене районного конкурса детских талантов например, «В траве сидел кузнечик», то РАО платить откат всегда». Максим, я думаю, что мы с вами отвечать на этот вопрос будем после новостей и рекламы. А я напомню, что наш гость Максим Дмитриев, генеральный директор первого музыкального издательства, и кроме того, заместитель председателя совета директоров Российского авторского общества. Говорим мы о соблюдении авторского права, что безусловно, в один прекрасный момент может стать и вашей головной болью, уважаемые слушатели «Эха Москвы».

 

ИДУТ НОВОСТИ.

 

Н. БОЛТЯНСКАЯ: 11 часов 35 минут, вы слушаете «Эхо Москвы», мы продолжаем разговор с заместителем председателя совета директоров Российского авторского общества, генеральным директором первого музыкального издательства Максимом Дмитриевым. Итак: «Ребёнок в хоре на конкурсе детских талантов «В траве сидел кузнечик». И что теперь, РАО откат платить»? Видимо, возмущается Лев.

 

М. ДМИТРИЕВ: Ну, слово откат, во-первых, вызывает конечно восторг и удивление, скажем так. А во-вторых, я в самом начале разговора, если вы помните, говорил то, что нужно юридически оформить сделку. А это сделка. Вы поёте чужую песню. Значит, соответственно, должны каким-то образом договориться либо с человеком, который владеет правами на эту песню, либо с организацией, предоставляющей его интерес. Поэтому, руководителем данного мероприятия нужно просто обратиться в местный филиал Российского авторского общества, и договориться о том, что данное мероприятие носит не коммерческий характер, что используется произведение для того, чтобы произвести конкурс песни детской, они получаю эту лицензию бесплатно.

 

Н. БОЛТЯНСКАЯ: А уличный музыкант, тоже платит?

 

М. ДМИТРИЕВ: Уличный музыкант? Ну, по логике вещей, должен.

 

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Исходя из того, что ему кладётся в футляр.

 

М. ДМИТРИЕВ: Конечно. Притом, обратите внимание, любое музыкальное произведение ведь используется не просто так. Оно используется дл чего-то. А вот это для чего-то, это как раз и есть, дополнительное извлечение прибыли. Очень простой и доходчивый так сказать пример. Вы приходите в ресторан итальянской кухни, всё тонко, утончённо, и так далее. А там звучит…

 

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Вивальди.

 

М. ДМИТРИЕВ: Нет, «Владимирский централ».

 

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Я-то думала…

 

М. ДМИТРИЕВ: Потому, после неё идёт там в телогреечке, по шпалам, и так далее. Вы посидите минут десять, обстановка-то вас устраивает, и кухня вроде устраивает, но музыка раздражает. Не ваша это музыка, вы встали, и ушли поэтому, там должен быть Вивальди.

 

Н. БОЛТЯНСКАЯ: А может я наоборот?

 

М. ДМИТРИЕВ: Вот может быть наоборот, это исключение, а как правило, мы говорим об этом. Поэтому если вы приходите в ресторан, где соответственно поют про шпалы или про телогрейку, то вы соответственно и ждёте водку, деревянный стол, русскую народную кухню и так далее.

 

Н. БОЛТЯНСКАЯ: А может быть я любитель фьюжн, и в этом плане?

 

М. ДМИТРИЕВ: Мы говорим о понятии продвижении товара или рекламе, то есть в первую очередь мы говорим о бизнесе. Поэтому нормальные бизнесмены используют музыку для того, чтобы привлечь к себе дополнительного клиента, поэтому они должны за это платить. Вот сейчас я шёл к вам на эфир по Новому Арбату. Существует радио Арбат, звучит музыка. Для чего она звучит?

 

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Приятно, красиво.

 

М. ДМИТРИЕВ: То есть идёшь не в тишине, не просто запах гари и звуки клаксона, а ещё и музыка звучит, притом музыка неплохая, создаёт какое-то дополнительное настроение и может быть желание зайти в магазин в том числе и может быть создать эффект положительного настроения и так далее. Как в обычных торговых сетях поступают, помните, запах свежеиспечённого хлеба, приятная музыка.

 

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Плати.

 

М. ДМИТРИЕВ: Плати деньги. Так вот нам нужно заплатить. Точнее автору нужно заплатить, и мы в этом случае ему помогаем за сбор того самого вознаграждения. Поэтому любое использование произведения в данной ситуации означает, что вы пользуете чью-то собственность. Договоритесь об этом, это не так на самом деле трудно. Притом, представьте себе ситуацию, что все авторы представляют свои интересы самостоятельно, вот все тысячи авторов, они сами по себе, вот тогда вы не услышите в эфире ни одно. Песни, потому что вам нужно обежать не только Галича, Окуджаву, Митяева и так далее. Поэтому и существуют такие организации как РАО, которые представляют интересы всех правообладателей и могут выдать разрешение на использование всех произведений на одинаковых условиях, обратите внимание, то есть произведения Галича не стоят дороже, чем произведения Окуджавы, они абсолютно одинаковы. Поэтому когда автор самостоятельно представляет свои интересы и часто не понимает понятия экономики, то есть он не представляет этого, то есть как раз вы можете получить больше проблем, и больше неприятностей, когда обратитесь к нему за использование произведения, и он скажет, что это стоит миллионы.

 

Н. БОЛТЯНСКАЯ: «Очень странно видеть наказанных исполнителей при переписи пиратских DVD» - пишет нам Айрат из Казани.

 

М. ДМИТРИЕВ: А не наказывают исполнителей, ещё раз повторю.

 

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Наказываются организаторы?

 

М. ДМИТРИЕВ: Наказываются организаторы, а то, что касается моря пиратских DVD, так это вопрос не только к нам, потому что мы занимаемся борьбой с пиратской продукцией, вы часто видите сюжеты по поводу тракторов, которые ездят по дискам и так далее. В основном это делается правообладателями, которые защищают свои собственные интересы и деньги. В ином случае нужно чтобы правоохранительная машина, государственная машина просто помогала.

 

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Максим, объясните, пожалуйста, как с вашей точки зрения, бороться с тем, что у нас, в общем, в головах. У меня есть приятель программист, который никогда принципиально не пользуется скачанными программами, всё всегда покупает. Но что касается музыки, у него нет в этом плане установки, что касается кино, у него совершенно другие в этом плане установки. Как объяснить?

 

М. ДМИТРИЕВ: Объяснить на самом деле сложно, нужно влезть в голову этому человеку и понять.

 

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Но таких много.

 

М. ДМИТРИЕВ: Вы назвали его профессию программист.

 

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Уважает собственное интеллектуальное право.

 

М. ДМИТРИЕВ: Хотелось бы спросить его. Вот мы создавали свою собственную программу для учёта и распределения вознаграждения, заплатили за неё деньги, и немалые, и считаем, что она защищена определённым копирайтом, нашими правами, я бы очень не хотел, чтобы её украли, потому что я потратил на это несколько тысяч долларов. Так вот я думаю, что если ваш товарищ самостоятельно напишет какой-то программный продукт и будет являться его собственником, вложит в него несколько бессонных ночей, муки творчества и так далее, он будет потом к этому несколько по-другому относиться. Понятие принципиальности мне кажется здесь немного не к месту.

 

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Как вы думаете адаптировать деятельность вашей организации к современным цифровым реалиям 21-го века, очень кстати, правильный вопрос?

 

М. ДМИТРИЕВ: Мы это делаем, делаем достаточно активно, так сказать на опыте того, что происходило в последние годы в использовании музыкального контента например, в мобильных сетях, выстроили достаточно стройную систему, и хорошую систему с точки зрения удобства для пользователей правообладателей, и то еж самое сейчас пытаемся применить в интернете. Другой вопрос тоже, что в интернете сейчас на сегодняшний момент мы понимаем, что из 100 процентов, в лучшем случае 5 процентов – это легальные сайты. И связано это в первую очередь с тем, что… Ну, это касается не только сайтов, это касается продукции, которая на CD выпускается. Пирату не надо платить те самые отчисления, понимаете, да? То есть, его затраты только на само производство данного контента. То есть, либо на файл он переводит в формат определённый, либо он конвертирует, либо производит пластинку, ему нужно отчислять деньги исполнителю, ему нужно отчислять деньги автору, и так далее. Поэтому, прибыль легального производителя, составляет в лучшем случае, 10 процентов, 15 процентов, а то и меньше. А прибыль пирата составляет 80-90 процентов. Потому, что деньги, которые он потратил на производство, являются его основными затратами. И он может опять вкладывать эти деньги в дальнейшее не приобретение контента, а вкладывать в производство пиратского контента. А у легальных сайтов тяжёлая ситуация с точки зрения выживания. По одной простой причине, потому, что конкуренция с такими пиратскими сайтами тяжела. И в этой ситуации было бы очень здорово, если бы органы например МВД, прокуратуры, и правоохранительных органов, принимали активное участие в закрытии… Вы же помните историю двухнедельной давности. Torrents.ru?

 

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Да.

 

М. ДМИТРИЕВ: Закрыли. Неожиданно резко закрыли. Там битва по поводу Olf MP3, и так далее, и тому подобное. Когда это приобретает международный контекст почему-то, часто на это внимание не обращают. Есть сайт Зайцев.net. Самый популярный сайт на сегодняшний момент. Ведь я вам могу сказать, что предпринималось много попыток для того, чтобы этот сайт закрыть. Хорошо, предположим, закрыли. Что мешает завтра появиться Кроликов.net. И так будет до бесконечности. Для того чтобы это произошло, нужно, чтобы правоохранительные органы и судебная система, постановила изъять всё оборудование, в котором было произведено нарушение. То есть, сервера, компьютеры…

Н. БОЛТЯНСКАЯ: А если оно не здесь, оно может быть где-то…

 

М. ДМИТРИЕВ: Вот. И мы сейчас с вами говорим о законодательной системе в первую очередь – это раз, а второе – мы с вами говорим о том, чтобы когда мы обращаемся… Ну, тоже наверняка проходили, были же у вас ситуации в жизни, главное, чтобы их не было больше, когда вы обращались в органы МВД, с какими-то там своими проблемами, вам говорят: «Слушайте, у нас там убийц, насильников, ещё кого-то там предостаточно, не до тебя сейчас с твоими песнями». Это так. Это действительно так.

 

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Максим, к сожалению, время наше истекает, но наличие огромного количества вопросов доказывает только видимо или на сайте Российского авторского общества, или видимо ещё где-то, нужно вести разъяснительную работу в плане соблюдения авторских прав. Напомню, наш гость заместитель председателя совета директоров Российского авторского общества (РАО), генеральный директор первого музыкального издательства Максим Дмитриев. Спасибо большое, к сожалению, истекло время.

 

М. ДМИТРИЕВ: Спасибо.

Share this post


Link to post
Share on other sites
Guest 111

http://www.zvuki.ru/R/P/20445/

 

 

РАО защитило группу Deep Purple от нее самой

 

15 июня 2009 года Кировский районный суд Ростова-на-Дону вынес вердикт, который иначе, нежели абсурдным, назвать невозможно. После выступления Deep Purple в Ростове-на-Дону представители РАО Южного округа, действуя на основании статьи 1242 ГК, предъявили в суд иск от лица музыкантов Deep Purple. Нарушителями в иске названы... сами музыканты группы, а ответчиком - организатор концерта, ООО "Юг-арт".

 

В определении суда буквально значится, что "суд постановил взыскать... в пользу Яна Гиллана (Ian Gillan), Роджера Гловера (Roger Glover), Яна Пейса (Ian Paice) и Стива Морса (Steve Morse). 450 тысяч рублей за несанкционированное публичное исполнение композиций Яна Гиллана, Роджера Гловера, Стива Морса и Яна Пейса". Таким образом, для того, чтобы исполнять собственные песни, британские рокеры, оказывается, должны были получить "санкцию" РАО.

Решение суда опубликовано на сайте Конференция ЮрКлуба.

 

На закономерный вопрос "почему РАО решило защищать музыкантов от самих себя, в то время как британские рокеры вряд ли даже догадываются о существовании этой организации?" можно ответить философски: потому что оно может. Статья 1242 ГК содержит определение, что организации по управлению правами на коллективной основе "вправе от имени правообладателей или от своего имени предъявлять требования в суде, а также совершать иные юридические действия , необходимые для защиты прав, переданных им в управление на коллективной основе". Аккредитованная же организация (статья 1244) также вправе "от имени неопределенного круга правообладателей предъявлять требования в суде, необходимые для защиты прав, управление которыми осуществляет такая организация". Именно "аккредитованной организацией" и является РАО.

 

В принципе, если рассматривать ситуацию вне конкретики, можно предположить, что исходный посыл у юристов РАО примерно таков: все концертные организации, не позаботившиеся перед выступлением отдельным соглашением регламентировать выплату лицензионных отчислений за публичное исполнение прозведений зарубежных авторов, действительно нарушают действующее законодательство РФ. Если бы "нарушителями" были не музыканты DP, а любой другой коллектив, то отчисления были бы затребованы абсолютно корректно. Суд установил, что организаторы концерта не обращались за лицензией на публичное исполнение произведений в Южный филиал РАО. А следовательно, за каждый случай нелицензионного использования произведения ответчик обязан выплатить по 30 000 рублей (всего - 450 тысяч рублей), возместив расходы по оплате госпошлины в сумме 6100 рублей. То, что "нарушителями" названы сами музыканты-авторы песен, никого не смутило: договора на роялти у организатора концерта с группой нет, и самое главное (что, видимо, и явилось истинной причиной подчи иска) - не выплачены проценты, которые РАО удерживает в свою пользу из полученных отчислений.

 

Интересно, что сказали музыканты Deep Purple, узнав об этом экзотическом судебном решении.

Share this post


Link to post
Share on other sites

×