Перейти к содержанию
Авторизация  
tukutis

Вы не хотите знать, когда именно умрёте?, или Предложение, от которого трудно отказаться, и на которое не менее трудно согласиться

Рекомендуемые сообщения

Во многом знании — немалая печаль,

Так говорил творец Экклезиаста.

Я вовсе не мудрец, но почему так часто

Мне жаль весь мир и человека жаль?

 

Н.Заболоцкий

 

Везёт мне на странных людей. А также встречи, события, случаи, ситуации и так далее. Ну или не везёт  - это как посмотреть.

 

То ли они ко мне липнут, то ли я к ним, и не разберёшь. Да и зачем разбирать-то? Вот, допустим, примешься, разбираться то есть, такое может повылазить! так что ну его. А с другой стороны, ну как не вылезет? Тоже нехорошо.

 

Так что лучше не трогать, не будить то есть лихо, а жить да жить себе потихоньку, не привлекая ничьего внимания, или хотя бы делая это как можно  меньше/реже. Я про привлекать.

 

Но иногда, правда, не сдержишься, и ведь что характерно, думаешь потом - а зачем? Да низачем, просто так  получилось...

Возвращаясь ко странностям.

 

Специфические они у меня какие-то, можно сказать, деструктивные, со знаком минус то есть. По отношению к окружающим, ага.

 

Вроде и не хочешь, или хочешь, но не того, а всё равно, стоит подольше с человеком пообщаться (ненавижу это слово/термин, но за неимением более короткого с тем же смыслом, употребляю), как у него проблемы возникают. 

 

Сначала по мелочи, а потом всё серьёзнее и серьёзнее. Вплоть до...кхм...в общем, до тех пор, пока его вообще какие-либо проблемы волновать не перестают.

Не скажу, что сразу (хотя нечасто, но и такое бывает), но без исключений.

 

В универе все знали  - если на лабах попасть в одну со мной группу, десятилетиями отлаженная процедура непременно даст сбой.

 

В школе, если списал у меня, то гарантированно пойдёшь к доске, с подробными объяснениями, как, откуда, почему и что делал.

 

В детском саду у всех, сидевших со мной за одним столом, манная каша была с комочками, а молоко  - с пенкой! Кроме меня, естественно.

 

Электричка, в которой я еду, непременно опоздает. Вот просто встанет посреди перегона, минут на 10-15, а то и больше, и потом не нагонит. 

 

На стоящем за мной в очереди к кассе или банкомату, обязательно произойдёт сбой. Или карту зажуёт, или ещё что. 

 

Это вещи самые безобидные.

 

Самое поганое, что многие (или сами, или их родственники/наследники) начинают претензии предъявлять. Мол, до тех пор, пока с тобой не познакомился, всё было или хорошо, или терпимо. А как только, так и началось. 

 

Странные они! Я что, специально, что ли?

 

Да вообще, можно сказать, никак  - ни специально, ни неспециально.

 

Бывало и похлеще.

 

Вот, скажем, в проклятые 90-е, сыграл я в рулетку. Не в прямом смысле, в переносном. Хотя, пожалуй, и в прямом. С одной из пирамид, ага. Нет, не с МММ - с "Телемаркетом", слыхали о таком?

 

Купил на пару лимонов "акций", а меньше через месяц продал, почти со 100%-м наваром.

Ну, у меня и спросили  - а нам посоветуешь? Коллеги спросили... 

 

И что тут сказать? Сказал, мол, у меня взошло, а вот как с вами будет - не знаю, но на вашем месте, пожалуй, рискнул бы. 

 

Пролетили все! Ну то есть купить-то купили, а вот продать...не то что навара не получили, своего даже половины не вернули. Это кому повезло, а некоторые так и совсем ничего. Не вернули то есть. 

 

И потом ко мне с претензиями. А я тут причём!!?? Еле отбился.

 

 
 

Ещё один случай - не то чтобы друг, нет, просто хороший знакомый, сомневался  - жениться, нет? Там были некоторые обстоятельства, неоднозначные. Я возьми и скажи  - не был бы женат, точно женился бы, уж больно барышня хороша, во всех смыслах. На кандидатке то есть.

 

Отгуляли свадьбу, и сразу начались суровые будни  - молодая жена оказалась алкоголичкой. Через полгода развелись. И снова я виноват  - зачем советовал? 

Да не советовал я, просто оценку/суждение высказал, а решать уж сам решай.

 

Поссорились...

 

И так далее, и тому подобное, причём, повторяю, чем дольше, тем всё больше и серьёзнее у человека трудностей/проблем возникало.

Ну ладно, это всё присказка была, разминка/разогрев, так сказать.

 

Стою я, значит, намедни, перед витриной, подарок супруге на 8 марта выбираю. Рано, скажете? да нет, пора уже, время пролетит, и не заметишь.

Сложное это дело, скажу я вам! Ведь он и полезным, и приятным, и красивым должен быть, подарок-то. 

 

И банальщины/пошлости не хочется, а совсем даже наоборот.

 

Задумался, никак не могу решить. Да и не первая это витрина, с разным содержимым, ага. Прямо хоть монетку кидай. Кстати, тоже выход в подобных ситуациях, если с судьбой в орлянку рискнёте сыграть, конечно.

 

И ту слышу сзади-слева вопрос - Извините пожалуйста, что отвлекаю, но Вы не хотите узнать, когда именно умрёте?   

 

Я аж вспотел. 

 

Ну ни фига себе вопросик, думаю. На всякий случай огляделся  - нет, ни Азазелло с Абадонной, ни котов подозрительных, ни их мессира рядом не наблюдается.

Обычный мужичок, среднего возраста, средней (то есть незапоминающейся) внешности, без особых (да никаких) примет, среднего роста, в ничем ни в какую сторону не выделяющейся одежде... уж было подумал, что померещилось, переспросил  - Это вы мне?

 

Оказалось да, мне. Вопрос то есть, и именно такой.

 

Вот честно скажу, растерялся. А кто бы на моём месте не растерялся, услышав такое?

 

Хотя спрашивать подобное  - это ж смелым нужно быть! Ладно, если на интеллигента нарвёшься, а коли на пролетария или, не дай Бог никому, менеджера какого? беды ведь не оберёшься.

 

И что ответить-то? а ну как услышишь продолжение - подумаешь, бином Ньютона! Умрёте вы через... ну дальше помните. И действительно, десятки реализовать не удастся...

 

Можно, конечно, не отвечать - мало ли сумасшедших на свете, всем  отвечать замучаешься.

Дилемма, однако!

 

А мужичок продолжает  - Вы не подумайте, это не розыгрыш, и не чертовщина какая, просто, если согласитесь, и дата Вас не устроит, будет шанс её изменить. Вот только на сколько, и в какую сторону  - сказать заранее невозможно. Принцип неопределённости, знаете ли, никто не отменял. Чем меньше будет разброс между сегодняшней датой  и названной Вам как возможной, тем больше отклонение. Только учтите, переиграть будет нельзя. Ну это, конечно, если изменить захотите. А не захотите  - никто неволить не будет.

 

Вы подумайте пару минут, и если согласитесь, просто кивните. А не согласитесь - помотайте головой. А я отойду, чтобы не мешать.

И знаете, я ему как-то поверил.

 

Слишком уж абсурдная ситуация, чтобы быть ненастоящей.

 

И за секунду до истечения двухминутного срока я решился и...

 

Теперь вот жалею о своём выборе.

 

Так что когда вас вежливо спросят... ну вы поняли.

 

 

 

168441.jpg
 

Иоганн Вайс

Изменено пользователем tukutis
  • Спасибо (+1) 5
  • Ха! 2

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Я еще в ранней молодости понял - нельзя никому никогда давать никаких советов связанных с деньгами и личной жизнью, даже если очень просят. Все эти люди в поисках совета, обычно просто стараются переложить на тебя ответственность. Мол это не я такой дурак что вписался в финансовую пирамиду и пролетел, а это вот он, гадЪ меня такого умного-разумного обманул! Это не я облажался, женившись на алкоголичке - а вот этот негодяй меня уговорил!!!

Я и сам стараюсь по подобным поводам совета не просить, за свою жизнь нужно отвечать самостоятельно, и важные решения принимать с полным сознанием своей ответственности за последствия, это честно в первую очередь перед самим собой.

Изменено пользователем Прохожий
  • Спасибо (+1) 5

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

нечто подобное читала у Джерома К. Джерома.

Я знал так же твердо, как и то, что
за  ночью следует день:  какую бы  компанию я  ни  рекомендовал ему -  в
действительности или в его воображении,  -это предприятие обанкротится.
  • Спасибо (+1) 4

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
Спойлер

 

Старик в меховой шапке…

А.Арканов

 

 

Я ехал в "Красной стреле" в Ленинград. В командировку. Мои попутчики по купе довольно быстро разбрелись по полкам и уснули. В самом деле, гораздо удобнее добираться до Ленинграда поездом. Уснул в Москве — проснулся в Ленинграде. Как будто и не уезжал… Но мне почему-то не спалось. То ли я выпил несколько лишних чашек кофе, то ли еще почему-нибудь.

Я стоял в проходе, глядел в окно, ничего не видел и курил.

Около половины четвертого поезд вдруг начал тормозить и скоро остановился. Сквозь замерзшее окно расплывались огоньки какой-то станции…

— Снежный занос, — сказала проводница. — Минут сорок простоим. Вообще-то снежные заносы — довольно редкое явление на этой дороге. Но раз занос — значит, занос. Всякое бывает.

Я надел пальто и выскочил на маленький перрончик. Мороз был градусов под тридцать. Да еще с ветром. Я заглянул в деревянное строеньице, которое, видимо, должно было обозначать вокзал, и справа от себя увидел дверь с надписью "БУФЕТ".

Как ни странно, буфет работал. Впрочем, чего не бывает на таких полустанках…

Три столика из четырех были заняты. Какие-то раскрасневшиеся люди, по-видимому местные рабочие, руками ели огромные сардельки, макая их в блюдца с горчицей, и пили пиво. Один спал, уронив голову на стол, свесив руки. За четвертым столиком сидел старик и одиноко, задумчиво цедил пиво. Никто не обратил на меня ни малейшего внимания. Как будто я и не входил. За буфетной стойкой дремала типичная буфетчица в белом халате, напяленном прямо на неимоверно толстое пальто. Руки были спрятаны в рукава. Над буфетчицей кнопками была пришпилена надпись: "Буфет обслуживает ударников коммунистического труда".

— Кружку пива, пожалуйста, — сказал я буфетчице, — только не холодного.

— Куда уж холодного в такую стужу, — сказала она, зевнув.

— Сколько с меня?

— Двадцать шесть копеек.

Она пододвинула ко мне кружку пива и приняла прежнюю позу.

Я подошел к столику, за которым сидел старик.

— Вы разрешите присесть с вами? — сказал я.

— Сделайте милость, — ответил старик и переложил свою мохнатую шапку со стола на стул.

Я сел и начал маленькими глотками пить теплое пиво. Было очень приятно. Еще посматривал на старика. Лицо его затерялось где-то в глухой растительности. Даже глаза с трудом различались. Он, как и я, пил маленькими глотками, с остановками, и после каждого глотка покрякивал от удовольствия. Крякал он так смачно и заразительно, что я тоже начал покрякивать. Мое покрякивание старик воспринял, очевидно, как сигнал к разговору.

— В Питер? — спросил он.

— Туда, — сказал я. — А вы здесь живете?

— Я всюду живу.

— Как это — всюду?

— А вот так — всюду…

Я подумал, что старик нищий и что ему неудобно об этом распространяться. Всюду так всюду. Он, видимо, понял мою заминку.

— Небось думаете, с сумой хожу? — сказал старик.

— Нет, почему же?

— А просто всюду живу…

Я понял, что разговор становится несколько однообразным, и постарался переменить тему:

— А лет-то вам сколько?

— Много.

— Ну все-таки?

— Много… А назову сколько — не поверите.

— Почему ж не поверю?

— А люди нешто во что верят?.. Они только себе верят, да и то, когда пощупают.

— Но вы сами посудите — какие у меня основания, чтобы вам не верить?

— Э-э… Все так говорят, а потом не верят… Устал я от этих оснований. Трещу, как балаболка какая, а все впустую.

Старик показался мне занятным, и после долгих препирательств он вроде бы согласился рассказать немного о себе.

— Под пиво оно как-то легче пойдет, — сказал он.

Я принес пару пива, и он начал:

— Жили мы, значит, с моей старухой у самого моря… Почитай, лет тридцать жили, да еще годка три прибавь до венчания. Ну, я рыбачил. Когда удочкой, когда неводом… А старуха цельный день пряжу свою пряла. Домик у нас был никудышный… Можно сказать, не дом, а землянка ветхая… И вот, помню, однажды полный день просидел я на берегу со своим неводом — и ни хрена. То тину вытаскиваю, то траву какую-то… Солнце уж к закату было. Закинул я невод последний раз, вытаскиваю… Гляжу! Батюшки мои!.. Извините, не угостите сигареткой?

— Пожалуйста, — сказал я и протянул ему пачку "Шипки".

Старик размял сигарету, прикурил от моей, затянулся и продолжал:

— Да… Так вот, гляжу — светится что-то. Да так светится, аж глазам больно. Беру в руки… Не поверите! Рыбешка! Маленькая, а тяжелая… Фунта на четыре тянет! Вот тебе и рыбешка! Из чистого золота оказалась!.. Во, думаю, счастье. Ведь ежели эту диковину на базаре толкнуть, так всю жизнь можно припеваючи прожить… Да не тут-то было. Рыбешка вдруг разевает рот и говорит самым что ни на есть человеческим голосом… Вы когда-нибудь слыхали, чтоб рыбы разговаривали?

— Честно говоря, нет, — сказал я. — Вот, говорят, у дельфинов свой язык есть…

— Так то дельфины, — протянул старик. — Короче говоря, взмолилась она, чуть не плачет… Отпусти да отпусти. Не прогадаешь. Я, говорит, за это любое твое желание исполню… Э, думаю, была не была! Весь век в бедности жил — остаток как-нибудь проживу… И говорю ей ради интереса, что вот, мол, ничего мне от тебя не надо, а если можешь, так сделай, чтоб у моей старухи новое корыто было, а то наше совсем раскололось… Кивнула она головой, и отпустил я ее в море. Только хвостиком махнула…

Прихожу домой. Что такое? Глазам не верю! Старуха мои обмотки в новом корыте стирает!.. Откуда, спрашиваю, корыто? Да цыгане, говорит, проезжали. Я им разные побрякушки, а они мне — корыто…

Дура ты, дура, говорю. Это ж рыбка!.. И рассказал ей всю историю. Как начала она меня на чем свет стоит поносить! Простофиля, кричит, дурачина и все такое прочее… Старый ты, говорит, склеротик! Лучше б пить бросил! Гляди, уж до белой горячки напился, галлюцинировать начал!.. Где это видано, чтоб рыба по-человечьи болтала! Ступай проспись! И пока эту свою дурацкую дребедень из головы не выкинешь — на глаза не показывайся!.. Не поверила, значит…

Старик вздохнул и замолк… Помолчал немного, отхлебнул пива и продолжал:

— Да… Не поверила… А меня через это недоверие обида взяла… Почему, думаю? Что я, из ума, что ли, выжил? Для себя разве старался? Да мне от этой рыбки гроша ломаного не надо!.. Рассказал людям — засмеяли… Яйцами тухлыми закидали. Темнота, говорю, да у вас от этой рыбки полны закрома всякого добра будут!.. Не поверили, и все тут!.. И чего я после этого не делал! Куда не совался! И к околоточному ходил, в райком, у губернатора был, к депутату на прием попал, самому царю рапорт представил… Не поверили! Больше того — в остроге проморили… Вон видишь, прикладом все зубы повыбивали…

И старик показал мне бледно-розовые, без единого зуба, десны…

— А все от неверия… Да… И вот однажды в одной деревеньке, недалеко от Питера, повстречался я с одним молодым человеком. Шустрый, глазки, как угольки… Кучерявый такой смугленыш… Видать, не русский. Он мне первый и поверил. Внимательно так слушал, записывал чего-то… А на прощание полтину подарил… Уж потом, когда он про всю мою историю книжку написал, тогда поверили… Ан поздно. Я, правда, потом доказывал: вот, мол, не слушали меня, а на деле вон как получилось. Куда там! Никто и слушать меня не хотел… Вы на поезд-то не опоздаете?

— Нет-нет, — сказал я, — рассказывайте. Я услышу гудок.

— Сколько я потом от этого недоверия натерпелся! И ладно бы просто не верили… Так нет! Злобствовали при этом. И откуда столько злобы в людях?.. Помню, заприметил я как-то, что ежели на рану какую плесень класть… Ну, самую что ни на есть обыкновенную плесень, так рана от этого вроде бы затягивается… А тут в деревне парнишка помирал. Корова его в бок боднула. Я говорю: плесень на рану положите!.. И-и!.. Палками прогнали! Кто ж это, говорят, на рану падаль всякую кладет? Да еще и собак спустили. Еле утек… Во! — Старик снял валенок, засучил штанину и показал здоровенный шрам на левой икре.

— Тоже, стало быть, не поверили. А рассказал я про это двум докторам из Питера, так они ахнули! Дедушка, говорят, так ведь это ж пенициллин!.. Мне что, говорю, может, и пенициллин. Мне главное, чтоб поверили… А уж когда книжку они про это выпустили, тогда все поверили. А меня из-за этого чуть собаки не разорвали. Ну, с собак-то что? Спрос малый…

— Да, собака и есть собака, — почему-то в тон ему сказал я.

— И не скажите! — оживился он. — Какая собака! Вот в девятисотых годах был у меня Полкан… Вроде бы Полкан как Полкан, так нет. Пес-то интересный оказался… На дворе он у меня жил. Бывало, выйду его кормить, фонариком посвечу, а потом кость бросаю. Так и кормил. А тут как-то выбежал я ночью на двор по малой нужде, зажег фонарик, гляжу — а у Полкана-то моего из пасти слюна рекой бежит! Э, думаю, значит, собака соображает, что к чему… Значит, знает, что после этого фонарика ей жратву принесут… А раз соображает, стало быть, у нее ум есть! И что? Поверил кто? Ничуть! Один только старичок поверил… В Колтушах он жил, под Питером. В городки я с ним любил играть. Ох, и мастак играть был! Так вот он поверил… Написал книжку — на весь свет прославился…

Я нервно дергал под столом коленом и беспрерывно курил.

— Что молчите? Не верите? — Старик посмотрел на меня в упор. — Все так… Ну, да уж я устал обижаться. Сначала думал, что только в России люди такие неверующие, а оказалось — всюду. Народ везде одинаковый… В Германии, помню, рассказал я одному немцу свою думу. Никому не рассказывал. Уж если в рыбешку не верили, так в это и подавно… А тот немец мне чем-то показался… Симпатичный, в общем, был немец… Маленький, лохматый, и глаза у него понятливые такие… Так я ему и поведал свою думу… Ведь если, говорю, от нашей матушки-Земли лететь со скоростью света, то ты, говорю, год будешь лететь, а на Земле за это время, может, лет восемьдесят пройдет… Вот какая загвоздка!.. Рассказал. Ну и что? До сих пор многие не верят!

У меня пересохло во рту. Я вскочил и принес еще пару пива. Внезапно старик перегнулся ко мне через столик и сказал тихо:

— Вы мне, молодой человек, чем-то нравитесь… Хочу вам рассказать об одной удивительной, но очень страшной закономерности… Я о ней никому не рассказывал, потому что это очень страшно… Заприметил я, что…

— Не надо!! — в ужасе закричал я на весь буфет. Рабочие оглянулись на крик, буфетчица вскочила на ноги. Но, видя, что ничего не произошло, рабочие отвернулись к своим сарделькам, а буфетчица снова задремала.

— Не надо! — сказал я уже тише. — Я должен ехать… Извините…

— Не веришь, — сказал старик очень спокойно. — Не веришь. Никто не верит! Господи, удавиться, что ли?..

Я подбежал к буфетной стойке и лихорадочно стал рыться в карманах в поисках мелочи…

— Вот! — я бросил рубль. — Я еще должен вам за две кружки пива.

— Не бойтесь, не опоздаете, — зевнула буфетчица и начала неторопливо отсчитывать мне сдачу. — Небось еще не скоро расчистят… И откуда понанесло?.. Днем еще и в помине не было…

Одна монетка упала на пол. Буфетчица нагнулась, подняла ее и продолжала:

— А старик-то этот еще с утра: занос будет, занос… Вот и накаркал… Копеечку я вам, наверное, не найду… Спичек не надо?

Я выскочил из пивной…

 

  • Спасибо (+1) 1
  • Ха! 2

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Для публикации сообщений создайте учётную запись или авторизуйтесь

Вы должны быть пользователем, чтобы оставить комментарий

Создать учетную запись

Зарегистрируйте новую учётную запись в нашем сообществе. Это очень просто!

Регистрация нового пользователя

Войти

Уже есть аккаунт? Войти в систему.

Войти
Авторизация  

×