Jump to content

Archived

This topic is now archived and is closed to further replies.

Yennefer

Сердце рвётся в Сибирь

Recommended Posts

"NIE"

 

29 декабря 2009 г.

 

dunat-1.jpg

 

Божена Дунат

 

 

Сердце рвётся в Сибирь

 

16dbb58a975c.jpg

 

 

Несколько месяцев тому назад телеканал «Полония» повёз его в Сибирь. Из Варшавы четверо суток поездом. Енисей оккупировали загорающие. Было тепло, можно было ходить в рубашке с коротким рукавом. Теперь хотят, чтобы он поехал со съёмочной группой в феврале 2010 года. Доедут на машине туда, где холодней и страшней всего. Поедут по дорогам, а потом - по замёрзшим рекам как можно дальше на север.

 

Рышард Прокопович не любит мороза и собственными глазами видел, как река, которая из-за морозов должна была быть сплошным куском льда, поглощает автомашины. На его глазах она забрала русских, потому что их грузовик как раз попал на горячий источник.

 

Прокопович отказался от участия в поездке, хоть она намечена на 70-ю годовщину депортации, 70-ю годовщину его первой поездки в Сибирь, а передачу увидела бы вся Польша.

 

***

 

10 февраля 1940 года, Эльжбецин под Ломжей, ночь, стук в двери.

«Otkrywaj skorey!» – услышали они.

Они подумали, что русские пришли арестовать отца – сельского старосту, и он бежал через окно. Но они пришли за всеми. Забрали Рышарда, мать, бабушку, двух братьев – Иеремия и Лонгина, двух сестёр – Янину и Тереню. Терене было полтора года.

«У вас есть 15 минут. Берите тёплую одежду и продовольствие. Вы будете переселены», - услышали они.

Постель они увязывали одеялами, одежду и хлеб паковали в мешки. Командир не погонял, 15 минут растянулись в час. То, что они собрали, не помещалось на одни сани. В Ломже их посадили в вагон. Был сильный мороз, а тут щели в тонких стенках, маленькая печка, немного угля. Посередине уборная – обычная дырка в полу.

Людей собралось много. От их дыхания щели затянулись инеем, и вагон превратился в иглу. Женщины повесили простыни, и не нужно было, отправляя естественные нужды, светить голым задом. На некоторых станциях давали жидкий суп или кипяток. Если кто-то хотел пить, лизал заиндевевшие стены. Ехали четыре недели.

Вышли на станции Бурачиха в Архангельской области. Получили барак из балок, утеплённый мхом. Взрослые должны были рубить деревья за 500 граммов хлеба. Неработающие получали по 300 граммов. Его посчитали взрослым. Ему было 12 лет.

Хуже всего были клопы, которые кусали до крови. И отсутствие врача.

Бабушка простудилась и умерла. Её похоронили в гробу, который сколотили из неоструганных досок.

 

***

 

13 августа 1941 года Сталин подписал с Сикорским соглашение, и польские ссыльные могли вернуться домой. Прокопович помнит, что русские сибиряки завидовали их свободе. Прокоповичи решили ехать в Узбекистан. Потому что там тепло, и работа, может быть, полегче, армия Андерса близко...

Еды у них не было, рублей мало. На станциях Рышард выскакивал с Лонгином, чтобы купить, а чаще - украсть хлеб. Лонгин заговаривал зубы продавщице, а младший Рысек хватал, что удавалось. В Кунгуре поезд отправился слишком быстро, и Рышард остался на перроне. Голодный, без денег, один.

Милиционер привёл его в детскую комнату. Начальница пообещала, что найдёт его семью, но тут же вернулась к прерванному чтению.

Вместе с группой других детей он попал на Иртыш. Их посадили на красивый белый пароход. Сказали, что отвезут в детдом, где будет тепло и сытно. Но питание на корабле – суп с куском хлеба – выдавали по списку. Рышарда Прокоповича в нём не было.

«Я хочу есть», - просил он воспитателя.

«Но мы не можем дать чужим», – ответил тот.

Так прошли сутки.

«В списке есть Павел Патышев, но вообще-то его нет. Какая тебе разница, Прокопович или Парышев? Мне всё равно, а ты живым до Тобольска не доедешь. А там объяснишь, что и как», - сказал ему воспитатель.

Прокопович стал русским, Павлом Патышевым, родившимся 12 мая 1930 года в Севоярцево.

Он ревел, когда к нему подошёл ровесник, Васька.

«Ну и что?» – спросил он, «Я всю жизнь сирота, и ничего, живу. Давай держаться вместе. Легче что-нибудь украсть, спрятать, доносчиков отлупить...»

 

***

 

Тереня умерла в поезде, Иеремий - после 20 дней в больнице. Янина попала в армию Андерса и в сентябре 1943 года выехала в Ирак вместе с матерью и Лонгином. Женщины поселились в Нью-Йорке. Лонгин – во Франции. Они не вернулись в Польшу.

Рышард Прокопович часто вспоминает детский дом, хоть кровать из неструганных досок напоминала бабушкин гроб, а старшие воспитанники должны были зарабатывать на хлеб. Учились четыре часа в день, в основном, математике и русскому языку. Ночью по верёвкам лазили на соседскую мельницу за мукой. Бросали её в кипяток и ели. Когда-то он чуть не утонул в болоте. Провалился по шею, но Васька, рискуя жизнью, его вытащил.

 

***

 

Рышард сдал на водительские права. Он был хорошим шофёром. Крутился, как все. Платил добром за добро, с которым он встречался. Помогал людям, как мог. Женился на русской, Анне, которая работала уборщицей в райкоме партии. Построил дом в Нововаршавке.

«В посёлке было 8 тысяч жителей. Его основали царские солдаты в 1906 году. Они служили в Варшаве и считали этот город самым красивым на свете. За заслуги царь велел им взять столько сибирской земли, сколько они захотят. Они выбрали то место, потому что там прекрасные луга, озеро, река», - улыбается Прокопович.

Однажды он купил «Трибуну Люду». Помнит, что она стоила 2 копейки, а пустая бутылка из-под водки – 22 копейки. Он не знал польских букв. Смотрел на неё и смотрел, что-то припоминал, стонал, снова смотрел, пока не увидел рубрику о розыске пропавших. Написал. Отозвалась двоюродная сестра из-под Ломжи. Он сообщил властям, что хочет снова стать Прокоповичем, посетить Польшу, а, может быть, Францию и США. Власти не знали, что с ним делать. Он получил 10 лет лагерей.

В Красноярском крае он занимался тем же, что раньше – возил людей и лес. Через три года объявили амнистию. Он снова взялся за своё – трудно напугать Сибирью того, кто считает эти края родными. В 1966 году ему вернули прежнюю фамилию. Не без трудностей. Польские чиновники, устанавливая его личность, разыскали в Нью-Йорке его мать. Боясь, что у него могут быть неприятности, она не призналась, что у неё был сын Рышард, и что она была с ним в Сибири.

 

***

 

Скромный домик в Эльжбецине. Родной дом Терески. Тереска – жена Рышарда. Счастливая – ведь она ждала его столько лет. Первая и единственная, потому что Анна-уборщица умерла, нося фамилию Патышева.

Я спрашиваю, ненавидит ли хозяин русских, возвращается ли к нему Сибирь в ночных кошмарах.

«Он влюблён в эту страну. У нас телевизор всё время настроен на московскую программу. Он все новости слушает, проверяет, какая температура Архангельске, а какая в Тобольске», - отвечает пани Тереса.

Он счастлив, что ему удалось вернуться. Также по материальным причинам. Кроме российской пенсии (80 долларов) он получает польскую, так называемую сибиряцкую, 1200 злотых (около 400 долларов. – прим. перев.). Намного больше, чем получал бы в Нововаршавке. И ценность денег другая. Недавно сибирский приятель подарил ему две банки мёда. В ответ Прокопович купил ему джинсовый костюм за 60 злотых. В Сибири за такое чудо надо было бы заплатить месячную пенсию.

Пани Тереска смеётся, что благодаря мужу о ней узнает весь мир. Сейчас, по случаю годовщины депортации, Белостоцкое радио готовит материал о Патышеве-Прокоповиче. Обещает передачу и Польское телевидение. Только бы эти программы не были выдержаны в чёрно-белых тонах. Только бы не учили ненависти...

У Прокоповича четверо детей, и только одна дочь поселилась в Польше.

Послание, с которым Прокопович хочет обратиться к миру, простое и абсолютно аполитичное:

 

Чтобы Вам никогда не было холодно,

Чтобы у Вас никогда не было недостатка в хлебе,

Чтобы у Вас никогда не было недостатка в любви.

 

Текст в рамке:

 

15 мая 1591 года жители Углича нашли тело малолетнего наследника трона Димитрия и совершили самосуд над мнимыми преступниками. За это на Урал был выселен целый город. Официально был выслан и набатный колокол. Он попал в Тобольск. Перед этим у него торжественно отрубили ухо, вырвали язык и наказали плетьми. С этих пор ссылки стали распространённой мерой наказания и средством профилактики. В Сибирь ссылали политических узников – в том числе польских повстанцев, и обычных преступников. Так как у местной администрации не хватало кадров, относительно легко было получить работу чиновника. С 1630 года, по царскому указу, каждый ссыльный дворянского происхождения, перейдя в православие, получал дворянское звание. Дети ссыльных имели статус свободных людей. В XIX веке в Сибирь попадало 10-15 тысяч людей в год. Во времена Сталина возникла сеть лагерей.

 

В 1941-52 годах в Сибирь было вывезено 132 тысячи поляков. 28 тысяч погибло.

 

(Источник – Википедия)

 

ОРИГИНАЛ:

ПЕРЕВОДИКА

Share this post


Link to post
Share on other sites

Спасибо, Yennefer.

И вот какой вопрос по прочтении, в фоновом режиме. Выселяли далеко не всех. Тема "осадничества" и довоенной демографической политики Польши на восточных землях в России почти не затронута. А в Польше?

Share this post


Link to post
Share on other sites

Спасибо, Yennefer.

И вот какой вопрос по прочтении, в фоновом режиме. Выселяли далеко не всех. Тема "осадничества" и довоенной демографической политики Польши на восточных землях в России почти не затронута. А в Польше?

Надо поискать, так мне не попадалось.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Недавно сибирский приятель подарил ему две банки мёда. В ответ Прокопович купил ему джинсовый костюм за 60 злотых. В Сибири за такое чудо надо было бы заплатить месячную пенсию.

Резануло. 60 злотых - 20 дол. 1 кг меда - 12-15 дол.

Share this post


Link to post
Share on other sites
Рышард Прокопович не любит мороза и собственными глазами видел, как река, которая из-за морозов должна была быть сплошным куском льда, поглощает автомашины. На его глазах она забрала русских, потому что их грузовик как раз попал на горячий источник.

Вот это место не понял. На Енисее есть горячие источники? Откуда же они бьют, если его средняя глубина, насколько мне помнится, около 40 метров?

Share this post


Link to post
Share on other sites

Спасибо за перевод Yennefer!

Только немного не понял вот здесь

Родной дом Терески. Тереска – жена Рышарда. Счастливая – ведь она ждала его столько лет. Первая и единственная, потому что Анна-уборщица умерла, нося фамилию Патышева.

Он же был вывезен в Сибирь в 12 лет, как его могла ждать в Польше жена? :kolobok_neutral:

И потом, мне показалось, или нет, в тексте какое-то пренебрежительное отношение к его первой жене? - "Анна-уборщица" Как-то странно звучит.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Спасибо за перевод Yennefer!

Только немного не понял вот здесь

Родной дом Терески. Тереска – жена Рышарда. Счастливая – ведь она ждала его столько лет. Первая и единственная, потому что Анна-уборщица умерла, нося фамилию Патышева.

Он же был вывезен в Сибирь в 12 лет, как его могла ждать в Польше жена? :kolobok_neutral:

И потом, мне показалось, или нет, в тексте какое-то пренебрежительное отношение к его первой жене? - "Анна-уборщица" Как-то странно звучит.

Чёрт его знает, может, детская любоаь какая-нибудь. А может, как в "Трембите" - родители хотели поженить. Непонятности тут, тут по-моему, и ещё есть - например, эпизод со сменой фамилии. Конечно, мы в те времена не жили, мирной меркой военную голодуху трудно мерить, но чтобы ребёнку позволили сутки голодать (да ещё и с перспективой помереть) при наличии общего котла - ну не могу представить.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Ну что вы к мелочам придираетесь :)

Интересно, это когда пустая бутылка стоила 22 копейки? До реформы 1961? Тогда сколько стоила газета в то время?

Дедушка старый - он хороший :)

Share this post


Link to post
Share on other sites

Недавно сибирский приятель подарил ему две банки мёда. В ответ Прокопович купил ему джинсовый костюм за 60 злотых. В Сибири за такое чудо надо было бы заплатить месячную пенсию.

Резануло. 60 злотых - 20 дол. 1 кг меда - 12-15 дол.

 

Я тоже заметил. Поляк все переврал.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Правильно, есть простой старый поляк Рышард Прокопович. Нормальный мужик, работяга, в жизни хлебнул лиха. Зла ни на кого не держит, Россию любит. А есть простая польская журналистка Божена Дунат, написавшая эту статью и знающая о России и нашей истории из статей таких же журналистов. Разница есть?

Share this post


Link to post
Share on other sites

×