Jump to content
Sign in to follow this  
dmiyur

Т-60 – танк-смертник

Recommended Posts

"Башня - как шестигранная гайка, 

И катки, только вот без резины, 
И усилие на фрикционе 
В сорок пять боевых килограмм… 
Сталинградская "тридцатьчетвёрка" 
Немцев все-таки затормозила, 
Встав под бомбы, снаряды и мины, 
Просыпался покуда Урал.

На пробитый, залатанный корпус 
Ставим гайку залатанной башни, 
Проводами и трубками вместе 
Пацаны это соединят. 
Дыры все нам потом залатают, 
Быть фашистом подбитым – не страшно, 
Свой БК сдетонирует если, 
Вот тогда лишь не станет меня.

За ворота – и сразу в атаку. 
Героически, без подготовки, 
И по корпусу пара болванок, 
И заклиненной башни погон… 
И на тросах дорога обратно, 
И ремонтников жёсткие руки, 
Отбраковка, разборка и сварка, 
А наутро – опять под огонь.

Жизнь, что вертит судьбою, 
Рассудила вот так: 
Для единого боя 
Одноразовый танк. 
И понять это сложно – 
Наша жизнь как вода! – 
Что подбить его можно, 
А убить – никогда!

Дни, что чёрными были от дыма, 
И от выстрелов светлыми ночи, 
И несла пулемётные строчки 
В нефти с кровью речная вода… 
Сталинградская "тридцатьчетвёрка" 
Была собрана из героизма, 
Так как, блин, комплектующих прочих 
Не осталось уже на складах.

Под сиренами долгих бомбёжек, 
Под снарядами пушек немецких, 
Но стране, истекающей кровью, 
Подставляя стальное плечо, 
Жизнь людскую меняя на танки, 
Два часа – и на выход машина, 
Потому что другие заводы 

Не добрались до места ещё.

Жизнь, что вертит судьбою, 
Рассудила вот так: 
Для единого боя 
Одноразовый танк. 
И понять это сложно – 
Наша жизнь как вода! – 
Что подбить его можно, 
А убить – никогда!

Будут после тагильские танки, 
Ленинградские грозные ИСы 
Рвать на клочья врага оборону 
По дорогам красивых побед. 
Только в каждой победной машине, 
Тем, что выйти на фронт разрешила, 
Сталинградская «тридцатьчетвёрка» 
Свой оставила памятный след.

 

Жизнь, что вертит судьбою, 
Рассудила вот так: 
Для единого боя 
Одноразовый танк. 
И понять это сложно – 
Наша жизнь как вода! – 
Что подбить его можно, 
Победить – никогда! "(С)

Share this post


Link to post
Share on other sites

 

 

 

что касается идей о "сотнях тысяч танков", то , как правило, их авторы вообще не интересовались такими низменными вопросами, как, например, обеспечение, управление и снабжение.

 

Тухачевский не говорил о ста тысячах танков, это то ли бред недопонявших журналамеров, то ли клевета. Тухачевский предлагал заблаговременную подготовку всех заводов к быстрому переходу на выпуск военной продукции взамен мирной при необходимости. И чтобы если надо - те заводы могли сделать 100 000 танков, считая, что часть будет эрзацами.

Так, собственно, в войну это и случилось -  выпущено 100к единиц бронетехники, из них часть - эрзац.

За четыре года, а не за два, как мечтал Тухачевский - ну так на то и жизнь, чтобы коррективы вводить. К тому же надо понимать типичный в делёжке государственных ресурсов ход - проси больше, чтобы получить нужное. 100 к танков за два года - это не ПЛАНЫ Тухачевского, это ПОЖЕЛАНИЯ.

 

Ага,Тухачевский не говорил.  ...это Пожелания.  То-то ИВС  некультурно высказался в его адрес.Нельзя-ли узнать,когда Тухачевский высказал такие пожелания?Вроде в 1927м году.НЕ? И где были те заводы-которые могли бы нашлёпать такую кучу танков?

Share this post


Link to post
Share on other sites

 

 

Сорок тысяч танков

Ну а теперь дошли мы и до сорока тысяч танков, которые будто бы предлагал изготовить Тухачевский в течение одной пятилетки, за что его и прозвали «красным милитаристом». Вопрос любопытный, поскольку эти сумасшедшие тысячи являются козырным тузом компромата против «красного маршала». И тут, совершенно неожиданно, исследование такого простого момента биографии нашего героя превратилось в форменный детектив. Вроде бы в декабре 1927 года Тухачевский направил Сталину записку, где говорил о технической отсталости Красной Армии, и предлагал планы перевооружения, а в 1930 году — еще одну. Для начала оказалось, что ни одну из этих докладных записок никто целиком не видел. Виктор Суворов, запустивший эту информацию, не озаботился сказать, где именно он ее прочел. Провещал — и все поверили.

Дальше — интересней. Вот что пишет об этой записке Иссерсон:

«Узкому кругу работников Штаба РККА было известно, что в 1928 г. он написал докладную записку о необходимости перевооружения нашей армии и развития военно-воздушных и бронетанковых сил. В записке Тухачевский говорил, что наша армия в техническом оснащении и развитии авиации отстала от европейских армий. Необходимо, писал он, немедленно приступить к ее полному техническому перевооружению, создать сильную авиацию с большим радиусом действий и бронетанковые силы из быстроходных танков, вооруженных пушкой, и перевооружить пехоту и артиллерию, дать армии новые средства связи (главным образом радиосредства) и новые переправочные имущества. Для решения этих задач нужно развивать нашу военную промышленность и построить ряд новых заводов».

Как говорится: кто бы спорил!

Затем Иссерсон пишет: «Далее давался расчет количества новых средств вооружения всех видов. Для того времени предлагаемые цифры были действительно грандиозными…»

Да, грандиозными — но какими? С. Минаков, автор книги «Сталин и его маршал», — единственный, кто эти докладные читал, утверждает, что ничего грандиозного в этих цифрах не было. Зато резюме чрезвычайно интересное: «Он (Тухачевский) предлагал альтернативный правительственному оборонный проект. Он предлагал программу, которая смещала военно-экономическую доминанту в оборонную сферу. Это уже была особая концепция развития страны и государства».

И что же это за концепция?

Споры о модернизации армии шли вовсю, концепций было несколько, они жестко конкурировали между собой. 11 января 1930 года Тухачевский, который и в округе не может успокоиться, пишет еще одну докладную записку на имя Ворошилова, с программой модернизации РККА. К концу пятилетки, согласно этому плану, Красная Армия должна была насчитывать 260 стрелковых и кавалерийских дивизий, 50 дивизий артиллерии и минометов, и вот тут снова вылезают эти 40 тысяч танков и 50 тысяч самолетов. Что странно, поскольку он еще с 1921 года ратовал за то, что страна в мирное время должна иметь небольшую высокопрофессиональную армию. И вдруг — такое «планов громадье»…

Чуть ниже разберемся и в этом противоречии. Однако суть предложения-то была не в этом.

«Существо концепции модернизации М. Тухачевского, — пишет Минаков, — заключалось, как он предлагал, в необходимости «ассимиляции производства, которая должна представлять из себя двусторонний процесс: военные производственные мощности, частично занимающиеся выпуском мирной продукции, и гражданские производства, которые путем дополнительных затрат приспосабливаются к быстрому переходу на военные рельсы»».

Оп-паньки! Так это что — не Сталин придумал? Тот способ организации производства, который в войну, по сути, спас страну — не сталинский?!!

 

Но дальше — еще интересней. Вокруг плана творится что-то странное. Наркому для того, чтобы разобраться с этим документом, понадобилось почти два месяца. 5 марта 1930 года он пишет Сталину: «… Направляю для ознакомления копию письма Тухачевского и справку штаба по этому поводу. Тухачевский хочет быть оригинальным и радикальным. Плохо, что в КА[30] есть порода людей, которая этот радикализм принимает за чистую монету…» 23 марта Сталин отвечает: «Я думаю, что «план» т. Тухачевского является результатом увлечения «левой» фразой, результатом увлечения бумажным, канцелярским максимализмом. Поэтому-то анализ заменен в нем «игрой в цифири», а марксистская перспектива роста Красной Армии — фантастикой. «Осуществить» такой «план» — значит наверняка загубить и хозяйство страны, и армию. Это было бы хуже всякой контрреволюции…» Нарком тут же сообщил Тухачевскому об оценке Сталина, добавив: «Я полностью присоединяюсь к мнению т. Сталина, что принятие и выполнение Вашей программы было бы хуже всякой контрреволюции, потому что оно неминуемо повело бы к полной ликвидации социалистического строительства и к замене его какой-то своеобразной и, во всяком случае, враждебной пролетариату системой «красного милитаризма»». И всю эту историю, включая оценку Сталина и свою собственную, он огласил на расширенном заседании Реввоенсовета.

Эта часть истории широко известна. Менее известно ее продолжение.

.. Михаил Николаевич обиделся всерьез. 19 июня он пишет уже лично Сталину: «Я не собираюсь подозревать т. Шапошникова в каких-либо личных интригах, но должен заявить, что Вы были введены в заблуждение, что мои расчеты от Вас были скрыты, а под ширмой моих предложений Вам были представлены ложные, нелепые, сумасшедшие цифры»…

Хотите знать, чем кончился этот «роман в письмах»? В конце концов 9 января 1931 года Сталин вызвал Тухачевского в Кремль и принял его предложения. Тухачевский вскоре был назначен начальником Красной Армии по вооружениям, а Шапошников отправился командовать Приволжским военным округом. Вот об этом Суворов не пишет.

Кроме того, два года спустя, когда уже была принята танковая программа Тухачевского, Сталин написал еще одно письмо, завершающее эту эпистолярную эпопею.

«Т. Тухачевскому. Копия Ворошилову.

Приложенное письмо на имя т. Ворошилова написано мной в марте 1930 г. Оно имеет в виду два документа, а) вашу «записку» о развертывании нашей армии с доведением количества дивизий до 246 или 248 (не помню точно).

б) «Соображения» нашего штаба с выводом о том, что Ваша «записка» требует, по сути дела, доведения численности армии до 11 миллионов душ, что «записка» ввиду этого нереальна, фантастична, непосильна для нашей страны.

В своем письме на имя т. Ворошилова, как известно, я присоединился в основном к выводам нашего штаба и высказался о вашей «записке» резко отрицательно, признав ее плодом «канцелярского максимализма», результатом «игры в цифры» и т. д.

Так было дело два года назад.

Ныне, спустя два года, когда некоторые неясные вопросы стали для меня более ясными, я должен признать, что моя оценка была слишком резкой, а выводы моего письма — не совсем правильны…

Мне кажется, что мое письмо не было бы столь резким по тону и оно было бы свободно от некоторых неправильных выводов в отношении Вас, если бы я перенес тогда спор на эту новую базу. Но я не сделал этого, так как, очевидно, проблема не была еще достаточно ясна для меня.

Не ругайте меня, что я взялся исправить недочеты моего письма с некоторым опозданием.

7.5.32.

С ком. прив. Сталин».[31]

После истории с «красным милитаризмом» дела Тухачевского снова пошли в гору. 7 ноября 1933 года он принимал военный парад на Красной площади. Что тут такого? Да ничего особенного… но вообще-то это делает нарком обороны. В том же году он получил орден Ленина, а в 1935 году стал одним из пяти первых маршалов Советского Союза.

… Но все же — сколько там танков-то было? Неужели сорок тысяч? И что, он вправду предлагал в случае войны бронировать трактора, делая из них танки?

Нет. Не сорок, а сто тысяч. Что же касается бронированных тракторов…

Впрочем, вот выдержки из текста записки от 30 декабря 1930 года.

«Уважаемый товарищ Сталин!

В разговоре со мной во время 16-го партсъезда по поводу доклада Штаба РККА, беспринципно исказившего и подставившего ложные цифры в мою записку о реконструкции РККА, Вы обещали просмотреть материалы, представленные мною Вам при письме, и дать ответ.

Я не стал бы обращаться к Вам с такой просьбой после того, как вопрос о гражданской авиации Вы разрешили в масштабе большем, чем я на то даже рассчитывал, а также после того, как Вы пересмотрели число дивизий военного времени в сторону значительного его увеличения. Но я все же решил обратиться, т. к. формулировка Вашего письма, оглашенного тов. Ворошиловым на расширенном заседании РВС СССР и основанного, как Вы мне сказали, на докладе Штаба РККА, совершенно исключают для меня возможность вынесения на широкое обсуждение ряда вопросов, касающихся проблем развития нашей обороноспособности…»

Это уже интересно! Выходит, Сталин, самый трезвый из глав государств, стал более милитаристом, чем сами «красные милитаристы», пусть даже по отдельным вопросам…

«В дополнение к ранее посланным материалам, я хочу доложить о последних данных, которые мне удалось подработать по вопросу о массовом танкостроении. В моем первом письме к Вам я писал о том, что при наличии массы танков встает вопрос о разделении их по типам между различными эшелонами во время атаки.[32] В то время как в первом эшелоне требуются первоклассные танки, способные подавить противотанковые пушки, в последующих эшелонах допустимы танки второсортные, но способные подавлять пехоту и пулеметы противника.

Устоявшаяся на опыте империалистической войны консервативная мысль представляет себе развитие танков в тех, сравнительно небольших массах, в каких их видели в 1918 году. Такое представление явно не правильно.

Уже к 1919 году Антанта готовила 10 ООО танков, и это почти на пороге рождения танка. Представление будущей роли танков в масштабе 1918 года порождает стремление соединить в одном танке все, какие только можно вообразить, качества. Таким образом танк становится сложным, дорогим и неприменимым в хозяйстве страны. И наоборот, ни трактор, ни автомобиль не могут быть непосредственно использованы как основа такого танка.

Совершенно иначе обстоит дело, если строить танк на основе трактора и автомобиля, производящихся в массах промышленностью. В этом случае численность танков вырастет колоссально…

… Красный путиловец с марта 1931 года будет выпускать новый тип трактора, в полтора раза более сильный. Нынешняя модель слишком слаба. Новый трактор даст отличный легкий танк. Модель Сталинградского завода и Катерпиллер также приспособляются под танк…»

Извините, но ведь это совсем не то, что писали — будто бы он предлагал бронировать трактора. Историкам простительно, они гуманитарии… но все же модель трактора — это далеко не сам трактор. Это просто-напросто «рецепт» его производства. И все сказанное означает не то, что из уже готовых тракторов будут делать танки, а то, что тракторный или автомобильный завод можно без серьезной перестройки производства приспособить под танковый, только и всего…

Но, наконец-то, мы подошли и к цифрам…

«Итак, мы обладаем всеми условиями, необходимыми для массового производства танков. Причем в моей записке о реконструкции РККА я не преувеличил, а приуменьшил возможности производства у нас танков.

а) в 1932 г. — 40 ООО по мобилизации и 100 ООО из годового производства и б) в 1933 эти цифры могли бы возрасти раза в полтора.

… Вряд ли какая-либо капиталистическая страна или даже коалиция в Европе на данной стадии подготовки антисоветской интервенции смогла бы противопоставить что-либо равноценное в этой новой, массовой подвижной силе…»[33]

И все же странно: неужели автору записки неясно, что через несколько лет эти танки устареют и будут ни на что не годны? И снова надо будет клепать новые, а потом еще и еще?

Да, но при чем тут несколько лет? Ясно ведь сказано: на данной стадии подготовки антисоветской интервенции.

А полезно все-таки читать документы в оригинале!

Потому что из записки ясно следует, что Тухачевский не предлагает разогнать производство и штамповать по 40 тысяч танков в год. Он предлагает его приготовить к тому, чтобы в случае необходимости выдать 40 тысяч по мобилизации. А мобилизация, если нам память не изменяет, вещь вполне конкретная и проводится в конкретном случае — «если завтра война». И записка эта явно, черным по белому, предлагает: подготовить автомобильные и тракторные заводы к тому, чтобы в случае, если война начнется в 1931–1932 годах, немедленно начать выпускать легкие танки «второго эшелона» на базе уже существующего производства. Вот в чем подлинный смысл этой записки, а вовсе не в том, чтобы в мирное время наводнить страну переклепанными тракторами. Неудивительно, что Сталин извинился.

Дело в том, что именно это время было временем наибольшей «военной тревоги» для Советского Союза. Отношения с Германией потихоньку стали разлаживаться. В начале 1931 года Франция готова была предоставить Германии заем в 2–3 миллиарда золотых франков на условии пересмотра советско-германских отношений. 23 июня 1932 года советская разведка, например, получала из Берлина сообщения такого рода: «Генерал Шлейхер[34] и командование рейхсвера считают момент для интервенции против России назревшим. Генерал Шлейхер стоит за то, что интервенция должна быть начата еще в этом году. Внутренние трудности Советского Союза настолько велики, что уже факт объявления войны может привести к антикоммунистическому перевороту… В стране установится военная диктатура, которая свергнет Сталина». И эти тоже ждали Наполеона…

Остальные милые соседи своего отношения к СССР, естественно, не изменили. Момент же для удара был более чем удачный. Советский Союз полностью, как казалось, увяз в коллективизации, индустриализация была в самом начале, в стране существовала мощнейшая «пятая колонна».

Уборевич, предшественник Тухачевского на посту начальника вооружений, в 1936 году писал Орджоникидзе: «Я знаю сейчас, в 1936 году, что много было сделано, очень много ошибок. Оправданием мне служит одно — я чертовски боялся войны в 1930 и 1931 годах, видя нашу неготовность. Я торопился…»

Тухачевский тоже торопится, и по той же причине — он боится войны в 1931 и 1932 годах.

Кстати, и эти фантастические цифры он ведь тоже не с потолка взял. Они были увязаны с пятилетним планом. Существовало два плана: «оптимальный», то есть план как таковой, и «пересмотренный». Так вот: по первому варианту в 1932–1933 годах предлагалось произвести 50 тысяч тракторов и 130 тысяч автомобилей, а по второму — соответственно 197 и 350 тысяч. Так что Тухачевский в своем максимализме не одинок.

В этом «громадье планов» ему принадлежит вторая скрипка, а первую партию исполняет Госплан…

… Война не состоялась. Во многом «помог» пришедший к власти Гитлер. Германия была еще слишком слаба, чтобы немедленно напасть на СССР, зато западные соседи, особенно Польша и Франция, теперь были озабочены проблемами сосуществования с Третьим рейхом. Французское правительство вдруг стало искать дружбы Страны Советов. Война была отсрочена, и 40 тысяч танков Тухачевского попросту не понадобились. В рамках обычной программы к концу 1931 года предполагалось иметь в армии около 1000 танков, к концу 1932 года — около 4000, к концу 1933-го — до 8500 танков. А вот мобилизационная мощность промышленности — на случай войны — была и вправду рассчитана на сорок тысяч.

Но об этом Суворов (не фельдмаршал) почему-то тоже не написал…

Еще раз повторим: Тухачевскому не повезло. В середине 50-х годов его имя попало в центр грязной политической кампании, и так с тех пор там и пребывает. И каждый, кто берется писать об этом человеке, сначала формирует свое отношение к нему, а уж потом подбирает под него факты. Интересно, когда-нибудь кто-нибудь напишет о его работе и о его вкладе в строительство Красной Армии объективно?

http://www.e-reading.club/chapter.php/1020387/52/Prudnikova_-_Vzlet_i_padenie_krasnogo_Bonaparta.html

Share this post


Link to post
Share on other sites

 

 

 

 

 

Да, кто-нибудь в курсе откуда взялась эта "параллельная" линейка моделей? Были же Т-34, Т-44, послевоенные Т-54 и т. д. И одновременно: легкие Т-50, -60, -70, -80.

от бедности. вернее сказать, от недостатка производственных возможностей, ресурсов и времени.

Т-34 можно сделать не везде, а танки нужны были. Хоть какие. Прямо сейчас и тут. а не через год и там.

 

А ко времени Т-44 (не говоря уже о прочем) выпуск Т-70 прекратили. И забыли. И больше не вспоминали.

 

ЗЫ Отчасти Т-70 и Т-80 спели свою лебединую песню при штурме западных столиц (поскольку угол подьема автоматической пушки был высоким, они неплохо стреляли по верхним этажам во время городских боев), но, конечно, это были эрзац-танки тяжелого периода военного времени.

 

 

 

 В этой связи не такой бредовой выглядит мечта Тухачевского о ста тысячах танков.

 

В 1941-м/42-м году мы не стремились к 100.000 танкам.

и 1944/1945 тоже.

Нам надо было столько танков, сколько надо было. И не одним больше.

Качество желаемого к количеству мы подтянули более менее к январю 1945.

 

Мечты тухачевского слишком дорого, во всех отношениях, обошлись нашей Родине.

 

  а ну да . именно поэтому в октябре 41 пришлось переходить к бригадам.. ну не мог Катуков больше чем бригадой рулить.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Тухачевский не говорил о ста тысячах танков

 

Тухачевский был ответственным работником, а не теоретиком на пенсии, поэтому и спрос с него другой.

Он должен был понимать, когда стране нужно 20.000 в год, а когда - станки и тракторы.

По этому "когда" и проходит граница между выдающимся государственным деятелем и вредителем.

Ну а вообще гр-н Тухачевский был в части военного строительства большим оригиналом и пулю свою получил вполне заслуженно, даже без относительно участия в разных заговорах.

Советско-польская война его, в отличие от остальных, так и не научила ничему хорошему.

Share this post


Link to post
Share on other sites

 

 

 

В 1941-м/42-м году мы не стремились к 100.000 танкам.

и 1944/1945 тоже.

Нам надо было столько танков, сколько надо было. И не одним больше.

Качество желаемого к количеству мы подтянули более менее к январю 1945.

 

Мечты тухачевского слишком дорого, во всех отношениях, обошлись нашей Родине.

 

  а ну да . именно поэтому в октябре 41 пришлось переходить к бригадам.. ну не мог Катуков больше чем бригадой рулить.

 

Логики не понял. 

К бригадам перешли ровно по той же причине, почему эти бригады на 2/3 состояли из Т-40/60/70.

И да, управлять бригадами было легче. И дело не в личностях, а в системе управления, снабжения, связи и обеспечения в целом.

И да, дивизиями управлять было в тот момент сложно. Дело даже не в недостатке танков.

 

И очень постепенно, ломая дрова, перешли к корпусной организации, где советский танковый корпус приблизительно соответствовал усеченной немецкой танковой дивизии. А потом и к танковым армиям.

Share this post


Link to post
Share on other sites

 

 

Да, кто-нибудь в курсе откуда взялась эта "параллельная" линейка моделей? Были же Т-34, Т-44, послевоенные Т-54 и т. д. И одновременно: легкие Т-50, -60, -70, -80.

от бедности. вернее сказать, от недостатка производственных возможностей, ресурсов и времени.

Т-34 можно сделать не везде, а танки нужны были. Хоть какие. Прямо сейчас и тут. а не через год и там.

 

А ко времени Т-44 (не говоря уже о прочем) выпуск Т-70 прекратили. И забыли. И больше не вспоминали.

 

Да это-то понятно. Я, видимо, не совсем ясно выразился. Почему все эти машины не имели порядковых номеров "общей последовательности"? Причём началось это, насколько я понимаю, ещё с довоенного Т-40. Он ведь появился ДО Т-34.

 

Чер Бог его знает. Могу утешить вас тем что это не первый Т-34. Первый Т-34 был разработан в конце двадцатых годов, это был мобилизационный танк, по всем статьям(броня, оружие, скорость) уступавший Т-60.

Share this post


Link to post
Share on other sites

 

Тухачевский не говорил о ста тысячах танков

Тухачевский был ответственным работником, а не теоретиком на пенсии, поэтому и спрос с него другой.

Он должен был понимать, когда стране нужно 20.000 в год, а когда - станки и тракторы.

По этому "когда" и проходит граница между выдающимся государственным деятелем и вредителем.

Ну а вообще гр-н Тухачевский был в части военного строительства большим оригиналом и пулю свою получил вполне заслуженно, даже без относительно участия в разных заговорах.

Советско-польская война его, в отличие от остальных, так и не научила ничему хорошему.

 

Вы не заметили сообщение?

http://ursa-tm.ru/forum/index.php?/topic/190570-%D1%82-60-%E2%80%93-%D1%82%D0%B0%D0%BD%D0%BA-%D1%81%D0%BC%D0%B5%D1%80%D1%82%D0%BD%D0%B8%D0%BA/page-2&do=findComment&comment=3435081

Share this post


Link to post
Share on other sites

 

 

 

 

В 1941-м/42-м году мы не стремились к 100.000 танкам.

и 1944/1945 тоже.

Нам надо было столько танков, сколько надо было. И не одним больше.

Качество желаемого к количеству мы подтянули более менее к январю 1945.

 

Мечты тухачевского слишком дорого, во всех отношениях, обошлись нашей Родине.

 

  а ну да . именно поэтому в октябре 41 пришлось переходить к бригадам.. ну не мог Катуков больше чем бригадой рулить.

 

Логики не понял. 

К бригадам перешли ровно по той же причине, почему эти бригады на 2/3 состояли из Т-40/60/70.

И да, управлять бригадами было легче. И дело не в личностях, а в системе управления, снабжения, связи и обеспечения в целом.

И да, дивизиями управлять было в тот момент сложно. Дело даже не в недостатке танков.

 

И очень постепенно, ломая дрова, перешли к корпусной организации, где советский танковый корпус приблизительно соответствовал усеченной немецкой танковой дивизии. А потом и к танковым армиям.

 

При чем тут качество , когда разговор именно о количестве?

"Нам надо было столько танков, сколько надо было. И не одним больше."

ак в октябре ноябре декабре 1941 у нас было такое количество танков? Или у нас было столько танков сколько могла выпустить танковая промышленность?

Share this post


Link to post
Share on other sites

да, налицо попытка экономической диверсии.

Share this post


Link to post
Share on other sites

 

да, налицо попытка экономической диверсии.

 

налицо , с вашей , стороны попытка извращения смысла. За четыре года войны было выпущено , как раз сто тысяч танков. :)

Share this post


Link to post
Share on other sites
При чем тут качество , когда разговор именно о количестве?

"Нам надо было столько танков, сколько надо было. И не одним больше."

ак в октябре ноябре декабре 1941 у нас было такое количество танков? Или у нас было столько танков сколько могла выпустить танковая промышленность?

 

Минуточку. Фраза "нам надо было столько танков, сколько надо было. И не одном больше", - по-моему, подразумевает сама по себе, что эти танки должны быть надлежащего качества, раз количество ограничено.

Если для вас это не очевидно, то дополнительно поясню: танков, а также САУ, артиллерии, грузовиков, спецтехники, авиации, оборудования и вооружения, - всего, что составляет собой военный механизм, включая и надлежащим образом отобранных, обученных и подготовленных рядовых, сержантов, офицеров и генералов, соответствующего принятым стандартам и требованиям.

Share this post


Link to post
Share on other sites

 

 

да, налицо попытка экономической диверсии.

 

налицо , с вашей , стороны попытка извращения смысла. За четыре года войны было выпущено , как раз сто тысяч танков. :)

 

по маркам, пожалуйста.

По моей памяти, включая эрзацы, - ок. 50.000.

Тяжелых - меньше, чем немцы. Т-34 - менее 30.000 (т.е. примерно как т-4 и т-3)

Share this post


Link to post
Share on other sites

Вопрос спорщикам по Тухачевскому.Из вас кто-нибудь читал его работы?Хотя бы одну из?

Конечно. проблем нет.

Hoaxer: некоторым будет интересно узнать, что таинственное слово «декавильки», столь поразившее В.Суворова (В.Резуна), объясняется в книге примечанием, так что всё, что нужно было сделать Суворову, это прочесть это примечание. По всей видимости, его главное свойство — либо пропускать детали (а ведь в них вся соль) в полемическом пылу, либо извращать их. В обоих случаях вывод для поклонников Суворова плачевен: они поклоняются либо глупцу, либо лжецу, либо подлецу.

Share this post


Link to post
Share on other sites

 

 

 

да, налицо попытка экономической диверсии.

 

нет проблем.

https://ru.wikipedia.org/wiki/Производство_бронетехники_в_СССР_во_время_Второй_мировой_войны

налицо , с вашей , стороны попытка извращения смысла. За четыре года войны было выпущено , как раз сто тысяч танков. :)

 

по маркам, пожалуйста.

По моей памяти, включая эрзацы, - ок. 50.000.

Тяжелых - меньше, чем немцы. Т-34 - менее 30.000 (т.е. примерно как т-4 и т-3)

 

Нет проблемы.

https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%9F%D1%80%D0%BE%D0%B8%D0%B7%D0%B2%D0%BE%D0%B4%D1%81%D1%82%D0%B2%D0%BE_%D0%B1%D1%80%D0%BE%D0%BD%D0%B5%D1%82%D0%B5%D1%85%D0%BD%D0%B8%D0%BA%D0%B8_%D0%B2_%D0%A1%D0%A1%D0%A1%D0%A0_%D0%B2%D0%BE_%D0%B2%D1%80%D0%B5%D0%BC%D1%8F_%D0%92%D1%82%D0%BE%D1%80%D0%BE%D0%B9_%D0%BC%D0%B8%D1%80%D0%BE%D0%B2%D0%BE%D0%B9_%D0%B2%D0%BE%D0%B9%D0%BD%D1%8B

Edited by The loyal liberal

Share this post


Link to post
Share on other sites

Кроме того, два года спустя, когда уже была принята танковая программа Тухачевского, Сталин написал еще одно письмо, завершающее эту эпистолярную эпопею.

«Т. Тухачевскому. Копия Ворошилову.

Приложенное письмо на имя т. Ворошилова написано мной в марте 1930 г. Оно имеет в виду два документа, а) вашу «записку» о развертывании нашей армии с доведением количества дивизий до 246 или 248 (не помню точно).

б) «Соображения» нашего штаба с выводом о том, что Ваша «записка» требует, по сути дела, доведения численности армии до 11 миллионов душ, что «записка» ввиду этого нереальна, фантастична, непосильна для нашей страны.

В своем письме на имя т. Ворошилова, как известно, я присоединился в основном к выводам нашего штаба и высказался о вашей «записке» резко отрицательно, признав ее плодом «канцелярского максимализма», результатом «игры в цифры» и т. д.

Так было дело два года назад.

Ныне, спустя два года, когда некоторые неясные вопросы стали для меня более ясными, я должен признать, что моя оценка была слишком резкой, а выводы моего письма — не совсем правильны…

Мне кажется, что мое письмо не было бы столь резким по тону и оно было бы свободно от некоторых неправильных выводов в отношении Вас, если бы я перенес тогда спор на эту новую базу. Но я не сделал этого, так как, очевидно, проблема не была еще достаточно ясна для меня.

Не ругайте меня, что я взялся исправить недочеты моего письма с некоторым опозданием.

7.5.32.

С ком. прив. Сталин».[31]

Share this post


Link to post
Share on other sites

Собственно говоря дело кончилось тем , что Гитлер несмотря на все действия Сталина напал и в результате погибло до 15 миллионов советских людей и разрушено до 30% народного достояния.

Share this post


Link to post
Share on other sites

100.000 не набирается.

считать выпуск 40-го, 41-го и 45-го гг. как "военный" - жульничество.

прибавлять к танкам САУ - жульничество.

 

в итоге-то, с 22 .06.1941 по 09.05.1945 - сколько будет выпуск танков по типам?

 

а то получается, тут приврали, здесь натянули, еще там немножечко "домыслили" - и вуаля!

 

впрочем, спор этот ради спора.

Речь не о числе произведенных танков в войну, а о числе танков боеготовых.

И их было на порядок меньше. Потому что в войну танк, увы, - расходный материал.

 

а пресловутые "100.000 танков" предлагалось иметь единомоментно.

Share this post


Link to post
Share on other sites

 

100.000 не набирается.

считать выпуск 40-го, 41-го и 45-го гг. как "военный" - жульничество.

прибавлять к танкам САУ - жульничество.

 

в итоге-то, с 22 .06.1941 по 09.05.1945 - сколько будет выпуск танков по типам?

 

а то получается, тут приврали, здесь натянули, еще там немножечко "домыслили" - и вуаля!

 

впрочем, спор этот ради спора.

Речь не о числе произведенных танков в войну, а о числе танков боеготовых.

И их было на порядок меньше. Потому что в войну танк, увы, - расходный материал.

 

а пресловутые "100.000 танков" предлагалось иметь единомоментно.

 

как не набираетс? 30 тыщ легких, 62 тыс средних,14 тыщ тяжелых.Сколько?106 тысяч.

Share this post


Link to post
Share on other sites

 

как не набираетс? 30 тыщ легких, 62 тыс средних,14 тыщ тяжелых.Сколько?106 тысяч.

 

не набирается по указанным выше причинам: махинация с годами.

 

вы пытаетесь увести от сути: 100.000 - не единовременно было в войсках (даже у союзников занимали в долг шерманы и вали-тани) и было произведено в период, сильно отстоящий по времени от того, когда об этом числе грезил тухачевский (за 6 лет, включая послевоенный выпуск).

 

Возвращаемся к началу: грань между гением и вредителем на государственном уровне лежит в т.ч. и в том, когда он предлагает и реализует те или иные мероприятия национального масштаба.

танки вместо станков в 1934-м году - это вредительство.

в 1942-м - необходимость.

Share this post


Link to post
Share on other sites

 

Вопрос спорщикам по Тухачевскому.Из вас кто-нибудь читал его работы?Хотя бы одну из?

Конечно. проблем нет.

Hoaxer: некоторым будет интересно узнать, что таинственное слово «декавильки», столь поразившее В.Суворова (В.Резуна), объясняется в книге примечанием, так что всё, что нужно было сделать Суворову, это прочесть это примечание. По всей видимости, его главное свойство — либо пропускать детали (а ведь в них вся соль) в полемическом пылу, либо извращать их. В обоих случаях вывод для поклонников Суворова плачевен: они поклоняются либо глупцу, либо лжецу, либо подлецу.

 

Простите,а причем тут Резун?ВЫ что конкретно читали из собрания сочинений Тухачевского?

Share this post


Link to post
Share on other sites

 

как не набираетс? 30 тыщ легких, 62 тыс средних,14 тыщ тяжелых.Сколько?106 тысяч.

не набирается по указанным выше причинам: махинация с годами.

 

вы пытаетесь увести от сути: 100.000 - не единовременно было в войсках (даже у союзников занимали в долг шерманы и вали-тани) и было произведено в период, сильно отстоящий по времени от того, когда об этом числе грезил тухачевский (за 6 лет, включая послевоенный выпуск).

 

Возвращаемся к началу: грань между гением и вредителем на государственном уровне лежит в т.ч. и в том, когда он предлагает и реализует те или иные мероприятия национального масштаба.

танки вместо станков в 1934-м году - это вредительство.

в 1942-м - необходимость.

 

вы значит упираетесь со ста тыщами придуманными Резуном , а а я все подтверждаю цифрами. не было никаких ста тысяч. создание промышленности способной произвести сорок тысяч танков в год - было. вот и все.

Share this post


Link to post
Share on other sites

 

 

Вопрос спорщикам по Тухачевскому.Из вас кто-нибудь читал его работы?Хотя бы одну из?

Конечно. проблем нет.

Hoaxer: некоторым будет интересно узнать, что таинственное слово «декавильки», столь поразившее В.Суворова (В.Резуна), объясняется в книге примечанием, так что всё, что нужно было сделать Суворову, это прочесть это примечание. По всей видимости, его главное свойство — либо пропускать детали (а ведь в них вся соль) в полемическом пылу, либо извращать их. В обоих случаях вывод для поклонников Суворова плачевен: они поклоняются либо глупцу, либо лжецу, либо подлецу.

 

Простите,а причем тут Резун?ВЫ что конкретно читали из собрания сочинений Тухачевского?

 

а при том что сто тысяч идут с подачи Резуна или для вас он суворов?

а пролистать я оба тома пролистал.по диагонали. что вас конкретно интересует?

Edited by The loyal liberal

Share this post


Link to post
Share on other sites

 

 

 

Вопрос спорщикам по Тухачевскому.Из вас кто-нибудь читал его работы?Хотя бы одну из?

Конечно. проблем нет.

Hoaxer: некоторым будет интересно узнать, что таинственное слово «декавильки», столь поразившее В.Суворова (В.Резуна), объясняется в книге примечанием, так что всё, что нужно было сделать Суворову, это прочесть это примечание. По всей видимости, его главное свойство — либо пропускать детали (а ведь в них вся соль) в полемическом пылу, либо извращать их. В обоих случаях вывод для поклонников Суворова плачевен: они поклоняются либо глупцу, либо лжецу, либо подлецу.

 

Простите,а причем тут Резун?ВЫ что конкретно читали из собрания сочинений Тухачевского?

 

а при том что сто тысяч идут с подачи Резуна или для вас он суворов?

а пролистать я оба тома пролистал.по диагонали. что вас конкретно интересует?

 

Ну,кто такой Резун для меня-не Ваше дело.Вас уж точно это не касается.Обратите внимание-я написал прямо,но без хамства и оскорблений. А по поводу творчества Тухачевского-оно и видно,что Вы прочитали по диагонали,или вообще не читали.Иначе не уводилли бы разговор на Суворова и кто к оному как относится.Пы.Сы.Одолел стиснув зубы-2\3ти сочиненного Тухачевским.Больше не смог.Какие там планы?Там одни лозунги.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Военные планы Гитлера{1}

 

29 марта 1935 г.

Придя в январе 1933-го года к власти, Гитлер заявил, что ему потребуются четыре года для уничтожения кризиса и безработицы в Германии. Эта национал-социалистическая{2} демагогия так и осталась пустой демагогией. Зато, как теперь становится ясным, за этим демагогическим планом скрывался другой, гораздо более реальный, четырехлетний план создания гигантских вооруженных сил.

В самом деле, уже на второй год власти национал-социалистов число Дивизий, разрешенных Германии Версальским договором, было утроено, достигнув 21-й. [162]

Была создана, запрещенная тем же договором, военная авиация.

Германская военная промышленность практически вступила на путь все прогрессирующей мобилизации. Возможная продукция мобилизованной германской военной промышленности общеизвестна. В один-два года она может вооружить армию, какая была у кайзера к концу империалистической войны.

Практическим завершением этой программы является объявленный национал-социалистическим правительством закон о всеобщей воинской повинности и о сформировании 36 дивизий мирного времени. Таким образом, уже на третий год власти Гитлера вооруженные силы Германии, только сухопутные, достигают мощности довоенной Германии, если учесть, что мобилизационное развертывание в Германии теперь производят утроением, а не удвоением (из семи дивизий развернуты 21). Наличие сильной военной авиации делает эту армию еще более сильной. К этому вопросу мы возвратимся еще несколько дальше.

Германские взгляды на ведение современной войны

 

Фон Сект первым в германской военной литературе поставил вопрос о том, что "целью современной стратегии будет добиться решения при помощи подвижных, высококачественных, способных к ведению операций сил, — без того или до того, как массы придут в движение"{3}. В связи с этим Сект требует иметь в мирное время вполне готовые к бою дивизии с тем, чтобы, по мобилизации, в них не вливалось никаких пополнений, т.е. чтобы в мирное время они содержались по штатам военного времени. Наряду с этим, Сект считает необходимым введение в Германии всеобщей воинской повинности для развертывания мощной работоспособности страны.

Людендорф, который, как известно, ныне привлекается к работе в германском Генштабе, считая необходимой всеобщую воинскую повинность и максимальное использование для войны людских ресурсов Германии, точно также считает необходимым иметь армию вторжения для дезорганизации обороны противника на его территории и нанесения ему внезапных, молниеносных ударов.

Людендорф недоволен темпами первого периода войны в 1914-м году.

"Мобилизация и сосредоточение войск затягивались до 16-го – 17-го дня мобилизации…".

Только спустя четыре недели после объявления мобилизации, разыгралось сражение под Танненбергом"{4}.

Поэтому, говорит Людендорф:

"В ведении войны крупных военных держав против слабо вооруженных государств, быстрая мобилизация, как и быстрое наступательное продвижение войск, будет играть исключительную роль. Крупные военные державы, кроме авиации, для срыва мобилизации противника, применят быстроподвижные войска, состоящие из моторизованной пехоты и кавалерийских дивизий, усиленных бронетанковыми соединениями и вспомогательными войсками, перевозимыми на автомобилях.

Все это указывает на то, что при подготовке к войне следует руководствоваться другими масштабами во времени и пространстве, чем те, которым учила нас военная история до сих пор"{5}.

 

Подполковник Неринг в только что вышедшей книге говорит:

"При мобилизации подвижные и моторизованные войска совместно с авиацией имеют задачей прикрыть собственные границы и обеспечить [163] наступление собственной армии, а также короткими ударами нарушить мобилизацию и концентрацию противника"{6}.

Те же мысли высказывает и генерал Метш в книге "Современная военная наука", изданной в 1934 году под редакцией известного германского военного писателя Кохенгаузена. Генерал Метцш утверждает, что стратегическая цель сильно вооруженного государства заключается в перенесении военных действий на территорию противника, чтобы с самого начала войны расстроить его военную организацию. Для этой цели должны быть, прежде всего, применены воздушные, затем быстроподвижные, т.е., в первую очередь, моторизованные силы. Вслед за этими подвижными силами должны следовать крупные войсковые массы для создания прочной базы для операций.

Высказываний в этом духе мы находим в германской военной литературе сколько угодно. Новая германская военная доктрина кристаллизуется, а теперь обеспечивается и материально.

Маршал Петен в статье, помещенной в журнале Revue des deux Mondes от 1 марта с.г., характеризует германскую военную доктрину теми же чертами. Он говорит, что "появление нового вооружения может придать борьбе совершенно иной оборот.

В настоящее время можно представить себе войну, внезапно начинающуюся приемами, способными уничтожить первый эшелон военных сил противника, дезорганизующими его мобилизацию и разрушающими жизненные центры его мощи".

"Орудия такой войны уже существуют", — добавляет маршал Петен и указывает, что этом метод пользуется в Германии особой популярностью.

Итак, Германия организует громадные вооруженные силы и в первую очередь готовит те из них, которые могут составить могучую армию вторжения.

Попробуем охарактеризовать это развитие в том виде, как оно представляется на основании данных прессы и официальных данных, опубликованных германским правительством.

Общие размеры германских вооружений

 

АВИАЦИЯ

 

Особые усилия прилагает германское правительство к развитию военной авиации.

Авиационная промышленность работает полным ходом. По заявлению французского военного министра Морена германские авиационные заводы производят по 15 самолетов в день. Следовательно, в течение 1935 года будет произведено свыше четырех с половиной тысяч самолетов.

Организация и численность развертываемых на сегодняшний день сухопутных и морских авиационных соединений рисуется в следующем виде:

12 авиасоединений при крупнейших аэропортах, где имелись районные авиационные группы и до настоящего времени. На вооружении их состоит до 2.100 бомбардировщиков и разведчиков.

16 авиасоединений, организованных Герингом, при воздушных отделах в крупнейших стратегических пунктах. На вооружении этих частей состоит истребительная и вспомогательная авиация, всего 1.600 самолетов. Итого, на вооружении сухопутной и морской авиации Германии, как [164] это можно заключить на основании публикующихся данных, должно состоять до 3.700 самолетов в строю.

Личный состав этих воздушных сил достигает 8.000 офицеров и 52.000 унтер-офицеров и рядовых. Помимо того, в 16 группах спортивной авиации и на курсах гражданского воздушного флота германское командование готовит до 60.000 человек летного состава, что поднимет общую численность авиации до 120.000 человек.

В Германии много говорят о планах Геринга по доведению авиации до 16.000 самолетов.

ПЕХОТА

 

Германия объявила о создании 12-ти корпусов и 36-ти пех[отных] дивизий. Штат этих соединений должен быть очень большим, т.к. во-первых, из этих частей, очевидно, будут составляться армии вторжения, а во-вторых, в них должны быть включены кадры для тройного развертывания. Этот штат, видимо, будет достигать 15.000 человек, на что и имеются указания прессы. Большой штат дивизии мирного времени необходим и потому, что требуется наверстать потерянное за прошедшие 15 лет, т. е. быстро накопить обученный запас.

В состав дивизии, помимо пехотных полков, видимо, войдут: два артполка (легкий и тяжелый), танковый батальон, батальон связи, инженерный батальон и химическая рота.

Всего армейские корпуса и пехотные дивизии будут иметь в своем составе до 546.000 человек.

В случае войны Германия может сразу же развернуть до 108-ми пех[отных] дивизий. Маршал Петен называет цифру до 100 дивизий.

КОННИЦА

 

Состав: 5 кав[алерийских] дивизий и 10 мотополков, всего 51.000 человек.

Конница штурмовых и охранных отрядов позволяет дальнейшее формирование кавалерийских дивизий.

АРТИЛЛЕРИЯ

 

Помимо артиллерии, входящей в состав пех[отных] и кав[алерийских] соединений. Германский Рейхсвер, по всей вероятности, развертывает не менее 12-ти полков резерва главного командования, 12-ти полков зенитной артиллерии и 12-ти тяжелых дивизионов береговой обороны, в общем составе до 54.000 человек.

БРОНЕВЫЕ И МОТОМЕХЧАСТИ

 

1 моторизованная дивизия — 15.000 чел.

4 механизированных бригады — 12.000 чел.

12 танковых батальонов резерва главного командования — 6.000 чел.

Всего — 33.000 чел., не считая танковых частей в пехоте и коннице

Танковые части находятся в процессе все растущего оснащения танками последних типов.

ВОЙСКА СВЯЗИ, ИНЖЕНЕРНЫЕ И ХИМИЧЕСКИЕ,

 

не входящие в состав общевойсковых соединений, должны содержать до 22.000 человек. [166]

Военно-учебные заведения и различные учреждения министерства обороны составят до 60.000 человек.

ВОЕННО-МОРСКОЙ ФЛОТ

(учитывая резерв и строящийся)

 

Количество кораблей Количество людей

Линкоров 9 9.000

Крейсеров 8 4.000

Эсминцев 12 2.000

Миноносцев 20 2.000

Подлодок 26 2.600

Азы и управлен[ия] 26 3.000

Итого — 23.000{7}

Итоговая численность германских вооруженных сил к лету текущего года должна достигнуть, таким образом, 909.000 чел., а если не считать 60.000 учеников в гражданских авиаучреждениях, то 849.000 чел.

Завершение организационной военной программы Германии надо ожидать в 1936-м году.

Помимо этих регулярных вооруженных сил Германия имеет значительное количество скрытых вооруженных частей, могущих служить делу мобилизации и новых формирований, а именно:

Количество частей Количество людей

Штурмовые отряды 21 400.000

Охранные отряды 7 40.000

Трудовая повинность 30 300.000

Пограничная охрана 21 50.000

Полиция — 110.000

Итого — 900.000

Армия вторжения

 

В состав армии вторжения из общего числа вооруженных сил могут войти соединения, способные к самостоятельным оперативным действиям и состоящие в штатах, близких к штатам мирного времени.

АВИАЦИЯ

 

Не считая войсковой авиации, в самостоятельных действиях, на сегодняшний день, сможет принять участие не менее 1.500 самолетов.

МОТОМЕХЧАСТИ

 

Моторизованная дивизия и 4 механизированных бригады.

КОННИЦА

 

5 кавалерийских дивизий. [167]

ПЕХОТА

 

1-й эшелон, на автомобилях – не менее 15-ти пех[отных] дивизий.

Германия имеет 661.000 легковых автомобилей, 12.500 автобусов, 191.000 грузовых машин и 983.000 мотоциклов. Из этого числа около 150.000 машин входит в состав "Автокорпуса национал-социалистов (НСКК)".

В текущем году личный состав этого корпуса прошел медицинское переосвидетельствование на предмет годности к военной службе.

Корпус подчиняется министерству обороны.

Для переброски пехотной германской дивизии требуется автотранспортная группа в составе около 650 легковых машин, 6.700 грузовиков и 1200 мотоциклов.

Совершенно очевидно, что даже с учетом автотранспорта для организации тылов, германское командование сможет дивизий пятнадцать перебрасывать для оперативных нужд на значительные расстояния. В этом направлении проводится большая работа. В 1932-м году средствами автокорпуса в течение 17 часов было подвезено из всех частей Германии в район Темпельгофа 200.000 человек, на что потребовалось около 20.000 легковых и грузовых машин.

Остальные дивизии мирного времени составят второй эшелон армии вторжения.

МОРСКОЙ ФЛОТ И МОРСКАЯ АВИАЦИЯ

 

Будут наносить удары по коммуникациям и торговым путям противника.

Эта армия вторжения, особенно авиация, мотомехчасти, конница и подводные лодки, несомненно, будут усиленно развиваться национал-социалистами в ближайшие годы. Но, вместе с тем, эта армия вторжения, уже и в этом виде, сильнее всей французской армии мирного времени.

Антисоветские и реваншистские планы Гитлера

 

В своем докладе на VII съезде Советов тов. Молотов привел из книги Гитлера "Моя борьба" следующее место:

"Мы, национал-социалисты, сознательно подводим черту под внешней политикой Германии довоенного времени. Мы начинаем там, где Германия кончила 600 лет назад. Мы кладем предел вечному движению германцев на юг и на Запад Европы и обращаем взор к землям на востоке. Мы прекращаем, наконец, колониальную и торговую политику довоенного времени и переходим к политике будущего – к политике территориального завоевания{8}.

Но когда мы в настоящее время говорим о новых землях в Европе, то мы можем в первую очередь иметь в виду лишь Россию и подвластные ей окраинные государства.

 

Сама судьба как бы указывает этот путь".

 

Тов. Молотов задал вопрос, остается ли это стремление Гитлера в силе?

Ответ на это мы находим в тех сведениях, которые проникли в печать, из разговоров Гитлера с Саймоном. По сообщению агентства "Радио" Гитлер заявил о том, что по отношению к СССР обстановка "заставляет Германию сохранить за собой свободу действий в будущем". При этом, по [168] данным печати, Гитлер требует ослабления западных границ СССР. Гитлер требует также, чтобы Франция отказалась от сотрудничества с СССР.

Эту ярко выраженную антисоветскую установку Гитлера признает даже вся буржуазная печать.

Маршал Петен в цитируемой выше статье говорит, что французская военная система "принятая в 1927—1928 гг., целиком основывалась на гипотезе, что наш возможный противник не способен в короткий срок выставить мощную армию и на надежде, что при его приближении мы найдем время для подготовки. Гипотеза эта не соответствует нынешним обстоятельствам". И, действительно, французская армия, с ее 20-ю дивизиями и большими сроками мобилизационного развертывания и сколачивания частей, уже не сможет активно действовать против Германии. Наоборот, прежде чем начать такое столкновение, ей придется потерять много времени на развертывание своих сил.

Эта изменившаяся обстановка на западе активизирует антисоветскую политику Гитлера. Гитлер стремится успокоить Францию, и, как сообщала печать из Берлина от 25-го марта, заявляет, что "Германия готова дать обещания, что она не имеет никаких притязаний к Франции и не имеет никаких агрессивных намерений в отношении своих западных соседей". Гитлер не хотел бы роста французских вооружений{9}.

Как это ни может показаться, на первый взгляд, странным, но эта, ходом событий создавшаяся обстановка, несколько напоминает стратегическую позицию, занимавшуюся Германией в годы после франко-прусской войны. Поясню эту мысль словами известного германского генерала Ганса Куля.

"В ближайшие годы после войны 1870/71 гг. можно было с уверенностью рассчитывать, что французы в случае войны будут обороняться. Все французские мероприятия к этому и сводились"{10}.

Куль указывает и на то, что, с другой стороны, Мольтке всегда учитывал, как трудно оказалось для немцев окончательно разбить Францию в 1870/71 гг.

Приводя ряд соображений Мольтке о выборе первого и решающего удара, Куль говорит:

"Из этих географических и транспортных условий, по мнению Мольтке, неизбежно вытекало то, что на Западе мы должны будем упорно обороняться, а на Востоке сможем защищать границу наступлением и что район сосредоточения для сил, действующих на этом фронте, должен быть избран впереди на неприятельской территории"{11}.

"Но ввиду того, что силы русских должны были с каждой неделей сильно возрастать, то нам выгодно было как можно скорее добиться решительного сражения"{12}.

 

Итак, обжегшись в 1914-м году при наступлении против Франции и считая, что практически в настоящее время Франция не способна быстро предпринять активные действия, правящие круги Германии основную стрелу своих операций направляют против СССР. При этом Гитлер надеется на свою дипломатию и на то, что Франция останется нейтральной.

Большой друг фашистской Германии— Скрутейтор, на страницах газеты "Сендей таймс" прямо пишет:

"Германия решила, что если у нее не останется другого выхода, кроме войны, для достижения своих целей и если представится удобный момент, то эта война должна будет происходить на востоке Европы, причем Великобритания и, если возможно, Франция должны занять нейтральную позицию. Германия надеется победить, если мы будем нейтральны, и Франция не подвергнется нападению".

Сходство с обстановкой после франко-прусской войны заключается еще и в факте союза Германии с Польшей. Куль указывает, что на решение Мольтке о нанесении первого удара против России оказало большое влияние "Заключение союза с Австро-Венгрией в 1879 г. Вмешательство Австрии могло иметь место только на Востоке"{13}.

Этот факт имеет крупнейшее значение для антисоветской политики Гитлера. Не говоря уже о том, что прямые пути в СССР идут через Польшу, армия этой последней насчитывает в мирное время 30 дивизий и, конечно, удвоит их число очень быстро по мобилизации.

Итак, антисоветский фронт растет и укрепляется материально. Военные силы национал-социалистической Германии растут бурно. К тому, что было приведено выше, можно еще добавить, что Австрия свои шесть бригад готовится превратить в шесть дивизий. В случае аншлюса, Германия, по мобилизации, получит еще до 18-ти пех[отных] дивизий.

Само собою понятно, что империалистские планы Гитлера имеют не только{14} одно антисоветское острие. В случае осуществления своей безнадежной мечты о разгроме СССР, конечно, германский империализм обрушился бы всеми силами на Францию: ему нужна французская руда. Ему необходимо и расширение его морской базы. Опыт войны 1914—1918 гг. показал со всей очевидностью, что без прочного обладания портами Бельгии и северными портами Франции морское соперничество с Великобританским империализмом Германии не по плечу.

Неистовая, исступленная политика германского национал-социализма толкает мир в новую войну. Но в этой своей неистовой милитаристской политике национал-социализм наталкивается на твердую политику мира Советского Союза. Эту политику мира поддерживают десятки миллионов пролетариев и трудящихся всех стран. Но если, несмотря на все, капиталисты и их слуги зажгут пламя войны и рискнут на антисоветскую интервенцию, то наша Красная Армия и вся наша социалистическая индустриальная страна железными ударами любую армию вторжения обратят в армию гибели, и горе тем, кто сам нарушил свои границы. Нет силы, способной победить нашей социалистической колхозной страны, страны с ее гигантскими людскими и индустриальными ресурсами, с ее великой коммунистической партией и великим вождем тов. СТАЛИНЫМ.

М. Тухачевский

29 марта 1935 года

Подлинник

 

Где здесь лозунги?

Share this post


Link to post
Share on other sites

Вопросы управления{196}

Летний период подготовки войск в вопросах управления войсками должен дать решительные успехи в этом деле.
Если за зимний период в вопросах управления главное внимание было сосредоточено на тренировке штабов в технике штабной работы, в летний период главное внимание можно сосредоточить на таких видах учений, которые давали бы практику в деле управления войсками в целом.
Такими видами занятий, наиболее экономными и эффективными, являются выходы в поле со средствами связи.
Было бы ошибочным считать этот вид занятий только тренировкой для штабов.
Выходы в поле со средствами связи дают возможность разрешать всю сумму вопросов управления, т. е. тренировку командира в управлении войсками при помощи своего аппарата управления (штаба).
Продолжая тренировать штабы в их боевой работе, необходимо добиться полной сработанности командиров со своими штабами. Эта сработанность достигается, с одной стороны, четкой работой штаба, с другой — умением командира наиболее рационально и правильно в данной конкретной обстановке использовать свой штаб.
Разная обстановка вносит много особенностей в характер управления, поэтому на различных примерах командиры должны получать тренировку в управлении.
Параллельно с этим нужна постоянная общетактическая тренировка штабных командиров. Штабной командир должен мастерски владеть техникой штабной работы, однако подготовка этого штабного командира не должна снижаться до уровня механического исполнителя. Штабной командир, оформляющий распоряжение, — это не «спец по оформлению документов»; он должен быть тактически грамотен и быть подготовленным для понимания обстановки в масштабе того соединения, в котором он работает. Это обеспечит не только хорошую тренировку работы, но обеспечит инициативную, грамотную помощь командиру в сложном деле управления войсками.
Имея базу в виде тренировки, проведенной в течение зимнего периода, нужно в тренировке штабов и начсостава в управлении войсками переходить к отработке конкретных деталей в деле управления войсками.
Повышение качества управления войсками будет зависеть в дальнейшем от степени отработки всех деталей в управлении войсками.
Такими отдельными вопросами, по нашему мнению, должны быть:
Предварительные распоряжения


Мы рассматриваем предварительные распоряжения двоякого вида: одни из них могут быть отданы войскам еще до принятия командиром решения и в этом случае носят характер предупредительный. Например, если дивизия находится на отдыхе или ночлеге и в штабе дивизии получен приказ о походе на завтра, штаб должен еще до принятия командиром решения предупредить части о предстоящем походе. В этих предварительных распоряжениях войска могут получить указания:
1) о предстоящей дивизии задаче;
2) о времени выступления, если оно было приказом корпуса установлено;
3) когда части могут ожидать решения комдива и всех распоряжений на завтра.
Такие указания уже дают возможность командиру части начать подготовительные работы и, во всяком случае, обеспечить готовность части к нужному времени.
Другие предварительные распоряжения отдаются после принятия командиром решения. На данном примере порядок отдачи этих распоряжений мог бы быть примерно такой. После того как командир дивизии принял решение и сформулировал его, штаб, приступая к оформлению этого решения в виде приказа и всех необходимых распоряжений, немедленно и параллельно с оформлением всех документов передает устно или по телефону все распоряжения, которые обеспечивали бы войскам время на подготовку.
Содержание этих предварительных распоряжений полностью зависит от времени, которое имеется до начала выполнения задач, и от условий связи.
Чем меньше времени остается подчиненным войскам, тем полнее должны быть предварительные распоряжения.
Чем менее устойчива связь, чем меньше гарантий в своевременной доставке войскам приказа, тем точнее и полнее должны быть предварительные распоряжения.
Если в данном примере времени от момента принятия решения командиром до начала выступления войск достаточно, а обстановка и условия связи обеспечивают своевременную доставку распоряжений, [200] то в предварительных распоряжениях достаточно будет указать:
1) состав колонны;
2) путь движения;
3) основные сроки.
Тренировка в управлении войсками должна быть направлена на выработку гибкости в пользовании методами предварительных распоряжений, добиваясь главной цели — обеспечить войскам достаточное время на подготовку к выполнению поставленных задач.
Последовательность в отдаче распоряжений

Характер управления войсками целиком зависит от условий обстановки. Совершенно ясно, что нельзя одинаковыми методами и в одинаковой последовательности распоряжаться в разных условиях.
Если, например, в условиях подготовки наступательной операции будет возможность разработать приказ, плановую таблицу, а иногда командир будет иметь возможность дать лично в дополнение к приказу свои указания, то, например, в условиях вынужденного отхода или встречного боя управлять придется отдельными распоряжениями, делегатами связи и т. п.
При отдаче таких распоряжений очень важно определить, в какой последовательности надо отдавать распоряжения.
Эта последовательность играет особо важную роль в сложных условиях обстановки, когда обстановка меняется быстро и когда распоряжения должны быть быстрыми и войска приводятся в движение с предельной быстротой.
Если взять, например, дивизию, которая должна под влиянием обстановки или по, приказу старшего начальника быстро начать отход или сложную перегруппировку, в этих условиях быстрота перегруппировки будет в большой степени зависеть от характера управления.
Нельзя в этих условиях отдавать распоряжения в том порядке, в каком отдаются распоряжения при организации наступления, например, к моменту, когда нужно отдавать распоряжения об отходе, тылы загромождают пути отхода. Нужно, по-видимому, первые распоряжения отдать тылам об освобождении этих путей, об отходе в новый район. Нужно обеспечить быструю доставку этих распоряжений.
В другом случае первое распоряжение нужно будет отдать тем частям, которые должны возможно скорее отойти и занять какой-то рубеж в тылу или на фланге.
Каждый раз, исходя из условий обстановки, нужно отдавать распоряжения в такой последовательности, чтобы те части, которые должны начать раньше действовать, получили бы раньше и соответствующие распоряжения.
Никаких правил в последовательности отдачи распоряжений, [201] конечно, установить нельзя. Этому искусству надо учиться. Но без этого не может получиться гибкое управление. Так распоряжаться должны уметь как командиры, так и их штабы.
Контроль за выполнением приказов и распоряжений, к сожалению, не получает должного отражения в работе штабов. Между тем выполнение всякого распоряжения, всякого приказа должно быть проверено. И это — одна из важнейших обязанностей штаба.
Главный недостаток в этом деле состоит в том, что мы часто проверяем исполнение приказа тогда, когда исправить что-либо бывает уже трудно.
Например, полк должен в 5.00 выступить из определенного пункта. Можно проверить в 5.00, выступил ли полк; если при этом будет установлено, что полк опаздывает, исправить это дело уже невозможно.
Проверять исполнение приказа или распоряжения нужно неоднократно; по крайней мере дважды должно быть проверено исполнение.
Вначале, достаточно заблаговременно, нужно проверить, как идет подготовка к выполнению распоряжения, нет ли препятствий или условий, которые могут сорвать, задержать.
Если такая угроза срыва или задержки есть, старший начальник и его штаб должны немедленно вмешаться, устранить задержки, если нужно, помочь подчиненному.
Вторично нужно проверять примерно в сроки, назначенные для начала выполнения распоряжения.
Только при условии таких повторных проверок штаб может считать свою проверку достаточной, а командир — получить достаточные гарантии точного выполнения его приказов
Подготовка штабом материалов, необходимых командиру для принятия решения

В этом вопросе, по нашему мнению, есть кое-где ошибочные взгляды, приводящие на практике к отрыву штаба от командира.
В учебной практике встречаются нередко попытки выделить эту работу штаба в какой-то изолированный этап работы.
Дело упрощается до такого положения, когда штаб копит сведения об обстановке, тщательно их изучает, наносит на карту, с тем чтобы в какой-то момент доложить все эти данные командиру.
В результате получается иногда, что командир получает с запозданием такие данные, которые могли бы в свое время повлиять на его решения и на действия войск.
Штабы должны ясно понимать, что все данные обстановки поступают в штаб для командира.
И обязанность штаба — обеспечить непрерывность и своевременность информации командира. [202]
Что значит «подготовить командиру материалы для принятия решения»?
Это означает, что штаб должен добывать, изучать, обрабатывать в виде справок, схем, таблиц и т. п. все сведения о деятельности и состоянии войск, о противнике, о районе. Штаб должен предусмотреть все детали, предвидеть все вопросы, которые могут возникнуть у командира и которые могут ему потребоваться. Но штаб должен постоянно информировать командира о всех изменениях в обстановке. Командир должен всегда знать, где войска, что они делают, какие изменения происходят в выполнении приказов командира и т. п.
Чем лучше работает штаб, чем полнее обеспечил штаб командиру непрерывную информацию, тем меньше потребуется ему дополнительных данных для принятия решения.
Эти дополнительные данные могут потребоваться командиру в виде справок по отдельным вопросам, и эти справки штаб должен иметь подготовленными в виде схем, таблиц, цифр и т. п.
Поэтому мы не представляем себе необходимости в таких исчерпывающих докладах с «оценкой обстановки», в которых пытаются изложить все, что можно. Такие ненужные, беспредметные доклады, к сожалению, кое-где практикуются.
Пользы от них никакой. Времени они отнимают много, а дают ложное представление о роли командира, который без этих докладов якобы сам не знает и не понимает обстановки.
Тренировать штабы в быстрой обработке данных обстановки на карте, схеме и т. п., учить быстро, своевременно, ясно доложить всякие нужные командиру сведения — в этом состоит задача подготовки.
Вопросы связи

Отработка и накопление практического опыта в вопросах связи должны быть направлены на обеспечение непрерывности связи.
Эта непрерывность может быть достигнута только при умении гибко маневрировать средствами связи.
Наибольшие трудности в обеспечении связи возникают тогда, когда боевой порядок приходит в движение, когда начальники, их штабы, войска меняют свое местопребывание.
Современные средства связи дают возможность обеспечить связь в любом положении.
Использовать средства связи надо в полном соответствии со свойствами каждого из них.
Управление войсками сочетать в полной мере с характером организации связи.
Обязательное условие, обеспечивающее непрерывность связи, — это последовательность использования средств связи. Это означает, что пользоваться средствами связи нужно в таком порядке, [203] который для данной обстановки обеспечит непрерывность связи, например:
головной батальон с похода развертывается для боя;
комбат установил командный пункт и организует связь;
как обеспечить непрерывность управления.
Нам представляется такой примерно практический путь организации управления в этом случае.
К моменту, когда комбат принял решение на развертывание, он может собрать к себе командиров рот (батарей) и лично дать приказ на развертывание.
После этого комбат потеряет на некоторое время возможность общения со своими подчиненными, так как командиры рот лично поведут роты на исходное положение, а телефона с ними не будет до того, пока они выйдут на свое исходное положение.
Надо, следовательно, обеспечить возможность управления на время этого перерыва. Здесь и нужно определить, какими средствами обеспечить это управление.
Прежде всего нужно ответить на вопрос, какие задачи придется решать средствам связи в этот промежуток времени.
Так как задачи командирам рот поставлены, комбат должен знать, выполняется ли задача так, как указано в данном случае, правильно ли и в срок ли выходят все подразделения на исходное положение; в этом случае вмешательство комбата не потребуется.
Если обстановка после отдачи приказа меняется или подразделения неправильно выполняют приказ, потребуются от комбата новые распоряжения.
Таким образом, на промежуток времени от отдачи комбатом приказа на развертывание до выхода рот на исходное положение связь должна обеспечить комбату возможность:
а) получать донесения от подразделений;
б) если потребуется, отдать новые распоряжения.
Исходя из этого, последовательность использования средств связи в этом случае будет такая. Комбат принял решение:
«Батальону развернуться, главными силами достичь рощи А, откуда атаковать противника на Б».
По этому решению комбат отдает приказ, для чего может отдать его лично командирам подразделений.
До выхода подразделений к роще А (соответственно пулеметы и артиллерия на свои позиции) новых задач ставить не нужно, если не изменится обстановка.
Телефонную связь в подразделения дать к роще А к моменту подхода туда рот. Новые задачи для атаки будут переданы по телефону.
Пока роты выходят к роще А, с ними поддерживается связь:
светосигнальная - при ее помощи комбат будет получать донесения совершенно надежно о порядке движения рот к роще А и может отдать простейшее распоряжение;
собаки - может отдать любые распоряжения. [204]
Наконец, можно отдачу распоряжений в случае необходимости сдублировать посылкой кого-либо из командиров штаба батальона.
Итак, получается последовательность использования средств связи: личное общение, светосигнальная связь, собаки, делегаты связи, телефон.
В других случаях эта последовательность будет другая. На данном простом примере мы хотели только обратить внимание на важность правильного решения вопроса об использовании средств связи. План связи должен в основе своей иметь именно такой расчет последовательного использования средств связи.
Такой план может быть хорошо составлен в том случае, если начальник связи хорошо знает и понимает обстановку, знает решение командира, а начальник штаба не просто «утверждает» план связи, а по существу дает указания об организации связи, исходя из особенностей обстановки, решения, принятого командиром, и свойств каждого средства связи.
Поставив ряд этих вопросов, которыми, однако, не исчерпывается дело управления и которые являются отдельными элементами, деталями дела управления войсками, мы хотели показать, во-первых, что эти детали настолько .важны, что каждая из них может определить успех управления, и, во-вторых, что от общих разговоров об управлении надо переходить к конкретизации частностей, тщательной их отшлифовке, выработке практических навыков и накоплению опыта в этом важном деле.
В этом надо искать путь повышения качества управления войсками.

 

 

 где здесь лозунги?

Share this post


Link to post
Share on other sites

 

 

Характер пограничных операций{200}

Старые, привычные представления о сосредоточении массовых армий по железным дорогам к границам и о массовом характере пограничных сражений уже не могут соответствовать действительным условиям и средствам войны, сложившимся на сегодняшний день.

Пограничная полоса стала очень уязвимой со стороны противника. В первую очередь эту уязвимость создают воздушные силы, во вторую — механизированные соединения, усиливаемые пограничной конницей и стрелковыми частями на автомобилях.

Действия мехвойск опираются на сковывание тыла противника, на разрушения его железнодорожных средств, на массовую выброску авиадесантов, производимых воздушными силами.

Этот новый характер пограничных действий, во-первых, может сорвать производство мобилизации в пограничной полосе и, во-вторых, сорвать сосредоточение к границам массовой, многомиллионной армии.

Само собой понятно, что такое положение делает мало реальным и отмобилизование в крупном масштабе войск прикрытия, в связи с чем самая система прикрытия должна быть совершенно перестроена.

Необходимо последовательно, по элементам и этапам, рассмотреть этот вопрос.

 

Share this post


Link to post
Share on other sites

По моим подсчетам, для организации нового типа глубокого сражения, необходимо по мобилизации развернуть 8-12 тысяч танков, о чем я заявлял на РВС еще не зная Вашего письма. Что в этом нет ничего особо фантастического я заключаю хотя бы из того, что т. Ворошилов на том же заседании РВС СССР сказал, что правительство предлагало нам 10.000 танков, но что он, считая это нереальным, настоял на 3.500.
....
С коммунистическим приветом
М. Тухачевский
Ленинград
19 июня 1930 года"

  https://www.vif2ne.org/nvk/forum/0/archive/1779/1779098.htm

Share this post


Link to post
Share on other sites

Create an account or sign in to comment

You need to be a member in order to leave a comment

Create an account

Sign up for a new account in our community. It's easy!

Register a new account

Sign in

Already have an account? Sign in here.

Sign In Now
Sign in to follow this  

×