Перейти к содержанию
Авторизация  
Улитка

Космонавт Жан-Лу Кретьен: «Я Герой Советского Союза и горжусь этим»

Рекомендуемые сообщения

Космонавт Жан-Лу Кретьен: «Я Герой Советского Союза и горжусь этим»
19.03.2016
Юрий КОВАЛЕНКО, Париж

10-RIAN_00629367.HR.ru.jpg

 

В этом году Россия и Франция отмечают полувековой юбилей исторического визита генерала де Голля в СССР (20 июня — 1 июля 1966-го). Тогда, помимо прочего, была достигнута договоренность о сотрудничестве двух стран в освоении космоса. А шестнадцать лет спустя Жан-Лу Кретьен стал первым французом, побывавшим (в составе экипажа под руководством Владимира Джанибекова) на орбитальной станции. С ним в преддверии также юбилейного для нас Дня космонавтики встретился и побеседовал наш парижский корреспондент.
 

СВОЙ: Как Вы впервые попали в Звездный городок?
Кретьен: Во время визита генерала де Голля я был летчиком в Центре испытательных полетов города Истр. После возвращения главы нашей республики из СССР пошли разговоры об участии французов в совместных космических полетах. Эта программа стартовала в 1974 году. Национальный центр космических исследований Франции (КНЕС) отобрал 500 кандидатов. После серии испытаний нас осталось пятеро. В течение трех месяцев мы проходили дополнительные тесты, учили русский язык. В конце концов в июле 1980 года КНЕС выбрал Патрика Бодри и меня.

 

СВОЙ: Какими были тогдашние впечатления о Советском Союзе?
Кретьен: Первые два года, проведенные в Звездном городке, стали, несомненно, самыми интересными в моей жизни. Мы находились в окружении советских друзей. Время от времени встречались с жившими в Москве соотечественниками, в том числе с дипломатическими работниками. Они многого не знали о программе и были невысокого мнения о советской технике. Помню, как молодая жена французского дипломата говорила мне: «Ты действительно хочешь полететь с ними в космос? Ты сошел с ума! Разве не видишь, на каких колымагах они ездят по улицам?!» Пришлось объяснять, что советские ракеты замечательно летают. 

 

СВОЙ: Наверное, у Вас все-таки имелись опасения, связанные с будущим полетом?
Кретьен: Нет. В Звездном городке мы быстро освоили технику и поняли, что все работает очень хорошо. В случае ЧП действовала система безопасности. Так, Владимир Титов и Геннадий Стрекалов после возгорания ракеты-носителя были катапультированы за 48 секунд до запуска. Подобной системы не оказалось на американском «Челленджере». Тот взорвался через несколько секунд после начала полета. Погибли все семь членов экипажа. 

 

Kretjen_Svoy_04_02.jpg
 

 

СВОЙ: Как складывались отношения с советскими коллегами? 
Кретьен: Мы попали в настоящую семью, в которой царила братская атмосфера. Хотя поначалу, конечно, за нами наблюдали, хотели убедиться, что имеют дело с настоящими профессионалами. 

 

СВОЙ: Помимо профессиональных навыков, какими качествами должен обладать космонавт? 
Кретьен: Оптимизмом и чувством юмора. Они помогают сохранять спокойствие, справляться с непредвиденными ситуациями, в том числе при выходе в открытый космос. 

 

СВОЙ: Как проводили последние часы перед полетом? 
Кретьен: Я, как и все космонавты, смотрел «Белое солнце пустыни». До сих пор пересматриваю этот замечательный фильм у себя дома в Бретани, удобно расположившись с рюмкой водки и закусками. 

 

СВОЙ: После того рейса на орбиту Вам присвоили звание Героя Советского Союза...
Кретьен: Я испытал невероятное чувство гордости. До меня эту высшую награду получали всего несколько французов, сражавшихся в авиаполку «Нормандия — Неман». Когда я отправился в Советский Союз, некоторые мои соотечественники считали, что еду к врагам. У французов короткая память. Они забыли о жертвах, которые русские принесли в годы Второй мировой, тем самым спасая остальной мир. В СССР мы часто посещали музеи и памятники погибшим воинам. Меня всегда поражала решимость советских людей любой ценой избежать повторения той трагедии. 

 

СВОЙ: С какими чувствами покидали Звездный городок?
Кретьен: С сожалением — я оставил там половину своего сердца. Испытываю ностальгию и при каждом удобном случае возвращаюсь в Россию, к друзьям. 

 

СВОЙ: Что еще вспоминается из вояжа в СССР?
Кретьен: Соборы и монастыри, особенно — Троице-Сергиева лавра. Церковное пение, русская классическая музыка — Чайковский, Мусоргский, Бородин. Нельзя любить Россию, не восторгаясь Большим театром. Незабываем хор Ансамбля песни и пляски Советской Армии.

 

10-RIAN_00497476.HR.ru.jpg
 

 

СВОЙ: Хорошо помните русский язык?
Кретьен: Полагаю, неплохо. Командиры Звездного городка гордились не только тем, что французы стали космонавтами, но и тем, что научили нас русскому. Патрик Бодри и я проводили долгие часы с нашим преподавателем. Благодаря ему мы полюбили Пушкина. Меня поразил его словарный запас — более двадцати тысяч слов, тогда как у рядового француза их всего три тысячи. 

 

СВОЙ: В одном из интервью Вы говорили, что Вам порой снятся сны на русском...
Кретьен: После первого полета все время повторяется один и тот же сон. Мы высаживаемся на планете с близким горизонтом и очень высокими горами. К ним ведет небольшая равнина, где мы живем. Там на огороде трудятся бабушка и ее старик. Они выращивают для нас овощи. Меня мучают вопросы: как они сюда попали, сколько времени здесь живут? «Они привыкли дышать этим разряженным воздухом!» — восклицает Володя Джанибеков. 

 

СВОЙ: А что Вас привело в свое время в космонавтику? 
Кретьен: Жажда приключений в большей или в меньшей степени заложена в каждом. Мне же выпал редкостный шанс увидеть звезды, находясь вдалеке от родной планеты. Для многих космонавтов возвращение домой стало концом прекрасной эпохи. Бывшие астронавты или пилоты часто не могут найти себя в повседневной жизни, не знают, чем заняться.

 

Kretjen_Svoy_04_04.jpg
 

 

СВОЙ: Но это не Ваш случай. Вы прекрасно играете на органе, участвуете в концертах и фестивалях. Говорят, даже брали мини-инструмент с собой на орбиту. 
Кретьен: Помню, как исполнял на нем негритянские спиричуэлс, например, «Когда святые маршируют». Орган стал своеобразным талисманом. Когда в 1997 году на борту шаттла «Атлантис» вернулся на станцию «Мир», обнаружил там свой музыкальный инструмент, который к тому времени налетал миллионы километров. 

 

СВОЙ: Работая в НАСА, Вы, наверное, составили собственное мнение об американцах. Чем их космонавты отличаются от русских? 
Кретьен: В чисто профессиональном плане особой разницы нет. Главное различие касается культуры, человеческих отношений. Славяне — люди душевные, трогательные, отзывчивые. К ним быстро привязываешься. Тогда как американцы — англосаксы, холодные и сдержанные. В Соединенных Штатах я часто вспоминал Звездный городок и сожалел о том, что сменил простую и сердечную жизнь на материальные блага за океаном. Там нет места для сантиментов. Помню, как мне хотелось встретить Новый год в Звездном городке. Я сказал об этом Володе Джанибекову и, вернувшись из Хьюстона во Францию, 31 декабря улетел к друзьям в Россию. 

 

СВОЙ: Как смотрится из космоса наша планета? 
Кретьен: Землю облетаешь за полтора часа. С высоты 400 километров она представляется маленькой и хрупкой. Видишь, как под ногами проносятся города, моря и океаны, горы, леса... Особенно впечатляющее зрелище открывается во время выхода в открытый космос, где мне довелось провести шесть часов... 

 

Земля для меня как Ноев ковчег, на котором мы путешествуем по звездному океану. Может, когда-нибудь причалим к другим берегам. Но для космических экспедиций нужны огромные средства — сотни миллиардов долларов, евро, рублей — и объединение усилий русских, американцев, европейцев. Настанет день, когда обыкновенные люди смогут совершать путешествия на Луну, Марс и другие планеты, как это предвидели Циолковский, Королев и даже Жюль Верн. 

 

10-1920x1440.jpg
 

 

СВОЙ: Сегодня продолжается франко-российское сотрудничество в освоении космоса?
Кретьен: Оно идет в рамках Европейского космического агентства (ЕКА). Ракета-носитель «Союз» остается единственным видом транспорта, который позволяет отправлять астронавтов, включая американских, в космос.

 

СВОЙ: Вы часто садитесь за штурвал своего самолета...
Кретьен: Я налетал в общей сложности больше 12 000 часов. Сейчас в основном путешествую по Франции. До Москвы далековато. 

 

СВОЙ: Вас по-прежнему интересует все, что происходит в России. Часть французского политического истеблишмента критикует нашу страну и политику Владимира Путина. 
Кретьен: Во Франции мало людей, которые, как я, долго жили в русской среде. О России они имеют очень поверхностное представление. Судят, не зная ни реалий, ни проблем, ни языка. Напротив, те, кто хорошо знаком с вашей страной, прекрасно понимают, что ей нужен именно такой президент, как Владимир Путин. Я вижу в нем российского Шарля де Голля. Франции сейчас не хватает подобного лидера. 

 

СВОЙ: Запад до сих пор требует от Москвы вернуть Крым.
Кретьен: Здесь все ясно. Крымчане в подавляющем большинстве высказались за присоединение к России. Надо уважать их волеизъявление. Да и на востоке Украины живут люди, тесно связанные с Россией. 

 

СВОЙ: Как Вы, человек военный, отнеслись к недавней истории с «Мистралями»?
Кретьен: Это была наша колоссальная ошибка. Франция подписала выгодный контракт, который должна была выполнить, но не сделала этого. Наши власти не понимают, что Россия нужна нам больше, чем мы ей.

http://portal-kultura.ru/svoy/articles/zvanyy-gost/130138-kosmonavt-zhan-lu-kreten-ya-geroy-sovetskogo-soyuza-i-gorzhus-etim/

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Помню, как молодая жена французского дипломата говорила мне: «Ты действительно хочешь полететь с ними в космос? Ты сошел с ума! Разве не видишь, на каких колымагах они ездят по улицам?!» Пришлось объяснять, что советские ракеты замечательно летают.

------------------

Беглый поиск в интернете дает информацию, что за время космических запусков погибло 22 космонавта, из них в СССР четверо, в США - семнадцать и еще один израильтянин, погибший вместе с американцами в американском корабле. Притом, что пилотируемые запуски США уже лет 10 не проводят (с момента гибели Колумбии), а Россия - очень даже. т.е. вероятность несчастного случая выше когда летаешь, чем когда не летаешь (кэп)

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Обрусел француз ))) бывает)

Довольно часто случается с людьми честными и искренними. Знакома с французским дипломатом, работавшим в Посольстве Франции в Беларуси. По окончании каденции, долго отказывался от заманчивых предложений. Когда отказываться стало неприлично, выбрал Казахстан, справедливо считая, что русских там много и их там уважают.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

До развала СССР интересовался космонавтикой, знал всех космонавтов...даже МНР по фио ))).

 

Кретьен вместе с Бодри готовился, тот потом на шаттле летал,но не знал, к стыду, что и Жан - тоже...

 

Спасибо за инфу.

 

А по тексту - наш человек!

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Для публикации сообщений создайте учётную запись или авторизуйтесь

Вы должны быть пользователем, чтобы оставить комментарий

Создать учетную запись

Зарегистрируйте новую учётную запись в нашем сообществе. Это очень просто!

Регистрация нового пользователя

Войти

Уже есть аккаунт? Войти в систему.

Войти
Авторизация  

×