Jump to content

Archived

This topic is now archived and is closed to further replies.

Yennefer

Катынь и другие Катыни

Recommended Posts

Автор: М. З.

 

"Nie" № 18, 27 апреля 2009 г.

 

Катынь и другие Катыни

 

Польская мартирология ничем не лучше, чем чужая. Однако она по-прежнему жива и разжигает ненависть.

 

«В Польше Холокост проигрывает Катыни. Почему? Потому что он бесполезен в пропагандистской войне с Россией», – так прокомментировал профессор Бронислав Лаговский дискуссии, вызванные в Западной Европе фильмом Вайды «Катынь». В них появился упрёк, что режиссёр хочет поместить польскую драму в иерархии мировой мартирологии выше или, как минимум, наравне с еврейской. Однако загвоздка в том, что Холокост один и в новейшей истории ни с чем не сравним, а массовых и жестоких убийств военнопленных во время Второй мировой войны было много. Для пленных это была исключительно ужасная война.

 

Белые цивилизованные европейцы, готовясь в начале ХХ века к великой взаимной резне, решили несколько окультурить это занятие. На двух конференциях в Гааге (1899 и 1907 годы) принимаются несколько конвенций по вопросам ведения войны. В частности, воюющие стороны обязались защищать гражданское население, спасать терпящих бедствие на море, а также соблюдать права пленных, которым полагалось приличное жильё и сносное питание. Пытки, унижения, строгие наказания запрещались. В ходе Первой мировой войны эти принципы более или менее соблюдались. В среднем смертность среди пленных не превышала 10 процентов. Бравый солдат Швейк с того момента, как увидел русских солдат, поднял руки вверх и отбросил винтовку, имел право считать, что для него война окончена. Вторая мировая положила конец гуманитарным мечтам. Судьба военнопленных стала неопределённой и зависела от страны и театра военных действий. И часто плен угрожал жизни больше, чем сражения.

 

По разным данным, в Европе в плен попало от 10 до 12 миллионов солдат, в Азии и на Тихом океане – от 2 до 3 миллионов. Около 4 миллионов не пережили плена, в основном немецкого, советского и японского. По западным данным, к немцам попало около 5 миллионов советских солдат, по российским – 3,4 миллиона. Из плена вернулись немногим более 1,8 миллионов человек. Следовательно, от 1,6 до 3 миллионов и более погибли. Незавидной оказалась и судьба немецких пленных в СССР. Их было свыше 4 миллионов, большинство попали в плен в конце войны. Многих не отпускали до 1955 года. Погиб каждый третий. Из 98 тысяч сталинградских пленных домой вернулись не более 5 тысяч.

 

Рабский труд в Германии стал уделом свыше миллиона французских военных, которых, несмотря на перемирие, заключённое с режимом маршала Петена, удерживали до конца войны. В японском плену находились больше 100 тысяч британских и американских солдат. Пережил неволю только каждый второй. Ещё чудовищнее были потери среди китайских пленных, которых было свыше миллиона.

 

Пленных истребляли в основном голодом, холодом и опасными для жизни каторжными работами. Совесть нечиста даже у западных стран, которые соблюдали конвенции… выборочно. Американцы непосредственно после войны месяцами держали тысячи немецких военнопленных под открытым небом и намеренно морили их голодом, выделяя пайки менее 1000 калорий в сутки. Так они реализовывали план Моргентау, предусматривающий сокращение немецкого мужского «племенного стада» в целях общего уменьшения популяции немцев. Как и русские, американцы массово и вопреки конвенциям использовали пленных для разминирования минных полей.

 

Наряду с политикой целенаправленного истребления пленных обычным явлением были бойни, большие и не очень, то есть Катыни. «Приказ о комиссарах» Гитлера, подкреплённый аналогичными приказами командования вермахта, отдавал в руки спецподразделений СС всех комиссаров и евреев* и предписывал их ликвидировать. Эти акции продолжались и после отмены института комиссаров в Красной Армии в 1942 году. По материалам Нюрнбергского процесса, только в зоне действий северной группы немецких войск летом и осенью 1941 года во исполнение «приказа о комиссарах» было расстреляно свыше 10 тысяч пленных. Некоторые историки оценивают число солдат, расстрелянных СС или погибших в газовых камерах лагерей смерти, в 500 тысяч. Свою лепту в военные преступления внесли и финны, которые передали в немецкие руки более тысячи из взятых в плен красноармейцев. СССР не остался в долгу: десятки тысяч немецких пленных предстали перед трибуналами, которые после поверхностного рассмотрения дела или вовсе без него вынесли смертные приговоры. Такая участь не миновала и пленных других национальностей.

 

В 1943 году в Кефалонии немцы расстреляли свыше 5 тысяч итальянских военных, своих недавних союзников. В 1940 году в районе Дюнкерка были уничтожены несколько сот британских пленных, а в 1944 году в Арденнах** – целый американский дивизион, который сдался в плен под Мальмeди. У некоторых военнослужащих, в частности огнемётчиков, шансы на то, чтобы пережить сам момент сдачи в плен, были ничтожны. Почти безнадёжным было положение тонущих. Немецкое командование запретило экипажам подводных лодок подбирать моряков с потопленных торпедами судов. Часто их расстреливали из пулемётов. На совести у британского флота тоже есть неприятные эпизоды подобного рода. Например, с линкором «Бисмарк». Почти две тысячи членов экипажа успели покинуть корабль, прежде чем он затонул после торпедной атаки. Британские суда, взяв на борт 120 немцев, по специальному приказу командования – и вопреки конвенциям – прекратили спасательную акцию и ушли, обрекая оставшихся на верную смерть.

 

О военных преступлениях по отношению к пленным много говорилось в послевоенные годы, некоторые случаи дошли до залов суда. Международные конвенции были обновлены и усилены. С течением времени расчёты потерь забылись, их оставили историкам. Во многом для того, чтобы не обострять отношений между народами.

В преступном балансе Второй мировой войны с точки зрения числа жертв Катынь составляет малую часть. Однако, принимая во внимание обстоятельства, преднамеренность и участие высшего руководства СССР, это было одно из наиболее серьёзных и жестоких военных преступлений, пусть и не единственным, и не исключительным. Катынское преступление наверняка отличается продолжительностью и интенсивностью его последствий в польской политике и в польско-российских отношениях. Именно это удивляет, а иногда и возмущает западных политиков.

В числе прочего использована литература:

Норман Дэвис, «Европа сражается. 1939-1945», Краков, 2008.

Павел Хмелевский, «Гитлеровские преступления против комиссаров Советской Армии». «Военно-историческое обозрение», 1976/2

«Немецкая и советская система обращения с военнопленными», материалы конференции. Ополе, 1997.

ОРИГИНАЛ

Share this post


Link to post
Share on other sites

Напоминает анекдот -

- Вчера после вашего ухода пропали ложечки

- Мы не брали!

- Ну, ложечки нашлись, но осадок остался

 

И всё равно катынь самое жестокое ... задолбали :kolobok_twisted:

Share this post


Link to post
Share on other sites

Катынское преступление наверняка отличается продолжительностью и интенсивностью его последствий в польской политике и в польско-российских отношениях. Именно это удивляет, а иногда и возмущает западных политиков.

 

По-моему это удивляет и возмущает не только западных политиков, но и всех нормальных и вменяемых людей. Иррациональность польской позиции просто потрясает их воображение :kolobok_haveno:

Share this post


Link to post
Share on other sites

×