Jump to content
Sign in to follow this  
Ugolin

Андрей Макин избран во Французскую Академию

Recommended Posts

lefigaro.fr.png

 

Андрей Макин избран во Французскую Академию

 

Mohammed Aissaoui / Мохаммед Эссауи

03/03/2016 à 17:42

 

XVM2644f074-e144-11e5-b22c-5bd0afb9120d.

 

Редкий случай, писатель русского происхождения, пишущий по-французски, был избран в первом туре 15 из 26 голосовавших. В 58 лет он становится самым молодым из "бессмертных".

 

Андрей Макин, автор "Французского завещания", избран в первом туре во французскую Академию на 5 кресло, остававшееся вакантным с февраля 2015 после смерти Ассии Джебар.

 

В 58 лет писатель, родившийся в России, становится самым молодым из "Бессмертных". Замечательный результат для автора, который часто чувствовал себя не любимым литературными кругами. Вот как проходило голосование. В этот четверг 3 марта голосовали 26 человек. Голоса, отданные за восьмерых кандидатов в первом туре, разделились следующим образом:

 

1. Мишель Карассу: 0

2. Ив-Дени Делапорт: 0

3. Эрик Дюбуа: 0

4. Андрей Макин: 15

5. Оливье Матьё: 0

6. Валантен Ожье: 0

7. Эдуардо Пизани: 0

8. Арно-Аарон Упински: 2

 

Следует добавить, что трое "бессмертных" воздержались от голосования, подав незаполненные бюллетени. Шестеро отметили свои бюллетени крестом: на языке Академии это означает, что они не захотели избирать ни одного из представленных кандидатов.

 

После стремительного голосования, как это было и в случае с Аленом Финкелькраутом, Андрей Макин, лауреат Гонкуровской премии, премии Медичи и Гонкуровской премии лицеистов, был избран в первом туре 15 голосами. До этого голосования Фредерик Миттеран и Жан-Клод Перрье сняли свои кандидатуры. Согласно обычаю, если они вновь примут участие в выборах, Андрей Макин отдаст им свои голос.

 

Andreï Makine élu dans un fauteuil à l'Académie française

 

 

Share this post


Link to post
Share on other sites

Ugolin, Вы иногда удивляете выбором тем. Не, ну я рад конечно за Макина. Только не знаю кто это такой.

 

1. Мишель Карассу

2. Ив-Дени Делапорт

3. Эрик Дюбуа

4. Андрей Макин

5. Оливье Матьё

6. Валантен Ожье

7. Эдуардо Пизани

8. Арно-Аарон Упински

 

Из всех вышеперечисленных знаком только с Оливье, да и то по праздникам.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Андрей Макин родился в Красноярске в 1957 году. Закончил филфак Московского университета, преподавал в Педагогическом институте в Новгороде и сотрудничал с журналом "Современная иностранная литература". Свою писательскую карьеру он начал еще во времена перестройки, когда перебрался жить из СССР во Францию. Он прекрасно владеет французским языком – ему его обучила бабушка, приехавшая в Россию еще до революции 1917 года.
Вначале в Париже он оказался на положении бомжа и даже какое-то время жил в склепе на кладбище Пер-Лашез. Зарабатывал преподаванием русского языка и писал романы – прямо на французском. Немалые душевные муки доставили ему издатели, присылавшие полные иронии письма с отказами печатать рукописи, которые даже не соизволили пролистать. Уверенные в своем безукоризненном профессиональном опыте, они полагали, что с русским именем нельзя хорошо писать по-французски. Чтобы провести их, Андрей стал писать на титульном листе: "Перевод с русского Андре Лемоннье". "Я делал все, чтобы меня напечатали, – вспоминал впоследствии Макин. – Рассылал одну и ту же рукопись под разными псевдонимами, менял названия романов, переписывал первые страницы..." Наконец, ему удалось опубликовать первые книги – "Дочь Героя Советского Союза" и "Время реки Амур".
В 1995 году за свою книгу "Французское завещание" (воображаемую биографию француженки, прожившей всю жизнь в России) Андрей Макин получил Гонкуровскую премию. Впервые в истории французской литературы эта премия была присуждена русскому писателю. "Я была поражена, – говорила тогда президент Гонкуровской академии Эдмонда Шарль-Ру. – Это большая литература". В одночасье Андрей превратился в европейскую знаменитость. "Как и все русские, – позже сказал Макин, – я фаталист. Был им до получения Гонкуровской премии, остаюсь и сейчас. Я думаю, что заслужил ее". В том же 1995 году книга получила еще одну престижную премию "Медичи", а затем целый венок прочих призов, включая итальянскую "Премию премий", которой награждают лучшую книгу из тех, что получили в текущем году литературные награды. С тех пор роман "Французское завещание" был переведен на 35 языков. А общий тираж книги составил 2,5 миллиона экземпляров.
Сразу вслед за премией Макин получил французское гражданство: это выглядело как признание неоспоримых заслуг перед французской литературой. Вскоре в Сорбонне он защитил докторскую диссертацию "Поэтика ностальгии в прозе Бунина". Не так давно писатель стал одним из трех претендентов на награждение премией князя Пьера Монакского.
Всего из-под его пера вышло более десятка произведений, в их числе: "Исповедь разжалованного знаменоносца" (1992), "Преступление Ольги Арбелиной" (о судьбе русской княгини, которая вместе с сыном живет в городке, давшем приют русской эмиграции, 1998), "Реквием по Востоку" (роман о жизни трех поколений русской семьи, на чью долю выпадают самые тяжелые испытания прошедшего века – революция, гражданская война, коллективизация, Великая Отечественная война, 2000), "Земля и небо Жака Дорма. Хроника любви" (2002).
Макин почти не известен в России. А во Франции за ним охотится критика, он гость самой уважаемой телепередачи "Бульон культуры". И все же иногда – со стороны французских литераторов – по отношению к Макину ощущается некоторая высокомерная и ничем не оправданная снисходительность: мол, глядите, он почти такой же, как и мы... Впрочем, по некоторым признаниям Макина можно судить, что и он сам не считает, что творит в традициях французской литературы, скорее, преобразует ее, несмотря на очевидное "сопротивление материала".
Так или иначе, Макин удивлен низким уровнем французской литературы. "90 процентов это ширпотреб", – говорит он. По его словам, если русский писатель хочет опубликовать свой роман на Западе, "ему надо писать карикатуру – о русской грязи, пьяницах, словом, о чернухе. И она пойдет. Вы принесете вред России и русской словесности, но у вас будет успех. Я же из этой чернухи вылавливаю какие-то мгновения духа, красоты, человеческого сопротивления".
На вопрос, как ему удалось не сломаться в чужой стране, Макин отвечает: "Меня спасло то, что я получил хорошую советскую закалку. Она нам очень помогает, и не надо этот опыт сбрасывать. Кстати, я ненавижу слово "совок" и перестаю разговаривать с человеком, употребляющим этот горчайший термин, выдуманный рабами. Так вот, мне пригодился советский опыт – выносливость, умение довольствоваться малым. Ведь за всем – готовность пренебречь материальным и стремиться к духовному".

 

взято здесь

 

а вот тут книга, о которой шла речь

Share this post


Link to post
Share on other sites

 "Меня спасло то, что я получил хорошую советскую закалку. Она нам очень помогает, и не надо этот опыт сбрасывать. Кстати, я ненавижу слово "совок" и перестаю разговаривать с человеком, употребляющим этот горчайший термин, выдуманный рабами. Так вот, мне пригодился советский опыт – выносливость, умение довольствоваться малым. Ведь за всем – готовность пренебречь материальным и стремиться к духовному".

 

 

Достойно.

Share this post


Link to post
Share on other sites

 

 

По его словам, если русский писатель хочет опубликовать свой роман на Западе, "ему надо писать карикатуру – о русской грязи, пьяницах, словом, о чернухе. И она пойдет. Вы принесете вред России и русской словесности, но у вас будет успех. Я же из этой чернухи вылавливаю какие-то мгновения духа, красоты, человеческого сопротивления"

козел

Share this post


Link to post
Share on other sites

Ugolin, Вы иногда удивляете выбором тем. Не, ну я рад конечно за Макина. Только не знаю кто это такой.

 

1. Мишель Карассу

2. Ив-Дени Делапорт

3. Эрик Дюбуа

4. Андрей Макин

5. Оливье Матьё

6. Валантен Ожье

7. Эдуардо Пизани

8. Арно-Аарон Упински

 

Из всех вышеперечисленных знаком только с Оливье, да и то по праздникам.

 

А я ещё знаком с Матьё. С сельдью матье.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Ugolin, Вы иногда удивляете выбором тем. Не, ну я рад конечно за Макина. Только не знаю кто это такой.

Pepela, мне зарплату за эти переводы никто ведь не платит, правда? Поэтому я выбираю темы, которые мне самой по каким-то причинам интересны. Если находятся люди, разделяющие со мной этот интерес, я очень радуюсь. Много ли было русских, прославившихся благодаря сочинительству на французском языке? Вот именно...

Любопытная статья об А. Макине на сайте "Журнальный зал":

 

Русско-французская проза Андрея Макина

 

В чем состоит феномен Андрея Макина? В отличие от таких писателей, как Владимир Набоков, Сэмюэл Беккет, Эльза Триоле, Милан Кундера или Иосиф Бродский, он пока еще ничего не опубликовал на родном языке. С момента переезда Макина в Париж в 1987 году вышло в свет девять его романов, не считая нескольких эссе, текста в посвященном Петербургу фотоальбоме и предисловий к французским изданиям И. Бунина и В. Брюсова. Одновременное присвоение Макину в 1995 г. премий Гонкуров и Медичи за роман “Французское завещание” (“Le testament français”) стало подлинной сенсацией, закрепив за ним одно из центральных мест в современной французской литературе. И все же считать его исключительно французским писателем на основании избранного им литературного языка было бы, пожалуй, не совсем правомерно. Все его романы обращены к России, а его проза, хотя и написана по-французски, основана не только на французской, но, несомненно, и на русской литературной традиции. В творчестве Макина ощутимо проявляется двуязычное лингвистическое сознание. В данной статье мы попробуем сделать обзор наиболее характерных черт поэтики Макина, а также определить некоторые литературные контексты для дальнейших типологических исследований его творчества.

...

Edited by Ugolin

Share this post


Link to post
Share on other sites

Не понимаю какие могут быть претензии у людей к нему. Уехал, да. А что мало уезжало. Человек не нашел себя здесь, нашел себя там. Вырвался из бомжей. При этом не поливая грязью страну в которой вырос и получил образование. Если мы считаем себя свободными, то под свободой должно подразумеваться и свобода выбора места для жития и творчества. 

Share this post


Link to post
Share on other sites

Это из каких-таких бомжей он вырвался?   :zoom:

Вот же. Цитирую:

Закончил филфак Московского университета, преподавал в Педагогическом институте в Новгороде и сотрудничал с журналом "Современная иностранная литература".

Share this post


Link to post
Share on other sites

 

По его словам, если русский писатель хочет опубликовать свой роман на Западе, "ему надо писать карикатуру – о русской грязи, пьяницах, словом, о чернухе. И она пойдет. Вы принесете вред России и русской словесности, но у вас будет успех. Я же из этой чернухи вылавливаю какие-то мгновения духа, красоты, человеческого сопротивления"

козел

 

Что вам не понравилось? Он просто описал существующее положение дел. Почему Виктор Ерофеев постоянно появляется в немецких СМИ в качестве дежурного "известного русского писателя"? Именно потому что писал чернуху про Россию. Edited by kostya

Share this post


Link to post
Share on other sites

Это из каких-таких бомжей он вырвался?   :zoom:

 

тут у человека который дал описание его есть такое: !Вначале в Париже он оказался на положении бомжа и даже какое-то время жил в склепе на кладбище Пер-Лашез."

Share this post


Link to post
Share on other sites

Во “Французском завещании” главный герой Алеша, с детства обученный бабушкой Шарлоттой французскому языку, задумывается о противоположных ассоциациях, возникающих при произнесении слова “царь” на двух языках:

 

Так, значит, я вижу по-другому! Что это — преимущество? А может, ущербность, изъян? Я не знал. Но решил, что двойное видение можно объяснить моим двуязычием — в самом деле, когда я произносил по-русски “царь”, передо мной возникал жестокий тиран; а французское “tsar” наполнялось светом, звуками, ветром, сверканьем люстр, блеском обнаженных женских плеч... [9]

 

 

http://magazines.russ.ru/nlo/2004/66/rub16.html

***

 

Cтатья Татьяны Толстой “Русский человек на рандеву”[15] представляет собой довольно подробный, но и в высшей степени иронический разбор “Французского завещания”. Хотя Толстая отмечает, что тематический фокус романа составляет “рождение писателя, поиск языка, всматривание в себя”[16], — она довольно быстро направляет острие критики на кажущееся неправдоподобие описываемых ситуаций. Макин в ее интерпретации предстает неубедительным этнографом, который не сумел представить французскому читателю художественно правдивый образ России, используя такую банальную бутафорию, как “Сибирь, русский секс, степь, картонного Сталина, картонного Берию, картонные лагеря” [17]. К концу статьи в поле зрения писательницы попадают неудачные пассажи русского перевода [18], но и здесь, как ни парадоксально, Толстая подвергает сомнению не столько мастерство переводчиков или переводимость прозы Макина вообще, сколько литературные способности автора, которого она — используя отнюдь не литературоведческую терминологию — изобличает как “словесного метиса, культурный гибрид, лингвистическую химеру, литературного василиска... смесь петуха и змеи, — нечто летучее и ползучее одновременно”[19].

 

http://magazines.russ.ru/nlo/2004/66/rub16.html

Share this post


Link to post
Share on other sites

 

 

 

По его словам, если русский писатель хочет опубликовать свой роман на Западе, "ему надо писать карикатуру – о русской грязи, пьяницах, словом, о чернухе. И она пойдет. Вы принесете вред России и русской словесности, но у вас будет успех. Я же из этой чернухи вылавливаю какие-то мгновения духа, красоты, человеческого сопротивления"

козел

 

По крайней мере честно

Share this post


Link to post
Share on other sites

Create an account or sign in to comment

You need to be a member in order to leave a comment

Create an account

Sign up for a new account in our community. It's easy!

Register a new account

Sign in

Already have an account? Sign in here.

Sign In Now
Sign in to follow this  

×