Перейти к содержанию
Авторизация  
MYK

Исследование NZZ - swisspropaganda

Рекомендуемые сообщения

Сайт swisspropaganda

 

**********************************************************************************

От автора перевода

На этот сайт наткнулся случайно. В одном из комментариев в Die Zeit.

Называет себя политически и публицистически независимым, некоммерческим, чисто идеально-научным интернет-сайтом, который руководствуется интересами швейцарского общества и не предлагает товары, продукцию или услуги в электронном бизнесе.

Это не публицистика, это научное исследование. Язык тоже соответствующий.

Особым открытием для меня это не стало. Нойе Цюрхер Цайтунг имел счастье наблюдать примерно с 1988 года. Она с тех пор мало изменилась. Возможно, это кому-то будет интересно.

 Довольно большой объем. Раздел «примечания и литература» переводить не стал. Желающие могут ознакомиться по ссылке.

Пара пояснений и объяснений. Практически везде по тексту используется аббревиатура NZZ вместо полного названия газеты. В переводе это сохранено. Возможно, не везде точно выверена терминология. В зависимости от контекста переводил так, чтобы сильно не резало русское ухо. Извиняюсь за возможные опечатки. Из-за большого объема не везде мог заметить и исправить.

**********************************************************************************

Ссылки

Web-формат: https://swisspropaganda.wordpress.com/die-nzz-studie/

PDF: https://swisspropaganda.files.wordpress.com/2016/02/nzz-propaganda-studie-2016d.pdf

 

Исследование NZZ

 

Нойе Цюрхер цайтунг, Neue Zürcher Zeitung,Новая цюрихская газета (NZZ) – ведущая швейцарская ежедневная газета, освещающая международные темы. Однако, насколько объективно и критически освещает NZZ геополитические конфликты? Чтобы проверять это, были проанализированы все сообщения NZZ за месяц об украинском кризисе и о войне в Сирии и оценены на предмет военной пропаганды по модели профессора Anne Morelli.

 

Результаты однозначны: В своих сообщениях NZZ преимущественно распространяет пропаганду стороны конфликта США/НАТО. Комментарии приглашенных лиц и обзорные статьи почти непрерывно подают точку зрения этой стороны конфликта, в то время как пропаганда, исходящая исключительно с противоположной стороны, заглушается. Использованные третьи источники неуравновешенны и зачастую не проверяемы. В целом следует говорить об одностороннем, избирательно-некритическом и малообъективном информационном потоке NZZ. Обсуждаются различные попытки объяснить такое положение.

 

Качество геополитического информационного потока в Neuen Zürcher Zeitung (NZZ)

Исследование Swiss Propaganda

 

Февраль 2016

 

Содержание

  1. Модель военной пропаганды Ponsonby-Morelli
  2. Метод исследования
  3. Результаты
  4. Попытки объяснения
  5. Заключения
  6. Примечания и литература

 

1. Модель военной пропаганды Ponsonby-Morelli

 

Лорд Arthur Ponsonby (1871-1946) – британский дипломат, политик и активист движения за мир. В 1928 году он опубликовал книгу Falsehood in War-Time, в которой примерно на 200 страницах задокументировал британскую, французскую, немецкую, итальянскую и американскую пропаганду во время Первой мировой войны и классифицировал ее по темам и технологиям. Книга Ponsonby до сегодняшнего дня считается классической литературой о военной пропаганде (Ponsonby, 1928).

 

В 2001 Anne Morellli, профессор критики исторических источников Свободного университета Брюсселя, вновь обратилась к работе Ponsonby и выделила в ней принципы военной пропаганды. Ее одноименная книга появлялась в 2004 году в первом, а в 2014 голу – во втором издании на немецком языке. Morelli указывает на то, что технологии военной пропаганды, выделенные Ponsonby в 1928 году для времени Первой мировой войны, совершенно не потеряли своей силы и актуальности, но и продолжают использоваться всеми сторонами конфликтов и в последующих как горячих, так и холодных войнах двадцатого и начала двадцать первого века (Morelli, 2004).

 

Модель Ponsonby-Morelli определяет  следующие 10 принципов военной пропаганды:

 

1. Мы не хотим войны

2. Только враждебный лагерь несет ответственность за войну

3. У врага – демонический вид

4. Мы сражаемся за доброе дело, а не за корыстные цели

5. То, что противник совершает с жестокими намерениями; мы – только случайно

6. Враг использует недозволенное оружие

7. Наши потери незначительны, у противника – громадны

8. Наше дело поддерживают деятели искусств и интеллектуалы

9. Наша миссия свята

10. Кто подвергает сомнению нашу информационную картину – предатель


Рассматривая геополитические кризисы и войны последних десятилетий, можно легко увидеть, что большинство этих принципов, соответственно в разном оформлении и акцентах, одновременно использовались в рамках пропаганды – и почти одинаково часто всеми конфликтующими сторонами.

 

Особенность модели Ponsonby-Morelli заключается в том, что заранее не следует различать правду и ложь. Верно утверждение, или ошибочно, часто можно установить только задним числом; иногда лишь десятилетия спустя в рамках исторического исследования. Однако, для непосредственного эффекта военной пропаганды степень соответствия истине утверждения принципиально несущественна. С исторической точки зрения большая часть военной пропаганды прошлого всех конфликтующих сторон, конечно, в определенной степени преувеличена, неполна или просто ошибочна.

 

2. Метод исследования

 

Был исследован информационный ряд NZZ апреля 2014 года по украинскому кризису, а также октября 2015 года о войне в Сирии. Это были, соответственно, первые календарными месяцы после эскалации конфликта между обоими геополитическими актерами США/НАТО и Россией (аннексия Крыма 21 марта 2014 года и вступление России в войну в Сирии 30 сентября 2015 года).

 

Статьи отбирались с помощью поиска ключевых слов "Украина" или "Сирия". Учитывались все статьи в упомянутые периоды, при анализе заголовка, подзаголовка или введения которых следовало, что они непосредственно отражают соответствующий конфликт. Не учитывались информационные сообщения, чистые биржевые или финансовые сообщения, спортивные сообщения, а также короткие вступительные и обзорные статьи, которые лишь рекомендовали основной текст. Далее, не учитывались статьи воскресного издания (NZZ am Sonntag), так как оно выпускается собственной редакцией.

 

В целом упомянутым критериям соответствовали 133 статьи (99 – Украине, 34 – Сирии), в том числе 13 статьи-мнения (что-то вроде комментария или размышления – прим.перев.) и одно интервью. На основе описанной в главе 1 модели Ponsonby-Morelli эти статьи были затем внимательно исследованы на пропагандистские посылы. Соответствующие предложения или формулировки разделялись на проНАТОвскую и критическую к НАТО пропаганду, распределялись по категориям с 1 до 10 (категории, они же принципы – см.выше – прим.перев.) и суммировались по статьям.

 

При этом геополитические стороны конфликта определялись, как указано ниже. Сторона конфликта США/НАТО, или коротко НАТО охватывает руководимый США военный союз, страны-члены, а также их непосредственных союзников. К союзникам отнесены: в украинском кризисе – прозападная оппозиция, которая в феврале 2014 года пришла к власти в Киеве; в войне в Сирии – оппозиционные группировки, которые официально поддерживались членами НАТО. Конфликтующая сторона Россия включает Российскую федерацию и ее непосредственных союзников: в украинском кризисе – пророссийские группировки в Крыму и восточной Украине; в войне в Сирии – сирийский режим президента Асада и верные режиму группировки (напр. Хезболла). В войне в Сирии не учитывался так называемое “Исламское государство” (ИГИЛ), так как эта группировка ни к кому из геополитических конфликтующих сторон однозначно не смогла быть отнесена. Поэтому пропаганда за или против ИГИЛ не учитывалась.

 

Дополнительно с помощью поиска ключевых слов "пропаганда" или "пропагандист" был исследован весь текст, когда сама NZZ идентифицировала пропаганду одной из сторон конфликта. Наконец, были проанализированы использованные NZZ третьи источники на их объективность и проверяемость.

 

Выбранным методом не могли быть исследованы возможные рисунки и фотографии, несмотря на то, что они также, естественно, могут передавать пропагандистские послания. Также не отмечалась возможная пропаганда, которая может возникать из-за пропуска сведений. Наконец, напомним еще раз о том, что модель Ponsonby-Morelli не делает различий между "верной" и "ошибочной" пропагандой (если это можно определить вообще), а охватывает лишь различные пропагандистские послания и принципы. О теории пропаганды см.также библиографию к этому исследованию (кроме всего прочего, Baines, 2013, Bussemer, 2008, Starkulla, 2015).

 

3. Результаты

 

Ниже представлены, в том числе и графически, результаты различных анализов.

3.1 Использование пропаганды в целом

 

Оценка всех 133 статей NZZ об украинском и сирийском конфликтах дала в итоге всего 833 посыла военной пропаганды, т.е. на статью в среднем 6.3 посыла. Из них 739 посылов или 89% были пропагандой НАТО и 94 посылов или 11% – критическими к НАТО. Как показано на рисунке 1, разница между украинским и сирийским конфликтами составляет лишь несколько процентных пунктов.

 

nzz-propaganda-insgesamt1.png?w=550

Рисунок 1: Использование пропагандистских посланий в NZZ.

 

3.2 Уравновешенности статей

 

Следующий рисунок 2 иллюстрирует уравновешенность статей NZZ с точки зрения пропагандистских посылов, отдельно для статей, проНАТОвских, критических к НАТО, уравновешенных, и свободных от пропаганды.

 

nzz-ausgewogenheit2.png?w=550

Рисунок 2: Уравновешенность статей NZZ по количеству пропагандистских посланий.

 

Все же 11% исследованных статей NZZ не содержали пропаганду. При этом часто речь шла о сообщениях, которые касались соответствующего конфликта только косвенно и в которых говорилось, например, о реакции в Швейцарии, мероприятиях нефтяных фирм в Женеве или трансферте музейных экспонатов на Украину. Однако, имелось и несколько статей, которые непосредственно занимались украинским или сирийским конфликтом и обходились, тем не менее, совсем без пропаганды, описывая процессы или возможные точки зрения очень по-деловому.

 

Следующие 5% исследованных статей содержали пропагандистские послания, однако, в уравновешенном отношении между проНАТОвской и критической к НАТО пропагандой. Это, как правило, достигалось, когда контрутверждение противопоставляется соответствующему пропагандистскому утверждению, или если пропагандистские утверждения критически ставятся под сомнение. В целом такие статьи могут, тем не менее, выражаться отрицательно или критически к стороне конфликта (например, к России), но количество пропагандистских посланий уравновешено.

 

Ни одна из статей NZZ за период исследования не содержала преимущественно критическую к НАТО пропаганду. Такая статья должна была бы, к примеру, подавать преимущественно пропаганду российской стороны конфликта или ставить под сомнение пропаганду НАТО хотя бы несколькими контраргументами. Этого в репортажах и комментариях NZZ не наблюдалось.

 

Напротив, во всех 84% статей  отмечено, что они преимущественно передавали пропаганду НАТО. Спектр их подачи – от легкого преобладания пропаганды во в целом объективных сообщениях до "визгливых" пропагандистских статей, содержащих от одного до двух десятков пропагандистских посланий стороны конфликта США/НАТО.

 

3.3 Пропаганда по тематическим рубрикам газеты

 

На уровне тематических рубрик газеты было исследовано, насколько в среднем в них содержались односторонние или уравновешеные статьи. Для этого была рассчитана разница количества проНАТОвских и критических к НАТО пропагандистских посланий и их «вес», как количество на одну статью в рубрике. На рисунке 3 показаны результаты.

 

nzz-ressort1.png?w=550

Рисунок 3: Разницы количества пропагандистских  посланий НАТО минус критических к НАТО, представленных по рубрикам газеты в целом (левая шкала) и в среднем на статью (правая шкала), как мера для односторонности газетных рубрик.

 

 

По количеству статей в целом лидирует рубрика International (международные новости) с общим весом 330 пропагандистских посланий НАТО. Однако, статьи рубрики “Meinung und Debatte” (“мнения и дискуссии”) – наиболее сильно односторонние: Средний перевес пропаганды НАТО составляет здесь 11.1 посылов на статью. На следующих местах по уровню пропаганды неожиданно оказались рубрики Feuilleton (статьи на литературные или свободные темы – прим.перев.) (6.5 посылов на статью), первая страница (4.8), международные новости (4.2), и экономика (3.4). Напротив, рубрики Швейцария и панорама мало отметились в пропаганде.

 

3.4 Уравновешивание статей-мнений и статей сторонних авторов

 

[Прошу прощения за корявый перевод, но не могу придумать короткого русского эквивалента. Речь идет в основном о рубрике Meinung – мнение, где публикуются статьи сторонних экспертов, известных личностей, переводы или изложение содержания статей других, мировых и швейцарских, изданий – прим.перев.]

 

Чтобы дополнить картину уравновешенности и объективности информационной картины NZZ, дополнительно была исследована уравновешенность всех точек зрения в статьях-мнениях и статьях сторонних авторов за изучаемый период. По сравнению с обычными корреспонденциями, статьи-мнения позволяют более свободное выражение позиции, а статьи приглашенных авторов дают возможность представить возможные точки зрения и мнения профессионалов извне. Результаты наглядно представлены на рисунке 4.

 

nzz-meinungen2.png?w=550

Рисунок 4: Распределение статей приглашенных авторов и статей-мнений по с количеству пропагандистских посланий.

 

Снова оказывается исключительно односторонняя картина: Из общего количества 14 статей приглашенных авторов 12 преимущественно содержали пропаганду НАТО (86%), две были уравновешены в отношении пропагандистских посланий, и не было ни одной преимущественно критической к НАТО. Еще более односторонне выглядит рубрика “мнение & дебаты”: 12 из 13 статей (92%) были чисто проНАТОвскими, только одно мнение (одновременно статья приглашенного автора) было уравновешенно, и не было ни одной критичной к НАТО. О вынесенном в название рубрики принципе "Debatte", в этом смысле, собственно и речи быть не может. В отношении геополитики в NZZ обсуждаются в основном второстепенные вопросы – то же положение, которое описано в исследованиях и оценках о прессе Германии (ср. Krüger, 2013).

 

3.5 Частота появления отдельных принципов пропаганды

 

На следующем шаге оценивалось, как часто в корреспонденциях NZZ использовались отдельные принципы пропаганды по классификации Ponsonby-Morelli. При этом обнаружились явные различия между проНАТОвской и критической к НАТО пропагандой, как показывает ниже рисунок 5.

 

В пропаганде НАТО доминируют принципы 3 (“у врага – демонический вид”) и 2 (“только враждебный лагерь несет ответственность за войну”) каждый по 24%. В первом случае речь шла, в частности, о частых посылах и выражениях, демонизирующих российского и сирийского президентов (“… положение ежечасно ухудшается, в то время как Путин за кулисами спокойно пользуется этим“; “миллионы изгнаны, сотни тысяч погибли, города и культурное наследие в руинах – только одно заморозило ситуацию: Башар Асад …” [1]). Во втором случае вина за эскалацию или продолжение кризиса или войны с самого начала, полностью приписывается стороне конфликта России & ее союзникам.

 

На следующем месте идет принцип 4 (“Мы боремся за доброе дело, а не за корыстные цели”) с 17%. При этом, как правило, подчеркивалось, что конфликтующая сторона США/НАТО борется за ценности демократии и правового государства, международное право, безопасность (восточной) Европы или свободу сирийского народа, а вовсе не за расширения собственной сферы влияния или контроль за ресурсами, как это приписывалось соперничающей стороне конфликта.

 

На следующих местах находятся принципы 1 (“Мы не хотим войны”) и весьма часто используемый принцип 10 (“Кто подвергает сомнению нашу информационную картину – тот предатель”) с 8%. В первом случае подчеркивался, что сторона конфликта НАТО хочет мира и лишь вынуждена реагировать на агрессию, провокации или угрозы противоположной стороны. Во втором случае критики представлялись в качестве предателя или пропагандиста враждебной стороны. При этом во время наблюдения за украинским кризисом (апрель 2014 года) еще не использовались позже получившие известность понятия “Putinversteher” и "тролль Путина".

 

С 7% каждый далее следуют принцип 5 (“враг намеренно совершает жестокости; у нас это вынуждено”) и принцип 7 (“Наши потери незначительны, потери противника, наоборот, огромны”). В первом случае, например одно (мнимое) жестокое ведение войны стороной конфликта Россией & ее союзниками разоблачалось (например, бомбардировки гражданских учреждений), напротив же, происходящее со стороны НАТО & союзников представлялось как ошибка или единичный случай. Во втором случае, в частности,  говорилось о дипломатической изоляции стороны конфликта Россия или подробно  обсуждались результаты экономического воздействии санкций против этой стороны конфликта. О военных потерях за  наблюдаемый период речь шла лишь изредка.

 

И в завершение следуют и принципы 6 (“враг использует запрещенное оружие”) с 4.5% и 8 (“наше дело поддерживается деятелями искусств и интеллектуалами”) с 1.4%. О применении запрещенного оружия или военных технологий российской конфликтующей стороной говорилось как в Сирии, так и на (востоке) Украины (применение отравляющих газов и бочковых бомб, нелегальные поставки оружия и т. д.). Тезис о “поддержке деятелями искусств и интеллектуалами” находится на уровне несколько более одного процента, тем не менее, его не стоит недооценивать, как технологию пропаганды: NZZ, в частности, по поводу украинского кризиса поместил сразу несколько статей приглашенных авторов, написанных деятелями искусств и интеллектуалами, или упоминал о них в статьях. Принцип 9 (“Наша миссия свята”), напротив, практически не использовался на стороне США/НАТО (защита христианства, благословение войны священнослужителями и т. д.).

 

В критической к НАТО пропаганде оказалась другая картина: Здесь практически преобладает принцип 2 с частотой 54% (“враждебный лагерь – единственный виновник войны”). Он появлялся, в частности тогда, когда цитировались сообщения российского правительства или российских военных, которые ответственность за кризис или войну возлагали на сторону конфликта НАТО & союзники. Используя принцип 4 (“Мы боремся за доброе дело, а не за корыстные цели”, 14%) российская сторона конфликта со своей стороны подчеркивала, что именно борется за доброе дело (например, безопасность России, самоопределение народов на Украине, борьбе с терроризмом в Сирии). Остальные принципы появлялись изредка, что, видимо зависит и от того, что критическая к НАТО пропаганда составляла в целом лишь 11% пропаганды в NZZ (смотри выше).

 

nzz-prinzipien6.png?w=550

Рисунок 5: Частота использованных принципов пропаганды (согласно Ponsonby-Morelli), по видам для проНАТОвской и критической к НАТО пропаганды.

 

3.6 как идентифицирует пропаганду NZZ

 

В дополнительном анализе было рассмотрено, в какой связи сами авторы NZZ говорили о "пропаганде" или "пропагандистах". Оценка дала в итоге 37 названий среди общего количества 20 статей. В 86% случаев говорилось о пропаганде со стороны конфликта России и ее союзников, в 14% случаев термин упоминался нейтрально или неопределенно, и в 0% случаев пропаганда идентифицировалась со стороной конфликта США/НАТО (смотри рисунок 6).

 

nzz-verortung2.png?w=550

Рисунок 6: Позиционирование пропаганды NZZ.

 

 

Здесь, прежде сего,  следует в позитивном ключе отметить, что NZZ, по крайней мере, с пропагандой одной из сторон конфликта, а именно с российской, интенсивно и критически спорит. За наблюдаемый период сразу несколько статей были посвящены российской пропаганде как по украинскому кризису, так и по войне в Сирии [2].

 

Тем не менее, следует отметить, что NZZ очень много говорит о российской стороне конфликта, но очень редко ее словами (или словами ее союзников, например, в Сирии). Это тем замечательнее, чем NZZ в большинстве случаев располагала собственными корреспондентами на месте в России или в соответствующем конфликтном регионе. Однако, корреспонденты поставляли читательской аудитории немного сведений, которые не были бы доступны также и на месте (например, через интернет). Однако, если использовались местные источники, то в основном следовало бы отнести к западной конфликтующей стороне США/НАТО (средства массовой информации оппозиции, критики режима и т. д.; ср. в этой связи отдельную оценку третьих источников).

 

Бывший нидерландский корреспондент на Ближнем Востоке и военный обозреватель Йорис Люйендейк (Joris Luyendijk) в этой связи констатировал, что речь при это шла вроде бы о так называемой местной строке (“сообщают из Москвы” и т. д.), но зачастую, скорее, о соображениях престижа о придании мнимой достоверности, чем о желании показать читателям, что действительно имеет место присутствие на месте или, тем более,  содействовать пониманию аргументов "соперничающей" стороны конфликта (Luyendijk, 2015).

 

Однако, гораздо более настораживает положение, что за период наблюдения NZZ предметно совсем не анализирует пропаганду стороны конфликта США/НАТО, а напротив, абсолютно некритично подает ее читательской аудитории. Это не вызывает доверия, тем более, что только за последних два десятилетия имеются многочисленные хорошо задокументированные исследования пропагандистских операций этой конфликтующей стороны (Bittermann 1994, Becker/Beham 2008, Kutz 2014, Tilgner 2003). Иной раз явно сомнительные сведения просто пересказываются, без всяких оговорок [3].

 

Подобное поведение NZZ характеризует статья от 14 апреля 2014 года со следующим пассажем: “То, что американцы когда-то распространяли фальшивые утверждения, что у Саддама Хусейна есть оружие массового уничтожения, тоже характеризовалось не очень шикарно. тогда был большой шум.” Здесь [4] известное и противоречащее правде утверждение пропаганды стороны конфликта США/НАТО, которое было ключевым для обоснования перед общественностью иракской войны в 2003 году, авторы NZZ косвенно (“характеризовалось ”) сочли “не очень шикарным”, критика этого утверждения названа “большим шумом” (который, по известной Шекспировской пословице, как известно, "из ничего”). Критика NZZ направляется не против пропаганды стороны конфликта США/НАТО, а наоборот, против критики этой пропаганды. Попытки объяснения такой бросающейся в глаза позиции обсуждаются в главе 4.

 

3.7 Третьи источники

 

Далее в анализе были рассмотрены использованные авторами NZZ третьи источники, т.е. источники, которые не принадлежат непосредственно одной из конфликтующих сторон. Это исключает представителей правительств и вооруженных сил, однако, включает, к примеру, такие международные организации, как ООН и ОБСЕ, организации прав человека, наблюдателей, экспертов или другие средства массовой информации. При этом они были изучены на основе публично доступных сведений относительно финансирования, руководства, состава, членства и иных позиций, с целью установить, могут ли использованные третьи источники быть отнесены по их принципиальной позиции к одной из двух сторон конфликта, были ли они нейтральны или же неклассифицируемы, и насколько это прозрачно подавалось NZZ. На рисунке 7 представлены результаты.

 

nzz-drittquellen.png?w=550

Рисунок 7: Позиционирование использованных NZZ третьих источников.

 

 

Оценка в итоге дала, что 63% использованных NZZ третьих источников по их принципиальной позиции следует отнести к стороне конфликта НАТО & союзники, 15% – к стороне конфликта Россия & союзники, 9% следует рассматривать как нейтральные, и не могли быть определены позиции у 13%. Снова видна отчетливая односторонность в пользу стороны конфликта США/НАТО.

 

Тем не менее, еще более проблематично будет выглядеть использование третьих источников, если их прозрачность и характеристики рассматривать с точки зрения NZZ. С принципиально нейтральными источниками, как ООН или ОБСЕ это, в общем, просто. Источники, которые следует принципиально отнести к отражающим позицию стороны конфликта России & союзников, как правило, явно характеризуются NZZ как таковые ("верные режиму", “спорные и особенно близкие к режиму”, "государственные средства массовой информации" и тому подобное).

 

Напротив, иначе подаются третьи источники в контексте стороны конфликта НАТО & союзники. Зачастую здесь отсутствует ясное указание, или даже внушается предполагаемый нейтралитет: Критические для режима и оппозиционные средства массовой информации как таковые не характеризуются, специальное финансирование организаций не упоминается, или говорится нейтрально о "журналистском коллективе", "экспертах по терроризму", "организация прав человека" и так далее. Без собственных поисков читательская аудитория не в состоянии узнать, кто скрывается, например, за “Киевским институтом массовой информации”, “Сирийским наблюдательным пунктом прав человека”, “Internetportal Nowosti Donbasa”, "организацией «Adopt a Revolution»”, и даже “Немецкого общества по внешней политике” [5].

 

Зачастую такие поиски даже и не возможны, так как указанные источники абсолютно непонятны и к тому же непроверяемы: NZZ ссылается, например, на “различных комментаторов”, “международных наблюдателей”, "сообщения средств массовой информации", "опросы общественного мнения", “некоторых аналитиков”, “анонимных служащих”, “различные средства массовой информации, ссылающиеся на анонимные источники в Вашингтоне”, или просто "некоторых" без какого-нибудь контекста. Такая притворная и маскирующая стратегия часто идет с безмолвным делегированием информационной перепроверки на такой источник, который неоднократно описывался в медиакритической литературе как предвзятый (Dirks 2010).

 

Таким образом, пропаганда NZZ открывает двери и ворота манипуляциям стороны конфликта США/НАТО. Так, уже в 2003 году Ульрих Тилгнер, долгое время работавший ближневосточный корреспондентом немецкого телеканала ZDF и швейцарского телевидения, предостерегал, ретроспективно описывая иракскую войну:“С помощью средств массовой информации военные наблюдали за реакцией общественности и использовали его в своем планировании. Они делали это, создавали ожидания и распространяя лживые сценарии. В этом новом виде войны пиар-стратеги американской администрации выполняли ту же функцию, что обычно выполняют пилоты бомбардировщиков. Специальные отделы по работе с общественностью в Пентагоне и спецслужбах стали бойцами информационной войны. … При этом американские военные намеренно используют недостаточную ясность репортажей средств массовой информации для своих обманных маневров. Посылаемая ими информация, которую воспринимают и распространяют газеты и радио, вряд ли может быть прослежена читателем, слушателем или зрителем вплоть до источника. Таким образом, им не удается понять первоначальное намерение военных. … Таким образом, журналисты используются как средство вводить в заблуждение противников войны. Информация становится составной частью ведения войны: информационной войны.” (Tilgner, 2003)

 

По используемым источникам NZZ находится в значительной степени в “замкнутом информационном цикле западных демократий военного времени” (Becker/Beham 2008), как это показано на рисунке 8. Снаружи информация почти не проникает, а собственная исследовательская производительность минимальна. Однако, эту циркуляцию NZZ маскируют, так как поиск в ее статьях информации иных источниках и их интерпретация в большинстве случаев напрасны. Это совпадает с ранее проводившимися исследованиями о немецкой прессе (Dirks 2010, Krüger 2013, Kutz 2014).

 

nzz-informationskreislauf.png?w=550

Рисунок 8: Замкнутый на себя информационный цикл западных демократий военного времени. Источник: Becker/Beham, 2008.

 

4. Попытки объяснения

 

Результаты, приведенные в главе 3 однозначны: в своей информационной картине геополитических конфликтов NZZ преимущественно пользуется пропагандой стороны конфликта США/НАТО. Комментарии сторонних авторов и выражения мнения почти полностью освещают точку зрения этой стороны конфликта, в то время как пропаганда противоположной стороны практически полностью отсутствует. Используемые третьи источники неуравновешенны и зачастую не проверяемы. В целом следует говорить о создаваемом NZZ одностороннем, избирательно-некритическом и малообъективном информационном потоке.

 

Как можно объяснить эти примечательные результаты? Этому есть разные объяснения:

 

1. Наивность или небрежность: “Если кто-то думает, военные дают правдивую информацию о войне, он наивен“, писал Ульрих Тилгнер в 2003 году в ретроспективном описании иракской войны (Tilgner, 2003). Однако NZZ в изобилии и часто безоговорочно распространяет подобные сведения стороны конфликта США/НАТО, но наивны ли  NZZ и ее авторы? Это кажется малоубедительным. Большинство стратегий пропаганды США/НАТО прекрасно известны среди журналистов самое позднее со времен войны в [Персидском] заливе и балканских войн (Bittermann 1994), так что наивность как возможное обоснование следует исключить. И небрежность, обосновывающуюся недостатком времени и средств, нельзя оправдать: слишком непротиворечива направленность информационной картины и выражение мнений в NZZ.

 

2. Погоня за тиражом и следование ожиданиям читателя: Можно предположить, что NZZ в ее информационной картине ориентируется на (предполагаемые) ожидания читательской аудитории, чтобы держать на высоком уровне реализацию тиража. Подобными соображениями, например, пытаются обосновывать возрастающую бульваризацию современной журналистики. Тем не менее, в данном контексте подобное заявление малоубедительно: В последнее время в NZZ из-за представляемой ей геополитической кратины мира увеличивается критика читателей [6] и непрерывно падают ее тиражи [7]. Скорее, создается впечатление, что NZZ создает свою одностороннюю и малообъективную информационную картину вопреки распространенному ожиданию читателей. Подобное удивительное антирыночное поведение, тем более, следует объяснить.

 

3. Идеология: в своем статуте NZZ обязуется [8] придерживаться “либерально-демократического направления” (причем исторически "либеральное" часто ошибочно понимается как "экономически-либеральное"). То есть, можно предположить, что NZZ с этой основной установкой ассоциируют прежде всего сторону конфликта США/НАТО и хотели бы поддержать последнюю публицистически в геополитических конфликтах. Это соображение, действительно, могло бы обосновать результаты исследований.

 

Тем не менее, идеологическое обоснование убеждает лишь отчасти: С одной стороны, упомянутая выше сторона конфликта за прошедшие десятилетиях неоднократно и явным образом нарушала и игнорировала основную установку NZZ (к примеру, свержением демократических правительств и постоянным нарушением прав народов и прав человека (Sylvan/Majeski 2009)). Поэтому просто объяснение подобной практике следованием либерально-демократическому направлению кажется сомнительным. Ведь, даже в этом случае, остается неясным, из-за чего NZZ безоговорочно следует пропаганде этой стороны конфликта и существенно подрывает таким образом собственную журналистскую репутацию.

 

4. Военная, политическая и экономическая зависимость Швейцарии: Швейцария политически официально нейтральна, фактически, тем не менее, с многих точек зрения зависима от стороны конфликта США/НАТО. С военной точки зрения страна полностью находится в сфере влияния НАТО и заключила с ним в 1990-е годы соглашение о партнерстве. Политически Швейцария окружена Европейским Союзом, члены которого опять-таки большей частью входят в НАТО или зависят от него. Также существует высокая экономическая зависимость, так как преобладающая часть швейцарской внешней торговли (импорт и экспорт) происходит с членами НАТО, а швейцарская финансовая система зависит от благосклонности США [9].

 

В этом смысле предполагается, что подобная зависимость ведет к принципиально благосклонной информационной картине для стороны конфликта США/НАТО, тем более, что как раз NZZ и ее акционеры представляют швейцарскую экономику, которая, естественно, должна иметь высокий интерес к безоблачным отношениям с таким доминирующим партнером. Видимо, это может объяснить, почему NZZ по добровольной самоцензуре предпочитает одностороннюю, избирательно-некритическую и малообъективную информационную картину геополитических конфликтов.

 

5. Элитные сети: В течение последних лет публицистическое значение элитных сетей часто предметно обсуждалось, исследовалось их влияние на журналистику, в особенности немецко-трансатлантических сетей и объединений. При этом можно показать, что журналисты, которые являются членом таких сетей, преимущественно благожелательно придерживаются в геополитических дискуссиях и комментариях стороны конфликта США/НАТО (Krüger 2013). Однако, для Швейцарии подобных исследований до сих пор проводилось мало.

 

Однако известно, что и издатели и главные редакторы учрежденных швейцарских средств массовой информации регулярно принимают участие в конференциях трансатлантической элиты по политическим, военным и экономическим вопросам, в большинстве случаев не распространяясь об этом [10]. В случае NZZ кроме того известно, что прежний Auslandschef (заграничный директор? – прим.перев.) и сегодняшний главный редактор, Eric Gujer считается “атлантистом” [11] и поддерживает контакты с неоконсервативными кругами США, например, Project for the New American Century (PNAC) [12], соучредителем которого был бывший американский вице-президент Дик Чейни.

 

В целом кажется убедительным, что комбинация военно-политическо-экономической зависимости Швейцарии, идеологической направленности NZZ, а также вовлечения ключевых фигур NZZ в трансатлантические элитные сети в сумме дают информационную картину, который благожелательна к стороне конфликта США/НАТО и военная пропаганда которой продвигается абсолютно некритически, как подтверждался в этом исследовании.

 

5. Заключения

 

Данное исследование проводилось по модели пропаганды Ponsonby-Morelli и пришло к выводам, что NZZ в геополитических конфликтах преимущественно распространяют пропаганду стороны конфликта США/НАТО, пропаганда противоположной стороны отмечена использованием неуравновешенных и частью малопрозрачных третьих источников, к тому же в целом односторонне и малообъективно отражаемых и комментируемых. Объяснить это состояние предлагается комбинацией идеологических установок, трансатлантических элитных сетей, и военно-политическо-экономической зависимостью Швейцарии от стороны конфликта США/НАТО.

 

Полученные результаты в значительной степени совпадают с критическими исследованиями средств массовой информации, например, Германии, где подобные эффекты неоднократно подтверждались в информационной картине геополитических конфликтов (Bilke 2008, Dirks 2010, Krüger 2013, Zagala 2007). В Швейцарии данное исследование можноо рассматривать, напротив, только как начало.

 

Следовало бы проверить, насколько можно распространить эти результаты на другие действующие средства массовой информации в Швейцарии. Если подобная благожелательная  НАТО информационная картина NZZ основывается, как представлено выше, на добровольной самоцензуре по вышеназванным причинам, то следует ожидать, что похожие образцы могут подтверждаться и у остальных швейцарских средств массовой информации, возможно, в несколько ослабленной форме. Так как такие мероприятия могло бы достигать желаемого результата только по всей стране. При этом не стоит забывать, что более 90% существующего швейцарского рынка средств массовой информации покрывают всего лишь пять крупных издательских домов и, таким образом, существует высокая концентрация средств массовой информации [13].

 

К тому же, “добровольная самоцензура” соответствует в своей основе Modus Operandi швейцарских средств массовой информации в ХХ веке: Чтобы во время геополитических конфликтов не подвергать Швейцарию ненужному риску, средства массовой информации и даже книжные издательства во время Первой и Второй Мировых войн, а также в Холодной войне в своей информационной картине и комментариях должны были придерживаться политически предписанного коридора мнений, который ориентировался на соответствующее геополитическое соотношение сил (Bollmann/Oppenheim 2004, Keller 2009, Kreis 1973).

 

Учитывая эти факты, не удивительно, что упомянутые публицистические механизмы и меры предосторожности находят применение и в сегодняшней “глобальной войне с террором”. Между тем их приемлемость могла бы быть более проблематичной среди населения, чем прежде, так как сегодня медийная картина может быть легче проверена на базе технологических возможностей и сопоставлена с противоположной точкой зрения. Требования к достоверной геополитической информационной картине в этом смысле существенно повысились.

 

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Угу. Интересно

 

Кстати, где-тов  прошлом году меня долго убеждали что ни РФ ни СССР не имели права вести пропаганду собственных интересов ибо это сразу нас морально уравнивало с нашими оппонентами.

Изменено пользователем beria

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Пропаганда это не истина, это только пропаганда. )

Пропаганда работает мгновенно и плохо в будущем,  а истина не нужна сейчас, но до неё доходят в будущем.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Для публикации сообщений создайте учётную запись или авторизуйтесь

Вы должны быть пользователем, чтобы оставить комментарий

Создать учетную запись

Зарегистрируйте новую учётную запись в нашем сообществе. Это очень просто!

Регистрация нового пользователя

Войти

Уже есть аккаунт? Войти в систему.

Войти
Авторизация  

×