Перейти к содержанию

Заархивировано

Эта тема находится в архиве и закрыта для дальнейших ответов.

Таллерова

Литвиненко

Рекомендуемые сообщения

Литвиненко, Александр Вальтерович

 

 

01ce08fbcf46.jpg

 

Алекса́ндр Ва́льтерович Литвине́нко (30 августа 1962, Воронеж, РСФСР — 23 ноября 2006, Лондон, Великобритания) — бывший подполковник госбезопасности, в 1988—1999 годах — сотрудник КГБ—ФСБ, затем эмигрант; критик президента РФ Владимира Путина. Умер, как предполагается, в результате отравления полонием-210.

 

Родился в 1962 году в Воронеже в семье врача. В 1980 году после окончания средней школы в Нальчике призван на срочную службу во внутренние войска МВД СССР, затем в 1985 году окончил высшее военное училище имени Кирова во Владикавказе. За последующие 15 лет прошёл путь от лейтенанта внутренних войск, командира взвода, до подполковника ФСБ.

В 1988 году окончил Высшие курсы военной контрразведки КГБ СССР. В 1988—1991 — сотрудник военной контрразведки КГБ СССР (третье управление), с 1991 сотрудник центрального аппарата МБ-ФСК-ФСБ. Специализация — борьба с терроризмом и организованной преступностью. За проведение совместных с Московским уголовным розыском операций по розыску и задержанию особо опасных преступников получил звание «Ветеран МУРа». Участник боевых действий во многих «горячих точках» бывшего СССР и России.

В 1994 году познакомился с Борисом Березовским после покушения на него. Литвиненко входил в оперативно-следственную группу по этому делу, работая в Оперативном управлении ФСБ.

В 1997 году переведён в 7-й отдел Управления по разработке и пресечению деятельности преступных организаций (УРПО) ФСБ на должность старшего оперативного сотрудника, замначальника 7-го отдела.

В начале 1998 года попал в разработку Управления собственной безопасности ФСБ за возможные злоупотребления.

17 ноября 1998 совместно с несколькими коллегами (Шебалин, Понькин, Щеглов, Латышонок) по Управлению провёл в Москве пресс-конференцию, участники которой сообщили о том, что в ноябре 1997 получили от начальника УРПО генерал-майора Евгения Хохолькова и замначальника УРПО, капитана I ранга Александра Камышникова устный приказ убить Бориса Березовского, в то время заместителя секретаря Совета Безопасности Российской Федерации. По их словам, Литвиненко и его коллеги отказались выполнять приказ, после чего их начальники стали угрожать им физической расправой за то, что не захотели убить «еврея, обворовавшего полстраны».[1] Кроме того, им якобы приказали захватить в заложники с целью получения выкупа брата гендиректора СП «Интурист Радамер — гостиница и деловой центр» Умара Джабраилова и проломить голову подполковнику ФСБ Михаилу Трепашкину, выигравшему суд у тогдашнего директора ФСБ Николая Ковалева.

Руководство ФСБ выдвинуло контрверсию о том, что приказа не было, а была случайная неосторожная фраза по отношению к Березовскому, а также о том, что вышеуказанные офицеры причастны к разного рода преступлениям, как-то: похищения людей, избиения, «крышевание» коммерсантов, превышение служебных полномочий. Вскоре после скандала директор ФСБ Ковалев был снят (что, как считается, соответствовало цели Бориса Березовского), а УРПО ФСБ расформировано.

После увольнения из ФСБ Литвиненко работал в должности советника отдела по вопросам безопасности Исполнительного секретариата СНГ (его тогда возглавлял Березовский).

Из Википедии.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Провокатор Литвиненко

 

Разоблачения бывшего офицера ФСБ Виктора Шебалина (человека в маске)

 

© "Московский комсомолец", 10.11.2000

 

Александр Хинштейн

 

Я хорошо помню, как познакомился с Александром Литвиненко - тогда еще майором. Мог ли я представить, что пройдет каких-то пара лет - и этот невзрачный человек станет известен на всю Россию.

 

Что не без его участия расформируют самое секретное лубянское управление, снимут директора ФСБ Ковалева, а сама служба окажется в центре гигантского скандала. Что я напишу об этой истории тонны статей. Что в конце концов Литвиненко сбежит за рубеж в лучших традициях шпионских романов. Конечно, нет...

***

Справка "МК":

 

В марте 1998 года несколько сотрудников 7-го отдела Управления по разработке и пресечению деятельности преступных организаций (УРПО) ФСБ России пришли к Березовскому и заявили, что еще в декабре замначальника УРПО Камышников приказал им его (Бориса Абрамыча) убить. Они написали официальные рапорта, на основании которых Главная военная прокуратура возбудила уголовное дело.

 

В октябре, однако, дело было прекращено, поскольку следствие не нашло никаких тому доказательств. Тогда, 17 ноября, эти сотрудники (Литвиненко, Шебалин, Понькин, Щеглов, Латышонок) выступили с обвинениями против лубянского руководства на пресс-конференции. Дело было вновь возбуждено. * Между тем в процессе следствия вскрылось, что вышеуказанные офицеры причастны к разного рода преступлениям, как-то: похищения людей, избиения, "крышевание" коммерсантов, превышение служебных полномочий. Оказалось, что все они еще с 97-го года находились в разработке Управления собственной безопасности ФСБ.

 

В марте 99-го главный фигурант - Литвиненко - был арестован, однако осенью того же года, несмотря на очевидные доказательства его вины, признан судом невиновным. Тогда сотрудники ГВП повторно арестовали Литвиненко прямо в зале суда. Ему было предъявлено новое обвинение - сразу по четырем статьям УК.

 

В свою очередь, самое первое дело - о несостоявшемся убийстве Березовского - ГВП прекратила, так как ни один приведенный Литвиненко и К° факт не подтвердился.

***

Я въезжал в Кострому ранним утром. Еще начинало светать, силуэты домов были смазаны, как тушевка на ученической работе, и даже самое высокое сооружение города - каланча на центральной площади, - казалось, растворилось в тумане. Моросящий мелкий дождик только дополнял картину, и настроение у меня, как и погода, портилось с каждой минутой.

 

А может, дело было вовсе не в погоде и слякоть была лишь общим фоном - чем-то вроде театрального задника, призванного усиливать зрительское восприятие?

 

События трехлетней давности в Костромском УФСБ помнят до сих пор. "Такое не забывается", - мрачно констатируют мои собеседники. Все они одеты в одинаковые костюмы отечественного покроя. И у всех у них одинаково ходят желваки при упоминании фамилии Литвиненко.

...В 96-м году костромские чекисты изъяли три самодельных взрывных устройства. Было это после теракта на Котляковском кладбище. Из Костромы в Центр пошла шифровка: пришлите в помощь кого-нибудь из опытных специалистов. Центр прислал Литвиненко - тогда он работал в Оперативном управлении (ОУ) ФСБ...

 

...Я сижу за допотопным столом, больше похожим на реквизит из какого-то старого фильма про комиссаров. Впрочем, со времен постройки местной "Лубянки" - огромного желтого дома с неизменными колоннами - интерьер здесь мало изменился.

 

Костромские чекисты рассказывают, как в феврале 97-го к ним в город приехал Литвиненко. Как очень скоро им показалось, что перед ними не сотрудник центрального аппарата, а какой-то шизофреник. Как бравировал он своими связями "наверху. Как рассказывал про совершенные им подвиги и поучал заскорузлых провинциалов.

 

"Почему же его не "послали" обратно?" - удивляюсь я про себя, но вслух, понятно, ничего не говорю. ФСБ - организация военная. Прикажут - будешь работать хоть с чертом лысым...

 

В марте 97-го Литвиненко возвратился домой. Комбинацию, ради которой он приезжал, пришлось отложить: главный подозреваемый уехал в Ижевск, сдавать сессию. Помимо гостинцев и местной водки "Иван Сусанин" (водка, должен признать, замечательная!) Литвиненко увозил с собой и адскую машину - ту самую, добытую годом раньше. Чтобы провести экспертизу, надо выстоять очередь, а человеку с такими связями, как у Литвиненко, никакие очереди не страшны.

 

К этому СВУ нам еще придется вернуться. К сожалению. Пока же скажу, что весной 97-го устройство, вмонтированное в радиоприемник "Сигнал", действительно было отправлено на экспертизу. И эксперты установили, что приемник начинен тротилом и его хоть сейчас можно пускать в бой.

 

После чего Литвиненко СВУ забрал (эксперты заменили детонатор) и составил акт об уничтожении, который, по его просьбе, подписали двое сослуживцев. Сами они при уничтожении не присутствовали, поверив товарищу на слово, да и присутствовать не могли, ибо целая и невредимая мина перекочевала в литвиненковский сейф. Она ждала своего часа.

 

Час этот наступил очень скоро - в июне, когда Литвиненко во второй раз приехал в Кострому, благо добираться туда недолго - каких-то часа четыре. Отчасти я даже ему благодарен, что вся эта история случилась именно в Костроме, а не в каком-нибудь Благовещенске. В противном случае я мог не успеть обратно, в Москву, где меня уже ждал человек, чьей благосклонности я добивался не один месяц...

Журналистская работа сродни айсбергу: на поверхности остается в лучшем случае ее четверть... Я до сих пор не верю, что полковник Шебалин дал мне интервью (как именно я его получал - тема для отдельного материала)...

Продолжение следует.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Бывший сотрудник УРПО ФСБ Виктор Шебалин был с Литвиненко с самого начала. Вместе с ним он ходил к Березовскому в "ЛогоВАЗ". Вместе с ним выступал на скандальной пресс-конференции - это именно он сидел за столом в маске. Вместе с ним работал на олигарха.

 

Однако после бегства Литвиненко Шебалин решил наконец рассказать правду о "заговоре в ФСБ". Конечно, говорит он далеко не все, но даже тех признаний, которые делает Шебалин, вполне достаточно, чтобы волосы на голове встали дыбом...

 

- Виктор, приказывали вам убивать Березовского или нет?

 

- Вопрос очень сложный и очень простой... Нет, покушения не было. Была заранее спланированная акция со стороны Литвиненко под руководством Бориса Абрамовича Березовского.

 

- Акция? А может, провокация?

 

- Фактически да - провокация... Теперь-то я понимаю: нас просто использовали. Но это теперь...

 

Утром 27 декабря 97-го года мы вчетвером - Литвиненко, Понькин, Латышонок и я (все сотрудники 7-го отдела) - были приглашены к замначальника УРПО Камышникову. Сначала Литвиненко докладывал по проведенной накануне операции, потом разговор перекинулся на другие темы. В процессе беседы Камышников, на мой взгляд, неправильно высказался: дескать, неплохо бы убить Березовского. Может, сказалось какое-то переутомление, может, сорвалось сгоряча.

 

- И вы восприняли эти слова как руководство к действию?

 

- Мы лично - нет. Просто друг на друга посмотрели, и все. Но надо знать Литвиненко: у него в мозгу фамилия Березовский запрограммирована. Его сразу же переклинило: идет подготовка преступления, надо защищать Бориса Абрамовича.

 

- Скажите как профессионал: даже если представить на секунду, что ФСБ действительно занимается "мокрыми" делами, подобные операции надо ведь как-то планировать?

 

- Конечно. Нужно проводить целый комплекс мероприятий, изучать маршрут движения, получать информацию по окружению, близким.

 

- Это было сделано?

 

- Нет.

 

- То есть все указывает на то, что никакого покушения не было? Тем более вряд ли такие приказы отдают в присутствии четырех человек.

 

- Вы правы. Это был простой разговор.

 

- Почему же вы пошли к Березовскому?

 

- Поначалу мы еще не понимали, в какую историю втягиваемся. В марте 98-го Литвиненко пригласил меня и Понькина в дом приемов "ЛогоВАЗа" на Новокузнецкой. Пригласил как бы случайно: пойдемте, мол, пообедаем. Мы, правда, отказались, но Литвиненко сказал, что Березовский хочет с нами встретиться, и мы подумали: чего здесь такого. Тем более Литвиненко очень хитро сделал: дескать, Березовский не коммерсант, а должностное лицо.

- Вы знали до этого об отношениях Литвиненко с Березовским?

 

- Об этом знали все. Литвиненко никогда не скрывал своей связи с Борисом Абрамовичем, напротив, открыто говорил: "Вы знаете, с кем я дружу?" Фактически он использовал эти отношения в своих интересах, чтобы влиять на руководство управления и даже руководство ФСБ. Из-за этого Литвиненко многие боялись как провокатора, потому что он сразу же сдавал всю информацию Березовскому...

 

Их дружба началась еще в 94-м, когда на Березовского было совершено покушение. Литвиненко входил в оперативно-следственную группу. Они сошлись. Даже вместе ездили за рубеж.

 

Березовский был для него идолом. Помню, как во время работы в УРПО он приносил какой-то труд БАБа - что-то связанное с рыночной экономикой, - распространял среди нас. "Вот, ребята, ознакомьтесь".

 

- Итак, вы приходите в дом приемов "ЛогоВАЗа". И что там?

 

- Литвиненко познакомил нас с Борисом Абрамовичем. Вот, мол, сотрудники, которые были свидетелями, когда Камышников отдавал преступный приказ. Мы начали обсуждать эту беседу.

 

- Зачем?

 

- Попросил Литвиненко. Он ведь провокатор: мол, не будешь говорить, сам попадешь под статью... Я подтвердил Березовскому: да, такой разговор был.

 

- Очевидно, вы думали, что на этой беседе все и закончится?

 

- Честно сказать - да. Кто же мог представить, что это была заранее продуманная комбинация Березовского и Литвиненко? В тот день, когда мы пришли в "ЛогоВАЗ", в газете вышло интервью Березовского, где он обвинял в убийстве Листьева спецслужбы. Конкретно - Коржакова и Барсукова. Наши слова как бы подтверждали, что спецслужбы способны на преступления. Борису Абрамовичу это было выгодно - позже я понял, что он хотел снять руководство ФСБ. Ковалева, других.

 

- Вас не удивляло, что разговор с Камышниковым был в декабре, а к Березовскому вы пошли в марте? Почему Литвиненко молчал три месяца?

 

- Я его спрашивал, но он утверждал, что не мог найти Бориса Абрамыча.

 

- Однако есть и другое объяснение. Литвиненко узнал, что попал в разработку Управления собственной безопасности ФСБ. И именно для того, чтобы обезопасить себя, решил организовать скандал.

 

- Потом мы узнали, что да, УСБ работало по нему в связи с возможными злоупотреблениями, которые он совершал. Литвиненко стало об этом известно как раз в начале 98-го.

- Вы были в курсе его - назовем их так - коммерческих дел?

 

- Я - нет. Мы никогда не были друзьями, хотя знали друг друга еще с 93-го года. Свои дела он всячески утаивал, однако по его поведению было видно, что он использует служебное положение в каких-то личных целях, прикрывает своих коммерсантов. Правда, Литвиненко делал все очень грамотно - составлял справки, проводил как бы официальные мероприятия.

 

- Что произошло после похода в "ЛогоВАЗ"?

 

- Через несколько дней нас пригласили в Администрацию Президента к Евгению Савостьянову - он был тогда замглавы по кадрам. Предварительно ему позвонил Березовский, и мы вчетвером - Литвиненко, Понькин, Латышонок и я - поехали на Старую площадь.

 

Перед этим Литвиненко спросил у Борис Абрамыча: а Савостьянов надежен? "Да, - ответил Березовский. - Такой человек нож в спину не вставит".

 

Савостьянов попросил рассказать, как было дело, потребовал написать рапорта. Мы написали, оставили у него.

 

- Зачем вы писали рапорт? Можно ведь было отказаться?

 

- Так вопрос не стоял. Савостьянов отвечал за всю кадровую политику президента. Как законопослушный гражданин я не мог проигнорировать его требования...

 

Проходит еще немного времени, и всех участников похода, а также начальника нашего отдела Гусака вызывает директор - Ковалев. "Литвиненко, зачем ты подставил ребят?" Мы удивились: как это? "Вот, - говорит Ковалев, - кассета, на которой вы все записаны в "ЛогоВАЗе". Естественно, наше возмущение было беспредельным. Он не имел права негласно записывать своих же коллег.

 

- Вы уверены, что Литвиненко знал об этой записи?

 

- Отлично знал. Это было еще одним звеном в комбинации: они отрезали нам путь к отступлению, потому что кассету Березовский отдал Ковалеву.

 

Директор назначил разбирательство. Кстати, должен сказать, все комиссии работали очень объективно.

 

- Как скоро вы поняли, что коллеги изменили свое отношение к вам?

 

- Сразу же. Может, в открытую никто своих чувств не выражал, но холодок я почувствовал. Началось постепенное отторжение.

 

Одновременно по нам начали работать оперативные службы. Наружка, прослушка - весь комплекс мероприятий. Все это вместе взятое создавало жуткое психологическое состояние. Не с кем было даже поговорить, посоветоваться. Литвиненко же всячески этот психоз раздувал. Постоянно давил, угрожал. Пугал, что скоро всех нас арестуют, подбросят наркотики или патроны. Что лично меня должны убить руками МВД.

 

- Вы как бы оказались загнаны в угол?

 

- Именно так - пристать было некуда. Но Литвиненко нас успокаивал. Говорил, что Боря хочет расставить своих людей. Были разговоры, что начальника нашего управления Хохолькова снимут, его место займет Гусак. В общем, никого не забудут.

 

- Вы этому верили?

 

- Допустим, мне никаких должностей не обещали... Я просто уже оказался в этой группе, пошел до конца. И пришел - к тому, что оказался фактически опозорен...

Окончание следует.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Окончание

 

Центр Костромы совсем не похож на городской центр. Маленькие двухэтажные домишки, разбитые узкие улицы. Правда, в этом и заключается костромской шарм: стоит отъехать чуть в сторону - и ты попадаешь в царство ширпотребовской типовой застройки, где сквозь одинаковые шторы мерцают одинаковые люстры "Каскад" - верх мечтаний советского человека (25 рублей, как сейчас помню)...

 

Улица Шагова - из разряда таких "каскадов". Сплошь утыкана осточертелыми пятиэтажками. Но именно ей было суждено сыграть главную роль в нашей истории.

 

Когда человек попадает в экстремальную ситуацию, ему обязательно врезается в память какая-то деталь - сущая ерунда. Все остальное со временем стирается, притупляется - даже самое важное, но деталь эта запоминается навсегда. Я знаю это по себе.

 

Помню, как меня арестовывали. Уже позабылись лица тех, кто приезжал за мной, разговоры, которые мы вели. Но огромный щит с рекламой газогенераторов, который высился над моей машиной, остался в памяти навечно. И стоит мне закрыть глаза, первое, что я вижу, - этот щит, давно уже заклеенный-переклеенный новой рекламой.

 

Я специально поехал на улицу Шагова. Мне хотелось представить, на чем сфокусировался взгляд 22-летнего Вячеслава Бабкина, когда его в наручниках запихивали в "Волгу". Может, на этом торговце семечками? Или на железных дверях парикмахерской? А может, на неизменной люстре "Каскад", горящей в доме напротив? Хотя нет - было утро. Люстры еще не зажигали...

 

...В изготовлении СВУ костромские чекисты подозревали троих горожан. Главным подозреваемым был Бабкин - сын командира полка внутренних войск. По версии УФСБ, именно в отцовском полку преступники собирали бомбы. Но одно дело подозревать и совсем другое - знать наверняка. Было решено провести оперативный эксперимент.

 

Литвиненко, прикинувшись уголовником, должен был выйти на Бабкина и купить у него СВУ. Грубо говоря, спровоцировать. И тогда бы, в момент этой сделки, Бабкина задержали и отправили за решетку. Главное - получить доказательства.

 

Однако у Литвиненко был иной взгляд на уголовно-процессуальное право.

 

"Каждое дело должно начинаться с признания", - глубокомысленно изрек он накануне операции. Следователь УФСБ Симонов даже поперхнулся. Прямо какой-то Вышинский - признание есть царица доказательств.

 

"Чего же вы не одернули Литвиненко?" - спрашиваю я у Симонова. Он усмехается: "С такими, как Литвиненко, спорить бесполезно. Я просто сделал выводы".

 

Литвиненко тоже сделал выводы. 25 июня 1997 года примерно в 11 часов 15 минут на служебной "Волге" он подъехал на улицу Шагова. "Наружка" сообщила, что Бабкин находится у дома 197. Ждет своего приятеля, который сидит в парикмахерской.

 

Литвиненко подошел к бабкинской "восьмерке". Наверное, он спросил что-то вроде "где продается славянский шкаф". Наверное, Бабкин ответил, что гражданин ошибся и он себе таких паскудных штук не позволяет.

 

По законам жанра после отказа Литвиненко должен был вежливо извиниться и убраться восвояси. Но не таков был мой герой - охотнику позорно возвращаться с пустыми руками. Он вместе с помощниками (с ним находились еще двое москвичей) вытащил Бабкина из машины и, заломив руки, кинул в "Волгу". Тот пытался вырываться, но после серии ударов начал терять сознание. Литвиненко же заковал его в наручники, связал ноги ремнем и натянул на лицо матерчатую шапочку. "Волга" помчалась в сторону области.

 

Все это происходило на глазах у прохожих. Естественно, они сразу же позвонили в милицию. В городе объявили план "Перехват".

 

Вскоре "Волгу" засекли на посту ГАИ. Попытались остановить, но безуспешно. Постовые бросились в погоню. Они настигли Литвиненко через каких-то полкилометра.

 

Я даже вижу эту картину: несчастный Бабкин, которого лупили всю дорогу, верещит не своим голосом (он-то не знает, что рядом с ним - сотрудники ФСБ). Литвиненко, напротив, орет что-то о длинных руках Лубянки. Озверевшие милиционеры еле сдерживаются, чтобы не начать стрельбу. И тут, в момент кульминации, появляется добрый волшебник - начальник отдела УФСБ Назаров - и приказывает всех отпустить. Бабкина опять заковывают в наручники, только на этот раз везут уже в управление.

 

Почему полковник Назаров (ныне уже уволившийся) так поступил? Почему он оставил Бабкина с Литвиненко, который по новой начал дубасить задержанного прямо в машине?

 

Я задавал этот вопрос сотрудникам УФСБ. Им было стыдно. Они понимали, что Назаров не прав. Что он растерялся. Для него, как и для любого кадрового чекиста, методы Литвиненко казались дикостью. Он просто не нашел в себе силы поставить на место москвича: сказалась извечная провинциальная скромность...

 

Здание УФСБ построено в 56-м. Здесь не пытали людей, не выбивали показаний. До 97-го. До Литвиненко.

 

Трижды он надевал на голову Бабкину полиэтиленовый мешок. Бил руками и ногами, со всей силой хлопал ладонями по ушам. Требовал признаний. И Бабкин сломался...

 

Бывшего следователя УФСБ Симонова я застал в Свердловском райсуде. Теперь он - федеральный судья. Симонов сидит за столом, заваленным томами дел, и вспоминает, как все это было. Ему трудно: с утра он провел уже два процесса: "Литвиненко прибегал ко мне трижды. Каждый раз приносил новые показания Бабкина - они были очень оригинально озаглавлены "чистосердечное раскаяние". И заканчивались все одинаково: прошу простить, больше не повторится".

 

(Уже потом эксперты филфака МГУ признают, что текст "чистосердечного раскаяния", написанного Бабкиным, был полностью ему продиктован третьим лицом. С учетом стиля - вероятнее всего, Литвиненко.)

 

Бабкин написал многое. Что осенью 96-го он изготовил СВУ в виде мыльницы и продал его бандитам. Что в апреле изготовил другое СВУ, но выбросил в Волгу. Что еще один подозреваемый - Михальцов - обо всем этом знал. Что на квартире третьего подозреваемого - Колчина - он видел несколько боевых гранат.

 

Михальцова сразу же задержали. Брал его не Литвиненко, поэтому обошлось без мордобития. "Чудеса" начались только в управлении...

 

Судья Симонов недовольно хмурится, и на его высоком лбу морщины сбиваются в гармошку: "В ужасе прибегает обалдевший эксперт. "Я, - говорит, - остался с задержанным Михальцовым в кабинете, вдруг заходит Литвиненко - и раз его по морде: говори, сука, всю правду".

 

"А как было с третьим подозреваемым, Колчиным?" - интересуюсь я.

 

"Нет. Его Литвиненко не бил. Мы поехали к Колчину проводить обыск. Еще до начала Литвиненко вдруг заявляет: давайте зайдем в квартиру без понятых. Я только пальцем у виска покрутил. А потом в ящике кухонного стола неожиданно находим гранату - "РГ-42" с запалом. Лежит прямо вперемешку с ножами и вилками. Мне сразу стало странно: какой дурак будет хранить гранату с вилками! Да и дверь на кухню была вне зоны видимости - Литвиненко вполне мог туда зайти. Тем более, я дважды слышал звук открываемой двери".

 

"Вы что же, считаете, ее подкинул Литвиненко?".

 

Симонов молчит. Потом вздыхает: "На гранате не было ни жировых отпечатков, ни пота. Что же, ее протирали каждый день тряпкой?".

***

- 17 ноября 98-го года в Интерфаксе прошла наша пресс-конференция, на которой мы обвинили руководство ФСБ в беспределе. Честно говоря, я не хотел на эту пресс-конференцию идти. Но пошел. Сказались многие факторы. Во-первых, ФСБ продолжала нас "разрабатывать". Во-вторых, морально-психологическое состояние было ужасным. Я считаю, Литвиненко создавал его искусственно. Он не прекращал нас стращать арестами и убийствами.

 

- Березовский принимал участие в организации пресс-конференции?

 

- Самое непосредственное. Он вообще должен был на ней выступать, но потом, вероятно, посчитал, что это нецелесообразно, и уехал из России.

 

- Вы не задумывались, почему эту акцию назначили именно на ноябрь?

 

- У Бориса Абрамовича есть лозунг: "Мы выигрываем стратегически, мы проигрываем тактически". Это был его определенный ход, связанный с обострением ситуации внутри ФСБ. На мой взгляд, он хотел расставить своих людей на Лубянке.

 

- Правда ли, что за участие в пресс-конференции некоторые сотрудники получили от Березовского деньги?

 

- Я лично ничего не получал. А разговоры такие - да, слышал. За снятие Ковалева Литвиненко вроде бы дали миллион долларов, а за пресс-конференцию отдельные люди получили по 150 тысяч долларов. Понькин и Щеглов, например, открыто рассказывали, что Березовский им платил.

 

- За пресс-конференцию?

 

- За все. За многое... Странные люди: платит тебе Березовский - молчи, зачем показывать. Но им, особенно Понькину, нравилось бравировать своей близостью к БАБу. Признавались они и в том, что на Новый год всем им выделили "праздничные".

 

- Почему же вас обошли?

 

- После освобождения Литвиненко в январе 2000-го у нас вышел спор - при этом присутствовали и Понькин, и Щеглов. Я знал от людей, что Литвиненко все-таки получил деньги. Так по какому праву он взял их себе? Почему эту сумму не разделили? В итоге он был вынужден признаться: "Да, мне дали деньги. Ты что, тоже хочешь?"

 

...Литвиненко не убежал бы за рубеж "пустым". Он вообще обладает какой-то патологической жадностью. Знаете, в любом коллективе, если у кого-то день рождения, принято скидываться. Уломать Литвиненко стоило всегда огромных трудов.

 

- Насколько я помню, он и первой жене не платил алиментов. Врал, что уволился из ФСБ, нигде не работает, а сам в это время шиковал. Жена увидела его по телевизору и пошла на Лубянку.

 

- Об этом я узнал только из газет... Это уже потом он начал везде кричать, что он многодетный отец, что у него трое детей и их надо кормить.

 

- У вас, кстати, никогда не возникало сомнений в его психическом здоровье?

 

- Давайте так: суду нужен здоровый клиент. Поэтому он абсолютно нормален.

 

- И вас не удивляли разные идеи, с которыми носился Литвиненко? Например, создать службу внутри ФСБ, которая без суда и следствия уничтожала бы преступных авторитетов?

 

- Я не исключаю, что он мог преследовать свои личные интересы. Такая служба могла быть полезна, например, чтобы устранять конкурентов по заказу каких-то финансово-политических кругов.

 

Литвиненко по природе своей трус и провокатор. Он всегда унижал задержанных - и морально, и физически. Психология конвойника давала о себе знать - ни он, ни Понькин, ни Щеглов так и не стали чекистами. Они случайные люди... Вряд ли вы знаете, как-то раз вы столкнулись с Литвиненко в исполкоме СНГ. Это было, кажется, в начале 99-го.

 

- Почему же, помню.

 

- Литвиненко и Понькин обсуждали после этого, как бы нанести вам физический урон. Но я убедил их, что ни к чему хорошему это не приведет: начнется новое обострение.

 

- Интересно, а со стороны Березовского таких предложений не звучало?

 

- Он говорил, что никогда не простит вам сравнения с собакой и ледоруб Троцкого - вы писали, что сбежать ему за рубеж не удастся. Очень зло говорил: не прощу никогда. Поэтому остерегайтесь, от этих людей можно ожидать всего...

***

Если смотреть на Волгу под определенным углом, вода кажется черной. Уже ноябрь. Никто не купается. Только на берегу неподвижно сидят рыбаки. Наверное, это и есть счастье - так вот сидеть у Волги и тихо дремать, просыпаясь лишь затем, чтобы подсечь какую-нибудь красноперку.

 

Но мне не до красот. Я стою над рекой - примерно у того места, куда задержанный Бабкин якобы выкинул в воду взрывное устройство. Где-то здесь в июне 97-го его и нашли водолазы - сразу после признания Бабкина.

 

Только вот незадача: СВУ, поднятое со дна Волги, оказалось очень странным. На нем не было ни ракушек, ни тины, ни ила - никакой другой ерунды, покрывающей любой предмет, если он пролежал в воде больше недели. Бабкин же утверждал, что выбросил его еще в апреле. Прямо с дебаркадера №2. Новое дело! Второй дебаркадер установили только в мае. В апреле его просто физически здесь не было.

 

Самое интересное выяснилось позднее. Выяснилось, как всегда, случайно. Бабкинскую мину чекисты отправили в Москву на экспертизу - на этот раз без помощи Литвиненко. Попало оно в тот самый НИИ-2 ФСБ, куда Литвиненко отдавал СВУ, изъятое костромичами в 96-м. К тому же самому специалисту, который исследовал старое устройство.

 

Он пришел в тихий ужас. Адская машина, лежавшая перед ним, была ему знакома. Ошибка исключалась: да, это было СВУ, уже прошедшее экспертизу. СВУ, которое костромичи дали Литвиненко с собой в дорогу зимой 97-го - в первый приезд.

 

Теперь все становилось на свои места. Вместо того чтобы уничтожить бомбу, Литвиненко состряпал фальшивый акт, а потом подкинул ее в реку. Бабкин же, под его диктовку, это место указал. Все понятно.

 

Непонятно другое: зачем, для чего офицер ФСБ пошел на это? Ладно бы ему дали взятку или был бы у него какой-то иной шкурный интерес.

 

Мы долго обсуждали это с костромскими чекистами, и по кабинету расползались тучи табачного дыма. Мы говорили, что Лубянка стала не той. Что случайные люди типа Литвиненко позорят систему. Что все это могло произойти лишь потому, что государству не нужны сильные спецслужбы.

 

Сколько раз, в скольких кабинетах слышал я эти разговоры. И сколько раз, наверное, услышу еще.

 

А уголовное дело против Бабкина, Михальцова и Колчина было прекращено. Прекращено по инициативе самого же УФСБ. И это, кстати, лучшее доказательство тому, что Литвиненко и Лубянка - совсем не одно и то же. Тем более что сам Литвиненко вскоре оказался обвиняемым. ГВП предъявила ему сразу четыре статьи УК по костромскому делу. Правда, суда он так и не дождался...

 

...Я въезжал в Кострому затемно и уезжал, когда уже было темно. Огромное блочное здание "Интуриста" высилось над Волгой, портя все ощущение от города. В ночи оно выглядело еще более уродливо и жутко. И мне отчего-то подумалось, что у Литвиненко и этого "Интуриста" есть много общего...

***

- Березовский давал вам какие-то поручения?

 

- Давал, но только после увольнения. В период службы работал на него один Литвиненко. Он мне лично рассказывал, что докладывал Борису Абрамычу обо всех намеченных мероприятиях ФСБ - все, что знал. Спрашивал у того: нет ли здесь ваших людей? Если есть - предупредите.

 

- Но это чистой воды предательство!

 

- Безусловно. К сожалению, я узнал об этом, только когда уволился... Нашей группе Березовский давал разные поручения. Он, например, приказывал собирать компромат на Примакова, Лужкова, Гусинского, на НТВ - это было летом 99-го.

 

К тому моменту я уже окончательно понял: с помощью Литвиненко БАБ втянул нас всех в политику. Именно поэтому вскоре я откололся от них и превратился во врага - особенно для Литвиненко.

 

- Березовский никогда не велел собирать материалы по специфике ФСБ?

 

- Вопрос очень серьезный... Да, Литвиненко давал информацию по отдельным руководителям Службы. А вот зачем...

 

У меня нет доказательств, что Березовский поддерживал связи с иностранными спецслужбами, но как профессионал я понимаю: в "ЛогоВАЗ" приходило много иностранцев. Чаще других - представители Англии, Израиля. Все это вполне могло привести к предательству.

 

- Может быть, и бегство Литвиненко готовилось уже тогда?

 

- Не думаю. Скорее это решение созрело в последний момент. Он струсил и предал. Предал всех нас...

 

В ночь его бегства мне впервые за долгое время позвонил Гусак: "Ты слышал? Этот урод в Англии". Именно так - урод. Он не подумал ни о родных, ни о товарищах - всех ведь будут сейчас таскать на допросы. Только о себе. Взял, например, и из Англии позвонил Понькину. Спрашивал, что происходит. Звонил своим друзьям-бизнесменам.

 

- Он по-прежнему связан с Березовским?

 

- Насколько я понимаю, Березовский давно разобрался, кто такой Литвиненко, и старается от него дистанцироваться. Хотя, пока Литвиненко сидел в Лефортово, в ноябре 99-го Понькин по пьянке рассказывал, что участвовал в разговоре, где обсуждался вопрос передачи взяток военным судьям за его освобождение. Свыше 200 тысяч долларов.

 

- В результате он действительно был оправдан, хотя доказательств его вины было достаточно.

 

- Именно. А в январе 2000-го он предлагал мне выкупить из ФСБ материалы на него. Дескать, за это заплатят большие деньги. Он знал, что у меня сохранились нормальные отношения со многими бывшими коллегами.

 

Откуда у Литвиненко деньги? Сейчас я прихожу к выводу: Березовский хорошо его финансировал.

 

- Виктор, с момента вашего похода в "ЛогоВАЗ" прошло два с половиной года. Вы как-то осмыслили: к чему привели ваши выступления?

 

- Да, мы нанесли очень сильный удар для спецслужб. И то, что расформировали наше управление - УРПО, - тоже огромная потеря. Мы работали по терроризму, по оргпреступности. Тот же Радуев, думаю, многое сейчас расскажет о связях Бориса Абрамовича с чеченскими террористами.

 

- Может быть, одной из целей всей комбинации и был разгон УРПО?

 

- Вполне возможно, что Березовский считал эту задачу основной. Он хотел создать другое подразделение, которое бы подчинялось только ему. Готов был даже его профинансировать...

 

Конечно, если б можно было вернуться назад, я никогда бы на такое не пошел... Сегодня, после бегства Литвиненко - а я считаю, что путь его предательства напрямую связан с Березовским, - это понимание приходит особенно.

 

- Кстати, сейчас у вас есть возможность обратиться к своему бывшему другу - к Александру Вальтеровичу Литвиненко.

 

- Можно я не буду называть его по имени и отчеству?

 

- Как угодно.

 

- Литвиненко, ты должен возвратиться сюда и сдаться. Другого пути у тебя нет. Если ты невиновен, тебе нечего бояться. Но знай - предателей не прощают! __________________

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Закаев проболтался…

 

Александр Литвиненко: «Меня отравили, Юра и ребята»…

 

Очередной скандал пытаются инициировать спасатели беглых олигархов в Великобритании. Раздались даже угрозы, связанные с применением неких санкций по отношению к России. Причина все та же – отказ властей Российской Федерации последовать призывам из Лондона нарушить Основной закон страны – Конституцию РФ. Но эти выпады всего лишь операция прикрытия излишней болтливости беглого сепаратиста Ахмеда Закаева. Ведь в ходе допроса в качестве свидетеля, оговорившись по Фрейду, Закаев, сам того не подозревая, сделал ситуацию более прозрачной, чем хотелось бы Борису Березовскому, да и всей Великобритании….

 

Так, из протокола допроса Ахмеда Закаева в Лондоне следует, что Александр Литвиненко, почувствовав себя плохо, высказывал своей жене Марине свои подозрения.

 

Со слов Закаева стало известно, что «он (Литвиненко) сразу же сказал Марине, своей жене: "Марина, меня отравили, Юра и ребята, с которыми я встречался, чаем».

Поняв, что сболтнул то, что срывает все окружение Бориса Березовского, Закаев, словно ребенок, осознав ошибку, принялся называть «Юрой» Андрея Лугового. Однако на самом деле Закаев прекрасно знает имя Лугового. Впрочем, в его ситуации лучше имитировать «забывчивость», и сделать вид, что спутал имя, чем отвечать на дополнительные вопросы детективов о том, кто такой «Юра». Да и не будут британские следователи этого делать – была у них охота кроме России, разругаться еще и с США. Так кто же такой «Юра»?

 

Судя по вопросам следователя Генеральной прокуратуры РФ, Россия-то как раз очень даже в курсе, чего не скажешь о доблестных детективах Скотланд-Ярда, которые наверняка уперлись в этот же вопрос, и решили от греха подальше все материалы дела свалить в тамошнюю прокуратуру. Так Британии проще, поскольку много удобнее кидаться на одну Россию, чем на Россию и США одновременно. И пока Британия не ответит на ключевой вопрос о загадочном Юре, мути в этом деле меньше не станет.

А ясный ответ на этот вопрос и вовсе поставит Лондон в затруднительное положение – во-первых, «кремлевскую версию» придется списывать в утиль, а, во-вторых, обвинения в адрес Андрея Лугового придется проглотить обратно, что станет очередным позором британского правосудия, однажды уже проколовшемуся с предоставлением Борису Березовскому статуса политического беженца. И вполне логично, что, не признав первую и главную ошибку, вряд ли Великобритания признает вторую, безусловно являющуюся следствием первой. А пока Британия прячет медицинское заключение о причинах смерти Литвиненко, и требует от России нарушения Конституции, некто Юра разгуливает в сторонке и, заметим, на свободе. Хорошее, надо сказать, у Юры оказалось прикрытие...

 

11.07.2007.

Иван Мельник, спец. корр.

Политический гексоген

http://www.polithexogen.ru/info/40354.html

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Смерть Литвиненко стоила почти 30 миллионов евро

Владимир Демченко, Игорь Являнский

 

Первые данные о вскрытии Александра Литвиненко стали сенсационными. Как сообщает солидная британская газета Guardian, Литвиненко контактировал с таким количеством полония-210, что стоимость его составляет почти 30 миллионов евро. Эта информация полностью исключает версию отравления Литвиненко — трудно представить себе человека, решившегося на столь дорогое убийство. Как же умер Литвиненко? Была ли это неудачная торговая операция, товаром в которой был радиоизотоп? Или Литвиненко действительно участвовал в создании ядерного устройства? Как бы то ни было, теперь даже на Западе понимают, что к этой загадочной смерти ни власти, ни спецслужбы России отношения не имеют.

 

Вскрытие показало

 

Новые сообщения, связанные с таинственной смертью Литвиненко, поступали все выходные. Следы полония-210 эксперты Скотленд-Ярда находили повсюду. Жена Литвиненко Марина подверглась незначительному облучению, в машине эмиссара чеченских террористов Ахмеда Закаева — следы радиации. Словно ходячий реактор, Литвиненко оставлял радиоактивные следы везде, где бы ни появлялся. Почему это произошло, стало ясно после вскрытия его тела.

Процедура вскрытия прошла вечером в минувшую пятницу в специальном блоке Королевского госпиталя Лондона. Она напоминала кадры из фильма "Эпидемия" — врачи не только облачились в специальные защитные костюмы, но и надели респираторы, препятствующие возможному попаданию радиоактивных изотопов в дыхательные пути.

 

Смерть Литвиненко стоила почти 30 миллионов евро

 

В зале работали три патологоанатома. Один представлял МВД Великобритании, другой — семью Литвиненко, третьим был независимый эксперт. Взятые образцы внутренних тканей и органов покойного переданы для дальнейшего анализа токсикологам.

Официальное сообщение о результатах вскрытия обнародовано пока не было. Но близкие к следствию источники поделились с газетой Guardian: полония-210, с которым контактировал Литвиненко, хватило бы, чтобы отравить более 100 человек. Его рыночная стоимость составляет 29,7 миллиона евро. Кто-то из журналистов других изданий мрачно пошутил: Литвиненко можно занести в Книгу рекордов Гиннесса, его отравление стало самым дорогим в истории.

Распространенная Guardian информация, если она верна, делает версию о намеренном отравлении Литвиненко несостоятельной. Никто не будет тратить на убийство никому не известного перебежчика такие средства. Но что же все-таки произошло?

 

Приговоренный к смерти

 

Очевидно, что, как и предполагали "Известия", речь идет либо о торговле радиоактивными материалами, к которой имел отношение Литвиненко, либо об изготовлении портативного ядерного устройства. Объяснить как-то иначе наличие рядом с Литвиненко такого количества изотопа чрезвычайно трудно.

Одной из центральных фигур в расследовании, по всей видимости, станет итальянец Марио Скарамелла, с которым Литвиненко обедал в ресторане "Итсу" 1 ноября. После этого обеда Скарамелла скрывался несколько дней в Италии, но узнав о смерти Литвиненко, в срочном порядке приехал в Англию, лег на обследование и согласился сотрудничать с полицией. В субботу сенатор Паоло Гуцанти, друг и коллега Скарамеллы, заявил, что в организме последнего тоже обнаружена смертельная доза изотопа.

— Я разговаривал по телефону со Скарамеллой, — сказал журналистам Гуцанти, — в его организме нашли смертельный уровень полония. Сейчас Марио чувствует себя хорошо, но он приговорен к смерти.

Получается, что момент отравления Литвиненко и Скарамеллы — их совместный обед. Изотоп был ближе к Литвиненко, и он получил значительно большую дозу. Литвиненко держал контейнер с изотопом в руках? Показывал его Скарамелле? Последний не решился взять его в руки, но получил дозу при рукопожатии? Любопытно, что у одной из официанток ресторана появилась необъяснимая сыпь на ногах. Еще у одной — на лице.

Вспомним также, что несколько дней назад Скарамелла обмолвился, что Литвиненко за тем обедом рассказывал ему о своем участии в контрабандной торговле радиоактивными веществами. К чему такие разговоры за обедом двух джентльменов? Если предположить, что за этим обедом обсуждалась именно такая сделка, все встает на свои места.

 

Тайное путешествие Андрея Лугового

 

Все больше вопросов у следователей и к Андрею Луговому, бывшему начальнику службы безопасности телеканала ОРТ, человеку, приближенному к Борису Березовскому. До сих пор он заявлял, что встречался с Литвиненко 1 ноября в баре отеля Millennium. Тогда он якобы приехал на выходные и 3 ноября вернулся в Москву. Теперь, однако, выясняется, что Луговой был в Лондоне и 25—27 октября, а в самолете, на котором он летел, обнаружены следы полония. В тот раз он остановился в отеле Sheraton Park Lane, тоже встречался с Литвиненко. Тот принес ему SIM-карту для телефона и платежную карту. Позже в отеле также обнаружили следы полония.

"Известия" попытались связаться с Андреем Луговым, но его помощники неизменно отвечали, что бизнесмен очень занят. Но еще нигде Луговой не раскрывал, какие деловые отношения связывали его с Литвиненко. Кроме того, не понятно, как могли оказаться следы полония в самолете, в котором он летел в Лондон 25 октября. На все эти вопросы Луговому придется ответить английским следователям.

 

Скарамеллу выманили в Лондон?

 

Впрочем, в выходные широко обсуждались и другие версии. Западная печать, наверное, по инерции, продолжает связывать смерть Литвиненко с российскими спецслужбами. К примеру, по данным газеты Observer, Литвиненко мог шантажировать российские власти и крупный бизнес некими документами, к которым у него был неограниченный доступ. Газета ссылается на проживающую в Великобритании россиянку Юлию Светличную, которая рассказала следователям, что бывший офицер планировал получать десятки тысяч фунтов за неразглашение имеющейся у него информации. Это подтвердил следствию и находящийся в США бывший сотрудник КГБ Юрий Швец (раньше он, как и Литвиненко, работал у Бориса Березовского). Однако, что это за документы, информаторы сообщить отказались. Лишь некий источник утверждает, что это документы, связанные с компанией "ЮКОС".

В то же время газете The Daily Telegraph удалось получить копию письма, из-за которого Скарамелла якобы приехал в Лондон к Литвиненко. В нем упоминается организация ветеранов внешней разведки "Честь и достоинство", возглавляемая полковником Валентином Величко. Автор письма, бывший сослуживец Литвиненко Евгений Лимарев, предупреждает Скарамеллу о том, что члены этой организации планируют покушения на него и на сенатора Гуцанти за их антироссийскую деятельность. Кроме того, пишет Лимарев, ветераны намерены "убрать" и Березовского с Литвиненко. Причем последнего — как врага России номер один. Лимарев называет фамилии сотрудников спецслужб, утверждая, что они могут быть причастны к убийству Анны Политковской.

Можно ли серьезно относиться к этим версиям? Трудно предположить, что у Литвиненко действительно были какие-то разоблачительные документы. Первыми покупателями таких документов наверняка стали бы Борис Березовский и Леонид Невзлин. Но они до сих пор кроме заявлений о чемоданах компромата ничего обнародовать так и не смогли. Стоит отметить лишь слова Юлии Светличной. Она сказала следователям, что Литвиненко в последнее время отчаянно нуждался в деньгах и готов был их заработать каким угодно способом.

Что касается письма, полученного Скарамеллой, то публикацию его фрагментов многие на Западе сочли доказательством причастности российских спецслужб к отравлению. Но это скорее доказательство того, что вся эта история — провокация. Автор письма Евгений Лимарев мог знать о планах спецслужб и об убийстве Политковской столько, сколько сам Скарамелла. Это бизнесмен, который с 2000 года живет во Франции и является ближайшим соратником Бориса Березовского. Гораздо убедительнее выглядит версия о том, что этим письмом Скарамеллу просто выманили в Лондон. Зачем? В этом предстоит разобраться Скотленд-Ярду.

 

Миллионы могли принадлежать Березовскому

 

Борис Березовский, так или иначе связанный с героями всей этой истории, продолжает хранить молчание. Вполне вероятно, что именно к нему приведут ниточки расследования. Если информация о стоимости обнаруженного в теле Литвиненко полония окажется правдивой, кто-то потерял эти 29,7 миллиона долларов. Из всех героев истории только Березовский теоретически может оперировать такими суммами. И не исключено, что если Литвиненко пытался сбыть радиоактивный изотоп, то делал это с ведома и по указанию Березовского. Рано или поздно сыщики Скотленд-Ярда докопаются до истины. И молчание Березовского может быть связано с тем, что он понимает: пришло время, когда любое слово может быть использовано против него.

"Честь и достоинство" бывших разведчиков

 

16 апреля 2003 года ветераны МИД и российских спецслужб создали некоммерческий благотворительный фонд "Ветераны разведки и дипломатической службы за духовное возрождение отечества "Честь и достоинство". Возглавил организацию бывший сотрудник КГБ 57-летний Валентин Величко, высланный в 1989 году за шпионаж из Нидерландов, где он работал в советском торгпредставительстве агентом "под прикрытием". Фонд оказывает помощь ветеранам и сотрудникам ФСБ, получившим ранения в Чечне, а также их семьям. В апреле 2004 года участники этой организации освободили из двухлетнего плена голландского врача, главу миссии "Врачи без границ" на Северном Кавказе Арьяна Эркеля. После его освобождения власти официально заявили, что ключевую роль в спасении Эркеля сыграл фонд Валентина Величко. В попечительский совет фонда входят депутат Госдумы Николай Леонов, постоянный представитель РФ при отделении ООН в Женеве Валерий Лощинин, президент Торгово-промышленной палаты Евгений Примаков, академик РАН Сергей Тихвинский, чрезвычайный и полномочный посол, почетный доктор Дипломатической академии МИД Анатолий Добрынин и ректор МГИМО Анатолий Торкунов.

Что связывало Марио Скарамеллу и Александра Литвиненко

 

Марио Скарамелла считается специалистом по терроризму и тайным операциям спецслужб. Он был консультантом специальной комиссии итальянского парламента — так называемой комиссии Митрохина, которая занималась расследованием деятельности КГБ в Италии. Возглавлял ее сенатор от партии "Вперед, Италия!" (партия Берлускони) Паоло Гуцанти. Напомним: в 1990 году в Англию сбежал бывший сотрудник архива КГБ, майор Василий Митрохин, который вывез на Запад несколько папок с копиями секретных документов.

На самом деле, как считают эксперты, Гуцанти и Скарамелла использовали возможности парламентского расследования в партийных интересах для сбора компромата на нынешнего итальянского премьера Романо Проди — с акцентом на его возможные связи с КГБ. К примеру, по словам депутата Европарламента Джульетто Кьезы, на одной из встреч Скарамелла пытался получить от него сведения на этот счет и даже передал ему "гонорар" — 900 евро. Тот деньги взял, но так и не понял, чего от него добивался Скарамелла. Он даже поинтересовался, кто такой Проди?

 

Сыщики Скотленд-Ярда едут в Россию

 

Девять сотрудников антитеррористического управления британской полиции, как ожидается, в ближайшие день-два отправятся в Россию в рамках следствия по делу о смерти бывшего офицера ФСБ Александра Литвиненко. Об этом сообщил "ИНТЕРФАКС" со ссылкой на телекомпанию Би-би-си. В то же время британский министр внутренних дел Джон Рид заявил, что расследование обстоятельств смерти Литвиненко выходит за пределы Великобритании.

— Я думаю, в течение следующих нескольких дней все это выйдет за пределы того круга, который находится здесь, в Британии, — сказал Джон Рид в эфире британского телеканала Sky News. Тем временем официальный представитель посольства США в Лондоне подтвердил в интервью русской службе Би-би-си, что ФБР по запросу британской полиции "окажет техническое содействие" при расследовании смерти Литвиненко.

10:29 04.12.06

http://www.izvestia.ru/russia/article3098973/

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

28.11.2006

"Диссидентский путь" Литвиненко

 

Аудио Литвиненко комментирует следователь Упоров, бывший зам.начальника отделения московского РУОПа, выступавший свидетелем обвинения на процессе по делу Михася в Швейцари

Уважаемый Администратор сайта Компромат.

Я прошу Вас, поместить мое скромное мнение на эту, мягко говоря, неправду, которую мы видим в интерьвю г-на Литвиненко.

Николай Упоров

***

Я не верю заявлениям г-на Литвиненко, потому что:

 

1. Я был некоторое время связан с расследованием убийства Листьева от РУОП и слышал о Литвиненко только в связи с инцидентом, произошедшим во время провести обыск у г-на Березовского, а именно:

 

Нами была получена информация, о том, что некая зарубежная фирма перевела деньги в счет будущей рекламы на счет ОРТ в Объединенный банк, контролируемый в то время г-ном Березовским. И Листьев собирался заплатить из этих денег неустойку тогдашнему «рекламодателю» г-ну Лисовскому, но Березовский, якобы ему отказал.

 

Прокуратура посчитала достаточными эти и другие материалы, указывающие на возможную причастность к данному преступлению окружения г-на Березовского.

Литвиненко, будучи сотрудником службы безопасности России встал на путь прямой оппозиции следствию и Закону, помешав следственной группе войти в офис Березовского для изъятия документов, представлявших интерес для следствия. Он не пускал группу, силой авторитета службы безопасности России до той поры, пока документы тайком не вывезли доверенные люди. Хочу специально сказать, что г-на Березовского никто не собирался арестовывать в то время, поэтому его жизни и здоровью ничего не угрожало.

 

О том, что господин Литвиненко якобы имел доказательства знал только он. Никаких доказательств не было никуда передано. ТО есть его заявление ложно в этой части. В том, что Листьева возможно убил Кремль он частично был прав:

В то время г-н Березовский был своим человеком в Кремле и вполне можно было считать его намерения – намерениями Кремля.

 

2. Многие меня знающие могут подтвердить что я не питаю симпатии к ведомству КГБ и его наследникам ФСБ, тем не менее считая, что и там есть очень порядочные люди и сотрудники, для которых жизнь нормального человека дороже карьерных амбиций. Однако. В своей книге «ФСБ взрывает Россию» г-н Литвиненко заявил, что именно ФСБ организовало взрывы жилых домов в Москве, при этом ссылался на некоего «внедренного сотрудника Макса Лазовского». Утверждаю. – Макс Лазовский был ординарным бандитом и все его отношение с ФСБ строилось на дружеских отношениях с сотрудником (в то время ФСБ) Литвиненко.

 

3. Мало того, в силу специфики моей работы мне известно, что г-н Литвиненко поддерживал отношения не только с членом организованной преступности Лазовским, но и с наемным убийцей Александром Солоником, Буториным и некоторыми другими криминальными лидерами. Каждое публичное действие или серьезная акция после вышеупомянутого противостояния у Дома ЛОГОВАЗа г-на Литвиненко было осуществлено в пользу господина Березовского.

 

Я не поверю в продиктованное предсмертное письмо Литвиненко, пока не увижу запись на видеокамеру именно из больницы со свидетелями из числа людей, не являющимися окружением Березовского.

 

4. В силу ряда причин я подозреваю субъективно господина Березовского в организации ряда тяжких преступлений. И это мое право. Как человека, знающего о методах преступников не понаслышке.

 

В частности я утверждаю, что именно г-ну Березовскому было выгодно убийство Пола Хлебникова, который был моим другом. (у меня есть доказательства дружеских контактов с Полом Хлебниковым). Именно он, через два часа, ночью, после совершения убийства Пола, кощунственно заявил, что Пол был убит за то, что «неосторожно обращался с информацией» (согласно публикациям журналистов).

 

Убийство Листьева тоже было выгодно г-ну Березовскому (в данном случае я не утверждаю что именно он его организовал).

 

Похищение г-на Рыбкина – кандидата в Президенты тоже было выгодно Березовскому, так же как ему было выгодно отстранение от должности Александа Коржакова, за то, что тот вскрыл факты коррупции в предвыборном штабе Ельцина.

 

Развязывание диверсии в Дагестане было выгодно Березовскому, потому что именно он предпринимал усилия по выдвижению Путина во власть. Именно на волне новой чеченской угрозы Березовский привел Путина во власть – и он этого не скрывал.

 

Взрывы в Москве были выгодны Березовскому. Ведь они преследовали ту же цель. И, после выборов Путина, он прямо заявил о том, что именно он, Березовский, провел операцию по выборам Путина. Мало того, я считаю, что Путин мог и не знать о всех этих операциях, хотя и был близок с Березовским в то время.

 

По моему убеждению в развязывании новой чеченской войны виноват Березовский своими провокационными действиями, которые привели ко множественным смертям со всех сторон конфликта.

 

Посмотрите, везде где смута видно его лицо: Украина, конфликт Ющенко и Януковича, и далее «сдача» Ющенко в пользу Тимошенко. Захват заложников в Норд-Ост – он выступает с инициативой его диалога с чечнскими террористами (пользуется особым довериям?) в обмен на то, что ему будет гарантирован иммунитет...

 

Да и смерть как Политковской, так и Литивиненко выгодня опять же в большей мере г-ну Березовскому, поскольку ожидалось подписание ряда нормативных международных актов между Россией и Великобританией по поводу выдачи преступников, что могло привести Березовского на скамью подсудимых.

 

Как всегда говорится в расследовании – ищите кому выгодно.

 

Данное мнение является моим мнением, как частного лица. Никакие государственные структуры не имеют отношения к моему мнению. И все обвинения против тех или иных лиц не являются государственными. Я не собираюсь встречаться ни с журналистами, ни с представителями правоохранительных органов без соответствующих запросов и уведомлений.

http://compromat.ru/page_19733.htm

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Смерть Литвиненко:

а было ли это убийством?

 

Мэри Дежевски

 

Его мучительная агония у всех на глазах потрясла мир и обернулась для Лондона и Москвы самым серьезным дипломатическим кризисом со времен холодной войны. Однако сегодня, через полтора года после тех событий, нам так и не рассказали эту леденящую кровь историю полностью.

 

Александр Литвиненко скончался 23 ноября 2006 г. после загадочной мучительной болезни. Причину заболевания за два часа до его смерти определили ученые из британского государственного Научно-исследовательского центра по атомному оружию (Atomic Weapons Establishment) в Олдермастоне. Они выяснили, что он был отравлен радиоактивным изотопом - полонием-210.

 

Диагноз был поставлен слишком поздно, чтобы попытаться спасти больного. Однако Литвиненко - еще месяц назад здоровый и бодрый сорокачетырехлетний мужчина - успел санкционировать распространение громоподобного предсмертного заявления, обвинив российского президента Владимира Путина в том, что тот приказал его убить.

Партнеры

В роли летописца страданий Литвиненко, а его болезнь проходила буквально у всех на глазах, включая публикацию душераздирающих фотографий и ежедневных бюллетеней о состоянии здоровья, выступал (увы, чуть ли не со смаком, как мне кажется) его друг Алекс Гольдфарб, в прошлом российский правозащитник.

 

Так случилось, что мрачный спектакль одного актера перед входом в больницу лондонского Юниверсити-колледжа совпал по времени с выходом на экраны последнего фильма о Джеймсе Бонде «Казино Руаяль». Буквально все способствовало возрождению пугающих антироссийских стереотипов времен холодной войны, время от времени прорывающих благовоспитанную завесу британского общественного мнения. Россия вдруг снова вошла в моду в самом убедительном негативном смысле.

 

После этого достаточно было сделать один элегантный дипломатический ход, и на свет появилась официально санкционированная британская версия «дела Литвиненко». В течение почти шести лет, что бывший офицер советских, а потом российских спецслужб провел в Лондоне, он становился все более откровенным противником президента Путина. И его драматическое заявление на смертном одре послужило посмертным обвинительным заключением и доказательством виновности Кремля.

 

Дело довершил полоний. Утверждалось, что только у России есть мощности по производству полония-210. При этом современными средствами легко можно определить не только лабораторию, но и дату его изготовления. Если же у кого-то возникал вопрос, почему из всех отравляющих веществ, доступных киллерам, выбор пал именно на полоний-210, ответ не заставлял себя ждать: применив его, организаторы убийства были уверены, что причину смерти диагностировать не удастся.

 

На случай, если у британской общественности все же оставались какие-нибудь странные сомнения, уже через считаные недели ей был предъявлен виновный. Предполагаемый убийца появился как по заказу: Андрей Луговой, другой бывший сотрудник КГБ, переквалифицировавшийся в консультанты по вопросам безопасности, оставил радиоактивный след повсюду - в самолетах, офисах и отелях.

 

В конце мая 2007 г. - к тому времени Луговой уже давно находился в России - Лондон направил официальный запрос о его экстрадиции. Тот факт, что российская сторона категорически отклонила эту просьбу, стал лишь последним мазком в уже известной картине: Россия виновна, и виновна неопровержимо.

 

Но может быть это самое простое и очевидное объяснение справедливо? Возможно бывший офицер КГБ Путин - недаром ведь говорится, что бывших чекистов не существует - лично приказал покарать Литвиненко как предателя, каковым он его, несомненно, считал. Ну, а если вы считаете версию о том, что Путин лично велел сделать это грязное дело притянутой за уши, то ведь есть и другой вариант - речь может идти о неподконтрольной группе его недовольных коллег по КГБ.

 

Но даже этим вероятные мотивы организаторов не исчерпываются. Литвиненко почувствовал себя плохо на следующий день после того, как получил британское гражданство. Не преследовал ли его убийца (убийцы) еще и другую цель: запугать этой долгой публичной агонией других российских эмигрантов, живущих в Британии, вынудив их покинуть эту страну, или хотя бы не высказывать своих антипутинских суждений вслух?

 

Что ж, объяснение выглядит гладким, самодостаточным и абсолютно правдоподобным. Но соответствует ли оно истине, или хотя бы приближается к ней? Ведь все, что связано со шпионажем и эмиграцией - благодатная почва для дезинформации. У самой, казалось бы, очевидной версии могут обнаружиться «подводные течения», или выяснится, что она построена на песке.

 

И действительно, почти сразу появились признаки, и не в последнюю очередь та скорость, с которой из официальной британской версии было состряпано дипломатическое «блюдо», говорящие о том, что в этом деле, возможно, не все так просто, как кажется. Первыми, естественно, сомнение выразили бесчисленные любители теорий заговоров из блогосферы.

 

Однако за прошедшие месяцы альтернативные версии обрели такую последовательность и убедительность, что уже требуют серьезного рассмотрения. Их авторами стали люди, заведомо разбирающиеся в том, о чем они говорят - будь то тонкости ядерной физики, причудливые закоулки шпионажа или замкнутый мирок российских эмигрантов.

 

Последняя по времени возникновения, и на мой взгляд, наиболее убедительная, «еретическая» версия изложена в детальной статье американского ветерана журналистских расследований Эдварда Джея Эпштейна. Она была напечатана в New York Sun 19 марта 2008 г., вызвав живую реакцию читателей и бурное обсуждение в интернете. Насколько мне известно, в британских СМИ она не перепечатывалась, что, впрочем, не помешало сходу отвергнуть выводы автора.

 

В частности, о его версии с пренебрежением отозвалась вдова Литвиненко Марина в статье, опубликованной в Times под ее фамилией. Она назвала материал Эпштейна заметкой «желтого журналиста», опубликованной в «третьеразрядной нью-йоркской газете».

 

Главным в статье Марины Литвиненко стал призыв к проведению открытого судебного следствия об обстоятельствах смерти ее мужа. Однако дата публикации - вскоре после обнародования результатов расследования Эпштейна - позволяет предположить, что как минимум одной из причин, побудивших ее взяться за перо именно в этот момент, стало стремление заранее дискредитировать его выводы.

 

Я с большим сочувствием отношусь к Марине Литвиненко. Она переносит свою необычную и во многом трагическую судьбу с большим достоинством и выдержкой. Ее отношения с Александром, которые она называет любовью до гроба, продолжались 16 лет и, увы, закончились столь жестоким образом. Она производит впечатление абсолютно честного и искреннего человека. Марина - очень цельная личность, и никогда не приспосабливает манеру поведения или свою версию событий к вкусам аудитории.

 

Однако есть один аспект, из-за которого Марину, вероятно, нельзя считать особо ценным свидетелем. Судя по всему, она не слишком много знала о том, чем занимался ее муж и в России, и после побега в Великобританию. Как человек, нашедший свою любовь в сравнительно зрелом возрасте, она, по ее словам, считала своей обязанностью насколько можно облегчать непростую жизнь мужа. Марина, бывшая учительница танцев, миниатюрная и элегантная женщина, признает, что не только не принимала участия в делах Литвиненко в эмиграции, но и не проявляла к ним никакого любопытства.

 

Она, впрочем, рассказывает, что он часто тосковал по родине, с трудом приспосабливался к жизни на чужбине, часто смотрел по телевизору российские новости и видеозаписи старых советских фильмов. Намекает она и на то, что характер у мужа был непростой. Судя по рассказу Марины, он порой был догматиком, видел мир в черно-белом цвете. В России, по ее словам, и это тоже многое говорит о его характере, он работал в подразделениях спецслужб, выполнявших полицейские функции, - боролся с организованной преступностью, что пышным цветом расцвела в девяностые.

 

Литвиненко также служил в одном из пограничных регионов рядом с Чечней, участвуя в вербовке информаторов из числа антироссийски настроенных чеченских боевиков. По словам Марины, у него не было разведывательной подготовки, и тайным агентом он никогда не был. Насколько я понимаю, она имеет в виду, что он не был шпионом в том смысле, который мы привыкли вкладывать в это слово. Она считает покойного мужа скорее дотошным и решительным борцом за правду.

 

Марина также описывает его как человека необычайно законопослушного, приводя такой пример: в Британии он категорически запрещал ей садиться за руль их машины, пока она не сдала экзамен на вождение, хотя российские водительские права у нее были. Она подчеркивает: он никогда не сделал бы ничего, что могло бы поставить семью в конфликт с законом страны, предоставившей им убежище.

 

Тем не менее, Эдвард Джей Эпштейн - не тот журналист, от чьих выводов можно с легкостью отмахнуться. В нем, конечно, есть что-то от профессионального скептика, но это еще не повод утверждать, что он не прав. В прошлом он уже публиковал разоблачительные материалы о том, что некоторые статьи New York Times по сути писались под диктовку политической элиты.

Насколько он был прав относительно дружеских отношений между почтенной газетой и нынешней американской администрацией, можно судить по раболепному освещению на ее страницах проблемы несуществующего иракского оружия массового поражения. За эту грубую ошибку, как известно, в конечном итоге пришлось приносить официальные извинения.

 

Никто из репортерской братии не станет отрицать солидности послужного списка Эпштейна как специалиста по журналистским расследованиям, или его безошибочного чутья на дезинформацию.

 

Работая над статьей для New York Sun - ее расширенный вариант можно прочесть на интернет-сайте автора, - Эпштейн проинтервьюировал десятки людей и углубился в научные аспекты дела. Кроме того, и это следует считать немалым достижением, ему удалось добиться в Москве разрешения ознакомиться с документами, приложенными британской стороной к запросу об экстрадиции главного подозреваемого Андрея Лугового.

 

Этих материалов в самой Британии никто не видел, даже вдова Литвиненко.

Марине, что неудивительно, это не понравилось, и она расценивает «экспедицию» Эпштейна как пропагандистский трюк российских властей. По ее словам, журналиста пригласили в Москву на основе договоренности, что его статья подкрепит российскую версию событий.

 

Что ж, вполне возможно, россияне были благожелательно настроены по отношению к Эпштейну из-за его репутации скептика и ниспровергателя общепринятых мнений. Однако из его рассказа о поездке в Москву вырисовывается совершенно иная картина. Эпштейн отмечает: для того, чтобы попасть в Москву, а затем и получить доступ к документам, ему потребовалось проявить немалое упорство.

 

Что же касается приглашения, то большинству иностранцев, чтобы получить визу, необходимо приглашение от какого-либо российского учреждения, поэтому формально тезис Марины справедлив, однако на этой основе невозможно строить предположения относительно необъективности Эпштейна.

 

По словам журналиста, в ходе знакомства с британскими документами его больше всего поразили шаткость доказательной базы, и тот факт, что к запросу не прилагался даже протокол вскрытия. Впрочем, особое неприятие у Марины Литвиненко вызывает гипотеза, которую он строит на основе своих изысканий.

 

Ее суть сводится к тому, что Александр мог отравиться сам, получив в руки радиоактивный изотоп. Эпштейн полагает, что Литвиненко отравился случайно: по его же словам, из судебно-медицинского заключения было бы ясно, что полоний-210 он проглотил или вдохнул. Один из тезисов Эпштейна - изотоп был контрабандой доставлен в Лондон не с целью убийства, а в рамках незаконной сделки с ядерными материалами.

 

Отказ Марины согласиться с такой гипотезой понятен.

Она сама говорит: «Я обязана защитить доброе имя своего мужа». Человек, которого она знала, был, по ее словам, верным, честным, и законопослушным до абсурда. Сама мысль о том, что он мог быть замешан в незаконных и уж тем более в крайне опасных делах, вызывает у нее категорическое неприятие.

 

Отчасти именно для того, чтобы положить конец подобным рассуждениям, она настаивает через своего адвоката, известного юриста-правозащитника Луизу Кристиан, на расследовании всех обстоятельств смерти мужа. Если я не могу добиться справедливости, пишет она, я хочу хотя бы услышать всю правду.

 

Британские власти, судя по всему, не проявляют особого энтузиазма насчет подобного открытого расследования, даже несмотря на то, что агонию Литвиненко, российского эмигранта, только что ставшего британским гражданином, несомненно можно считать одной из самых шокирующих смертей в нашей столице за много лет.

 

Задержку можно объяснить процедурными соображениями: если существует перспектива уголовного процесса, открытое расследование проводится только после его окончания на тот случай, если все возникшие вопросы прояснит суд.

 

Кристиан от лица клиента категорически заявляет: расследование необходимо и вот по каким причинам. Во-первых, по ее словам, речь идет о масштабном нарушении системы безопасности. Смертельно опасное радиоактивное вещество было ввезено в страну «в террористических целях… Заражению подвергся не только Литвиненко, но и другие люди». Она подчеркивает: очень важно, чтобы из произошедшего были извлечены уроки, а потому необходимо определить, где был изготовлен полоний, как он попал в страну, и проследить его дальнейший путь.

Решение о том, проводить ли такое дознание, и если проводить, то когда, должен принимать судебный следователь района Сент-Пэнкрас - именно в его юрисдикции находится больница Юниверсити-колледжа. И вот еще что: официально судебные следователи пользуются значительной независимостью, но бывают и случаи, когда на них может быть оказано политическое давление.

 

Поэтому чем дольше не принимается решение о расследовании одной из самых нашумевших смертей в истории Лондона, тем подозрительнее выглядит эта задержка. В конце концов, если все так ясно и понятно, как постоянно утверждают британские власти, кто и что здесь теряет?

Ответ, если результаты настойчивых изысканий хорошо осведомленных скептиков вроде Эпштейна хоть сколько-нибудь приблизились к истине, должен звучать так: многие, и очень многое.

 

Вспомним, какие вопросы остаются открытыми и сегодня, почти через полтора года после смерти Литвиненко. Их множество.

 

Наиболее очевидные связаны с полонием-210, выявленным в качестве причины заболевания Литвиненко незадолго до его смерти. Много неясного и с ролью в этом деле Андрея Лугового. Королевская служба по уголовным обвинениям заявляет, что собрала достаточно доказательств для предъявления ему обвинения в убийстве, но видевший эти материалы Эдвард Эпштейн находит их крайне неубедительными. Немало загадок окружает деятельность самого Литвиненко.

Много вопросов связано с возможной причастностью к этой истории британских спецслужб, а также с ролью российского эмигранта-олигарха - окутанного тайнами Бориса Березовского.

Ради четкости изложения рассмотрим эти категории вопросов по очереди.

 

Полоний

 

Общепринятое мнение заключается в том, что полоний-210 производится только в России, поэтому установить лабораторию, в которой он был изготовлен, а значит ее ведомственную принадлежность и, следовательно, организацию, отдавшую роковой приказ, достаточно легко. Тем не менее, за все это время никаких названий упомянуто не было, хотя «правильный» ответ, несомненно, подкрепил бы утверждения британской стороны о том, что за убийством стоит Россия или ее бывший КГБ.

 

Неофициально вероятным изготовителем полония-210 считается завод «Авангард», расположенный в Сарове, что к востоку от Москвы. Но почему тогда британские чиновники не говорят об этом прямо? Одно из объяснений звучит так: полиция придерживает информацию об этих деталях, чтобы не подорвать шансы обвиняемого на беспристрастное рассмотрение его дела в суде.

 

Однако, учитывая, что само проведение этого судебного процесса сейчас представляется маловероятным, трудно понять, почему эти сведения до сих пор не стали достоянием гласности. Поэтому возникает другое возможное объяснение: ответ на этот вопрос не вписывается в предпочтительную версию.

 

Одно, впрочем, ясно: Россия - не единственная страна, где может производиться полоний-210. Эпштейн, и не только он, утверждает: хотя Россия изготовляет этот изотоп для экспорта в Соединенные Штаты (!), любая страна, где найдется ядерный реактор, не попадающий под инспекции МАГАТЭ, способна сделать то же самое. А этот список включает Китай, Израиль, Пакистан, Индию и Северную Корею. Таким образом, вывод о том, что беспокоиться следует только о России, попросту ошибочен.

 

Здесь, однако, возникает и другая, пожалуй, еще более сложная проблема. Ученые, не понаслышке знающие о том, что такое полоний-210, с трудом верят, что кто-нибудь мог выбрать его в качестве орудия убийства одного человека, даже стремясь избежать обнаружения. Ведь он чрезвычайно дорог.

 

И это обстоятельство, кстати, куда лучше вписывается в другой сценарий: тот, где речь идет о контрабанде ядерных материалов. Представляется куда более вероятным, что полоний, выявленный в Лондоне, был предметом какой-то сделки, по той или иной причине закончившейся катастрофическим провалом.

 

На нелегальном международном рынке полоний-210 пользуется спросом в качестве важнейшего компонента, обеспечивающего детонацию ядерного взрывного устройства. Этим и объясняется его фантастически высокая цена - по некоторым утверждениям, она доходит до сотен тысяч, а то и нескольких миллионов долларов. Таким образом, деньги, и даже ядерный терроризм, в качестве правдоподобных вариантов могут конкурировать с версией о «заказанном» Путиным политическом убийстве.

 

И тот, и другой вариант способны поставить британские власти в весьма неловкое положение, поскольку они позволяют предположить, что прямо под носом у последних происходил незаконный оборот ядерных материалов со всеми сопутствующими опасностями для населения страны. Возникает тогда вопрос о надежности охраны наших границ.

 

Такая «мелочь», как способ, которым в страну попало столь опасное вещество, естественно, актуальна независимо от того, с какой целью оно было ввезено. Пока, однако, этот важнейший вопрос успешно затушевывается, отступая на второй план перед тяжестью самого предполагаемого преступления и безоговорочного обвинения: «это сделали русские».

 

Луговой

 

Вторая группа вопросов связана с фигурой Андрея Лугового, которого в Британии обвиняют в убийстве Литвиненко. Причиной стал радиоактивный след, оставленный этим бывшим агентом КГБ, а ныне владельцем собственной охранной фирмы, на борту нескольких самолетов и в различных местах, которые он посещал в Лондоне. Именно по этому следу было также определено, что отравление произошло в Пайн-баре отеля «Миллениум» в Мэйфэре, и что полоний был подмешан в чашку чая. И хотя эта версия всем хорошо знакома, практически каждое ее звено вызывает сомнения.

 

Последовательность встреч и авиарейсов, на основе которой было определено, что полоний находился якобы именно у Лугового, ставит под сомнение эту гипотезу. Ведь британцы, как предполагают Эпштейн и другие, исключили из списка авиарейсы и зараженные объекты, которые не вписываются в гипотезу о том, что полоний привез Луговой. Наоборот, в центре альтернативных версий оказывается сам Литвиненко: именно с ним связывается источник заражения. По мнению их авторов, радиоактивный след берет начало в Лондоне, а не в России.

 

Они также отмечают, что один из объектов, упоминавшихся в качестве зараженных - офисное здание в Мэйфэре, по адресу Гровнор-стрит, 25, - не фигурирует в официальном списке. Считается, что это офисное здание принадлежит Борису Березовскому.

 

Наиболее серьезные сомнения относительно обвинений в адрес Лугового связаны также с встречей в Пайн-баре. Сам подозреваемый - на его версии мы подробнее остановимся ниже - считает эту встречу провокацией с целью его подставить. Он утверждает, что Литвиненко зашел туда лишь на короткое время, причем чай никто не заказывал и не пил. Луговой также отмечает, что в качестве подтверждения истории с Пайн-баром и отравленным чаем не было предъявлено никаких материалов видеонаблюдения, хотя помещение буквально утыкано камерами.

 

Максимальным подобием доказательства стала история, внезапно появившаяся в британской прессе через семь месяцев после событий, где назывался официант, якобы подававший тот самый чай. Она явно напоминала попытку подкрепить версию, разваливающуюся на глазах.

Если намеренное отравление и имело место - с помощью чая или другой жидкости, - то оно, вероятнее всего, должно было произойти в номере «Миллениума», где Луговой и Литвиненко встречались ранее в тот же день, 1 ноября. Однако до этого у них состоялись еще две встречи: двумя неделями раньше в другом отеле, и в августе, дома у Литвиненко. Однако, никаких неоспоримых доказательств, кто кого отравил, не существует, как и опровержений гипотезы о том, что Литвиненко мог каким-то образом отравиться по ошибке.

 

Луговой энергично отрицает свою вину, но ничего другого от него ожидать, естественно, не приходится. Тем не менее, хочу заметить: сведения, которые он сообщил на первой пресс-конференции в Москве (31 мая 2007 г.), а затем повторил на другой встрече с журналистами (29 августа 2007 г.), организованной в основном для представителей британских СМИ, не обязательно следует считать сфабрикованными.

 

В обоих случаях Луговой держался задиристо, но это еще не доказывает, что он лгал.

Впечатляет, кстати, быстрота его ответов и последовательность в деталях под перекрестным допросом журналистов. Рассказ Лугового о его прощупывании на предмет сотрудничества со стороны MI 6 и встречах с агентами, названных по именам, в доме на Нью-Кэвендиш-стрит тоже звучит правдоподобно. Следует также отметить, что ни одна из приведенных им деталей не была опровергнута ни одним из британских государственных ведомств. Они предпочли проверенную временем тактику, попросту назвав его утверждения нелепыми.

 

По версии Лугового, MI 6 долгое время предпринимала просчитанные попытки его завербовать, и эти предложения он в конечном итоге отверг. По его словам, от него хотели, чтобы он передавал разведданные и помогал поливать грязью Путина. Луговой также утверждает, что «после смерти Литвиненко он пошел на сотрудничество с Королевской прокуратурой и дал ответы на все вопросы, которые мне задавали.

 

Точно так же я вел себя, когда по просьбе следователей Скотленд-Ярда ответил на все задававшиеся мне вопросы». Ни Королевская служба по уголовным обвинениям, ни полицейское управление Лондона эти слова не опровергли. Возникает вопрос: «Настоящий убийца согласился бы на такое сотрудничество?»

 

Впрочем, главный аргумент Лугового в собственную защиту - это отсутствие мотива. «Надо же, - заметил он, - нашли российского Джеймса Бонда, проникающего в секретные ядерные центры, ворующего радиоактивное вещество, контрабандно ввозящего его в Англию и хладнокровно травящего своего приятеля. А попутно заражая себя, своих детей, жену и друзей. И который при этом теряет бизнес и свою клиентуру. А главное во имя чего? Где все тот же пресловутый мотив моего «преступления»?» Кстати, на отсутствие мотива у Лугового обращает внимание и вдова Литвиненко.

 

Таким образом, мы имеем главного подозреваемого, не имеющего мотива, возможно, не являющегося источником радиоактивного заражения, и к тому же утверждающего, что его подставила MI 6. Если последнее справедливо, то могут существовать иные причины, по которым он стал обвиняемым и по которым британцы могут не хотеть, чтобы он дал в Лондоне показания в качестве свидетеля.

 

Это, возможно, объясняет еще одну вещь, которая давно ставит меня в тупик. Мне всегда было трудно поверить, что британцы всерьез рассчитывали получить добро на экстрадицию Лугового, особенно с учетом того, что одно из положений российской Конституции прямо запрещает выдачу граждан страны другим государствам. Я также не могла понять, почему Лондон так возмутил отказ российской стороны, причем, настолько, что одним из первых шагов Дэвида Милибэнда на посту министра иностранных дел стало повышение ставок в игре за счет высылки четырех российских дипломатов.

 

Однако гнев официальных британских кругов становится куда понятнее, если подлинным преступлением Лугового в их глазах было не убийство Литвиненко, а тот факт, что он выскользнул из объятий британской разведки, возможно, добыв при этом достаточно ценную информацию.

 

После того, как его провели в российский парламент на декабрьских выборах, Луговой не только может не опасаться экстрадиции, но и обладает иммунитетом от уголовного преследования в собственной стране.

Одним словом, есть достаточно оснований, чтобы не принимать обвинения против Лугового за чистую монету.

 

Литвиненко

 

Согласно официально санкционированной британской версии, Александр Литвиненко был политическим беженцем, и заплатил жизнью за то, что в открытую противостоял Путину. Однако чем больше мы о нем узнаем, тем сложнее выглядит биография этого человека.

Завесой тайны окутан вопрос, чем именно занимался Литвиненко в Лондоне когда не сидел дома и смотрел старые фильмы по видео. Благотворительный фонд Бориса Березовского представил ему и его семье дом и денежное содержание, однако неясно, о каких услугах спонсор просил его в обмен на это.

 

В книге, написанной вдовой Литвиненко в соавторстве с Алексом Гольдфарбом, тем самым российским эмигрантом, что распространял бюллетени о ходе его болезни, указано, что покойный участвовал в проверках надежности российских компаний по заказу потенциальных иностранных инвесторов.

 

Известно также, что он много путешествовал, выезжая в основном в Грузию и другие страны бывшего СССР. В то же время значительная часть информации, к которой Литвиненко имел доступ, работая в структурах российских спецслужб по борьбе с экономическими преступлениями в 1990-е, несомненно, должна была устареть. Это неизбежно ограничивало пользу, которую он мог принести любому инвестору, а также любой иностранной разведслужбе. Очевидно, именно с низким качеством информации, которую мог сообщить Литвиненко, связан тот факт, что Соединенные Штаты, где он первоначально хотел получить политическое убежище, отклонили его просьбу.

 

Ходят разговоры, что позднее у Литвиненко возникли финансовые проблемы, возможно, вызванные его стремлением порвать с Березовским. Другие утверждают, что это дезинформация. Бесспорно, однако, что Литвиненко был знаком с Андреем Луговым в 1990-х, и что оба они находились в контакте с Березовским. Однако к тому моменту, когда Литвиненко неожиданно позвонил Луговому из Лондона и предложил встретиться, они не общались почти 10 лет. После этого, по словам Лугового, они реализовали несколько проектов (каких именно, он не уточняет).

Впрочем, как утверждает Луговой, Литвиненко по сути только присутствовал на встречах, которые тот проводил. Возможно он надеялся таким образом организовать какой-нибудь бизнес для себя самого.

 

На сегодняшний день нет никаких данных, что Луговой или Литвиненко были замешаны в ядерной контрабанде, а если были, то чьи поручения они выполняли. Впрочем, один человек, несомненно, участвовал в подобных сомнительных делах - речь идет о Марио Скарамелле, итальянском бизнесмене и ученом, с которым Литвиненко встречался 1 ноября в ресторане «Итсу» на Пикадилли.

 

Стоит также отметить: один из немногих случаев контрабанды ядерных материалов, ставших достоянием гласности в последние годы (речь шла об уране), связан с задержанием российского гражданина в Грузии в 2007 г. в результате ловушки, подстроенной ФБР. В свете этого у всей истории появляется еще один аспект.

 

Со времен распада СССР ходит много разговоров о том, какую угрозу для всего мира представляет ядерная контрабанда, но конкретных таких случаев известно очень немного. Но правительства западных стран несомненно должны быть заинтересованы в том, чтобы продемонстрировать: эта опасность вполне реальна, и они с ней успешно борются.

 

Более того, я не знаю ни одной истории с незаконным оборотом ядерных материалов, обнародованной в прессе, где речь не шла бы об операциях с подставными покупателями, организованных западными спецслужбами для определения масштабов ядерной контрабанды.

После одного из таких нашумевших дел, раскрытого в Германии в 1997 г., российская сторона заявила: устраивая операции-ловушки, агенты западных спецслужб по сути искусственно создают подпольный рынок ядерных материалов. Подобные ловушки, сетовали россияне, на деле представляют собой провокации. И эту критику стоит принять к сведению.

 

MI 6

 

Итак, следует ли считать натяжкой предположение, что какую-то роль в «деле Литвиненко» могла сыграть британская разведка? И если да, то что это была за роль?

 

Существуют достаточно надежные сведения о том, что к моменту своей болезни Литвиненко получал от MI 6 «гонорары за сотрудничество». По понятным причинам, подтверждения этой информации ожидать не приходится, хотя разовые выплаты эмигрантам за сообщаемые ими сведения - обычная практика. В данном случае, однако, речь идет о постоянном вознаграждении, что позволяет предположить: сотрудничество Литвиненко с разведкой носило регулярный характер.

 

Кроме того, чувствуя себя в Лондоне одиноко, Литвиненко присоединился к группе эмигрантов, объединившихся вокруг Олега Гордиевского - знаменитого двойного агента, бежавшего в Британию еще в 1985 г. Гордиевский высказывался по «делу Литвиненко» на нескольких его ключевых этапах. В частности, сразу же после смерти последнего именно он сообщил о встрече Литвиненко с Луговым в номере отеля «Миллениум», предшествовавшей их беседе в Пайн-баре.

 

Согласно его предположению, именно в ходе этой встречи Литвиненко якобы выпил отравленный чай. Он также упомянул о присутствии в номере еще одного человека, - его звали Владислав или как-то в этом роде, - назвав его в качестве другого потенциального убийцы. Возможно, часть этих сведений представляет собой дезинформацию, но кое-что, не исключено, соответствует действительности.

 

Луговой тоже в прошлом работал в КГБ, и к надежности сообщаемых им сведений также следует относиться критически. Но на правду похож не только его рассказ о попытках вербовки со стороны MI 6. Так, еще он описывает встречу с Литвиненко в помещении охранной фирмы Erinys в Мэйфэре по адресу Гровнор-стрит, 25, которая, как он понял, тоже входит в империю Березовского.

 

Луговой отмечает: у него возникло впечатление, что в этой компании полным-полно отставных сотрудников британской разведки, в результате чего возникает маловероятная, но отнюдь не исключенная версия о пересечении деятельности Березовского и MI 6. Возможно, это говорит и о необходимости еще раз присмотреться к тому, чем именно занимается Березовский в Британии.

Трудно сказать, что за контакты были у MI 6 с Литвиненко, Луговым и Березовским, но подозрения о какой-то связи между разведкой и всей этой троицей основаны не только на свидетельствах Лугового, который, естественно, руководствовался собственными интересами.

 

Ключевой фигурой здесь выглядит нынешний глава MI 6 Джон Скарлетт. Считается, что именно он завербовал и Гордиевского, и Литвиненко. Не исключено, что он или его люди также причастны к попытке вербовки Лугового.

Гордиевский получает довольно щедрую пенсию от британского государства. Кроме того, в прошлом году королева наградила его орденом Св. Михаила и Св. Георгия. Примечательно, что кавалером этой же награды Флеминг в свое время сделал Джеймса Бонда. Судя по всему, время от времени его также вызывают отработать хлеб перед телекамерами. Так, два года назад в интервью BBC он назвал нелепой историю с задержанием в Москве британских разведчиков, использовавших фальшивый камень в качестве почтового ящика.

 

По словам Марины Литвиненко, ей не известно о каких-либо контактах ее мужа с британской разведкой. Но в нашей беседе она рассказывала, каким подспорьем было для него общение с кружком Гордиевского. Возможно, именно Гордиевский играл роль связного.

 

Пожалуй, можно с уверенностью сказать, что связи с MI 6 у Литвиненко были. Не исключено, что это свидетельствовало о его отчаянном положении и, возможно, Литвиненко просто не мог найти другую прилично оплачиваемую работу. Как бы то ни было, MI 6 вероятно знает о смерти Литвиненко и ее причинах больше, чем можно было бы предположить из того факта, что это ведомство вообще не упоминается в официально санкционированной британской версии событий.

Березовский

 

Если в «деле Литвиненко» прослеживается «невидимая рука» MI 6, то же самое можно сказать и о «руке» Бориса Березовского. Незримое присутствие российского магната-эмигранта, владеющего в Британии многомиллионной недвижимостью, и постоянно стремящегося досадить Владимиру Путину, ощущается на любом повороте этой истории.

 

Именно он помог Литвиненко перебраться в Британию, по словам самого Березовского, из благодарности за то, что в конце 1990-х Литвиненко якобы отказался выполнить приказ о его убийстве. Судя по всему, он же обеспечивал главный источник дохода Литвиненко в Британии, а благотворительный фонд Березовского продолжает оказывать материальную поддержку его вдове.

 

Березовский также контактировал с Луговым. В России он в свое время нанял Лугового для организации своей службы безопасности, а затем принадлежавшая Луговому фирма, по крайней мере, до недавних пор, занималась охраной дочери Березовского.

 

В последнюю неделю перед смертью Литвиненко именно на деньги Березовского финансировалась пиар-кампания, столь профессионально проведенная Алексом Гольдфарбом. Таким образом, представления британской общественности о болезни и смерти Литвиненко, по сути, диктовались Березовским. До его кончины ни руководство больницы, ни британские власти, ни даже российское посольство не приложили руку к формированию общественного мнения.

 

Поэтому с помощью Гольдфарба и пиаровской фирмы Bell Pottinger Березовский в одиночку играл на этом поле.

Некоторые задаются вопросом: не была ли столь масштабная пиар-кампания призвана отвлечь внимание и скрыть, скажем, катастрофический несчастный случай, произошедший с сотрудником Березовского, и перевести стрелки на Кремль? Что ж, этого нельзя исключать.

 

Вероятнее, однако, другое объяснение. Возможно, Березовский искренне считал, что Литвиненко ликвидировал Кремль, потому, что не мог добраться до него самого. В этом случае Березовский предположительно руководствовался не только чувством вины за смерть сотрудника, но и, что несомненно, усмотрел очередную возможность для своей антипутинской кампании. И если, как, судя по всему, и произошло, когда поначалу он заподозрил, что Литвиненко отравили таллием, то утверждение о причастности Кремля выглядело в его глазах вполне логичным.

 

Однако речь идет не о таллии, а о полонии-210, изотопе, предназначенном для массового уничтожения, а не убийства отдельного человека. Этот факт позволяет предположить, что причиной случившегося была не политическая вендетта, а незаконная торговля ядерными материалами. Таким образом, неосторожное обращение с радиоактивным веществом становится наиболее вероятным объяснением гибели Литвиненко.

 

А если предположить, что полоний был элементом операции-ловушки, задуманной английскими спецслужбами, это также объяснило бы причины, по которым британские власти столь упорно цепляются за свою версию. В противном случае для чего им нужно было устраивать ссору с Кремлем? Куда проще было бы представить Литвиненко как случайную жертву незаконной сделки с ядерными материалами, осуществленной российскими эмигрантами, если, конечно, им самим было нечего скрывать.

 

***

Что же сулят перечисленные вопросы с точки зрения англо-российских отношений? Помимо естественного стремления развеять облако подозрений, сгущающееся вокруг деятельности ее мужа, вдова Александра Литвиненко Марина, возможно, преследует и другую цель, настаивая на проведении открытого расследования его смерти: она надеется на смягчение позиции Кремля.

 

Правда, пока признаки смягчения позиции наблюдаются как раз с британской стороны. Мы уже довольно долго не слышали возмущенных публичных заявлений о прегрешениях Кремля. Обмен любезностями по поводу Британского совета тоже исчез из заголовков новостей; переговоры о визовом режиме скоро будут разморожены, и даже бывший «бойцовый пес» Дэвид Милибэнд заговорил о необходимости диалога с Россией. Похоже, сцена готовится для новой пьесы.

К сожалению, жертвой нового сближения между двумя странами может оказаться правда, подлинная правда о том, что случилось с Александром Литвиненко и кто в этом виноват. В Британии, возможно, есть люди, заинтересованные в том, чтобы эта противоречивая история была предана забвению. "The Independent"

Статья взята с сайта Иносми.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Последняя провокация Александра Литвиненко

 

Бывший сотрудник ФСБ пришел к финалу грустному, но закономерному

31(31) от 7 декабря 2006 [ Андрей КАЛИТИН, специальный корреспондент программы «СПЕЦРАССЛЕДОВАНИЕ», Первый канал ]

 

В №15 от 17 августа этого года в материале «И написал Березовский письмо…» мы рассказывали историю о «попытке вымогательства» у олигарха 500 тысяч долларов США со стороны некоего «криминального авторитета» Николая Плеханова по прозвищу «Кот». Он рассказал перепуганному Березовскому, что на него готовится очередное покушение – со стороны «самарской братвы». За информацию просил полмиллиона, получил только 100 тысяч. Березовский, выплатив деньги, дал указание «проверить» Плеханова. Спецподразделение «АТОЛЛ», бывшее для БАБа одновременно службой безопасности, разведки и контрразведки, выяснило, что визит «Кота» – не более чем обычная «разводка». То ли со стороны милиции, то ли – бандитов. На самом деле это была спланированная МВД спецоперация, а «Кот» никаким «криминальным авторитетом» никогда не был. Но дело не в этом. Борис Березовский в тот же день, когда «Кот» забирал деньги, попросил проверить правдивость информации о готовящемся покушении еще одного человека. Этот человек «проверил» и доложил: «Заказ есть. Вас хотят убить».

Этот парень - провокатор

 

Березовский прекрасно понял, что его обманывают. И сказал одному из своих помощников: «Этот парень - провокатор. Но он теперь мой». «Этим парнем» был Александр Литвиненко, в то время действующий сотрудник ФСБ России. С вранья и провокаций и начинался путь Литвиненко к главной цели - близости к телу БАБа. Чем эта «близость» закончилась, мы теперь знаем.

 

Кстати, из Лондона давно доносились вести: Березовский сократил Литвиненко «жалованье», бывший офицер олигарху надоел и так далее. Все это было правдой. Литвиненко и сам начал понимать: его время закончилось. И он сам в любой момент может стать жертвой провокации, которые раньше обычно устраивал сам - ради «хозяина» и за деньги.

 

Деньги молодой оперативник Волков, а именно так в январе 95 го представлялся Литвиненко во время своих первых появлений в штаб-квартире Березовского - здании ЛогоВАЗа, очень любил. Он был потрясен убранством Дома приемов, часто приводил сюда обедать жену и прочих родственников. Но как втереться в доверие к олигарху, придумать не мог. И однажды «Волков» подложил под стоящую в холле пальму муляж гранаты и сам же его «обнаружил». «Вот видите, - возбужденно кричал Литвиненко, - ваша охрана не умеет работать. Я готов привести сюда настоящих профессионалов, своих людей».

 

Свою принадлежность к ФСБ Литвиненко от Березовского не скрывал - лишь не назвал настоящую фамилию. Но олигарх и так ее уже знал. «АТОЛЛ» «расколол» Литвиненко быстро. Березовский, видимо, отметив рвение молодого офицера, решил-таки его использовать. А после случая с «Котом», убедившись, что Литвиненко ради денег будет врать сколько нужно, наконец фактически взял его на работу. Здесь надо отметить, что инцидент с «Котом» произошел 28 февраля 95-го. А 1 марта был убит Влад Листьев. И когда спустя два дня в офис Березовского приехал РУБОП (для обыска, а не для ареста), Литвиненко понял, что его «звездный час» настал. Он с оружием в руках буквально грудью прикрывал своего нового «хозяина»! Александр на тот момент еще оставался действующим сотрудником ФСБ...

 

Маски-шоу

 

Эту видеопленку принес мне в 98-м году один известный московский адвокат. Кассета до сих пор хранится в моем домашнем архиве. Качество записи не очень хорошее, но лица различимы. Представьте себе такую картину. Группа людей в камуфляже с оружием в руках врывается в какой-то офис, кладет на пол всех сотрудников, а главарь этой, иначе не назвать, шайки бьет пистолетом по голове одного из сотрудников. Главарь - это Александр Литвиненко.

 

О том, что он и его подельники из банды Лазовского и чеченской ОПГ занимаются самым настоящим бандитизмом, вымогательством и «крышеванием», прикрываясь при этом удостоверениями сотрудников ФСБ, боюсь, узнали на Лубянке слишком поздно. Но в конце концов узнали. И возбудили против Литвиненко уголовное дело - первое, но далеко не последнее.

 

Что же сделал наш «парень-провокатор»? Конечно, побежал к олигарху с известием, что на того готовится покушение. Испытанный и надежный прием. Так родился миф о «заговоре спецслужб» против Березовского. БАБу это было только выгодно. Представляю, как Борис Абрамович радостно потирал руки.

 

Человек в сером костюме

 

Переехав в Лондон и прихватив с собой, простите за выражение, преданного предателя, Березовский, вопреки мнению многих, не был уверен, что ему предоставят политическое убежище. Нужна была очередная провокация, подтверждающая, что за олигархом якобы идет настоящая охота. Лучше провокации, чем очередное «покушение», придумать было сложно. А Саша Литвиненко был под рукой. Он-то все и организовал. Нашел случайно подвернувшегося под руку некоего господина Владимира Теплюка, которого для начала познакомил со «всемогущим олигархом», якобы готовым оказать тому финансовую помощь. А затем «подставил» этого Теплюка так, что все британское законодательство содрогнулось.

 

Березовский, Литвиненко и вся их немногочисленная свита в один голос заявили, что «человек в сером костюме» (а Теплюк почему-то другого не носил, так уж вышло) - не кто иной, как агент Службы внешней разведки. И приехал он в Лондон с одной-единственной целью - убить олигарха по заданию Кремля. И даже привез с собой ручку, начиненную ядом неизвестного происхождения (ох уж эти яды!), но в последний момент передумал. Мол, смелости не хватило, да и олигарх весьма обаятельным человеком оказался.

 

И Теплюк «раскололся». Случилось все это конечно же во время слушаний в британском суде, когда и решалась судьба «политического беженца» Березовского. Как эта судьба решилась, мы знаем. В мае 2003-го олигарх получил долгожданный статус. На суд произвела впечатление откровенная провокация! Судьба самого Теплюка, кстати, неизвестна. Говорят, он покинул Лондон. Слава богу, живым остался. А Литвиненко заработал «очки» в свою пользу.

 

Покушение на Путина

 

Наступила осень. В сентябре должна была решаться судьба еще одного «политического беженца» - Ахмеда Закаева. И механизм политических провокаций закручивается вновь! Литвиненко через свою московскую «братву» организует откровенно бандитский «наезд» на некоего коммерсанта Алексея Алехина. Тот обращается к своему другу - сотруднику ФСБ Андрею Понькину (кстати, хорошему знакомому Литвиненко). Понькин, которого сам Литвиненко уже полгода приглашает приехать в Лондон, наконец соглашается. Надо же разобраться! Саша на том конце провода говорит, что произошло недоразумение, но не по телефону же такие вопросы решать!

 

В итоге Алехин и Понькин летят в Лондон, где их и арестовывают. По доносу Литвиненко. Он начинает уверять, что «эти двое русских» хотели предложить ему и конечно же его друзьям - Березовскому и Закаеву - организовать покушение на Президента России.

 

Ну не смешно? Какой-то мелкий коммерсант, два фээсбэшника, чеченский полевой командир и беглый олигарх - на что способна эта «команда инвалидов»? Но Скотленд-Ярд и, что интересно, контрразведка МИ-5 начинают расследование. Литвиненко снова врет - на этот раз всей правоохранительной системе Соединенного Королевства. Но Закаев, пока суд да дело, успевает получить статус политического беженца (он, мол, не поддался на «провокацию» ФСБ, не стал участвовать в заговоре против Путина, значит, достоин политической защиты от всяких там офицеров понькиных). Фокус вновь удался!

 

Но дальше-то как бороться с «ненавистным террористическим режимом»? Нужны какие-то новые решения, схемы, алгоритмы. Я никогда не забуду слова убитого в июле 2004 го Пола Хлебникова, американского журналиста и первого главного редактора русского «Форбс», об амбициях Березовского: «Если надо, он будет убивать».

 

Кстати, о том, как Березовский получил статус политического беженца, как Литвиненко «подставил» человека в сером костюме Владимира Теплюка и почему арестовали в аэропорту Хитроу в Лондоне Понькина и Алехина, Пол Хлебников знал. Ему об этом 2 июля 2004-го в 19.30 в лобби-баре гостиницы «Мэриотт» рассказал один сотрудник ФСБ России. Хлебников эту информацию решил проверить. Из офиса «Форбс» когда его возглавлял Хлебников, было сделано несколько телефонных звонков в Лондон. Это я знаю точно. Вот только никто не знает, что Хлебникову удалось выяснить и кому он звонил. А 9 июля Пола застрелили на улице Докукина...

 

Антидот или последний аккорд

 

Представьте себе уровень международного скандала, если вдруг в центре Лондона «неизвестный русский» средь бела дня убивает политического беженца, бывшего офицера спецслужб, да еще ставшего две недели назад гражданином Великобритании политического диссидента! А ведь гражданство Литвиненко только-только получил. Простите за цинизм, но, не дай бог, случись с ним что-либо раньше, резонанс был бы намного меньше. Если бы вообще был. А тут - скандал. Кто-то опять довольно потирает руки...

 

Кто учился у Литвиненко искусству «провоцировать покушения и убийства»? Кто выиграл от смерти бывшего «слуги»? Только один человек. Который теперь будет с маленькой «политической трибунки» на Даун-стрит (там у него офис «оппозиции») кричать на весь мир о «кровавой тирании». Ради чего вся игра-то? Да ради этого.

 

А еще - чтобы вдруг не пересмотрели статус беженца из-за возможных юридических изменений в вопросах экстрадиции между Россией и Великобританией. Цель понятна. А средства... Вы посмотрите, какими эти средства были раньше. Так что изменилось?

 

И предположим вариант: Литвиненко уговорили поставить опыт на себе. Скажем, ему предложили пару дней побыть «больным», пообещав дать потом «противоядие» - антидот.

Только вот чем его будут травить, Литвиненко не знал. Грустный финал.

Российское правосудие с Березовским ничего сделать не смогло. Сможет ли британское? И захочет ли?

 

А вообще-то хочется сказать - Борис Абрамович! Возвращайтесь сами, наберитесь мужества покаяться. Хватит там уже чудить! Сколько людей из тех, кто вас окружал в последние годы, в живых осталось? Только вы, как небезызвестный Кащей. Или как «неуловимый Джо» (из анекдота), которого никто не убил, потому что на фиг не нужно было. Давайте, БАБ, решайтесь. Окажите помощь следствию. Зачтется...

 

Этот материал редакция «Аргументов неделi» направляет в правоохранительные органы Соединенного Королевства Великобритании. Мы также ставим в известность сотрудников заинтересованных ведомств Ее Величества в том, что готовы предоставить им в интересах следствия все имеющиеся у нас материалы по так называемому делу Литвиненко. http://www.argumenti.ru/publications/2269

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

×