Jump to content

Archived

This topic is now archived and is closed to further replies.

Panzerbatalion

Заряженная Америка

Recommended Posts

Заряженная Америка

 

Скаут: NetGeo, Переводчик: Анна

 

Страна: США

Издание: The National Interest

Авторы: Роберт Д. Каплан, Стивен С. Каплан

Дата опубликования статьи: 23 февраля 2011 года

 

 

BulletsColor.jpg

 

Прошлый век был свидетелем многополярного мира - до конца Второй мировой войны, биполярного мира - до конца «холодной войны», и с тех пор – разрушающийся однополярный мир. Экономическая многополярность – уже реальность. И, с военной точки зрения, господство США в воздухе и на море не будет длиться вечно, учитывая рост военно-морских держав Азии. Кроме того, террористы и повстанцы имеют выгодное преимущество, так как для них война – это стиль жизни, и они убивают всех без разбора, что накладывает огромную нагрузку на службы безопасности США. Перспективы Америки занять позицию мирового лидера кажутся туманными.

 

Но, не смотря на неизбежное и быстрое, на первый взгляд, понижение высокого статуса США, писать некролог великой державе Америке преждевременно. Соединенные Штаты остаются весьма могущественной силой. Ирак и Афганистан – настолько ужасные, насколько они себя проявили в широком историческом смысле – все еще представляют собой относительно незначительные явления, с которыми Америка может легко справиться. Окончательное падение таких империй, как, например, империя Мин в Китае или Венеция позднего Средневековья, было вызвано гораздо более ключевыми ошибками.

 

Подумайте об индийском восстании против британцев в 1857 и 1858 году. В частности, Ирак, все чаще расцениваемый, как поворотная точка на нашем пути к гибели, в некоторой степени выглядит удивительно похоже. В то время востоковеды и прагматики, находившиеся в британских органах власти (те, кто хотел оставить традиционную Индию в нетронутом состоянии), потеряли некоторое влияние по сравнению с евангелическими и утилитарными реформаторами (которые хотели усовершенствовать Индию и насадить там христианство – то есть сделать страну более похожей на Англию). Но попытки принести плоды европейской цивилизации на азиатский субконтинент были встречены ожесточенным сопротивлением имперской власти. Дели, Лакхнау и другие города Индии были осаждены и захвачены до того, как их успели перехватить колониальные военные силы. Но провал совсем не означал конец Британской империи, которая продолжила существование и даже расширила свои владения в следующем веке. Вместо этого, такие события означали переход от абсолютной имперской власти, обуреваемой прозелитизмом и желанием навязать другим свои ценности, к более спокойной и прагматичной империи, построенной на международных торговых отношениях и развитии технологий.(1) Нет никаких оснований полагать, что судьба Америки должна развиваться по еще более обреченному пути.

 

Да, ошибки, совершенные в Ираке и Афганистане, являются собственными ошибками США, но, будучи разрушительными, они не являются фатальными. Если мы как можно скорее выведем войска, то ущерб, наносимый американской мощи, может быть сокращен. Уход из стабильного Афганистана, безусловно, требует помощи со стороны Пакистана, но, оказывая большее давление, Вашингтон может расширить сотрудничество с Исламабадом в относительно короткие сроки.

 

С точки зрения критических угроз, Иран является единственным государством, который экспортирует терроризм и повстанческие движения в стратегических целях, но страна экономически слаба и политически нестабильна, с такой ожесточенной подковерной борьбой, которая может ослабить приверженцев Вашингтона. Даже учитывая то, что Иран заимеет несколько ядерных устройств – сомнительного качества и с неопределенной системой доставки – долгосрочные перспективы клерикального режима далеко не ясны. Правительству надо просто избегать войны с исламской республикой. Конечно, Америка может быть в проигрыше в относительных показателях, по сравнению с некоторыми другими державами, а также со многими странами прежнего третьего мира, но в абсолютных показателях, особенно военных, Соединенные Штаты легко могут быть первыми среди равных на протяжении десятилетий.

 

Китай, Индия и Россия являются единственными крупными евразийскими государствами, обладающие значимой военной мощью и готовые применить ее для устранения угроз у своих границ. И каждое, в свою очередь, сталкивается со своими собственными препятствиями на пути к некоторой степени доминирования.

 

У китайцев будет огромный военно-морской флот (при условии, что их экономика не обвалится) и это даст мировой системе определенный уровень биполярности. Но Пекину будет недоставать той сети альянсов, которая есть у Вашингтона, и в то же самое время, Китай и Россия – в силу географического положения – всегда будут, в сущности, относиться с подозрением друг к другу. Китай обладает большим влиянием, но не имеет надежных военных союзников, кроме, возможно, Северной Кореи, и авторитарный режим Китая существует в страхе внутреннего раскола, если показатели экономического роста страны будут колебаться. Более того, китайские военно-морские стратеги смотрят со своей береговой линии и видят Южную Корею, цепь островной Японии, Тайвань и Австралию – которые являются американскими союзниками, равно как и (хотя и в меньшей степени) Филиппины, Вьетнам и Таиланд. Чтобы уравновесить растущий Китай, Вашингтон должен только сохранить свои военно-морские силы и военно-воздушные силы на текущем уровне.

 

Индия, у которой есть собственные внутренние проблемы с мятежами, страдает от наполовину состоявшихся государств, находящихся у ее границ, которые активно подрывают силы системы безопасности страны, особенно сухопутных войск; в любом случае, Индия де-факто стала союзником США, что способствует как усилению самих США, так и сохранению баланса сил с Китаем.

 

На протяжении многих лет Россия будет занята восстановлением своего влияния на постсоветском пространстве, в частности в Украине, чья раздражающая независимость бросает принципиальный вызов самой идее российского государства. Китай контролирует Россию в Средней Азии, так же, как Турция, Иран и Запад контролируют ее на Кавказе. И это не говоря о сокращающемся народонаселении России и подавляющей зависимости от экспорта энергоносителей. Учитывая проблемы этих нескольких государств, можно заключить, что Америке действительно пока везет.

 

Соединенные Штаты готовы пройти постмятежный британский путь. Америка может не быть империей в формальном смысле, но ее обязательства и созвездия военных баз, разбросанных по всему миру, ставят ее в схожее с империей положение, особенно в связи с тем, что развертывание военно-воздушных и военно-морских сил США продолжится в мире и после окончания войн с Ираком и Афганистаном. Ни одна страна, кроме США, не находится в таком завидном положении, которое позволяет ей сохранять относительный мир в Евразии, особенно если Соединенные Штаты смогут восстановить уровень компетентности в проведении политики национальной безопасности, что в последний раз наблюдалось во время правления Джорджа Буша-старшего. Здесь нет мелочей. У Америки есть стратегические преимущества и она может увеличить свою власть, одновременно освобождая себя от войны. Но это требует лидерства – не великого и вдохновляющего лидерства, которое проявляется редко даже в самом здоровом из обществ – но трудолюбия, компетентности, порой стальных нервов и свободы от иллюзий.

 

МАКРОСТРАТЕГИЧЕСКАЯ окружающая среда Америки до краев наполнена возможностями, недоступных другим странам. По крайней мере, США обладают целым бастионом союзников (которых часто упускают из вида и которыми часто пренебрегают): англосфера (англо-говорящие страны). Это внутренний круг связей Вашингтона по вопросам безопасности, и в стратегических арсеналах государств-конкурентов аналогов этим связям нет. Политики и СМИ постоянно – и ошибочно – объявляли англосферу распавшейся или находящейся на закате своего существования. Тем не менее, Великобритания, Канада, Австралия и Соединенные Штаты остаются невероятно близкими в отношении вооруженных сил и разведки, ежедневно обмениваются огромными объемами конфиденциальной информации, как это было на протяжении десятилетий. Абсолютно все, что касается терроризма, решается совместно. Агентство Национальной безопасности и британский Правительственный Штаб по коммуникациям были неразрывно связаны со Второй мировой войны. То же самое в значительной степени верно для ЦРУ и Секретной разведывательной службы Великобритании. Различные англоязычные страны, в практическом плане, даже поручили друг другу отдельные регионы мира, и каждый заботится об акциях безопасности других.

 

Языковые и культурные связи между Соединенными Штатами и этими англоязычными странами настолько глубоки, что передача особо конфиденциальной информации 24 часа в сутки, 7 дней в неделю, осуществляется фактически задним числом, как раз когда СМИ и политики этих стран самовлюбленно освещают события с небольшими отличиями. Конечно, ценности и национальные задачи у каждой отдельной страны свои собственные, благодаря разному географическому положению и разному историческому опыту; но это то, с чем Америка легко может справиться.

 

Учитывая, насколько близки США со странами англосферы во многих вопросах, те случаи, когда эти союзники противостоят тому, что пытается сделать Америка, должны служить предупреждением, что, возможно, политика Вашингтона либо абсолютно ошибочна, либо нуждается в корректировке. (Отказ Канады, не смотря на давление США, присоединиться к войне в Ираке – является наглядным примером). В дополнение ко всему прочему, англосфера – это фактически контроль, который может способствовать американской политике.

 

С населением общей численностью в 420 млн. человек, со стратегическим расположением за пределами континентальной Европы (Великобритания), на пересечении Индийского океана и западных морских путей Тихого океана (Австралия), и в арктической Гренландии, с запасами нефти и газа (Канада), англосфера, если ее не оскорблять и не игнорировать, будет существенным активом «жесткой силы» США на протяжении всего XXI века. Китай и Россия не имеют в своем распоряжении ничего подобного.

 

Конечно, даже такого набора активов недостаточно ни для того, чтобы обеспечить первенство Америки, ни для того, чтобы распространить ее влияние на Западе. И не все альянсы созданы равными. Например, Вашингтон все меньше и меньше может рассчитывать на НАТО как на точку опоры в Европе. НАТО оказывает ограниченную помощь в Афганистане, было малозначимым в Ираке и просто ничего не значащим на большом Ближнем Востоке. Оборонные бюджеты государств-членов в Западной Европе, как правило, не соответствуют стандарту НАТО – 2% от ВВП, и в то же время эти страны активно поддерживают самое резкое со времен «холодной войны» сокращение военных расходов. Министр обороны США Роберт Гейтс, насколько известно, сдержанный и благоразумный оратор, публично упрекнул европейцев в том, что они слишком неохотно используют вооруженные силы. Кроме того, НАТО, независимо от того, что написано мелким шрифтом в тексте договора, на деле не гарантирует территориальную целостность новых членов альянса в Восточной Европе от предполагаемой агрессии со стороны России. Соединенные Штаты делают это, и прибалты, поляки, румыны и другие знают об этом. Очевидно, что поляки и румыны направили свои войска в Ирак и Афганистан (и в некоторое количество африканских стран, в которых США осуществляет военные операции) не потому, что они одобряли эти развертывания войск или относились к ним с энтузиазмом, а потому, что это была своеобразная «услуга за услугу», то есть за эти неявные гарантии безопасности.

 

Однако американское господство в ХХI веке потребует сильных позиций в Европе, а это означает – налаживание хороших отношений с европейцами. Как показывает недооцененная важность англосферы, в то время как сами государства слабеют в ходе глобализации, сильные державы все еще смогут определять курс войны и мира в грядущие десятилетия. Таким образом, вместо того, чтобы сосредотачиваться, в основном, на таких организациях, как НАТО или на всех европейских странах, Соединенным Штатам необходимо разумно сократить задачи проектирования власти на европейском континенте и остановиться на трех государствах: Франции, Германии и Польше. С географической точки зрения, эти три страны покрывают широкую Европейскую равнину от Пиренеев до территорий бывшего Советского Союза и включают в себя 184 млн. человек, что составляет 2/5 всего населения Евросоюза. Франция и Германия, будучи великими державами на протяжении почти всей современной истории, показывают устойчивую мощь и серьезность намерений, чего крайне не хватает странам Южной Европы, в то время как Польша, с ее огромной и религиозно сплоченной нацией, по численности близкой к 40 млн. человек, самостоятельно развивается как точка опоры, на которой будут покоиться судьбы Центральной и Восточной Европы. Конечно, такие страны, как Норвегия и Нидерланды, тоже могут похвастаться стратегическим расположением, отважным патриотизмом и серьезными военными силами, но они просто не имеют никаких демографических преимуществ в игре. Если Франция, Германия и Польша придут к соглашению по какому-либо вопросу, то остальная часть континентальной Европы последует за ними; а если нет, то это не будет иметь никакого значения.

 

Вооруженные силы Франции, совершенствовавшиеся десятилетиями военных экспедиций и боевых заданий в Африке, делают их надежными в любой операции, в которой они принимают участие. К тому же они являются первоклассными специалистами в сфере высокотехнологичного наступательного оборудования и морских боев. Мало того, французы выступают на стороне американцев в вопросе об опасности иранского ядерного оружия. Фактически, Париж проявил себя как настоящий союзник, с которым Вашингтон должен искать более близких отношений в сфере обмена разведданными. Вооруженные силы Германии, откровенно говоря, в высшей степени боеспособны, даже более боеспособны, чем многие могут себе представить, ведь немцы – это крупные мировые специалисты в науке и технике. Что касается поляков, они опираются на Америку в вопросах безопасности в такой же степени, в какой опираются на Евросоюз в вопросах экономики.

 

Значимость Франции, Германии и Польши определенно будет лишь возрастать, именно потому, что в последующие годы институты ЕС будут – как показало оказание финансовой помощи Греции – озабочены интеграцией Средиземноморья и Балкан в еврозону, и, таким образом, в среднесрочной перспективе мечта об объединенном континенте с общей внешней политикой будет невыполнимой.

 

Каждая из этих ключевых стран континентальной Европы ведет свою политику. В случае с Францией и Германией, в отличие от Соединенных Штатов, эта политика осуществляется при большой поддержке левых сил, и во многих важных вопросах находится в оппозиции политике Вашингтона. Однако если взять главную идею любого из политических диапазонов, то станет ясно, что идеалы этих стран довольно близки к американским, и, таким образом, США могут быть уверены в полезных союзниках в самом сердце Европы, при условии, что политика самих США будет прагматичной.

 

ЕДИНСТВЕННЫМ препятствием на пути такого трехполюсного подхода к Европе является большой «русский медведь». Москва должна быть управляемой: чтобы сдерживать ее амбиции и использовать ее слабые места с целью укрепления влияния США. То, что псевдопацифизм Германии, совместно с ее вполне реальными экономическими интересами, может привести к заключению договора с Россией, который заставил бы Польшу и США почувствовать себя некомфортно, – правда. В конце концов, Германия получает 40% природного газа из России. Джордж Фридман, основатель STRATFOR (частной разведывательно-аналитической компании), предполагает, что, фактически, французско-русско-немецкий союз мог бы быть создан под предлогом того, что Германия пытается сблизить Россию с Европой в целом. Польша и США попытаются не допустить такого развития событий, даже при условии того, что Россия уважает суверенитет Польши и обеспечила бы соблюдение определенных западноевропейских норм на своей территории.

 

Но такое развитие – не такой уж мрачный вариант по сравнению с худшим из того, что можно вообразить. Представьте вот что: не будь власть в России захвачена большевиками в конкретный переломный момент в 1917 году, вполне возможно – даже правдоподобно – что (на протяжении ХХ века) Россия бы развилась в более бедную, более коррумпированную и нестабильную версию Франции и Германии, привязанную к Европе (где и находится большая часть российского населения). Семидесятилетнее правление большевиков, которое создало империю не европейского типа, теперь позади; явные европейские черты российской демографии остаются неизменными, и теперь, переживающее судорожную модернизацию национальной безопасности, государство премьер-министра Владимира Путина не имеет ни идеологии, чтобы насаждать ее за пределами своих границ, ни войск, способных на постоянной основе занять Восточную Европу, как это было во время «холодной войны». Одним словом, Россия демографически привязана к континенту, но ей трудно на нем господствовать. Между тем, по причине своего экономического и силового роста, Германия может быть вынуждена стать нормальным региональным игроком, способным сохранять баланс сил против России; при этом Германия может лишиться своего псевдопацифизма. Кроме того, Москва, как угасающая европейская сила, дарит Соединенным Штатам различные варианты, имея к тому же множество собственных уязвимых мест.

 

Любая новая Российская империя будет лишь слабым воплощением прошлых империй, ограничиваемая не только влиянием Китая на Дальнем Востоке, но также политическим и экономическим авторитетом Китая в мусульманской Центральной Азии. Новые яркие государства, такие, как Китай, Индия, Турция, Польша и Казахстан уже сдерживают Россию в известной степени. Целью Америки должна стать поддержка укрепления российских позиций на Дальнем Востоке, тогда Китай будет чувствовать себя менее уверенно на суше, а, следовательно, будет не в состоянии направить всю свою энергию на развитие морских сил. Балансирование против России в Европе и помощь этой стране за ее пределами в других местах – это своеобразная тонкая стратегия, которая должна помочь предотвратить достижение каким-либо государством того уровня доминирования где бы то ни было, какой США уже имеют в Западном полушарии.

 

Федеральная автотрасса «Амур» на российском Дальнем Востоке, строительство которой скоро должно быть завершено, соединяет Читу и Хабаровск (протяженность трассы 1240 миль или 1995 км), и ее строительство вызвано одним фактором – страхом Росси перед Китаем. Новая дорога, необходимая, чтобы приблизить Дальний Восток к Москве, большую часть своей протяженности проходит по границе с Китаем. Этот пограничный регион, известный как Амурский край к северу от границы Китая и как Уссурийский край к востоку от нее, на протяжении веков является предметом военных конфликтов – царской России против Китая времен династии Цин (Маньчжурия), начиная с середины ХVII века, когда российские флибустьеры пришли в этот регион; затем сюда пришли русские солдаты, а позднее – дипломаты, они пришли тогда, когда маньчжуры были заняты завоеванием Тайваня и внутренних территорий материкового Китая.

 

Этот процесс завершился в 1860 году, когда китайская династия, находившаяся на закате своего могущества, была вынуждена согласиться на передачу 350 000 квадратных миль (910 000 квадратных километров) территорий в руки России, определив тем самым современные границы. Конечно, сейчас, когда Китай силен, а Россия сравнительно слаба, эта граница попадает под давление со стороны китайских поселенцев и корпораций, которые ищут способ продвинуться на север, чтобы извлечь выгоду из местных запасов нефти, природного газа, леса и других ресурсов. Неизбежными – и постоянными – являются трения в отношениях между Россией и Китаем, сглаживаемые лишь иногда чем-то вроде тактического союза против США. В июле 2009 года глава Генштаба РФ Николай Макаров делал презентацию, и на одном из слайдов, по некоторым данным, было написано: «НАТО и Китай…являются наиболее опасными из наших геополитических соперников».(2)

 

Россия и Китай больше не сосредотачивают войска на границах, собственно, Путин недавно открыл нефтепровод из Дальнего Востока в китайскую Маньчжурию. Однако, в связи с тем, что эти две страны никогда не смогут действительно доверять друг другу, геополитические возможности США в Евразии являются существенными и конструктивными. В отсутствие государств, способных бросить вызов США в Западном полушарии, в ближайшие десятилетия ХХI века Вашингтон сможет свободно предотвращать достижение первенства какой-либо страной в Восточном полушарии.

 

Существующее положение вещей, в котором на данный момент находится динамичная Америка, поможет Китаю с его вооруженными силами, стать как минимум крупной региональной властью. Скорее всего, Пекин превратится в глобальную силу, что сократит воздушное и морское пространство Америки в относительном выражении. Вы не найдете практически ни одного примера страны, которая бы укрепляла свой экономический потенциал на протяжении десятилетий (как делает это Китай), без соразмерного развития военного потенциала. В этом отношении Китай просто следует путем США начала двадцатого века. В то время, как американцы воспринимают свое благословенное континентальное и океаническое географическое положение, как должное, китайцы обладают крайне развитым чувством пространства. Это происходит потому, что нынешняя КНР занимает территории самых агрессивных, в плане расширения территорий, китайских династий прошлого, включая засушливое, богатое минеральными ресурсами плоскогорье на западе, пахотные земли, пойменные пахотные угодья на прибрежном востоке. И в то же время, китайцы хранят горькую память масштабных нарушений их суверенитета Японией, Россией и Западными государствами в XIX и XX веке. Отсюда жесткий рефлекс защиты своей территории, который, в наши дни привела, например, к одержимости Южно-Китайским морем. Иногда Пекин даже выдвигает свой военно-морской флот в открытый океан за пределы первой цепи тихоокеанских островов, которая протянулась от крайней южной точки Японии через остров Борнео.

 

Самым большим сигналом международного развития, который американские СМИ не смогли осветить соответствующим образом, является появление Китая в качестве морской державы – как раз тогда, когда влияние генералов и особенно адмиралов в политических кругах Пекина увеличивается. Теперь Южно-Китайское море для китайцев – это то, чем Карибский бассейн был для американцев столетие назад (международный морской путь, над которым США установили контроль с помощью строительства Панамского канала). Южно-Китайское море - тихоокеанские ворота в Индийский океан — главная морская магистраль между государствами, связывающая нефте- и газоносные области Ближнего Востока с предприятиями Восточной Азии. Более 80% китайского импорта нефти и 1/3 ежегодного морского торгового оборота в мире проходят через Малаккский пролив в южной части Южно-Китайского моря. В этом месте также находятся несколько крупнейших в мире залежей нефти и природного газа, в то время как владение местными островами оспаривается между Китаем, Тайванем, Вьетнамом, Малайзией и Филиппинами.

 

Но тот факт, что Соединенные Штаты господствовали на Карибском море в предыдущей эпохе, не дает Китаю права поступить сейчас подобным образом в Южно-Китайском море. Мир изменился. Военные и информационные технологии сокращают расстояния, приводя к закрытой и замкнутой стратегической обстановке. Мы входим в эпоху, когда все и везде могут проводить учения в международных водах, при условии соблюдения определенных норм. После разрушительного землетрясения в январе 2010, Соединенные Штаты приветствовали ведомые бразильцами международные силы на Гаити, в сердце Карибского моря; это было нечто, чего США никогда бы не сделали несколько десятилетий назад. И если китайцы хотят развивать океанский военный флот, что они и делают, и выставят этот флот за пределы первых и вторых Тихоокеанских островных цепей для проведения учений около Гавайев в недалеком будущем, Америке, вероятно, придется принять и это. Чего Вашингтон не должен принимать, так это Пекин, отмечающий огромные пространства Южно-Китайского моря как свои собственные территории. Сохранение баланса сил в Восточной Азии требует, чтобы решительное присутствие американских военно-морских сил успокоило союзников, чтобы Америка могла усилить их против Китая.

 

Опасностью для Вашингтона является кризис в Восточной Азии, в который будут вовлечены китайские вооруженные силы. В будущем, слабый гражданский лидер в Пекине мог бы быть повержен внутренним военным давлением; Америка должна сохранить баланс между уважением к китайскому суверенитету и четким понятием красных линий. Действительно, территориальные трудности Китая в Синьцзяне и Тибете почти наверняка сохранятся, но Америка должна воздержаться от ответных действий, которые вызывают всеобщую патриотическую реакцию в Китае, потому что эти проблемы не представляют серьезной угрозы порядку в Евразии. Одновременно, Вашингтон должен установить «сигнальные флажки» для военных действий в Тихом океане, которые считает недопустимыми Китай – американско-южнокорейские военно-морские учения в Желтом море, проводимые в знак протеста против торпедной атаки южнокорейского военного корабля со стороны Северной Кореи, были одним из ярких примеров таких действий. Конечно, другой красной линией могло бы быть намерение вооруженных сил КНР произвести высадку на Тайвань — но остров находится в ста милях от материка, а не в двадцати, как Нормандия от Англии. Такое морское десантирование будет в течение многих лет за пределами возможностей Китая. Учитывая, что 1500 баллистических ракет малой дальности, нацеленных на Тайвань с материка, существуют одновременно с 270 еженедельными коммерческими рейсами, связывающими эти два государства, Пекин спокойно включает остров в свою сферу влияния. Таким образом, Вашингтон и Тайбэй должны сделать китайское военное нападение настолько дорогостоящим, что Тайвань будет в состоянии получить полную независимость от Китая в далеком будущем.

 

Для США единственным способом поощрить единомышленников к сохранению баланса сил против Китая – это самим проявить сдержанность. Поскольку все эти страны будут рассматривать Пекин как своего основного торгового партнера, они, таким образом, никогда не будут настроены рисковать. Англосфера в сочетании с преуспевающими союзниками в Тихом океане с сильным военно-морским флотом и военно-воздушными силами (будь то японцы, южнокорейцы или жители Сингапура, которые не являются постнациональными, а, следовательно, не склонны к европейскому псевдопацифизму), дает Соединенным Штатам благоприятную окружающую среду безопасности. Сохранение этой среды означает, что часто отклоняться от зоны комфорта партнеров Соединенным Штатам не стоит.

 

СТЕПЕНЬ, в которой Пентагон и Госдепартамент могут переместить свое пристальное внимание на Восточную Азию, (что президент Обама, очевидно и правильно, хочет сделать), непосредственно будет влиять на позиции Америки в качестве великой державы. Цель должна состоять в том, чтобы сократить численность войск в Афганистане до такой, как в Ираке, чтобы Соединенные Штаты могли сконцентрироваться на морском регионе от Африканского Рога вдоль периферии Евразии до Японского моря.

 

Однако, держава, которая никогда не поворачивается лицом к своим союзникам, в конечном счете, сделает себя бесполезной. Теперь необходимо рискнуть как для того, чтобы уменьшить угрозу международного терроризма, так и для того, чтобы помочь высвободить Соединенные Штаты из войны в Афганистане, поглощающая силы, которые лучше потратить на укрепление американской власти в другом месте. Несмотря на некоторое улучшение в сотрудничестве с Пакистаном по военным вопросам и вопросам разведки, проявившееся в более успешном проведении воздушных атак в последние годы и использованием контртеррористических групп преследования, текущие отношения Вашингтона с Исламабадом неприемлемы.

 

Пакистан - один из крупнейших получателей иностранной помощи со стороны Америки, особенно военной помощи, хотя в то же время это непосредственно и косвенно поддерживает Аль-Каиду, Талибан, узбеков, уйгуров и других террористов в его пограничных областях. Пакистанские власти извлекли недостаточный урок из нападений в ноябре 2008 на Мумбаи, проведенные базирующейся в Пакистане «Лашкар-э-Тайба» – LET или «Легион правоверных» (в ходе нападений были убиты 173 человека и ранены 308 человек). В то время, как Межведомственная разведка Пакистана (ISI) вносила некоторые тактические корректировки в свои деловые отношения с Лашкар-э-Тайба, она не сделала ничего, чтобы удержать LET от нового нападения на Индию, которое могло привести эти две страны на грань ядерной войны. В то время, как войска США и НАТО несут потери в Афганистане, а американские налогоплательщики обеспечивают миллиарды долларов в виде помощи, Исламабад просто не в состоянии сказать Вашингтону, что он неспособен к применению более суровых мер в отношении Талибана, Аль-Каиды и связанных с ними террористических групп.

 

Полная переоценка помощи Пакистану не должна ждать момента, когда произойдут следующие нападения - на Соединенные Штаты или на Индию. Необходимо оказывать большее давление на пакистанских лидеров, негласно угрожая им резким расширением военной помощи Индии и параллельным сокращением помощи Исламабаду, если пакистанская элита не сможет справиться с проблемами в пограничных областях.

 

Это может звучать отвратительно цинично, учитывая недавние наводнения с соответствующим числом пострадавших, страдания которых могут быть облегчены только при предоставлении солидной иностранной помощи, однако Америка вынуждена продолжать этот курс действий, так как до определенной степени гуманитарная помощь не может быть отделена в чистом виде.

 

Исламабадом управляют политически властолюбивые военные, одержимые — и полностью нацеленные — на конфликт с Индией, а также хищные гражданские элиты, которые крадут все, что могут и не платят почти никаких налогов. Гниение начинается с самых верхов. Хотя число пакистанцев, живущих в бедности, снизилось почти в два раза за последнее десятилетие, гражданское общество сформировалось только частично вследствие формы управления страной (но не только по этой причине), и это формирование происходит, несмотря на убийства и жестокость экстремистов. Даже в этом случае Пакистан нельзя считать несостоявшимся государством; это страна, которая продолжает злоупотреблять своими отношениями с Вашингтоном на самом высоком уровне национальной безопасности. Страну шатает от одного экономического кризиса к другому, в условиях которых она существует, поддерживаемая деньгами американских налогоплательщиков. (Америка дала Пакистану $15 миллиардов помощи после 9/11, а президент Обама одобрил дополнительные $7,5 миллиардов на следующие пять лет.) Страна не развалилась после военных столкновений с пакистанским Талибаном; маловероятно, что она развалится сейчас, если Исламабад усилит военные действия против афганского Талибана и Аль-Каиды. И пакистанская армия может легко выделить трудовые и другие ресурсы. Хотя военные могут заявить об обратном; если пакистанская элита столкнется с трудным выбором между решительным сотрудничеством и сокращением легких денег в виде иностранной помощи, то вполне вероятно, что страна затянет ремень потуже. Элита страны жадна, но не глупа. Пакистан однажды отказался от Талибана после событий 11 сентября, когда американское давление было чрезвычайным. Настало время применить такое чрезвычайное давление снова. И опять, цель не в том, чтобы полностью изменить модель поведения режима, а лишь получать больше помощи в определенных вопросах.

 

Пакистанский аппарат национальной безопасности, возможно, не знает точно, где скрываются Осама бин Ладен и Айман аль-Завахири. Но это наверняка стало бы возможным, если бы данный вопрос превратился в достаточно жесткую проблему. И хотя пакистанское правительство не контролирует действия талибов, применение суровых мер Исламабадом будет иметь большое значение для определения, в состоянии ли Талибан господствовать в южном и восточном Афганистане, когда Соединенные Штаты начнут выводить войска. Вашингтону необходимы решения Исламабада, которые помогут стимулировать афганских талибов и других, поддерживающих Аль-Каиду, прекратить эту поддержку. Америка нуждается в более развитой разведывательной сети — и полном доступе для специальных операций американских ВС — в северном Вазиристане, где при поддержке «группы Хаггани»* предположительно скрываются высокопоставленные представители Аль-Каиды. Мы также нуждаемся в доступе для специальных операций в Кветте в пакистанском Белуджистане, месте, которое, по сообщениям, является Штабом афганского Талибана.

 

Необходим дальнейший уклон к Индии, если Пакистан отказывается предпринимать меры против афганских талибов и других организаций, которые питают Аль-Каиду. Конечно, Нью-Дели не ищет и не желает формального стратегического партнерства с Вашингтоном. Из национальной гордости, и из-за ее собственных напряженных отношений с Китаем и Пакистаном, Индия должна оставаться официально не присоединившейся к союзу. Но это не будет мешать Нью-Дели принять больше помощи от Соединенных Штатов, тем более, когда сейчас Индия хочет отказаться от российского вооружения и заменить его американским вооружением более высокого качества. Вашингтон не должен требовать от Индии принципа «услуга за услугу», чтобы сделать страну еще более могущественной в своем регионе; это гораздо больше, чем просто общественные заявления и дипломатические сотрясения воздуха, здесь дело касается последовательных поставок оружия, передачи технологий и разведданных одной стране с целью наказать другую за то, что она взяла миллиарды долларов США, не обеспечив взамен требуемую решительную помощь. Фактически, учитывая растущие американские отношения с Индией, процесс, на котором Вашингтон построил бы эти отношения, уже начался.

 

Опасность того, что поставка еще большего количества вооружения в Индию лишь укрепит внутренние позиции пакистанских военных, относится к числу хитрых аргументов хорошего адвоката. Но если внимательно рассмотреть написанное мелким шрифтом, можно увидеть,, что военные уже управляют (явно и тайно) в Пакистане почти всем, чем хотят, в то же время оставляя экономический беспорядок и много других неприятных невоенных проблем гражданским лицам.

 

Некоторые также скажут, что такая смелая политика толкает пакистанцев в объятия Китая. Но Пекин уже предоставляет Исламабаду большие объемы помощи, и вряд ли будет иметь сильное желание к дополнительным расходам взамен американской щедрости.

 

Американская общественность не будет мириться с высоким уровнем численности войск и таким же высоким уровнем жертв в Афганистане неопределенный срок. Но, если Исламабад существенно изменит свою политику, Соединенные Штаты могут начать уходить из Афганистана без угрозы того, что его нынешний режим падет вскоре после этого. Вооруженные силы Пакистана и ISI не будут ничего делать без применения более сильного политического и экономического давления. И без вывода существенного количества войск из Афганистана, Вашингтон не сможет вложить необходимое количество сил в ресурсы Восточной Азии, чтобы адекватно конкурировать с быстро растущим Китаем. Если Соединенные Штаты продолжат делать то, что они делают в Афганистане, а Пакистан продолжит делать то, что он делает — в какой-то степени оказывая помощь американцам, и в то же время хитро провоцируя поглощение Талибаном Афганистана через достаточно большой интервал времени после основного американского ухода — тогда ситуация действительно сможет быть законно сравнена с падением Сайгона в 1975.

 

ЕСЛИ АМЕРИКА должна переместить свой главный стратегический центр внимания, по крайней мере, частично прочь от Ближнего Востока, чтобы предотвратить свое ослабление, она должна не только уйти из Афганистана, но также и избежать войны с Ираном — которая была бы контрпродуктивна по отношению к более широкой цели – доминированию США. Начать военную кампанию, чтобы предотвратить ядерный Иран просто не в интересах Америки. И эта кампания развивалась бы следующим образом: дни, возможно недели, бомбежки целей с воздуха и военно-морских платформ; целей (многие из которых являются глубоко под землей и вблизи густонаселенных районов), которые нужно было бы в некоторых случаях бомбить во второй и в третий раз. Успешное нападение должно было бы задержать иранскую ядерную программу на значительное число лет, составить минимальное число жертв и предотвратить нетрадиционные, асимметричные репрессии против американских союзников в Персидском заливе. Успешная атака США также должна была бы не допустить резкого повышения насилия и нестабильности в Иране по иракскому образцу, и должна было бы привести, в конечном счете, к положительной политической эволюции в самом Иране. Все это проблематично. И все это послужило бы лишь дальнейшему втягиванию США в регион.

 

Кроме того, Иран с ядерным оружием – не худший вариант. У Тегерана было бы некоторое количество сомнительного оружия, хотя, возможно, Соединенные Штаты и Израиль, имея надежный ракетный арсенал различных диапазонов и систему раннего обнаружения, могли бы как угодно сдержать его, подавляя Иран всей мощью своих, гораздо более обширных ядерных арсеналов. Кроме того, ядерная исламская республика еще больше ослабит влияние Египта и Саудовской Аравии и вынудит их в целях сдерживания полагаться на Израиль и Соединенные Штаты, как раз в то время, когда они могли бы развивать свои собственные ядерные арсеналы в качестве ответных мер.

 

Более вероятно, что Египет и Саудовская Аравия, вынужденные скрыто полагаться больше на Израиль для сдерживания Ирана, окажут давление на палестинцев Западного берега реки Иордан, чтобы заключить мирный договор с еврейским государством (хотя, строго говоря, перспективы ближневосточного мира являются призрачными при почти любых обстоятельствах). Как бы либеральные интернационалисты и неоконсерваторы справедливо не трубили о широких преимуществах демократии во время этих беспрецедентных демократических переворотов, к настоящему времени к соглашению с Израилем пришли только арабские диктаторы. Диктаторы могут действовать смело, в то же время они могут эффективно произвести чистку среди отколовшихся членов своих собственных кругов, которые не соглашаются с новой политикой, как это сделали президент Египта Анвар эль-Саддат и король Иордании Хусейн, заключив мир с Израилем. Способность палестинского президента Махмуда Аббаса действовать аналогично сомнительна.

 

Действительно, усиление иранского влияния в целом – неплохое развитие событий. Общества, которые обеспечивали социальные и политические условия для появления террористов, совершивших теракт 11 сентября, являлись именно суннитскими диктатурами, номинально идущие курсом Америки. Свержение Саддама Хуссейна и последовательное возвышение шиитского Ирана как региональной мощи, наконец, заставили склеротических арабских лидеров предпринять действия, которые приносят пользу американским интересам: сближение с Израилем и более тесное сотрудничество с Америкой. Иранская шиитская власть, которая уравновешивает суннитский мир, будь она демократической или нет, была бы идеальным результатом, пожелай Иран пройти полное или даже частичное политическое преобразование. Шиитская власть в будущем не обязательно будет говорить в один голос с учетом перспективы сохраняющейся напряженности между Тегераном и Багдадом. Это связано с тем, что даже слабое шиитское государство в Ираке предложит политическую и теологическую альтернативу исламской республике. (Этот факт не призван оправдать затраты вторжения в Ирак, а лишь упомянуть несколько преимуществ, которые были получены от проделанной работы). И у Турции, исламская демократия которой доставляет неудобство Соединенным Штатам, все еще существует обращение к арабским массам скорее на основе религии, чем этнической принадлежности, что тоже приносит свою пользу: это скрыто сдерживает Иран.

 

Разделенный Ближний Восток, вместе с арабским миром, ослабленным внутренней борьбой, есть многое, имеет много что предложить для будущего американского доминирования. И демографические, и культурные, и другие индикаторы указывают на положительное идеологическое и философское изменение в иранской политике в будущем. Этот прогноз, вместе с трудностями, порожденными в полной мере успешными ударами США по иранским ядерным возможностям, приводит к сдерживанию ядерного Ирана — на случай, если санкции и промышленный саботаж, в конечном счете, не сработают — и это наименьшее из всех зол, и маловероятно, что оно втянет Соединенные Штаты еще глубже на Ближний Восток.

 

ЭТИ СТРУКТУРНЫЕ изменения стратегии являются ключевыми в поддержании американской власти, но успешная внешняя политика опирается на лидерство. Поскольку очень много решений висит на волоске, лидерство – это больше искусство и интуиция, чем наука. Начиная с конца «холодной войны», никакая администрация так свободно не справлялось с проблемами ведения ограниченной войны, строительства новых альянсов и управления эпохальными изменениями, кроме администрации Буша-старшего. Он методично создавал широкую коалицию для противостояния территориальной агрессии Саддама против Кувейта, и затем ловко ограничил цели войны, оставив ослабленного Саддама во власти вместо того, чтобы сделать Вашингтон ответственным за управление миллионами иракцев. Крах Берлинской стены в 1989 не был работой Джорджа Х. В. Буша, но мирный развал Советской Империи, который последовал за этим, вполне возможно, был делом его рук. Отличительной чертой сорок первого президента было то, что он должен был управлять переменами, а не вызывать их; история была уже приведена в движение более мощными силами. Вместо того, чтобы громко приветствовать падение коммунизма и сделать круг почета по Восточной Европе, старший Буш был сдержан, почти молчалив, спокойно убеждая Советы не реагировать. Буш знал, что демократическая независимость Восточной Европы, в конечном счете, зависела от решения СССР. Если бы Буш призывал к большим изменениям, чем он делал, он бы рисковал ответной военной реакцией из Москвы. Огромным достижением его правительства была собака, которая не лаяла. И как мы знаем из опыта в Ираке, реализм ценится только после того, как его нехватка сделала ситуацию очевидно хуже. Послушай Буш-старший своих критиков и разорви он отношения с Пекином после применения жестких мер на площади Тяньаньмэнь, Китай, возможно, не продвинулся бы по своему пути в сторону капитализма так, как это произошло.

 

Сдержанность было продемонстрирована всюду — но то же самое было и со смелостью в ключевых моментах, которая лишь казались очевидными в ретроспективе. Буш не колебался при немецком объединении в пределах НАТО и не колебался при удалении иракских войск из Кувейта силой , даже притом, что оба этих политических решения были спорными в то время. Таким образом, было утверждение американского доминирования одновременно с чрезвычайным самообладанием - формула, которая идеально удовлетворяла требованиям грядущих десятилетий. Буш не был безупречен; его представления об идеале лидерства были, если не прекрасны, то достаточно хороши. В конце концов, он не вмешивался, когда борьба разразилась в Югославии, и это, вполне возможно было ошибкой с серьезными гуманитарными последствиями. Американский реализм реалистичен только в том случае, если он содержит идеалистический элемент, иначе что должно отделить его от китайской внешней политики? В оборонной политике для Буша было весьма разумно посмотреть, возьмут ли европейцы на себя инициативу в этом первом кризисе на континенте, начиная с падения Берлинской стены, в кризисе, стратегическое значение которого для Соединенных Штатов не было очевидно сразу.

 

Американская власть может быть сохранена только посредством жесткого, но сдержанного лидерства, наиболее целесообразно смоделированного на заключительном этапе президентства участника Второй мировой войны. Реалистичный сценарий для мировой системы — той, которая развивается линейно из текущих событий — показывает очень сложные и неустойчивые региональные « холодные войны», спускающиеся на Ближний Восток и Восточную Азию (результат иранских и северокорейских программ ядерного оружия), вовлекая различные державы в каждый конфликт. Такой сценарий будет сохраняться до изменения режимов в Тегеране и Пхеньяне. Поскольку Соединенные Штаты находятся в сильной позиции для сдерживания этих конфликтов, ключевым компонентом для экономного использования американских сил станет демонстрация готовности к ведению ограниченной войны в защиту своих союзников, необходимости в которой фактически не будет. Не склонное к потрясениям общество, обладающее подавляющими вооруженными силами, а значит и глобальными обязанностями, будет видеть свое будущее вполне определенным, благодаря своей способности принуждать без фактического использования силы.

 

ВЗЯТО НА ГЛОБАЛЬНОМ ХУТОРКЕ

 

 

Примечание редакции:

* Группа Хаггани - одна из наиболее непримиримых афганских группировок, возглавляемая Джалалуддином Хаггани , история появления которой относится к периоду войны Афганистана с участием Советского Союза в 70-80-х гг. В то время пользовалась поддержкой США, которые финансировали и поставляли ей вооружение. Сам Джалалуддин Хаггани считался героем не только афганского народа, но и борцом за свободу - в США и во всем западном мире. Конгрессмен Чарли Уилсон называл его "воплощением великодушия".

Джалалуддин Хаггани - этнический пуштун, со своей базы на севере Пакистана наносил удары по советским войскам, активно участвовал в противодействии последнему крупному советскому наступлению – операции "Магистраль" в 1987-1988 годах.

 

Сегодня Джалалуддин Хаггани остается номинальным руководителем армии боевиков, которую теперь возглавляет его старший сын Сираджуддин Хаггани – по утверждениям США, главный союзник Аль-Каиды в этом регионе.

 

Теперь «группа Хаггани» представляет собой такую же угрозу для НАТО, как раньше для СССР.

 

 

 

 

_______________________________________________________________________________________________________________________

 

ЕЩЁ НА ГЛОБАЛЬНОМ ХУТОРКЕ

 

 

 

 

Русское супер оружие: атомная бомба размером с таблетку.

 

Скаут и Перевод: сlubdo

 

Страна: Польша

Издание: fakt.pl

Дата: 21.03.2011

 

Шок! Русский канал НТВ показал новое супер оружие, над которым работают ученые из подмосковного Института высоких температур. Опробован снаряд размером с таблетку, который правда не инициирует термоядерную реакцию, но наносит ущерб, такой же, что и атомная бомба. При соприкосновении такой таблетки с металлической плитой, сталь, просто исчезает.

 

ПОДРОБНЕЕ...

 

 

 

 

 

Япония, Персидский залив и энергия

 

Скаут: BadgerS, Переводчик: Анна

 

Страна: США

Издание: Stratfor Global Intelligence

Автор: Джордж Фридман

Дата опубликования статьи: 15 марта 2011 года

 

а прошедшую неделю, казалось, что все сходится на энергии. Волнения в Персидском заливе оживили призрак нарушения поставок нефти всему остальному миру, а землетрясение в Японии разрушило ряд ядерных реакторов, что, вероятно, будет иметь катастрофические последствия. Япония зависит от атомной энергии и от Персидского залива, откуда страна получает большую часть необходимой нефти. Таким образом, для Японии это была тяжелая неделя и не только из-за масштабных разрушений и человеческих жертв, но и из-за того, что Япония увидела: она не может с легкостью избежать географической действительности.

 

По развитию экономики Япония находится на третьем месте в мире, немного уступая Китаю. Страна также является третьей в мире по уровню индустриальной экономики, следуя за США и Китаем. Проблема Японии состоит в том, что ее громадное промышленное производство создано в стране, которая практически полностью лишена полезных ископаемых. Япония вынуждена импортировать практически весь металл и энергоресурсы, используемые для производства промышленной продукции. Страна имеет запасы, но стоит эти запасы исчерпать и не получать новых поставок, и Япония перестанет быть индустриальной державой.

 

ПОДРОБНЕЕ...

 

 

 

 

ООН обеспокоена нарушением Беларусью военного эмбарго против Кот-д’Ивуара

Скаут: NetGeo, Переводчик: Анна

 

Страна: США

Издание: The Wall Street Journal

Автор: Гордон Ферклаф

Дата опубликования статьи: 28 февраля 2011 года

 

Минск отрицает отправку боевых вертолетов для поддержки вооруженных сил нынешнего президента.

 

Генеральный секретарь ООН заявил, что подозреваемая отгрузка военных вертолетов из Беларуси в Кот-д’Ивуар являлась бы «серьезным нарушением» международного эмбарго на поставки вооружения, наложенного на эту западноафриканскую страну, чей долго правивший лидер стремится удержаться у власти, несмотря на то, что он проиграл президентские выборы.

 

Беларусь - обедневшая республика, ранее входившая в Советский Союз, которая получает большую часть своего дохода от продажи оружия, начиная с автоматов и заканчивая ракетами, самолетами и танками – в понедельник опровергла информацию о поставке вертолетов.

 

ПОДРОБНЕЕ...

 

 

 

 

Германию опять уличили в симулянстве

 

Скаут и переводчик: Tortilla

Страна: Германия

Издание: Der Tagesspiegel

Автор: Роберт Бирнбаум

Дата: 18.03.2011

 

Внезапно, в Ливийском вопросе, Германия опять оказалась в роли "симулянта", уклоняющегося от работы: принимать участие, но не участвовать; остановить Каддафи, но без солдат Бундесвера. А правительство вынуждено ещё и оправдываться перед Бундестагом.

 

ПОДРОБНЕЕ..ю

Share this post


Link to post
Share on other sites
Разделенный Ближний Восток, вместе с арабским миром, ослабленным внутренней борьбой, есть многое, имеет много что предложить для будущего американского доминирования. И демографические, и культурные, и другие индикаторы указывают на положительное идеологическое и философское изменение в иранской политике в будущем. Этот прогноз, вместе с трудностями, порожденными в полной мере успешными ударами США по иранским ядерным возможностям, приводит к сдерживанию ядерного Ирана — на случай, если санкции и промышленный саботаж, в конечном счете, не сработают — и это наименьшее из всех зол, и маловероятно, что оно втянет Соединенные Штаты еще глубже на Ближний Восток.

Нефига подобного! Амеры сами ужасно боятся иранского диктатора, ибо знают, что ядерный Иран - to nie jest наркотический Афганистан и нефтяной Ирак. Именно поэтому "маловероятно, что оно втянет Соединенные Штаты еще глубже на Ближний Восток" :flag_of_brave:

 

Panzerbatalion, спасибо! :hi:

Share this post


Link to post
Share on other sites
Целью Америки должна стать поддержка укрепления российских позиций на Дальнем Востоке, тогда Китай будет чувствовать себя менее уверенно на суше, а, следовательно, будет не в состоянии направить всю свою энергию на развитие морских сил. Балансирование против России в Европе и помощь этой стране за ее пределами в других местах – это своеобразная тонкая стратегия, которая должна помочь предотвратить достижение каким-либо государством того уровня доминирования где бы то ни было, какой США уже имеют в Западном полушарии.

Когда-то нечто подобное задумывал и германский император Вильгельм II :pardon: Помните - "Адмирал Атлантического океана приветствует адмирала Тихого океана" :sarcastic:

Share this post


Link to post
Share on other sites
Американская общественность не будет мириться с высоким уровнем численности войск и таким же высоким уровнем жертв в Афганистане неопределенный срок. Не склонное к потрясениям общество(!), обладающее подавляющими вооруженными силами, а значит и глобальными обязанностями, будет видеть свое будущее вполне определенным, благодаря своей способности принуждать без фактического использования силы.

Американцы вносят поправки в теорию пассионарности Льва Николаевича Гумилёва! "Продолжительность жизни" социальной пассионарности этноса(американского!) возможно продлить, в не склонном к потрясениям обществе, не приминяя фактического использования силы. Угроза ударов высокоточного современного оружия, корректируемого из космоса, поляко-подобные "союзники", готовые умирать везде(где это потребуется) вместо американцев, за американские интересы - залог американского долговременного доминирования в Мире! Ура!

Share this post


Link to post
Share on other sites
Вооруженные силы Франции, совершенствовавшиеся десятилетиями военных экспедиций и боевых заданий в Африке, делают их надежными в любой операции, в которой они принимают участие. К тому же они являются первоклассными специалистами в сфере высокотехнологичного наступательного оборудования и морских боев

 

Этот фильм является иллюстрацией возможности французской технологии (хотя , каждый может промахнуться )

тест француской противотанковой ракеты .

 

http://www.youtube.com/watch?v=8QGG6X5w8qs

Share this post


Link to post
Share on other sites

" ЕДИНСТВЕННЫМ препятствием на пути такого трехполюсного подхода к Европе является большой «русский медведь». Москва должна быть управляемой: чтобы сдерживать ее амбиции и использовать ее слабые места с целью укрепления влияния США."

мечты...мечты...

Поспрашайте у Наполеона с Алоизычем, чем это кончается.

Эх, пиндосы-подпиндосники, нарвётесь вы когда нибудь на самые крупные неприятности с такими мыслями. :kolobok_geek:

Share this post


Link to post
Share on other sites

"Заряженная Америка". Товарищи Капланы ( не родственники ли Фанни?) ну чисто Нострадамусы, много букофф и как хочешь так и понимай.Один прогноз на все случаи жизни.

 

На протяжении многих лет Россия будет занята восстановлением своего влияния на постсоветском пространстве, в частности в Украине, чья раздражающая независимость бросает принципиальный вызов самой идее российского государства. Китай контролирует Россию в Средней Азии, так же, как Турция, Иран и Запад контролируют ее на Кавказе. И это не говоря о сокращающемся народонаселении России и подавляющей зависимости от экспорта энергоносителей. Учитывая проблемы этих нескольких государств, можно заключить, что Америке действительно пока везет.

 

То есть читателям России боятся не надо, она исчезает. Но почему-то:

 

ЕДИНСТВЕННЫМ препятствием на пути такого трехполюсного подхода к Европе является большой «русский медведь».

 

Как-то не вяжется :kolobok_haveno:

 

Значимость Франции, Германии и Польши определенно будет лишь возрастать.

Просто потому, что так хочется авторам. Обосновывать нет необходимости, это "очевидная очевидность" ©. Лень разбирать оналис оналитегов, потому что это просто заумный бред, в обоснование которого и династия Минь и Винеция притянуты, только для зеленых человечков места не нашли.Под конец авторы сами себя утомили и пошли такие перлы

 

Федеральная автотрасса «Амур» на российском Дальнем Востоке, строительство которой скоро должно быть завершено, соединяет Читу и Хабаровск (протяженность трассы 1240 миль или 1995 км), и ее строительство вызвано одним фактором – страхом Росси перед Китаем.

 

Тогда строительство трассы Петербург-Москва вызвано страхом.... :kolobok_confused: во! перед Финляндией.

Share this post


Link to post
Share on other sites

"Заряженная Америка". Товарищи Капланы ( не родственники ли Фанни?) ну чисто Нострадамусы, много букофф и как хочешь так и понимай.Один прогноз на все случаи жизни.

 

На протяжении многих лет Россия будет занята восстановлением своего влияния на постсоветском пространстве, в частности в Украине, чья раздражающая независимость бросает принципиальный вызов самой идее российского государства. Китай контролирует Россию в Средней Азии, так же, как Турция, Иран и Запад контролируют ее на Кавказе. И это не говоря о сокращающемся народонаселении России и подавляющей зависимости от экспорта энергоносителей. Учитывая проблемы этих нескольких государств, можно заключить, что Америке действительно пока везет.

 

То есть читателям России боятся не надо, она исчезает. Но почему-то:

 

ЕДИНСТВЕННЫМ препятствием на пути такого трехполюсного подхода к Европе является большой «русский медведь».

 

Как-то не вяжется :kolobok_haveno:

 

Значимость Франции, Германии и Польши определенно будет лишь возрастать.

Просто потому, что так хочется авторам. Обосновывать нет необходимости, это "очевидная очевидность" ©. Лень разбирать оналис оналитегов, потому что это просто заумный бред, в обоснование которого и династия Минь и Винеция притянуты, только для зеленых человечков места не нашли.Под конец авторы сами себя утомили и пошли такие перлы

 

Федеральная автотрасса «Амур» на российском Дальнем Востоке, строительство которой скоро должно быть завершено, соединяет Читу и Хабаровск (протяженность трассы 1240 миль или 1995 км), и ее строительство вызвано одним фактором – страхом Росси перед Китаем.

 

Тогда строительство трассы Петербург-Москва вызвано страхом.... :kolobok_confused: во! перед Финляндией.

Да, идея мощная! :lol:

У афтырёв какая-то логика затейливая! Я-то воображала, что когда кого-то боятся, то ставят стальную квартирную дверь или ставят первым делом забор, крепостную стену (Великую Китайскую), делают рвы с водой и с крокодилами. Или, хотя бы, строят линию Мажино или Маннергейма!

А по логике афтырёв получается, что дороги в США построены из-за панического ужаса перед Канадой, Мексикой, Пуэрторикой и перед Гаваями (не к ночи будь помянуты).

Share this post


Link to post
Share on other sites
Американская общественность не будет мириться с высоким уровнем численности войск и таким же высоким уровнем жертв в Афганистане неопределенный срок. Не склонное к потрясениям общество(!), обладающее подавляющими вооруженными силами, а значит и глобальными обязанностями, будет видеть свое будущее вполне определенным, благодаря своей способности принуждать без фактического использования силы.

Американцы вносят поправки в теорию пассионарности Льва Николаевича Гумилёва! "Продолжительность жизни" социальной пассионарности этноса(американского!) возможно продлить, в не склонном к потрясениям обществе, не приминяя фактического использования силы. Угроза ударов высокоточного современного оружия, корректируемого из космоса, поляко-подобные "союзники", готовые умирать везде(где это потребуется) вместо американцев, за американские интересы - залог американского долговременного доминирования в Мире! Ура!

Ой, как-то это звучит угрожающе для США - союзники поляки! На форуме уже, кажется заметили, что участие в любом союзе или блоке с Польшей добром для союзников не может закончиться! Вспомните Наполеона, Варшавский блок, империи, включавшие части Польши и Вел. Княжество Литовское, наконец!

Share this post


Link to post
Share on other sites

Вообще хорошая статья - эта "Заряженная Америка", в смысле - очень саморазоблачительная. :)

 

Разделенный Ближний Восток, вместе с арабским миром, ослабленным внутренней борьбой, есть многое, имеет много что предложить для будущего американского доминирования.

 

То есь цель определяется предельно ясно - всюду провоцировать конфликты, всюду организовывать войны, а не войны так хоть вооруженное противостояние (как им мечтается между Россией и Китаем), но самим при этом стараться в виду остаться в стороне...

Ну, можно константировать, что от волчьей идеологии (как в первой половине 20 века) пиндосия переходит к шакальей (по примеру своих старших британских братьев)...

Готова пустить кому-то кровь только при полной гарантии сохранения целостности своей шкуры...

Share this post


Link to post
Share on other sites

×