Jump to content

ost

Пользователи
  • Content Count

    1,069
  • Joined

  • Last visited

About ost

  • Rank
    Житель усадьбы

Информация

  • Пол
    Мужчина
  • Проживает
    Калининград

Recent Profile Visitors

6,319 profile views
  1. Я тоже, прочитав комменты, просто хочу ответить, а тут вместо этого 8====3 , то хочется... Стреляйте, я переживу.
  2. Ну не стоит так высокопарно выражаться. Тут не институт благородных девиц. Никто не мешает любому заинтересованному форумчанину выставить тему повторно. Да и право же Люблинскую унию обсуждать интереснее.
  3. На любом форуме с правилами модераторы всегда ангажированы. Они наказывают исходя из своих предпочтений. Я никогда не спорю. Удаление своей темы является моим "ответом Чемберлену".
  4. Зачем Вы ходите вокруг да около? Кто такой Гусев? В чём Вы не ошиблись?
  5. Если грохают стартопика, честно грохнуть и его тему.
  6. О чём дискутировать и зачем тему удалять?
  7. СВЯЩЕННИК АЛЕКСИЙ ХОТЕЕВ В русле польской политики 28 июля министры иностранных дел Польши, Литвы и Украины на встрече в Люблине объявили об укреплении «стратегического сотрудничества». Очевидно, по аналогии с Люблинской унией 1569 года Польша примеряется к роли политического лидера Восточной Европы. И если в Варшаве, Вильнюсе и Киеве решили поискать для этого исторические основы, почему бы не последовать их примеру и не присмотреться к условиям заключения Люблинской унии. Великое княжество Литовское (ВКЛ) увеличивалось с середины XIII в. за счёт захвата западных земель Руси; литовскими князьями были присоединены территории современной Белоруссии и Украины, Смоленск и Брянск. Однако в условиях междоусобной борьбы среди князей литовской династии в правление Ягайло возник внутренний кризис, выходом из которого стало заключение династической унии (союзного договора) с Польским королевством в 1385 г. По условиям Кревской унии, ставшей первым шагом к унии Люблинской, земли Литовского княжества «присвоили, инкорпорировали, соединили, объединили, присоединили, союзом связали» с польской короной. Осуществить это оказалось нелегко, на реализацию намерения ушло почти 200 лет. На пути «добровольного соединения» встали немалые трудности. В середине XVI в. оставленный было вопрос о государственной унии возник снова. Развитие польской торговли зерном и древесиной через порт Гданьска требовало увеличения посевных площадей, а плодородные почвы Малороссии представляли лакомый кусок. Кроме того, польский король и великий князь литовский Сигизмунд Август не имел наследников, возникла угроза прекращения династии и, соответственно, видимой связи ВКЛ и Польского королевства. Поскольку литовская знать не соглашалась на «братскую» инкорпорацию своего государства, поляки вынуждены были запастись терпением. В 1558 г. началась Ливонская война, в которую оказалось втянуто и ВКЛ. Литовские магнаты не хотели, чтобы московский царь присоединил Прибалтику и сами стремились её аннексировать. В ходе войны оказалось, что военных и финансовых сил у ВКЛ недостаточно. Московское войско захватило Полоцк. Этим и воспользовалась польская сторона, настоявшая на завершении переговоров об унии двух государств. Открывшийся в январе 1569 г. Люблинский сейм показал непримиримость двух проектов государственного союза Польши и ВКЛ. Поляки стремились к инкорпорации, литовцы – к федерации. И когда переговоры через несколько недель зашли в тупик, представители ВКЛ покинули сейм. Попытка сорвать унию обернулась для литовцев ещё большими затруднениями. Раздражённые поляки стали отрезать земли ВКЛ частями. Всем должностным лицам, державшим имения на Подляшье, Волыни и Киевщине, король приказал принести присягу верности Польской державе. Часть шляхтичей охотно пошли на это, ожидая для себя расширения сословных преимуществ по польскому образцу. Другие же сказались больными, пытались уклониться от присяги, ссылались на то, что не могут идти против совести, так как уже присягнули ВКЛ. Тогда сейм стал угрожать лишением должностей, одновременно намекая на льготы в случае согласия на присягу. Никакие протесты литовской стороны не были приняты во внимание. Воодушевлённые своими приобретениями, поляки стали говорить об отторжении от ВКЛ новых городов: Бреста, Кобрина, Пинска. Жемайтию предлагали отдать Пруссии (польскому сателлиту). Перед магнатами и шляхтой ВКЛ обозначилась перспектива остаться один на один с царём московским и при этом лишиться до половины своих земель. Чтобы спасти положение, литовская шляхта потребовала от своих магнатов продолжать переговоры с королём и сохранить всё, что возможно. Весь июнь 1569 года продолжались напряжённые совещания делегации ВКЛ на Люблинском сейме. Литовские послы упорно отстаивали право сохранить государственную печать и протестовали против королевского решения передать свои наследственные монархические права Польскому королевству. Один из послов ВКЛ, Жмудский староста Ян Ходкевич, воскликнул на заключительном собрании, обращаясь к королю: «Мы, как верные сыны нашего отечества, обязаны заботиться о его благе, сколько у нас есть сил, и Вы сами, Ваше величество, и всё это собрание можете засвидетельствовать, что мы, по мере наших сил защищали его, это наше отечество, которое до сих пор сохранили целым нашей кровью и жизнью. Если же теперь мы не смогли довершить этой защиты, то потому что нужно было уступить препятствиям, судьбе и временам […] Если Вы передаете свои наследственные права Польскому королевству, то Вы вместе с наследством и нас отдаете в рабство […] Не допускайте, Ваше величество, посрамлять нас. Пусть эта уния завершится, чтобы не осталось на нас ни малейшего пятна». В ответ на эту речь, обращенную к совести Сигизмунда Августа, епископ Краковский ответил: «Просим вас не думать, будто мы ведём вас к чему-либо дурному, мы ведем вас только к братству, к любви и всевозможной чести и притом сохраняем в целости ваши права и вольности». Так забалтывали поляки захват половины территории Великого княжества Литовского и правовое принуждение. Один король, общий сейм, одна политика, одна монета, взаимные права свободно перемещаться и приобретать землю полякам в ВКЛ, а шляхте из ВКЛ в Польше – вот принципы «братской унии». О былой литовской государственности напоминало только наименование в титуле короля Речи Посполитой, сохранение печати да названий государственных должностей ВКЛ (канцлер, гетман, маршалок). Однако, что значат названия без реальной власти? Это было лишь уступкой тщеславию и сословным интересам, что-то вроде подкупа голосов. Великое княжество Литовское лишилось половины самых богатых земель, за счёт которых усилилась Польша. «Братское соглашение» означало уменьшение представителей ВКЛ до ¼ от общего числа послов на «спольном» сейме и в сенате. Представителям ВКЛ не оставалось ничего другого, как двигаться в русле польской политики. А в утешение иногда можно было услышать о Речи Посполитой «обоих народов». Об этом помышляют сегодня создатели «Люблинского треугольника»? https://www.fondsk.ru/news/2020/08/02/iz-predystorii-ljublinskogo-treugolnika-51528.html
  8. ВАЛЕНТИН КАТАСОНОВ Мы выиграли войну, не используя золото, наращивая добычу драгоценного металла и накапливая государственный золотой запас Недавно рассекречен ещё один документ советского времени – «Внешняя торговля Союза ССР за период с 22 июня 1941 г. по 31 декабря 1945 г. Статистический справочник по данным оперативного учета». Справочник подготовлен Министерством внешней торговли СССР и датирован 1946 годом. Благодаря этому документу многие гипотезы и версии, относящиеся к советской истории, можно подтвердить или, наоборот, опровергнуть. В моей книге «Золото в экономике и политике России» (М.: Анкил, 2009) несколько страниц были посвящены возможным поставкам золота союзникам СССР по антигитлеровской коалиции (США и Великобритании). Никакой статистики по советскому экспорту товаров, включая золото, у меня в то время не было. Существовали лишь воспоминания и переписка советских и зарубежных государственных деятелей (посла СССР в США К. Уманского, временного поверенного в делах СССР в США А. Громыко, Государственного секретаря США Д. Ачесона, американского дипломата А. Гарримана и др.), в которых говорилось о возможных поставках советского золота в США и Великобританию. Союзники настаивали на том, чтобы их помощь Советскому Союзу оплачивалась жёлтым металлом. В частности, американцы требовали, чтобы поставки товаров по ленд-лизу осуществлялись под залог золота, которое предлагалось переместить на территорию США. Требования американцев были отбиты. Их удалось убедить, что у русских золото есть, что на востоке организована работа «валютного цеха» – золотодобыча. Что СССР платёжеспособен и при необходимости покроет претензии США. Однако все эти вопросы урегулирования требований и обязательств сторон было договорено перенести на время после окончания войны и окончания действия программы ленд-лиза. Высокопоставленные чиновники США дважды летали на советский Дальний Восток, чтобы удостовериться, что там действительно организована масштабная добыча драгоценного металла. В начале Великой Отечественной войны, когда между Москвой и Вашингтоном велись переговоры о распространении программы ленд-лиза на СССР (до этого программа действовала в отношении Великобритании), Д. Ачесон летал на самолёте Сталина в Магадан. Американский чиновник был поражён размахом золотодобычи. После этого последние сомнения Вашингтона были сняты, и соглашение о ленд-лизе в конце 1941 года было подписано. В 1944 году с инспекционной поездкой на советском Дальнем Востоке был вице-президент США Г. Уоллес. Он подтвердил, что «валютный цех» СССР продолжает работать на полную мощность. В американских и российских источниках встречается термин «обратный ленд-лиз». Под ним понимаются встречные поставки Советским Союзом в США некоторых товаров, прежде всего металлов (хромовая руда, марганец, платина), необходимых для военной промышленности. В этом списке фигурировало и золото. Я писал в своей книге 2009 года: «Никаких количественных данных о поставках золота в годы войны в США в открытых источниках не имеется» (с. 219). И вот, наконец, статистические данные появились. В рассекреченном статистическом справочнике называется объём экспорта золота из СССР за период с 22 июня 1941 г. по 31 декабря 1945 года. Он составил… 21 килограмм 629 граммов. Причём эта продажа была произведена только в 1945 году. В стоимостном выражении это 128,9 тыс. рублей, или менее 0,6% всей стоимости советского экспорта за указанный период. Честно говоря, для меня это стало откровением. Ведь я полагал, что экспортные поставки золота могли измеряться тоннами, даже десятками тонн. Накануне войны годовая добыча золота в СССР составляла, согласно разным источникам, 180-200 тонн (с. 21). Можно предположить, что за период 22.06.1941 – 31.12.1945 гг. в стране было добыто не менее 1000 тонн драгоценного металла, вся добыча была направлена в золотой резерв государства. Данных о золотом запасе СССР в конце войны в открытом доступе нет до сих пор. Первая официальная цифра золотого запаса приходится на 1953 год – 2050 тонн. На тот момент СССР по этому показателю занимал второе место в мире после США (за Советским Союзом следовали Великобритания и Швейцария). Мы выиграли войну, не используя золото. Выиграли, поддерживая и наращивая добычу драгоценного металла и постоянно накапливая государственный золотой запас. Такая линия поведения диктовалась в первую очередь соображениями военной безопасности. В годы войн золото становится универсальными мировыми деньгами. Бумажные деньги перестают работать. Только с помощью монетарного золота можно осуществлять жизненно необходимые закупки на мировом рынке (в том числе закупки оружия, военного снаряжения, боеприпасов). Вспомогательную роль могут играть бартерные (встречные) поставки товаров. Мы сумели покрывать свои импортные потребности благодаря программе ленд-лиза и бартерной торговле, накапливая золотой запас про чёрный день, который, к счастью, не наступил. Вероятно, дополнительным соображением сохранения курса CCCР на накопление золота стало принятие на международной конференции в Бреттон-Вудсе (1944 год) золотодолларового стандарта. Стандарт устанавливал, что мировыми валютами являются золото и доллар США. Для СССР золото как мировая валюта было более привлекательным, чем доллар, т. к. гарантировало Советский Союз от любой зависимости по отношению к Соединённым Штатам. Перенесёмся в сегодняшний день. Цена золота на мировых рынках стремится ввысь. Ещё в прошлом году средняя цена не дотягивала до планки 1400 долларов за тройскую унцию. Сегодня она вплотную приблизилась к 2000 долларов. Все финансисты хорошо знают: чем сильнее жёлтый металл, тем слабее зелёная бумага (доллар США). Сейчас зелёная бумага слабеет не только по отношению к золоту, но и по отношению к ключевым валютам, на основе которых исчисляется индекс доллара (евро, фунт стерлингов и др.). На международной валютно-финансовой конференции в Ямайке в 1976 году золото из монетарного металла было разжаловано в биржевой товар, произошла демонетизация золота. Однако сегодня золото восстанавливает свой монетарный статус, оно выигрывает на фоне и доллара США, и других ключевых валют. Сегодня как никогда становится и выгодным, и стратегически важным курс на накопление золота в официальных международных резервах. В 1990-2000-е годы золотой запас РФ был весьма скромным. Так, в 2008 году он был равен 466,2 т, а его доля в общем объёме золотовалютных резервов упала до минимального значения в 2,5%. Во втором десятилетии ХХI века Центральный банк Российской Федерации стал наращивать золотой запас. В 2018 году был зафиксирован пик закупок золота Центробанком – 273,7 т. (производство золота в указанном году составило 314,4 т, в золотой запас было направлено 87% произведенного металла). Однако уже в 2019 году Центробанк снизил закупки золота до 158,6 т (производство золота в 2019 году составило 368,0 т; в золотой запас было направлено 43% произведенного металла). В первом квартале 2020 года Центробанк закупал золото, но в ещё более скромных объёмах, чем в прошлом году, – 28 тонн. И самое удивительное: на фоне резко ускорившегося роста цен на золото Банк России объявил о прекращении закупок жёлтого металла с 1 апреля 2020 года и по сей день таких закупок не производит. На данный момент золотой запас составляет без малого 2,3 тыс. тонн, что равняется примерно 23% совокупного объёма резервов страны. Золотодобыча («валютный цех») – стратегически важная отрасль экономики. С 1990-х годов «валютный цех» был вынужден работать преимущественно на экспорт. Казалось, в позапрошлом году, наконец, подавляющая часть внутренней добычи металла стала направляться на пополнение золотого резерва. Однако сегодня Центробанк зажёг золотодобытчикам «красный свет», и они вынуждены направлять свою стратегически важную продукцию на экспорт, обогащая иностранных спекулянтов и пополняя зарубежные резервы. В 2018 году, по нашим подсчётам, на экспорт была направлена минимальная за всю истории Российской Федерации доля добытого золота – 5%. В прошлом году – уже треть. А за пять месяцев 2020 года за рубеж отправили 96,5 тонны на 5,1 млрд. долл. По сравнению с аналогичным периодом прошлого года экспорт золота вырос в 8 раз в натуральном выражении и в 10 раз – в стоимостном. По моим оценкам, на экспорт было отправлено более 70 процентов добытого металла. Почти все поставки российского золота направляются в Лондон. Часть его реэкспортируется, но подавляющая часть оседает в британских хранилищах. В оправдание такой «золотой политики» я слышу аргументы, что, мол, доля золота в международных резервах России достигла «оптимального» значения – 23%. На фоне показателя в 2,5% в 2008 году выглядит, конечно, впечатляюще. Однако давайте используем другой фон – статистику по ряду стран Запада. Согласно данным Всемирного совета по золоту, доля золота в международных резервах в июне 2020 года составляла (%): США – 79,1; Германия – 75,0; Нидерланды – 71,5; Италия – 70,5; Франция – 65,0. Есть данные и по некоторым постсоветским странам (%): Казахстан – 68,0; Узбекистан – 59,0. Из перечисленных стран Запада золотодобывающей страной являются лишь США. Остальные пополняют свои запасы за счёт закупок на мировом рынке. Россия является золотодобывающей страной, занимая по производству драгоценного металла второе место в мире (после Китая). Следовательно, у неё есть все возможности продолжать наращивать свой золотой запас. Это становится особенно актуальным на фоне обострения международной обстановки и грядущего краха нынешней валютной системы, основанной на виртуальных денежных знаках, пусть даже называемых ключевыми валютами. https://www.fondsk.ru/news/2020/08/04/zoloto-kak-mirovye-dengi-vazhnyj-urok-sovetskoj-istorii-51542.html
  9. Польша должна заплатить по 34 тыс. евро чеченцам, которым отказала в праве на получение убежища. Речь идет о решении Европейского суда по правам человека, который постановил, что, затрудняя и делая невозможным составление ходатайств о предоставлении политического убежища на пограничном переходе Брест-Тересполь, Польша нарушает положения Европейской Конвенции по Правам Человека, которую сама подписала. Об этом сообщает onet.pl. Как поясняет информагентство, чеченцы обращаются за убежищем на границе в Тересполе (пограничный переход Белорусь-Польша), одновременно являющейся восточной границей Европейского союза. При этом Польша регулярно затрудняет чеченцам въезд на территорию объединенной Европы. Чеченцам также сложно получить убежище уже на территории Польши. В итоге суд обязал польское государство выплатить по 34 тыс. евро каждому из пострадавших на пограничном переходе чеченцев. Материал подготовлен при поддержке Польского культурного центра в Калининграде https://www.newkaliningrad.ru/news/briefs/politics/23840732-polshu-obyazali-vyplatit-po-34-tys-evro-vsem-chechentsam-poluchivshim-otkaz-v-ubezhishche.html
  10. Литва предоставила убежище бизнесмену, бывшему гендиректору компании "Самаратранснефть-Терминал" Роману Ружечко, подозреваемого в России в загрязнении нефти, сообщил в четверг новостной портал 15min.lt.Предоставление убежища Р. Ружечко в марте этого года подтвердил порталу Департамент миграции. Спасаясь от уголовного преследования в своей стране, Р. Ружечко приехал в Литву летом прошлого года, тогда же он был задержан и взят под арест. Адвокаты предпринимателя обжаловало решение Вильнюсского участкового суда о его аресте, эту жалобу удовлетворил Вильнюсский окружной суд, и Р. Ружечко был освобожден из-под ареста, правда, с ножным браслетом.Российская правоохрана подозревает, что Р. Ружечко способствовал загрязнению нефти в сети, управляемой компанией "Транснефть". Российский трубопровод "Дружба" был остановлен 19 апреля после того, как было установлено, что он содержит высокие концентрации дихлорэтана - токсичного вещества с высокой степенью коррозионности. В связи с этим были прекращены поставки загрязненной нефти по меньшей мере в шесть европейских стран. Между тем российская правоохрана в мае прошлого года назначила Р. Ружечко заочный арест и объявила его в розыск. По словам адвоката Р. Ружечко Роландаса Тилиндиса, уголовный процесс в России может быть в отношении него необъективным.https://ru.delfi.lt/news/live/smi-litva-predostavila-ubezhische-podozrevaemomu-v-zagryaznenii-nefti-rossiyaninu-ruzhechko.d?id=84835253
  11. Рыжов В.А. Генерал Суворов в сдавшейся Варшаве. 1794 год В предыдущей статье («Варшавская заутреня» 1794 года») было рассказано о начале мятежа в Польше и трагических событиях, произошедших в Варшаве, где 6 (17) апреля 1794 года были убиты 2265 русских солдат и офицеров (число погибших потом увеличилось). Теперь мы продолжим этот рассказ, завершив его сообщением о третьем и окончательном разделе Речи Посполитой. Триумфальное возвращение Суворова в Польшу По свидетельству очевидцев, Екатерина II, узнав о резне безоружных солдат, устроенной поляками, в том числе и в варшавских церквях, впала в состояние истерики: кричала в голос, стуча кулаками по столу. Отомстить за вероломное убийство русских солдат и офицеров и навести порядок в Польше она поручила фельдмаршалу П. А. Румянцеву. По состоянию здоровья он от этой обязанности уклонился, вместо себя послав генерал-аншефа А. В. Суворова, который в тот момент находился в Очакове. Анри Греведон. Портрет Суворова Узнав об этом назначении, Суворов, сказал: «Пойдём и покажем, как бьют поляков!» Суворов мог говорить так с полным основанием: бить поляков он умел, что и продемонстрировал в ходе кампании в Польше 1769-1772 гг. Именно здесь он, кстати, и получил первое генеральское звание: начав войну в чине бригадира, закончил ее генерал-майором.С тех пор прошло более двадцати лет, но поляки Суворова не забыли и очень боялись – настолько, что руководители мятежа решили обмануть своих сторонников. Они стали распускать среди мятежников слухи о том, что известный им своими полководческими талантами граф Александр Васильевич Суворов то ли убит под Измаилом, то ли находится на границе с Османской империей, которая вот-вот нападет на Россию. К Варшаве же, по их уверениям, должен был придти однофамилец этого полководца. Но к Варшаве шёл настоящий Суворов, который 22 августа 1794 года приказал своим войскам: «Строжайше рекомендую всем господам полковым и баталионным начальникам внушить и толковать нижним чинам и рядовым, чтобы нигде при переходе местечек, деревень и корчм ни малейшего разорения не делать. Пребывающих спокойно щадить и нимало не обидеть, дабы не ожесточить сердца народа и притом не заслужить порочного названия грабителей». Между тем русские и без Суворова уже воевали неплохо, и 12 августа город Вильно сдался российским войскам. 14 августа его жители подписали акт о лояльности России. А 10 октября (29 сентября) в бою с отрядом русского генерала И. Ферзена под Мацеёвицами был ранен и захвачен в плен «диктатор восстания и генералиссимус» Костюшко. А. Жданов. Портрет Ивана Евстафьевича Ферзена, 1795 год Ян Богумил Плерш. Ранение и взятие в плен Тадеуша Костюшко под Мацеёвицами 10 октября 1794 года В этой войне принимали участие также прусские и австрийские войска.Австрийцы, которыми командовал генерал-фельдмаршал Ласси, 8 июня взяли город Хелм. Прусские отряды во главе с самим королём Фридрихом Вильгельмом II в союзе с корпусом генерал-поручика И. Е. Ферзена 15 июня заняли Краков и 30 июля подошли к Варшаве, которую осаждали до 6 сентября, но, не сумев взять ее, отправились к Познани, где началось антипрусское восстание.Суворов же, имея при себе лишь около 8 тысяч солдат, продвигаясь к Варшаве, в августе—сентябре 1794 года разбил поляков у деревни Дивин, у Кобрина, у Кручицы, под Брестом и под Кобылкой. После победы Суворова у Бреста, где поляки потеряли 28 орудий и два знамени, Костюшко за считаные дни до своего пленения приказал при новом столкновении с русскими использовать заградительные отряды: «Чтобы во время битвы часть пехоты с артиллериею всегда стояла позади линии с пушками, заряженными картечью, из которых будут стрелять в бегущих. Всякий пусть знает, что идя вперед, получает победу и славу, а подавая тыл, встречает срам и неминуемую смерть». А Суворов, объединившись с другими русскими частями, действовавшими в Польше, и доведя численность своей армии до 25 тысяч человек, 22 октября (3 ноября) подошел к польской столице. Штурм Праги Уже на следующий день русский полководец бросил свои войска на штурм Праги – хорошо укреплённого правобережного предместья Варшавы. Для мятежников, которые совсем недавно выдержали более чем двухмесячную осаду союзных прусских и российских войск, это стало полной неожиданностью: они был настроены на многомесячную (если не многолетнюю) войну. Действительно, по всем канонам военного искусства штурмовать Прагу было безумием. У русских было около 25 тысяч солдат и офицеров и 86 орудий, среди которых не оказалось ни одного осадного. Прагу, хорошо укреплённую за месяцы, прошедшие после начала восстания, защищали 30 тысяч поляков, у которых было 106 артиллерийских орудий. Штурм Праги 24 октября 1794 года Но Суворов верил в русских солдат, а те страстно желали отомстить вероломным полякам за убийства безоружных сослуживцев. Российский полководец знал о настроениях своих подчинённых, и приказ, отданный им накануне штурма, гласил: «В дома не забегать; неприятеля, просящего пощады, щадить; безоружных не убивать; с бабами не воевать; малолетков не трогать. Кого из нас убьют, — Царство Небесное; живым — слава! слава! слава!» Также он гарантировал защиту всем полякам, что придут к русскому лагерю.Но помнившие об участи своих товарищей русские не настроены были щадить мятежников, а поляки, подозревавшие, что прощения за вероломство не будет, защищались отчаянно, фактически прикрываясь мирным населением Праги. И это яростное сопротивление лишь озлобляло штурмующие войска. А. Орловский. Штурм Праги в 1794 году. Рисунок чернилами на бумаге, 1797 год Бой за Прагу продолжался всего один день, но участники этой операции сравнивали его со штурмом Измаила. Ожесточение сторон поразило даже видавших виды очевидцев. Суворовский генерал Иван Иванович фон Клуген вспоминал: «Один польский дюжий монах, весь облитый кровью, схватил в охапку капитана моего батальона и вырвал у него зубами часть щеки. Я успел в пору свалить монаха, вонзив ему в бок шпагу по эфес. Человек двадцать охотников бросились на нас с топорами, и пока их подняли на штыки, они изрубили много наших. Мало сказать, что дрались с ожесточением, нет – дрались с остервенением и без всякой пощады. В жизни моей я был два раза в аду – на штурме Измаила и на штурме Праги... Страшно вспомнить!» Он же рассказывал потом: «В нас стреляли из окон домов и с крыш, и наши солдаты, врываясь в дома, умерщвляли всех, кто им ни попадался… Ожесточение и жажда мести дошли до высочайшей степени… офицеры были уже не в силах прекратить кровопролитие… У моста настала снова резня. Наши солдаты стреляли в толпы, не разбирая никого, — и пронзительный крик женщин, вопли детей наводили ужас на душу. Справедливо говорят, что пролитая человеческая кровь возбуждает род опьянения. Ожесточенные наши солдаты в каждом живом существе видели губителя наших во время восстания в Варшаве. „Нет никому пардона!“ — кричали наши солдаты и умерщвляли всех, не различая ни лет, ни пола». А вот как вспоминал о том страшном дне сам Суворов: «Дело сие подобно Измаильскому... Каждый шаг на улицах покрыт был побитыми; все площади были устланы телами, а последнее и самое страшное истребление было на берегу Вислы, в виду варшавского народа». Польский композитор М. Огиньский оставил такое описание этого штурма: «Кровавые сцены следовали одна за другой. Русские и поляки смешались в общей схватке. Потоки крови лились со всех сторон... Битва стоила многочисленных жертв как полякам, так и русским... 12 тысяч жителей обоих полов были перебиты в предместье, не щадили ни стариков, ни детей. Предместье было подожжено с четырех сторон». Итогом этого сражения стала гибель от 10 до 13 тысяч польских повстанцев, примерно такое же количество попало в плен, русские потеряли около 500 человек убитыми, до тысячи было ранено.Суворов, которого поляки и сочувствовавшие им европейцы обвиняли потом в ужасной жестокости, фактически спас Варшаву, приказав разрушить мосты через Вислу – чтобы не позволить охваченным азартом боя войскам войти в польскую столицу. Эту же цель преследовали заслоны, поставленные Суворовым на пути к Варшаве. Капитуляция Варшавы Русский полководец дал возможность варшавянам капитулировать на почетных условиях, и они, потрясенные развернувшимся у них на глазах штурмом Праги, поспешили воспользоваться этим предложением. Ночью 25 октября в русский лагерь прибыла делегация магистрата Варшавы, которой были продиктованы условия капитуляции. Были освобождены 1376 русских солдат и офицеров, 80 австрийских и более 500 прусских. Причем только русские военнослужащие были переданы без оков – остальные оставались связанными до последней минуты: таким нехитрым образом варшавяне пытались выказать свою покорность и извиниться перед своими победителями.Любопытно, что сожженные по приказу Суворова мосты через Вислу восстановили сами поляки: именно по ним русская армия вошла в Варшаву. Столицу жители города сдали по всем правилам: 29 октября (9 ноября) Суворов был встречен членами магистрата, вручившими ему символический ключ от города и бриллиантовую табакерку с надписью «Warszawa zbawcu swemu» – «Избавителю Варшавы» (!). По русской традиции, Суворову также был преподнесен хлеб с солью. Въезд Суворова в капитулировавшую Варшаву Сдавшаяся Варшава и ее граждане избежали мести за убийство русских солдат и офицеров. Более того, Суворов оказался настолько великодушным и был настолько уверен в своих силах и в страхе поляков, что почти сразу же освободил 6000 ещё недавно сражавшихся против него неприятельских солдат, 300 офицеров и 200 унтер-офицеров королевской гвардии. Возмущенный его мягкостью, статс-секретарь Екатерины II Д. П. Трощинский писал императрице: «Граф Суворов великие оказал услуги взятием Варшавы, но зато уж несносно досаждает несообразными своими там распоряжениями. Всех генерально поляков, не исключая и главных бунтовщиков, отпускает свободно в их домы». Но главных «защитников Праги» Суворову простить не удалось: польские генералы Зайончек и Вавжецкий, бросив свои войска, бежали еще до окончания штурма. Мнение Европы Все это не спасло Суворова от «мнения просвещенный Европы», объявившей его ни много ни мало «полудемоном». И даже Наполеон Бонапарт не стеснялся в выражениях, когда писал о Суворове в Директорию осенью 1799 года: «Варвар, залитый кровью поляков, нагло угрожал французскому народу». Поляки же, в отличие от русских, свою европейскую политкорректность даже во времена Варшавского договора и СЭВ проявлять не стали, именуя события того дня «Пражской резней». Железный крест, установленный в варшавской Праге в память жертв 4 ноября 1794 года Надо сказать, что польскую и европейскую версию тех событий (о полном и беспощадном избиении гражданского населения Праги) традиционно приняли и многие представители либеральной российской интеллигенции. Даже А. С. Пушкин в стихотворении «Графу Олизару» написал: И мы о камни падших стен Младенцев Праги избивали, Когда в кровавый прах топтали Красу Костюшкиных знамен. Поэт сообщает об этом с некоторой гордостью, но факт «избиения пражских младенцев» не отрицает.Кстати, много позже А. А. Суворов (сын ребенка, так и не признанного великим полководцем) отказался подписать приветственный адрес в честь именин виленского генерал-губернатора М. Н. Муравьева, участвовавшего в подавлении очередного польского восстания, и удостоился печально-ироничных строк стихотворения Ф. М. Тютчева: Гуманный внук воинственного деда, Простите нам, наш симпатичный князь, Что русского честим мы людоеда, Мы, русские – Европы не спросясь… … Как извинить пред вами эту смелость? Как оправдать сочувствие к тому, Кто отстоял и спас России целость, Всем жертвуя призванью своему… Так будь и нам позорною уликой Письмо к нему от нас, его друзей – Но нам сдается, князь, ваш дед великий Его скрепил бы подписью своей. (Стихотворение датировано 12 ноября 1863 г., впервые напечатано в журнале «Колокол» А. Герцена 1 января 1864 г.).Собственно, именно благодаря процитированным строкам Тютчева этого сомнительного внука Суворова сегодня и вспоминают иногда.Другую точку зрения на события 1794 года представлял Денис Давыдов: «Легко осуждать это в кабинете, вне круга ожесточенного боя, но христианская вера, совесть и человеколюбивый голос начальников не в состоянии остановить ожесточенных и упоенных победою солдат. Во время штурма Праги остервенение наших войск, пылавших местью за изменническое побиение поляками товарищей, достигло крайних пределов». Суворов знал, что говорили и писали о нем в европейских столицах, и сказал потом: «Меня считали за варвара – при штурме Праги убито было семь тысяч человек. Европа говорит, что я чудовище, но… миролюбивые фельдмаршалы (прусские и австрийские) при начале польской кампании провели все время в заготовлении магазинов. Их план был сражаться три года с возмутившимся народом… Я пришел и победил. Одним ударом приобрел я мир и положил конец кровопролитию». Действия Суворова в Польше в 1794 году действительно достойны удивления. Г. Державин так написал об ударе Суворова по Праге: Шагнул — и царство покорил! Именно за эту кампанию в Польше Суворов получил чин фельдмаршала, причем Екатерина II сообщила ему, что не она, а он «сам произвел себя своими победами в фельдмаршалы, нарушив старшинство».Другими наградами стали имение с крепостными крестьянами численностью 6922 мужские «души», два прусских ордена – Чёрного и Красного орла, и портрет с бриллиантами, присланный австрийским императором. Что русскому хорошо… Ф. Булгарин, ссылаясь на рассказ уже знакомого нам фон Клугена, утверждал, что именно в захваченной Праге появилась знаменитая поговорка «Что русскому здорово, немцу – смерть» и автором её стал сам Суворов. Полководец высказался так о смерти немецкого полкового врача (по другим данным, коновала), который вместе с русскими солдатами выпил найденный в одной из аптек спирт. Однако о состоянии здоровья русских солдат, выпивших этот денатурат, ничего не сообщается: вполне возможно, им тоже потом было, мягко говоря, не слишком хорошо. Горькие плоды польской авантюры Падение Праги и капитуляция Варшавы привели к полному поражению деморализованных поляков. Все отряды мятежников сложили оружие в течение недели. Последние их отряды отступили в Сандомирское воеводство, где и сдались генералу Денисову у города Опочно и генералу Ферзену у деревни Радочине (здесь был пленен и ставший польским главнокомандующим генерал Вавжецкий).Всего к 1 декабря было взято в плен 25 500 польских солдат вместе с 80 пушками. Но уже 10 ноября Суворов известил князя Репнина (в подчинении которого он формально находился): «Кампания кончена, Польша обезоружена. Инсургентов нет… Частью они рассеялись, но превосходною положили ружье и сдались с их генералами, без кровопролития». Итоги этой авантюры для Польши были страшны и печальны.24 октября 1795 года представители Австрии, Пруссии и России, собравшиеся на конференции в Петербурге, объявили о ликвидации Речи Посполитой и даже о запрещении употребления самого понятия «польское королевство».25 ноября 1795 года, в день рождения Екатерины II, король Станислав Понятовский отрекся от престола.Каково же отношение поляков к «своим» участникам тех событий? Последнего законного монарха страны, Станислава Августа Понятовского, они всегда презирали и не любят до сих пор, называя «соломенным королем». В 1928 году урна с прахом не имевшего никаких особенных заслуг перед Польшей короля Станислава Лещинского была торжественно захоронена в Вавельском соборе Кракова. А останки Станислава Понятовского, переданные советскими властями Польше в 1938 году (таким образом руководители СССР надеялись улучшить отношения с соседями), были погребены в скромном костеле его родного городка Волчина и лишь в 1995 году перенесены в варшавский собор святого Яна.А ведь именно у Понятовского были все шансы сохранить независимой хотя бы часть Речи Посполитой, если бы не активное противодействие людей, которых в Польше считают героями. Именно эти «патриоты», на гербах которых с полным правом можно написать девиз «Слабоумие и отвага», были виновниками страшной геополитической катастрофы Речи Посполитой. Костюшко и его соратники своими действиями и спровоцировали Третий (и последний) раздел Польши. Они не погибли вместе с Польшей и отнюдь не бедствовали после поражения. Расскажем о некоторых из них. Судьба мятежников Генерал Юзеф Зайончек воевал с Россией ещё в 1792 году. В 1794 г. он сражался против российских войск в трёх битвах (под Рацлавицами, Хелмом и Голькувом), был членом Военного суда и руководителем обороны Варшавы. После поражения бежал в Галицию, откуда через год перебрался во Францию, где поступил на службу к Наполеону Бонапарту. Участвовал в Египетском походе, был командиром «Северного легиона», состоявшего в основном из поляков, дослужился до звания дивизионного генерала. В 1812 году снова воевал против России и потерял ногу при переправе через Березину, из-за чего попал в плен в Вильно. Александр I взял его на русскую службу, присвоил звание генерала от инфантерии, а в 1815 году и вовсе назначил своим наместником в царстве Польском. Зайончек получил три российских ордена: Андрея Первозванного, Святого Александра Невского и Святой Анны I степени. Умер он в Варшаве в 1826 году.Другой польский генерал, сражавшийся против русских войск в 1794 году, – Томаш Вавжецкий, в 1796 г. принес присягу на верность России, был членом Временного совета, управлявшего Варшавским герцогством, сенатором и министром юстиции царства Польского.Ян Килинский, один из идеологов и вождей «Варшавской заутрени» (напомним, что тогда он лично убил двух русских офицеров и казака), был освобождён Павлом I, принес присягу на верность Российской империи и продолжил заниматься подрывной деятельностью уже в Вильно. Снова был арестован — и снова освобождён. Поселившись в Варшаве, до смерти в 1819 году получал пенсию от российского правительства.Тадеуш Костюшко после ареста вполне комфортно жил в доме коменданта Петропавловской крепости, пока не был помилован вступившим на российский престол Павлом I. Новый монарх ещё и подарил ему 12 тысяч рублей. Эти деньги Костюшко потом вернул, что вызывает очень интересные вопросы о том, на содержании у каких людей (и каких государств) находился всё это время польский герой и патриот: ведь собственных источников доходов у него не было. Жил он в США и Европе, умер в Швейцарии в 1817 году. В настоящее время этот вождь восстания, похоронившего Речь Посполитую, вопреки всему, считается одним из главных национальных героев Польши. https://topwar.ru/173142-prazhskaja-reznja-1794-goda.html
  12. Рыжов В.А. Я. Матейко. Польские повстанцы приветствуют Т. Костюшко. Картина 1888 года В двух предлагаемых вашему вниманию статьях мы поговорим о трагических и печальных событиях, которые произошли в Польше в 1794 году. Мятеж, возглавленный Тадеушем Костюшко и сопровождавшийся массовым убийством безоружных русских солдат в церквях Варшавы («Варшавская заутреня»), закончился штурмом Праги (предместья польской столицы) и третьим (окончательным) разделом этого государства между Россией, Австрией и Пруссией в 1795 году. Упор, разумеется, будет сделан на российско-польских отношениях, тем более что именно тогда произошли взаимосвязанные трагические инциденты, получившие названия «Варшавская заутреня» и «Пражская резня».В первой статье будет рассказано именно о «Варшавской заутрене», которая произошла в Великий четверг пасхальной недели 6 (17) апреля 1794 года. События этого дня малоизвестны в нашей стране, внимание на них никогда не акцентировалось, особенно в советское время. Именно поэтому для многих данный рассказ, возможно, покажется особенно интересным. «Вечный спор славян» Взаимные претензии и обиды Польши и России имеют давнюю историю. Соседи долгое время не могли определиться как со степенью родства, так и с размерами подконтрольной территории. Это нашло отражение и в русских былинах, где некоторые персонажи женятся на девушках из «ляшской земли», а герой былины «Королевичи из Крякова» именуется «богатырём святорусским». Но даже реальные династические браки порой приводили к войне — как женитьба Святополка («Окаянного», сына Владимира Святославича) на дочери польского князя Болеслава Храброго, который потом воевал на стороне зятя против Ярослава Мудрого.Главной причиной польской неприязни, пожалуй, следует признать несостоявшиеся имперские амбиции Речи Посполитой.Действительно, на пике своего могущества это государство было настоящей империей и, помимо польских областей, включало в себя также земли современных Украины, Белоруссии, России, Литвы, Латвии и Молдавии. Речь Посполитая на карте Европы, 1635 год Речь Посполитая, 1635 год У Польской империи были шансы стать мощным европейским государством, но она разрушилась буквально на глазах совершенно не удивленных её падением современников. Речь Посполитая не только потеряла завоёванные когда-то территории, но и лишилась государственности, восстановить которую удалось лишь в XX столетии – по решению и с согласия Великих держав. Главной причиной падения Речи Посполитой стала не сила соседей, а слабость раздираемой внутренними противоречиями и плохо управляемой Польши. Сыграла свою роль и политическая близорукость, граничащая с неадекватностью многих польских политических деятелей тех лет, в том числе и признанных ныне национальными героями Польши. В условиях, когда лишь мир и добрые отношения с соседями давали хоть какую-то надежду на продолжения существования польского государства, они шли на конфронтацию по любому поводу и начинали боевые действия в самых неблагоприятных для них условиях.С другой стороны, жестокое угнетение объявленных людьми «второго сорта» православных, униатов, протестантов, иудеев и мусульман (которые также проживали на территории этой страны) привело к тому, что окраины просто не желали больше быть польскими провинциями.А. Старовольский, живший в XVII столетии, утверждал: «В Речи Посполитой нет ничего, кроме дикого рабства, отдавшего жизнь человека в полную власть его пана. Любой азиатский деспот не замучит за свою жизнь столько людей, сколько замучат за один год в свободной Речи Посполитой». Наконец, принцип «золотой вольницы», «генриковы артикулы» (документ, подписанный Генрихом Валуа, который также успел побывать на польском троне), liberum veto, принятый в 1589 году, позволявший любому шляхтичу остановить сейм, и право на «рокоши» – создание конфедераций, ведущих вооружённую борьбу против короля, фактически сделали центральную власть недееспособной.Сохранить своё государство в таких условиях было невозможно. Но во всех бедах поляки традиционно обвиняли и обвиняют соседей, прежде всего Россию. Эти претензии к России кажутся особенно странными, если учесть, что во время разделов Речи Посполитой в XVIII столетии исконно польские земли отошли к Пруссии и Австро-Венгрии, в то время как Россия получила области, абсолютное большинство населения которых имело украинское, белорусское, литовское и даже русское происхождение. Польское государство в 1794 году Одним из эпизодов «национально-освободительной борьбы», пожалуй, самым губительным для польской государственности (но им традиционно гордятся в Польше), стала военная кампания 1794 года. В историю Польши она вошла как Insurekcja warszawska (Варшавское восстание). На мраморных плитах у Могилы Неизвестного солдата в Варшаве два эпизода этой бесславной для Польши войны упоминаются в числе «великих побед» наравне с захватом Москвы в 1610 г. и Берлина в 1945 г. (да, без поляков Советская Армия, конечно, в Берлине бы не справилась), и «победой при Бородино» в 1812 году. Мраморные плиты у Могилы Неизвестного солдата, Варшава Об этих событиях в СССР политкорректно старались не вспоминать. Между тем в российской историографии центральное событие восстания 1794 года называлось «Варшавской заутреней» и «Варшавской резней» – и эти официальные термины говорят о многом.Дело в том, что с 1792 года в крупных городах Польши были размещены иностранные военные гарнизоны. Поскольку стояли они там с согласия правительства Польши и короля Станислава Понятовского, оккупационными эти войска назвать было нельзя. Иначе с тем же основанием можно сейчас называть оккупационными американские войска в современной Польше. Во внутренние дела Речи Посполитой командиры иностранных частей не вмешивались, но само присутствие чужих солдат вызывало в Польше сильное раздражение.Российские войска в Польше возглавлял тогда генерал-поручик барон Осип Игельстром. Влюблённый в польскую графиню Гонорату Залусскую, он мало обращал внимания на «сплетни» о готовящемся антироссийском выступлении.С другой стороны, и Екатерина II не придавала значения донесениям о неспокойной обстановке в Польше. Императрица надеялась на лояльность своего бывшего любовника – короля Станислава Понятовского. Таким образом, ответственность за трагедию в Варшаве и Вильно лежит и на ее плечах.Руководителем нового мятежа (напомним, что король и правительство Польши войны никому не объявляли) был избран Тадеуш Костюшко – выходец из небогатой литвинской семьи, которого однокашники по рыцарской школе в Варшаве (учился с 1765 по 1769 гг.) прозвали «шведом». К этому времени за плечами Костюшко были Война за независимость США, в которой он сражался на стороне восставших колонистов (и дослужился до чина бригадного генерала) и боевые действия против России в 1792 году.12 марта (по юлианскому календарю) польский бригадный генерал А. Мадалинский, который, согласно решению гродненского сейма, должен был расформировать свою бригаду, вместо этого перешел прусскую границу и в городе Сольдау захватил склады и казну прусской армии. После этого акта грабежа он пошел на Краков, который был сдан повстанцам без боя. Здесь Костюшко 16 марта 1794 года был провозглашен «диктатором Республики». В город он прибыл лишь через неделю – 23 марта, огласил на рыночной площади «Акт восстания» и получил звание генералиссимуса. Франциск Смуглевич. Присяга Тадеуша Костюшко на краковском рынке. Национальный музей, Познань. Картина написана в 1797 году Численность армии Костюшко достигала 70 тысяч человек, правда, вооружение большинства этих бойцов оставляло желать лучшего. Михаил Стахович. «Крестьянская милиция посполитого рушения 1794 года» Им противостояли русские отряды численностью около 30 тысяч человек, около 20 тысяч австрийцев и 54 тысячи прусских солдат. Восстание в Варшаве и Вильно 24 марта (4 апреля по Григорианскому календарю) армия Костюшко у деревени Рацлавице близ Кракова разбила российский корпус, возглавляемый генерал-майорами Денисовым и Тормасовым. Эта, в общем-то, малозначащая и не имеющая стратегического значения победа послужила сигналом к восстанию в Варшаве и некоторых других крупных городах. В польской столице во главе восставших оказались член городского магистрата Ян Килинский, от своего имени пообещавший полякам имущество русских, проживавших в Варшаве, и ксёндз Юзеф Мейер.Успеху восставших в Варшаве весьма способствовали неадекватные ситуации действия русского командования, которое не предприняло никаких мер для подготовки к возможному нападению на своих подчинённых.Между тем Игельстром прекрасно знал о боевых действиях, открытых Костюшко и его соратниками. Слухи о готовящемся выступлении в Варшаве были известны даже рядовым и офицерам русского гарнизона, а прусское командование заблаговременно вывело свои войска за пределы города. Но Игельстром даже не отдал приказ об усилении охраны арсенала и оружейных складов. Л. Н. Энгельгардт вспоминал: «За несколько дней была молва, что накануне вечером из арсенала в окошко было выброшено для черни до 50000 патронов». А Ф. В. Булгарин утверждал: «Поляки, бывшие в Варшаве во время бунта, говорят, что если б русский отряд был сосредоточен, имел при себе всю свою артиллерию, и если б арсенал и пороховой магазин были во власти русских, что было весьма легко, то восстание было бы усмирено при самом его начале». Но, повторимся, русское командование во главе с Игельстромом не предприняло даже и малейших мер предосторожностей, и 6 (17) апреля 1794 года (Великий четверг Пасхальной недели) звон колоколов известил горожан о начале мятежа. Как писал потом Костомаров: «Заговорщики ворвались в арсенал и овладели им. Из арсенала дали несколько выстрелов: это был сигнал, что оружие в руках заговорщиков, и толпа бросилась туда за ними. Разбирали оружие, какое кому было нужно». В результате сразу же в церквях были убиты многие русские солдаты и офицеры, пришедшие в храмы безоружными. Так, практически в полном составе был уничтожен 3-й батальон Киевского гренадерского полка. Другие русские военнослужащие были убиты в домах, где находились их квартиры.Ещё раз процитируем Костомарова: «По всей Варшаве возрастал ужасный шум, выстрелы, свист пуль, неистовый крик убивающих: "до брони! бей москаля! кто в Бога верует, бей москаля!" Врывались в квартиры, где помещены были русские, и били последних; не было спуска ни офицерам, ни солдатам, ни прислуге... Солдаты третьего батальона киевского полка в тот день причащались, они собирались где-то в устроенной в палаце церкви. Было их человек пятьсот. По известиям Пистора, всех, находящихся в церкви, перерезали безоружных». Русский писатель (и декабрист) Александр Бестужев-Марлинский в очерке «Вечер на Кавказских водах в 1824 году», ссылаясь на рассказ некоего артиллериста, участника тех событий, пишет: «Тысячи русских были вырезаны тогда, сонные и безоружные, в домах, которые они полагали дружескими. Захваченные врасплох, рассеянно, иные в постелях, другие в сборах к празднику, иные на пути к костелам, они не могли ни защищаться, ни бежать и падали под бесславными ударами, проклиная судьбу, что умирают без мести. Некоторые, однако ж, успели схватить ружья и, запершись в комнатах, в амбарах, на чердаках, отстреливались отчаянно; очень редкие успели скрыться». Юлиуш Коссак. «Варшавское восстание 17-18 апреля 1794 года» На приведенной выше картине «благородные инсургенты» самоотверженно и открыто сражаются против вооруженных «захватчиков». Между тем Н. Костомаров так описывал происходящее: «Поляки врывались всюду, где только подозревали, что есть русские… искали и найденных убивали. Убивали не только русских. Довольно было указать в толпе на кого угодно и закричать, что он московского духа, толпа расправлялась с ним, как и с русским». Всё это очень напоминает события «Варфоломеевской ночи» в Париже 24 августа 1572 года, не правда ли?Подсчитано, что за первые же сутки были убиты 2265 русских солдат и офицеров, ранено 122, в церквях захвачены оказавшиеся безоружными 161 офицер и 1764 солдат. Многие из этих солдат потом были убиты, уже в тюрьмах.Досталось и гражданским лицам. Помимо прочих, в Варшаве оказалась тогда и будущая няня императора Николая I Евгения Вечеслова. Она вспоминала: «При выходе нашем на улицу мы были поражены ужасной картиной: грязные улицы были загромождены мертвыми телами, буйные толпы поляков кричали: "Руби москалей!" Один майор польской артиллерии успел отвести госпожу Чичерину в арсенал; а я, имея на руках двух детей, осыпанная градом пуль и контуженная в ногу, в беспамятстве упала с детьми в канаву, на мертвые тела». Вечеслову потом тоже доставили в арсенал: «Здесь мы провели две недели почти без пищи и вовсе без теплой одежды. Так встретили мы Светлое Христово Воскресение и разговелись сухарями, которые находили около мертвых тел». Другими «военнопленными» стали беременная Прасковья Гагарина и пять ее детей. Муж этой женщины, генерал российской армии, подобно многим другим офицерам, был убит поляками на улице. Вдова обратилась в письме лично к Тадеушу Костюшко, которого в Польше потом будут называть «последним рыцарем Европы», и, ссылаясь на свою беременность и бедственное положение, попросила отпустить ее в Россию, но получила категорический отказ.Командующий русскими войсками генерал Игельстром бежал из Варшавы под видом слуги своей любовницы – графини Залусской, оставив в своём доме множество бумаг. Эти документы были захвачены восставшими и послужили поводом для расправы со всеми поляками, упомянутыми в них. Екатерина II, которая также не обращала внимания на поступающие к ней сведения о готовящемся мятеже, чувствуя свою вину, позже отказалась отдавать незадачливого генерала под суд, ограничившись его отставкой. По многочисленным слухам, свое презрение к проявившим такое вероломство полякам она выразила, сделав трон этой страны сиденьем своего «ночного судна». Именно на нём с ней якобы и случился приступ, ставший причиной смерти.Некоторым военнослужащим русского гарнизона всё же удалось вырваться из Варшавы. Уже цитировавшийся Л. Н. Энгельгардт свидетельствует: «Осталось наших войск не более четырехсот человек, и при оных четыре полевые пушки. И так решили пробиваться. Пушки впереди очищали нашим путь, и задние две пушки прикрывали отступление, но на всяком шагу должны были выдерживать сильный пушечный и ружейный огонь, особенно из домов, и так наши соединились с прусским войсками». А в ночь на 23 апреля повстанцы атаковали русских в Вильно: из-за внезапности нападения в плен попали 50 офицеров, в том числе комендант гарнизона генерал-майор Арсеньев, и около 600 солдат. Майор Н. А. Тучков собрал вырвавшихся солдат, и увёл этот отряд в Гродно.Тадеуш Костюшко резню безоружных русских солдат и беззащитных гражданских лиц в Варшаве и Вильно полностью одобрил. Ян Килинский из Варшавы (который во время заутрени лично убил двух русских офицеров и казака) получил от него звание полковника, а Якуб Ясинский из Вильно – даже чин генерал-лейтенанта.Это и есть те победы, которые современные поляки сочли достойными для увековечения на мраморных плитах мемориала Могилы Неизвестного солдата.Зато последующие действия пришедших к Варшаве русских войск поляки сочли чудовищным преступлением.О дальнейших событиях, которые в Польше традиционно называют «Пражской резней», будет рассказано в следующей статье. https://topwar.ru/173070-varshavskaja-zautrenja-1794-goda.html
  13. Юферев Сергей Пульт управления ЭВМ общего назначения М-20 На заре появления компьютерной техники Советский Союз чувствовал себя довольно уверенно. В первой половине 1950-х годов советские ЭВМ были лучшими в Европе, уступали только некоторым американским коммерческим образцам. Электронные вычислительные машины широко использовались для решения различных задач, в первую очередь для проведения расчетов. Они находили применение в научной сфере и промышленности. Интерес к ЭВМ стали проявлять военные. Первые советские военные компьютеры, появившиеся в конце 1950-х годов, использовались в системах ПРО и ПВО страны. Создание первых советских ЭВМ К созданию первых советских ЭВМ приложил руку известный советский ученый Сергей Алексеевич Лебедев, стоявший у истоков зарождения отечественной вычислительной техники. Сегодня Сергея Лебедева справедливо считают основоположником советской отрасли вычислительной техники. Именно под его непосредственным руководством в 1948-1950 годах была создана первая в стране, а также континентальной Европе Малая электронно-счётная машина (МЭСМ). Разработка осуществлялась в Киеве в Институте электротехники АН УССР.Разработка не осталась незамеченной, и уже в 1950 году Сергей Алексеевич Лебедев перебрался в Москву, в Институт точной механики и вычислительной техники АН СССР (ИТМиВТ). В столице ученый приступил к разработке ещё более продвинутой ЭВМ, которая вошла в историю как Большая (быстродействующая) электронно-счётная машина (БЭСМ-1). Главным конструктором новой ЭВМ был именно академик Сергей Алексеевич Лебедев, который быстро подобрал и объединил коллектив единомышленников, в том числе из подающих большие надежды студентов. В частности, на практику в институт были направлены студенты МЭИ Всеволод Бурцев и Владимир Мельников, которые в будущем сами станут выдающимися отечественными инженерами, учеными и проектировщиками в области создания электронно-вычислительной техники.Разработка БЭСМ-1 была полностью завершена к 1953 году. Всего была собрана одна ЭВМ, сборка осуществлялась на Московском заводе счётно-аналитических машин. Собранная в одном единственном экземпляре ЭВМ предназначалась для решения крупных производственных и научных задач. Одновременно с этим она послужила базой для разработки будущих ещё более мощных ЭВМ, а также специализированных компьютеров военного назначения. Основоположником советской отрасли вычислительной техники Сергей Алексеевич Лебедев Стоит отметить, что в начале 1950-х годов СССР справедливо считался одним из лидеров в области разработки ЭВМ. С точки зрения сегодняшнего дня это звучит как минимум необычно, так как к концу своего существования СССР это преимущество растерял, а современная Россия в области создания компьютерной техники безнадежно отстала от наиболее развитых стран мира. Однако на заре становления ЭВМ всё обстояло иначе. Собранная в 1953 году БЭСМ-1 являлась самой быстродействующей электронно-вычислительной машиной в Европе и одной из наиболее быстродействующих машин во всем мире. По быстродействию и объему памяти этот первый советский суперкомпьютер на октябрь 1953 года уступал лишь коммерческой модели американской компании IBM – IBM 701, поставки которой заказчикам начались в декабре 1952 года.При этом ЭВМ начала 1950-х годов мало походят на современные аналоги. БЭСМ-1 обеспечивала максимальное быстродействие на уровне 8-10 тысяч операций в секунду. ЭВМ получила параллельное 39-разрядное арифметически-логическое устройство с плавающей запятой. Число разрядов для кодов команд – 39. Оперативная память (ОЗУ) первой полноценной советской ЭВМ базировалась на ферритовых сердечниках, а её емкость составляла всего 1024 слова (в более ранних советских ЭВМ использовалась память на ртутных трубках или потенциалоскопах).Помимо этого, электронно-вычислительная машина получила долговременное запоминающее устройство (ДЗУ) на полупроводниковых диодах, ёмкость устройства также составляла 1024 слова. В ДЗУ хранилась часть наиболее часто встречающихся подпрограмм и констант.Дополнительно БЭСМ-1 могла работать с накопителями информации на магнитных лентах: четырех блоках, рассчитанных на 30 тысяч слов каждый, и на промежуточном накопителе на двух магнитных барабанах, которые обеспечивали хранение 5120 слов каждый. Скорость обмена информации с барабаном достигала 800 чисел в секунду, с магнитной лентой — до 400 чисел в секунду. Ввод информации в БЭСМ-1 осуществлялся при помощи фотосчитывающего устройства на перфоленте, а вывод информации производился на специальное электромеханическое печатное устройство. При этом системное программное обеспечение в машине отсутствовало.Внешне это была достаточно массивная вычислительная машина, на создание которой ушло примерно пять тысяч электронных ламп. Конструктивно данная советская ЭВМ монтировалась на одной основной стойке, отдельно размещалась стойка ДЗУ, а также шкаф питания, так как компьютер потреблял достаточно большое количество электроэнергии – до 30 кВт (это без учета системы охлаждения). Немаленькими были и размеры ЭВМ: занимаемая площадь равнялась почти 100 квадратных метров. Возможности ЭВМ решили использовать в системе ПРО Появление первой советской полноценной ЭВМ БЭСМ-1 совпало с началом эпохи разработки в Советском Союзе собственной системы противоракетной обороны (ПРО). Впервые об этом в нашей стране заговорили еще в августе 1953 года. Именно тогда семь маршалов обратились к министерствам и институтам с поручением о создании средств борьбы с баллистическими ракетами противника. Такое оружие дальнего радиуса действия справедливо рассматривалось в качестве основного средства доставки ядерных зарядов к военным и промышленным объектам противоборствующих стран. Для надежного перехвата ракет необходимы были современные РЛС и новые компьютеры, которые отвечали бы за расчеты и управление радиолокационными станциями. ЭВМ БЭСМ-1 на первом этаже здания ИТМиВТ в Москве Специально под создание советской системы ПРО в составе КБ-1 образовали новое специальное конструкторское бюро — СКБ-30. Тогда же советская научная база и промышленность расширили кооперацию в области разработки средств, которые могли решать научно-технические задачи. В частности, ИТМиВТ Академии наук СССР получил специальное задание от КБ-1 на создание новой цифровой машины, которая по своему быстродействию должна была превзойти предыдущие образцы и стать сердцем системы управления РЛС дальнего сопровождения целей.К 1956 году первые работы по проектированию нового комплекса были завершены, защита эскизного проекта экспериментальной системы ПРО состоялась в марте. В том же году Министерство обороны СССР выдало разрешение не постройку ГНИИП-10 – Государственного научно-исследовательского испытательного полигона, который решено было разместить в безлюдной казахской пустыне Бетпак-Дала, между западным берегом известного озера Балхаш и нижним течением рек Сарысу и Чу. Экспериментальный комплекс ПРО и новый противоракетный полигон были тесно завязаны между собой, главным конструктором всей системы стал член-корреспондент Академии наук СССР Григорий Кисунько. Одновременно с этим директор ИТМиВТ академик Сергей Лебедев выдал техническое задание на создание новой вычислительной машины, которая получила обозначение М-40 и изначально предназначалась для системы «А». Система «А» – кодовое название первого в Советском Союзе комплекса стратегической ПРО.Задание на разработку нового суперкомпьютера получили две группы разработчиков, одну из которых возглавил Всеволод Бурцев. Обе группы успешно справились с поставленной задачей. К 1958 году были готовы две новых электронно-вычислительных машины М-40. Сборка компьютеров производилась специалистами Загорского электромеханического завода. Первый военный компьютер М-40 На момент своего создания машина М-40 стала самой быстродействующей среди всех советских ЭВМ, которые производились в стране серийно. При этом Всеволод Бурцев предложил и реализовал на практике ряд очень важных для развития отечественной компьютерной техники решений. В военном компьютере М-40 впервые были реализованы на практике принципы распараллеливания вычислительного процесса на уровне аппаратных средств электронно-вычислительной машины. Все основные устройства М-40 (арифметическое, управления внешней памятью, ОЗУ, управления) получили автономные узлы управления и могли работать параллельно. Также впервые в СССР был реализован мультиплексный канал передачи данных. Это решение позволило без замедления вычислительного процесса ЭВМ осуществлять прием и выдачу полученной информации и данных сразу с 10 асинхронно работающих каналов, общая пропускная способность которых оценивалась в один миллион бит/с. Первая советская противоракета В-1000 М-40, как и дальнейшая её модернизация, М-50 (50 тысяч операций с плавающей запятой), представляли собой сложные военные комплексы управления РЛС дальнего сопровождения и точного наведения на цель противоракет. Они отвечали за расчеты, необходимые для построения траекторий и наведения противоракет на баллистические ракеты противника. 4 марта 1961 года на специально созданном полигоне «А» в Казахстане был осуществлен первый в мировой и отечественной истории успешный перехват баллистической ракеты. Система, за расчеты траектории противоракеты в которой отвечал компьютер М-40, сумела перехватить баллистическую ракету Р-12. Перехват был осуществлен в 60 километрах от места пуска противоракеты. Согласно данным регистрирующей аппаратуры, промах противоракеты составил 31,8 метра влево и 2,2 метра по высоте при допустимом радиусе поражения 75 метров. Осколочный заряд противоракеты В-1000 успешно разрушил боеголовку Р-12, которая содержала весовой имитатор ядерного заряда.Говоря о технических аспектах военного компьютера М-40, можно отметить, что он был создан на смешанной элементной базе, в которой использовались и электронные лампы, и ферриты, и полупроводниковые транзисторы и диоды. При этом быстродействие машины выросло до 40 тысяч операций в секунду с фиксированной запятой, что примерно в 4 раза превышало пиковые значения для БЭСМ-1. Первая полноценная военная ЭВМ получила оперативную память на ферритовых сердечниках общей емкостью 4096 40-разрядных слов. Внешняя память представляла собой магнитный барабан, рассчитанный на 6 тысяч слов. Военная ЭВМ М-40 работала в комплексе с аппаратурой процессора обмена с абонентами системы и аппаратурой хранения времени.За создание и успешные испытания комплекса, мозгом которого были компьютеры М-40 и М-50, коллектив ведущих разработчиков ЭВМ М-40 был удостоен престижной Ленинской премии. Её получили Сергей Лебедев и Владислав Бурцев. https://topwar.ru/173305-pervaja-otechestvennaja-voennaja-jevm-kak-vse-nachinalos.html
×