Jump to content

Cергей

Пользователи
  • Content Count

    1,731
  • Joined

  • Last visited

About Cергей

  • Rank
    Титулярный житель усадьбы
  • Birthday 03/21/1961

Информация

  • Пол
    Мужчина
  • Проживает
    Дзержинск, Нижегородская область.

Recent Profile Visitors

The recent visitors block is disabled and is not being shown to other users.

  1. Когда писал статью про Зыкину, мне вот что подумалось. Странная у нее судьба - в 60-е ее ведь действительно на руках носили, популярность - бешенная, самая востребованная певица страны. А потом, в 70-е, реальная востребованность ее песен стала падать очень резко и к началу 80-х достигла отрицательных величин - Зыкину реально терпеть не могли. А знаете, по моему, в чем дело? В урбанизации. Или, по-простому, в резком увеличении доли городского населения. Как вы помните, урбанизация в СССР стараниями Иосифа Виссарионовича с соратниками прошла скачкообразно - вот только что 80% страны в деревне жило, а потом - хоп! - и за несколько лет большинство населения уже горожане. А потом и вовсе Россия стала одной из самых урбанизированных стран мира. Причем переворот с ног на голову случился буквально за пару десятилетий: в 1939 году горожан было менее 40%, в 60-х - уже порядка 60%. И что мы получаем? На взлете Зыкиной Россия была преимущественно деревенской. То есть городской уже, конечно, но родившейся и выросшей в деревне. Им эти народные песни - все эти рябинушки-лучинушки были плоть от плоти, они их с молоком мамы впитали. А потом - как-то очень вдруг - им на смену пришло поколение, родившееся уже в городе. У них восприятие культуры было принципиально иным, им другого хотелось и чаялось. Им, пардон, требовались балахоны Пугачевой и прыжки кучерявого тогда еще Леонтьева. И это не хиханьки, деревня и город это два разных типа культуры, разных в основе своей. Поэтому вкусы у "отцов и детей" разнились очень серьезно - до неприемлемости и категорического отрицания. Но еще большая проблема состояла в том, что вследствие пресловутой брежневской "геронтократии" у власти оставалось то еще, деревенское поколение, для которого городская культур была не то что неприемлема - непонятна. Что Пугачева, что Леонтьев - не инопланетяне, но близко к тому. Я уж молчу про всякие рок-группы. И эти кремлевские старцы, по-моему, искренне недоумевали - ну ведь хорошие же песни по телевизору показывают, про "снится мне деревня" поют. Слезу, небось, пускали, растрогавшись. А эти-то, молодые, чего выкобениваются, чего им не нравится? Давай-ка мы им массированную атаку устроим, весь эфир Зыкиной забьем - проникнутся ведь, не могут не проникнуться. Распробуют, растрогаются и подтянут: "Но нельзя рябине к дубу перебраться...". И вот здесь возникает самый важный вопрос - какую роль этот культурный разрыв между населением и геронтократами сыграл в распаде СССР? Ведь сегодня уже понятно, что Советский Союз проиграл в первую очередь в области пропаганды. Он потерял привлекательность, им стало сложно гордиться - настолько устаревшим и кондовым он был, точнее - казался. Вот и разуверился народ, вот и рухнула страна. А все почему? Потому что пропаганда не работала. Ни плакаты "Коммунизм это молодость мира" не возбуждали, ни телепрограмма "Ленинский университет миллионов" людей не зажигала. Пропаганда строилась по лекалам 50-х годов, которые уже тупо не работали в 80-е. А все почему? Потому что Суслов был очень старенький. Потому что все пропагандистские стратегии придумывали и утверждали люди с одной культурной картиной мира в голове, а адресовалась она другим. Вот и не работали рекламные стратегии, да что там - в минус работали. Даже в реальные достижения советской власти никто не верил, а они и на рубеже 70-80-х были такими, что мама не горюй, сегодняшние пропагандоны обрыдались бы от счастья, ведь что такое Крымский мост в сравнении с БАМом? Аргумент про "все деньги в рельсы вкладывали, а не в быт людей" не принимается. Вспомните хотя бы, какие дотации на детские товары и услуги государство выделяло - от сандаликов за три копейки до летних лагерей за гроши. И мне очень интересно - если бы смена поколений во власти произошла вовремя? Если бы пропагандой занялись всерьез, заимствовав на Западе работающие методы окучивания населения? И начали бы советские джинсы и яркие футболки с гербом СССР массово производить? Рекламу делать в стиле псевдосоветских плакатов Валерия Барыкина, которыми иллюстрирован этот материал? Советскую фантастику не гнобить, а развивать и издавать, а то и комиксы с советскими супергероями выпустить? В кино блокбастеры, зеркальные американской киноантисоветчине, снимать и на всю страну прокатывать? Чуть меньше серости и скуки, чуть больше яркости и увлекательности. Что было бы? https://m.zen.yandex.ru/media/vad_nes/sssr-pogubila-raznica-v-vozraste-5cfd5c16253cb300aec672b3
  2. Только вот ничего путного та "оборонка" сделать не сможет. Пока кадры обучитшь, пока школу инженерную создашь, десятилетия по большому должны пройти.
  3. Такое важное дело нельзя пускать на самотек. Еще Иван Ефремов описал систему, где людей усыпляли в "Храме нежной смерти" за государственный счет.
  4. Звонит приятель из Германии: «А поехали в Польшу! Я о ней ничего не знаю, хотя вроде бы живем рядом. Как никак, соседи».Согласился. Кстати, ровно по тем же самым причинам: тоже вроде соседи, а о Польше, кроме Шопена, Сенкевича и постоянной дележке с немцами ровным счетом ничего не знаю. Мрачные транзитные впечатления от варшавского вокзала не в счет. Смешно вышло: по-немецки «Ich verstehe nur Bahnhof» («Я понимаю только вокзал») значит, что человек не понимает, не знает ровным счетом ничего.Эти впечатления и повлияли, правда, на выбор места встречи: Краков. Чуть ли не мать городов польских: красавец-город, спасенный от уничтожения, говорят, разведчиками-партизанами. Говорят,…Пристанище в Кракове нашлось довольно быстро: приятель обратился к переехавшим в Германию знакомым полякам, те быстро позвонили своим знакомым, а те уже смеются: «Здорово! Наконец-то анекдот про русского, немца и поляка увидим воочию. Пусть приезжают». Потрясные, надо сказать, ребята оказались: гостеприимные, с юмором, всегда готовые помочь, показать, рассказать. В общем, сдружились в момент. Да и анекдоты помогли, конечно. Только мы все время спорили, кто из трех участников умнее и счастливее — тут у каждой стороны были свои варианты.Так что Краков нас впечатлил. Действительно, красивый город. Шутить мы, правда, перестали, когда, под конец уже поездки, напоролись на митинг какой-то непонятной политической партии в центре города.Немец мой аж оторопел: «Ты, — говорит, — посмотри на того чувака, который орет! Прямо как этот, наш, из тридцатых! Те же интонации, такие же глазки. Усиков только нет». А речь на митинге шла, как оказалось, против дальнейшего участия великой и неделимой Польши в Европейском Союзе, который и не ЕС вовсе, если верить кричащему дяденьке без усиков, а просто четвертый германский рейх. А с этим великой Польше нужно бороться, потому что ее задача — стать «Great again», то есть, получается, «от можа до можа». Немец не унимается, хоть мы его и пытаемся удержать: подбегает к полицейскому и начинает, главное, орать, что с нацизмом нужно бороться. Орет, понятно, по-немецки, а меня просит перевести. Картина: в центре толпы под флагами, кричащей про «Польшу от моря до моря» немец что-то втирает полицейскому, русский переводит это поляку, а поляк уже с русского переводит офигевшему полицейскому. Минутное замешательство толпы, а потом мы мчимся метров двести от бритоголовой гопоты, которой, вишь, наше присутствие помешало. Доброе утро, спасенный когда-то Краков. Попили кофейку, ага. Настроение ниже среднего, понятно. Идти никуда не хочется. Приятель мой вздыхает: — «Слушай, — говорит нам, — ведь Польше очень сильно досталось во время войны — она же полностью разорена была! Откуда эти идиоты взялись? Что за экспорт?» — «Тупость, а не экспорт! — бормочет Марек, наш новый знакомый. — Если честно, я не понимаю, куда делась наша польская честь. Мы ж ей на всю Европу славились — и вам, немцам, и вам, русским, здорово от нас доставалось. В смысле упрямства. А сейчас — какая там честь! Обычная тупость и амнезия!» — «В смысле, — спрашиваю, — амнезия? Поляки забыли, что они поляки? Ты-то, смотрю, не забыл». Тут Марек приосанился благодарно и выдал: — «Вот, смотри. Если уж о чести говорить, то она предполагает и историческую какую-то память, желательно, крепкую. Нравится мне, не нравится, но знать историю, пусть и неудобную, я должен. Наши трехсторонние «терки» столетиями — тут же уйма поводов и для гордости за страну, и для стыда за нее, правда?» — «Это уж точно. Ни одна страна, ни один народ похвастаться образцовой святостью не сможет — каждому есть от чего покраснеть. Но и чем похвастаться, между прочим, тоже» — «Да я не спорю. Честь, она ведь как сохраняется? Памятью. А сейчас я вижу, что память эта вымывается. Вот смотрю газеты, телевизор, там, то-сё — они вроде на польском языке, но поляком я себя не вижу. Ты вот тех гопников с их фюрером поляками считаешь разве?» — «Да таких везде полно — ничего нового» — «О том и речь. Понимаешь, из народа мы становимся какой-то массой, которой очень удобно управлять. Вы это уже проходили — кто в третьем рейхе, кто в первом в мире социалистическом государстве. Теперь наш черед, что ли? Только о Польше можно забыть в этом случае, я думаю. Смотри: сейчас на немцев снова польется это самое, мол, войну в сентябре начали. Потом польется оно же на русских — пакт с Риббентропом устроили. И все вы будете гады гадские. Но мой профессор по истории дал нам задание: выучить как следует про пакт Пилсудского с Гитлером. Там много интересного. Оказывается, и Геббельса здесь очень даже мило встречали в 34-м году. А товарищ Геринг любил охотиться в Беловежской пуще. Но это так, к слову. Если уж объективно, что называется, смотреть, то не такие и мы белые овечки — Чехословакию-то вместе с фашистами дербанили. В общем, белый фрак никому не подходит. А вот таблетки для памяти очень бы не помешали». Правоту Марека о забывчивости, а то и насильственном ее распространении подтвердила наша последняя прогулка по Кракову и поездка в совсем уж не романтическое место — Освенцим, что неподалеку. Со злости что ли, но мы стали с ним уточнять, почему Краков сохранился во время войны (присутствие приятеля немца нас не смущало, да он и сам был не против послушать). Спрашивали молодых — некоторые отвечали, что американские союзники, освободившие город, предупредили советских (говорили, правда, «русских») оккупантов. Спрашивали людей постарше — те отводили глаза и говорили, что «так получилось». Один только дедушка уставился на нас и сказал: «Не знаете, что ли? Туристы, тоже мне. Так нам же русские помогли. Они город сохранили! Тут еще памятник стоял маршалу Коневу. Он же тогда, в 44-м, сказал, чтобы по городу тяжелая артиллерия не стреляла. Только снесли памятник, нет его больше». Марек сказал, что в Освенцим с нами не поедет — слишком тяжелое впечатление. Мы вдвоем отправились. Как там люди живут, в самом городке?! Там всё пропитано страхом — такой, знаете, висящий ужас. Идешь к мемориалу, к лагерю «Аушвиц-Биркенау», на ватных ногах. Ворота эти с надписью «Arbeit macht frei», «колючка», фонари, бараки, крематорий, виселица. Кто-то из приехавших, смотрим, в обморок упал. Очень понятная реакция. Экскурсовод над ним хлопочет, врачей зовет.Но дар речи мы все-таки сохранили, несмотря на весь ужас. Приятель мой говорит: — «Слушай, а почему тут все надписи на английском, польском и иврите? Здесь минимум двух языков недостает: немецкого и русского. Первый — чтобы наши помнили, во что человек может превратиться, если забудет о своем человечестве. Второй — ну, блин, хотя бы из благодарности. Ведь русские же освободили!» — «Ха! А давай экскурсовода спросим!» Угу, спросили. Ответа просто не было — был холодный, даже брезгливый какой-то взгляд, будто спросили о чем-то крайне неприличном. — «Мда, Марек, похоже, прав насчет памяти», — тихо сказал приятель. Самое противное в Освенциме после всей этой страшной экспозиции — это кафе на выходе. Тут курицу жареную можно съесть, гуляш, супчик и много чего другого. Не лезло в глотку, знаете. Да и взгляд экскурсовода надолго остался в памяти. Холодный, брезгливый https://imhoclub.lv/ru/material/guljash_iz_osvencima
  5. На вторичном рынке много популярных моделей с небольшим пробегом и приемлемой ценой. На первый взгляд, покупка такого экземпляра кажется заманчивой. Не спешите! Многие из них скрывают серьезные конструктивные дефекты. Портал «АвтоВзгляд» выбрал самые проблемные версии популярных машин. RENAULT DUSTER Сверхпопулярный кроссовер слывет очень надежным. Действительно, многие его узлы верой и правдой служат долгие годы. Но вот дизельный мотор Renault 1.5 dCi, может подкинуть столько сюрпризов, что владельца хватит кондрашка. Топливная аппаратура чувствительна к качеству солярки, а она у нас не всегда соответствует всем требованиям. Если на машине стоят пьезоэлектрические форсунки фирмы Delphi — стоит напрячься. Обычно они не выхаживают и 10 000 км. А еще у мотора ломается турбина, прогорают поршни, выходят из строя датчики наддува. Многие проблемы французы решили в 2008 году, проведя модернизацию, но все равно с этим дизелем надо быть осторожнее. Лучше уж выбирать Duster с бензиновым мотором. У них проблем меньше. SKODA OCTAVIA Лифтбек не даром ценили таксисты за надежную ходовую часть. Но что такое ремонт ходовой, по сравнению с «капиталкой» мотора! Упаси вас купить на вторичном рынке автомобиль с двигателем 1,4 TSI. Этот наддувный агрегат серии EA111 начали ставить на «Октавию» c 2008 года. Годом ранее он получил две престижные премии — «Двигатель года» и «Инновация года». Пусть это не вводит в заблуждение. Технически сложный агрегат слывет очень проблемным. VOLKSWAGEN PASSAT B6 И снова основная проблема в высокотехнологичном моторе VAG. На сей раз 1.8 TSI, серии ЕА888. Второе и третье поколение агрегатов выпускали с 2007 по 2012 год. Его ставили на большое количество машин. На ту же «Октавию», Skoda Yeti, Volkswagen Passat B6 и B7, AudiA3, A4 и A5. Двигатель очень любит «есть» масло. Расход 1 л на 3 000 − 4 000 км пробега — норма. Но иногда немецкий «маслоежка» требовал 1л и на 500 км! Как следствие — мотор троил. Следы масла в обилии находили на свечах и других деталях двигателя. Может подкинуть сюрприз и ТНВД (топливный насос высокого давления): в масло начинает попадать бензин. Лечение только одно — замена ТНВД. Из других неприятностей отметим износ цепи ГРМ к 100 000 км пробега, течь помпы и термостата. Ну и как же обойти стороной проблемы с семиступенчатой DSG. Она с сухим картером. Симптомы обычные — рывки при переключении. Не нужно объяснять, что ремонт трансмиссии в любом случае влетит в копеечку. Покупку автомобиля с такими агрегатами мы настоятельно не рекомендуем. Даже если у выбранного вами экземпляра пока все хорошо, это не значит, что проблемы не появятся в будущем. Ведь машина-то подержанная. NISSAN X-TRAIL Популярный кроссовер прошлого поколения часто встречается с бензиновым мотором объемом 2 л вкупе с вариатором. Эта парочка, мягко сказать, проблемная. Цепь ГРМ изнашивается уже к 80 000 км пробега, нередки дефекты поршневой группы. На этом фоне повышенный масляный аппетит агрегата выглядит милым недоразумением. Вариатор Jatco JF011E тоже может подкинуть неприятности. Ремень меняют на 150 000 км. А если затянуть с заменой масла, то продукты износа могут заклинить редукционный клапан масляного насоса, и капитальный ремонт «коробки» обеспечен. BMW X3 Не обошли проблемы и премиум-сегмент. Мотор BMW N46 объемом 2 л может разорить даже человека с доходом выше среднего. Немецкие инженеры так поверили в свою гениальность, что не предусмотрели масляный щуп у своего детища. Поэтому проверить уровень можно лишь безоговорочно доверившись показаниям соответствующего датчика. А он часто врет. К тому же, у двигателя повышенный расход масла. Если упустить момент, то масляное голодание мгновенно приговорит мотор к смерти. Это еще не все. Цепь ГРМ изнашивается к 80 000 км пробега, может развалиться натяжитель. К слабым местам отнесем нередкие обрывы приводного ремня кондиционера и частые проблемы с электрикой. https://www.avtovzglyad.ru/avto/avtoprom/2019-08-01-renault-duster-i-esche-4-bestsellera-razorjajuschih-vladeltsev-na-remonte/
  6. С таким пенсионным обеспечением гуманние было бы людей просто убивать.
  7. Наглядный пример ЗАЗ. Пока он сотрудничал с европейцами, держался на плаву со своими "Ланос", как только решил скооперироваться с китайцами, тут ему настал конец.
  8. А жалко, что не дадут. Китайско-украинское сотрудничество ничем хорошим никогда не кончалось. В результате всегда случалась зрада зрадная.
  9. Мы тоже не против, благодаря санкциям наше правительство вспомнило про сельское хозяйство и производство.
  10. Так его все равно в Китае делают. Попробовал Samsung, на корейцев не действует.
×