Jump to content

Палимпсест

Пользователи
  • Content Count

    6,241
  • Joined

  • Last visited

About Палимпсест

  • Rank
    Пергамент
  • Birthday 06/28/1959

Информация

  • Пол
    Мужчина
  • Проживает
    Близко
  • Интересы
    Госслужба

Recent Profile Visitors

5,807 profile views
  1. Поздравляю с Юбилеем! Здоровья и бодрости

  2. так нашей прессе и не нужно голосования... ктонить из депутатов вякнет отсебятину - и уже заголовок "В Думе поддержали"... или "В Думе заявили" . Большая и давняя традиция ссылаться на ширнармассы. Причём, не у нас придуманная, как и любовь к аббревиатурам. Оттуда, из за лужи.
  3. Сообщение газеты The Washington Post о кибератаке, которую, по словам неназванных информаторов, провело Киберкомандование США вместе с разведкой Агентства национальной безопасности против петербургского «Агентства интернет-исследований», показывает, как сильно изменился наш мир со времен теплого, лампового (или даже транзисторного) «Голоса Америки», который мы в отрочестве слушали через рев глушилок. Как сообщается, атака была предпринята во время промежуточных выборов в американский Конгресс в 2018 году и имела целью помешать так называемым пригожинским троллям вмешаться, по их обыкновению, в американские выборы. Эти решительные действия, в общем-то, понятны в свете глубокого убеждения части американской политической элиты, что их страной правит русский шпион, которого привели к власти русские хакеры, а русские пропагандистские ресурсы – вроде Sputnik или Russia Today – всей своей враждебной сутью навалились и вредят. Толпы русских троллей подзуживают левых и правых экстремистов, сеют смуту, расовые разделения и недоверие к властям среди политически нестойких западных трудящихся. Если официальная картина мира предполагает, что зловещие русские хакеры обладают столь огромным могуществом, что фальсифицируют выборы и ставят президентов по своему усмотрению, то – внутри этой картины – вполне логично попытаться перекрыть этим зловещим сверхъестественным тварям доступ в интернет. Люди, для которых их неудачи объясняются колдовством, будут склонны сжигать ведьм. Люди, которые видят причины своих политических провалов в кознях русских хакеров и троллей, будут стремиться отключить их от интернета. Параноики по-своему очень логичные люди. Они делают допущение – «нам вредят злые ведьмы/кремлевские хакеры» – и следуют логическим выводам из него. Однако еще не очень давно эта картина показалась бы весьма странной. Если бы нам, слушателям западных голосов эпохи застоя, кто-то сказал, что США (и Запад вообще) будут принимать энергичные меры против русской пропаганды, мы бы изумились чрезвычайно. Голоса говорили о том, что демократии доверяют своим гражданам и высоко ценят свободу слова – люди могут свободно высказывать свои мнения, нравятся они другим или нет, учреждать издания, создавать радиостанции, свободно конкурировать за внимание (и деньги) аудитории. «Эта свобода печати – на самом деле зависимость от денежного мешка!» – приводила советская пропаганда слова В.И. Ленина. «Но поскольку это разные мешки с разными интересами, вынужденные в условиях свободы конкурировать за доверие людей, в итоге люди могут выбирать из разных источников, и так обеспечивается право народа знать», – парировали голоса. И за ними стоял тот неоспоримый факт, что коммунистические издания в западных странах выходили, советское радио никто не глушил – а вот в СССР и странах советского блока существовала жесткая партийная цензура. Считалось несомненным, что именно Запад заинтересован в свободном распространении любых сообщений, в неограниченном обмене мнениями и идеями – и что характерной чертой несвободных режимов является стремление ограничить доступ своих граждан к информации. Сегодня мы оказались в другом мире – где страхи по поводу подрывной вражеской пропаганды высказывают именно на Западе. Возвышенные речи о том, что граждане свободных стран вправе сами выбирать, кому верить, забыты, и вместо этого власти бьются над тем, как оградить своих несмышленых подданных от воздействия вражьих (на этот раз русских) голосов. Особенно во время выборов. Нам, выросшим в СССР под шум глушилок, трудно поверить, что в наши дни источником цензуры являются власти Запада. Но такова реальность. Эта цензура выглядит несколько по-другому, чем в СССР, но она очевидна. Интернет – и особенно социальные сети – рассматриваются как важный инструмент пропагандистской борьбы, которым пользуются враги и который поэтому надо контролировать. Марку Цукербергу, который в мире социальных сетей достиг примерно того же положения, что и Microsoft в мире программного обеспечения – почти монопольного – не позавидуешь. Власти разных стран (прежде всего, его родных США) постоянно дергают его на предмет недостаточной бдительности перед лицом русских троллей, которые пользуются его сетью, чтобы вести пропаганду и смущать умы. Впрочем, не только русских троллей – разного рода идеологически нежелательных людей, которые используют сеть для того, чтобы выражать свои нежелательные мнения. Находясь под таким давлением, «Фейсбук» просто вынужден вводить идеологическую цензуру и подавлять мнения, которые по тем или иным причинам неприятны для западных политических элит. Возникает интересное явление, которое можно было бы назвать «стыдливой цензурой». В англоязычном интернете разговоры о том, что «Фейсбук» подавляет определенные точки зрения – в частности, христианские и социально-консервативные – уже вполне обычны. Администрация, конечно, не объявляет прямым текстом, что определенные политические и мировоззренческие убеждения в этой сети не приветствуются; формально принцип свободы слова уважается. Просто авторы и ресурсы, выражающие нежелательные мнения, сталкиваются с проблемами, которые официально связаны с чем-то другим. Например, сотни англоязычных страниц, посвященных политическим дебатам, были удалены под тем предлогом, что зарегистрированы на фальшивые имена или занимаются спамом. Нежелательные точки зрения не вычищаются полностью – как это делала бы советская цензура – они аккуратно выдавливаются различными способами, которые обеспечивают то, что традиционно называется «правдоподобной отрицаемостью» (plausible deniability). Возможность сказать, что происходящее вызвано другими причинами, а цензура вам просто показалась. Самое простое – настроить алгоритмы так, чтобы пользователи видели нежелательные страницы реже. Но можно и грубее – просто банить нежелательных авторов как «нарушивших правила сообщества». Такое явление наблюдается и в англо-, и в русскоязычном сегменте сети. Взаимодействуя с полностью непрозрачной системой, вы не можете точно знать, чем обусловлены те или иные ее действия. Целенаправленной политикой руководства, самостоятельными действиями тех или иных его представителей на местах или техническими сбоями. Никто не разъясняет вам своих действий. Вы думали, это ваш аккаунт – но вам напоминают, что это чужая частная лавочка. Вы вложили в нее свое время и усилия, включили ее в повседневную рутину вашей работы и жизни на свой страх и риск. Вы годами собирали тысячи подписчиков, налаживали связи, осваивали возможности сети, вели трансляции – а потом вам сообщают, что вы забанены на основании поста пятилетней давности, в котором ничего похожего на нарушение норм сообщества не было, а попытки как-то связаться с администрацией и указать ей на очевидную нелепость происходящего оканчиваются ничем. Вам выдается сообщение о том, что «мы не можем обработать ваш запрос». Это цензура? Очень похоже, но у администрации всегда есть возможность сказать – какая цензура, вам показалось, просто нам приходится как-то фильтровать речи ненависти, живых модераторов не напасешься, а роботы – ребята старательные, но туповатые, просто техническая накладка. А что жертвами технических накладок становятся авторы определенных предпочтений – это вам, опять же, показалось. Однако, по американской поговорке, «это крякает как утка», действия «Фейсбука» выглядят именно как политическая цензура, и ничего в принципе удивительного в такой цензуре нет – учитывая текущую борьбу властей Запада с чуждыми идеологическими влияниями и вражеской пропагандой. Конечно, практикуя такого рода цензуру, социальная сеть рубит сук, на котором сидит. А суком этим является доверие пользователей. Но, возможно, проанализировав ситуацию, администрация сети пришла к выводу, что потери от этого будут меньше, чем потери от конфликтов с западными правительствами. Рядовые пользователи (пишут они по-русски, по-английски или на каком угодно еще языке) вряд ли могут что-нибудь с этим сделать. Разве что расширить свое присутствие на другие сети, исходя из того, что везде не забанят. Но стоит принять к сведению, что социальные сети – и «Фейсбук» в частности – не являются каким-то нейтральным местом встречи, где самые разные люди высказывают свои мнения. Это место цензурируемое и контролируемое, где определенные взгляды продвигаются, а определенные – сдерживаются. Мы снова живем в эпоху глушилок. Только на этот раз западных. Сергей Худиев
  4. Да не сложилось бы. Было бы всё то же самое, только ещё чуть быстрее.
  5. Начальник отдела нормативно-правового обеспечения Роскосмоса Станислав Жарков принял участие в дискуссии о московской программе реновации в Facebook. В своем комментарии он назвал жителей хрущевок «скотобазой». Скриншот переписки опубликовал Telegram-канал «Медиатехнолог». Сообщается, что разговор о реновации произошел 2 марта. Жарков заявил, что «контингент из хрущевок засрет» за несколько лет новые дома, построенные в рамках программы. После этого на работника Роскосмоса обрушился шквал критики. Однако вместо того, чтобы забрать свои слова назад, мужчина начал полемику с недовольными. «Что, подгорело? Ты какая категория скотобазы из хрущевки: бухаешь, колешься, бросаешь мусор в подъезде, орешь по ночам или все сразу?» — написал Жарков. Спустя какое-то время чиновник удалил свои комментарии и принес извинения за написанное. Свои высказывания он объяснил тем, что сам живет в хрущевке. «Написанные мной комментарии являлись моим личным мнением, никак не связанным с деятельностью госкорпорации „Роскосмос“. Мои высказывания были сделаны сгоряча — я сам живу в хрущевке и устал от бытовых проблем. Приношу вам всем свои извинения. В своих высказываниях не хотел никого оскорбить», — написал Жарков под постом журналиста Максима Кононенко. Станислав Жарков в Facebook сообщил, что с мая 2018 года стал главой департамента нормативно-правового обеспечения в отраслевом центре интеллектуальной собственности Роскосмоса. Данную информацию организация подтвердила газете «Взгляд». До этого Жарков занимал руководящую должность в Росатоме, а также был юристом «Роснано». Источник
  6. А "прогрессисты" -- это кто? А они далеко не в каждом штате легализованы! На это нужно обратить внимание.
  7. В ответ на просьбу прокомментировать отзыв бывшего вице-президента Джо Байдена о нынешнем вице-президенте Майке Пенсе («приличный человек»), Элизабет Уоррен (Elizabeth Warren) ответила: «Я слежу за высказываниями Пенса об ЛГБТ-сообществе США и не считаю, что его позицию можно назвать приличной. Я не согласна». Репортер: «То есть вы не считаете, что вице-президент — приличный человек?» Уоррен: «Нет». Это интересно. Кандидат в президенты от Демократической партии Элизабет Уоррен (Elizabeth Warren) полагает, что верующих христиан, ортодоксальных иудеев, правоверных мусульман и других американцев, придерживающихся традиционных взглядов на гомосексуализм, нельзя считать приличными людьми. Не могу знать, какого мнения придерживается Майк Пенс (Mike Pence), но не думаю, что он считает гомосексуалистов и их гетеросексуальных сторонников аморальными только за их взгляды. Я, во всяком случае, так не считаю. Пусть я и убежден, что они неправы, но я не считаю, что их нравственность (или безнравственность) как-то зависит от их сексуальной ориентации. Такое мое мнение. Странно, что кандидат в президенты от демократов позволяет себе такие выражения о десятках миллионов сограждан. Полагаю, такова ныне демократическая догма. Это своего рода лакмусовая бумажка. В том, что касается ЛГБТ просто заблуждаться нельзя: иначе вы — форменное зло! Синтия Никсон (Cynthia Nixon)*: «Джо Байден, вы только что назвали самого гомофобского из американских лидеров „приличным человеком". Подумайте, как это будет воспринято в нашем сообществе». Джо Байден: «Вы правы, Синтия. Я говорил в контексте внешней политики: в обычных обстоятельствах вице-президент не будет молчаливо реагировать на мировой арене. Однако нет ничего достойного в том, чтобы быть противником ЛГБТ, и вице-президент здесь не исключение». Напомните мне, пожалуйста, с чего это христиане голосуют за Трампа, несмотря на его нечистоплотность? Может, это как-то связано с тем, что мы хорошо понимаем, какую участь нам уготовили демократы? Надеюсь, на вопрос о «приличных людях» ответят все кандидаты в президенты от демократов. Мы должны знать, где они стоят. Обновление: письмо читателя Кандидатам-демократам надо задавать такой вопрос: допустимо ли ратовать за легализацию однополых отношений, но при этом считать браком лишь союз мужчины и женщины? И если да, то может ли федеральное правительство или частная компания увольнять работников или отказывать соискателям или получателям грантов, которые придерживаются такой точки зрения и не скрывают этого? Допустимо ли вообще иметь другую точку зрения на сексуальность или же точка зрения вашей партии — единственно возможная, а все несогласные должны замолчать под страхом наказания? Род Дреер Перевод
  8. А болото есть на Маскачке ив сторону Болдераи Мне одному тут случайно кажется, что это я тут за границей, а не они оба? Какой к чертям ницгалес дегловский на маскачке в сторону болдераи? Или я просто с утра плохо говорю по-румынски?
  9. и чё теперь? Усраться про войну или Пескова побить? Что за бредовый контент?
  10. Кто где тут человек и кто кого оскорблял по внешности?
  11. Хоть не Бабевдудзе. А то с них станется.
×