Jump to content

должникна

Пользователи
  • Content Count

    257
  • Joined

  • Last visited

About должникна

  • Rank
    Приусадебный ёжик

Информация

  • Пол
    Не определился
  • Проживает
    Севастополь
  1. Какая нежность от нацгвардии.. Кажется еще чуть-чуть и говорили бы "Ляжьте, пожалуйста, мальчики", и каждому по цветочку подарили
  2. Ну шо, я согласен. 7 ноября - это черный день календаря... Так пора бы снова ему стать красным!
  3. Интересно, а как зовут будущего россиянина, который по центру фотографии?
  4. Во как! Экологически чистый -- природный -- керосин, извлеченный из орехов керосинового дерева, выросшего на заднем дворе НПО Энергомаш, в окружении четырех плутониевых елок..
  5. Есть такое http://rutracker.org/forum/viewtopic.php?t=4192204 и еще есть такое http://rutracker.org/forum/viewtopic.php?t=3474300, но тут всё подводиться под теорию собственно Кузьмина, несколько малообоснованную всё же
  6. Этим кстати и Клим Жуков отличился, утвердив в упоминаемом выше разведопросе тоже самое. Русами новгородцы называли жителей "Низовой Руси" т.е. все земли южнее: Киев, Чернигов и т.д. Самих себя же они называли словене. Отсюда и разделение в правах, в пространной редакции Русской правды которое и устраняется. ... Сложность в том, что по вашей теории выходит, что это не север завоевал юг, а наоборот. Статус русов до "Русской правды" был выше статуса словен. Нигде в Русской правде ни одной редакции не указано, что статус руса выше, чем словен А так да, Олег пришел в Киев, нашел там неких русов, сообщил, что он сам рус, предъявил некоего младенца Игоря, и сказал, что он княжеского рода, а пока он младенец - дань платить ему.
  7. Этим кстати и Клим Жуков отличился, утвердив в упоминаемом выше разведопросе тоже самое. Русами новгородцы называли жителей "Низовой Руси" т.е. все земли южнее: Киев, Чернигов и т.д. Самих себя же они называли словене. Отсюда и разделение в правах, в пространной редакции Русской правды которое и устраняется. Про этноним Русь: источник этнонима был явно не один. Было несколько Русей, которые в итоге слились в одно название. Про болгарский язык, русский и церковно-славянский автор вообще не в теме. Ну, хотя бы Калининград наш
  8. Федеральному Городу России от другого Федерального Города России - Поздравляем с Праздником! Ура!
  9. Ну там логика, что типа управляемые можно бросать с большей высоты, чем неуправляемые
  10. Так ли необходимо воспитание? Воспитание – это процесс целенаправленного влияния на личность для привития ей некоторых качеств и навыков. Обратите внимание на слово «целенаправленный». Т.е. мы, в роли воспитателя, осуществляем некоторые специальные воздействия именно с воспитательной целью. А может… и не нужно ничего специально воспитывать, а нужно лишь довериться чувствам и инстинктам? Может просто согласиться с тезисом, что школа должна только давать необходимые знания, а семья руководствоваться принципом невмешательства и максимальной свободы ребенка? Разве это не наиболее естественная методика? Вот, к примеру, братья наши меньшие: шимпанзе, гориллы, орангутанги и другие высшие и не очень приматы, про них нельзя сказать, что они уделяют специальное внимание процессу воспитания. Они заботятся о детенышах, кормят их, дарят им ласку, тепло -- но не читают им наставлений; не раздумывают, наказывать их или не наказывать, и если наказывать, то как; не размышляют обещать ли награду за хорошие оценки в школе или ставить в угол за плохие и т.д. Почему им так можно, а нам нет? На самом деле и нам так можно, но есть одно большое «но». Приматы могут не использовать специальные воспитательные воздействия, т.к. воспитательный процесс у них обусловлен факторами, которые складывались на протяжении длительного эволюционного пути развития: структура социума, характер отношений, внутренние мотивации и психоэмоциональные реакции на различные действия. Эти естественные и практически неизменные факторы и обеспечивают воспитательный процесс. Собственно, на деле к этому и необходимо стремиться, чтобы окружение было выстроено так, чтобы оно способствовало воспитанию и само проводило воспитательные действия, без каких-либо методологических ухищрений. Но дело в том, что окружение современного человека не только не выстроено соответствующим образом, но вообще очень далеко от того, что можно назвать для него окружением естественным. Еще относительно недавно человек жил небольшими сплоченными коммунами: земледельческими общинами, племенами охотников-собирателей. Чувственно-эмоциональный комплекс человека складывался сотнями и сотнями тысяч лет именно для этих условий. За последние же несколько тысяч лет, и за последние несколько сотен в особенности, эти условия поменялись кардинально. Далеко вперед шагнули структура социума, человеческая культура, научный прогресс и т.д. С точки зрения эволюции же, психофизиологический комплекс человека остался на уровне малочисленного племени охотников-собирателей. Налицо колоссальный зазор между окружением психофизиологически естественным для человека и окружением современным. Посмотрите на него: многомилионные города, но при этом всё более атомарный индивид - "одинокая толпа"; Если в малочисленной общине преступник и социальный паразит изгоняется, то в миллионных городах он анонимен и повсеместен: человек избегает отношения с ним просто отрезая какие-либо отношения со всеми, и самой большой макросоциальной общностью, на которую он ориентируется, остается только его семья. Да и то, ювенальные технологии вклиниваются и сюда, между родителями и ребенком, еще более атомизируя индивида; далее, высокое взаимопроникновение культур и субкультур, их механическая эклектичная смесь, формирующая разные ценностные установки у индивидов даже в пределах одной семьи; агрессивное навязывание человеку образов, посредством различных медиа, которые к реальности имеют исчезающе малое отношение -- всё это, при попустительстве в вопросе воспитания, может сформировать личность с теми или иными психическими и социальными отклонениями. Значит воспитание необходимо, чтобы управлять и корректировать процесс становления личности в наших современных условиях, неестественных для психофизиологии человека. Какое необходимо воспитание? Вот мы сказали, что если пустить воспитание на самотек, то личность может сформироваться с психическими и социальными отклонениями… Отклонениями от чего? Т.е. кого мы хотим получить в процессе воспитания? В целом, конечно, каждый воспитатель сам выбирает те качества, которые он хочет сформировать у воспитуемого. Может он хочет воспитать своеобразную "акулу бизнеса", безжалостно идущего по головам беспринципного карьериста, или, например, как говорил минобраз Фурсенко -- воспитать культурного потребителя. Но помните: во-первых, человек существо социальное, хорошо себя чувствовать и испытывать счастье (вы же желаете своему воспитаннику счастья?) он может только в социуме. Следовательно, ему необходимо привить коллективные навыки. Во-вторых, каждый человек, как носитель привитого ему некоего образа этико-культурного социобытия, впоследствии сам формирует вокруг себя социальную ткань. Если он воспитан в духе войны всех против всех, то такая установка будет стремиться реплицироваться каскадно в головах всех, с кем он входит в социальные отношения. В свою очередь социальная ткань будет формировать и социальное бытие, и в данном случае это будет социальный ад. Эгоцентризм каждого отдельного индивида с неизбежностью приводит ко всеобщему, необратимому и всё более стремительному исчерпанию ресурсов нашей планеты, их нерациональной трате на борьбу за перераспределение этих ресурсов, на войны, на излишнее потребление, на роскошь, -- что приближает нас к экзистенциальной катастрофе. Отсюда следует необходимость для всего человечества кардинального отказа от существующих порядков и перехода на рельсы радикального гуманизма, что ставит ряд теоретических вопросов, включая вопрос о Новом Человеке. Всем, кто занимается вопросом о Новом Человеке наряду с психологией, антропологией (в том числе, разумеется, и этологией), этикой, социологией и даже историей и историософией, нельзя не обратится к трудам великого практика Нового Человека - Антона Семеновича Макаренко, который в сложное для страны время гражданской войны, из "трудновоспитуемых" детей и малолетних правонарушителей, фактически потенциальных воров и бандитов, делал настоящих советских граждан: инженеров, педагогов, врачей, военных и т.д. Антон Семенович Макаренко Выдающийся советский педагог и писатель ставил целью воспитание настоящего советского гражданина и блестяще этого добивался, несмотря на тяжелые условия. Для сравнения: в 1926 году Куряжская колония, в которой финансирование было лучше у колонии Макаренко и большее количество пахотной земли - представляла собой жалкое зрелище: вшивые, голодные дети, в струпьях и язвах, в условиях дикой антисанитарии, без каких-либо определенных занятий, с процветающей воровской малиной с пьянством и матерщиной, с разваливающимся строениями и хозяйством, утопающем в грязи и экскрементах. В то время как колония им. М.Горького, которой заведовал Макаренко, к этому времени вышла на самообеспечение, имела стадо высокопородных свиней в 200 голов, с десяток лошадей, сложное шестипольное хозяйство с полсотни десятин, и, конечно, 120 самодисциплинируемых счастливых ребят это хозяйство ведущих, с успехами в школе, поступающих на рабфак, участвующих в различных кружках, имеющих свой оркестр и даже театр, который ставил новые постановки каждую неделю. Мало того, в "эпоху завоевания Куряжа" это 120 горьковцев пришли со всем хозяйством в Куряж, и включили эти 200 с лишним куряжан в свой коллектив, социализировав их в рекордно короткие сроки, порядка нескольких месяцев. За 16 лет деятельности А.С.Макаренко в качестве заведующего колонией через него прошло более 3000 ребят и девчат, подавляющее большинство из которых получили хорошие личные и социальные качества, производственные и организационные навыки. Значительная часть из них поступила в ВУЗы, что с середины деятельности ставилось целью для всех воспитанников колонии. К 1935 же году, трудовая коммуна им. Ф.Дзержинского на собственные деньги построила завод производства электроинструмента, а также современных по тем меркам фотоаппаратов с технологией, использующую точность до микрона, и выпускала эту продукцию силами коммунаров. Всё это кажется какой-то магией. В этом и правда есть некая социальная магия, запустить которую непросто, об этом мы поговорим ниже. Кроме этого Макаренко оставил ряд литературных произведений, наиболее информативными из которых являются публицистические работы, методологические работы, лекции и письма. Особое место среди работ занимают художественные произведения "Педагогическая поэма" и "Флаги на башнях", ярко и реалистично описывающие весь путь его педагогической деятельности. Реалистично - т.к. большинство персонажей имели своих реальных прототипов, даже малоправдоподобный Веткин (в рельности Пенкин) с 13-ю детьми из "Книги для родителей", которая уже и совсем не претендовала на фактологическую достоверность. Все механизмы воспитания Макаренко проверены практикой и выросли из практики, прошли собственный эволюционный путь развития, т.к. начинал он хотя и с большим багажом знаний и учительским опытом, но без всякой системы: [о педагогике] "Сколько тысяч лет она существует! Какие имена, какие блестящие мысли: Песталоцци, Руссо, Наторп, Блонский! Сколько книг, сколько бумаги, сколько славы! А в то же время пустое место, ничего нет, с одним хулиганом нельзя управиться, нет ни метода, ни инструмента, ни логики, ничего нет. Какое-то вековое шарлатанство!" И хотя он сам скромно утверждал, что несмотря на 16-летний опыт у него не сложилась теория, мало того, нет никаких выводов, а лишь "гипотезы-предчувствия", — всё-таки есть довольно определенные вещи, о которых и стоит поговорить. Самовоспитание Значительная часть работ Макаренко посвящена наиболее привычной для него и наиболее мощной организационной форме воспитания — трудовой коммуне. Меньшая часть работ уделена семейному воспитанию, и совсем незначительная таким формам как школа и др. Семья - это более простая форма, чем трудовой коллектив, ждать от неё многого не стоит, но зачастую это единственное место, где гражданин нашей страны вообще рискует подвергнуться хоть какому-нибудь воспитанию. Но прежде чем говорить об этих формах, надо дать важное пояснение о системе воспитания Макаренко вообще и об одной важнейшей части любого воспитательного процесса в частности. Несмотря на "магические" результаты, никаких магических способов, таких, чтобы всё само собой сделалось, в системе нет. Чем больших результатов вы хотите достичь, тем больших усилий необходимо приложить. В любом случае приготовьтесь к тому, что от вас потребуется сила воли, терпение, выдержка, искренность. Ведь одним из краеугольных камней любого процесса воспитания является личный пример. Не думайте, что главным вашим методом воспитания может быть поучение. Что вы, удобно расположившись на диване, поместив в пределах видимости и слышимости объект воспитания — ребенка, и направив ему вербальным способом свою бесспорно умную мысль, собранную в предложение, не думайте, что получите в ответ "Ага! Я так и буду теперь всегда делать. И как это я сам раньше не догадался?", а тем более, что получите требуемое вами поведение или реакцию. "...Не думайте, что вы воспитываете только тогда, когда разговариваете с ребенком или поучаете его или приказываете. Как вы одеваетесь, как вы разговариваете с другими людьми и о других людях, как вы радуетесь или печалитесь, как вы обращаетесь с друзьями и с врагами, как вы смеетесь, читаете газету - всё имеет для ребенка большое значение... Если вы грубы, хвастливы, пьянствуете или хуже - оскорбляете мать, вам уже не нужно думать о воспитании: вы уже воспитываете ваших детей и воспитываете плохо. Никакие рецепты не помогут, если в самой личности воспитателя есть большие недостатки." Вы не можете требовать от воспитуемого того, чего не выполняете сами. Если вы ленивы, если пьянствуете, если часто ссоритесь, кричите и материтесь, если предаетесь пустым развлечениям, если развели дома грязь и беспорядок, то вы никак не можете требовать обратного от ребенка. Угроза изгнания Наиболее ультимативным, наиболее мощным предпосылом, создающим внутреннюю мотивацию у человека вообще принимать воспитательный процесс — является угроза удаление от субъекта воспитания (воспитателя или коллектива). Согласитесь, если у индивида нет никакой причины даже держаться коллектива, то принимать правила этого коллектива он тем более не будет. Наиболее важным является то, что мотивация именно внутренняя. Если индивид находится в коллективе по внешнему принуждению, то, хотя он может даже принимать внешние правила коллектива, — никаких внутренних изменений на личность воспитуемого они оказывать не будут и наоборот, будут вызывать у него активное сопротивление им. Для человека, отбывающего наказание в тюрьме, угроза удаления из неё отнюдь не угроза, а желаемое. После отсидки человек так и совсем будет стараться держаться от тюрьмы подальше. Если же человек хочет держаться коллектива по своим внутренним соображениям, то правила коллектива он будет принимать легче и более овнутренно, и сопротивление воспитательным действиям в отношении него — у него будет значительно слабее. В свою очередь и коллектив должен быть заинтересован во включении в себя этого индивида примерно по той же схеме, но с поправкой на пропорциональность издержек содержания этого индивида. Если для индивида коллектив — это значительное изменение условий, то для коллектива дополнительный человек, допустим сотый, — незначительное изменение, если, конечно, этот индивид не вопиюще вреден. Есть два типа причин внутреннего взаимного притяжения: а) рациональные, экономические — эгоистические причины. Т.е. когда индивиду нахождение в коллективе с экономической точки зрения выгоднее, когда это для него - вопрос выживания, когда приобретения нахождения в коллективе превышают издержки от оного. То же и для коллектива. б) иррациональные, неэкономические — скажем симпатические причины. Те, которые экономика совсем не берет в расчет: сферический homo economicus для неё лишен подобных побуждений. Брак для неё - союз двух капиталов, скрепленный брачным расчётом, содержание ребенка в семье - это страх перед законом об обращении с детьми, а сам ребенок - экономическое недоразумение. Однако, согласно теории эволюции, природа выработала внеэкономические мотивации объединения людей, как то: любовь половая, любовь материнская (ну и отцовская, что, мужчины, — не люди что ли?), дружеская привязанность и т.д. Вот эти самые симпатические мотивы, несмотря на непризнание их экономическими науками, могут быть значительно сильнее мотивов экономических. Давайте же рассмотрим различные формы коллективов в этом разрезе. У уже упоминавшегося нами племени охотников-собирателей сильны оба типа привязанности. Во-первых, человек не может выжить без племени, а племя не против еще одного собирателя. Во-вторых, человек находиться не только в коллективе, где, помимо всего прочего у него могут быть дружеские привязанности, но также и в семье, где у него привязанности родственные. Однако, несмотря на все эти привязанности, если социальные навыки человека оставляют желать лучшего, а экономическая целесообразность содержания этого члена для коллектива стремиться к нулю, то племя его выгонит. Угроза изгнания в такой форме коллектива весьма действенна. Точно также эффективна она и в трудовой коммуне. Коммуна сильна своей близостью к естественной для человека форме непосредственного для него социума. Вне колонии Макаренко беспризорника или даже малолетнего правонарушителя ждала голодная бродячая жизнь, мелкоуголовный мир или следование в обозе белых войск, и никакой перспективы. В колонии Макаренко естественно не было ни заборов, ни вышек с автоматчиками. Но там даже поначалу была какая-никакая еда, одежда. По мере становления коллектива там появилось отличное дружеское социальное окружение. Благодаря коммунарской демократии и особенно чуткой к этому вопросу мальчишеской душе — тонковыстроенное справедливое обустройство, отсутствие воровства, мошенничества, насилия, всего того, чем полны улицы, или, как минимум, отсутствие безнаказанности: в коммуне сложно совершить анонимное преступление. Разнообразные кружки и культурная жизнь. И конечно перспектива - школа, рабфак, ВУЗ — это действительная дорога в Советском Союзе, где существовала интенсивная социальная вертикаль. Правом изгнать человека из коммуны пользовалось общее собрание коммунаров, отсюда и неизбежность привития индивидууму различных социальных навыков. Обратите внимание на важность обоих типов привязанности к коллективу, и симпатическому, и экономическому: если человек экономически самостоятелен, более того, если его материалистические интересы и вовсе независимы от коллектива, то тем самым снижается и его общая мотивация нахождения в этом коллективе. Недостатки семьи, как формы организации воспитания Традиционная большая семья — это хорошая среда, обладающая большинством предпосылок для получения ребенком хорошего воспитания. Сейчас же наиболее распространена семья современного западного типа. Он, она, и, возможно, один ребенок, иногда — два. У такой семьи есть ряд существенных недостатков в воспитательных возможностях относительно и большой традиционной семьи, и, тем более, коммуны: Компетентность: Здесь мы подходим к обсуждению очень компоненты важной воспитательного процесса — к субъекту. К вопросу «Кто воспитывает?». В коммуне воспитывает коллектив, первичный отряд и другие структуры. Коллектив знает, как воспитывать, просто по факту своего существования. Многие трудновоспитуемые и малолетние правонарушители стали через него настоящими гражданами Страны Советов. Он, как структура, функционирует уже много лет, сохраняя преемственность, он работает и учиться, он учит работать и учиться, он прививает коллективные навыки, ответственность и дисциплину. Первичный отряд посвящен во все тонкости жизни воспитуемого. Там, где первичному отряду не хватает компетенции или авторитета, ему на помощь приходит совет командиров и общее собрание. А обладает ли компетенцией родители или их самих надо воспитывать? Или они делегируют обязанности по воспитанию школе или детскому саду? В школе же, в свою очередь, будут уклоняться от такой ответственности и адресовать к семье, что она, мол, плохо воспитала. Макаренко отвечает на этот вопрос так, воспитывать должны и школа, и семья, под руководством школы (как представителя государства) Осведомленность: Коллектив постоянно окружает воспитанника. Живет с ним одной жизнью, учиться и работает вместе. Коллектив - это плавная градация возрастов и поколений, которая хорошо знает интересы и мотивы воспитанника. Родители одного или двух детей могут слабо или превратно представлять, чем живет их чадо. И, как следствие, неправильно выстраивать систему воспитательных воздействий. Безнаказанность: Или призрачность угрозы удаления из коллектива для главных объектов воспитания — детей. В отсутствие такого мощного инструмента в ход идут различные ухищрения, как то: физические наказания, подкуп, сюсюканье и т.д., что самым негативным образом сказывается на процессе воспитания. Неравновесность: Трудовая коммуна эгалитарна. Конечно есть заведующий колонией и воспитатели, но в системе, выстроенной Макаренко, они не обладают полнотой власти. Коммунары могут ставить вопрос об увольнении воспитателя. Общее собрание решает вопрос о исключении коммунара из своих рядов, и сам Макаренко этому помешать — не может, как это было ярко показано в одном случае во время похода по Крыму. Вообще важные решения принимаются напрямую общим собранием, оперативные решения — командирами отрядов, которые являются представителями и делегатами своих отрядов. В семье же сложно представить, чтобы собрание детей постановило лишить обеда отца за какую-либо провинность. Или решило, что надо купить две теплицы, а не низкопрофильные литые диски для машины. Это лишает детей и мать возможности влиять на самодуров. Акооперативность: Семейное хозяйство может как совсем отсутствовать, так и присутствовать, но не требовать сотрудничества членов коллектива в достижении поставленных хозяйством целей. У детей [и других членов коллектива] может отсутствовать необходимость в совместной работе. Как следствие могут отсутствовать возможности получения соответствующих коллективных навыков. Такой же проблемы есть и в школе, и институте, и множестве видов работ, где отсутствует такая необходимость кооперации. В школе ребенок не замотивирован к кооперации, он может все годы просидеть на первой парте, поднимая руку и быть ботаником-изгоем, может, наоборот, торчать на "камчатке" среди озорников; в институте индифферентно относиться к однокурсникам или же, принимать участие в развлечениях — но так и не получить необходимых социальных навыков. Т.е. ребенок рискует всю жизнь прожить, но так и не научиться: способности ставить интересы коллектива выше собственных, способности идти на компромиссы, способности идти на жертвы, участию, внимательности и предупредительности, благодарности, доверию, чувству локтя и так далее. Такие навыки, кроме коммуны, можно привить например: в армии, где невыполнение задачи одним членом отряда, является невыполнением задачи всем отрядом; на заводском производстве, где ты работаешь в бригаде; в более экстремальных вариантах: на войне, где от твоего брата по оружию зависит твоя жизнь, как у Симонова: "я никогда ни одну бабу так не любил, как сейчас рядового Петрова"; походы большой сложности, горы, там тоже от других зависит твоя жизнь, довольно для тебя ценная (что, как ни удивительно, признает даже экономическая наука). Размер коллектива Приматы, в отличие от большинства стадных животных, знают всех своих соплеменников "в лицо" и с каждым имеют определенные взаимоотношения — самый ресурсоемкий вид интеллектуальной деятельности. Просчитать реакции сородича — возможно, сложнейшая из вычислительных задач, стоящих перед мозгом примата. Задача помнить отношения и репутацию сородича в целом весьма важна для индивида с эволюционной точки зрения, и в частности — в борьбе с социальными паразитами. Несмотря на то, что размер группы, в которой мы способны поддерживать индивидуальные отношения с каждым членом группы (помнить личные взаимоотношения, особенности и репутацию) — для неандертальцев и современных людей составляет около 150 человек, а максимальный размер племени составлял 40 человек, нам достались в эволюционном наследстве различные психологические адаптации, помогающие в этой борьбе. Например, "дорогое наказание" - мы готовы идти на жертву ради эффективного наказания обманщика, даже если наши потери превысят потери нарушителя. Или то, что мы гораздо лучше помним человека, который совершил социальное правонарушение, чем того, который несколько раз проявил альтруизм. В колонии им. Горького на пике было 600 колонистов, и состав периодически менялся. Вот, например, яркое описание новоприбывшего колониста: "Летом в колонию был прислан комиссией Кузьма Леший. Его кровь наверняка наполовину была цыганской. На смуглом лице лешего были хорошо пригнаны и снабжены прекрасным вращательным аппаратом огромные черные глаза, и этим глазам от природы было дано определенное назначение: смотреть за тем, что плохо лежит и может быть украдено. Все остальные части тела Лешего слепо подчинялись распорядительным приказам цыганских глаз: ноги несли Лешего в ту сторону, в которой находился плохо лежащий предмет, руки послушно протягивались к нему, спина послушно изгибалась возле какой-нибудь естественной защиты, уши напряженно прислушивались к разным шорохам и другим опасным звукам. Какое участие принимала голова Лешего во всех этих операциях — невозможно сказать. В дальнейшей истории колонии голова Лешего была достаточно оценена, но в первое время она для всех колонистов казалась самым ненужным предметом в его организме." Чтобы понять можно ли доверять встреченному тобой колонисту придумано простое техническое решение: "каждый воспитанник, побыв некоторое время в коллективе (обычно 4 месяца) становиться настоящим членом этого коллектива, получает значок, ему все обязаны верить на слово. Если доверие не оправдывалось - тогда мы поднимали настоящий скандал, товарищи требовали исключения из коммуны за нарушение доверия. Это преступление более сильное, чем воровство, чем невыход на работу. Твоему слову верят, поэтому ты не можешь соврать - это закон." Если ты не запятнал значок колониста, то по прошествии трёх лет удостаивался значка Старшего колониста. Хорошо бы, конечно, ввести такую практику повсеместно: видишь значок "Хороший человек", значит можно с ним иметь дело, а видишь значок "Дрянь человек", то и дело с ним иметь никакого не стоит, пока не искупит свою вину перед обществом... но пока это сложно реализуемо. С семьей проблема обратная. Гораздо проще и естественней воспитывать ребенка в большом коллективе, где представлены все возрасты, чем в современной семье типа отец, мать и один или два ребенка. Относительно недавно были распространены [имеется ввиду США] семьи локального поселения, где основную массу играло не количество детей в семье, а многочисленные родственники: бабушки, дедушки, дяди и тёти, двоюродные и троюродные, шурины и прочие кузены, которые жили если и не в одном доме, то во всяком случае неподалеку, и даже сосед играл роль в воспитании: "Джонни, почему снова без шапки? Всё отцу скажу". Одного ребенка современной урбанизированной и атомизированной семьи не спасают детские сады и даже школы, т.к. социализация в среде сверстников имеет принципиально иной характер, чем взаимодействие с более старшими товарищами. Сверстники не дают ориентировку, примера, детям не на кого равняться. Общение с более старшими укоренено психофизиологически. Например, институт "корешков" или "шефства", описанный у Макаренко и хорошо работающий, базируется на такой психической приязни. "у нас у каждого старшего был обязательно так называемый "корешок". Каждый имел своего корешка в другом классе, другом цеху, другом отряде. Тем не менее они всегда были вместе. Это неразлучная пара, это младший и старший братья, причем старший крепко держит в руках младшего. Если младший набедокурил - старший исправляет его. Корешки всегда ходили компаниями - человек десять малышей и столько же старших." Старшие подростки любят находиться среди малышни, где можно немножко похвалиться силой и умениями, и потом — младшие гораздо жизнерадостнее, больше смеются, с ними просто приятно быть. И малыши тянутся к старшим, которые всегда могут удивить, рассказать много нового, дать этот самый пример и ориентировку. Старшие очень скоро начинают чувствовать ответственность за своего "корешка" или подшефного, и когда на общем собрании обсуждают, что какой-то малыш набедокурил - сразу возникает вопрос "А чей он подшефный? Володи Корнеева. - Пусть даст объяснения!", и ответ: "Прозевал, я его исправлю, не наказывайте!" "Ну иди, шеф за тебя ручается". Часть 2(продолжение) http://anovikov.livejournal.com/3167.html
  11. А это что? Украинский тяжелый авианесущий вертолет стратегического подавления?
  12. Кто эта?? "Большевик" что-ли?? Наверное японец
×