Jump to content

санитар

Пользователи
  • Content Count

    10,837
  • Joined

  • Last visited

About санитар

  • Rank
    Персона

Информация

  • Пол
    Мужчина
  • Проживает
    Владивосток

Recent Profile Visitors

11,364 profile views
  1. После того, как Путин Си Цзиньпина угостил мороженым, Китай стал покупать его у нас. Теперь, видимо Путин при последней встрече Си лапками одарил. Китай, "вам хочется лапок? Их есть у меня".....
  2. Так они сами с собой, очень красноречиво разговаривают. Привыкли.
  3. Чем бредовей речи европейского политика, тем больше у него шансы формировать европейскую политическую повестку дня.
  4. Parlamentní listy, Чехия © REUTERS, Shamil Zhumatov Возможно, промахи Джо Байдена на Украине будут стоить ему выдвижения от Демократической партии на пост президента в гонке с Трампом, как считает аналитик Тереза Спенцерова. В своем регулярном обзоре событий недели на сайте «Парлментни листы» она возвращается также к истории с российским журналистом Голуновым и комментирует речь Путина на экономическом форуме в Санкт-Петербурге. Тереза Спенцерова: «Важнейшая речь Путина. История с российским журналистом. Украина и Трамп: еще будет весело» (Parlamentní listy, Чехия) Кроме того, Россия и Китай показали, что успешно «развлекаются» без США. 16.06.2019 Мартин Гумл (Martin Huml) «Парлментни листы»: Россию потрясло дело журналиста-расследователя Голунова. Что именно он совершил, и почему российские власти пошли на столь непопулярный шаг, как арест журналиста? Чешские антироссийские активисты радуются, что это начало настоящей борьбы за демократию в России, своего рода «переломный момент». Обоснована ли их радость? Тереза Спенцерова: Не знаю, действительно ли эта история «потрясла Россию» или просто вновь «окрылила» западные СМИ. Но факт в том, что за Ивана Голунова заступились в разной степени оппозиционные российские СМИ, такие как «Коммерсант», «Ведомости» и «Новая газета». Они выразили ему свою поддержку на первых полосах. Присоединился и портал «Лента.ру». Это объяснимо, так как Голунов возглавляет «расследовательские» рубрики портала «Медуза», который в 2014 году отделился как раз от «Ленты.ру». После «Медуза» перебралась в Латвию, то есть на территорию Европейского Союза. Сначала деньги этому ресурсу обещал Ходорковский, но потом от договора отказались, и сегодня финансовые источники «Медузы» неизвестны. Однако Голунова, который пишет для «Медузы», прежде всего, о коррупции в высших эшелонах российской власти, полиция арестовала якобы из-за хранения наркотиков, предназначенных для продажи. Его избили, посадили за решетку, но потом его дело вышло из-под контроля, потому что за него вступились не только СМИ, но и лечащие врачи и другие причастные к делу люди. В итоге через пять дней с него сняли обвинения, когда в дело вмешался лично Путин. Вместо обвинений против Голунова грязь полилась на самих полицейских и их руководство, которых теперь обвиняют (не только) в коррупции. Посмотрим, как далеко зайдет это дело Голунова и кого в итоге из-за него снимут. Министерские чины еще пытаются как-то защитить на ковре в Кремле своих полицейских генералов, которые заправляют в Москве, но, как мне кажется, увольнения все-таки будут. Слишком уж много на них всплыло, а коррупция и злоупотребление властью — это распространенные проблемы, которые большинство россиян считает важнейшими и сложнейшими… Правда, я не знаю, «переломный» ли это момент. Пожалуй, скорее нет. Более примечательным мне кажется то, как вокруг этой истории суетятся наши СМИ мэйнстрима. Они молчат о пятилетнем заключении, которое грозит журналистам во Франции за статьи о продаже оружия в Саудовскую Аравию. Также наши СМИ мэйнстрима не обсасывают тему полицейского рейда в редакции и в квартирах редакторов австралийского телеканала АВС из-за критических репортажей. Никаких особых эмоций у них не вызывают пытки Джулиана Ассанжа в британской тюрьме, хотя об этом говорят в ООН… Потенциальных «переломных моментов» (если оперировать этим оборотом) в последние годы случалось немало. И если кто-то в нашей стране считает Россию «дикой Азией», то тогда ему не стоит бесноваться из-за дела Ивана Голунова, ведь в таком случае подобное стоило бы воспринимать как рутину. Напротив, возмущаться следует из-за происходящего на Западе, ведь в нашей развитой и гуманной «демократии» такие вещи случаться не должны, не так ли? И тем не менее происходит все наоборот… — Выступая на конференции в Санкт-Петербурге, Путин не стеснялся в выражениях. Он обвинил США в том, что с «Хуавэй» они ведут первую технологическую войну; что они пытаются влиять на международный порядок, навязывая свои собственные правила; что они используют доллар как форму давления; что всякий раз, когда у них появляется конкурент, они его устраняют; и что в случае «Северного потока-2» США вмешиваются во внутренние дела других государств. Что вы скажете об отдельных пунктах обвинения? Почему эта важная речь прозвучала именно сейчас? — По-моему нет смысла разбирать отдельные пункты, потому что эта речь по сути обобщила мнение России по разным вопросам за последнее время. Так сказать, собрали «все лучшее». Они объединили частности в одно большое целое, которое, однако, ничего кардинально нового из себя не представляет. Просто экономический форум в Санкт-Петербурге, вероятно, показался путинским «стратегам» подходящим местом, чтобы снова целенаправленно презентовать российский взгляд на мир. Туда приехали около 19 тысяч гостей из 145 стран мира, и все в большей или меньшей степени хотели заключить с Россией какие-нибудь контракты. Но подобным выступлением их как будто символически перетянули на свою сторону, как будто своим желанием торговать с Россией они молча согласились и с российским взглядом на США и их текущую политику. То есть, с одной стороны, речь была важной, а с другой, в большей степени символической. Намного интереснее тот факт, что, согласно подписанным соглашениям, объемы торговли между Россией и Китаем должны удвоиться. Таким образом, две страны дают понять, что успешно обходятся и «развлекаются» без Соединенных Штатов, не заключая при этом каких-то сверх альянсов «на вечные времена». — Вы упомянули, что решающую роль в президентских выборах, если конкурентом Трампа станет Джо Байден, может сыграть Украина или же схема, с помощью которой Байден пытался устранить руководителя предвыборной кампании Трампа Манафорта, опубликовав данные о неофициальных поступлениях на его счет. Неужели все это действительно может дискредитировать Байдена? Захотят ли американские СМИ раздуть эту тему? И возможно ли, чтобы это подтолкнуло граждан США к мысли о том, что украинская авантюра была ошибкой? — Слишком много вопросов сразу. Постараюсь по порядку. Нет, Украина, конечно, не сыграет решающей роли в американских президентских выборах, потому что внешние проблемы эффекта на них не оказывают. И уже хотя бы поэтому граждане США, как вы говорите, не задумаются, а стоила ли украинская авантюра того. Это за пределами их разума. Какая-то мелочь. Никакой войны с американским участием, никаких гробов, которые возвращаются завернутыми в американские звездно-полосатые флаги. И где вообще находится эта распроклятая Украина? За Европой? А где Европа? Так далеко? Скукота. То же самое, как я думаю, можно сказать о теме коррупции Байдена и «доказательствах», которыми режим Порошенко, глупо поставивший не на тех лошадок в Вашингтоне, снабжал американских демократов, о Трампе и его «российских связях». Но, возможно, коррупционные действия Байдена на Украине (а вскоре всплывет еще много грязи) могут лишить его возможности баллотироваться от Демократической партии. Чем дальше, тем этот сценарий реальнее. Тем более что Байдена в последнее время все чаще «ловят» на том, что он крадет предвыборные лозунги и программные пункты у других. Теперь вот Байден занял принципиальную позицию в отношении Китая, хотя еще недавно отстаивал тесное сотрудничество с Пекином. В общем, этот господин кажется мне все более пустым, жалким и бесхребетным. И если демократы сделают его своей «главной лошадкой», то бог им судья. Правда, с другой стороны, я не американский избиратель, и мне менталитет американского электората до сих пор неясен, так что… Однако вы затронули важный аспект, спросив о готовности американских СМИ раздувать эту тему, то есть уличать Байдена во всех его промахах или, лучше сказать, преступлениях. По-моему, по крайней мере пока такой угрозы нет. Байден — против Трампа, а значит в их представлениях «свой», даже если бы он был серийным убийцей. Но ведь СМИ вдруг не развернутся и не плюнут сами себе на клавиатуру или в камеры, не покаются, что столько лет врали, а теперь, мол, пришло время очиститься… В борьбу с Трампом они вложили уже столько, что, вероятно, к реальности приблизиться больше не могут. — В Европе, по выражению Андрея Бабиша, ведутся «игры престолов». Он имел в виду споры вокруг кандидатуры на пост председателя Европейской комиссии. Вы следите за этим, или вам все равно? И каким у вас в памяти останется нынешний председатель Еврокомиссии Жан-Клод Юнкер? — Скажу честно, что не слежу. Я не придаю происходящему в этой сфере большого значения, и мне неважно, кто встанет во главе нашего Союза. Ведь ищут человека, который будет преследовать интересы крупнейших стран и сильнейших закулисных финансовых и подобных кругов, не так ли? Как кто-то из нас может на это повлиять? А вот спросив, каким в моей памяти останется Юнкер, вы меня обескуражили. Мне и в голову не приходило оставлять его в своей памяти. Просто однажды в Брюсселе не будет одного чиновника, который когда-то кого-то устраивал, а когда отслужил свое и уже никого не удовлетворял, ушел со своего поста. Скучно. Я не вспоминаю Брежнева, Якеша или Гусака, поэтому и Юнкера я вряд ли когда-нибудь вспомню… Правда, говоря так, я не хочу всех их приравнять друг к другу. Просто все это были и есть люди, которые каждый в свое время как-то влияли на мою жизнь… — Вспомним еще кое-что, что в какой-то момент нас интересовало. Где-то уже объявился Сергей Скрипаль, почти смертельно отравленный «Новичком»? Есть ли какие-то новые доказательства по этому дело, или по-прежнему одни «хайли лайкли» Терезы Мэй? — Я думаю, что на «фронте Скрипаля» не происходит ничего существенного. Тишина. Новых трупов нет, и никто из тех, кто должен был умереть, но не умер, нигде не появляется… То есть на самом деле полная «тишь», пожалуй, за исключением того, что британцы без огласки разрешили России вернуть хотя бы некоторых дипломатов в посольство в Лондоне, которых как раз из-за Скрипаля в свое время с такой помпой выслали… Хорошо что у нас есть Петршичек (министр иностранных дел ЧР — прим. перев.), который никогда точно не допустит подобного пораженчества! — Скоро Турция начнет размещать российские комплексы С-400. Американцам это не нравится, а вы уже заговорили о выходе Турции из НАТО. Если бы турки по чистой случайности покинули бы НАТО и при этом не вошли в ЕС, чем они могли бы нам насолить? Союзом с Ираном? Греция? Кипр? Влияние Турции на Балканах? — Не будем забегать вперед. Пока произошло только то, что Пентагон исключил Турцию из проекта истребителей F35, американский Госдеп передало роль «опоры стабильности» в регионе от Турции (ей фактически враждебной) Греции. Анкара отреагировала на это ожидаемо — наигранным упреком, что, мол, союзники в альянсе так друг с другом не поступают… Итак, встает вопрос, а воспринимается ли Турция все еще как член НАТО, хотя формально она, конечно, все еще им является. Как события будут развиваться дальше, посмотрим. Думаю, что не позднее конца года все станет ясно, в том числе позиция НАТО. Значение имеют две вещи. С одной стороны, Турция в отношениях с США слишком накаляет ситуацию, но при этом всячески добивается, чтобы «плохими ребятами», который скажут: «Все, уходите!» — оказались американцы. Ведь тогда Анкара сможет напустить на себя обиженный вид, мол, ею пренебрегают, и в соответствии с этим действовать дальше. При этом самым крупным торговым партнером Турции является Европейский Союз. И с позиции страны, которую США (и их европейские вассалы из НАТО) «обижают», Турция может разыграть с Европой совершенно новую партию. Тем более что турки будут контролировать газопровод «Турецкий поток», который заработает приблизительно в конце года и сможет снабжать российским газом как минимум юго-восток Европы. Я не хочу зря спекулировать о конкретных шагах в отношении Греции, Кипра, Балкан и так далее, а только напомню, что у Турции появится свой газовый вентиль, а кроме того, она уже давно распоряжается «миграционным вентилем». И если мы уже не будем даже союзниками по НАТО, то что тогда? Если Турция еще быстрее переориентируется на Евразию и Китай, то что тогда? В любом случае нас ждет чрезвычайно интересная геополитическая шахматная партия. — За какими событиями в ближайшие дни нам стоит следить? — Главное — пережить эту жару, не потеряв здоровье, а там посмотрим… Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ. Оригинал публикации: Tereza Spencerová: Putinův zásadní projev. Jak to bylo s ruským novinářem. Ukrajina a Trump, to bude ještě sranda Опубликовано 13/06/2019 06:53 https://inosmi.ru/politic/20190616/245283955.html
  5. Валерий Коровин: Здесь уже никого не спасти Валерий Коровин - 14 июня 2019, 13:37 Что очевидно, глядя на ликующую у Никулинского суда толпу, приветствующую решение о не отправке какого-то неизвестного доселе Голунова в СИЗО: в обществе явно нарастают протестные настроения, и скоро они и станут главным источником общественного консенсуса. Любое объединение будет происходить по принципу «за» (никто) или «против» (большинство). Так как происходит это в атмосфере полного идейного вакуума – рукотворного, сознательного – то дальше этому протестному консенсусу можно будет предлагать любой набор идей. И если патриотическое сообщество рассеяно, маргинализировано, умышленно подавлено, то либеральное, не смотря на такое же формальное подавление, имеет главный козырь – внешний (лежащий за пределами государства) источник, даже не столько финансовой, это сейчас пока не так значимо, сколько интеллектуальной подпитки. Либеральный, антигосударственный, антиконсервативный, прозападный дискурс досконально проработан и отточен, гибок, реагирует на любую ситуацию быстро и содержательно, то есть, доведён до совершенства. Интеллектуальные и аналитические центры работают и реагируют на текущую политическую повестку, тут же, в он-лайн режиме предлагая готовые решения – реакции, поведенческие модели, продуманные лозунги, быстрое координирование, цельную сетевую стратегию. В ответ со стороны патриотического сообщества – ничего – оно выживает и морально подавлено; со стороны государства – долгая раскачка, растерянность, заявления невпопад, разрозненная позиция, аппаратная осторожность, полное отсутствие смыслов, ситуативное реагирование, отсутствие какой-либо единой стратегии или её появление со значительной потерей тайминга. По динамике и продуманности, последовательности и цельности государство проигрывает 10 к 1. Мало того, Система – этот паразит внутри государства – играет в пользу оппонентов, подыгрывая либеральной и антигосударственнической повестке изнутри, в самих штабах, оттуда, где, казалось бы, должны разрабатываться встречные, патриотические, государственнические контрстратегии. Всё это неизбежно ведёт к нарастанию коллапса государства и его проседанию не только перед внешними, но и перед внутренними ударами со стороны методичных, последовательных глобалистских сетей. Что этому противопоставить? Нет даже смысла об этом говорить (уже много раз говорилось), ибо нынешнее государство вообще не восприимчиво к смыслам, никого не слушает, особенно патриотов, высокомерно считая, что вся эта патриотическая ботаника лишь фон для действительно серьёзных вещей – продажи нефти, газа и других природных ресурсов в пользу офшорной олигархии. И ничего уже этой убеждённости, похоже, изменить не сможет. К сожалению, путь назад, от пропасти проделать уже не получится, т.к. этому сопротивляется само государство. Толкать его вперёд, в пропасть – не в наших правилах. Мы государственники, и то, что государство разъедено Системой – не повод выступать против него. Однако и спасти его нам сейчас не под силу, ибо оно само же сопротивляется этому. Остаётся констатировать: смена нынешней политической формации, разъеденной Системой, — олигархической, либеральной и компрадорской, — скорее всего, возможна лишь через дезинтеграцию государства и его новую пересборку. Как это уже было не раз в нашей истории. Патриотам, консерваторам, евразийцам и государственникам нужно просто быть морально готовыми. К очередному распаду, в том числе, сохранившись и мобилизовавшись на последующий период для новой, теперь уже имперской, континентальной, евразийской пересборки в ещё больших масштабах. Дай Бог, чтобы эта роковая тенденция на сей раз не осуществилась, а государство поумнело настолько, что само бы вычистило из себя Систему, обратившись к патриотам. Однако, глядя на происходящее, рассчитывать на это, видимо, уже не приходится. «Здесь уже никого не спасти» (с)» ИсточникГеополитика
  6. The New Yorker, США © CC BY-SA 2.0, MIT Media Lab | Перейти в фотобанк Машу Гессен нельзя анализировать. Ей, как России у Тютчева, можно только верить. Или не верить. Вот ее былинный зачин: «Когда в 2013-2014 годах Путин усилил политические репрессии, а Кремль активизировал свою кампанию против гомосексуалистов, Россия напала на Украину, а в российской экономике произошел крах...» Тут читатели в РФ разделятся на верующих и неверующих — и правильно сделают. А вот в США — большинство читателей всему этому поверят. И это главная проблема в отношениях США и РФ. The New Yorker (США): как российские ЛГБТ-пары принимают решения - уехать из страны или остаться 15.06.2019 Маша Гессен (Masha Gessen) В марте член российского сената обратился к генеральному прокурору с просьбой рассмотреть вопрос о занятиях йогой в СИЗО. Занятия йогой, организованные по рекомендации активистов-правозащитников, проводили с некоторыми заключенными с сентября. Но Александр Дворкин, который считается в России ведущим экспертом по культам, неожиданно написал доклад, в котором предупредил, что йога может вызывать сексуальное возбуждение, а это, в свою очередь, способно привести к сексуальным контактам между сокамерниками. Депутат парламента Елена Мизулина, которая за прошедшие семь лет предложила немало законопроектов против геев, немедленно связалась с генеральной прокуратурой, и с прошлого месяца занятия йогой с заключенными прекратили. Я уехала вместе со своей семьей из России пять с половиной лет назад. Парламент тогда единогласно проголосовал за запрещение «пропаганды нетрадиционных сексуальных отношений», если таковая пропаганда направлена на несовершеннолетних, а потом запретил людям из числа ЛГБТ усыновлять детей. Мизулина публично пообещала создать механизм изъятия усыновленных и биологических детей из домов однополых пар. Страна быстро скатывалась в черную дыру гомосексуальной паники, и отъезд из России казался единственным здравым решением. Мне решение уехать показалось неизбежным, хотя я, как и многие эмигранты, должна была убедиться, что никаких других вариантов для моей семьи не осталось, кроме как сняться с насиженного места и бежать. Но большинство моих друзей и знакомых из числа ЛГБТ остались. Я знаю многих людей, у которых ситуация очень похожа на мою, но для них выбор был не настолько ясен и несомненен. Это люди со средствами, как финансовыми, так и другими, и им предстояло начать сложный с правовой точки зрения и зачастую дорогостоящий процесс эмиграции. Они могли бы переехать намного легче, чем многие знакомые мне просители убежища в США из числа ЛГБТ, которым приходится начинать жизнь заново, не имея почти ничего. Относительное материальное благополучие этих людей и их общественные связи дают им возможность как-то жить в Москве, и они чувствуют, что уехав, многое потеряют. Решение эмигрировать не похоже на другие жизненно важные решения. Это прыжок в неизвестность. Это как рождение первого ребенка или как брак. Но если говорить о браке или о рождении детей, то мы можем посмотреть, как этот прыжок уже совершили наши родные и близкие. А эмигранты — они исчезают из повседневной жизни своих родственников и друзей даже в нынешнюю эпоху интернета. Они начинают жизнь в новой языковой среде, создают связи в новом обществе, работают в новой обстановке. И чем больше они этим занимаются, чем больше осваивают искусство иммиграции, тем менее понятной становится их жизнь тем, кто остался на родине. Иными словами, эмиграция это как маленькая смерть. В основном те люди, у которых я брала интервью для этой статьи, думали об отъезде долгое время. Когда в 2013-2014 годах Путин усилил политические репрессии, а Кремль активизировал свою кампанию против гомосексуалистов, Россия напала на Украину, а в российской экономике произошел крах, все они стали осуществлять какие-то практические шаги к переезду за рубеж: кто-то получил второй паспорт, кто-то вид на жительство в другой стране. Но последние пять лет они живут в состоянии какого-то неустойчивого равновесия: они готовы уехать, но не уезжают. Одна пара даже вернулась, прожив четыре года за границей. 39-летняя Нина вспоминает, как однажды утром в 2014 году Израиль объявил, что однополые пары могут теперь переезжать туда в соответствии с законом о возвращении. Чуть раньше Нина заключила в Аргентине брак с 35-летней Катей. «В тот день мы позвонили в посольство. Мы оказались первыми. Заполнили заявление, я представила доказательства, что мой отец еврей, и мы стали ждать». Ожидание длилось больше года. Когда позвонили из посольства, Нина была на седьмом месяце беременности. «Они сказали, что у них для нас есть плохие новости и хорошие. Хорошая новость заключается в том, что я имею право на въезд по закону о возвращении. А плохая состоит в том, что поскольку мы пара, заявление надо подавать не через посольство. Нам нужно въехать в страну, там подать заявление и ждать. Ожидание может длиться от четырех месяцев до пяти лет». Все это время Катя не сможет работать. Поскольку Нина была беременна и намеревалась после родов кормить ребенка грудью, то есть не выходить на работу, эта пара решила остаться в Москве. Сейчас Нина, Катя и их трехлетняя дочь живут в центре Москвы на первом этаже старого многоквартирного дома. Это стильное и немного странное место с крашеными кирпичными стенами, открытыми потолочными балками и грубыми деревянными полами. Я спросила, сами ли они делали ремонт в этой квартире, когда купили ее три года тому назад. «Нет, это все прежний владелец, — сказала Нина. — Я просто повесила на окна опускающиеся жалюзи. Это было первое, что я сделала». Смысл ее слов о жалюзи стал мне понятен лишь позже в ходе нашего разговора. «Мы не целовались на улице с 2013 года, когда Дума сделала уголовно наказуемой пропаганду нетрадиционных сексуальных отношений, — сказала Нина. — И в квартире мы тоже не целовались, пока я не повесила жалюзи». Особую обеспокоенность у них вызывает руководитель товарищества собственников жилья. Это типичный представитель когорты зрителей государственных телеканалов. Когда у них в квартале открылся новый книжный магазин, он начал строить предположения, что его финансирует Джордж Сорос (это не так), и организовал кампанию за его закрытие. Женщины опасались, что ему станет известно о том, что они пара, и поэтому они наняли няню с Филиппин. (В Москве живет немало мигрантов из этой страны, и многие из них занимаются домашней работой.) «Она не говорит по-русски, — объяснила Катя, — и поэтому не будет общаться и болтать с другими нянями из нашего квартала. По той же причине мы не будем отдавать нашу дочь в государственный местный детский сад. Мы отдадим ее в частный детсад подальше от дома». Женщины полагают, что со временем они все же уедут из страны. «Мы не будем ждать, когда в нашу квартиру ворвется Путин, размахивая казацкой нагайкой», — сказала Катя. «Но мы сделали все для того, чтобы не пустить его вовнутрь. Двери на замок, а на следующее утро — на самолет», — добавила Нина. Говоря о «Путине с нагайкой», женщины имели в виду социальные службы, которые иногда пытаются забрать детей из однополых семей, а в суде заявляют о том, что после развода ребенок не должен оставаться на попечении родителя из числа ЛГБТ, и запрещают таким родителям посещения. Однако план Мизулиной по созданию механизма изъятия детей у однополых пар не прошел. «Я очень внимательно наблюдаю за всеми этими делами об изъятии детей, — сказала Катя. — В последнем случае это была гетеросексуальная женщина с пятью детьми. Я тогда подумала, что гетеросексуалам тоже достается. Дел против однополых родителей не так много. Поэтому не исключено, что наши страхи преувеличены. Тем не менее, мы живем в ожидании апокалипсиса». Такое ожидание заставило эту пару самоизолироваться. В прошлом году Катя прочитала, что банды «борцов за нравственность» выслеживают гомосексуалистов через социальные сети, и после этого закрыла все свои аккаунты. По ее словам, она «запретила Нине» выходить на открытые странички. Нина работала на телевидении, но она уволилась, а вот Катя трудится в московском офисе многонациональной компании адвокатом по налогообложению. Она занимает высокую должность, и ей приходится много работать. «В офисе полно гомофобов, — говорит она. — Это похоже на жизнь на Первом канале». Она имела в виду один из главных в России государственных пропагандистских каналов, где постоянно звучит гомофобская риторика. Среди прочего, самоизоляция означает, что никто на работе не знает о Катином ребенке. Несколько месяцев тому назад, когда их дочь заболела, и Кате понадобилось уйти с работы посреди рабочего дня, она солгала, что что-то случилось с ее матерью. От волнения она забыла про свою ложь и едва не попалась, когда коллеги на следующий день стали расспрашивать ее о здоровье матери и о том, в какую больницу ее отвезли. Человек привыкает к такой добровольной незаметности, но когда мир показывает себя с другой стороны, это больно ранит. Прошлым летом семья провела месяц в одной западноевропейской стране, где тоже есть филиал катиной компании. Когда Нина зашла в офис этой компании вместе с дочерью, местный коллега Кати спросил: «Это ваша дочь?» Он обращался к обеим женщинам так, будто воспитание дочери двумя женщинами это обычное явление — как, собственно, оно и есть во многих странах мира. «Он понятия не имел, какой это для нас ценный подарок, — сказала Катя. — Когда мы уезжаем из России, мы снова привыкаем держаться за руки». Но страх это привычка, которая откладывается в мозгу. «Я смотрела „13 причин, почему", — сказала Катя, имея в виду телесериал о паре гомосексуальных подростков. — Я постоянно думала, что их вот-вот изобьют. Но ничего не случилось». Чем больше мы беседовали, тем мрачнее становился разговор. «Все, что нам нужно, — это чтобы наш ребенок мог бегать по двору, чувствуя себя комфортно, — сказала Катя. — Нам просто хочется держаться за руки. У нас есть право жить и дышать. Но нам говорят, что дышать можно только через соломинку». Почему же в таком случае они не уехали? «Быть беженцем трудно, — сказала Нина. — Я говорю это со знанием дела, потому что с 17 лет работаю с беженцами как волонтер». (В юности Нина основала в Москве школу для детей беженцев.) «В своей профессиональной области мне пришлось бы спуститься на три ступеньки по карьерной лестнице, — добавила Катя. — А еще страшно отправляться в неизвестность. На самом деле, причина только одна: это страх». *** Марине и Людмиле (это не настоящие их имена) немного за сорок. Эта пара воспитывает двоих детей, мальчика и девочку, и живут они в том же квартале, что и Нина с Катей. Отец их детей Петр (это тоже не настоящее его имя) гей, и живет он в том же доме, что и женщины. Место важно. Центр Москвы более космополитичен и толерантен, чем остальные районы города, а присутствие еще одной лесбийской семьи дает некоторое ощущение комфорта. «Мы чувствуем себя в безопасности, потому что живем в центре, наш круг общения нас поддерживает, и у нас есть деньги, — сказала Марина. — Мне трудно себе представить, как живется людям, у которых нет хотя бы одного из этих компонентов». Место жительства, связи и деньги позволяют такой семье жить в так называемом пузыре. Сына они водят в частный детский сад, а лечатся только в частных клиниках. Но поскольку Людмила биологическая мать их детей, ей надо присутствовать всякий раз, когда их осматривает врач, хотя за прививками и прочими связанными со здоровьем вопросами следит Марина. Незаметность Марины как родителя оказывает на пару самую большую психологическую нагрузку. «Все знают, что у Петра есть дети, — сказала Марина. — А у меня нет детей. У меня нет детей по мнению моих коллег на работе, по мнению моих дальних родственников, по мнению родителей в нашем дворе. Как только другие родители слышат, что дети обращаются ко мне по имени, они теряют ко мне всякий интерес, так как думают, что я няня». «Петр все время слышит комплименты на детской площадке, — добавляет Людмила. — Люди говорят: „Ваш мальчик такой умный". Но это в основном заслуга Марины, потому что это она ему читает. Но она никогда не слышит таких комплиментов в свой адрес. Она считает, что ей безразлично мнение других людей. Но это не так». Эта пара думала о том, чтобы уехать, но отказалась от этой затеи. Латвия, предоставляющая вид на жительство в ЕС тем, кто вложит там в недвижимость более 250 000 евро (его за последние пять лет получили многие россияне), не признает однополые браки, и поэтому Марина с Людмилой не могут переехать туда как семья. А Испания, которая тоже весьма популярна среди отъезжающих, требует слишком больших инвестиций. «А еще мы не хотим уезжать, — сказала Людмила. — Нам здесь нравится. И мы знаем, как здесь жить. Мы знаем, к кому обращаться, где у нас есть связи, мы знаем, кому надо платить, если возникнет такая необходимость». «Просто жить здесь нам очень удобно, — добавила Марина. — Конечно, внешняя действительность очень неприятна. Но мы не думаем об этом каждый день, мы думаем об этом раз в неделю, когда посещаем своего психотерапевта». Марина начала посещать психотерапевта несколько месяцев тому назад, увидев в этом последнее средство. У нее уже семь лет постоянный, порой изнурительный кашель, и ни один врач не смог поставить женщине диагноз. Похоже, что кашель является физической реакцией на то, что они живут в пузыре, таясь от внешнего мира. Когда она стала еженедельно рассказывать о себе, кашель прошел. *** Яна Мандрыкина, которой 41 год, не захотела скрываться и прятаться. Шесть лет назад она совершила каминг-аут, дав интервью для журнала. Это было откровением для ее семьи, для сотрудников ее фирмы по продаже недвижимости, для ее клиентов. Интервью опубликовали в специальном выпуске журнала «Афиша». Такие же интервью с каминг-аутом дали для этого журнала 27 человек из числа ЛГБТ. Это был ответ на «закон о пропаганде», который должна была рассматривать Дума. Многие из этих людей позже уехали из страны, и мало кто из них согласился на разговор с журналистом онлайнового журнала Wonderzine, когда там в прошлом году готовился материал на эту тему в пятую годовщину коллективного каминг-аута. Мандрыкина согласилась и на интервью, и на фотографию для журнала. Сейчас она воспитывает маленького сына вместе со своей партнершей Марией Соколовой, у которой есть шестилетняя дочь от прежнего брака с мужчиной. Отец ребенка их друг и гей. Недавно, когда ребенка пришлось положить в больницу, врачи и медсестры вначале опешили, увидев троих взрослых людей, но потом признали их как семью. Когда Мандрыкина и Соколова оставались с мальчиком по очереди, сотрудники говорили: «А вот и другая мама». 32-летняя Соколова относится к этому иначе. Женщина была недовольна тем, что врачам ее представили как подругу, а друга-гея как отца. «Это потому что в глазах закона ты не мой партнер и не второй родитель», — сказала юрист по образованию Мандрыкина. «Об этом и речь, — заявила Соколова, — что такой у нас в стране закон». После этого обстановка накалилась. Мандрыкина говорила, что надо смотреть на происходящее реалистично. Соколова настаивала на принципах и предлагала эмигрировать. Я испугалась, что из-за моего интервью пара распадется, но женщины позже заверили меня, что эмоциональные споры это нормальная форма их общения. Когда женщины встретились чуть больше года тому назад, Мандрыкина предупредила свою новую подругу, чтобы та не рассказывала слишком много своему ребенку. «Это должно быть приемлемо для внешнего мира», — сказала она. Соколова считает, что такие мысли отвратительны. «Если в этой стране мой бывший муж может отнять у меня ребенка из-за моей сексуальной ориентации, то наверное, это не очень хорошая страна для жизни, — сказала она мне. — Мне повезло, потому что он больше говорит, чем действует». Да и говорит он тоже не очень много. По словам Соколовой, ее бывший временно прекратил общение с дочерью, потому что сейчас ее воспитывают две женщины. У Мандрыкиной весьма любопытная точка зрения на эмиграцию. Она часто продает квартиры людей, которые уезжают, но она также помогает оставшимся вкладывать деньги в недвижимость. «В 2013-2014 годах я продавала очень много квартир людей, которые уезжали из страны, в основном на Запад, — рассказывает она. — Три или четыре года назад я и сама планировала уехать, потому что уезжали многие. У меня было такое ощущение, что все вот-вот рухнет. Теперь люди больше покупают, хотя я говорю им, что покупать надо лишь в том случае, если они реально видят свое будущее здесь». Мандрыкина и Соколова живут в прекрасной съемной квартире в центре Москвы. Мандрыкина не хочет покупать жилье в Москве, потому что не видит для себя будущего в России. Но и уезжать она тоже не хочет: деньги она зарабатывает хорошие, и в России ей достаточно комфортно. «Если я не ощущаю никакой опасности, то зачем мне уезжать?— говорит она. — С другой стороны, что такое опасность? Это когда меня арестовывают, или когда меня предупреждают о возможном аресте? А будет ли предупреждение? Недавно была целая череда арестов предпринимателей. Что — это было предупреждение, которое лично я должна принять во внимание?» Все угрозы кажутся смутными и далекими, пока, как говорят Катя с Ниной, не ворвется Путин, размахивая казацкой нагайкой. А вот издержки от эмиграции вполне конкретны и определенны: эмигрант жертвует своим положением в обществе, финансовым благосостоянием и очень важным, но трудноопределимым ощущением того, что он дома. *** Полина и Ксения выяснили, что жизнь эмигранта слишком горька и неприглядна. Они уехали из Москвы в 2014 году. На тот момент они были знакомы более 10 лет, но отношения у них были какие-то мучительные и неопределенные. Ксения признавала себя лесбиянкой, а Полина нет. Но когда Полина, работавшая на независимом телеканале «Дождь», почувствовала, что ей надо бежать из страны из-за масштабных политических репрессий, Ксения сказала, что поедет с ней. Они решили, что надо получить вид на жительство во Франции, потому что Ксения говорит по-французски. Они выбрали Прованс, потому что жизнь там не такая дорогая, как в Париже. Жить они решили в Марселе, потому что так захотели дети Полины от ее первого гетеросексуального брака. Но они возненавидели этот город. «Мы покинули свою зону комфорта и попали в совершенно чужой для нас мир», — сказала Ксения. Они не имели права работать во Франции, и поэтому работали дистанционно на российские компании. Попытки завести друзей не увенчались успехом. Труднее всего им было разобраться во французской бюрократии, начиная с детского сада и здравоохранения, и кончая их правовым статусом. Но в прошлом году они вступили в брак. «Наконец, я разрешила себе это», — сказала Полина. Их родители, живущие в Санкт-Петербурге, подружились между собой и часто вместе путешествуют. Каждая из женщин родила ребенка. А в октябре прошлого года они вернулись в Москву. Прежде чем вернуться окончательно, Полина полетела в Москву на операцию. Когда ее попросили дать телефон родственника или знакомого на экстренный случай, она дала контакты Ксении. Дама из приемного отделения спросила, кто она ей. «Жена», — сказала Полина. Кто? Жена. Медсестра сказала: «Я напишу просто „подруга"». Полина засмеялась, вспоминая этот случай. Теперь, когда она разобралась со своей сексуальной ориентацией, то замешательство, в которое приходят люди, узнав о ней, не вызывает у женщины особых эмоций. Иногда другие люди могут даже удивить. В апреле прокуратура рассмотрела жалобу на занятия йогой в СИЗО и пришла к выводу, что она необоснованна. Занятия йогой решили возобновить. Мои знакомые геи и лесбиянки в России убедились, что страна по прежнему ходит по краю пропасти, но не прыгает в нее, и что они могут и дальше жить в состоянии неустойчивого равновесия. А что касается меня, то я могу просыпаться в Нью-Йорке и вздыхать с облегчением от мысли о том, что мне никогда не придется тревожиться, думая о том, как кто-то увидит меня целующейся с женщиной, или как государство решит, что у ребенка не может быть двух матерей. Что лучше: такое чувство облегчения или ощущение, что ты дома? Дать ответ на этот вопрос невозможно, а сделать выбор невероятно трудно. Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ. Оригинал публикации: How L.G.B.T. Couples in Russia Decide Whether to Leave the Country Опубликовано 11/06/2019 21:21 https://inosmi.ru/social/20190615/245283747.html
  7. Будем надеется. Тем более скорость была не запредельной.
  8. Олег Лурье: Договорная сакральная жертва? Волки и овцы в «деле Голунова» В истории с «делом о наркотиках» журналиста Ивана Голунова чересчур много странностей и загадочных совпадений. Слишком топорно происходило само задержание, отсутствие следов Голунова на «найденных» наркотиках, отсутствие следов наркотиков на самом Голунове, демонстративные нарушения прав задержанного (без адвоката, странные обыски и так далее), доказательная база шита белыми нитками, а «самый гуманный» российский суд впервые в истории вдруг назначает «подозреваемому» в особо тяжком преступлении, связанном с распространением наркотиков, домашний арест, и так далее. И еще, к защите Голунова и к обвинениям в адрес оборотней в погонах активно подключились федеральные и государственные СМИ. Странно, не правда ли? Похоже на то, что кто-то дал команду публично и громко защитить Ивана Голунова, который, скорее всего, к наркобизнесу не имел никакого отношения, а невольно стал главным героем хорошо продуманного спектакля. И как результат, Голунов торжественно освобожден, слетят в самое ближайшее время со своих постов несколько генералов МВД среднего звена, пару следователей будут отстранены от работы, а кто-то совсем крайний, в совсем небольших званиях, непосредственно осуществлявший «подброс наркоты», возможно, окажется под следствием и получит в итоге пару лет условно. И всё. Волки, по сути, останутся целыми. Но с медалями за принципиальную борьбу с неправомерными задержаниями и слепленными уголовными делами. А теперь про овец. Про тех овец, которые, судя по произошедшим событиям, вступили в сговор с волками и сделали из своего соратника, журналиста оппозиционной «Медузы» Голунова, сакральную жертву. Обратите внимание на то, что более трех сотен (а точнее триста двенадцать) изданий, СМИ, информагентств, радиостанций и блогеров в течение трех часов после задержания Ивана Голунова, практически, одновременно выдали один и тот же по смыслу текст – «Голунов точно невиновен, наркотики стопроцентно подкинули». Причем, большинство из них уже тогда располагало всеми деталями, включая физическое воздействие на журналиста, подробности задержания, количество подкинутого, мнения и комментарии экспертов, юристов, бывших наркополицейских. И, кстати, уверенность в невиновности Голунова у всех почему-то была однозначная и не вызывающая никаких сомнений. То есть, рояль заранее уже стоял в кустах, отлично настроенный и готовый к музицированию. Оппозиционные и западные рупоры одновременно посвятили «делу Голунова» тысячи одинаковых строк, сделав его главным событием в стране. Аккурат во время Петербургского экономического форума, за пару дней до празднования Дня России и за десять дней до «Прямой линии» Президента Путина. Лучшего времени нельзя было и придумать. Плюс хорошая и высокобюджетная подготовка, проведенная с таким знанием дела, какое могло быть только у тех, кто все знал заранее. Получается, организаторы «протеста в защиту Голунова» обладали инсайдерской информацией о грядущем и весьма безграмотном задержании журналиста и тщательно к нему подготовились, использовав ситуацию по полной программе. Вывод из всех вышеописанных событий простой. Имеются две стороны. Одна сторона — либерально-оппозиционная тусовка, а точнее ее организаторы, получившие одобрение и хорошее финансировании западных кураторов. Вторая сторона – некие персонажи среднего властного звена, находящегося под одной из противоборствующих кремлевских башен. И эти две стороны вступили во взаимовыгодный сговор, слепив и успешно отработав «Дело Голунова». Разумеется, сам Иван Голунов понятия не имел о том, как его будут пользовать в грязной игре, и явился явной сакральной жертвой. И в результате заработали все. Даже пострадавший Иван Голунов, получивший неожиданные для него самого известность и популярность. Оппозиционно-либеральная сторона отлично отработала и финансирование, и продвижение идей «войны с кровавым режимом», и собственный пиар, в том числе и на столь любимом ими Западе. Провластная сторона продемонстрировала принципиальность в борьбе с «коррумпированными ментами», «гуманность судов» и «непримиримость к беззаконию». Да, еще заодно были и будут в ближайшем будущем красиво убраны со своих постов некоторые высокопоставленные дяди, которых давно готовили к отставке. Ура! Всем спасибо – все свободны, включая Ивана Голунова. Главное вовремя и заранее договориться. Что и было сделано. Источник - Олег Лурье .
  9. Согласен. Однако в рядах белых полицейских, пусть и белая но таки лесбиянка, это "оружие судного дня". Последний аргумент. Тем более судятся они не с черной лесби, а с Полицейской управой. Как она там называется?
  10. У ребят есть шансы выиграть суд. Лесбиянка, это аргумент серьезный!
  11. Россия и Белоруссия согласовали позиции по интеграции на 90%, — Орешкин 15.06.2019 - 18:17 Подходы России и Белоруссии в вопросах интеграции сблизились на 90%, обсуждение продолжится на уровне премьеров на следующей неделе в пятницу в Минске, заявил министр экономического развития Максим Орешкин. В субботу в Москве прошло заседание рабочей группы России и Белоруссии по урегулированию проблемных вопросов и развитию интеграции. С российской стороны группу возглавляет министр экономического развития Орешкин, с белорусской — министр экономики Дмитрий Крутой. «Если вы помните, три недели назад, когда премьер-министр Белоруссии приезжал, во вступительном слове в дискуссии с Дмитрием Анатольевичем (Медведевым — прим.ред.) называл цифру в 70%. Я думаю, что сейчас уже можно сказать, что у нас 90% документа согласовано», — сказал Орешкин по итогам встречи, которая длилась около 4 часов. Премьер-министр Белоруссии Сергей Румас на встрече с российским коллегой на переговорах в мае в Москве заявил, что подходы России и Белоруссии по дальнейшей интеграции в рамках Союзного государства сходятся на 70%. По словам Орешкина, еще предстоит провести более детальную проработку программы углубления интеграции между Белоруссией и Россией. «Но мы постепенно движемся к 100% отметке. Я думаю, разговор, который состоится между премьерами, состоится он на следующей неделе, запланирован на пятницу, он сделает еще серьезный шаг вперёд», — добавил Орешкин. Глава Минэкономразвития отметил, что обсуждение идет строго в рамках союзного договора, который был подписан в 1999 году. «Все направления там прописаны, мы не выходим за границы этого союзного договора, не обсуждаем ничего, что там отсутствует, все элементы, которые там есть — от налогового законодательства, налогового администрирования, таможенного администрирования, работы во всех тех сферах, которые там отмечены — именно эта дискуссия у нас и происходит», — подчеркнул министр. По его словам, дискуссия идет очень конструктивно и позитивно. «Обсуждается весь комплекс вопросов, в том числе, например, регулирование в промышленной сфере, включая топливно-энергетическую сферу, регулирование в сельском хозяйстве. Здесь есть понимание, на что мы должны выходить», — добавил он. Орешкин, отвечая на вопрос о единой валюте, отметил, что это не ключевой элемент обсуждений. «Гораздо более острый вопрос — это работа в энергетической сфере, вопросы в регулировании отраслей, таможенный блок. Там есть какие-то тонкие моменты, которые нужно обсуждать на более высоком уровне премьер-министров и президентов», — считает Орешкин. Он пояснил, что вопрос о единой валюте — не единственный, который обсуждают ЦБ. «Есть и вопросы о единых принципах той же денежно-кредитной политики… Например, речь идет о единой цели по инфляции — будет динамика инфляции умеренно низкой в обеих странах, что будет означать гораздо более низкое колебание национальных валют и снижение рисков для простых граждан», — сказал он. Министр добавил, что накануне визита премьера в Минск проведет переговоры с коллегами. «Я полечу в Минск чуть раньше, чем Дмитрий Анатольевич. Мы там еще раз соберемся перед их встречей, еще раз пройдемся. У нас будет два документа — это дорожная карта действий и некий концептуальный документ, который будет описывать принципы, на базе которых движение будет происходить», — заявил Орешкин. https://rusvesna.su/news/1560611855
×