Jump to content

lokyfolly

Пользователи
  • Content Count

    1,943
  • Joined

  • Last visited

About lokyfolly

  • Rank
    Титулярный житель усадьбы
  • Birthday 09/09/1966

Информация

  • Пол
    Мужчина
  • Проживает
    Киев

Recent Profile Visitors

15,289 profile views
  1. Обычно по пятницам пишу про политические ролевые игры, но тут так приключилось, что соседка моя, сердешная, решила лечь в больницу и попросила отвезти ее хомяков на дачу к своячнице. Путь неблизкий, маршруточный, пожилой человек с грыжей его не освоит. Отправился я, даже не подозревая, что у хомяков все как в политике: главное – поймать и отыметь ближнего своего по всем европейским правилам. Причем желательно в режиме нон-стоп, чтобы зритель не скучал. До этого момента мое знакомство с соседскими хомяками было даже не шапочным, а совсем поверхностным. Заходя в гости на вареники с вишнями, отмечал наличие шума и запаха в местах дислокации данных животных, но лично мы друг другу представлены не были. Поэтому, когда утром мне вручили ведро, в котором находилась хомячья клетка, стало совершенно ясно: это новый опыт в моей жизни. Сразу поясню относительно специфики транспортировки. Дело в том, что хомячьих версий гламурных сумочек (как для карманных собак) и пластиковых переносок (как для котов и кроликов) не существует. И это, замечу, явная дискриминация. Ау, “Гринпис”, вы что там себе думаете? Поэтому несчастное животное или группу хомяков нужно везти либо в коробке без еды и воды, либо по системе, как у вашего покорного слуги: хомяк в клетке, клетка в ведре. Сперва все шло по плану. Сели мы в общественный транспорт, именуемый маршруткой. Ну, такой себе списанный на Западе автобус, укомплектованный работягами и пенсионерами. Дело в том, что в дачный поселок своячнецы моей соседки совсем недавно дотянулась благословенная лапа капитализма и разрушила тесный мирок совкового кооператива. Еще недавно там было все очень аутентично, по принципу “место хорошее, но дома ветхие”. Ну как ветхие – при Союзе считались крутыми. Участки получали и строились там ударники коммунистического труда. Но когда большая их часть почила в бозе, наследники продали дачи под снос ударникам коррупционного труда. И вместо домиков на курьих ножках стали возводить мини-версали. Понятно, что счастливые собственники этих вилл не пользуются для перемещения общественным транспортом указанного выше типа. В нем ездят только строители загородной недвижимости, личные рабы типа горничных, нянь, охранников и еще не продавшие свои сотки дачники-пенсионеры. Загрузились мы, значит, таким социальным составом в маршрутный автобус. Обилетились. Тронулись. И тут у хомяков, мирно спавших в клетке, приключился любовный припадок. То ли их укачало, то ли метеоритный дождь спустился на землю, а мы этого не заметили, но они занялись делом. Причем так шумно, что сидящий рядом работяга тут же опустил свой взор в ведро, где стояла клетка. Картина четко просматривалась и была ясна. Задние ряды требовали подробностей. Мой сосед по маршрутке начал комментировать. По ходу оказалось, что в нем умер великолепный футбольный комментатор. Коллектив поддерживал и болел за пацана. Давай, мол, жару. За нас, за всех, кто летом, в отпускной сезон, вдали от семьи батрачит на дядю. Но тут влюбленная пара как-то неудачно повернулась, и мой изумленный сосед понял, что у хомяков-то не все так просто. В том смысле, что они оба... Как бы это сказать помягче... Ну, в общем, европейцы. К такому повороту событий не был готов ни я лично, ни бригада строителей, выдвинувшаяся на создание украинского варианта Рублевки, ни наш маршрутный автобус в целом. Редкие нянечки и пенсионерки также не были готовы к новым комментариям моего соседа.К счастью, прошлая Верховная Рада не успела проголосовать за уникальное изобретение дерматолога Ольги Богомолец – закон №10414 "О противодействии сквернословию" (или “О дематюкацию языка”). Иначе бы мы все были бы основательно разорены штрафными санкциями. Как писала у себя в Facebook Богомолец, "в завершение моей каденции пребывания в парламенте зарегистрировала этот проект не как политик, а как врач, женщина, мать четверых детей и просто гражданка Украины. Сквернословие насилует нашу повседневную жизнь, поэтому считаю нужным защитить будущее Украины, культуру мышления и языка от ненормативной лексики. По крайней мере, попробовать...”. Не защитила женщина и мать нацию от ненормативной лексики. Пришлось извиниться перед попутчиками и особенно попутчицами. Дескать, хомяки не мои, соседские. Кто ж знал, что такое дело. В конце концов, в Европе живем, надо быть толерантными. Хотя мне лично эта толерантность ужас как не по душе. Подобными нехитрыми разговорами удалось разрядить всеобщее напряжение и перевести разговор из плоскости личных сексуальных пристрастий хомяков к всеобщим этическим ценностям. Выяснилось, что наш народ внутренне готов к безвизу, особенно, если он позволят втихаря мотнуться на заработки в Старый Свет, но абсолютно чужд толерастии. Может, на уровне бомонда и богемы ситуация обстоит иначе. Но в нашем автобусе моментальный социологический опрос показал, что вариантов нет. И никакие аргументы не действуют. Как говорится, “ні обіцянок, ні пробачень”. В этот момент хомяки, видимо, ощутив всеобщее внимание, решили усложнить трюк, резко перестроились и... занялись тем же делом, но в другой конфигурации. Грубо говоря, поменялись ролями. Мой соседский комментатор тут же узрел в этом политический подтекст. Мол, у хомяков как в политике: сначала ты кого-то, скажем так, имеешь, но стоит дать слабинку – и уже другой тебя. А со сменой власти может снова пойти и наоборот. Свергли, к примеру, “антинародную панду”. “Межигорье” диктатора превратили в народный музей. Точнее, то, что там осталось по причине “не смогли унести”. Нация с интересом ознакомились с особенностями быта бывшего президента, которого сама и выбирала. Новая власть все это в целом поддерживала и одобряла. Но и сама эта новая власть, как оказалось, не без греха. Мы-то все думали, безвиз, томос, “Путин или я” и все такое. А что оказалось на самом деле? Нас имели какие-то “свинарчуки”. Страна остро ощутила комплекс неполноценности. И захотела обновления ролевых игр элиты. Спасибо “зеленым братьям” – они удовлетворили социальный запрос. Теперь можно наблюдать, как ранее избранная нами власть мечется в железных тисках ею же созданных правоохранительных органов. Органам отдельное спасибо за их подвижнический труд. Они с таким же рвением исполняют команду “фас!” новых на “папередников”, как до этого теперешних “папередников” на их тогдашних “папередников”. Ну а что – методики отработаны, люди, проверенные кругом расставлены. Некоторые только дачи начали строить. Поэтому им увольнение совсем ни к чему. Они кого угодно загрызут при условии сохранения рабочего места. Кошмарить-то оно дело нехитрое, хотя и нелегкое. Главное, эмоции держать при себе. Ну, и крайне важен пиар. Пока мы ехали и обсуждали поименно Порошенко, Кличко, Богдана, Гонтареву, Портнова, арестованного Грымчака и т.д. и т.п., одна из начитанных старушек вспомнила поучительные слова ныне главного, а до недавнего времени опального олигарха всея Украины (это не то чтобы должность такая, но что-то вроде неофициального воинского звания в парамилитарных организациях, – автор) Игоря Валерьевича Коломойского: чем отличается хомячок от крысы? Пиар-обеспечением. "Мы этот урок усвоили. Теперь все делаем продуманно. И мы не бродим с "батальонами" по Киеву. Но если государство имеет монополию на правосудие и на силу, то мы требуем от государства вердикта", – пояснил он пару месяцев назад. Ну и точно – никаких батальонов на улицах. Зато работа кипит, допросы каждый день. И все довольны: и зрители, которым не скучно, и ответственные исполнители, которые при деле. Как писал Владимир Вишневский: “Палач не знает роздыха!.. Но все же, черт возьми, работа-то на воздухе, работа-то с людьми”.В общем, главный вывод, который я сделал из наблюдения за реакцией народа на ролевые игры хомяков: выигрывает тот, кто не боится общения с массами и социальных экспериментов. Нельзя, чтобы зритель скучал. В наше случае нация – это вечный зритель политического нон-стоп шоу. Поэтому как только представление становится скучным, происходит перемена слагаемых в элите, и кое-кто оказывается в неудобной, хотя и потешной для всех, кроме него самого, позе. Законы жанра. Ничего не попишешь. http://versii.com/news/398436/
  2. Скоро поленья и с бандеровцами помирятся/задружатся. "Лесные братья" подтянутся. Волынскую резню вместе праздновать будут.
  3. Вор у вора дубинку украл. Его и свинтили. А теперь головняк. Доказывай, что небыл, несостоял. Выкуп, опять таки, надо собирать. А вообще все как всегда. Закон курятника. Выше сидящие гадят на ниже сидящих. Но так как все перемещаются, все в говне.
  4. Солдат (ребенка) китайца не обидит. Максимум, настучит попу нагайкой. А к уставу еще и голова прилагаться должна.
  5. Скажите, а когда Гройсмана арестовывать придут? Очень бы хотелось услышать о блестящей, вне всякого сомнения, совместной операции СБУ, НАБУ и почему-то ГПУ. Сценарий уже практически готов: как всегда, ровно в полночь экс-директор винницкого рынка отправился в супермаркет «Фуршет» за арбузом (как раз баржа прибыла из Херсона в Киев). Поцеловал на прощание мирно посапывающую супругу, поглубже утрамбовал в мусорный пакет портрет экс-гаранта Конституции, пересчитал наличность в потертом портмоне, украшенном монограммой «В.Г. от коллектива обвальщиков мяса», и… …дальше по схеме заместителя министра по вопросам временно оккупированных территорий Юрия Грымчака. Сумма взятки какая-то некруглая. Договаривался о «решении вопросов» на один миллион сто тысяч долларов, а получил на руки всего 480 тысяч. Если это первая половина «транша», то куда подевались 140 «штук»? До чего дошла коррупция при Петре Алексеевиче: даже при даче взяток в форме неправомерной выгоды кидают. Но, тем не менее, резонанс от похода за арбузом получился колоссальный. Еще Остап Ибрагимович предупреждал: «умоляю, не ешьте на ночь сырых помидоров». То есть арбузов. Ничего хорошего из этого не получится. Так и вышло: на патриотических пабликах массово срут кирпичами. Остатки армии «порохоботов» пытаются держать строй. Выстроились в виде «свиньи». Не тевтонской, а нашей, винницкой. Однако их обходят с флангов и забрасывают скринами постов в «Фейсбуке» о «соседях, которые идут на помощь» и наиболее яркими высказываниями Грымчака. Ныне подследственный был кондовым патриотом, успел отметиться на десятках телешоу и запомнился своими, мягко говоря, расистскими высказываниями. О мусорниках, забитых почти свежей едой, о «меткой стрельбе» и так далее. Яркий представитель власти имени Порошенко. Вышиванка, беспричинное пение гимна, предсказания распада России аккурат перед нападением на Украину. Все как положено. Потом арбуз, пачки денег, крики о произволе новой власти. Был ярым коммунистом, потом стал социалистом, перекрасился в националиста, однако деньги продолжал брать в особо крупных размерах. Фабула дела Грымчака довольно загадочна. Не понятно, какие именно вопросы он хотел «решать в Верховном суде» и на каких должностных лиц Министерства культуры собирался влиять. Неужели на конферансье «революции гидности» Нищука? Если собирался «влиять», то почему «завладел путем обмана суммой в 1,1 миллиона долларов США»? Не хотел «решать вопросы», а просто честно, по-революционному, взял деньги и планировал уехать в Испанию, чтобы бороться за независимость Каталонии? Но, честно говоря, на подобные юридические тонкости всем на…рать. Только «порохоботы» опасливо пытаются хрюкать про репрессии «зеленой власти», тщательно избегая при этом употребления фамилии Портнов. Они потихоньку начинают улавливать легкие перемены в политическом климате. Неделя началась с яркого допроса Петра Алексеевича в ГБР. Из «актива» у Порошенко остались только члены семьи, которых и пришлось привлекать к делу организации пикета под Бюро под лозунгом «Портнов–Труба–ФСБ». После допроса благодарные сограждане пытались закидать лидера международной антипутинской коалиции яйцами. Предположительно тухлыми. Пострадал корреспондент «Укринформа». А представители этой конторы всегда страдают. Они очень неповоротливые. Не зря «Укринформ» ласково называют кладбищем журналистов. Туда отправляют доживать свой век немощных и пожилых «шакалов пера». Этакий хоспис для медиа-стариков. Страшное место. Лучше уж закончить свои дни в «Фейсбуке». М-да.. Но не будем отвлекаться. Допросы бывшего президента как-то плохо влияют на «идеалы революции достоинства». Тем более что гаранту предложили надеть специальные манжеты и присосочки, чтобы точно определить, когда он п...д, а когда нет. Большее унижение для командующего самой сильной армией Европы, защищающей восточные рубежи европейской цивилизации, даже трудно придумать. Хотя Портнов наверняка придумает. Даже не сомневаюсь. Спустя пару дней Грымчак неудачно сходил в «Фуршет». Вместе с шурином. И еще американский миллиардер Сэм Кислин приехал в Киев. Тоже хочет сделать неприятно Петру Алексеевичу. Следует ли Порошенко опасаться показаний бывшего директора Центрального гастронома города Одессы? Думаю, да. Тем более что Сема настроен очень даже решительно. Все начинает как-то очень быстро, даже стремительно закручиваться. От Грымчака тянутся ниточки к нынешнему генеральному прокурору и, естественно, к Кабинету министров. Мы все забыли о том, что в стране до сих пор действует «самый профессиональный состав правительства» за последние несколько столетий. К сожалению, по средам Гройсман уже не проводит публичные заседания Кабмина, где все отчитываются о невероятных успехах Украины в деле строительства автобана «Качановка – Стрый» и неуклонном росте надоев крупного рогатого скота. Наверное, не хочет публичных арестов прямо во время зачитывания рапорта об успехах. Невольно вспоминается теория бумеранга. Все, с...ка, возвращается. «Эти» пытаются сажать «тех». «Те» стали превращаться из патриотов во взяточников и мародеров. По ходу, я начинаю утрачивать веру в человечество. Куда можно обратиться за моральной компенсацией? http://versii.com/news/398388/
  6. Минский процесс понес тяжелую, невосполнимую утрату: сначала из него ушла Ирина Геращенко. Она внесла значительный вклад в дело «умиротворения агрессора». Все помнят, как Ира мужественно покрывалась подозрительными пятнами после переговоров с «боевиками», прикидывающимися «террористами». Или наоборот. Теперь вот скоропостижно ушел Роман Бессмертный. О своем увольнении Рома узнал от жены. Не старой, а относительно новой – Татьяны Мокриди. Она более продвинутая и почитывает на досуге «Фейсбук». Трах! Указ Зеленского об увольнении Романа Бессмертного от исполнения обязанностей представителя Украины в политической подгруппе трехсторонней комиссии. По сети поползли самые разнообразные слухи, связанные с внезапной, загадочной и молниеносной отставкой Ромы. Его же назначили 9 июля, и прошло чуть больше месяца. Некоторые обкуренные «телеграмм-каналы», изображающие из себя «инсайдеров», стали строить версии о том, что «Бессмертный сливал информацию на сторону». Ребята, очнитесь! Какую информацию Рома «сливал»?! Кому?! Официальное объяснение «Зе-команды» насчет увольнения Бессмертного у меня вызвало гомерический ржач. Как бы Леонид Кучма «набирает новую команду». Так Бессмертный и есть «представитель команды Кучмы». Он же работал у него постпредом в Раде на протяжении пяти лет. Данилыч очень любил Рому, поскольку тот талантливо кропал доносы на всех. Кратко, по делу, кто и с кем, в какой позе. Единственное, о чем просил Кучма – чтобы Бессмертный писал свои «анонимки» по-русски. Некоторые слова бывший директор «Южмаша» не понимал. Но Рома уже тогда, при «преступном режиме Кучмы» почувствовал себя настоящим патриотом нации. По итогу прибился к Ющенко, с которым терся долгие годы. Пиком его карьеры была должность заместителя главы избирательного штаба «Нашей Украины». На самом деле Рома считал себя настоящим мозгом кампании. С ним трудился какой-то иплан, который называл себя политтехнологом, и Мокриди. Долгими осенними вечерами иплан срался с Грынивым за «авторство» бренда «Наша Украина» и лозунга с сексуальным подтекстом «Знаю. Верю. Сможем». Бессмертный рисовал на листочке бумаги какие-то сиськи и верил в свое великое будущее. Он видел себя секретарем Совбеза. Как минимум. Курчавая борода, целеустремленный взгляд и абсолютная тупость, возведенная в квадрат. Но даже Ющенко, который, согласитесь, отнюдь не блистал какими-то особыми интеллектуальными способностями и разбирался лишь в половых органах пчел, заподозрил Бессмертного в наличии ограниченных способностей. Помню, как после третьего тура выборов отравленного на тот момент Ющенко Бессмертный сидел в штабе с неизменной Мокриди и предавался глубоким размышлениям о своем будущем. Он скромно называл себя идеологом самой длительной избирательной кампании в истории человечества. На тот момент в штабе «оранжевого президента» конкурировать с Романом по «интеллекту» мог лишь «личный охранник» Виктора Андреевича «Червонец» (Червоненко). Вот он выдавал такие легенды, что просто завидно было: человек вроде не под веществами, а как штырит! Запомнился его рассказ о том, как он держал чемоданчик с каким-то мотором, подключенный к телу Ющенко в районе жопы. По шлангам Виктору Андреевичу, значит, поступали какие-то вещества, а обратно выводились «токсины» в виде дерьма. Серьезно! И вот стоит «Червонец» и думает: вот выступает лидер на митинге, а если я вдруг отключу аппарат, то он же умрет. До сих пор не понимаю, зачем он эту историю рассказал. Но вы можете представить себе уровень дна, на котором обитали «Червонец» и Рома. И вот сидит Бессмертный на Подоле, мечтает о должности, пьет горячий чай с печеньем. Бах! Пролетает с должностью секретаря Совбеза. Им тогда стал Петр Порошенко, который, в свою очередь, пролетел с постом премьера. Во всем была виновата Юлия Владимировна. В те далекие годы она была относительно молода, сексуальна (на любителя), отличалась живой реакцией и даже иногда демонстрировала зачатки юмора. С той поры Бессмертный терпеть не может ни Порошенко, ни Тимошенко, ни Ющенко. Обида страшная. «Великого стратега» пристроили «истопником» в Кабмин, назначив на специально выдуманную под него должность вице-премьера по административной реформе. Министерский пост был для «гиганта мысли» слишком «мелким». Рома, как всегда, яростно взялся за работу. Обложился картами, справочниками и стал кроить территорию нации. В качестве испытательного полигона взял Макаровский район Киевской области. Стал укрупнять, в результате его там чуть не избили благодарные жители. После случаев физического насилия Бессмертный стал гораздо более осторожным. Он разработал глобальный план реформы административных округов в виде трехтомника, который попытался утвердить у премьера Тимошенко. Юлия Владимировна честно предложила засунуть это творчество в анус. Не важно чей. И выразила готовность помочь с процессом. Короче, Рома опять пролетел. Это стало особенностью его «кармы». Только относительно молодая жена Мокриди, с которой он сблизился за время «самой долгой в истории человечества избирательной кампании», всячески его поддерживала. Насколько я помню, предпоследней его должностью был пост посла в Белоруссии. Продержался Рома в Минске меньше года. Даже не знаю, что надо было вытворять такое, чтобы довести белорусов до состояния белого каления. Короче, вроде бы Бессмертный решил поучить Лукашенко, как надо выстраивать отношения с окружающей средой. «Бацька» дал очень краткую характеристику послу Украины и попросил руководство страны избавить его от этого «…». Просьба Лукашенко была удовлетворена. После «революции гидности» Бессмертный всплыл вместе с другими же подобными индивидами в Минской группе. Он в очередной раз подтвердил характеристику Лукашенко. Уволили. Не знаю, почему о нем вспомнил Зеленский. Думаю, порекомендовал Кучма. За неполный месяц Рома успел надавать советы всем: Путину, Трампу, Макрону, Меркель и самому Зеленскому. У него в голове сложилась целостная картинка геополитической ситуации. Короче, Бессмертный на белом коне принимает капитуляцию Путина, рядом стоит Меркель и одобрительно кивает головой, а Макрон держит под… как там эта херня называется у коня? Уздцы? Вот под них и держит. Красиво! Не теряя ни минуты, Рома тут же стал реализовать свое видение Минского процесса. Для начала он предложил его приостановить. Потом, когда РФ падет, его можно будет возобновить на условиях, которые Бессмертный выписал в процессе озарения на комфортабельном немецком унитазе. Все это он публично заявил. А чего стесняться? И был уволен через сорок восемь часов. Вот и вся подноготная отставки Бессмертного. Он просто подтвердил свою наработанную годами репутацию. Самое время писать роман о том, как правильно прос…ть свою жизнь. С романтическим подтекстом. Подробнее: http://antifashist.com/item/bessmertnyj-roman.html#ixzz5wefEcEeY
  7. Немногим более столетия назад у президента США Теодора Рузвельта появилась возможность своими глазами наблюдать истоки величайшей техногенной катастрофы в истории человечества. В 1904 году он написал, что кайзер Германии Вильгельм II «считает, будто англичане планируют атаковать его, разгромить его флот и, возможно, даже объединиться с Францией в войне на истребление против него. На самом деле у англичан нет таких намерений, но они сами находятся в состоянии панического ужаса, предполагая, что кайзер собирается тайно создать альянс против них с Францией или Россией или с ними обеими, чтобы уничтожить их флот и стереть Британскую империю с карты. По-моему, это довольно забавный пример того, как взаимное недоверие и страх толкают два народа на путь войны». Развязка той истории оказалась не слишком забавной. Когда десять лет спустя Европа внезапно оказалась на пороге войны, британцы и немцы попытались заверить друг друга в том, что у них нет никаких агрессивных намерений. Но, поскольку оба правительства знали, что их собственные намерения носят оборонительный характер, они попросту не могли понять, почему их оппоненты настойчиво заявляли о том, что они чувствуют угрозу. Оба правительства считали страх другой стороны лицемерным, по сути, еще одним доказательством лживости и агрессивных намерений противоположной стороны. Все попытки заверить друг друга и каким-то образом урегулировать ситуацию только усугубляли проблему, смешиваясь с несколькими другими факторами, которые в конечном счете в совокупности вылились в Первую мировую войну 1914-1918 гг., охватившую весь континент. Как позже написала историк Барбара Такман (Barbara Tuchman) в своей классической книге «Августовские пушки», посвященной истокам той войны, «нации попали в ловушку… в тупик, из которого не было и до сих пор нет выхода». Первая мировая война стала результатом скорее просчетов и некомпетентности, нежели какого-то злого умысла. Историки долгое время спорили о том, какая из сторон несет большую часть ответственности за развязывание того конфликта, но мало кто сомневается, что «каждая из крупных держав внесла в него свою лепту недальновидности и безответственности». Германия боялась того, что Франция, Россия и Великобритания окружат ее, и при этом продолжала грубо угрожать всем им, тем самым подталкивая их объединиться в беспрецедентный альянс против Берлина. Этот альянс в свою очередь укрепил зависимость Германии от Австро-Венгрии и в конечном счете сделал ее заложницей действий ее южной соседки. Великобритания считала, что альянс позволит сдержать рост военной и экономической мощи Германии и при этом не свяжет Лондон какими-либо жесткими обязательствами, которые могли бы сделать дипломатическое урегулирование локального конфликта практически невозможным. Страх Австро-Венгрии перед тем, что национализм может уничтожить ее империю изнутри, помешал ей понять, что ограниченная война на Балканах может быстро выйти из-под контроля и перерасти в катастрофический общеевропейский конфликт. Царь Николай II предположил, что ограниченная мобилизация против Австро-Венгрии позволит сдержать агрессию против союзницы России — Сербии. Однако позже он узнал, что планы военных действий его Генерального штаба предполагали полную мобилизацию и против Австро-Венгрии, и против Германии. Распространение технологий строительства железных дорог в свою очередь означало, что любое государство, которое быстро не мобилизовывает свою армию в ответ на малейшие движения противника, сталкивается с перспективой практически гарантированного военного поражения. В результате получилась взрывоопасная смесь ингредиентов, которая подпитывала то, что Генри Киссинджер (Henry Kissinger) назвал «политической машиной Судного дня», чувствительной к множеству потенциальных пусковых импульсов. Сравнения России с третьим рейхом Сегодня в Вашингтоне мало кто считает, что наши напряженные отношения с Россией представляют такую же угрозу. Скорее господствующая парадигма понимания и реакции на российскую угрозу сводится к образам Второй мировой войны. Редакторские статьи и колонки обозревателей исполнены унизительными ссылками на встречу в Мюнхене, где в 1938 году британский премьер-министр Невилл Чемберлен (Neville Chamberlain) предпринял свою трагическую попытку удовлетворить территориальные амбиции Гитлера и договорился о злополучном «мире нашего времени». В ходе предвыборной кампании 2016 года кандидат в президенты от Демократической партии Хиллари Клинтон открыто предупредила о том, что заявления Москвы о ее обязанности защищать русскоязычное меньшинство на Украине перекликается с заявлениями нацистской Германии о том, что ей «необходимо защищать немецкие меньшинства в Польше и Чехословакии». Подобным же образом сенатор Линдси Грэхэм (Lindsey Graham) и многие другие республиканцы сравнивали президента России Владимира Путина с Адольфом Гитлером, а колумнисты газет часто назвали его «Путлером». Как и Гитлера, Путина считают авторитарным лидером, затаившим горькую обиду в связи с территориальными потерями и несправедливым отношением. Считается, что, как и Гитлер, Путин относится к призывам к дипломатическому компромиссу как к признакам слабости, которые он может использовать. Многие полагают, что, подобно Гитлеру, Путин находится во власти экспансионистских амбиций, которые необходимо задушить прямо сейчас, не дожидаясь момента, когда Путин начнет действовать чересчур дерзко и активно. С точки зрения тех, кто рассматривает российскую угрозу через эту призму, главная опасность — это агрессивные намерения Кремля, а главная задача — сдержать агрессию при помощи силы. Войны часто начинаются потому, что те, кто их развязывает, убеждены в своей способности победить. Если говорить об аналитиках разведки, то такое беспокойство перерастает в сосредоточенность на изучении российских планов военных действий и систем вооружений, а также на поисках признаков готовящейся атаки. К примеру, военные эксперты США и НАТО, анализировавшие подготовку России к масштабным военным учениям «Запад» в 2017 году, выступили с предупреждением, что эти учения могут оказаться российским «троянским конем», то есть маскировкой для оккупации Белоруссии или вторжения в одну из стран Балтии. Чиновники британской разведки предупреждают, что российские хакеры уже способны выводить из строя целые электростанции, взламывать системы управления воздушным движением и даже дистанционно отключать системы кондиционирования. Лидеры американского разведывательного сообщества бьют тревогу по поводу стремления Москвы подорвать основы западных демократий и уничтожить «международный порядок, сложившийся после окончания Второй мировой войны». Голливудский актер Морган Фримэн при поддержке комитета, куда вошел в том числе директор Национальной разведки США Джеймс Клэппер (James Clapper), выступил в популярном в соцсетях видеоролике с мрачным предупреждением о том, что мы находимся в состоянии войны с Россией и должны дать ей отпор, иначе мы потерпим поражение. Если говорить о политиках, то взгляд на ситуацию с такого угла позволяет им сосредоточиться на готовности бороться и способности одерживать победу. Дипломатия играет второстепенную роль в решении проблемы агрессии в духе Второй мировой войны. Нельзя заключать соглашения с государствами-агрессорами, их нужно наказывать и изолировать. Неспособность противостоять агрессии России в Грузии, на Украине, в Сирии и в киберпространстве порождает еще больше агрессии. Сила и решимость, напротив, заставляют потенциального агрессора отступить и поискать легкие мишени в других местах. Стратегия национальной безопасности администрации Трампа является во многом отражением этого консенсуса: «Как показывает опыт, готовность противников отказаться или воздержаться от агрессии зависит от их восприятия силы США и жизнестойкости наших альянсов». Другими словами, если мы хотим мира, нам необходимо продемонстрировать готовность к войне. Сомневающиеся голоса: Россия просто обороняется Однако не все считают, что намерения России носят наступательный характер. Существует еще одна точка зрения, которой придерживается меньшее число экспертов и согласно которой Россия при Путине представляет собой слабую, переживающую закат державу, обороняющуюся от расширения НАТО на восток и от попыток Вашингтона трансформировать внутреннюю политику России. «Действия Путина главным образом реактивны», — считает почетный профессор Нью-Йоркского университета Стивен Коэн (Stephen Cohen). Ученый Джон Миршаймер (John Mearsheimer) сформулировал эту мысль еще четче: действия России, включая аннексию Крыма и опосредованную войну на Украине, «носили оборонительный, а не наступательный характер, и они были мотивированы легитимным беспокойством по поводу безопасности». Сторонники этой точки зрения часто цитируют Джорджа Кеннана (George F. Kennan), отца стратегии сдерживания, который писал о вероятных последствиях расширения НАТО примерно 20 лет назад: «Мы увидим негативную реакцию со стороны России, и тогда [сторонники расширения НАТО] заявят, что мы всегда говорили вам, что из себя представляю русские, — но все это не так». По его словам, Россия не является страной, «отчаянно стремящейся атаковать Западную Европу». Россия — это не нацистская Германия, а Путина нельзя сравнивать с Гитлером. С точки зрения этих аналитиков, подобные аналогии скорее усиливают эмоциональный накал, нежели проливают свет на происходящее, и они подталкивают к весьма опасным решениям. Сторонники версии об «обороняющейся России» отмечают, что, когда агрессивные действия страны объясняются страхом и уязвимостью, несгибаемая решимость и боеготовность, играющие крайне важную роль в противостоянии угрозам в духе Гитлера, могут оказаться контрпродуктивными. Вместо того чтобы предотвратить агрессию, продемонстрировав готовность дать отпор, силовые меры против государства, которое уже считает, что ему угрожают, могут только усилить ощущение уязвимости и спровоцировать опасную острую реакцию. С точки зрения этих экспертов, США столкнулись с этим явлением в бывшей советской республике Грузия в 2008 году. Будучи убежденными, что Россия вынашивает некие агрессивные планы касательно своего южного соседа, политики Вашингтона активизировали подготовку вооруженных сил Грузии, открыто призвали к принятию Тбилиси в НАТО и выступили в адрес Москвы с множеством предостережений против начала военных действий, полагая, что такая поддержка удержит Россию от агрессивных действий. Однако эти шаги привели к обратному эффекту. Россия всерьез встревожилась по поводу перспективы вступления Грузии в НАТО, а Тбилиси, вдохновленный поддержкой США, начал военную операцию в Южной Осетии, что спровоцировало немедленный массированный удар России, включавший в себя серию кибератак. Результатом стала вполне предсказуемая война, которую США не смогли предотвратить, и Вашингтон оказался перед выбором: тщетно протестовать против захвата сепаратистских регионов Грузии Россией либо подвергнуться риску начала ядерной войны с Россией. Дипломатический подход С точки зрения тех, кто считает, что Москва занимает оборонительную позицию, предпочтительная реакция на ее действия — это дипломатический подход в духе «не навреди»: необходимо перестать причинять вред, угрожая государству, которое уже оказалось в уязвимом положении, и начать обсуждать компромиссы и способы урегулирования конфликта. К примеру, Коэн выступает против развертывания ракет промежуточной дальности в Европе и продажи оружия Украине и призывает к сотрудничеству в процессе борьбы с общими угрозами и согласования новых правил для регулирования этих отношений. Миршаймер предлагает положить конец тому, что он называет «тройным пакетом политических мер» — то есть расширению НАТО, расширению Евросоюза и продвижению демократии. С его точки зрения, цель для Украины и других государств, находящихся в «серой зоне» между Россией и альянсом НАТО, должна заключаться в том, чтобы «отказаться от планов по вестернизации Украины и сосредоточиться на том, чтобы превратить ее в нейтральный буфер между НАТО и Россией — сделать ее похожей на Австрию эпохи холодной войны». Если мы хотим мира с Россией, утверждают Коэн и Миршаймер, мы должны сделать акцент на общности и компромиссе, а не на оружии и санкциях. Нельзя сказать, чтобы обе эти точки зрения, объясняющие поведение России и обуславливающие реакцию на него, были совершенно ошибочными. Осталось довольно мало сомнений в том, что Россия считает, что она занимает оборонительную позицию перед лицом расширения НАТО и активного вмешательства Вашингтона в ее внутреннюю политику в 1990-х годах. Москва затаила глубокие обиды, она подвержена заблуждениям и испытывает недоверие к намерениям Америки, и за последние 25 лет она перестала видеть в США партнера и начала видеть в них противника — отчасти из-за тех действий Америки, которые она считает угрожающими. Как минимум часть тех шагов Москвы, которые кажутся американцам ничем не спровоцированной агрессией, — к примеру, вмешательство России в американские выборы 2016 года — кажутся россиянам естественной реакцией на многолетнее вмешательство Запада во внутренние дела России и ее соседей. Или Россия все-таки атакует? Однако в основе поведения России лежат не только оборонительные мотивы. Она считает себя великой державой, которой просто не повезло в 1990-х годах, которая должна играть ключевую роль в международных делах наряду с США, Европой и Китаем и которая должна доминировать над своими соседями, как это обычно делают крупные державы. Довольно трудно спорить с тем, что военное вмешательство Москвы в дела Южной Америки — региона, который находится очень далеко от российских границ и который почти никак не связан с ключевыми интересами России, — мотивировано чем-то, кроме стремления доказать Вашингтону, что Россия — великая держава, способная провоцировать проблемы в регионах, где доминируют США. Отчасти та обида на Америку, которая за последние 20 лет укоренилась внутри российского политического класса, объясняется убежденностью в том, что Вашингтон относится к России как к подчиненной и что именно он мешает ей вернуть статус великой державы. Желание России доминировать над соседними странами стало ключевым фактором, обусловившим их попытки вступить в НАТО и добиться помощи со стороны США, что в свою очередь подпитывало страхи Москвы, выливаясь в спираль нарастающей враждебности. Такая смесь оборонительных и наступательных мотивов — это на самом деле довольно старая тема в российской внешней политике. Комментируя поведение России в период, предшествовавший началу Первой мировой войны, Киссинджер написал: «Отчасти оборонительная, отчасти наступательная — стратегия России всегда была двойственной, и эта двойственность порождала на Западе споры касательно намерений России, которые продолжались на протяжении всего советского периода». Проклятые вопросы В теории управления есть специальный термин для обозначения сложных ситуаций, которые привели к началу Первой мировой войны — «проклятые вопросы». Этот термин подчеркивает не столько «проклятый» характер той или иной проблемы, сколько те серьезные вызовы, которые она за собой влечет. Одной из особенностей таких проблем является то, что попытки разбить их на составляющие компоненты и решить их по частям оказываются абсолютно контрпродуктивными. Решение одного аспекта той или иной проблемы может усугубить другие и добавить новые сложности. Множество отдельных компонентов взаимосвязаны и взаимодействуют друг с другом такими способами, которые со временем меняются. Отношения внутри таких систем не арифметичны, и благие намерения далеко не всегда оборачиваются успехом. Каждое конкретное действие немедленно оказывает влияние на другие составляющие системы, и порой оно бывает разрушительным. Кроме того, заранее предугадать, каким окажется это воздействие, чрезвычайно трудно. Хотя вызов со стороны Москвы полностью не вписывается ни в версию о «наступающей России», ни в версию об «обороняющейся России», множество переплетающихся вопросов, пронизывающих российско-американские отношения, являются отражением запутанности классического «проклятого вопроса». Совершенно противоположные взгляды на намерения другого государства искажают сигналы, которые оно посылает и укрепляют ошибочные гипотезы касательно того, как противник отреагирует на те или иные события. Нерешенные вопросы касательно архитектуры безопасности, сложившейся в Европе после окончания холодной войны, подпитывают антагонизм. Новые кибертехнологии, последствия которых еще плохо изучены, в сочетании с разработкой современных систем доставки стратегического оружия, предоставляют атакующей стороне огромные преимущества перед тем, кто защищается, укрепляя ощущение уязвимости и провоцируя агрессию. Изменения в глобальном геополитическом порядке обернулись угрозой для господства США и одновременно предоставили России и другим странам возможность расширить свое влияние. Каждая из сторон оказывается во все большей зависимости от ненадежных посредников, чьи интересы пересекаются — но при этом не совпадают полностью — с интересами их спонсоров. И каждая из сторон старается справиться с внутриполитическими вызовами, которые усиливают ощущение уязвимости и снижают ее способность формулировать и воплощать в жизнь эффективную внешнюю политику. Между тем прежние правила, которые обуславливали соперничество между Вашингтоном и Москвой в эпоху холодной войны, улетучились, а новые принципы, которые могли бы стабилизировать и сдержать новое соперничество, так и не появились. Все эти факторы усиливают друг друга, формируя порочный круг динамичных взаимодействий. Более того, взаимосвязи между отдельными компонентами этих проблем приводят к росту опасности того, что случайности и поступательные действия могут привести к неожиданным последствиям. Как и в Сараево в 1914 году, сейчас незначительные события могут всколыхнуть весь этот сложный клубок проблем, и мы получим масштабные катастрофические результаты. Ловушка восприятий Повторяя опыт Великобритании и Германии, предшествовавший началу Первой мировой войны, сегодня США и Россия оказались в ловушке восприятий угрозы. Русские уже давно убеждены, что Вашингтон стремится окружить их страну враждебно настроенными марионеточными режимами и свергнуть российское правительство. Недавно американцы пришли к выводу, что Кремль пытается использовать кибероружие, чтобы расколоть наше общество и уничтожить американскую демократию. И США, и Россия считают предполагаемые страхи друг друга в лучшем случае преувеличениями, а чаще всего откровенной ложью. США обвиняют Россию в паранойе, а Россия отвечает им обвинениями в русофобии. И нежелание учитывать страхи друг друга только лишь укрепляют восприятие угроз каждой из сторон. Кибертехнологии еще больше обостряют эту проблему. С одной стороны, их разрушительный потенциал огромен. Как пишет Консультативный комитет по оборонной политике США, «комбинированное воздействие кибератаки может потенциально повлечь за собой экзистенциальные последствия. Хотя проявления ядерной атаки и атаки в киберпространстве совершенно различны, в конечном счете экзистенциальное воздействие на США равнозначно». С другой стороны, системы обороны в киберпространстве не способны сделать практически ничего, чтобы остановить атакующую сторону, которая при наличии достаточного количества навыков и решимости может использовать лазейки в программах и ошибки людей, чтобы проникнуть практически в любую систему. Это внушает обороняющейся стороне глубокое ощущение уязвимости. Тратить много часов на анализ миллионов строчек программ, чтобы выявить вредоносный код, — это зачастую бессмысленное занятие, если вы имеете дело с опытными хакерами. Даже если такие поиски не приносят результата, обороняющаяся сторона не может быть уверена в том, что где-то в огромной сети не заложена кибер-бомба. Она также не может быть уверена в том, что обнаруженное ей не является операцией под чужими флагами, то есть вирусом, запущенным третьей стороной, пытающейся скрыть свою причастность. Еще больше беспокойства вызывает то, что намерения кибер-лазутчиков зачастую остаются неясными даже после того, как их действия были обнаружены. Кибер-вторжения, направленные на сбор данных, могут поначалу выглядеть как вторжения, направленные на подготовку к диверсионным действиям, в результате чего размываются границы между шпионажем и войной. Подрывные кибер-кампании влияния, призванные разделять и завоевывать противника, могут на практике выглядеть так же, как и кампании, призванные заставить противника пойти на уступки, на которые он идти не хочет. Эти досадные обстоятельства заставляют обороняющуюся сторону переходить в наступление — проникать в сети противника еще глубже, чтобы выяснить, чем именно он занимается, и применять собственное кибероружие в попытке удержать противника от агрессивных действий. Экзистенциальная киберугроза В результате кибертехнологии породили новую форму экзистенциальной угрозы, очень напоминающей по своему воздействию ядерные технологии, определившие ход холодной войны. Только новая экзистенциальная угроза, увы, подчиняется иной логике. Это оружие, по большей части невидимое, может быстро терять свою эффективность, если его не внедрять и не совершенствовать, даже если оно не применяется. Природа этого оружия заставляет государства предполагать и готовиться к худшему. В отличие от холодной войны, когда ядерная угроза породила концепцию взаимного гарантированного уничтожения, оказавшего стабилизирующее воздействие, кибертехнологии породили разрушительную спираль агрессии и встречной агрессии в киберпространстве, когда реальное или предполагаемое проникновение в системы одной стороны заставляют ее с удвоенной силой стремиться скомпрометировать системы противника. Такая угроза представляет собой довольно серьезную опасность, даже если она ограничивается киберпространством. Но в условиях глобализованного мира, где все взаимосвязано, — где финансовые сети, коммерческие операции, медиа-платформы и системы контроля и командования ядерными силами так или иначе связаны друг с другом — предотвратить выход угрозы за пределы киберпространства чрезвычайно сложно. Поскольку кибер-неопределенность усиливает страхи перед стратегическими намерениями других государств и одновременно вызывает вопросы касательно того, смогут ли системы оповещения предупредить об атаке и выстрелят ли орудия, когда кнопки будут нажаты, антикризисное управление превращается в крайне утомительное занятие. В отличие от Лас-Вегаса, то, что происходит в киберпространстве, вовсе не обязательно останется в пределах киберпространства. Рано или поздно эта угроза коснется и других областей, включая экономику и динамические военные операции. Итак, как в таких условиях можно справиться с назревающей проблемой в духе Первой мировой войны? К сожалению, универсального рецепта успеха нет. Помните высказывание Толстого о том, что каждая несчастная семья несчастна по-своему? Каждая злостная проблема демонстрирует свои индивидуальные характеристики, которые требуют особенного подхода. Однако существует ряд важных принципов, которые могут помочь снизить вероятность катастрофы и повысить вероятность прогресса в отношениях с Россией. «Эндемичный экспансионизм» России Необходимо для начала расширить наш фокус внимания. Одна из главных причин неудач в поисках ответа на «проклятый вопрос» заключается в том, что ее рассматривают как узкую линейную проблему, имеющую одну первопричину, которую можно устранить, приложив достаточно целенаправленных усилий. США много раз наступали на эти грабли в попытках наладить взаимодействие с Россией после окончания холодной войны. Мы привычно стремились разделять все вопросы на категории, предпочитая концентрироваться на спорах, которые актуальны для внутренней политики США, и на тех возможностях, которые, как мы надеялись, помогут нам достичь наших целей. Мы всегда были склонны к тому, чтобы искать первопричины проблем в двусторонних отношениях и недавно стали приписывать нарастающие опасности в российско-американских отношениях природе путинизма и эндемичного экспансионизма России (эндемичный здесь значит — остаточный, сохранившийся с тех времен, когда у России была возможность и желание расширяться — прим. ред.). Мы искренне полагали, что решительное ответное давление уменьшит склонность России к агрессии. Мы пытались добиваться прогресса посредством пошаговых мер в надежде на то, что успехи в таких областях, как борьба с терроризмом, позволят нам создать основу для налаживания российско-американских отношений. Такой подход, подразумевающий пошаговые действия и распределение вопросов по категориям, на чисто интуитивном уровне кажется чрезвычайно разумным. Зачем все усложнять, если можно разбить проблему на составляющие элементы и сконцентрироваться на том, что наиболее актуально и легко достижимо? В его основе также лежит эффект силосной башни, который поощряет узкую специализацию и препятствует межорганизационной интеграции. Тем не менее, на практике этот подход не работает. Несмотря на все наши усилия, российско-американские отношения продолжали ухудшаться, а недоверие между администрациями двух стран продолжало нарастать с момента окончания холодной войны. Как отметил эксперт по планированию Расселл Экофф (Russell Ackoff), комментируя злостные проблемы, «если мы поступим как обычно, разбив сложную проблему на составляющие части, а затем попытавшись решить каждую из них по отдельности, мы не решим эту комплексную проблему». Награда за хорошее поведение нужна не меньше, чем наказание Дуайт Эйзенхауэр часто говорил, что лучший способ решить на первый взгляд неразрешимую проблему, — увеличить ее масштабы. Более расширенный, более всеобъемлющий подход к решению нашей злостной российской проблемы обернется более серьезными вызовами в управлении процессом взаимодействия различных агентств, потребует участия большего числа субъектов и более глубокой интеграции, однако в отсутствие такого подхода мы, скорее всего, продолжим скатываться назад, пытаясь достичь хотя бы какого-нибудь прогресса. Чтобы положить конец кровопролитию на Украине, необходимо решить давнишний вопрос роли России в европейской архитектуре безопасности. Чтобы уменьшить масштабы агрессии России в киберпространстве, необходимо согласовать правила участия США и России во внутренних делах других стран. Наказания за нарушения правил должны всегда сопровождаться наградами за хорошее поведение, в противном случае мы попросту закрепим решительное стремление России противостоять политике США, углубим ее сотрудничество с Китаем в области безопасности и ослабим позиции НАТО и Евросоюза. Ни один из этих шагов не будет эффективным в отсутствие разрядки международной напряженности, которая позволяет держать наше соперничество крупных держав в разумных границах. Признание того, что наши проблемы в отношениях с Россией, не линейны, влечет за собой и другие выводы. Это приводит нас к мысли о том, что мы должны подходить к нашим устремлениям с гораздо более заметной долей смирения, признавая границы наших знаний и возможностей и всегда помня о риске непредвиденных последствий нашей политики. Нам стоит об этом помнить в первую очередь, когда мы рассматривает тему продвижения демократии — вопрос, который подтачивал российско-американские отношения на протяжении всего периода после окончания холодной войны. Продвижение принципов свободы и справедливости по всему миру — это неотъемлемая часть того, что собой представляет Америка. Однако то, как именно мы продвигаем эти принципы, играет огромную роль. Если либерализация — не линейный процесс, а процесс, который протекает внутри очертаний сложных, тесно взаимосвязанных факторов, большинство из которых мы попросту не можем контролировать, тогда более смиренный и менее навязчивый подход позволит минимизировать вероятность контрпродуктивных действий и повысить нашу весьма слабую результативность в распространении идеалов демократии за пределами нашей страны. Кроме того, нам необходимо встроить в нашу систему амортизаторы. В условиях нашего динамичного и глобализованного мира потрясения — неожиданные изменения, которые происходят внезапно и совершенно не вписываются в те тенденции, которые им предшествовали, приводя порой к катастрофическим последствиям, — неизбежны. Если говорить о нескольких последних десятилетиях, то такими потрясениями были распад Советского Союза, финансовый кризис 2008 года, арабская весна, а также самые разные экстремальные и непредсказуемые события, ставшие результатами сложной системной динамики. Точную форму и время этих потрясений практически невозможно предугадать, однако их эффект можно немного сгладить. Если первое правило в процессе решения злостных проблем — не относиться к ним так, будто они являются линейными задачами, которые можно решить по частям, второе правило — встроить в систему механизмы, обеспечивающие устойчивость системы, которые позволят немного сгладить воздействие потрясений, когда те произойдут. Дипломатия отстает от технологий Повышение сопротивляемости системы вовсе не обязательно подразумевает стремление к стабильности. Хотя в основе и лежат благие намерения, подобная цель может обернуться позициями, слишком гибкими, чтобы выдерживать потрясения, слишком ограниченными, чтобы адаптироваться к вызовам, слишком настроенными на сохранения статуса кво, чтобы приспосабливаться к изменениям. Система, существовавшая в Европе до начала Первой мировой войны, была слишком косной, неспособной адаптироваться к новым геополитическим вызовам и меняющимся социальным силам. Европа превратилась в систему противоборствующих альянсов, сконцентрированных на том, чтобы укреплять связи внутри каждого отдельного лагеря, вместо того чтобы вносить коррективы, необходимые для поддержания всеобщего равновесия на континенте. Дипломатия не понимала сути новых технологий и их возможных последствий для характера войны и не смогла справиться с императивами, возникшими в связи с появлением железнодорожного сообщения, и преимуществами, которые давала упреждающая атака. В результате система стала увеличивать силу ударов вместо того, чтобы их гасить, и оказалась чрезвычайно уязвимой перед потрясениями, возникавшими в результате относительно незначительных споров. Коммуникация — это ключевая составляющая устойчивости в кризисных ситуациях. После Карибского ракетного кризиса США и Советский Союз создали так называемую «горячую линию», которая связала лидеров Вашингтона и Москвы, потому что стало ясно, что своевременные и прямые переговоры играют важнейшую роль в предотвращении непреднамеренной войны. Точно такие же соображения касательно необходимости предотвращения случайных столкновений между американскими и российскими военными в Сирии заставили военное командование США и России создать в 2016 году официальный канал связи в этой стране. Если расширить этот канал таким образом, чтобы он охватывал российско-американские дискуссии касательно урегулирования возможных кризисов безопасности в Европе и за ее пределами, это станет важным подготовительным шагом на пути к уменьшению вероятности эскалации. Нам необходимо многое обсудить касательно Украины, Северной Кореи, Ирана и других стран, касательно наших параллельных попыток справиться с террористами, а также то, как нам следует относиться к вопросам, связанным с кибероперациями, в том числе с атаками под чужими флагами, цель которых заключается в том, чтобы отвести подозрения или разжечь конфликт между Россией и США. Однако стоит помнить о том, что обсуждать способы решения этих проблем необходимо именно сейчас, а не в условиях удушающего жара кризиса. Следующий этап в процессе повышения устойчивости системы подразумевает выявление слабых мест системы и выстраивание дополнительных опор, которые помогут компенсировать их повреждения или утрату. Американская система глобального позиционирования (GPS), системы космического базирования, избирательные системы, а также частные и государственные предприятия — это примеры таких систем, от которых зависит множество ключевых военных, политических и коммерческих функций и которые чрезвычайно уязвимы перед разрушающим воздействием. Лишь немногие из них имеют независимые альтернативы, которые могут сработать, заменив их в случае какой-то чрезвычайной ситуации. В эпоху уязвимости в киберпространстве и противоспутникового оружия технологическая избыточность — это не роскошь, а необходимость. Она позволяет уменьшить наши страхи, касающиеся наших слабых мест, и лишает противников стимула для нанесения ударов по ключевым объектам нашей инфраструктуры. Набор правил Жизнестойкость также требует разработки и соблюдения некоего набора правил, которые и друзья, и враги будут считать легитимными. Отношения между США и Советским Союзом были в наибольшей степени подвержены нестабильности в самом начале холодной войны, когда правила еще не были установлены. Кризисы, начавшиеся в связи с Берлином и Кубой, объясняются тем, что Советский Союз пытался прощупать границы терпения Америки и степень ее готовности идти на риски. По мере того как эти границы становились более или менее очевидными, начинал складываться набор формальных и неформальных правил, которые позволили снизить вероятность того, что опосредованные войны в странах Третьего мира и другие формы соперничества между крупными державами в 1970-х и 1980-х годах могли перерасти в гораздо более масштабные конфликты. Сегодня киберпространство и космос находятся в состоянии, аналогичном состоянию, характерному для начального периода холодной войны, когда среди крупных держав еще не было консенсуса касательно правил, которые могут сдерживать риски. Однако система, у которой правила функционирования слишком жесткие, может попросту не суметь адаптироваться к изменениям и не справиться с потрясениями. За последние несколько лет те режимы контроля над вооружениями и «хельсинкские правила», которые характеризовали международный порядок в середине и в конце холодной войны, разрушились, потому что они не смогли приспособиться к давлению формирующейся многополярности, новых технологий и политических перемен. В настоящее время европейская архитектура безопасности и управление международными финансовыми институтами — это как раз те области, где предпочтительные для Америки нормы подвергаются давлению со стороны России, Китая и других развивающихся стран. Необходимо найти баланс между слишком выраженной жесткостью и слишком слабой структурой, чтобы выстроить международный консенсус вокруг того набора правил, который позволит повысить жизнестойкость системы в условиях 21 века. Скептики в США и России презрительно относятся к предположению о том, что правила могут каким-то образом ограничить действия той или иной стороны, которая не станет уважать правила и соглашения, одновременно вынашивая агрессивные намерения в отношении своего оппонента. Действительно, когда то или иное государство считает, что на карте стоят его ключевые национальные интересы, никакие договоры и политические соглашения не помешают ему совершить те действия, которые кажутся ему необходимыми. Но история доказывает, что даже заклятые враги могут достичь взаимопонимания, которое будет способствовать взаимной сдержанности и позволит уменьшить вероятность кризиса, который может возникнуть в результате неверных интерпретаций и недопонимания. В период разрядки международной напряженности Вашингтон и Москва, несомненно, считали друг друга незаслуживающими доверия противниками, однако при этом они осознавали, что взаимопонимание способствует реализации их интересов, ограничивая риски и сдерживая их соперничество. Даже если в конечном счете правила сыграют незначительную роль в случае начала конфликта, они все же помогут существенно уменьшить вероятность развития такого конфликта, особенно если они подкреплены стратегиями для обеспечения их соблюдения. Регресс, который на самом деле прогресс Далее, необходимо использовать побочные аспекты системы. В ходе решения проклятых вопросов путь к успеху редко бывает прямым. В то время как плохо продуманные действия могут спровоцировать цепь негативной обратной связи и вызвать разрушительный каскад непредусмотренных последствий, всегда есть и другие шаги, которые могут привести к обратному результату. То, что многие сочтут незначительными или даже регрессивными шагами, может вопреки очевидному запустить процессы, которые помогут США достичь желаемых результатов, которых невозможно достичь посредством фронтальной атаки или постепенного продвижения вперед. Развертывание американских ракет «Першинг II» в Европе в начале 1980-х годов вызвало бурю критики, поскольку многие посчитали, что этот шаг усилит страхи Советского Союза перед ядерной угрозой и повысит вероятность начала войны, однако именно тот шаг заложил основу благотворного цикла, который в конечном итоге привел Москву за стол переговоров по соглашению о ликвидации ракет средней и меньшей дальности и позволил наладить отношения между США и СССР. Подобным же образом многие называли Хельсинкские соглашения 1975 года «величайшей ложью в послевоенной истории», которая даст Москве возможность закрепить ее господство в Восточной Европе, однако ко всеобщему удивлению они сыграли важную роль в ослаблении контроля СССР над этим регионом, позволили улучшить гуманитарную ситуацию и стали предпосылкой для налаживания отношений между Востоком и Западом. Одна из областей, где шаг назад может привести к прогрессу, связана с теми целями, которые Москва и Вашингтон озвучивают применительно к своим двусторонним отношениям. Чтобы остановить процесс ухудшения отношений, обеим сторонам необходимо честно признать, что они являются соперниками и что их цель заключается не в том, чтобы выстроить партнерство, а в том, чтобы удержать их соперничество внутри безопасных границ, которые будут уважать обе стороны. Вместо того чтобы концентрироваться на том немногом, в чем Вашингтон и Москва согласны друг с другом, нам необходимо перечислить все области, в которых между нами есть разногласия. Как такой шаг назад может помочь? Его главное достоинство заключается в том, что он одновременно отражает реальность и согласуется с внутренней политикой обеих стран. США и Россия — не партнеры, и у них практически не осталось желания стремиться к партнерству, учитывая укоренившиеся взаимные подозрения и горькие разочарования последних 25 лет. Если откровенно признать эту реальность, это позволит разумно умерить ожидания касательно прогресса. Такая позиция не предполагает донкихотских попыток изменить восприятие степени враждебности противоположной стороны, и он не делает прогресс зависимым от успешности решения неразрешимых проблем, которые мешали сотрудничеству в прошлом, или от заключения грандиозных сделок, которые ни та, ни другая сторона не могут позволить себе в настоящий момент. В то же время такой подход заставляет стороны принять во внимание опасность внезапного конфликта, ясно дать понять, что они не хотят войны, и заложить основы для дискуссий по поводу того, как можно сдерживать их соперничество внутри безопасных и приемлемых для обеих сторон границ. Намерения Путина: благие, но былые? Еще одна возможность связана с Центральной Азией. Та помощь, которую в 2001 году Путин оказал США в создании американских военных баз в Центральной Азии, стала однозначным доказательством того, что в тот момент он хотел стратегического партнерства с США. Но настойчивое стремление США сделать эти предположительно «временные» базы постоянными, несмотря на существенные успехи Америки в вытеснении Талибана (организация, запрещенная в России — прим. ред.) из власти, стало одной из причин разочарования Путина в идее партнерства с США. Это сыграло второстепенную, но все же достаточно значимую роль в изменении российского восприятия намерений и степени надежности США. Постоянное присутствие США в этом регионе также послужило объединяющим фактором в процессе налаживания сотрудничества между Россией и Китаем, заставив их подчинить то, что при иных обстоятельствах могло перерасти в набирающее обороты соперничество за влияние в регионе, их общей обеспокоенности в связи с действиями Вашингтона. Уход США из Афганистана не только подтолкнул региональных игроков к тому, чтобы взять на себя ответственность за борьбу с экстремизмом и поддержание порядка, но и позволил постепенно возродиться силам российско-китайского соперничества за влияние в Центральной Азии. Это может послужить толчком к постепенной перебалансировке сил внутри треугольника отношений США-Россия-Китай, в котором в настоящий момент Россия и Китай объединили силы против США. Это также может заставить Россию оценить новую роль Вашингтона как балансировщика сил в Центральной Азии, поскольку Москве не хватает экономической мощи для того, чтобы соперничать с активным развитием Китая в регионе, а наследие советских связей с государствами Центральной Азии постепенно сходит на нет. Третья возможность касается Европы. По мере роста мощи Китая и настойчивости России Европа должна взять на себя ключевую роль системного противовеса, способного создать и поддерживать международный баланс. Однако она не сможет играть эту роль, если разделяющие силы продолжат давить на НАТО и Евросоюз, угрожая ускорить европейскую дезинтеграцию и трансатлантический раскол. Ситуация, в которой Россия считает себя исключенной из процесса принятия решений касательно европейской безопасности, заставляет ее обострять разногласия на континенте и углублять трещины, одновременно уменьшая вероятность того, что сильная и здоровая Европа сможет взять на себя роль уравновешивающей силы. Угроза того, что Америка может перестать активно участвовать в делах Европы, тоже оказывает разрушительное воздействие, усиливая разногласия на континенте, вызывая у восточноевропейских стран страх, что НАТО, возможно, не захочет защищать их от российской агрессии, и воскрешая прежние страхи перед гегемонией Германии. Тем не менее, внутри того, что на первый взгляд кажется разочаровывающими европейскими тенденциями, скрывается потенциал для положительных изменений. Хотя еще не так давно НАТО и Евросоюз считали себя, образно говоря, акулами, которым движение вперед и расширение были жизненно необходимы для того, чтобы сохранять их функции в отсутствие объединяющей внешней угрозы, теперь такое расширение больше не считается чем-то необходимым или желательным. Иллюзии касательно того, что Россию можно интегрировать в европейские институты на западных условиях или превратить в некое подобие Швеции — некогда мощной военной державы, которая теперь сконцентрировалась на обеспечении высокого уровня жизни для своих граждан и согласилась на то, что Америка будет руководить основанным на нормах международным порядком, — рассеялись. Более того, у США и у других стран НАТО уже пропало желание использовать этот альянс в экспедиционных целях. Такие перемены открывают возможности для формирования новых подходов, которые до недавнего времени казались непрактичными. Вернуть НАТО к обороне Возобновившаяся сосредоточенность НАТО на его первоначальной цели, то есть на обеспечении коллективной безопасности, может обернуться целым рядом положительных эффектов. Она позволит убедить Польшу, страны Балтии и других членов НАТО, опасающихся агрессии России, в том, что альянс готов их защищать, и это позволит уменьшить трения, существующие внутри альянса. Это также создаст крепкую основу для того, чтобы отправить русским четкие сигналы касательно намерений НАТО, сделав акцент на готовности защищать членов альянса и проведя четкую границу в вопросе вмешательства России в их внутренние дела, но одновременно с этим продемонстрировав нежелание выходить за уже существующие границы НАТО, принимать новых членов и проводить кампании за пределами его границ. Результатом таких сигналов станет то, что у Европы и России появится заинтересованность в предотвращении нестабильности в странах, не входящих в состав альянса и расположенных между НАТО и Россией, в минимизации стимулов для создания альянсов, которые могут угрожать той или иной стороне, и в уменьшении вероятности непреднамеренного участия в непосредственном конфликте. Подобные сигналы будут способствовать двусторонним и многосторонним дискуссиям по вопросу об основных правилах взаимодействия с этими промежуточными государствами, что является необходимым условием для прогресса в урегулировании продолжающегося конфликта на Украине и замороженных конфликтов в Молдавии и на Кавказе. Наконец, тот аспект нашей злостной российской проблемы, на который мы можем эффективнее всего повлиять, — это сами США. Как известно, Рональд Рейган был сторонником того, чтобы вести дела с противниками с позиции силы — позиции, которая способствует достижению оптимального компромисса, когда это возможно, и победам, когда достичь компромисса не получается. В основе этой силы лежит не только экономическая и военная мощь. В ее основе также лежат такие нематериальные факторы, как уверенность в своих силах и социальная энергия. Джордж Кеннан, который стал одним из отцов «Плана Маршалла», считал, что угроза со стороны Советского Союза после окончания Второй мировой войны была по своей природе скорее психологической, а не военной, поэтому его рекомендации касательно того, как необходимо с ней справляться, носили политический и психологический характер. В 1947 году Кеннан написал, что лучший способ восстановить баланс в Европе и Азии — «укрепить силы естественной устойчивости внутри отдельных стран, которые коммунисты атакуют». Однако этой естественной устойчивости угрожало сильное истощение материальной базы и духовной энергии«. Программы долгосрочной помощи, в рамках которой получатели этой помощи сами несли ответственность за планирование и реализацию, оказалось достаточно для того, чтобы восстановить уверенность Западной Европы и Японии в своих силах и повысить их сопротивляемость перед политическим и психологическим давлением Советского Союза. «Помните, — сказал Кеннан, обращаясь к аудитории в Национальном военном колледже, — нам угрожает не военная мощь России, нам угрожает ее политическая мощь». Американцы уже долгое время извлекают огромную выгоду из географической защиты двух океанов, огромных запасов природных ресурсов и целого ряда политических обычаев и убеждений, сложившихся в ходе многовековой британской истории. Во многих отношениях мы являемся самой защищенной великой державой, когда-либо существовавшей на планете. Однако за последние два десятилетия Америка превратилась из нации, излучающей самоуверенность, готовой возглавить весь мир и распространять свои ценности и систему управления, в полубалканизированную страну, которую одолевают проблемы общественных разногласий и неэффективности политической системы и которая боится, что российские тролли могут уничтожить основы американского общества. Советские кампании по распространению дезинформации были характерной чертой эпохи холодной войны, однако США обычно относились к ним скорее как к досадной помехе, нежели как к смертельной угрозе, и по большей части Америке удавалось справляться с ними с позиции силы и самоуверенности. Страх перед российской пропагандой Но недавно Америка заразилась острым ощущением внутренней уязвимости, и ее охватил страх, что российская пропаганда может загипнотизировать американских избирателей и что российская разведка способна управлять американским президентом. Эта утрата уверенности в своих силах играет важную роль в процессе искажения американского восприятия российской угрозы и в повышении вероятности эскалации. Проецирование внутренних проблем Америки на ее восприятие России на самом деле уже давно является характерной для Запада тенденцией. В своем классическом исследовании, посвященном тому, как менялось отношение США и Европы к России, историк Мартин Малиа (Martin Malia) отметил: «В разные моменты Запад либо демонизировал, либо превозносил Россию не столько из-за ее реальной роли… сколько из-за страха и разочарований или надежд и устремлений, возникавших внутри европейского общества в связи с его собственными проблемами». По его словам, жители Запада слишком часто «создавали образ России на основании нашего собственного образа». Это высказывание применимо и к сегодняшней ситуации. Решить проблему нарастающей неуверенности в своих силах очень непросто. Для этого потребуется справиться с проблемами экономического неравенства, политических пристрастий и раздробленности общества, которые начали одолевать Америку задолго до президентских выборов 2016 года. Кроме того, на заднем фоне все еще маячит очень тревожный вопрос: может ли глубоко укоренившаяся американская политическая традиция сдерживаемого правительства справиться с трудностями, возникающими в связи с утратой авторитета институтов внутри разобщенного и недовольного общества, не только на Западе, но и во всем мире? Джордж Биб (George Beebe) Источник: National Interest
  8. Заместитель председателя Национального банка Украины Дмитрий Сологуб в интервью изданию Financial Observer заявил, что Украине необходимо заключить новую долгосрочную программу сотрудничества с Международным валютным фондом на общую сумму в 5–10 миллиардов долларов США. Он отметил, что, в отличие от действующей программы stand-by, новая будет программой расширенного финансирования (Extended Fund Facility). Во-первых, не «Украине необходимо», а «правящему режиму необходимо». Украине углубление долговой кабалы не нужно (но у народа нет субъектности, поэтому его никто спрашивать не будет, как обычно). Во-вторых, хотелось бы услышать стратегию экономического развития. Типа «мы возьмём этот кредит, чтобы построить столько-то заводов, производящих такую-то продукцию, что создаст такое-то количество рабочих мест». Но не услышим. Потому что кредиты тоже, как обычно, хотят взять, чтобы разворовать. В-третьих, я что-то ничего не слышал о готовности МВФ эти кредиты Украине предоставлять. Нет, украинские СМИ уже вовсю пишут о получении данных кредитов как о свершившемся факте. И сколько получат, и на каких условиях, и когда, и даже как поделят. Вот только на сайте МВФ на этот счёт нет никакой информации. Ни пресс-релизов, ни заявлений официальных лиц, ни обсуждений – ничего. Более того, даже переговоры между руководством Украины и МВФ не ведутся. Миссия Фонда как уехала из Украины в мае, так и не возвращалась. На основании чего пан Сологуб решил, что они заключат новую программу, ещё и на озвученных условиях? Непонятно. Такое впечатление, что он просто озвучивает свои влажные хотелки. По крайней мере представитель Зеленского в правительстве Андрей Герус в конце июля заявил, что «переговоры будут в сентябре». Впрочем, для постмайданной Украины в таких заявлениях уже нет ничего необычного. Если министр Омелян может заявлять, что он уже договорился с Илоном Маском и начал строить гиперлуп, то почему замглавы НБУ Сологуб не может вести себя подобным же образом? «Переговоры будут через месяц, но у себя в голове я с тараканами уже договорился и мы сформулировали приемлемые для нас условия». Более того, по словам Сологуба, они УЖЕ используют эти параметры в макроэкономических прогнозах Нацбанка. Цитата: «Обычно программа EFF продолжается 2,5–4 года. Мы используем эти параметры в макроэкономических прогнозах Нацбанка. Размер программы будет зависеть от ее продолжительности. Мы считаем, что это будет $5–10 миллиардов». То есть ни суммы, ни сроки, ни условия неизвестны, но оно себе уже мечтает. Как говорил Макарыч, «в ставке Гитлера все малахольные». Ну и второе заявление, которое стоит рассмотреть в связи с этим, это заявление Зеленского, что до конца года на Украине будет введена свободная продажа земли. Напомним, введение рынка земли – это одно из требований МВФ. И Зеленский демонстрирует, что он готов его выполнить. «В этом году мы обязательно проведем земельную реформу, что уже в следующем году позволит создать рынок земли на 40 миллионов гектаров», заявил он. Как человек, далёкий от экономики (и от реальности в целом), он, как и многие другие, думает, будто свободная продажа земли позволит: а) существенно пополнить государственный бюджет; б) привлечь иностранные инвестиции. Разберём каждый из этих мифов подробнее. Действительно, дилетантам может показаться, будто земли много, и если всю её продать, то можно получить бешеные деньги. 40 миллионов гектаров даже по 300 долларов за гектар – это 12 миллиардов долларов. Но нет. Проблема в том, что большая часть земли на Украине де-факто уже давно не принадлежит государству. 85% земли принадлежит (и обрабатывается) десяти крупнейшим агрохолдингам, часть из которых и без того иностранные. И введение свободной продажи земли просто узаконит формальное (но до сих пор незаконное) владение ими этой землёй. Оставшиеся 15% – это тоже зачастую не принадлежащая государству земля. В том числе паи сельских жителей. Ну смогут они этот пай продать, получат несколько сотен долларов, которые практически сразу же потратят. Краткосрочный экономический эффект закончится буквально через несколько месяцев. Вспомните, как проходила ваучерная приватизация (под теми же лозунгами притока иностранных инвестиций), – будет примерно аналогично. То есть существенно пополнить государственный бюджет за счёт продажи земли не получится. Не десятки миллиардов долларов, а в лучшем случае сотни миллионов, на порядки меньше мечтаемого. С инвестициями примерно такая же картина. Существенных инвестиций продажа земли не принесёт. Сельское хозяйство в целом в мире характеризуется двумя параметрами: а) требует низких инвестиций; б) имеет низкую же рентабельность. То есть как сеяли десять агрохолдингов рапс и кукурузу, так и будут сеять. Ничего особо не изменится. Хотя нет. Могут, например, турки задёшево выкупить предприятия в Херсонской области, чтобы закрыть конкурентов своим помидорам. Или ещё что-то в этом роде. Но ни новых инвестиций, ни новых рабочих мест продажа земли не создаст. Вот так вот, пришёл скучный Роджерс и снова поломал все розовые мечталки. Если же добавить к этому заявления о том, что правительство Зеленского собирается продать остатки госсобственности, то можно сделать вывод, что наши слова о том, что это работает ликвидационная комиссия по закрытию проекта «Украина», можно считать подтвердившимися. http://alternatio.org/articles/articles/item/73027-o-rozovyh-mechtalkah-zelenskogo
  9. 14 Августа 2019 Золотого двуглавого орла установили рабочие на фасаде здания Государственного совета Республики Крым в Симферополе, где до 2014 года висел украинский герб, а в течение пяти лет место пустовало. "Решением главного Геральдического совета при президенте Российской Федерации установлен двуглавый орел. Получено разрешение, проведены соответствующие процедуры по торгам. Работы по монтажу закончили вчера", – заявил Крыминформу первый вице-спикер крымского парламента Ефим Фикс В социальных сетях появились фотографии Дмитрия Лицова, на которых видно, как рабочие устанавливают герб России на фасаде здания Крымского парламента. Конструкцию прикрепили над гербом Республики Крым, до 2014 года на этом месте находился герб Украины. Новый российский герб изготовлен из композиционного металлического материала на металлическом каркасе. Его размеры — 2,3 на 3 метра.
  10. Смена политических элит на Украине произошла очень быстро, методом «ударной возгонки» никому не известных «зеленых депутатов» в Раду. 254 «зеленых кнопкодава». Потрясающий результат. Фракция в виде коалиции, не нуждающаяся в партнерах. Следующий этап – массовое обновление центральной исполнительной власти (Кабмин) и местных советов. Возникает вопрос: кто эти люди? Нет никакого смысла анализировать многочисленные «местечковые» связи новых «зеленых депутатов», описывать, кто по какой квоте прошел, почему предпочтение было отдано половому партнеру менеджера Коломойского, а не законной супруге и так далее. Более продуктивный «крупноблочный подход». Если использовать классификацию господина Пелевина, пока картина следующая: да, есть клоун у пи…са. Мы все понимаем, кто эти люди. Верхушка новой пирамиды украинской власти. Главный в данной иерархии пока Игорь Валерьевич Коломойский. Именно он ведет переговоры о составе нового Кабинета министров, торгует должностями, предоставляет политические гарантии на реализацию огромного количества бизнес-проектов и даже определяет, с...ка, концептуальное геополитическое будущее нации. 254 «марионетки», прошедшие ускоренное слаживание по сектантской методике в Трускавце, являются его политическим капиталом. Ресурсом. Равно как и сам Зеленский. Он главный. В расстановку руководящих должностей в Раде Игорь Валерьевич особо не лезет. Оно ему надо? Пока есть биомасса с мандатами, которую надо периодически кормить, загонять в стадо, чтобы не перекупили другие олигархи, не додумавшиеся до эффектного способа завладеть властью с помощью реприз и «Фейсбука». Но это будет потом… Пока же все идет как по нотам. Контроль над судебной ветвью власти Игорь Валерьевич практически получил. Осталось лишь сделать несколько кадровых назначений в Высший совет правосудия, для чего нужно лишь дождаться начала работы ВР. Там назначения делаются по квоте парламента. С квотой экс-президента Порошенко разобрались. Ребята оказались понятливые. Дрессированные. Старая школа. Вопросы в «обители Фемиды» решают Андрей Портнов, Сергей Кивалов, Андрей Богдан (глава офиса президента) и все тот же Александр Грановский. Последний очень вовремя все понял, проклял своего прежнего шефа (Порошенко) и перешел на сторону победителя. Пока он нужен. Многочисленные антикоррупционные органы, созданные по совету американских друзей, оказались понятливыми. Национальное антикоррупционное бюро и Специализированная антикоррупционная прокуратура занимают нейтральную позицию. Изредка они «отрабатывают» прямые указания посла США Тейлора, но без фанатизма. Вежливо консультируются с «контактными лицами» Коломойского. Государственное бюро расследований вообще работает в ручном режиме. Прямое управление из офиса президента (читай – из офиса Коломойского). Назначение нового генерального прокурора завершит построение идеальной системы олигархократии. Точнее, олигархократа. У нас же один крутой олигарх остался. Беня. Все остальные так… Мелочь, путающаяся под ногами. Понятное дело, что кандидатура нового генпрокурора рассматривается именно Коломойским. И это не Руслан Рябошапка. Вроде бы все на мази: осенью ручной парламент Коломойского отменит мораторий на продажу земли. К этому же времени «клиент» Бени – Петр Алексеевич Порошенко окончательно дозреет до идеи расстаться с двумя-тремя миллиардами долларов. Такой финансовый ресурс позволит Коломойскому скупить все земли Украины, а затем выгодно продать, но уже гораздо дороже. Однако, как всегда, есть проблемы. В «олигархическом лоне» Игоря Валерьевича назрел конфликт между собственно Коломойским и организованной политической группировкой «Квартал». Пока еще политической, а не преступной. Вокруг Зеленского образовалась устойчивая группа друзей, тоже комиков и продюсеров, которые стали тяготиться отеческой опекой своего патрона. Началось все с сущих мелочей. То Богдана Коломойский навязал на роль главного офис-менеджера президента, то Саша Ткаченко (генпродюсер «плюсов») обиделся на Игоря Валерьевича. Мало того, что главный переговорщик Коломойского Тимур Миндич стал все больше и больше вмешиваться в деятельность телеканала, так еще и олигарх повел себя откровенно склочно. Отказал Ткаченко в маленькой, совершенно ничтожной просьбе – оставить его молодую супругу работать на «плюсах». Это, знаете ли, очень обидно. И подобных «мелочей» за неполных три месяца, прошедших с момента инаугурации Зеленского, накопилось до фига. Володя искренне хочет поувольнять всех и сразу. Но появляется Богдан, который начинает рассказывать о раскладах, что так делать нельзя, а вот есть хороший полковник СБУ, которого надо ставить губернатором Житомирской области. Плюс постоянно над Зеленским нависают «стратегические партнеры», которые очень настоятельно рекомендуют порвать все связи с Коломойским и даже уже начали почти в открытую угрожать. Продолжением конфликта ОПГ «Квартал» и олигарха стал состав Кабмина. Игорь Валерьевич в ходе напряженных торгов с огромной массой заинтересованного народа, представляющего интересы пяти стран, в том числе и Израиля (не говоря уже о республиканцах и демократах), набросал черновой вариант Кабмина. Даже два. В одном премьером становится нынешний министр финансов Оксана Маркарова, в другом – министр внутренних дел Арсен Аваков. С Арсеном Коломойский пока не готов расстаться, поскольку для подавления предстоящих «земельных бунтов» нужен именно Аваков с его армией «ручных патриотов». Он предлагал ему должность вице-премьера по силовым вопросам. Как Сивкович во времена премьера Азарова. Но Арсен Аваков не согласился, поскольку это по форме «почетная отставка». Маркарова больше устраивает Коломойского, однако Зеленский хочет на эту должность кого-то из своей ОПГ. Ему очень важен личный контакт с человеком, поскольку всех нынешних чиновников он воспринимает как редких уродов. Это правильный подход, однако в конечном итоге побеждает все та же «политическая целесообразность». Коломойский, кстати, уже договорился с представителем ЦРУ, который «крышует» фармацевтику на Украине, об Ульяне Супрун. Пусть себе реформирует за нормальный процент. В итоге Зеленский и Коломойский обменялись какими-то обидными словами, но конфликт на публику выносить не стали. Наоборот, как бы создается впечатление, что «зеленая» власть едина как никогда. А это не так. Глобальная линия раскола обозначена. Бывшие марионетки, веселые клоуны и комедианты восстали против Карабаса, который продолжает дергать за ниточки, привязанные к их гениталиям. Безусловно, Игорь Валерьевич подавит первый бунт. Практически в зародыше. Но когда начнет работать Рада, появится постоянная площадка для углубления раскола между ОПГ «Квартал» и олигархом. Фракция поделится на «личную гвардию» Коломойского (Дубинский и другие) и на «людей президента». Потом понесется по нарастающей. Отмена моратория на продажу земли станет своеобразным Рубиконом. Пелевинская конструкция может поменяться: не клоуны у пи…са, а пи...с у клоунов. Сдадут своего «кукловода» ФБР. Все может быть. Это же Украина. Подробнее: http://antifashist.com/item/opg-kvartal.html#ixzz5wZOwzdSl
  11. Обычно о начале полномасштабного российского вторжения взволнованному патриотическому социуму сигнализировал либо сам главком, либо секретарь Совбеза. Это при прежней власти. Лучше всего получалось у Александра Турчинова: «около границы Украины РФ развернула мобильно-подвижные бригады, усиленные резервом с палатками и конями, обладающими навыками подавления средств связи». Петр Алексеевич, как правило, делал акценты на количественных показателях готовящихся к вторжению войск агрессора. Он подробно перечислял тактико-технические характеристики артиллерийских систем, личный состав отдельных мотоциклетных подразделений и очень умело все сводил к постоянно растущей мощи украинской армии. «Бойцы накормлены, танки заправлены, боевой дух высок, членство в НАТО практически неизбежно», – подчеркивал он на каком-то очередном милитари-событии. То ли посвященном перекраске беретов у «сил специально-тактического назначения», то ли передаче ВСУ очередной гигантской порции новейшего вооружения, не имеющего аналогов нигде в мире. Только у нас эти аналоги еще чудом сохранились на складах и, будучи покрашенными, сразу же превратились в вундерваффе пятого, а иногда и шестого поколения. Еще спикер Парубий любил анонсировать «вторжение российских орд». Он обладал уникальной способностью мысленно проникать в самые глубинные замыслы Путина и мгновенно их разоблачать. Как правило, наиболее часто агрессор планировал вторгаться либо накануне какого-либо праздника нации, либо перед началом отопительного сезона. После массового «позеленения» новой «политической элиты», когда в депутаты гребли всех, кого только можно было, угроза «вторжения» на некоторое время перестала быть главной темой. И вот опять… Колонна российской бронетехники греет танки для марша на Чернигов. Хотя, казалось бы, на фига их греть? Жара стоит адская. А вот поди ж ты: прогревает агрессор проклятый свои картонные «Арматы». Тревожную весть на этот раз принес совершенно новый человек. Какой-то помощник главы офиса президента Иван Апаршин. Для абсолютного большинства читателей фамилии членов «Зе-команды» – темный лес, загаженный офисными хомяками и менеджерами Игоря Валерьевича с дипломами о якобы высшем юридическом образовании. Огромное количество времени понадобилось рядовым пользователям «Фейсбука», чтобы понять: Андрей и Богдан – это один человек, а не два, как многие раньше считали. Аналогичный случай произошел с Зоряном Шкиряком. Многие гадали: кто из них Зорян, а кто, собственно говоря, Шкиряк? Бессмысленный набор букв с повторением. Я лично склонялся к версии, что это сиамские близнецы, предположительно однояйцевые. В каске на два размера больше. Жестоко ошибался, как выяснилось. После Богдана появилась куча каких-то «влиятельных членов «Зе-команды». Пришлось даже придумывать мнемонические правила, чтобы запомнить их «звонкие имена». Дмитрий Разумков – «грызунков», «гранты», «не сын Мостовой», «первый помощник Кучмы». Будущий спикер Рады, обладающий существенным дефектом – не шепелявит. Даже не знаю, как теперь слушать трансляции ВР. Мы же все привыкли к уникальным гортанным звукам, имеющим мало общего с человеческой речью, которые издавал бывший председатель парламента. Как теперь быть?! Вопрос.Будущего главу фракции «зелени» зовут Давид Арахамия. С первого раза написал эту фамилию без помощи «Гугла». Делюсь секретом. Все просто: «ара» и «хам». Плюс грузинское окончание «ия». Возможно, оно не совсем и грузинское. Армянское там. Или еще какое-то. Не важно. Главное – в память впечатывается намертво. Разбуди меня среди ночи – без запинок назову фамилию автора идеи «большого брата» (система искусственного интеллекта, призванная на основе анализа голосований «зеленых» и частоты посещений туалета вскрывать «паттерны», свидетельствующие о коррупции). Как по мне, надо не париться с искином, а тупо вживить чип каждому депутату от Зе. Не обязательно в голову. Жаль будет, если Арахамию не назначат главой фракции. Придется новую фамилию учить. И вот Апаршин. «Паршивый». «Параша»… Что еще… «Пар в шинах». Сложно подобрать индивидуальный набор мнемонических алгоритмов. Со временем это устаканится, но пока тяжело приходится. Иван Апаршин теперь играет роль буревестника вторжения Путина. Прямая речь: «Российские военные готовятся к полномасштабному вторжению в Украину». Практически прямая цитата Порошенко и Турчинова. Знаете, меня всегда удивляла некая монотонность действий агрессора. Вот почему бы им, для разнообразия, не начать готовиться к «ограниченному вторжению»? Или, на худой конец, к «гибридному». Нет, все, с…ки, норовят полномасштабное замутить. Апаршин очень толково, на мой взгляд, вскрыл суть планов Генштаба РФ. Сначала массированный авиаудар. Инфа стопроцентная. Апаршин так и сказал: «Уверен на 100 процентов». В авиаударе будет «участвовать не только авиация, но и ракетные войска, средства радиоэлектронной борьбы». Как именно ракетные войска и РЭБы поддержат авиаудар, Апаршин не рассказал. Наверное, военная тайна. Но об угрозе вторжения «украинцам надо говорить открыто». Помощник Богдана и говорит совершенно открыто. Меня напрягает, что все остальные официальные лица, чьих фамилий я еще не выучил, глухо молчат. Что известно, к примеру, господину Зеленскому о вторжении колонн танков в направлении Чернигова? В каком состоянии находится «военный кабинет», доставшийся ему в наследство от Петра Алексеевича? Там хотя бы стулья, б...дь, есть или гарант все вынес подчистую? О ситуации в «ситуационной комнате» президента, где принимались важнейшие решения войны и мира – кто, кому и сколько должен занести, мы все знаем. Мониторы нашлись в новом стеклянном офисе Порошенко, а импортные китайские сервера до сих пор с собаками ищут. Может, стоит хотя бы заседание Совбеза провести, если вторжение уже близко? Да еще полномасштабное, с ракетами и постановкой радиопомех. А вдруг вай-фай пропадет? Как мы будем освещать в «Фейбсуке» ход сопротивления агрессору? Ни лайка поставить нельзя, ни репост сделать. Кошмар. Когда объявят долгожданную мобилизацию и введут элементы военного положения в областях, находящихся на острие удара? По опыту Петра Алексеевича известно, что наиболее уязвимой является Винницкая область. Именно там ВП ввели в первую очередь. Короче, надо срочно бить в набат по совету Апаршина, но при этом не допускать распространения панических настроений. Враг именно на такую реакцию рассчитывает. Естественно, никто не паникует, поскольку многие не понимают, кто такой Апаршин и почему именно он анонсирует вторжение РФ. Со временем, конечно, будут прислушиваться к предупреждениям об авианалете с ракетами. Но пока еще резонанс слабенький. Надо срочно раскручивать страницу эрзац-Турчинова в «Фейсбуке». Чтобы чел мог напрямую общаться с аудиторией, отвечать на вопросы, постить котиков в ленту. Тогда все начнут пугаться и подписывать петицию к президенту с просьбой немедленно остановить «поползновения РФ». http://versii.com/news/398275/
  12. Допросы пятого президента Порошенко – одно из немногих доступных развлечений для тех, кто не уехал в отпуск из душного Киева. К тому же в воздухе явно пахнет досрочными выборами Кличко, поскольку перерыли все: дороги, мосты, канализацию и даже дали горячую воду. Верный знак приближающейся мэрской кампании. Сам Петр Алексеевич к допросам относится очень серьезно и креативно. Понимает, что от него ждут нечто этакое. Лучший клоун Украины скоропостижно стал президентом, поэтому вакантно место для новых политических реприз, веселых постановочных перфомансов и прочей веселухи. Нет, пока Порошенко не играет своим органом на белом рояле, но уже близок к этому. Клиент явно дозревает. Сначала он с бодуна перепутал день допроса и приперся в Государственное бюро расследований раньше назначенного срока. Бегал по кабинетам, пугал других подследственных и требовал его жестко допросить. Без всяких скидок на возраст, должность и заслуги в деле установления томоса. Ему пытались в мягкой форме намекнуть, что в повестке, которую он не смог прочитать по объективным причинам, есть специальные арабские цифры, обозначающие дату и время прибытия на допрос. В конце концов наш бывший гарант нации разобрался с механикой допросов и уже вошел в рабочий ритм. Первый плановый допрос в конце июля прошел просто блестяще. На капот «Мерседеса» экс-главкома запрыгнул возбужденный «ветеран АТО». У него было нестерпимое желание одеть Петра Алексеевича в бракованный бронежилет и пострелять по нему из подходящего калибра. Как по мне, так очень даже уместное развлечение. Не понимаю, почему экс-глава парламентского комитета по вопросам свободы слова Виктория Сюмар так возбудилась по поводу бронежилета с незначительными дефектами и выразила желание надеть его на свою мужественную, в смысле небольшую грудь и встретить пулю из АК. Насколько мне известно, наша мощная оборонная промышленность, реформированная с помощью американских экспертов и товарища Абрамавичюса, еще не освоила выпуск бронелифчиков. Но все еще впереди. Поэтому каждый визит Порошенко в ГБР – это шоу, встреча с благодарными избирателями, жаждущими пострелять, и прочие увеселительные мероприятия. Здание Бюро расположено в очень удобном месте – недалеко от центрального железнодорожного вокзала. Рядом остановка метро, удобная логистика. Билеты на выступления экс-гаранта пока не продаются, но все к этому идет. Интерес масс растет. Многие волновались: придет ли Порошенко в ГБР 12 августа? Ведь он скоропостижно, как-то нервно покинул резко позеленевшую Батькивщину, прихватив с собой все свое семейство. Одни видели его в чадре на пляже в Эмиратах, другие клялись, что Петр Алексеевич ведет тайные переговоры в Турции насчет предоставления политического убежища, третьи встречали Порошенко в лондонском пабе, где он синячил вместе с Гонтаревой (экс-глава Национального банка, ближайшая подельница и даже соучастница пятого президента). Однако волнения были напрасны. Поздно ночью неопознанный чартер с телом Петра Алексеевича на борту проник в суверенное воздушное пространство Украины. В условиях повышенной секретности, без посещения бара VIP-зала «Борисполя», «томосоносца» вывезли на двух «Мерседесах» в неизвестном направлении. Все вздохнули с облегчением: будет очередной допрос в ГБР. И, надо отметить, «лидер нации» оправдал ожидания. Он бросил в бой свой последний резерв. На допрос в качестве свидетеля по делу уклонения от налогов при покупке телеканала с эротическим названием «Прямой» экс-гарант прибыл со своими младшими детьми. Сыном Михаилом, известным по ролику с тюльпаном, дочерьми Александрой и Евгенией. Те привели своих друзей и образовали возле входа в Бюро живой щит в виде пикета. Получилось очень трогательно: Миша учился громко кричать «Портнов–Труба–ФСБ», а его товарищи прикрывали сына пятого президента от возможных провокаций со стороны «пятой колонны». Немного поясню насчет лозунгов семьи Порошенко. Поскольку я исповедую принципы объективной журналистики, то не могу не отметить следующее: Андрей Портнов, адвокат, экс-заместитель главы администрации «кровавого президента» Януковича, развязал в своем «Телеграмм-канале» разнузданную кампанию по посадке бывшего верховного главнокомандующего. Портнов, по мнению Петра Порошенко, с «преступной целью» нанял для реализации своего грязного замысла директора Государственного бюро расследований Романа Трубу и двух его замов. Один вроде мальчик, а вторая как раз наоборот – девочка. После долгих совещаний в подвалах Кремля с участием высшего руководства Федеральной службы безопасности подельники выработали коварный план доведения Порошенко до цугундера. В рекордно короткие сроки они абсолютно беспочвенно, то есть даром, возбудили в отношении «совести» нации примерно 11 уголовных дел по надуманным поводам. Мародерство, уклонение от уплаты налогов, прямое хищение государственных средств, выделяемых на армию, имитация закупки коксующегося угля в Роттердаме, вывод астрономических сумм в оффшоры и прочие мелочи. По версии самого Порошенко его вызывают в ГБР исключительно для того, чтобы подтвердить полную непричастность автора томоса к высосанным из «Телеграмм-канала» Портнова делам. Никаких дел в действительности нет. Он просто ходит на допросы для борьбы с «преступным режимом Кремля». «Лицами» режима являются Портнов и Труба. Точнее, «приспешниками». Поэтому Миша и пытается кричать ломающимся голосом о засилье ФСБ. Приятно видеть, что большая семья нашего бывшего лидера пришла поддержать своего кормильца. К сожалению, не было возле Бюро других видных членов и «членкинь» партии «ПЕС» («Европейская солидарность»), прошедших в новый состав Рады в очень ограниченном количестве. Так сказать, «лимитед эдишн». Где, спрашивается, экс-спикер Рады Андрей Парубий? Почему он не пришел подбодрить Порошенко своим невнятным словом в эти трудные для него времена? Ну не мерзавец ли? Вопрос, как вы понимаете, сугубо риторический. Опять же, не было Ирины Геращенко, которая буквально срослась с креслом первого вице-спикера. Вот почему она в Хорватии, а не возле Петра? Как можно бросить все и лечить целлюлит на галечных пляжах под гребаными соснами? Даже Сюмар не пришла, хотя на этот раз никто не хотел проверять на ней качество бронежилетов. Пришлось обращаться за помощью к семье. Марина, супруга экс-гаранта, погладила всем вышиванки, дала судочки с безглютеновым завтраком. Допросы постепенно превратились в этакое милое семейное дело. К сожалению, по словам директора ГБР, Петр Алексеевич страдает очень большими провалами в памяти. На многие вопросы не в состоянии дать исчерпывающие ответы, поскольку для него триста миллионов долларов – крайне незначительная сумма, чтобы о ней помнить. Обычное дело. Я тоже очень удивляюсь, когда нахожу двадцать гривен в стираных джинсах. Откуда они там, с…ка, взялись? Хоть убей, не помню. А они есть. Труба уговаривает Петра Алексеевича освежить память с помощью детектора лжи. Говорит, что ничего страшного: парочка присосочек, манжетик на ручку и все. Сотрудники ГБР массово проходят через эту процедуру и ничего. Еще никто на плохое самочувствие не жаловался. Нет, ну вы только посмотрите, до какой степени цинизма доходят эти «наемники ФСБ»! Живому «Черчиллю» нации надеть на голову присоски! Или куда там они еще надеваются? В смысле, ставятся? Никак не пойму, почему все руководство ГБР, созданного по американской схеме на деньги Госдепа, оказалось поголовно «пятой кремлевской колонной»? Помню, что кадры в Бюро подбирал лично господин Грановский, веселый толстячок, весь обросший щетиной. От кончиков бровей до остальных частей своего немалого тела. Потом, насколько всем известно, руководящий личный состав ГБР был сплошь квотирован двумя «ведущими политическими силами современности»: «Народным фронтом» (полностью исчез) и «Блоком Петра Порошенко» (остался обмылок в формате «ПЕС»). Как ФСБ в таких непростых условиях удалось туда внедрить свою агентуру, работающую на Портнова? Загадка. Зато четко понимаю, от чего зависит количество уголовных дел, возбужденных против «лидера нации», и степень его погружения в процесс допросов и возможных арестов имущества. Есть два главных фактора. Первый: настроения наших американских «друзей» из числа нынешней администрации. У них сугубо прагматический настрой. Забудьте про эти мифы о «гарантиях неприкосновенности». Типа «он наш сукин сын». Это уже романтическое и неактуальное в век «Фейсбука» прошлое. Вон «проамериканский президент» Виктор Ющенко уже все закусочные возле Белого дома обзвонил. Тоже ищет защиты от украинских антикоррупционных органов. Его обвиняют в симуляции отравления диоксином и соучастии в передаче «диктатору Януковичу» легендарной резиденции «Межигорье». Порошенко интересен лишь тем, что может дать показания по поводу вмешательства Украины в выборы США. И еще документально подтвердить коррупционные схемы Джо Байдена на Украине. Больше администрацию Трампа ничего не интересует по «делу Порошенко». Второй фактор: Игорь Коломойский. Не то чтобы он хочет посадить Петра Алексеевича. Вопрос сугубо прагматичный: деньги надо отдавать. Порошенко осознал первую часть вопроса. Даже провел две встречи с Игорем Валерьевичем, на которых выразил понимание насчет необходимости расстаться с энной суммой денег. Примерно 30% всего, что нажито непосильным трудом, но не меньше двух с половиной миллиардов долларов. Однако возникли некоторые сугубо технические разногласия по траншам, суммам и методике оценки активов Петра Алексеевича. Чтобы Порошенко понимал неотвратимость лишения определенной суммы, допросы становятся более интенсивными и разнообразными. Патологическая жадность «клиента», его склонность переоценивать свое место и роль в обитаемой части вселенной, а также принадлежность переговорщиков к одной очень древней и исторической нации затрудняют финализацию переговоров. Более того, пятый президент Украины небезосновательно подозревает, что истинная цель Игоря Валерьевича заключается в том, чтобы обобрать экс-«гаранта» до состояния слепого из его собственного траста и пустить голым и босым в этот враждебный мир. Поэтому процесс приучения Порошенко «к горшку» в ГБР получается интригующий и, до определенной степени, непредсказуемый. Сядет ли в конечном итоге Петр Алексеевич – не известно. Но сам процесс приносит массу позитивных эмоций. Ведь еще совсем недавно меня убеждали, что переизбрание Порошенко на второй срок неизбежно, а потом он сделает Геращенко своим «преемником». Или «преемницей». Но я верил в судьбу и патологическую жадность Петра Алексеевича. И не ошибся. «Гарант» уже всей семьей на допросы ходит. http://alternatio.org/articles/articles/item/72976-semeynoe-delo
  13. Из двух самых грустных фраз, которые я знаю, одна принадлежит Блезу Паскалю: «Трагедия не в том, что мы стареем. Трагедия в том, что мы остаемся молодыми». Действительно, не было бы главной жизненной коллизии, если б оболочка и душа угасали синхронно, если б чувства увядали вместе с телом, если б... Ну, вы понимаете. Так нет, послано свыше это главное испытание. И каждый ищет свои рецепты его преодоления. Дальше всех здесь продвинулись самураи, которые, в отличие от тех же вульгарно сциентических янки, сделали в этой формуле ставку не на биологию, а на этику: красиво стареют лишь добрые люди. Но и там стареют! С грустью слежу, как кончается лето. «Лето – это маленькая жизнь». И признаюсь, с иронией наблюдаю, как пытается продлить свою политическую (и не только) жизнь Порох – бывший украинский президент, как стремительно и некрасиво он стареет. Если б не то брутальное, что он успел за свою каденцию натворить, если б я не так хорошо его знал лично, мог бы, наверное, и пожалеть. Не всякая тварь дрожащая так отчаянно сражается за продление своего способа белкового существования, как бьется он за свои активы, связи, влияние, счета, фабрики, поместья и прочий тлен. Эпическое зрелище! Жалкое! Но, повторюсь, не вызывающее жалости. Потому что нельзя жалеть глупость и жадность. Поясню. Я не знаю, почему так быстро «сгорает короткое лето», но догадываюсь, почему так феерично сгорает Порох. (Даже дыма много. Поскольку это «дымный порох», архаичный, как все украинские инновации.) Все ждал, что продвинутые эксперты объяснят Пороху, почему он «сгорел», а заодно и куражистому гильотинщику Зе поведают, за счет чего он вдруг «перемог». Не дождался. Все, блин, надо делать самому. Даже самые простые вещи... Если отбросить всякую там конспирологию про «внешнюю руку», сакральную гречку и мифических политтехнологов, народ всегда голосует за свое улучшенное изображение в политическом зеркале. По крайней мере так устроен электорат нэзалежной. Т. е. женщине нравится смотреться в хитрое зеркало, которое лукаво стройнит, а народу – в игривое «зеркало», которое эффектно льстит. Помните, знаменитый портрет Дориана Грея, который неизменным висел в кладовке? А у украинцев (и не только) их портрет, правда меняющийся, висит в администрации (сейчас секретариате) президента. Они регулярно смотрятся в него, поправляют усы, чуб или челку и говорят: «А я ведь еще неплохо смотрюсь!».. Помню еще первый «портрет» – Кравчука. Большинство избирателей, глядя на бывшего западенского бедного селюка, который пробился на вершину компартии, «закопав» в идеологических интригах своих конкурентов, а потом во главе парламента запретил компартию, уважительно кивали: «Ну копия меня, если б не помешали (жена, лень, глупость, обстоятельства...)». Они видели себя ловкачами девяностых, умело лавирующими с «кравчучками» между капелек дождя, совсем как их ментально-президентское отображение. Но Кравчук «потерял лицо», только не в японском морально-эстетическом, а в украинском социально-психологическом плане. И электоральное большинство стало считать, что уже не он их портрет, а удачливый и тертый заводчанин Кучма. С восторгом смотрели они на свое улучшенное изображение: они уносили с заводов детали, а он уносил уже целые заводы! «Ну копия меня, если б...». Потом переменчивая громада вдруг посчитала, что похожа уже не на гитариста и бухарика с Южмаша, но ушедшего в олигархат, как в запой, а на социально близкого бухгалтера Ющенко: холеного, модного и красивого (до попыток омоложения), надменного и безапелляционного. Приподнявшись на кучмином рывке, поднакопив кубышки для поездок в Польшу и Туретчину, многое видели в этом «зеркале» себя: в кашемире, в европейской кофейне с чашечкой «чудесного кофе» в руках, «которые не крали». «Ну копия, меня. Если б...». Даже неуклюжий Янык выглядел какое-то время, как отражение неуклюжего, приблатненного, но желанного фарта. И многие видели в нем себя: удачливого, кремезного хозяина жизни, идущего по ней небрежной «походкой шлепера». И Порох тоже был «портретом». Лгут те, кто говорит, что его чуть ли не силой продавили на пост заокеанские друзья. Максимум каких-то двадцать процентов доброса. А так это честное желание своих сограждан видеть себя в его лице: вальяжного, богатого, сдобного, куражистого и органически жестокого, как все выходцы из села и кооперации. Украинцы не голосуют «протестно». Нет, у них не протестная, а зеркальная модель голосования. Они всегда «за». Но это «за» должно быть явным, плотским, смачным с лицом, узнаваемо похожим на воображаемый портрет избирателя. Но и Порох сгорел – потерял лицо. Глядя на чванливые угрюмые складки, алкогольные мешки под глазами, на совсем не благородную, а перхотную седину, целлюлитные ляжки под бомжеватым бриони, уже почти никто не верил, что это его зеркальное, к тому же еще и улучшенное отображение. «Чур, меня...!» Помните, трагедия не в том, что мы стареем...? А дух подсказывал избирателям другое: ты моложав, строен, остроумен, циничен, динамичен (несмотря на малый рост), а главное, как бы по-честному богат. А то, что еврей... Ну и что? Ведь каждый угрюмый, удрученный и бедный украинец втайне мечтает быть веселым, беззаботным и богатым евреем. Национальная мечта называется. За нее и голосовали на президентских и парламентских выборах. Жаль, не понял этого бывший винницкий мясник Вова Гройсман. Тенденция, чувак, изменилась. Не сообщал бы на бордах «Я – украинец», глядишь, и вписался бы в мечту... Нет, все-таки чуток жалко Пороха. Лохов всегда немного... это. Даже полулохов. Ведь он вначале вполне грамотно загрузил на борт ровно триста сорок кило баксятины. Знал чертяка точно, что янычары любят зеленый кэш. Знал даже то, что в багажник шестисотого помещается не триста или четыреста, даже не двести пятьдесят, а ровно триста сорок упаковок франклинов по кило каждая. К трапу же подают только одну такую тачку. Но это только половина знания. Другая заключается в том, что это плата только за входной билет в «систему». За выход надо заплатить на порядок больше... Как лето, сгорает кондитерский Порох. А лето, действительно, жаль! http://alternatio.org/articles/articles/item/72932-kak-poroh-sgoraet-korotkoe-leto
  14. Эпидемиологи различают вспышки инфекционных заболеваний, эпидемии и пандемии, т. е. эпидемии катастрофических масштабов и последствий. Естественно, любая вспышка может «дорасти» до эпидемии и даже пандемии, особенно если не принять должных мер по её купированию. Происходившее в последние дни в российской столице также следует отнести пока к вспышкам «майданной чумы», которые в последнее время все чаще происходят в различных государствах. Но это не снимает опасений (а у кое-кого и ожиданий), что она перерастет в полноценную всероссийскую пандемию хаоса, как это случилось пять лет назад на соседней Украине. Практически уверен, что такой серьезной угрозы московский «майдан» не несет. Хотя все «майданы» и цветные революции ― это поддержанный, а чаще инспирированный извне бунт меньшинства против законной власти (ставшей таковой в результате всеобщих выборов), нужно признать, что в случае обоих киевских майданов это меньшинство было весьма значительным. Речь шла о расколотой практически надвое стране. Причем в столице число симпатизировавших майданам составляло порядка 80%, если не больше. Существовал и базовый для майданщиков регион – Галиция, откуда, согласно опросам, прибыло в Киев порядка 50% участников майдана. Это обеспечивало массовость протестной акции, позволявшей проводить её в режиме «нон-стоп», и создавало иллюзию того, что «народ вышел на улицы». Впрочем, очевидным фактом является и то, что кандидат в президенты, в поддержку которого случился первый майдан, получил на выборах 46%, а партии, руководившие вторым майданом, имели в парламенте около 40% мест. Оппозиционеры контролировали множество местных органов самоуправления, да и в целом во власти были представлены весьма широко, их поддерживало 80–90% СМИ. И конечно, едва ли не решающую роль сыграла трусость самой власти, для которой, похоже, страх потерять благорасположение Запада (хотя о каком «благорасположении» может идти речь, если Запад же «майданы» и инспирировал), был страшнее потери власти. Понятно, что в России такого нет и в помине. Российскому руководству (как бы помягче выразиться) безразличны «озабоченности» и «сожаления» западных партнёров, оно отлично понимает их природу, а главное, зачем Запад «подогревает» эти протесты и чем чревато «дать слабину». Что же касается более серьезных, чем вербальные сожаления, средств воздействия со стороны Запада, то санкции, которые он ввел по куда более веским причинам, чем сугубо внутренние российские дела, явно буксуют. При этом сложно сказать, кому они наносят больше ущерба ― России или Европе. Поэтому сами западные страны (пусть и не все) давно ищут возможность выйти из них, сохранив лицо. В любом случае указывать, какую внутреннюю политику вести, Россия никому не позволит. А главное, к московским протестантам вполне подходит данное Лениным декабристам определение: «Узок круг этих революционеров. Страшно далеки они от народа…». Причем если причиной такой «далекости» вождь пролетариата считал забитость и малограмотность основной части тогдашнего населения Российской империи, то теперь ситуация прямо противоположная: большинство граждан РФ обладает достаточным уровнем умственного развития, отлично осведомлено о «программе» протестантов (если о ней вообще можно что-то сказать), а главное, о том, кто стоит за протестами и какова их подлинная цель. Поэтому отторжение московских «майданщиков» подавляющей частью россиян носит вполне сознательный характер. Именно поэтому не сработала хорошо показавшая себя в Киеве технология «онижедети», когда возмущение народа якобы излишне жесткими действиями правоохранителей привлекло в ряды майданщиков многих доселе индифферентных граждан и сделало малочисленную акцию «активистов» тем массовым Майданом, который привел к смене власти. В России же 70% опрошенных одобрили действия правоохранителей. Сами же протестанты, как уже справедливо отметили многие, в том числе и «Альтернатива», уж очень смахивают на тоталитарную секту. «Ведь все признаки налицо: фанатичная и безоговорочная вера в ‘учение” и “гуру”, готовность следовать любым их указаниям, восприятие себя как “избранных” и “посвященных” (ох, как это льстит самосознанию, на чем, собственно, и привлекательность сект основывается), а остальных – “чернью” и “быдлом”, а то и “грязными животными”» (в этом их принципиальное различие с упомянутыми выше декабристами, которые, как бы ни оценивать их деятельность с исторической точки зрения, старались «для народа». ― Авт.) Лучшая, на мой взгляд, характеристика таким людям дана в Доктрине национальной безопасности США от 1948 года. Относится она, правда, к сторонникам коммунистической идеи в западных странах, но, согласитесь, как будто про российскую «либеральную» оппозицию написано: «Другая часть представляет нечто вроде результата естественных биологических мутаций. Она порождается наследственной склонностью к "пятой колонне", которой подвержен определенный малый процент членов любого сообщества, и отличается отрицательным отношением к собственному обществу, готовностью следовать за любой противостоящей ему внешней силой. Этот элемент всегда будет присутствовать в любом обществе и использоваться не слишком щепетильными аутсайдерами; единственная защита от опасного злоупотребления им – отсутствие стремления со стороны могущественных режимов использовать эту несчастную особенность человеческой природы». Стоит ли говорить о том, что враждебные России «могущественные режимы» на эту особенность человеческой природы и делают основную ставку. Поэтому относиться к московским беспорядкам легкомысленно не стоит ни в коем случае. Даже если они не приведут к падению существующей власти, они способны в той или иной степени ослабить страну, создать дополнительные сложности, способствовать отрицательному имиджу России за рубежом, что в нынешний медийный век имеет важнейшее значение. Продолжая медицинские аналогии, стоит отметить, что не каждое инфекционное заболевание приводит к летальному исходу, но всегда выводит человека из строя на энное время и часто способно нанести серьезный ущерб здоровью. А такие «эпидемии» всегда означают и ущерб экономике, вопрос только в его масштабах. Замысел иностранных кукловодов состоит не только в стимуляции роста протестных настроений в России (которые присутствуют в любом обществе), но и в их радикализации, в том, чтобы резко поднять градус противостояния между лояльным к нынешней власти большинством и оппозиционным меньшинством (радикалы и просто недовольные – это разные вещи). При этом кукловоды указывают последнему «верный путь» для реализации его чаяний путем противоправных уличных акций и столкновений с правоохранителями. В общем, главная цель – спровоцировать гражданский конфликт, а каких масштабов – это уж как получится. Показательно использование майданных технологий там, где возникают естественные в любом нормальном обществе конфликты интересов, как это было недавно в Екатеринбурге. Так получилось, что мои родственники живут непосредственно возле «сквера у Драмы» и были вынуждены отметить, что, будучи вполне лояльными к центральной власти людьми, они полностью поддерживали протестующих, признавая, что среди них есть и «провокаторы». Убедить их, что таковых, которым собственно на сквер глубоко плевать, там было 99%, оказалось крайне сложно (при этом сами они на акцию так и не выбрались). Поэтому купирование московской «вспышки» крайне важно и представляется, что российские власти справляются с этим вполне грамотно. Возможно, «власть употребить» следовало раньше, а не идти на поводу у протестующих, как это было в Екатеринбурге и с Иваном Голуновым, но не буду исключать и того, что «протесты» должны были достичь некоей критической массы, чтобы их решительное пресечение было правильно воспринято обществом. Опять-таки прямо, как у классика: «…вчера было рано, завтра будет поздно». Давить надо сегодня! Действуя в целом гораздо мягче западных коллег при пресечении массовых беспорядков, российские правоохранители действительно в значительно больших масштабах, чем обычно на Западе, проводили задержания их участников. Иными словами, грубой физической силе предпочиталось действие закона. И представляется, что «юридические проблемы» являются куда более серьезным сдерживающим фактором, чем вероятность получить полицейской дубинкой по голове (ведь полученной раной можно бравировать в своем кругу). Против «полевых командиров» возбуждены уголовные дела за организацию массовых беспорядков, они под стражей и, думаю, следствие выявит подлинных организаторов, соответствующие финансовые потоки и т. п. Не минуло возмездие и блогеров, затеявших сбор и распространение персональных данных росгвардейцев и призывавших к расправам над их детьми. Их собственные персональные данные уже вовсю гуляют по Сети, а некоторые блогеры задержаны. За решеткой и те, кто совершил нападение на работников правоохранительных органов. Показательно и то, что 134 задержанных оказались уклонистами и теперь после получения повесток перед ними стоит выбор между тюрьмой, всероссийским розыском и возмещением «долга Родине». Тем же, чьи неприятности ограничились административным протоколом, придется задуматься об испорченной «карме» (к слову, в демократической Германии при приеме на работу всегда требуют характеристику из полиции, и, если ты где-то в чем-то «засветился», шансы на трудоустройство резко снижаются). Против супружеской пары же, «одолжившей» своего грудного ребенка одному из «сотников» для благополучного выхода из полицейского оцепления, возбуждено дело о лишении родительских прав. Конечно, до этого дело не дойдет, но повод задуматься возможным «продолжателям» подобных маневров дан. Ведь всем им свойственно ждать от «режима» самых жестких и подлых мер. Впрочем, это ожидание до недавнего времени совмещалось у них с восприятием стычек с полицией, провоцирования её как увлекательной, но в целом безопасной игры. Для многих этот «драйв» был даже куда большей мотивацией, чем собственно политические убеждения. И вот власть дает понять, что шутки кончились. К слову, шутка с якобы письмом из Следственного комитета в редакцию «Дождя» с благодарностью за помощь в выявлении участников беспорядков также была весьма многозначительной и заставит сознательных раздувателей конфликтов задуматься о целесообразности своих действий. Также истерика в определенном медиасегменте, мол, одного «мальчика» арестовали за то, что бросил в полицейского бумажный стаканчик, другого – за то, что «потрогал» росгвардейца за лицо, лучше всяких официальных предупреждений помогает понять, что делать этого не стоит. В целом происходившие в Москве беспорядки ― это «бунт сытых», его участники ― это не пролетариат, которому «нечего терять кроме своих цепей». Им есть что терять, а главное, в отличие от Украины, пусть в глубине души, но все они отлично понимают, что надежды на скорое и даже не очень скорое «падение режима» эфемерны, а поэтому лавров и соответствующих коврижек участникам уличной «революции» ждать не приходится. В общем, вернутся они в кухонную оппозицию или в крайнем случае ограничатся законными/разрешенными формами проявления своей позиции. Ну а получивший наибольшую известность «активист», тот, который ушел, использовав чужого ребенка, и был объявлен в розыск, и вовсе счел за благо явиться в «органы» добровольно, прихватив маму для поддержки. Нужно сказать, весьма показательно, что все следственные мероприятия: обыски, судебные заседания по избранию меры пресечения ― проходят в абсолютно спокойной обстановке, без всякого участия «групп поддержки» и уж точно без всяких попыток противоправных действий, что ни в какое сравнение не идет с тем, что имело место в Киеве. Судя по всему, желающих подставиться под статью нет. А с другой стороны, авторитет власти, защищающей страну от «майданщиков», только вырос, как и неприятие народом оных, а особенно их вождей. Особо отмечу развернувшийся в соцсетях флешмоб в поддержку российских правоохранителей, который способствует повышению морального духа куда больше любых официальных слов начальства. Полиция лишний раз увидела, что не «воюет с народом», а защищает его от угрозы не менее опасной, чем внешний враг. В общем, если еще раз обратиться к медицинской терминологии, происшедшее в Москве можно сравнить не только с купированием вспышки инфекции, но и с вакцинацией, когда в организм водится ослабленный или мертвый штамм вируса. Порой это приводит к некоторому кратковременному ухудшению самочувствия, но в итоге вырабатывается прочный иммунитет. И думаю, после московских событий мои уральские родственники другими глазами посмотрели бы на «защитников своих прав» в сквере у Драмы. http://alternatio.org/articles/articles/item/72956-moskovskiy-maydan-―-privivka-ot-haosa
  15. Ленька Пантелеев - творческий псевдоним и кличка, которую дал автору его друг Григорий Белых (Гришка Черных "Янкель" из ШКИД) за криминальную биографию в честь питерского налетчика Леньки Пантелеева. Настоящее имя - Алексей Иванович Еремеев. Я уверен, автор стать читал "Республику ШКИД", и не раз (как и я). В статье не пересказ повести, а сравнение.
×