Jump to content

Станиславский

Пользователи
  • Content Count

    1,799
  • Joined

  • Last visited

About Станиславский

Информация

  • Пол
    Мужчина
  • Проживает
    Жизнь

Recent Profile Visitors

13,720 profile views
  1. "У образованных мужчин в Англии существует чудесная традиция: сидя в клубных креслах у камина с бокалом бренди в руках, философствовать об истории — какой она была или какой могла бы быть......" Млять, в России такая чудесная традиция существовала, хайли лайкли, всегда. Причем, не только у образованных мужчин, а у любого, начиная с бомжей и заканчивая академиками. Нашим для философствования не нужен камин и бокал с бренди. Они иногда именно это и умеют делать лучше всего. Умеют же на западе любое дерьмо преподнести как конфетку в красивой обложке.
  2. Не все так однозначно. А как прогорают ушлые циничные политики на медовых ловушках? Смотрим на последнем примере Австрии. А как ведутся целые страны на обещания негодяев. Человек крепок задним умом, а в настоящем часто руководствуются страстями, инстинктами и охотно желаемое выдаёт за действительное.
  3. Ну это Вы напрасно. Будет чрезвычайно обидно из-за какого-то поца потерять достойного и полезного для данного сообщества человека. Посыпьте лучше пеплом эту ошибку природы Умланда.
  4. Почему не печатают? Die Zeit и Focus его статейки тискают охотно. И в Tagesspiegel он печатается. Он же не постоянный корреспондент, слишком для этого занят. У него и издательство свое, и трансантлантическое чего-то там он на Украине курирует. Работает. И к сожалению, результативно.
  5. 19 мая, 2019 Фейковые ветераны в Заполярном Человек, выдающий себя за ветерана войны в Афганистане, провел сбор денег на центральной площади Заполярного. Накануне подобное мероприятие прошло и в Никеле. При этом ветеранские организации уличили мужчину в обмане, сообщаетпаблик работников рудника «Северный» Кольской ГМК. Люди, которые провели импровизированный концерт и сбор денег в Заполярном, назвали себя представителями Российского союза ветеранов Афганистана. Лидер группы представлялся полковником запаса ВДВ. Руководство «Союза десантников России» выяснило, что «ветеран» является офицером украинской армии в отставке. В Афгане он не был. Они подчеркивают, что настоящие ветераны не занимаются попрошайничеством на улицах городов. Все сборы для них организуются ветеранскими организациями и фондами, которые имеют свои сайты и счета с реквизитами для перечислений. Все концерты организуются на официальных площадках: в театрах, домах культуры, домах офицеров. На официальном сайте Союза ветеранов Афганистана также нет никакой информации о подобной деятельности участников и представителей союза. Жителям Мурманской области рекомендуют не давать «ряженым» деньги. При их появлении следует обратиться в полицию https://www.mvestnik.ru/newslent/v-murmanskoj-oblasti-oruduyut-fejkovye-veterany-iz-ukrainy/
  6. Все мы хорошо знаем, что в сферу интересов мафии входят торговля наркотиками и оружием, проституция и контрабанда. Однако преступный мир более многогранен, чем мы можем себе это представит. Это звучит странно, но мусорный бизнес также является крупным источником обогащения мафиозных семей. Соединенные Штаты, где проживает всего 5 процентов населения планеты, производят 30 процентов всего мусора. До конца XIX столетия проблема его уборки и утилизации не стояла остро — отходы просто бросали в реки или складывали в кучи. Но активное развитие промышленности и рост населения заставил городские власти задуматься над решением проблемы — крупные и средние города США начали тонуть в мусоре и это стало настоящим бедствием. Несмотря на многочисленные разговоры и обещания, муниципальные власти не торопились вкладывать деньги в утилизацию бытовых отходов, так как это занятие считалось изначально убыточным. Первыми инвестиции в этот бизнес, как ни странно, начали делать мафиозные семьи Cosa nostra, обогатившиеся во время «сухого закона» на производстве и контрабанде алкоголя. Карло Гамбино Наибольший вклад в решение мусорного вопроса сделал в середине 1920-х годов клан Гамбино. Чтобы вы понимали, насколько прочно семья заняла эту нишу, стоит сказать, что еще в начале 1990-х годов главным человеком мусорной индустрии США оставался бывший личный водитель Карло Гамбино Джеймс Фаилла. Задел был сделан в далеких 20-х годах — именно тогда были заключены первые контракты на вывоз и утилизацию бытовых отходов. Успех в бизнесе напрямую связан с дружбой профсоюзных деятелей и мафиози — в начале XX столетия лидеры рабочих организаций часто обращались к семьям за помощью, в основном физической. Бойцы преступного мира помогали бороться с штрекбрейхерами и отстаивать свою точку зрения с позиции силы на митингах и забастовках. Это привело к тому, что уже в начале 30-х годов все лидеры профсоюзов мусорщиков в Нью-Джерси занимали люди так или иначе связанные с мафией. Они запросто входили в кабинеты директоров заводов и муниципальных чиновников и назначали интересную им цену на вывоз мусора. Если руководитель начинал упираться, то немедленно начиналась забастовка мусорщиков со всеми вытекающими ароматными последствиями. Но это были далеко не все проблемы, связанные с отходами. Купленные мафией санитарные инспекторы мгновенно являлись к строптивым директорам и несговорчивым чиновникам и выписывали огромные штрафы. После такой «воспитательной работы» управленец сам шел на поклон к боссам профсоюзов и соглашался на самые грабительские условия. Плотное сотрудничество с инспекцией по утилизации отходов позволяло профсоюзам и мафии чувствовать себя полными хозяевами положения. Если раньше полигоны для отходов организовывались далеко за чертой города, то со вступлением в бизнес мафии мусорщикам стало проще договариваться методом взяток или угроз о размещении свалок прямо на окраинах. Это значительно снижало транспортные расходы, ну а на впечатления людей, проживающих у грандиозных помоек гангстерам и их партнерам по бизнесу было наплевать. Члены семьи Гамбино Появившись сначала в Нью-Джерси, такие схемы стали работать в большинстве крупных американских городов — в Нью-Йорке, Чикаго, Детройте. Разумеется, в мусорный беспредел вмешалась полиция и за членами клана Гамбино началась охота. Однако на стороне мафии были лучшие адвокаты, купленные свидетели и тактика запугивания, поэтому полицейские мероприятия ни к чему не привели. Джон Готти, во второй половине XX столетия возглавлявший семью Гамбино, многократно обвинялся в рэкете и других серьезных преступлениях, но каждый раз выходил из зала суда победителем. Тефлоновый Барон, а именно под таким прозвищем знали Готти в США, уверенно отбивал и атаки налоговой полиции, безуспешно пытавшейся обвинить его в сокрытии доходов и махинациях. Никто так и не смог доказать, что годовой доход главы самой богатой мафиозной семьи США составляет больше 30 тысяч долларов в год, которые стабильно декларировал Джон, числившийся простым сантехником в муниципальной конторе. Успех к правоохранителям пришел лишь в начале 1990-х, когда прокурорам Рудольфу Джулиани и Майклу Чертоффу удалось получить показания Сэми «Бэка» Гравано — одного из подручных Джона Готти. Благодаря разговорчивости Гравано удалось посадить главу семьи Гамбино в тюрьму на пожизненный срок. Джон Готти умер от рака в тюрьме Спрингфилда, а положение мафии в мусорном бизнесе серьезно пошатнулось. Мусорный бизнес — высокодоходное дело. Только в Нью-Йорке оборот этой индустрии в конце 90-х составлял 1 миллиард долларов в год. Компании, связанные с мафией, обслуживали около 250 тысяч объектов, начиная от Empire State Building и заканчивая мелкими кафе на окраинах мегаполиса. США — самый крупный «производитель» мусора в мире После разгрома мусорной империи Гамбино цены на вывоз мусора начали согласовывать с Управлением потребительских рынков, но это была лишь видимость законности. На деле боссы мафиозных профсоюзов выставляли клиентам цены на 40-50 процентов выше согласованных и те были вынуждены соглашаться. С теми, кого не устраивало такое положение вещей, мафия жестоко расправлялась. В 1989 году гангстеры семьи Лучезе расстреляли двух перевозчиков, отказывавшихся работать по завышенным ценам. Сам мусорный рынок был закрыт для чужаков и работать в этой сфере могли только те, кто получил добро мафиозных семей. В январе 1993 года мусороуборочная компания Browning-Ferris Industries (BFI) из Хьюстона попыталась зайти на рынок Нью-Йорка. После подписания первого же контракта директор компании обнаружил на своей лужайке отрезанную собачью голову в пасть которой была вложена записка с текстом «Добро пожаловать в Нью-Йорк». Но в этот раз Лучезе не с теми связались — один из совладельцев BFI, Уильям Рукелшаус в прошлом занимал должность генерального прокурора, а также долгое время работал на высоких постах в ФБР. Другой бы на его месте сбежал назад в Хьюстон и забыл дорогу в Нью-Йорк, но только не он. Рукелшаус подключил свои многочисленные связи и начал выдавливать Cosa nostra с мусорного рынка мегаполиса и попытался подмять бизнес под себя. Мэр города Дэвид Динкинс оказался слишком пуглив для того, чтобы стать союзником в борьбе с мафиозными семьями, а вот окружной прокурор Манхэттена Роберт Моргентау, некогда сделавший карьеру на войне с кланом Гамбино, с радостью поддержал бывшего коллегу. Была разработана секретная операция с внедрением человека Моргентау в мусорную преступную группировку. Агент под именем Пол Вассил устроился на должность управляющего бизнес-центром по адресу Water Street, 55. Здание принадлежало фонду Alabama Retirement Systems, хозяин которого не смог отказать окружному прокурору. Новоявленный управляющий прослушал курс лекций по своей специальности и возглавил отдел из 43 человек. Тот самый бизнес-центр фонда Alabama Retirement Systems по Water Street, 55 За короткое время агент стал авторитетом в риэлторских кругах и его экспертное мнение по вопросам недвижимости часто публиковалось в профильных изданиях. Анджело и Винсент Понте, контролировавшие вывоз мусора на Water Street, пригласили Вассила на ланч — приближался срок подписания новых годовых контрактов на обслуживание здания, которым тот управлял. Вассил отказался от цен, предложенных мафией и объявил о начале тендера, в котором участвовала хьюстонская BFI. Если Alabama Retirement Systems платила мусорной преступной группировке за вывоз отходов по 100 тысяч долларов в месяц, то BFI выставила цену 120 тысяч долларов в год. Итальянцы снова встретились с агентом и попросили раскрыть ценовое предложение хьюстонской компании. Тот пошел им на встречу и сообщил гангстерам все интересующие их сведения. Анджело и Винсент Понте тут же предложили Полу Вассилу взятку в 10 тысяч долларов за сохранение контракта. Разумеется, разговор тщательно записывался на диктофон и у Моргентау появились неопровержимые доказательства преступной деятельности итальянцев. Мусорный полигон в окрестностях Нью-Йорка Судя по тому, что ни Анджело, ни Винсент не оказались за решеткой, они начали сотрудничать с ФБР и сдали все преступные схемы, к которым имели отношение. Интересно, но агент, работавший под именем Пол Вассил настолько втянулся в бизнес, связанный с недвижимостью, что сразу же после завершения операции уволился из полиции и начал риэлторский бизнес. Мафиозные кланы перестали оказывать давление на бывших клиентов, но начали скрытую войну против BFI. Рано утром машины мафии приезжали на объекты BFI и забирали мусор. Они ожидали неподалеку и как только пустой мусоровоз хьюстонской компании отъезжал восвояси, мусор возвращался на место. Сразу же после этого прибывал санитарный инспектор, выписывавший хозяину переполненной мусорной площадки серьезный штраф. «Вонючий Голландец» — баржа с нью-йоркским мусором, покидающая город Также машины, принадлежавшие мафиозным группировкам, сталкивали с дороги мусоровозы BFI. Дошло до того, что спецтехника ездила по городу в сопровождении полицейских машин. Но не все признавали правоту Рукелшауса и Моргентау — многие в городе считали, что крупная корпорация просто отжимает семейный бизнес у нескольких итальянских семей, занимавшихся вывозом мусора не одно поколение. Дошло до того, что Моргентау обвиняли в участии в мусорном бизнесе и лоббировании интересов BFI. Эта же участь постигла и нового мэра Нью-Йорка — Рудольфа Джулиани, который, в отличие от предшественника, активно включился в борьбу с итальянскими семьями. Порядок и законность в деле вывоза мусора все же появились. Под давлением Джулиани городской совет принял законопроект, согласно которому каждый подрядчик, прежде чем будет допущен к тендеру, проверялся на причастность к мафиозным кланам. Мусором должен кто-то заниматься — мафия или корпорации. Для простых граждан это не принципиально Этот способ борьбы с преступными схемами оказался весьма эффективным и спустя полгода десятки компаний, работавших на рынке услуг, не только остались без контрактов, но и лишились своих лицензий. Кажется все должны быть счастливы — зло побеждено и в деле вывоза мусора воцарилась идиллия. Как бы не так — цены на услугу продолжают расти, так как рынок остался почти без конкуренции и контролируется корпорациями. Некоторые старые клиенты компаний по вывозу мусора с грустью констатируют, что уже не могут точно определить, что лучше — когда тебя грабит семья Гамбино или когда присылают счета ушлые молодчики из Browning-Ferris Industries. https://bigpicture.ru/?p=1153500
  7. Нынешняя российская власть – расчетливая и абсолютно приземленная. Это настолько непривычно, что временами даже беспокоит. Амбиции вроде бы есть, но вот мечты нет. И это – большое достоинство российской власти. За последние сто лет многочисленные мечтатели едва не аннигилировали русский народ полностью. Сначала они его руками и жизнями строили новый мир, освобождали человечество от цепей угнетения, покоряли космос и строили социализм в африканских джунглях. Потом мечтатели сменили концепцию рывка в светлое будущее. С горящими глазами они насаждали свободный рынок и демократию, строили в тайге Швейцарию за 100 дней и брали мятежный Грозный силами одного парашютно-десантного полка. В результате деятельности мечтателей русский народ стоит сегодня, колыхаемый историческим ветром, истончившийся до жалких 130 миллионов человек, и еще 50 миллионов рассеяны по всем постсоветским бандустанам. Окажись в Кремле после 2000 года хотя бы еще один настоящий мечтатель и революционер – и нам пришел бы конец. Никто бы не уцелел... Слава богу, победила контрреволюция в самом философском смысле этого слова. Осторожность стала государственной концепцией. С точки зрения обывателя, новый застой не имеет ничего общего с брежневским. Советский человек в 70–80-е годы холил и берег свою чистенькую бедность. Он уже тому был рад, что его зимой в лес под конвоем не волокут строить очередную узкоколейку, ограничиваясь только бесконечными заседаниями парткомов и профкомов. Но даже просто открывшаяся возможность частной жизни уже была революционным достижением. Застой 2.0 народ самым очевидным образом одобряет, хочет его и голосует за него на выборах любого уровня. Мы живем сами по себе, вы – сами. Главное, чтобы власть слишком рьяно не лезла в наш карман, а самое главное – не пыталась устраивать по-своему нашу жизнь. Мы заняты исключительно своей частной жизнью, своей хатой и скромным мещанским будущим. Кто-то делает ремонт, кто-то учит UX-дизайн, кто-то платит ипотеку. Никакой советской романтики. Ведь если ты платишь ипотеку, то никакую целину ты осваивать не поедешь, и покорять космос тем более. Потому что банк тебя сразу нахлобучит. Ему дополнительные кредитные риски не нужны. От этого обстоятельства некоторые граждане испытывают фантомные боли и требуют немедленно начать строить прекрасную Россию будущего, подразумевая, конечно, что для этого соотечественникам снова придется пострадать. Но условный соотечественник страдать не хочет и, сыто отрыгивая, отвечает: – Идите вы к черту с этой вашей прекрасной Россией будущего! Герой нашего времени – это не Глеб Жеглов, неприкаянный капитан, бессребреник с углом в общежитии. Наш герой – это старший лейтенант Соловьев с его «домиком в Жаворонках, с коровой и кабанчиком», который сначала думает о том, что ему своих детишек поднять надо, а уже потом лезть под пули бандитские. Мы не хотим лезть под пули. Мы не хотим спать под телегой, как строители Новокузнецка, чтобы «через четыре года здесь будет город-сад», и не готовы покупать облигации военного займа. Мы тоже хотим домик в Жаворонках и кабанчика. Мы все хотим тихой и мирной жизни, мещанского болота, сытости и комфорта. Это и есть наша национальная идея, наша точка сборки и место подлинного консенсуса. Поэтому и Навальный, и Стрелков имеют свои 2% поддержки, но не более. Мы не доверяем людям с вдохновенными лицами и горящими глазами. Их энтузиазм – это верная гарантия общей беды. Мы скорее доверимся чиновнику, от него, по крайней мере, понятно, чего ожидать. Главное – чтобы он края видел. А горлопану и агитатору – нет. Мы их видели без числа. Величия России нам достаточно в виде речей с трибуны пару раз в год. А вот снова строить это самое величие – увольте... Мы сначала кредит за квартиру выплатим, поменяем машину, и еще дочку замуж надо выдать. Вот как только выполним обязательную программу, сразу займемся и величием России. Но не раньше. Сергей Марданпублицист https://m.vz.ru/opinions/2019/5/17/977854.html
  8. Да никто не спорит, что есть красивые девушки. Но в общей массе....эх. а если еще учесть, что немка не заморачиваются по поводу внешности, то совсем ЭХ. к тому же, много толстых девах со специфическим типом ожирения.
  9. 17 мая 2019 Фото: Руслан Шамуков/ТАСС 20 Директор НИИ проблем хранения Росрезерва Сергей Уланин был арестован до 20 июня Басманным судом Москвы по делу о хищении 3 млрд рублей. Деньги были похищены в рамках исполнения госконтракта на поставки дизельного топлива, передает ТАСС. Суд также отправил под домашний арест до 20 июля заместителя Уланина Александра Кирюхина. В сообщении отмечается, что глава НИИ своей вины в хищении не признал. Ранее стало известно, что глава НИИ космического приборостроения Юрий Яскин сбежал за границу после того, как на предприятии начались проверки ФСБ. ВЗГЛЯД.РУ» https://m.vz.ru/news/2019/5/17/978174.html
  10. Цифры соцопросов, показывающие желание молодежи эмигрировать из РФ, неточно отражают настроения в "поколении Z", пишет специально для DW Маша Борзунова. Один из последних опросов "Левада-центра" показал, что более 40% молодых людей в возрасте 18-24 лет хотели бы уехать из России за границу на постоянное место жительства. Но между желанием и реальностью существует большая пропасть - и, похоже, есть вещи, которые держат так называемое "поколение Z" в России. Уезжать или остаться: курс на стабильность Многие мои ровесники, которые как раз входят в группу от 18 до 24, мечтают уехать из страны. Решаются на это пока единицы. Почему? Как бы это смешно ни звучало, но в России ты примерно понимаешь, что тебя ждет. Выхода из зоны комфорта боятся все, а молодые люди - тем более. Допустим тебе 22, ты из семьи со средним заработком, только-только закончил более или менее приличный вуз, и тут встает выбор: найти работу "здесь" и жить привычной жизнью в окружении родных и друзей или поехать искать лучшее будущее за границей. Конечно, большинство выберет первое - просто потому, что так спокойнее. Тебе может не нравиться такое будущее, но ты его хотя бы видишь. А если уж совсем плохо будет, то тебе помогут близкие или друзья. А "там" ты кому нужен? Плюс последние годы в новостях тебе каждый день рассказывают о противостоянии России и остального мира. И если даже ты не веришь пропаганде, то все равно понимаешь, что ты там чужой. Стабильность, над которой принято смеяться - или застой? - как раз одна из причин, почему молодежь, скорее, выбирает "остаться". Миф об идеальном Западе Когда мы росли, самым модным каналом у молодежи был MTV. Мы смотрели, как богатые американки отмечают свое 16-летие, сериалы про заграничную молодежь и про то, как они живут и развлекаются. Тогда очень хотелось жить и развлекаться так же. В "нулевые" годы среди тогда еще подростков происходила романтизация Запада, никто по-настоящему не знал, как там, но все хотели жить так же. Но все выросли, поездили по разным странам, и миф об идеальном Западе пропал, там тоже свои проблемы. Маша Борзунова Появилось, скорее, другое чувство. Несмотря на то, что кумирами молодежи в моем возрасте в "нулевые" были западные селебрити и что все хотели вести западный образ жизни, условно к 20 годам стало понятно, что для тебя это все чуждо. Потому что как бы ты ни пытался в детстве походить на своего кумира, рос ты в обычной "панельке" и зимой с друзьями грелся в подъезде. Даже если тебе это не нравится, ты так вырос и впитал это с возрастом, поэтому понимаешь, что просто не сможешь перестроиться. На Западе ты всегда будешь чувствовать себя чужим. Это тот самый менталитет, существование которого многие отрицают. Поэтому тебе ничего не остается, как принять это и полюбить. Ответ на псевдопатриотизм В 2014 году власти РФ начали активно навязывать псевдопатриотизм, подменяя любовь к стране любовью к государству. По телевизору говорят, что "Крым наш", и если ты вдруг против, то ты предатель. Теперь если ты патриот, то должен надеть георгиевскую ленточку и поддерживать все решения властей. Мы с друзьями, такими же 20-летними, сидим у кого-то в гостях, слушаем модную музыку. Все прекрасно понимают: то, что нам пытаются навязать под видом патриотизма, им не является. Кто-то иронично включает песню про коня в исполнении любимой группы президента, а потом кричит "Крым наш", тоже в шутку, конечно. Примерно так же с иронией молодежь относится и к новостям, после которых должно становиться не по себе: это реакция на очередной абсурдный законопроект, или на очередное нелепое выступление чиновника, или на то, что в одном из регионов России дети катались на горке из заледеневших фекалий. Но эта постирония как реакция на фейковый патриотизм, навязываемый государством, через какое-то время трансформируется в патриотизм настоящий. Нет, не в поддержку политики властей, а в любовь к единственному месту, которое ты считаешь домом, каким бы оно ни было. Во-первых, ты просто к этому месту привыкаешь, ты тут вырос и понимаешь, что нигде тебе так комфортно не будет, тебя не поймут нигде так, как здесь. Это часто может быть никак не связано с политикой: условным 20-летним может быть плевать на Крым, они могут не поддерживать ни Путина, ни Навального, просто не верить ни одному из них - при этом прекрасно понимая все проблемы, которые есть в России. А во-вторых, эта любовь к своей стране проявляется как протест и несогласие, к которым в принципе склонна молодежь. Когда тебе говорят, что раз ты не поддерживаешь решения властей, то ты ненавидишь свою страну, реакция понятна: "Не говорите мне, что и как я должен любить". В итоге ты любишь свою страну по-своему, но разделяешь понятие "страна" и понятие "государство". Да, тут коррупция, тут сажают за мемы и вообще сплошная зона, тут разбитые дороги, а если ты по этим дорогам выедешь из Москвы и увидишь, как живут люди, тебе может стать по-настоящему страшно - но это дом, и мы любим его даже таким. Автор: Маша Борзунова, корреспондент телеканала Дождь, ведущая программы Fake News. https://www.dw.com/ru/комментарий-своеобразная-любовь-российской-молодежи-к-россии/a-47572698
  11. Российский Ивангород от эстонской Нарвы отделяет небольшая река, но между городами - словно пропасть. Репортаж DW о жизни в Ивангороде, русскоязычных в Нарве и о том, как устроена граница РФ и ЕС. Эстонский пограничный столб на набережной Нарвы и вид на российский берег "Документы, пожалуйста", - говорит полицейский на входе в здание железнодорожной станции Ивангород-Нарвский в трех часах езды к западу от Санкт-Петербурга. Шенгенская виза в загранпаспорте на месте, поэтому меня пропускают без вопросов. "Добро пожаловать в Эстонию!", - приходит эсэмэска о роуминге на мобильный, совсем сбивая с толку. Ведь за крошечным зданием вокзала - вовсе не Эстония, а российский город, пожалуй, с самым русским названием. Из-за того, что находится он в пограничной зоне, въезд в Ивангород для россиян возможен только с европейской визой или спецпропуском от ФСБ. Отсюда в ЕС в буквальном смысле ходят пешком, как правило, в кино или за "санкционкой". От вокзала в Ивангород ведут две дороги: одна грунтовая, другая асфальтированная, но с привычными для российской глубинки выбоинами. Асфальта в этом 10-тысячном городке вообще немного - помимо пары центральных улиц, им покрыто шоссе, уводящее через мост в Эстонию. Прочие улицы и дворы - смесь пыли, ям и проступающего между ними разрушающегося асфальта давних лет. Один из дворов Ивангорода Набережная на деньги ЕС "Здесь ловить нечего - только родиться, сходить в садик, в школу и все", - рассказывает коренной ивангородец Евгений. Ему 25 лет, у него жена - гражданка Эстонии и маленькая дочь. Четыре года назад молодой человек бросил учебу, поняв, что быть таможенником не для него: "Я человек творческий, проведение мероприятий мне ближе". Несколько дней назад Евгений ушел из ивент-агентства и теперь на распутье - то ли искать работу в Ивангороде, то ли уехать. Набережная Ивангорода Об этом он мне рассказывает на променаде. Таким не совсем привычным для русского уха словом здесь называют набережную - очевидно, по примеру нарвского променада, который хорошо виден через реку. Благоустраивали обе набережные в рамках одного европейского проекта приграничного сотрудничества. Всего на это в середине 2010-х годов ушло почти 1,8 млн евро, 90 процентов от суммы предоставил Евросоюз. "Мы думали, что у нас будет так же, как на той стороне", - сетует Евгений, показывая на двухъярусную километровую пешеходную зону под Нарвским замком с аккуратными лавочками, фонарями и фонтанами. Но набережная в Ивангороде заканчивается, едва начавшись. Ее длина - всего 119 метров. Разработанный в 2009 году план предполагал здесь не менее протяженный променад, чем на эстонском берегу, но построили лишь скромную стометровку. Местные жители объясняют это коррупцией, местные власти - нехваткой денег. Окно в Европу Евгений живет в обшарпанной пятиэтажке, зато из окон его квартиры открывается прекрасный вид на мост в Евросоюз. Этот мост, круглосуточно открытый для машин и пешеходов, называется "Дружба". На той стороне моста - уже Европейский Союз "Конечно, я постоянно ищу возможность отсюда уехать. В Нарву тоже думал, жена на этом настаивает, но куда я там пойду работать?" В Ивангороде Евгений оставаться не хочет: "Здесь жизнь как замедленная пленка. Мне кажется, у нас все пессимистичные от безысходности, потому что работать толком негде. Таможня, два-три магазина, частники и все". При этом размышления об отъезде у него перемежаются с возгласами "Ну люблю я эту деревню!" и словами о том, что дочку можно будет отправить в школу на эстонской стороне, даже если семья так никуда и не переедет. Более последователен в своем намерении покинуть Ивангород 18-летний Влад. Он здесь родился (точнее, в Кингисеппе, потому что родильного дома в Ивангороде нет), а сейчас учится на втором курсе местного колледжа на юриста. "Когда окончу, хочу в Питер либо за рубеж уехать - в Финляндию, например", - делится Влад. Похожий настрой и у его сверстников. На вопрос, почему он хочет уехать, Влад отвечает, не задумываясь: "Ну, блин, не очень приятно оставаться здесь. У нас только два региона хорошо живут - Питер и Москва, а остальная Россия так, существует", - объясняет Влад. Ему не нравится, что российские власти "много воруют", а про перспективы в городе и стране рассуждает так: "Если и сможешь устроиться на работу, то, скорее всего, не по специальности. А даже если специальности, то без связей не продвинешься вверх". Ну, помогите своей стране тоже!" С Еленой (имя изменено) мы встречаемся на самом верху многоступенчатой лестницы, спускающейся к Ивангородской крепости. Лестница, к которой подводит небольшая аллейка, зеленеющая оазисом посреди пыльных дорог, тоже была построена на средства приграничного проекта ЕС. На аллее установлен камень с посвящением "ополченцам", погибшим в Донбассе. Этот монумент здесь поставили в 2015 году по инициативе местного отделения движения "Новороссия". Камень с посвящением "ополченцам" Донбасса рядом с лестницей в Ивангороде, построенной на деньги ЕС 28-летняя Елена - экономист, у нее с мужем маленький ребенок. В Ивангород она вернулась после окончания вуза - здесь были мама и молодой человек. Потом нашла работу, так и осталась. Елена признает - она, скорее, исключение среди своих знакомых: "Стандартный сценарий - окончил школу и уехал. В основном едут в Питер и дальше многие там остаются". Однако и она задумывается о переезде: "Я люблю Ивангород, он такой тихий, спокойный. Но здесь плохо с досугом - кинотеатра даже нет (ближайший - за границей, в Нарве). Я об этом не задумывалась, пока ребенок не родился". Елена откровенничает - буквально недавно они с мужем обсуждали переезд в Санкт-Петербург: "Там больше возможностей". В Нарву бы тоже хотелось, но останавливает необходимость учить эстонский язык. По словам местных жителей, из-за въезда в Ивангород только по визам и пропускам они чувствуют оторванность от остальной России. Город словно забыт федеральными властями - иногда в целях экономии здесь не включают фонари в ночное время даже на центральных улицах. "Очень жалко, ведь у нас такая крепость красивая, считается достоянием России. Почему мы скорее Сирии помогаем - ну, помогите своей стране тоже! Тем более это лицо России по отношению к Европе", - переживает Елена. Этим критика власти с ее стороны ограничивается: "Я не против нашего руководителя - неизвестно, что будет при другом. Главное, у меня есть работа, жилье, близкие рядом, живы-здоровы". За границу - кто за сыром, кто за бензином Здание пограничного контроля с российской стороны В Евросоюз, то есть в Нарву, ивангородцы ходят часто, бывает, даже по несколько раз в неделю: купить мясо-молочные продукты, одежду (в Ивангороде нет торгового центра), сходить в кино и просто погулять. Нарвитяне ездят в Ивангород реже, два-три раза за месяц - заправиться (в месяц разрешено набрать полный бак и канистру) и купить впрок товары, которые в России дешевле, - бытовую химию, крупы, макароны, сахар. И те, и другие обычно совмещают заграничные походы с посещением родственников. Эстонские пограничники ежедневно фиксируют в среднем почти 11,5 тысячи пересечений границы в Нарве. Почти две трети случаев приходятся на граждан России. Никаких поблажек в визовом режиме для местных жителей нет - без российской визы в Ивангород не пустят, а в Нарву не попасть без Шенгена. Но у большинства здесь оформлены средне- и долгосрочные визы. Контраст по разные стороны моста разителен. Здание таможни в Ивангороде - простое и непритязательное. Оно, к слову, тоже реконструировалось на европейские деньги. К нему еще на российской стороне ведет пешеходная дорожка, буквально несколько дней назад выложенная плиткой, - вся еще в смеси строительной пыли и песка. Но чтобы дойти до этой тропинки, ведущей из России, надо преодолеть то, что когда-то было асфальтированной дорогой. Спуск к таможенному контролю в Ивангороде "А вы для себя снимаете?", - спрашивает женщина лет 55, пока я фотографирую рытвины. Валентина - жительница Нарвы, каждую неделю ходит в Ивангород по делам и за местный асфальт переживает из практических соображений. "Может, когда напишете про это, наконец, сделают дорогу. А то я фотографирую, но боюсь выложить в интернет - заклюют. Когда слякоть, вообще невозможно, все течет!", - жалуется она. С эстонской стороны перед вами услужливо открываются автоматические двери в современное кирпичное здание паспортного контроля. На выходе с погранпункта - ухоженная площадь, а слева парк и вход через крепостные стены в Нарвский замок. "Пересекая границу, сразу ощущаешь ровную поверхность. Моментально - дороги, тротуары. Все для людей", - вспоминаются слова ивангородца Евгения, емко описавшего разницу. Набережная в Нарве Паспорта - серые, синие, красные Нарва с почти 58 тысячами жителей - более значимый для своей страны город, чем Ивангород для России, третий по величине в Эстонии. Его облик определяют, в основном, советские серые пятиэтажки, многие из них чем-то похожие на дома в Ивангороде. В то же время улицы города очень чистые и опрятные. Как и в Ивангороде, фактически все новое, что строится и реконструируется в Нарве, финансируется из фондов ЕС, о чем напоминают встречающиеся тут и там таблички с европейским флагом. Почти любая стройка в Нарве не обходится без софинансирования ЕС Подавляющее большинство нарвитян, почти 83%, - этнические русские, основной язык общения - русский. Этнических эстонцев в Нарве менее 4%. При этом почти у половины нарвитян эстонское гражданство, российские паспорта у 36% жителей города, около 14% - так называемые неграждане, которым после распада СССР не дали гражданство Эстонии. Жители Нарвы, говоря о том, какой у них паспорт, называют цвета - красный, синий или серый. Почему бордовый российский паспорт называют красным? Нарвитянка Анна не понимает вопроса, ведь у нее есть только загранпаспорт, а внутреннего российского никогда не было, и она впервые видит такой документ. За ее 19 лет у Анны были паспорта уже всех трех цветов - сначала серый, потом синий эстонский (дети неграждан имеют на него право), а когда ей было лет 10, родители оформили российские "красные" - так и она стала гражданкой РФ, потеряв эстонское гражданство. Анна хорошо знает эстонский язык и своей родиной считает Эстонию, но от российского гражданства отказываться не собирается: "Меня оно устраивает - я часто хожу в Россию, не приходится визу оформлять каждый раз". Впрочем, в Россию Анна переезжать тоже не думает: "Все-таки когда переходишь границу, сразу чувствуется контраст между нашей стороной и той". "Я русская, патриот Эстонии" Жительница Нарвы Анна Анна считает себя "русским человеком, но с более европейским менталитетом". "У нас более широкая свобода мышления, меньше консерватизма, чем у моих русских друзей из России", - объясняет она. И подчеркивает, что гордится своей "принадлежностью к русскому народу", но считает себя патриотом Эстонии: "Я ценю местную культуру, природу. Люблю путешествовать по Эстонии, знаю язык, считаю, что нужно и важно его учить, ведь это государственный язык". Впрочем, с эстонским у Анны далеко не всегда было все хорошо: "Я сначала планировала уехать за границу, учила только английский". Но потом старший брат познакомил ее со своей женой-эстонкой, которая плохо говорила по-русски: "Она мне помогала делать уроки. Тогда же я решила остаться в Нарве и начала подтягивать эстонский". По мнению Анны, ее пример - скорее исключение, многие ее сверстники не горят желанием учить государственный язык. Она училась в школе с так называемой системой "60 на 40", где 60% учебного материала преподавалось на эстонском, а 40% - на русском. "Но я не считаю, что у нас 60% эстонского было. Учителя русские, все равно все пояснялось на русском", - уточняет она. Сложности русских школ Нарвы Эта проблема хорошо знакома и Уте Кроон-Ассафрей, директору Нарвской эстонской гимназии - единственной в городе школы, где занятия полностью проходят на эстонском. "Было бы разумно, если бы будущие учителя эстонского языка для неэстонских школ учились не в Нарве. Местный колледж, может, и замечательный, но если человек учится в русскоязычной гимназии, живет в русскоязычном городе, идет там же в вуз, у него будет только поверхностный эстонский", - поясняет она. Как бы там ни было, по мнению Кроон-Ассафрей, интеграция русскоязычных в Эстонии хоть и медленно, но продвигается. Она работает также учителем в одной из русских школ в Нарве и, по ее наблюдениям, мотивированные ученики все чаще стараются учить как английский, так и эстонский языки, чтобы переехать в Таллин или дальше в ЕС. В Россию никто не хочет, говорит она: "Это в Таллине или еще где-то в Европе можно сидеть и мечтать о золотой России, а в Нарве все очень хорошо видно. Глянул через реку, а еще лучше прошел таможню, погулял по Ивангороду, и тебе век не хочется туда. А если не идешь на восток, остаются другие стороны света. А там нужны английский и эстонский". Эстония, Россия, родина Роман на фоне моста "Дружба" Старший брат Анны 28-летний Роман ни на восток, ни на запад уезжать из Нарвы не планирует. Он работает спасателем - на госдолжность без эстонского устроиться нельзя, и он хорошо знает государственный язык. Роман - единственный в семье с эстонским паспортом: "В 9 классе была возможность сдать на гражданство. Мне показалось, что с эстонским паспортом будет больше перспектив. Ну и, живя в Эстонии, как-то уважительно иметь эстонское гражданство. В общем, для меня даже не стояло вопроса - эстонское или российское". Себя Роман называет мульткультурным человеком: "Одним словом описать себя не могу. Россия для меня - родина этническая, а Эстония - родина, где я родился и живу. Две культуры совместил в себе". Дома Роман с женой-эстонкой общается на эстонском языке, чтобы не забывать его. С детьми - каждый на своем, чтобы родными для них были оба языка. Интеграция русскоязычных в Эстонии У детей Романа наверняка не будет тех сложностей, которые преодолевал Артем. Артем (слева в белом поло) во время семинара в OEN Когда мы впервые видимся, он находится в своей стихии: увлеченно пишет что-то на листе А4, сидя на полу в окружении дюжины столь же занятых его игровым заданием школьников. В свои 23 года он уже создал собственную некоммерческую организацию - Совет ученических представительств (OEN). Зарабатывает Артем малым бизнесом, в частности, с помощью небольшой лавки по продаже орехов и сухофруктов. Одно из направлений работы OEN - интеграция русскоязычных в Эстонии. Для Артема это вопрос, в том числе, личный. У его родителей серые паспорта, у него самого с рождения - эстонский. Себя Артем называет "русскоговорящим эстонцем". Россия для него - "вообще другая страна, нечто чужое", хотя у него в ней и живет немало родственников. Его собственный путь интеграции в эстонское общество был и остается не таким уж простым. Артем признается, что эстонский язык по-хорошему выучил только в университете: "В школе у меня был плохой опыт, учительница ходила "с кнутом" и повторяла: ты должен знать эстонский! Я думал: да иди ты со своим эстонским, я лучше английский выучу". Помогли спецкурсы в университете и его девушка-эстонка. Впрочем, ее семья даже после 5 лет отношений, по словам Артема, не горит желанием его принимать. Некоторые нарвские эстонцы старшего поколения, в отличие от молодежи, сильно обижены, что русский язык доминирует в городе, предполагает он. Артем считает, что для успешной интеграции русскоязычных в Эстонии важна воля не только их самих, но и этнических эстонцев. В последнее время ситуация в этом плане стала улучшаться, убежден он. Как Крым изменил жизнь в Нарве и Ивангороде После аннексии Крыма и вмешательства России в конфликт на востоке Украины отношения ЕС и РФ заметно испортились. Ощущается ли эта эскалация здесь, где в сотнях метров друг от друга через реку стоят два бастиона? По рассказам ивангородцев, после 2014 года в город стали чаще привозить военную технику - на праздники и не только. Причем выставляют ее обычно так, чтобы было хорошо видно на противоположном берегу. "Не знаю, зачем эта показуха", - недоумевает жительница Ивангорода Елена. Между флагами на бастионах Нарвского замка и Ивангородской крепости - всего пара сотен метров В то же время местные жители относятся к этому с любопытством провинциального городка, где мало что происходит. "Нервозности нет, город больше интересуется, мол, что-то новенькое", - подтверждает Евгений. От слов обоих веет убаюкивающим спокойствием. "У нас настолько тихий край", - говорит Евгений. "Мы так далеки от всех этих разборок", - добавляет Елена. Еще один ивангородец, Влад, вспоминает забавный случай в связи с активизацией показов военной техники: "Год назад привезли технику на Парусинку (район города. - Ред.), там рядом как раз наш колледж. Стреляли из танков, естественно, в сторону Нарвы. А когда раздался залп, в колледже от вибрации лопнули трубы отопления". В Нарве больших изменений не заметили - разве что тоже в городе стали чаще видеть технику НАТО на праздниках и в связи с учениями, но также относятся к этому спокойно. "Еще к нам в школу на урок английского приходили солдаты НАТО из Америки, рассказывали, зачем они тут, чем занимаются", - вспоминает Анна. По словам Артема, случившееся в Крыму даже положительно повлияло на развитие Нарвы: эстонские власти стали уделять региону больше внимания: "Например, Фонд интеграции, который был в Таллине, переехал в Нарву, академия МВД переезжает". Спокойствие в эпицентре глобальной политики Кто прав, а кто виноват в напряженных отношениях России и Запада? Нарвитянка Анна признается, что собственное мнение об этом у нее не сформировалось: "Я стараюсь не углубляться в политику", - объясняет она. Елена из Ивангорода тоже от политики открещивается. Локальная повестка молодых нарвитян и ивангородцев интересует куда больше международной. Молодежь Нарвы черпает новости в основном из региональных онлайн-изданий - эстонской газеты Postimees и балтийского интернет-портала Delfi (у обоих СМИ есть версии на русском). В этом эстонском городе доступны российские телеканалы, но активно их смотрят лишь представители старшего поколения. Здесь, вблизи границы, у молодых людей, кажется, по умолчанию принято не вдаваться в большую политику - так спокойнее, даже когда на другом берегу в очередной раз виднеются танки. https://www.dw.com/cda/ru/разделенные-дружбой-молодежь-между-россией-и-ес/a-48618175
  12. Увы, не найти. Немцы не самая красивая нация на свете. И это ещё мягко сказано.
  13. Фраза "помощь профессиональных ветеринаров животному к сожалению, не помогла" заиграла новыми красками
  14. Честно говоря, пост разместил из-за последнего предложения...
  15. Трудно найти пользователя Сети,который хотя бы раз не натолкнулся на изображение этой кошки с очень странной мордочкой. Семь лет назад такая неординарная внешность обеспечила ей мировую известность и прозвище Grumpy Cat — Сердитая Кошка. В пятницу, 17 мая, ее хозяйка разместила «твит» с заголовком «Некоторые дни злее, чем другие». В нем она рассказала, что Grumpy Cat скончалась 14 числа от инфекции мочевыводящих путей. Ни уход любящей семьи, ни помощь профессиональных ветеринаров животному, к сожалению, не помогли. Соус Тардар со своим верным другом Несуразным Тормозом (Pokey) Котенок породы сноу-шу по кличке Соус Тардар стал популярен после того, как брат его хозяйки показал фото животного на площадке Reddit. Необычная внешность Grumpy Cat, как ее сразу же окрестили другие пользователи сайта, обусловлена врожденной карликовостью и неправильным прикусом. Образ кошки стал использоваться в самых разных скетчах, коллажах и завоевал мировую известность менее чем за год. Потрясающе выразительный образ Сердитой Кошки стал катализатором народного творчества Однажды я веселился, было классно Помимо интернет-творчества, Grumpy Cat появлялась в рекламе, на одежде и другой маркетинговой продукции. Было выпущено две книги о ней, а также специальный напиток Grumppuccino от кофейной компании Grenade. По разным оценкам, Соус Тардар принесла своим хозяевам прибыль порядка 60 миллионов долларов США. https://www.popmech.ru/technologies/news-481581-umerla-samaya-izvestnaya-koshka-interneta/
×