Jump to content

bizzarologist

Пользователи
  • Content Count

    5,718
  • Joined

  • Last visited

Everything posted by bizzarologist

  1. "пшедорас" - польское слово? раньше не попадалось Наверное, правильнее - пшедораст?
  2. До слез - "Причем важно понимать, что на первом этапе Порошенко искренне верил, что он сможет реформировать страну. Это потом уже, когда он осознал, что бессилен что-либо изменить, он махнул рукой и занялся банальной коррупцией."
  3. Ну, эпоса , возможно нет, бо католическая церковь в свое время постаралась от него избавится, если он и был... А так... Ну, наши родноверы как бы христианство отметали, а вот что этот парень делать будет? Осудит ли католичество?
  4. Ну, они ж того, могут сказать, что это все русские убивают и убиваются....
  5. вообще-то, то что говорят двое бородатых в конце, даже прикольнее, они предлагают помощь технику, тот отвечает, мол, сам-сусам... А эти, да, мы бы могли бы столько прикольных вещей с этим самолетом сделать... Покрасить его, поднять его....
  6. А еще , марвари - это название народа, живущего в Марваре, ну, вроде как индусы (и джайнисты), но со своими прибамбасами, в осовной массе - торговцы, да и касты торговой. Иногда их называют еще индийскими евреями, не за какое-то кровной родство, а за их манеру торговать, скажем так. Ну, и многие индийские фирмы, крупные, много индустриальных, находятся во владении марвари.
  7. Не помню кто, кто-то из "родноверов" выдавал, мол этруски - это , типа, от восклицания - Это русские... Ну, в России , особенно, в 90-ые тоже полно "морекопателей" было, правда официальной идеологией так и не стало...
  8. Стихотворение это мне попалось вот только на днях... Может, кто еще пропустил, но, возможно, оценит. Ответ женщине, которая написала мужу о том, что ушла к другому. Письмо перехватили однополчане мужа и попросили Симонова написать ответ. Женщине из г. Вичуга Я вас обязан известить, Что не дошло до адресата Письмо, что в ящик опустить Не постыдились вы когда-то. Ваш муж не получил письма, Он не был ранен словом пошлым, Не вздрогнул, не сошел с ума, Не проклял все, что было в прошлом. Когда он поднимал бойцов В атаку у руин вокзала, Тупая грубость ваших слов Его, по счастью, не терзала. Когда шагал он тяжело, Стянув кровавой тряпкой рану, Письмо от вас еще все шло, Еще, по счастью, было рано. Когда на камни он упал И смерть оборвала дыханье, Он все еще не получал, По счастью, вашего посланья. Могу вам сообщить о том, Что, завернувши в плащ-палатки, Мы ночью в сквере городском Его зарыли после схватки. Стоит звезда из жести там И рядом тополь — для приметы... А впрочем, я забыл, что вам, Наверно, безразлично это. Письмо нам утром принесли... Его, за смертью адресата, Между собой мы вслух прочли — Уж вы простите нам, солдатам. Быть может, память коротка У вас. По общему желанью, От имени всего полка Я вам напомню содержанье. Вы написали, что уж год, Как вы знакомы с новым мужем. А старый, если и придет, Вам будет все равно ненужен. Что вы не знаете беды, Живете хорошо. И кстати, Теперь вам никакой нужды Нет в лейтенантском аттестате. Чтоб писем он от вас не ждал И вас не утруждал бы снова... Вот именно: «не утруждал»... Вы побольней искали слова. И все. И больше ничего. Мы перечли их терпеливо, Все те слова, что для него В разлуки час в душе нашли вы. «Не утруждай». «Муж». «Аттестат»... Да где ж вы душу потеряли? Ведь он же был солдат, солдат! Ведь мы за вас с ним умирали. Я не хочу судьею быть, Не все разлуку побеждают, Не все способны век любить,— К несчастью, в жизни все бывает. Ну хорошо, пусть не любим, Пускай он больше вам ненужен, Пусть жить вы будете с другим, Бог с ним, там с мужем ли, не с мужем. Но ведь солдат не виноват В том, что он отпуска не знает, Что третий год себя подряд, Вас защищая, утруждает. Что ж, написать вы не смогли Пусть горьких слов, но благородных. В своей душе их не нашли — Так заняли бы где угодно. В отчизне нашей, к счастью, есть Немало женских душ высоких, Они б вам оказали честь — Вам написали б эти строки; Они б за вас слова нашли, Чтоб облегчить тоску чужую. От нас поклон им до земли, Поклон за душу их большую. Не вам, а женщинам другим, От нас отторженным войною, О вас мы написать хотим, Пусть знают — вы тому виною, Что их мужья на фронте, тут, Подчас в душе борясь с собою, С невольною тревогой ждут Из дома писем перед боем. Мы ваше не к добру прочли, Теперь нас втайне горечь мучит: А вдруг не вы одна смогли, Вдруг кто-нибудь еще получит? На суд далеких жен своих Мы вас пошлем. Вы клеветали На них. Вы усомниться в них Нам на минуту повод дали. Пускай поставят вам в вину, Что душу птичью вы скрывали, Что вы за женщину, жену, Себя так долго выдавали. А бывший муж ваш — он убит. Все хорошо. Живите с новым. Уж мертвый вас не оскорбит В письме давно ненужным словом. Живите, не боясь вины, Он не напишет, не ответит И, в город возвратись с войны, С другим вас под руку не встретит. Лишь за одно еще простить Придется вам его — за то, что, Наверно, с месяц приносить Еще вам будет письма почта. Уж ничего не сделать тут — Письмо медлительнее пули. К вам письма в сентябре придут, А он убит еще в июле. О вас там каждая строка, Вам это, верно, неприятно — Так я от имени полка Беру его слова обратно. Примите же в конце от нас Презренье наше на прощанье. Не уважающие вас Покойного однополчане. По поручению офицеров полка К. Симонов Здесь
  9. Завезут западенцев, организуют отряд имени Бандеры, будут выполнять заветы вождя... он, говорят, специалистом был по кошкам...
  10. Ну, таки закончились учения "Весенний Шторм". Ида-Вирумаа вообще и Силламяэ в частности. Ну, как летали дроны-геликоптеры, велась стрельба, солдатики лежали чуть ли не под каждым кустом, занимали круговую оборону вокруг торговых центров. Все в камуфляже, машины так же (мама , увидев одну, сказала, о, мол, мусор повезли куда-то (веток сильно много торчало). И таки да, был солдатик что залез на памятник, командование сказало, мол, накажут, хотя думаю, может тот солдатик залез по команде от вышестоящего. Вообще, вели себя солдатики тихо. Правда снайперов сидело через крышу жилых домов. Бабуля одна говорит солдатику, мол, вы мне тут дом-то не завалите. Солдатик, эстонец, понимал видимо по-русски, говорил, не-не, мы аккуратно, у нас же приказ... Товарищ мой (фото ниже частично его) обратился к солдатикам у своего подъезда, мол куда вы собрались? Те - на крышу, на позицию. Товарищ - а чего вам там делать-то? Солдатики мол, а что еще нам делать? Товарищ - так у нас тут в доме еще советское бомбоубежище в подвале, тепло, сухо, шли бы туда, отсиделись, переоделись, да по домам. Русскоязычные солдатики ржали, эстонцы - сурьезные стояли. Ну, хорошо, хоть еще на само 9-ое мая не проводили учения, так как народ пройдет с Бессмертным полком по-любому. Да, ребята с шевроном с мертвой головой - это эстонский Куперьяновский батальон , названный по имени создателя Юлиуса Куперьянова Дата рождения 29 сентября (11 октября) 1894 Место рождения деревня Лахово, Духновская волость, Новоржевского уезда, Псковской губернии, Российская империя
  11. Говорят, в учениях принимало участие 1000 человек Похоже были в основном эстонцы, но слышал немецкую мову, и вроде как белгийцы были , но не факт... Ну, это то , что я услышал.
  12. Ну, если объем экспорта в тоннах пишут, то вполне возможно, что тут и не только готовые часы (в корпусе с браслетами и т.д,) , но и просто механизмы например, и, кажется механизмы даже при СССР экспортировали в капстраны, а те их уже в корпуса по своему разумению и под своими брэндами паковали.
  13. Причему Отдыхает Тарантино как-то так в данном случае
  14. Если коротко: Архитектурный журнал Domus устами известного на весь мир архитектурного историка Т. Уилкинсона пишет, что неплохо было бы заменить упавший шпиль Нотр-Дам на (внимание!) “изящный минарет” в память о погибших алжирцах в протестах во время войны 1961 года.. Перевод корявый, но, надеюсь, понятный Вопрос о "даже более красивом" восстановлении (Нотр Дам) ставит столько же вопросов сколько и ответов “The question of rebuilding ‘even more beautifully’ raises as many questions as it answers” Tom Wilkinson Пока стартует конкурс на реконструкцию шпиля и коровли Нодр Дам де Пари, которая обещает сделать собор еще более поражающим чем ранее, Том Вилкинсон задается вопросом о том , будет ли более уместным создать монумент не красоты, но правды. Церкви , бывает, загораются. Они , бывает, подвергаются воздушной бомбардировке. Они , случается, тонут под наводнениями, или, сносятся бульдозером. Они , бывает, могут быть поражены молнией, подвержены землетрясениями или погребены под вулканическим пеплом. После таких событий появляется ряд следующих возможностей. Как священные здания - часто те, которым приписывают большое культурное и эстетическое значение - они редко оставляются тем силам, которые разорили их, на дальнейшее уничтожение. Даже если их оставляют в руинах, их облагараживают, часто украшают садом, чтобы они стали памятником себе и катастрофе, которая их уничтожила. Иногда к руинам приспосабливаются или добавляются дополнительные постройки, и таким образом сохраняется , в том числе, след событий, которые разрушили их, как в случае с Кафедральным собором Ковентри или Кайзер-Вильгельм-Гедехтнис-Кирхе в Берлине. Или они полностью перестроены, как в случае с Фрауэнкирхе в Дрездене, который был восстановлен после воссоединения Германии (восточные немцы оставили ее в руинах в течение 50 лет - все меняется, даже в загробной жизни). Случай с парижским собором, однако, может представить небольшую трудность в этом отношении, по крайней мере, в некоторых кругах. «Мы восстановим Нотр-Дам еще красивее», - сказал Макрон, и вскоре после этого правительство Франции объявило конкурс на разработку нового шпиля. Хотя это может звучать как характерная часть президентского высокомерия, я не могу сказать, что когда-либо считал Нотр Дам самым красивым собором в мире. Окна с розами, да, замечательно, но они были сохранены, а разрушенные части были, по-видимому, в значительной степени недавними дополнениями. Так что новое "украшение" действительно возможно. Почему бы не достичь звезд, как М. Макрон? Но тогда вопрос о восстановлении «еще красивее» поднимает столько же вопросов, сколько и ответов. По чьим стандартам красоты? Пойдем ли мы по пути, взятому реставратором девятнадцатого века Нотр-Дамом Эженом Виолье-ле-Дуком, который создал своего рода карикатуру на путь к готической верности - чем больше, тем гротескнее, тем честнее (честнее, утверждал он, чем здание, как оно дошло до нас)? Будет ли, таким образом, шпиль Виолле-ле-Дюка восстановлен не на его уже непомерных 91 метре, а, скажем, на 500 метрах? И почему бы не покрыть это золотом? Как и все великие дизайнеры, Виолле-ле-Дюк не был "пони с одним трюком" (в смысле, у него много всяких идей было). Он был не только создателем эрзац готики, но и обладателем странных, неуместных и совершенно незабываемых фантазий о проектировании конструкций. Проекты новых зданий, появившиеся в его архитектуре Entretiens sur l'Arttiens, содержали огромные металлические элементы, не замаскированные под крокеты или ажурный узор, удерживающие каменные своды. Разве мы не можем последовать его примеру и установить вершину, состоящую из чудовищных трубчатых распорок? Возможно, Ричард Роджерс, верный сторонник Виолле-ле-Дюк, подписался бы под это дело. Он мог даже раскрасить их в цвет фуксии, если бы захотел - немного яркой полихромии было бы вполне уместно среди работ его предшественника. Разве не может быть в идее, что правда прекрасна, что-то рациональное ? Или, если ни фантастическое средневековье, ни структурная виртуозность не подойдут, как насчет того, чтобы обратиться к красоте, которую проповедуют некоторые другие приспешники Нотр-Дам де Пари, якобинцы? Для них красота истины, раскрытая человеческим разумом, заключена в божественном откровении и его праздновании в камне. И поэтому они обратились к готике, классической традиции. Освободив Нотр-Дам от королевских чучел (в процессе они отрезали головы ученикам (апостолам?), которых они приняли за царей), революционеры приспособили церковь для празднования нового культа - культа разума. 10 ноября 1793 года по случаю празднования «национального праздника» по всей стране была построена большая белая горка в Нотр-Даме, а на ее вершине - небольшой греческий храм с выгравированным лозунгом «а-ля философия». , Из этого здания вышла женщина, одетая в революционный триколор, олицетворение свободы, чтобы получить лесть в толпе Жертвы государства могут быть увековечены путем замены шпиля от Виолье-ле-Дюка на - почему бы и нет? - изящный минарет Все это может показаться немного глупым - Ален де Боттон (швейцарско-британский ученый философ), обратите внимание, нет ничего более глупого, чем храм атеизма, - но , все же, не может ли быть что-то в идее, что истина прекрасна? Не обязательно "тектоническая" правда, подобная той, которую проповедовали потомки Виолье-ле-Дюк, но более политическая разновидность правды и, следовательно, более политическая красота. В этом отношении перестройка «еще красивее» может означать, например, преобразование Нотр-Дама в памятник поколениям крестьян, которые были использованы для его финансирования, и еретикам, убитым его клиентом. Или, если варварство, документом которого является это здание, стало слишком холодным, чтобы беспокоить нас, почему не памятник более современной форме политической правды? Как насчет, в данном случае, памятника Le Gilet Jaune Inconnu, в комплекте со шпилем светящимся даже днем? Или, если это кажется вам несколько легкомысленным, как насчет приблизительно 100 алжирцев, которые были убиты французской полицией во время протеста против алжирской войны в 1961 году, многие из которых были брошены в Сену у подножия Нотр-Дама? Этих жертв государства можно увековечить, заменив шпиль Виолье-ле-Дюка на - почему нет? - изящный минарет. Здесь P.S. А можно бассейн сделать... Назвать "Париж". Минарет к нему не приспособить, наверное... Но, в принципе, вариантов масса...
  15. Лесбиянка-эксгибиционистка?
  16. Да, не, если бы крылья входили бы в платную опцию, например, ту же где и софт по углу атаки, так , глядишь бы и аварий не было бы. А так , шо без крыльев, шо без софта, без крыльев и не двинешься куда....
  17. Вообще-то, датчанам бы поосторожнее с этим типом надо... А то куда бы он не приехал, так кровь после него начинается в стране... Дания не Ливия с Украиной, конечно, то Бернар-то тот же!...
  18. Жена-то Зеленского гриву ощиплет так... Поосторожнее надо!
  19. Не яйца красят человека, а человек - яйца! (извините, конечно... пришла фразочка). Только не понял, Мария Магдалена встречалась с Тиберием? Ну, может с Пилатом... Но, собственно, это не важно...
  20. Есть же вечные вещи, типа солнца, волн... Новая Газета... В смысле, вот где стабильность! Видео добавлены как в оригинале. Хотя, если кто Дудя Колыму не смотрел, я бы порекомендовал. Собственно, о людях фильм. Хороших людях. Сергей Голубицкий журналист, автор проектов minoa.biz и vcollege.biz 17:27 24 апреля 2019 Ютьюб (YouTube) — это площадка для видеоразвлечений, тем удивительнее выглядит появление на ней политического контекста. Что делают в Ютьюбе люди, выбирающие столь непопулярный формат для общения с аудиторией? Откуда эти люди взялись? Для чего они растрачивают талант в сферах, заведомо невыгодных? Меня эти вопросы никогда не оставляли равнодушным, поэтому надеюсь читателям пригодятся накопленные наблюдения. Ютьюб изначально создавался как коммерческий проект. Он про деньги, а значит, про развлечения. Потому что только развлечения способны принести серьезные деньги в визуальном формате. В Ютьюбе все завязано на количество просмотров, однако платят видеоблогерам (т.н. влогерам) не за их продукт непосредственно, а за рекламу, в нем выставленную. Соответственно, чем шире тематика, тем охотнее рекламодатели размещают рекламу, тем выше доход влогера, тем популярнее его влог. Не удивительно, что самые массовые тренды в Ютьюбе — это музыка, юмор (в первую очередь — «приколистика»: удовольствие от созерцания глупых и неуклюжих реакций обманутых людей эксплуатировалось во все тяжкие еще средневековой commedia dell’arte), смакование модных трендов, подглядывание за частной жизнью знаменитостей. В общем, всё как везде и во все времена. Титульная страница видеохостинга. Фото: learn.g2crowd.com По тем же причинам политика на Ютьюбе — такой же маргинальный жанр, что и в повседневном быту. Это общее правило, однако наблюдаются отличия, обусловленные языковым и региональным своеобразием. Обыватели в благополучных странах политикой вообще не интересуются. В США подавляющее большинство обитателей не читают федеральную прессу и не смотрят федеральные каналы, за исключением ситкомов и вечерних юмористических шоу. Политическая жизнь в США для населения начинается и заканчивается локальными новостями. Отдадим им должное: в своей поместной жизни люди энергичны и активы, демонстрируют заинтересованность и ангажированность, обсуждают проекты властей муниципалитетов и графств, бытовые потрясения, тем или иным боком затрагивающие политику (проявления расизма, миграционный кризис, полицейский беспредел и т.п.). Непопулярность политики в англоязычном Ютьюбе объясняется не только безразличием населения, но и избыточностью самой площадки. Традиционное телевидение — от частных каналов до публичных и федеральных — покрывает все спектры политических мнений, предоставляя трибуну любому, кто способен держаться в рамках социального договора (не оскорбляет, не дискриминирует, не выказывает агрессию). Как следствие, единственная политическая ниша в англоязычном Ютьюбе — маргиналы, табуированные в мейнстримном видеопространстве, в первую очередь, конечно, речь идет о конспирологах вроде Алекса Джонса. Алекс Джонс пользуется массовой популярностью у невротизированной части населения, однако его постоянно банят в Ютьюбе, поэтому он вынужден ежедневно менять аккаунты. Из-за этих неудобств сегодня на его канал InfoWars Show подписано 553 человека — стойкие фанаты, успевающие отслеживать клоны трансляций. На персональном сайте Алекса Джонса (infowars.com) в шапке красуется длинный список «свежезабаненных видео», на самом же Ютьюбе число просмотров не превышает 100–300. Проиллюстрировать невостребованность политического формата в англоязычном Ютьюбе можно двумя цифрами: у двух самых популярных корпоративных каналов, вещающих в политическом формате — Bloomberg Politics и C-Span, — 95 и 300 тысяч подписчиков соответственно. Количество «горячих просмотров» (в течение первой недели после эфира) — от одной до 20 тысяч. Дабы читателям было легче ориентироваться в цифрах: на Ютьюб-канале 23-летней американской веселушки и трогательной кривляки Лизы Коши почти 17 миллионов подписчиков и около 2 миллионов горячих просмотров. Пределы популярности в англоязычном политическом Ютьюбе — это влоги Тревора Ноа (4,7 млн подписчиков, от 500 тысяч до 1,5 млн просмотров), Стивена Краудера (3,7 млн/150–600 тыс.), группы доморощенных аналитиков The Daily Wire (1,5 млн/50–350 тыс.). Всё. Это рубеж, который достигается размыванием чисто политического контекста нескончаемой юмориной и ситкомовскими трюками. Разумно предположить, что популярность политической тематики в видеоформате концентрируется в тех языковых и государственных зонах, где есть проблемы с полноценным политическим дискурсом в официальном телевизионном эфире. Проиллюстрировать это предположение мне бы хотелось на примере близких нам территорий — политического влогерства России и Украины. Сделать это будет тем любопытнее, что ситуация в названных странах разительно отличается. Начну с утверждения, которое может показаться читателям «Новой» парадоксальным: в российском сегменте Ютьюба сегодня практически нет политического влогерства не потому, что нет влогеров, а потому, что нет самого политического дискурса. В свою очередь, политического дискурса нет потому, что нет на него спроса у населения. Аргумент «власти душат свободу» не работает, потому что Ютьюб не местное телевидение, которым легко манипулировать. Поэтому все гораздо банальнее: нет спроса — нет и предложения. Сегодня все российское политическое влогерство сошлось в одной точке — на канале Алексея Навального (870 тыс. подписчиков, 25–750 тыс. просмотров), и, похоже, эти цифры отражают суммарную меру интереса российского общества к политике. Когда-то был канал Вячеслава Мальцева, который даже в лучшие свои времена поражал удивительно тоскливым форматом и конспирологическо-националистической начинкой. О предельном непрофессионализме влогера (нудный бубнеж на полтора-два часа в каждом выпуске!) даже не говорю. Сегодня, после релокации демиурга за пределы отечества, его канал влачит совсем уж маргинальное существование (45 тыс. подписчиков, 25–50 тыс. горячих просмотров). Для проформы следует, наверное, помянуть еще БесогонTV Никиты Михалкова (192 тыс. подписчиков, 400–500 тыс. просмотров) и «вДудь» Юрия Дудя (5 млн подписчиков, 4–10 млн просмотров), хотя ни тот, ни другой канал не являются политическим по определению. Формат Дудя — интервью с российскими знаменитостями, среди которых изредка попадаются политики и работники идеологического фронта, и именно эти эфиры оказываются самыми неудачными. Разговоры с матерящимися парвеню с тяжкой судьбой «завоевателя (-ниц) столиц» удаются явно лучше и пользуются несравненно большей популярностью у зрителей. Формат Михалкова — это зеркало, в которое автор перманентно всматривается с неподдельной любовью и восхищением. Если в зеркале и мелькнет что-то политическое, то смахните морок: это была не политика, а мысли Бесогона о таковой. Совсем иначе обстоят дела на Украине. Жанр политического влогерства там чрезвычайно популярен, причем именно в русскоязычном сегменте, который полагает себя обделенным на официальных каналах ТВ. Полагание это вполне оправданно, поскольку украинский телеофициоз эпохи Порошенко — это: а) малобюджетная калька с продукции старшего брата, на голубом глазу которого оппозиционный политический дискурс допускается лишь как объект шельмования, и б) русскоязычное самовыражение дискриминируется на самом пещерном уровне. Пример популярного политического влогерства даже не украинского, а мирового уровня — это, несомненно, канал Анатолия Шария (2 млн подписчиков, 800 тыс. — 1 млн горячих просмотров). У политических оппонентов Шария масштаб скромнее (к примеру, Мирослав Олешко: 126 тыс. подписчиков, 30–200 тыс. просмотров), и на первый взгляд может показаться, что разница в цифрах отражает неприглядность альтернативного дискурса. В самом деле, оппоненты Шария работают в жанре животного национализма и базарной брани, народ же, вопреки иллюзиям интеллигенции, всегда предпочитает инстинктивно держаться в стороне от маргинальных эксцессов. Проблема, однако, в том, что Шарий и сам не брезгует аргументами ad personam, без которых не обходится ни один эфир. Остается заключить, что высокую популярность влогу Шария обеспечивает не политическая ориентация дискурса, а его несопоставимо более высокий профессиональный уровень. Как бы там ни было, моя реплика не о Шарии как о конкретном персонаже (о котором могут быть самые разные мнения), а о политическом влогерстве, поэтому постараюсь говорить о его визуальном продукте именно в контексте успешности самого жанра. Национальное и культурное своеобразие, несомненно, играет первую скрипку в роли, исполняемой видеоблогером, однако универсальные принципы социальной мифологии никто не отменял, поэтому не будет преувеличением сказать, что именно мотивации и фобии толпы определяют успех или неуспех любого лидера-самовыдвиженца — будь то в реальной политической борьбе или на популярном шоу. Анатолий Шарий. Скриншот видео Youtube.com Успех в глазах широких народных масс складывается из умелого соединения трех компонентов. Претендент на лидерство обязан: говорить только о том, что интересует массу, а не его лично; выглядеть точно так же, как выглядит «народ», причем делать это надлежит как на внешнем уровне — выбор одежды (пресловутая «пролетарская кепочка» Ленина) и жестикуляция, так и на внутреннем — обороты речи, лексика («батенька»), логические конструкции, стереотипы, трафареты убеждения и проч.; обладать некой изюминкой, которая бы однозначно выделяла из толпы. Эта изюминка может быть чем угодно: от ленинской картавости, сталинского акцента и босоногости Ганди до подкупающей придурковатости самого популярного влогера планеты шведа Пьюдипая, мачизма Чавеса и звериной жестокости Пабло Эскобара (если кто запамятовал: наркобарон по совместительству работал еще и народным героем). Спешу уверить читателя, что перечисленные атрибуты лидерства изобретены не мною, а уже добрые полвека выступают аксиомами в социальной мифологии и психологии масс, поэтому предлагаю их не оспаривать, а принять на веру и продолжить наши наблюдения. Вернемся теперь к Анатолию Шарию и посмотрим, что обеспечило феноменальный успех его видеоблогу на Ютьюбе. Полагаю, читатель уже догадался, куда я веду: Шарий талантливо и умело задействовал все атрибуты лидерства, какие только и обеспечивают популярность в глазах по-настоящему массовой аудитории. Анатолий Шарий предстает перед камерой ВСЕГДА в чудовищном по несуразности прикиде. Нисколько не сомневаюсь, что делается это сознательно, ибо трудно поверить, чтобы состоятельный человек добровольно красовался перед камерой в спортивном костюме «Адидас», пестрых полосатых поло или майках с оттянутым воротом, как бы невзначай обнажающим буйство татуировок. Зачем так одевается Шарий? Затем, что сотни тысяч его преданных подписчиков узнают в таком прикиде собственную повседневность. Таким образом, Шарий выполняет непременное условие социального лидерства — быть как все. Второе условие популярности — наличие изюминки. Здесь у Анатолия Шария богатый арсенал: от шахидской бородки до репутации крутого и бесстрашного журналиста-следака, который вывел на чистую воду дюжины околовластных педофилов, воров, взяточников и просто бандитов. И все это — под тяжелейшим прессингом власти и сфабрикованных дел, которые закончились для Шария статусом первого украинского политического беженца в Евросоюзе. Отчаянность Шария — это то, что рядовые русские и украинцы не смеют вообразить в собственной биографии, и эта отчаянность (на грани безбашенности), безусловно, обеспечивает его мифологическому образу печать эксклюзивности. Наконец, третий закон социального лидерства — дискурс, зацикленный на темах, интересных, доступных и понятных широким народным массам. Между прочим, это самое сложное и почти непреодолимое условие для представителей русской и украинской интеллигенции. «Мозги нации» физиологически не в состоянии говорить о чем-либо, выходящем за рамки персональных интересов. В лучшем случае — интересов своего сословия, которое с таким отчаянием вырывалось из пут мещанского бытия, что теперь ни за какие коврижки не желает добровольно возвращаться в ставшее неродным болото. По этой самой причине ни у Мирослава Олешко, ни у Никиты Михалкова нет ни малейшего шанса достучаться до сердца и души «большого народа», невзирая на весь их популизм и патетику. И не важно, что пафос Олешки животно-националистический, а у Михалкова — имперский. Ни тот ни другой (равно как и подавляющее большинство остальных ютьюбовских русско-, а тем более украиноязычных влогеров) не умеют, не могут и не хотят говорить о том, что волнует реально народные массы. И тот и другой с головой погружены в личные интересы, амбиции и переживания. Шарий с удивительным актерским чутьем умеет абстрагироваться от собственной индивидуальности и вживаться внешне и внутренне в чаяния народа. Он говорит то, что каждый день проговаривается на миллионах украинских кухонь, и именно поэтому на его канал подписаны миллионы, а Петро Порошенко не удержался даже на стадионных дебатах, чтобы не помянуть Шария недобрым словом. В заключение хотел бы дополнить помянутый в начале парадокс всей изложенной информации. Если кто-то решил, что стоит проявить смекалку, усвоить нехитрые трюки народного лидерства и наступить на горло своей интеллигентской песне, как он тут же станет популярным политическим влогером в России, вынужден разочаровать: ничего не получится. Не получится по причине, которая перевешивает все имиджмейкерские ухищрения: в России сегодня нет никакого политического дискурса в принципе. Равно как нет аудитории, способной подобный политический дискурс усваивать. Контраргумент о «засилье политики» на российском телевидении не работает: здесь просто происходит подмена понятий. Политический дискурс — это то, что мы наблюдали 19 апреля на стадионе в Киеве. Причем не на сцене, а на трибунах. А то, что каждый день происходит на российском телевидении, называется другим словом — «пропаганда. ОТ РЕДАКЦИИ «Новая газета» считает Анатолия Шария пропагандистом, который регулярно распространяет ложь о наших сотрудниках. Появление этой фамилии в издании обусловлено исключительно авторским замыслом. Здесь P.S. Это с твиттера Шария
  21. Почему Польша слабая! Потому что каши не ела (давно, извините). Ну, типа "детский" ответ. Потому что вопрос сам какой-то детский, вернее, по-детски честный.
  22. В принципе, если он вывел с миллона своего один сверху, например, значит и как минимум миллион остался в России, и если это производство какое, то значит и работникам перепало. Я не знаю, куда инвестируют в России, конечно, но, тем не менее. Плюс инвестиции обычно лучше чем кредиты, если я правильно понимаю? В ту же Украину (в реальное производство, да и во все "реальное") вкладывать сильно инвестиции и не будут хотеть, так как инфрастуртура , наверное, на ладан дышит, и по идее, кредиты было бы хорошо использовать на развитии инфраструктуры , чтобы привлечь инвестиции, ну, как-то так. В Индии сейчас как сумасшедшии развивают инфраструктуру, ну, как мне показалось, дороги строят, вообще, впечатление что средний класс солидный появился. И хотя националистическую партию ругают BGP , но Моди ставят в заслугу развитие инфраструктуры, опять же ж налаживание хоть какой-то налоговой системы (подоходные налоги, до недавних пор в Индии платили налоги 3 процента населения, как тут заниматься социальными программами?), потому что вроде как это привлекает инвестиции, и сокращает необходимость ходить в МВФ. Ну, деньги в этом мире нужно где-то брать... Я тут не спорю, просто , рассуждать пытаюсь...
×