Jump to content

KPOT

Пользователи
  • Content Count

    14,257
  • Joined

  • Last visited

1 Follower

About KPOT

  • Rank
    «Чёрные жизни важней!» ¯\_(ツ)_/¯
  • Birthday October 10

Информация

  • Пол
    Не определился
  • Проживает
    BRD

Recent Profile Visitors

38,093 profile views
  1. Педагогическое подполье Украины Режим не в силах говорить с народом на языке принуждения Родители и педагоги на Украине придумывают специальные юридические схемы, позволяющие детям обходить запрет на образование на русском языке, безусловно более качественное. При этом среди населения спрос на школы, в которых обучение хотя бы частично ведется на русском, в несколько раз выше, чем на украиномовные заведения. Согласно вступившим в силу при президенте Владимире Зеленском дискриминационным украинизаторским законам, большинство украинских школ с сентября 2020 года должны были быть практически полностью переведены на украинский язык обучения. Исключение было сделано только для образовательных учреждений национальных меньшинств, говорящих на «языках Европейского союза» (венгерском, румынском, болгарском и других языках стран-членов ЕС). Эти получили отсрочку до 2023 года, но лишь поначалу: в дальнейшем и таким «европейским» заведениям разрешат учить детей на родном языке только в младших классах. В старшей школе не менее 60% их учебного времени должны занимать предметы на мове. При этом хорошо известно: главным «национальным меньшинством», а точнее, большинством населения Украины являются люди, говорящие и думающие по-русски. Они же – главный объект дискриминации. С 5-го класса дети русских и русскоязычных семей должны будут изучать не менее 80% предметов на мове. Эти антинародные законы в совокупности с запретом использовать родной русский язык в официальном делопроизводстве, средствах массовой информации, кинематографе, театре, в книгоиздании, в сфере услуг должны, как рассчитывают украинские власти, полностью вытеснить с Украины русский язык. Однако не всё так складно. Согласно результатам исследования, проведенного в августе ценртом «Социальный мониторинг», исключительно по-украински разговаривают в семье и дома менее 32% жителей Украины. При этом 27% утверждают, что используют оба языка, 14% – что общаются преимущественно на русском, а для 11% русский язык – единственный и исключительный. Делайте выводы. На одну школу с русским языком преподавания сейчас приходится 2250 учеников против 276 учеников на одну «мовную» школу. Разница более чем восьмикратная. Издание «Страна.news» описывает механизм, позволяющий школе в одном из крупных городов Украины обходить языковые запреты. Помимо языка и литературы, дети изучают на русском математику и предметы естественного профиля. Из 36 уроков в неделю 12 читаются на русском языке. По словам педагогов, это стало возможным благодаря тому, что сам русский язык включается в «инвариативную составляющую учебного плана», формально не являясь полностью обязательным. Однако, чтобы от «учебного плана» отказаться, в классе нужно собрать хотя бы 8 подписей родителей. В таких школах 100% семей обычно выступают за образование на русском языке, поэтому проблем не возникает. Освободившаяся за счет «инвариативных» часов «квота» перенаправляется на изучение на русском других основных предметов, в частности математики. Юридически все совершенно законно, никаких претензий школе не предъявишь. Там же, где на такой ход не решаются, русский изучают как «второй иностранный». Про «иностранный» смешно, но не запретить это властям не под силу. Политики, оппозиционно настроенные к режиму, подчёркивают, что ситуация, в которой десятки миллионов людей вынуждены искать юридические лазейки для общения и обучения детей на родном языке, является ненормальной. «На каком основании украинский язык имеет преимущество перед русским? Вот мы с тобой живём в Киеве. Последние 30 лет до принятия закона русский язык, а значит и граждане были под защитой Конституции. До этого 70 лет тут был СССР, где русский язык был государственным, т. е. миллионы людей на нем разговаривали и не считали его чужим и враждебным. До этого тут сотни лет была Российская империя. Сколько лет должны были прожить люди на своей земле, чтобы они могли считать себя коренным народом и не стесняться говорить на своём языке? На какой территории (в каких областях) и в какой период до 1917 года государственным языком или языком общения был украинский язык?» – спрашивает общественный деятель Павел Себастьянович. Однако Зе-команда, которая до прихода к власти лицемерно эксплуатировала идею борьбы с украинским радикальным национализмом в культурно-языковой сфере и на этом получила миллионы голосов, порвала с реальностью. Сейчас насильственная украинизация проводится еще более жёстко, чем при Порошенко и Турчинове. Зеленский не сделал выводов из уроков 2014 года, когда затягивание языковых гаек привело к отпадению Крыма и Донбасса, и русский язык на Украине уходит в педагогическое подполье. https://kulikovets.ru/2021/09/16/svyatoslav-knyazev-pedagogicheskoe-podpole-ukrainy/
  2. Идёт охота на учителей… Настоящие педагоги не признают мову А нате вам будничное, вроде прогноза погоды — в Одессе началась очередная травля школьной учительницы истории за то, что она озвучила факты о роли УПА в Волынской резне. Травлю инспирировала волонтерша Центра помощи участникам АТО некая Наталья Кручинина, чирлидер «Нацкорпуса» и побирушка на протезы, и к ней тут же присоединились сотрудники Института национальной памяти.
  3. Могут и убить. У нас же "демократия".
  4. В то время анекдот был в моде: Грузин приходит к стоматологу зубья новые ставить, а врач и спрашивает:" Вам какие: керамические, железные или золотые? А он: "Шо я бедный - ставь джинсовые!.."
  5. Там разница в два месяца между фотками, по датам видно... Последнее время основательно загружают работой - времени нема вырваЦЦа "покутить".. ..Вот, к примеру, через неделю до нас правительственная комиссия с проверкой с самого Берлину должна припереться. Хипиш стоит - страх хосподний.. Хорошо хоть траву не красят... "Те будут то делать, эти - то.., а тут поляну накроем"... А Вы (это уже до меня!) должны обязательно быть! Вы - хороший - будете "ходить и попадаться на глаза..!" "Ладно, - говорю, - приду, буду ходить и попадаЦЦа.. А шо хочИт комиссия-то, шо им у нас надо-то..?!" "А, - говорят, - они с SPD и наше здание было когда-то у них пилот-проектом.. хотят перед выборами прогнуться.." "А можно, я футболку "AfD" надену..?" - скромно улыбаясь, спросило я. ..Интересно наблюдать за реакцией работничков: одни согнулись от смеха, другие - тупо упёрлись взглядом. Но все сошлись во мнении, шо "это будет твой последний день работы у нас.." Ох уж эти эти политиканы.. Уж лучше бы вы траву красили, блин...
  6. А Воронеж? А Кострома? А Пенза? А Самара? А Абакан? А Сызрань? Это Украина!!!
  7. Вы не путайте демократические прививки с хромом, нержавейкой и прочими примесями свободы, с тоталитарно чистой вакциной от русских.
  8. "Воблю ь" © Нематрос Елена Валерьевна никогда не отбеливала анус. Не то, чтобы она этим гордилась, но и стыда особого не испытывала. До сегодняшнего вечера. - Ты жопу, что ли, не вытерла..? Безобидный вроде вопрос выбил ее из равновесия и задел если не до глубины души, то до селезенки минимум. А то, с каким упреком он был задан, Елена Валерьевна сочла за личное оскорбление. Хорошо, что Сережа не видел ее лица, того, как сильно она покраснела. Но это и немудрено, ведь войти в нее он собирался сзади. Трахаться перехотелось. Елене Валерьевне стало как-то неуютно, они с Сережей враз стали чужими людьми, и ей показалось неправильным стоять раком перед совершенно не родственной душой. Она попыталась встать, но Сережа все еще держал ее за бедра. Елене Валерьевне было чуть больше тридцати, она работала главным бухгалтером в солидной фирме, была сильной и независимой женщиной, полностью обеспечивая себя. Сереже на днях стукнуло сорок, он был вольным художником и не гнушался принимать подарки и ухаживания от слабого пола. Их роман был курортным, коротким и бурным. И кажется, он закончился. Эрекция Сережи таяла на глазах, как президентская десятка в руках пенсионера. За окном пела, плясала и веселилась летняя ночная Ялта. - Тебе пора, - сказала Елена Валерьевна, поднимаясь. Ее груди были небольшими, но у Сережи и таких не было. - Куда я пойду? – обиженно спросил он, - я же у тебя живу. - Уже нет, - пожала плечами Елена Валерьевна, надевая футболку. Черные кружевные трусы куда-то подевались. На белой футболке красовались глаза с длинными ресницами и алый рот. Небритый лобок Елены Валерьевны дополнил картину, добавляя лицу бороду – вылитый Фидель Кастро времен солирования в QUEEN. - И дернул же черт сегодня потрахаться при свете, - вздохнул Сережа, коря себя за длинный язык. – Ну прости, а? Нормальный у тебя анус. В моем вкусе. - Тогда уйду я, - решительно произнесла Елена Валерьевна, не слушая оправданий незадачливого ухажера. Она проворно напялила цветастые шорты выходного дня, взяла сумочку и телефон. – Чтоб утром тебя здесь не было! Ночь была теплой, безоблачной и манящей. От Бригантины, где остановилась Елена Валерьевна, до набережной, где обитал вечный праздник, было рукой подать. В Ялту она приехала с подругой Светкой, секретаршей босса. В первый же день в парке им встретился Сережа. Обходительный, утонченный и феерично несуразный, он сразу покорил сердце светской бухгалтерши. Они гуляли до позднего вечера, пообедали в «Чайке», поужинали в «Апельсине» (за Елены Валерьевны, разумеется, счет), а вечером Сережа рассказал какую-то невразумительную историю про воров, которые украли все его деньги и чувство юмора, и напросился ночевать к дамам. Он уже предвкушал тройничок, но у Светки оказались месячные, и она ушла спать на лоджию. Это было три дня назад. С тех пор много воды утекло (а у Светки не только воды), и вот Елена Валерьевна в гордом одиночестве бороздила ночной курорт. - Ай, харошая! – раздался голос из темных кустов, - хочеш с настаящим мущиной в горы прокатица? Настоящий мужчина был бы сейчас кстати, но в горы Елене Валерьевне не хотелось. Она вообще высоты побаивалась. Поэтому на всякий случай прибавила шагу. - Куда таропишса? – раздался второй голос. Двое настоящих мужчин представляли в два раза больше опасности, и Елена Валерьевна побежала. Правда недалеко, потому что с размаху уткнулась в кирпичную стену, отчего начала падать на спину, и если бы не сильные заботливые руки, подхватившие ее, обязательно завершила начатое. - Ленка?! Кирпичной стеной оказался Максим Анатольевич Ложкин, начальник управления перспективного развития в солидной фирме Елены Валерьевны. Коллега, стало быть. - Макс? – на выдохе произнесла она. Обычно Максима Анатольевича все называли мистер Проппер за характерный внешний вид и за то, что он закрутил служебный роман с уборщицей против ее воли. Коллектив осудил, но за уборщицей стояли тряпки и ведра, а за Максом – дядя, заместитель директора. Макс был компанейским, улыбчивым и туповатым. Все свои повышения он воспринимал как само собой разумеющееся. А дядя трудился не покладая рук, чтоб племяш чувствовал себя на фирме уютно. Шаловливых, как выяснилось, рук. На прошлой неделе дядя был уволен из солидной фирмы под подписку о невыезде и три уголовных дела. Елена Валерьевна отчетливо слышала двумя своими ушами, что «лысого дурачка» директор выгонит сразу по возвращении того из отпуска. - Ага! – обрадовался счастливый пока отпускник. – Какими судьбами? Перед глазами Елены Валерьевны встала афиша «Индиана Джонс и Анус Судьбы». - Да так, - ответила она уклончиво. - Ну круто! – не обратил внимания на смятение собеседницы Макс. – А мы на свадьбе гуляем. Это моя чика! Елена Валерьевна посмотрела на чику – сорокалетнюю воблу с замашками девочки-подростка. - Мэри, - протянула руку та. Елена Валерьевна не разобралась, нужно пожать ее, поцеловать или отбить пятюню, поэтому просто проигнорировала. Настоящие мужчины ретировались в редких кипарисовых зарослях, чему Елена Валерьевна была несказанно рада и почувствовала некую признательность к Максу. Такая компания гораздо лучше, чем никакой. - Свадьба? – спросила она. - Ага! – закивал головой Макс. – Тамада – закачаешься! Конкурсы – вообще отпад. Прямо сейчас мы участвуем в таком – найди любовь в Ялте! - На одну ночь? – пожала плечами Елена Валерьевна. - Это свадьба, - укоризненно посмотрел на нее Макс, - хотя бы на год. - Там дело совсем не в этом, - вновь подала голос Мэри. Голос был низким, прокуренным и грубым, Елена Валерьевна такой брать отказалась. - А в чем? – из вежливости спросила она. - Совет да любовь! – проникновенно произнесла Мэри. - Ветчина и сыр, - торжественно добавила Елена Валерьевна. - Чук и Гек, - радостно поддержал разговор Макс. Мэри буркнула что-то про себя, но из-за особенностей голоса это стало достоянием всей компании. «Дебилы» - четко расслышала Елена Валерьевна. - Короче, - взял инициативу в свои руки Макс, - на свадьбе молодоженам первое пожелание - совет да любовь. На нашей свадьбе пошли дальше – разделили гостей со стороны невесты и жениха. Одним нужно до рассвета найти совет, а вторым – любовь. - Ну, допустим, совет тебе каждый местный алкаш даст, - сказала Елена Валерьевна, - даже если тебе он не особо нужен. С любовью, я думаю, продолжать аналогию не стоит? Мэри закатила глаза, а Макс продолжил: - Да нет, все сложнее. Или проще, - почесал затылок он. – В общем, эти буквы – Л, Ю, Б и так далее, вытатуированы на телах людей. Любовь – на людях в розовых рубашках. Совет – в голубых. И вот нам нужно всех их найти в Ялте за ночь, сделать фотоотчет и тогда мы победили. Круто, да? - Наши – розовые. Невестины – голубые. – вставила Мэри. - Нужно найти шесть людей в розовых рубашках за ночь в Ялте, раздеть их, сфотографировать и собрать коллекционное слово? Я правильно поняла? - Точнее даже я бы не резюмировал, - уважительно кивнул Макс. Елена Валерьевна подумала, что это так себе достижение, но промолчала. - Эти люди хотя бы подставные? – уточнила она. - Не знаю, - ответил Макс, мы пока только одного нашли, и с ним пришлось повозиться. - Побежал от нас, - добавила Мэри, - раздеваться не хотел… - Шесть грустных букв по Ялте решили погулять, - задумчиво произнесла Елена Валерьевна, - один конкретно выхватил, и их осталось пять. - Ага, в точку, - довольно заулыбался Макс. – Вот, кстати, подсказка. Он развернул клочок бумаги. - Там, где диск утопает в море, ты продолжишь свою лав-стори. Мэри пояснила: - У каждого найденного есть новая подсказка – ключ к следующему. - Там, где диск утопает в море – это, наверное, закат, – блеснул дедукцией Макс. - Или серпантин в Ливадии, - продолжила Мэри, - оттуда машины через отбойник часто в море улетают. На каждой сразу по четыре диска. Это еще если тормозных не считать и сцепления. - Или ночной клуб какой-нибудь. Там диски Стаса Михайлова наверняка каждый вечер в море швыряют. - Ночной клуб, - начала размышление вслух Елена Валерьевна, - или ресторан, кафе, что-нибудь прибрежное. Точно! Апельсин! Который прямо на воде, на сваях в виде корабля. - Апельсин – круглый, - сообщил Макс. Логический вывод, достойный начальника управления. - Ты права, сестренка! – воскликнула Мэри и так хлопнула Елену Валерьевну по плечу, что у той чуть не выпал вставной зуб. Сначала Елена Валерьевна хотела поспорить насчет родственных связей, но потом ей вдруг показалось даже милым стать своей хоть где-то, пусть и в такой разношерстной компании. ...«Апельсин» встретил их негромкой приятной музыкой, приглушенным уютным освещением и Юрой. Юра улыбался всем подряд, любезно разводил гостей по столикам и вообще был очень мил. Мускулистый торс его был спрятан под розовой рубашкой. - Добрый вечер! – широко улыбнулся он Елене Валерьевне, возглавлявшей делегацию. - Снимите рубашку, - сказала та. - Я сниму рубашку, - наклонился он к ней, - и выдеру тебя ей, а ты будешь визжать, как сучка, и просить еще! Но только после последнего клиента, - виновато добавил он. Елена Валерьевна подумала, что он умеет найти подход к гостям, и не ответить ли ей согласием, ведь в этом сером мире так мало по-настоящему стоящих предложений. Но тут Макс, который был тоже не из слабаков, да к тому же вчетверо больше Юры, просто взял его в руки и буквально вытряхнул из рубашки. Тот выпал на пол и захныкал. Выпал, нужно сказать удачно – лицом вниз. На наших искателей смотрела крепкая спина с вытатуированной хной буквой «Ю». Они шли по многолюдной набережной под нестройный хор уличных музыкантов, исполняющих композицию «Кто во что горазд». - Второй банан уходит в путь, про букву «Б» ты не забудь, - прочитала Мэри записку, вытащенную из Юры. - Забудешь тут про «Б», когда на дорогах в каждой второй машине губастая сидит, - пробурчала Елена Валерьевна. - Вы что же, думаете, эти «Б» имеются ввиду? – встрепенулась Мэри, - это второй банан по-вашему на эМЖээМ намекает? Нам оргию нужно искать? - Это Ялта, дорогая моя, - со знанием жизни сказала Елена Валерьевна, - здесь не ты ищешь оргию. Здесь оргия находит тебя. - Приглашаем вас, - подскочил к ним вороватого вида зазывала, - совершить незабываемое ночное приключение на катере! Елена Валерьевна посмотрела на пирс. Там в синем неоновом оперении красовалось продолговатое суденышко. - Когда отплытие? – спросила она. - Ровно в два часа, - затараторил зазывала, - всего тысяча рублей, и незабываемые впечатления, которые останутся с вами на всю жизнь, обеспечены. - А предыдущий? – не слушая тарахтения, уточнила она. - В час был, - осторожно ответил зазывала. - Стало быть, в эти календарные сутки это второй рейс? - Стало быть… - совсем уж нерешительно кивнул зазывала. - Синий банан, - пропела Мэри, - похож на обман… Елена Валерьевна заметила удивительное сходство ее голоса с оригиналом. - Нам три билета! – рявкнул Макс, - и поживее! Зачем им три билета, если обшмонать пассажиров можно и на берегу, хотела уточнить Елена Валерьевна, но Макс уже сунул в руки зазывалы три тысячные купюры. На них надели оранжевые спасательные жилеты и усадили на свободные места в разных концах катера. Ночью, в синем неоновом свете и под спасательными жилетами было трудно понять, кто из благородного собрания в розовой рубашке, кто в деловом костюме, а кто вообще с голым торсом из числа любителей пощекотать не только нервы, но и соски. Рядом с Еленой Валерьевной сидел вшивого вида интеллигент. Он то и дело косился на нее, а когда катер рывком тронулся, схватил ее за коленку. - Простите, я волнуюсь, - промямлил он, но руку не убрал. Было весело, брызги били в лицо. Катер быстро набирал скорость. - А вы одна здесь? – спросил интеллигент. Елена Валерьевна кивнула. - Это хорошо, - сказал он и сильнее стиснул коленку Елены Валерьевны, - тогда ко мне или к вам? - Что? – громко удивилась она. - Чего вы так кричите? - зашипел интеллигент, - у меня в первом ряду жена и дети сидят… Елена Валерьевна обратила внимание, что семью интеллигента уже как раз досматривал Макс. Она обернулась – там вовсю активничала Мэри. А прямо здесь активничал интеллигент – он сунул руку ей под жилет в надежде помять грудь. Такой прыти Елена Валерьевна не ожидала и ухватила его за кисть. - Уа-а-аа! – заорал тот. Кажется, она сломала ему палец. Тот и вправду смотрел немного в сторону. - А ты любитель близких знакомств, да? – спросила Елена Валерьевна. Интеллигент сначала закивал, а потом замотал головой, что могло означать и да, и нет. - Так вот я тоже не тяну резину. При следующем сближении я засуну тебе этот палец в жопу. Было видно, как интеллигент взвешивает все «за» и «против». Палец его, и жопа тоже его. Так зачем ему посредники? Интеллигент вздрогнул и отшатнулся, а катер в это время дал разворот. - Йу-у-у-ух, - произнес интеллигент и выпал за борт. - Стоп машина! – заорал кто-то. - Папочка! – заорал кто-то другой детским голосом. – Папуля! Макс терпеть не мог семейных драм, поэтому нырнул спасать интеллигента. Когда его всем миром затаскивали на борт, выяснилось, что интеллигентские брюки были уже приспущены, и вряд ли он старался избавиться от них в воде. Елене Валерьевне льстило, что на нее дрочили, но сейчас важно было не это, а свеженабитая Б на интеллигентской ягодице. - За чаем Ростропович и Монеточка в очко играли, лузгая конфеточки, - зачитала Мэри. - Спасибо, держите в курсе, - ответила Елена Валерьевна. Макс в трусах сидел на парапете, нагретом за день, и даже в третьем часу ночи приятно греющем простату, разложив рядом одежду на просушку. Некоторые отдыхающие уже накидали ему немного монет. - Да нет, ты не поняла, это подсказка! – сказал Макс, а потом посмотрел на нее, - или поняла? Елене Валерьевне нужно было что-нибудь отвечать, как-то выразить свою позицию и по возможности не обидеть Макса. - Сто лет в очко не играла, - выбрала она нейтральное. Они помолчали некоторое время. - Знать бы, кто такой Ростропович, - произнес наконец Макс. - Музыкант, - ответила Мэри, - виолончелист вроде. Они помолчали еще некоторое время. - Знать бы, кто такой виолончелист, - произнес Макс. - Сука, мы такими темпами до утра просидим! – взорвалась наконец Елена Валерьевна. – Давайте к сути: Ростропович музыкант, Монеточка вроде как тоже. Они жрут конфеты и играют. Отдыхают, стало быть. Чилят. Спрашивается, где? - Ростропович умер, - с прискорбием сообщила Мэри. - Лучшие уходят, - согласилась Елена Валерьевна, - но я думаю, здесь все не буквально. Где бы могли отдыхать двое музыкантов, прости Господи, композиторов? - В доме композиторов, - буднично произнес Тарзан-Макс. Елена Валерьевна второй раз за вечер посмотрела на него уважительно. Сказано – сделано. На пятачке перед Домом композитора собрались байкеры. Не все были на мотоциклах, а если совсем точно – один. Остальные предпочитали скутеры, а двое – электросамокаты. Один пришел пешком. Но все были в черных косухах и красных банданах. Попробуй пойми, у кого под черной кожей розовый хлопок. Макс в одних трусах, Елена Валерьевна без трусов, но в шортах, и Мэри в куче одежды, но такой, что лучше бы без, немного выделялись в коллективе. - Хай, брателла! – хлопнул по спине ближайшего байкера Макс, - где зажопника потерял? - Я его и не находил, - смущенно пробормотал «брателла». Вперед выступил единственный мотоциклист. - Вам чего надо, членистоногие? Навстречу вышла Мэри. - Мне нужна твоя одежда, ботинки и мотоцикл! Байкер начал водить глазами в поисках того, кто это сказал. Наконец его взгляд остановился на чике. Брови вопросительно изогнулись. - А ну, скажи еще что-нибудь. Ситуация накалялась. Все знают, что один в поле не воин. Это байкерское сообщество пошло дальше – и втроем-вчетвером он были в поле не воинами, но сейчас-то их было двадцать. - Если я скажу, ты замолчишь навеки, - угрожающе произнесла Мэри. Байкер потянулся в карман необъятных кожаных штанов. Там у него могло быть все, что угодно, от пропуска в санаторий до резинового члена сорок второго калибра. В это время с характерным звуком дребезжащих кастрюль из-за угла выскочил мотороллер Веспа, дал круг почета и остановился в самом центре намечающихся разборок. Рулил Веспой напомаженный рокер в розовой рубашке и бермудах. - Я не опоздал? – спросил он. – Новую татуху набивал. На всех видимых частях его тела не было заметно ни одной старой. Мэри переключила внимание на вновь прибывшего. - Мне нужна твоя одежда, мотоцикл и… - она посмотрела на босые ноги рокера, - все. - Ты че такая грустная? - рассмеялся розовый рокер, - улыбнись. Смотри, че у меня есть. Он задрал рубашку, показывая всем свой пупок, вокруг которого была набита буква «О» в виде лучистого солнышка. ...Они поднимались уже четверть часа, все время вверх и вверх. Мэри в такт шагам повторяла подсказку. - На стену бабе вешаешь ружье? В конце будь добр - пристрели ее. Между женским тиром и музеем Чехова они выбрали второе. Хотя бы потому что в Ялте не было женского тира. Еще на дальних подходах к музею они насторожились. Искусство не должно так пахнуть. Но определенно пахло. Их кто-то поджидал у забора у самого входа в музей. На корточках, явно в засаде. Макс вышел вперед, заслонив собой девушек. Елена Валерьевна сначала удивилась, ведь ждать в засаде гораздо удобнее в кустах, но оценив ландшафт, поняла, что ближайшие кусты были по ту сторону трехметрового забора, в садике при музее, и состояли преимущественно из бамбука. Поджидающий вдруг вскочил. По всей видимости они его разбудили. Это был полненький мужик в грязной розовой рубашке. - Сколько вас можно ждать? – заорал он на них. – Меня мамка дома ждет, окрошку приготовила! А вы… Мужику было под сорок. Мамке видимо около шестидесяти. - Вот, давайте, фотографируйте! – не унимался он, задирая футболку. Там была В вполне установленного образца. Эта часть квеста пока выглядела самой легкой, если не считать внушительного подъема. Макс сделал фото, и мужик собрался уходить. - Стой! – окликнула его Елена Валерьевна. – А подсказка? - Подсказка?! – психанул мужик. – Подсказка?! Вот она, подсказка! Он указал рукой в огромную кучу говна собственного производства. Где-то в ее недрах была скрыта единственная доступная этому тщедушному человечку бумажка – листок с подсказкой. - Я из-за вас тут всю ночь дрищу, а я никогда себе такого не позволял. У меня восемь классов консерватории! И чтоб его не заставили исправлять оплошность, он бросился наутек. Похоже в его консерватории был неплохой преподаватель по физподготовке. Куча была действительно очень большой, она возвышалась над тротуаром, как пирамида в песках Египта. Елена Валерьевна посмотрела на нее со смесью брезгливости и уважения. Макс с Мэри переглянулись. - Макс? – спросила Елена Валерьевна, намекая, что репутационные издержки начальника управления перспективного развития и так уже велики. -Да, - согласилась Мэри, - это твой шанс. Один раз руки в говне, зато потом вся жизнь в шоколаде. Предрассветные сумерки начали отступать, унося с собой ночную сказку и неестественность происходящего, оставляя только вполне реальную кучу говна. - Ну нет, - сказал Макс. - Нет, так нет, - психанула Елена Валерьевна, развернулась и пошла прочь. Она уже не раз так блефовала, брала на понт, играла в темную, и всегда это срабатывало. Сейчас они ее окликнут, скажут, что погорячились и Макс вытащит из кучи подсказку. Но время шло, отмеряемое ее шагами, а сзади стояла тишина. Елена Валерьевна вдруг поняла, как сильно она устала. Захотелось улечься в кроватку и вытянуть ноги. Это нее ее война, то есть, не ее свадьба. Она сделала, что могла, заодно скоротав ночь. Елена Валерьевна оглянулась. Макс и Мэри все так же стояли над кучей говна, как два военачальника над картой, и ничего не предпринимали. - Аривидерчи! – крикнула она им, но не дождалась ответа. ...Елена Валерьевна открыла дверь и включила свет. Сережа спал прямо на пороге – не смог открыть третий замок, который даже изнутри встретил его замочной скважиной. Он был пьян и жалок. Елена Валерьевна чуть подвинула его ногой, чтоб протиснуться к обувнице. И только сейчас обратила внимание, что на Сереже розовая рубашка. - Да ну, - сказала Елена Валерьевна. - Да не, - покачала головой Елена Валерьевна. - А вдруг, - заинтересовалась Елена Валерьевна. - Да ну нах@й! – воскликнула Елена Валерьевна, кряхтя, снимая с Сережи рубашку. На лопатке Сережи красовался «мягкий знак». - В жопу не дам, - пробубнил Сережа. – По крайней мере, не всем сразу! - Спи, болезный, - уложила его правильным ракурсом Елена Валерьевна, доставая телефон. Фото. Отправить. Подпись. «Держи, почетный свидетель» И следом еще одно сообщение. «И найди себе нормальную работу. А то эта подошла к концу». Елена Валерьевна вышла на балкон. Брезжил рассвет. В кустах под балконом настоящие мужчины кого-то драли. - Оо-о-о-о, да-а-аа! – стонал кто-то. «Светка», - отметила про себя Елена Валерьевна и налила себе кофе. Все-таки рассветы в Ялте восхитительно красивы.
  9. В ВОЗ приостановили одобрение «Спутника V» Вопрос об одобрении «Спутника V» в ВОЗ приостановлен до новой инспекции завода-производителя, сообщил журналистам замглавы Панамериканской организации здравоохранения (PAHO) доктор Жарбас Барбоса. PAHO является интернациональным агентством здравоохранения в Северной и Южной Америке. Оно не занимается одобрением лекарств, но выступает как региональное отделение ВОЗ, имеющего такие компетенции. «Производители вакцин должны подтвердить, что места, где производятся вакцины, согласны со стандартами надлежащих практик производства… Что касается процесса одобрения вакцины „Спутника V“ для экстренного применения, то этот процесс приостановлен, потому что во время инспекции одной из фабрик, которая составляет часть производства „Спутника V“ не было обнаружено, что эта фабрика согласна с применением надлежащих практик производства», — сказал он. «Должны быть приняты меры, проведены необходимые изменения и запрошена новая инспекция… Процесс приостановлен до того, как это произойдет», — добавил замдиректора. Надлежащие практики производства (Good manufacturing practice, GMP) — это система, гарантирующая производство и контроль продукции в соответствии со стандартами качества. Согласно определению на сайте ВОЗ, она создана для минимизации рисков, сопряженных с фармацевтическим производством, которые не могут быть устранены тестированием законченного продукта. В июне экспертная группа Всемирной организации здравоохранения по итогам инспекций, проведённых в России, высказала ряд замечаний по производству вакцины «Спутник V» на предприятии «Фармстандарт-УфаВИТА», в основном они связаны с защитой окружающей среды и мониторингом выбросов. К другим предприятиям у экспертов претензий не было. В Минпромторге РИА Новости заявили, что итоги инспекции не ставят под сомнение качество вакцины. «Фармстандарт-УфаВИТА» уже начало устранять замечания, а замглавы Минздрава Сергей Глаголев обратил внимание на многоступенчатую систему контроля качества иммунобиологических препаратов и их допуска на рынок. В пресс-службе ведомства отмечали, что экспертная группа снова может посетить предприятие после устранения недочетов. «Спутник V» одобрен в 70 странах с общим населением 4 миллиарда человек, это более 50% населения Земли. По количеству полученных одобрений государственными регуляторами «Спутник V» занимает второе место в мире. Эффективность вакцины составила 97,6% по результатам анализа данных 3,8 миллиона вакцинированных россиян, это выше, чем данные, опубликованные ранее медицинским журналом The Lancet (91,6%), сообщали ранее Российский фонд прямых инвестиций (РФПИ) и НИЦ Гамалеи. https://rusvesna.su/news/1631734542 Р.S. Не зря, када хотел уколоЦЦа, мне врач сказал, что "Спутник V никогда не придёт в ФРГ..!!" Придёт, канешна, но чутка попiзже. Када Pfizer своё бабло отобьёт... "Бизнес - ничего личного!"
  10. А если вопрос задать по другому? На шашлыках, пока ждёшь мясо, половить рыбку можно? "Хочешь жить - умей вертеЦЦо..!!"
  11. Жарить на рыбалке шашлыки - это святое. Практически - "дзен".......... И да - не только "уха и рыба на углях остались за кадром" - практически вся жиСть, медленно и уверенно, сваливает у пиз... э-э... за рамки "тиливизара".... Такова "се-ля-ви"...
  12. Катюша против «ишака» Нравится нам или нет, но впервые в Великой Отечественной войне реактивные системы залпового огня применили немцы 22 июня 1941 года под Брестом. «И вот стрелки показали 03.15, прозвучала команда «Огонь!», и начался дьявольский танец. Заходила ходуном земля. Девять батарей 4-го полка минометов специального назначения тоже внесли свой вклад в адскую симфонию. За полчаса 2880 снарядов со свистом промчались над Бугом и обрушились на город и крепость на восточном берегу реки» Так историк Пауль Карель описал первое массовое боевое применение 15-см реактивных минометов. Надо отметить, что до этого 15-см Nb.W.41 уже применялись во время французской кампании — но это применение не было массовым. Разумеется, важен не столько приоритет по времени, сколько соревнование между двумя идеологиями в создании реактивных снарядов и пусковых установок. У советской М-13 (на картинке в заголовке) и немецкой 15-см Nb.W.41 общим было только первоначальное назначение – стрельба химическими снарядами. Все остальное было принципиально разным. М-13 установлена на автомобиле ЗИС-6, а Nb.W.41 на буксируемом лафете, взятом от 37-мм противотанковой пушки. Благодаря этому установка получилась легкой и мобильной. Подрессоренный ход позволял ехать за тягачом по шоссе со скоростью до 45–50 километров в час, а на поле боя расчет вручную легко перемещал установку на небольшие расстояния. Снаряд М-13 имел крыльевые стабилизаторы и запускался с рельсовых направляющих. А 15-см снаряд стабилизировался вращением и запускался из шести трубчатых направляющих. В 1936 году в НИИ-3 для полевой артиллерии создан ракетно-химический снаряд РХС-132. Химические 132-мм снаряды снаряжались стойким – СОВ (иприт) и нестойким – НОВ (синильная кислота) веществами. Вес снаряда 39,5–43,1 килограмма. Дальность стрельбы составляла 8165–8900 метров. В 1938 году появились автомобильные установки МУ-132 с 24 направляющими для химснарядов. Боевая часть одного РХС вмещала 8 литров ОВ, а в артиллерийских снарядах аналогичного калибра помещалось всего 2 литра. Для создания мертвой зоны на площади 12 гектаров было достаточно одного залпа с трех грузовиков, что заменяло 150 гаубиц или три артполка. На дистанции 6 километров площадь заражения ОВ одним залпом составляла 6–8 гектаров. Недостатком была необходимость вставлять капсулы с ОВ незадолго до пуска, то есть ОВ не могли постоянно находиться в ракетах. 132-мм химические снаряды РХС-132 испытали на Павлоградском артполигоне 1 августа 1938 года. Огонь вели одиночными боеприпасами и сериями по 6 и 12 снарядов. Продолжительность стрельбы серией полным комплектом не превышала четырех секунд. За это время цели достигло 156 литров ОВ, что в пересчете на артиллерийский калибр 152 мм было равноценно 63 артиллерийским снарядам при стрельбе залпом 21 трехорудийной батареи или 1,3 артполка при условии, что огонь велся нестойкими ОВ. Испытания показали, что расход металла на 156 литров ОВ при стрельбе реактивными снарядами составлял 550 килограммов, в то время как при стрельбе химическими 152-мм снарядами вес металла составлял 2370 килограмма, то есть в 4,3 раза больше. Однако начать химическую войну ни Германия, ни СССР так и не решились. А установки надо было куда-то использовать. Из данных брошюры «Таблицы стрельбы реактивными снарядами М-13» издания 1942 года следует, что при дальности стрельбы на 3000 метров отклонение по дальности составляло 257 метров, а боковое – 51 метр. На самом деле оно было еще больше — в талицах 1957 года указано отклонение М-13 по дальности 135 метров, а вот боковое — 300 метров. Очевидно, что таблицы 1957 года точнее. Вот пример боевой эффектвности установок БМ-13, рассказанный ветераном Дмитрием Лозой. В ходе Уманьско-Ботошанской наступательной операции 15 марта 1944 года два «Шермана» из 45-й механизированной бригады 5-го мехкорпуса застряли в грязи. Десант с танков спрыгнул и отступил. Немецкие солдаты обступили застрявшие танки, «замазали грязью смотровые щели, залепили черноземом прицельные отверстия в башне, полностью ослепив экипаж. Стучали по люкам, пытались их открыть штыками винтовок. И все горланили: «Рус, капут! Сдавайся!». Но тут выехали две боевые машины БМ-13. «Катюши» передними колесами быстро спустились в кювет и ударили прямой наводкой. Огненные стрелы с шипением и свистом устремились в лощину. Через мгновение ослепительное пламя заплясало вокруг танков. Когда дым от взрывов ракет рассеялся, машины стояли, на первый взгляд, невредимыми, только корпуса и башни были покрыты густой копотью. Исправив повреждения гусениц, выкинув обгоревшие брезенты, танкисты ушли на Могилев-Подольский». Итак, по двум «Шерманам» в упор выпустили тридцать два 132-мм снаряда М-13, и у них… лишь обгорел брезент. Немцы еще в 1941 году захватили несколько ПУ БМ-13 и сотни снарядов 132-мм М-13 и 82-мм М-8. Однако командование вермахта после испытаний считало, что немецкие реактивные снаряды и трубчатые пусковые установки лучше советских с крыльевой стабилизацией и направляющими рельсового типа. А вот в СС заинтересовались М-8 и М-13, и приказали чешской фирме «Шкода» их скопировать. В 1942 году на базе 82-мм советского снаряда М-8 в Зброевке создали реактивные снаряды 8 cm R.Sprgr. Фактически это был новый боеприпас, хотя внешне германский снаряд был очень похож на М-8. Перья были поставлены косо под углом 1,5 градуса к оси снаряда, благодаря чему снаряд вращался в полете. Скорость вращения была во много раз меньше, чем у турбореактивного снаряда и не играла никакой роли в стабилизации полета, но устраняла эксцентриситет тяги односоплового ракетного двигателя. А ведь смещение вектора тяги двигателя из-за неравномерного горения пороха в шашках и было основной причиной низкой кучности советских ракет типа М-8 и М-13. Затем на базе советских М-13 фирма «Шкода» создала для СС и люфтваффе ряд 15-см ракет с косо поставленными крыльями, но их чехи выпускали малыми сериями. Войска РККА захватили несколько образцов германских 8-см снарядов, и наши конструкторы на их базе сделали собственные ракеты М-13 и М-31 с косо поставленным оперением. Они приняты на вооружение Красной Армии в 1944 году, с присвоением специальных баллистических индексов ТС-46 и ТС-47 «повышенной кучности». В конце 1941 – начале 1942 годов в Германии создали 21-см пятиствольный реактивный миномет Nebelwerfer 21 cm Nb.W 42, в РККА его называли «Ванюша» или «ишак» за характерный рев при полете мины. Блок из пяти 21-см труб установили на лафете миномета 15 cm Nb.W 41, в который внесли небольшие изменения. В боекомплект «ишака» входила только 21-см реактивная осколочная мина образца 42 (21 cm Wgr.42 Spr). В отличие от 15-см снаряда в 21-см снаряде ВВ и топливо размещалось по классической схеме: в головной части взрывчатка, в хвостовой – топливный бак. Впервые 21-см пятиствольные минометы немцы применили в конце 1942 года под Сталинградом. К марту 1945-го в войсках было 845 ПУ калибра 21 см и 110 700 реактивных снарядов к ним. Вторая мировая война закончилась под грохот тысяч «Катюш», и мало кто из высших генералов и военных историков обратил внимание на две новые германские неуправляемые ракеты. Авиационную 5,5-см ракету R4M «Оркан»: полная длина 812 мм, вес 3,85 килограмма. Осколочно-фугасная БЧ содержала 0,52 килограмма гексогена. Твердотопливный двигатель с 0,815 килограмма топлива в баке сообщал ракете скорость 525 метров в секунду (при нулевой скорости самолета-носителя). Принципиально новым был складывающийся шестиперый стабилизатор. До пуска стабилизатор укладывался в калибр ракеты, а в поле раскрывался и имел размах 242 мм. Ракету R4М могли запускать с трубчатой или простейшей деревянной балочной направляющей. Под крыльями реактивного истребителя Ме-262 размещалось до 24 R4М, баллистика которой была близка к германской 30-мм авиационной пушке MK-108, что позволяло использовать при стрельбе ракетами тот же прицел Rebu-16B. Ну а доктор Вильгельм Бурхардт создал неуправляемую зенитную ракету «Тайфун». По своим весогабаритным характеристикам «Тайфун» был близок к советской «Катюше» (М-13): длина составила 1970–2000 мм, диаметр корпуса (калибр) 100 мм, размах стабилизаторов 220 мм. Стабилизация полета осуществлялась четырехкрылым стабилизатором. Крылья были косонаправленные (около 1 градуса). За счет этого ракета имела небольшое вращение, до 150 оборотов в минуту. Рассеивание на больших высотах стрельбы составляло 1/140 от наклонной дальности выстрела. Ракета выпускалась в вариантах «Тайфун Р» и «Тайфун F», основное различие было в двигателе. Модификация Р снаряжалась твердотопливным (пороховым) двигателем, а F – жидкостным. БЧ обоих образцов содержала 0,7 килограмма взрывчатки. Твердотопливный «Тайфун Р» имел одношашечный двигатель весом 11,6 килограмма. Двигатель развивал тягу 2100 кг в течение 1,5—1,7 секунд, за это время ракета набирала скорость порядка 1150 метров в секунду, что позволяло достигать высоты около 13 километров, горизонтальная дальность полета при этом составляла 12 километров. Немцы планировали до сентября 1945 года сформировать 400 батарей по 12 пусковых установок и изготовить соответствующее количество ракет. Предполагалось ежемесячно производить до полутора миллионов снарядов, но фактически немцы успели изготовить лишь 600 ракет. Пусковая же установка была изготовлена лишь в одном экземпляре, а работы над модификациями, предназначенными для размещения на кораблях и шасси танка Pz.Kpfw.V «Пантера» были прекращены с вступлением в Плезень советских войск. R4M, «Тайфун» и их создатели летом 1945 года оказались в КБ «Берлин» в советской оккупационной зоне Германии. И тут началась не менее интересная история. Но это уже тема другого рассказа. PS. Любопытно, что во время войны в Корее (1950-1953) северокорейцы предпочитали шестиствольные 15-см Nb.W.41 советским «Катюшам» – выкатил из пещеры, дал залп и опять закатил. Китайцы потом это учли. https://vpk-news.ru/articles/63614https://new.topru.org/reaktivnye-sistemy-zalpovogo-ognya/
  13. Практически свежак... Я - "Вечно молодой, вечно с пивом.."
×