Jump to content

KPOT

Пользователи
  • Content Count

    12,750
  • Joined

  • Last visited

About KPOT

  • Rank
    «Чёрные жизни важней!» ¯\_(ツ)_/¯
  • Birthday October 10

Информация

  • Пол
    Не определился
  • Проживает
    BRD

Recent Profile Visitors

33,165 profile views
  1. может вам сделать не больную сеппуку разочек ? нет источника. опять. А давайте, на радость Вам и оного "жаждущим", забаню-ка я себя месяца на три (иначе может до мине не и дойти ), а Вы будете с этими, как их.. с сеппуками ходить. Устретимся першого декабря. Это, если плохо пойдёт. А ежели хорошо, то мона и ыщо три добавить. Честь имею!
  2. Мигранты изнасиловали двух шведских подростков, но беспорядки вспыхнули совсем не поэтому Беспорядки вспыхнули на минувших выходных в МАльмё – третьем по величине городе Швеции. Поводом стало сожжение Корана, устроенное праворадикальными активистами. Это вызвало возмущение мигрантов, которые нападали на полицию и забрасывали её камнями. А вот жестокое изнасилование двух шведских подростков неделей ранее, что характерно, никаких беспорядков не повлекло. На «передовую» Швецию продолжают сыпаться неприятности, словно ей мало проблем с эпидемиологической обстановкой и вызванной коронавирусом смертностью. И, в точности как в случае с эпидемией, другие щедро сыплющиеся проблемы шведы тоже нажили собственными действиями. «В Мальмё вспыхнули беспорядки, катализатором которых послужило сожжение Корана. Акцию провели активисты праворадикальной партии "Жёсткий курс". В ответ мусульмане вышли на улицы и устроили Muslims Lives Matter. Жгли машины, нападали на полицейских и забрасывали их камнями. Миграционная политика королевства привела к тому, что мигранты-мусульмане составляют половину населения Мальмё. Добро пожаловать в либеральную Европу». Понимая, чем чревато сожжение Корана, шведские власти пытались помешать радикалам провести заявленную акцию. Для этого в страну просто не впустили датчанина, основавшего ту самую партию «Жёсткий курс». «Демонстративное сожжение Корана было произведено в промышленной зоне Эмильсторп (район Русенгорд) представителями крайне правой датской партии Stram Kurs, основанной адвокатом и политиком Расмусом Палунданом. Ранее власти запретили последнему провести митинг в Мальмё по вопросу "исламизации в странах Северной Европы". В ходе него как раз и было анонсировано сожжение Корана. Палундана пригласил в Швецию акционист, часто устраивающий провокационные мероприятия, Дан Парк. Основателя Stram Kurs остановили в шведском Лернакене, близ границы с Данией. Шведские власти закрыли для политика въезд в страну на два года и проследили, чтобы он покинул Швецию, расценив его действия как «угрозу общественности». Можно, конечно, не впустить в страну радикального политика, но проблем, порождённой той самой исламизацией, это не решает. Ведь шведы решили жечь Коран отнюдь не с бухты-барахты. Поведение мигрантов регулярно вызывает негодование коренных жителей страны. Вот свежий криминальный эпизод, имевший место ровно за неделю до беспорядков в Мальмё. «Иранец и араб (18 и 21 года) несколько часов насиловали и издевались над двумя подростками в городе СОльна (ныне – часть Стокгольма). Потом заставили их рыть могилу и похоронили там заживо. Парней спасло только то, что мимо проходил некий мужчина. Шведская газета "AftonblAdet" сообщила о "пытках и жестоком обращении". "Мультикультурный рай" глобалистов выглядит примерно так». Если вбить в поиск фразу «в Швеции изнасиловали», то в выпавшей пачке ссылок будут сплошь новости о преступлениях мигрантов. И хотя власти страны тщательно заминают статистику, всё равно можно найти всякое неприятное для сторонников того самого «мультикультурализма». «В августе 2018 года SVT сообщила, что статистика изнасилований в Швеции показывает, что 58% мужчин, осуждённых за изнасилование и попытку изнасилования, за последние пять лет, родились за пределами Европейского Союза: южноафриканцы, североафриканцы, арабы, жители Среднего Востока и афганцы. Журналисты шведского телевидения, проводившие расследование, обнаружили, что в случаях, когда жертвы не знали нападавших, доля сексуальных преступников иностранного происхождения превышала 80%. Согласно последним предварительным данным Шведского национального совета по предупреждению преступности, в 2017 году количество зарегистрированных случаев изнасилования составило 73 на 100 000 граждан, что на 24% больше, чем за последнее десятилетие». Да, там есть своя специфика: шведские власти утвердили совершенно безумный закон, по которому согласие на секс теперь должно быть настолько недвусмысленным, что лучше всего – письменным. Иначе партнёрша в любой момент может заявить, что передумала, и мужчина моментально окажется «насильником по неосторожности». Но даже это толерантное безумие не отменяет того факта, что мигранты ведут себя в Швеции, как завоеватели на оккупированной территории. И полиция бессильна этому помешать. Если приезжие мусульмане уже сейчас составляют половину населения третьего по величине города страны, то представьте, что будет через два десятилетия. И это ведь не наши, российские, мусульмане, вроде татар, живущих рядом с русскими несколько сотен лет и давно пришедших к взаимопониманию. Шведские мусульмане агрессивны и активно навязывают государству, куда приехали, собственные порядки. Если российские либералы считают, что у нас тут тоталитаризм, а в Швеции – демократия, пусть едут туда. Там хорошо, а будет – ещё лучше. Только пускай не забудут от российского гражданства отказаться, сжечь мосты, так сказать. Ну, и вазелин с собой берут, оптом. В России, полагаю, он всяко дешевле, чем в Швеции. Пригодится. https://aftershock.news/?q=node/900028
  3. А война таки будет! И что тогда? © М.Черников, март 2011 года Давеча проскочили несколько топиков/креосов о том, что же делать, ежели таки война. Мысли варьировались от выжигания НАТОвцев нанолазерами до добровольно сдачи в плен, т.е. рабство. Но все они были объединены двумя мыслями: 1) Всё рассматривалось от лица срочника-рядового. 2)Писалось всё было людями ни разу ТАМ не бывавшими. А ведь многие из нас ни много ни мало целые лейтенанты запаса. Военные кафедры понаплодили вон... А посему выкладываю буквы, которые писались боевым офицером (не мной) для таких вот лейтенантов. Ну что ж, мой дорогой друг! Ты наверное, в курсе, что наша страна всю свою историю воевала? И практически у каждого поколения в наличии свои ветераны? Если ты об этом даже не догадывался, прими как данность. И до тебя, и после тебя молодые ребята будут уходить на войну, и всё равно какой официальный термин эта война имеет. Ну, если сумел осилить и уложить в своём мозгу первый абзац, продолжим. Итак, неважно, тебя одного или всю страну собирают на войну. Сборы будут всегда. Минимум часа четыре тебе выделят для прощания с родными, друзьями и близкими. Как только ты придёшь в себя от предстоящей перспективы быть убитым, раненым, пленным или пропавшим без вести - не теряй времени зря. Первым делом - дай хорошего пинка своему тревожному чемодану (тревожному вещмешку, тревожному рюкзаку, тревожной барсетке, тревожной сумочке от Дольче-Габана). Эта концентрация ненужных военных вещей тебе точно на войне не понадобится. Возьми старую добрую сумку "мечта оккупанта", в которой при желании можешь поместится сам. Если такой в хозяйстве нет - купи (займи, укради, ограбь местный военторг). Но сумка должна быть. В идеале, если она будет защитного цвета и непромокаемой. В неё уложи два комплекта сменного белья - этого тебе хватит дотянуть до непосредственного участия в боевых действиях, а там или постираешься или получишь новое. Да, не обольщайся, если на улице раскалённый август и ехать предстоит на Юг. Обязательно возьми тёплые вещи (шерстяные носки, зимнее бельё, вязаную шапочку, перчатки). Никто пока не знает - окажешься ли ты ночью в высокогорье или дотянешь до декабря без заезда домой за тёплыми вещами. Ну про ложку, вилку, котелок и т. д. говорить не буду - это само собой. Можешь кстати всё это взять из вещмешка, так уж и быть. Обязательно имей при себе нож. Фильм Рембо смотрел? Нож у старины Сталлоне помнишь? Так вот такой тебе точно не нужен. Возьми хороший многофункциональный с открывалкой, кусачками, плоскогубцами и отвёрткой. Не обязательно швейцарский, но он должен быть надёжным. Такой нож тебе пригодится не только колбасу резать, но и для решения практически всех связных вопросов. Потом для солидности и понту добудешь себе нормальный трофей, как у старины Сталлоне. На войне с этим траблов нет, даже если не ходишь в атаку. Далее - набери в пластиковые бутылки из-под минералки нормальной водки. Постарайся её расходовать с умом. Если водка протянет хотя бы два дня - я снимаю перед тобой, мой друг, шляпу. А вот одну бутылку всегда держи с водой и при возможности всегда пополняй запас. Возьми упаковку туалетной бумаги. На Кавказе местные этим достижением гигиены практически не пользуются, отдавая предпочтение воде из кувшина и гладким камням. Имей при себе письменные принадлежности и конверты. Есть возможность - приобрети личный спальный мешок. Лучше комбинированный (раскрывается как одеяло) на синтепоне или лебяжьем пуху. В части тебе такой тоже наверное дадут, но будь готов познакомиться с БЭТЭРАМИ. Что такое БЭТЭР расскажу позже. Приобрети нормальный фонарик на светодиодах с включением кнопкой, а не поворотом головки. Несмотря на обещание тыловиков, всегда имей при себе пару-тройку банок с мясными консервами. Не жадничай! В охотничьем магазине "Смерть на болоте" купи разгрузочный жилет желательно, отечественного производства (неплохие ижевские). Вообще, доверься профессионалам этого магазина. Объясни куда собираешься, глядишь, ещё и подарят (было реально). Носков не набирай, по-новой привыкай к портянкам. Да! Да! Да! Портянки в берцы. После прибытия из дома в родную часть, тебе будет предложено пойти вооружиться. Это друг мой, раз уж ты едешь на войну, момент серьёзный. Могут конечно и не предложить, это если едешь в уже развёрнутую группировку и на гражданском паровозе (типа приедешь там всё дадут). Но если предложили и есть альтернатива выбора - не тормози. Помнишь шестиствольный вертолётный пулемёт "Вулкан" в руках старины Шварца? Тебе такой точно не нужен. Если конечно, ты не собираешься сбежать на первой же остановке к проезжающим мимо спецназовцам, бери оружие соответствующие характеру предстоящих задач. Помни, что ты офицер-связист (блин, звучит гордо), и в штыковую атаку ходить тебе вряд ли предложат. В идеале, если у тебя в руках окажется что-то типа АКС-74. Он удобен, а понадобится - разложишь приклад и дашь просраться всем вокруг. Но как правило, этот самый АКС - мечта. Нет АКС-74 - не беда! Смело бери АКС-74У. Тому кто скажет "плевалка", сам плюнь в невежественную харю! Для связиста - самое то. Выпускал из него по пять магазинов и кроме разогретого цевья и громкого боя замечаний не имел. Зато этот "пистолет Калашникова" всегда с тобой. Ты не оставишь его в палатке и в БТРе, потому что он тебя задолбал длительным бесполезным ношением. А случись стрелять, полноценному автомату на средних и коротких дистанциях, он практически не уступает. Поверь на слово, лучше АКС-74У в руках, чем АКС-74МН с ночным прицелом, целеуказателем, прибором бесшумной стрельбы и подствольным гранатомётом в палатке. Ну, а если тебе предлагается взять что есть - старый добрый АК-74, возлюби его аки брата родного и не меньше, чем описанное выше. Заботься о нём, и не дай Бог что - он позаботится о тебе. Предложат к этому взять пистолет - не отказывайся. Только позаботься о заплечной кобуре скрытого ношения, а то станешь подарком для мирного добродушного вражеского снайпера (они любят пистолетчиков и тех к кому подходят с воинским приветствием). Кобуру подгони под себя таким образом, чтобы пистолет не выпадал при спрыгивании с техники. Не забудь про страховочный ремешок для оружия. По дороге на войну, сильно не расслабляйся. Опасность ещё большую чем противник, в данный момент представляют твои собственные товарищи офицеры. Вроде пили вместе, а у них уже башню оторвало. А тут ещё и боевое оружие рядом. Нет смеси взрывоопаснее чем молодой человек, с оружием да ещё и во хмелю. Держись от таких подальше. Их просто вычислить. В мирной жизни с ними всегда разбирается милиция из-за постоянных пьяных дебошей. Они вечно нарываются на неприятности и тянут за собой всех остальных. А после месяца (или недели) пребывания в боевой обстановке их как правило выгоняют на "большую землю" за очередную пьянку. Приехав домой эта публика имеет "законное право" быть постоянно бухой (как же - с войны вернулся). А после очередного пьяного разгрома все его жалеют и говорят: "У него боевой синдром! Вот что с людьми делает проклятая война!" А это животное одобрительно кивает и льёт слёзы, "вспоминая" погибших друзей. Если едешь во главе своего подразделения, не пей совсем. Следи за подчинёнными. Не позволяй употреблять своим офицерам и прапорщикам. Не бойся прослыть занудой и задротом, потом ещё десять лет письма писать будут с благодарностями. Особое внимание удели сохранности оружия и боеприпасов, выданных в подразделение. Раз в три часа проверяй всё лично. По максимуму займи личный состав. Организуй службу, чтобы вас тёплыми не взяли. Не допускай пьяных братьев по оружию к своим бойцам. Ну вот, наконец и приехали. Наверное ты ожидал увидеть вокруг марсианский пейзаж с вкраплениями обложек серии "сталкер"? А здесь такая же жизнь как и везде. Пойми правильно, местные уже лет пятнадцать живут на войне, и им стало по барабану всё происходящее вокруг. Они видели многое. А таких как ты - тысячи. С момента выхода (спрыгивания) из вагона - считай себя на войне. Теперь постоянное внимание и сосредоточенность. Лет через десять, после возвращения домой эта "сосредоточенность" тебя может быть и отпустит. Но если расслабишься сейчас, попадёшь сам и товарищей утянешь. На станции (аэродроме, пристани) выгрузки приготовься испугаться второй раз (первый был когда понял куда тебя собрали). Это неизменный атрибут войны - убитые и раненые. От этого никуда не денешься. Без этого никак. Их начнут (без всякого предупреждения) привозить и загружать в транспорт. Соберись! Это серьёзное испытание. На их месте может быть каждый. И от того, что с тобой как с командиром сейчас происходит, зависит спокойствие, а значит и уверенность подчинённых. Не надо увиденное оставлять без комментариев, типа ничего такого не происходит. Обрати негатив в свою пользу. Собери личный состав и уверенно доложи, что не собираешься никого оставить на этой войне. Но для этого от личного состава требуется максимум дисциплины и осторожности. Через неделю страх пройдёт и всё станет обыденным. Дальше доверься боевой обстановке. Она научит. Не доверяй никому в вопросах, касающихся личного состава. Разговаривай с бойцами постоянно. На любые темы. Сейчас в тебе видят практически божество - всемогущее, обо всём осведомлённое, очень требовательное и одновременно заботливое. Следи за представлениями своих подчинённых к наградам (веди специальную тетрадку). Иначе через пару месяцев потеряешься кого и к чему представлял. Раз в пять дней рассаживай личный состав (если есть где) и заставляй писать письма маме и папе. Проверяй адреса и первые строчки посланий. Если боец не пишет, через месяц его мама напишет в комитет солдатских блядей, а заодно и президенту. На её жалобу трепетно отреагируют. В часть приедет комиссия, нахлобучит главного по борьбе с личным составом, а тебя просто порвут на части. Оно тебе надо? Не позволяй вестям с гражданки типа: "Здравствуй дорогой Саша! У меня всё хорошо. Я всё также тебя люблю и жду. В техникуме всё нормально. Девчонки передают тебе привет. Правда, на днях Колька Сивый меня изнасиловал. Приедь, мой милый Сашенька, и замочи этого скотопидора! Твоя малышка" - отправлять бойцов в дезертирские походы с оружием. Контакт должен быть постоянный. Сам подумай - ты здоровый, спортивный, накачанный и пять лет готовившийся к войне, себя чувствуешь немного не уверенно. И что происходит в душах твоих подчинённых - по сути всё тех же дворовых мальчишках? Немного расскажу о военном фасоне. Начнём с головного убора. Не знаю кто как, а знающие люди такую вещь как бандана одевают только для фотосессий. В нормальных подразделениях все одеты одинаково. Этого ты должен требовать от своих подчинённых. К тому, же лучше кепки (фуражки полёвой) для ношения в жаркий период года, я не знаю. Она удобно устроит твою голову в стальном шлеме (каске), а в случае чего послужит дополнительным амортизатором. Так что солнечные очки и бандана - это для фото на память. Постарайся обзавестись горным костюмом ("горкой"). Если не в курсе что это, зайди в военторг или охотничий магазин "Смерть на болоте" и поинтересуйся. На крайний случай, есть интернет. "Горка" выдаётся в подразделения ВДВ, морской пехоты, спецназа и т.д. Вещь изумительная. Одно из преимуществ - отсутствие на ней знаков различия на законных основаниях. Она сделана из непромокаемой ткани и одновременно пропускает воздух. Очень удобные карманы. Не мешает движениям и ношению снаряжения. Зимой приладишь с внутренней стороны ватную подстёжку от бушлата (правда с новым образцом Юдшлата такого не получится). Короче, не пожалеешь о таком приобретении. Из обуви носи берцы. Кроссовки и кеды хороши непосредственно при штурме горных вершин, да и то есть опасность вывернуть ногу в голеностопе, неудачно наступив на камень. А вот в городских условиях битое стекло, ржавые гвозди и торчащая арматура, точно больше будут рады твоим кроссовкам, чем берцам. Два слова про средства индивидуальной бронезащиты. "Носить или не носить вот в чём вопрос?" Мнений на этот счёт много. Но я опишу одно из них, наиболее близкое на мой взгляд офицеру войск связи. Если тебе предстоит передвигаться на транспорте или бронетехнике (сверху) обязательно одевай. В данном случае тебе предстоит малоподвижный образ жизни. А это значит, что защита не помешает. Также будет не лишним ношение бронежилета при несении караульной службы. Одним словом, если тебе не предстоит плавать или далеко бегать - носи не стесняйся. На законный вопрос "спасёт или нет", отвечаю - спасёт. Все бронежилеты стоящие на снабжении общевойсковых частей имеют пятый класс защиты. А теоретически это значит, что с расстояния десяти метров такой "броник" можно пробить только из СВД (кто не в курсе - снайперская винтовка Драгунова калибра 7.62 мм). На практике конечно по-разному бывает, но сломанные рёбра и гематомы случаются во много раз чаще, чем проникновение пули через пластины бронежилета. Плюс ко всему, в бронежилете намного теплее в ветреную погоду. Так что носи. Через некоторое время привыкнешь, а без "броника" будешь чувствовать себя как голый на приёме у английской королевы. Теперь, как и обещал, расскажу что такое БЭТЭРЫ. Как ты уже понял речь пойдёт не о бронетранспортёре. Речь пойдёт о так называемом "окопном счастье", а именно - о бельевых вшах. Никто не знает, почему их называют БЭТЭРАМИ. Просто так повелось. Может быть потому, что эти насекомые наглые и живучие как БТРы? Не знаю. Если ты думаешь, что автор этих строк законченный чухан и свинтус - ошибаешься. Я заслуженный санитар своего тела. Душ с бальзамом и ополаскивателем принимаю каждый день. От этих тварей не застрахован никто. Официально в Вооруженных Силах этой пакости нет с 1973 года. Ну а реально, они есть везде. Эта гадость появляется из ниоткуда. Ей не страшны морозы и холода. Не страшны высокие температуры. Погибает она только после термообработки в специальных машинах (шипящий контейнер на базе ГАЗ-66). Или после двадцати минут кипения в воде. Защитники флоры и фауны справедливо возмутятся по поводу уничтожения маленьких безобидных букашек. Те, кому пришлось с ними столкнуться - содрогнутся при воспоминании. Всё начинается вполне безобидно. Просто как только вы перестаёте двигаться и становитесь на минуту статичны, возникает ощущение, что на вас кто-то живёт. Сначала просто начинаем почёсываться. Позже чесаться (мы люди трудолюбивые - чесаться не лень). Потом ещё сильнее. И наконец просто раздираете кожу ногтями. А если лежите в засаде, или стоите в строю? Я уже не говорю о перспективе получения локального заражения. Для того, чтобы получить к массе своего тела довесок в виде пары сотен БЭТЭРОВ, не обязательно быть по жизни хрюшей. Нужно просто проходя мимо поражённого этой гадостью товарища лишь на секунду соприкоснуться одеждой. Всё! Поздравляю! Теперь тебя много. Живут эти твари в местах где температура выше 37 градусов Цельсия. Есть на твоём теле такие места. Это там где одежда трётся об кожу: подмышки, воротник, резинка трусов и т.д. На теле они не живут. Телом они только питаются. Осматривая себя можно увидеть красные зудящие дорожки опоясывающие тебя. За один день эти твари поражают личный состав целой роты. Способ борьбы с этой напастью один - термообработка всего, что имеет тканевую основу. От кепок, до палаток - единомоментно. По другому никак. Постоянный контроль за кожными покровами позволит установить начало эпидемии и принять меры по локализации. Вот так. А как ты хотел? Война дело грязное! Следи за собой. Не реже одного раза в четыре дня приводи себя в порядок, независимо от обстановки и времени года. Для этого нужно ведро нагретой на костре воды и фанерку под ноги. Поливайся, намыливайся, смывайся и не смотри, что вокруг снег или грязь и температура в районе минус пяти. Блюди личную гигиену и требуй этого от подчинённых. Подшивайся каждый день и заставляй остальных. Короче лозунг: "Приехал на войну - живи как свинья!" - не для тебя. На местном рынке ничего не покупай. Не смотри на то, что до тебя пять миллионов человек покупали здесь всё, начиная от лепёшек, заканчивая водкой. Целее будешь. История полна случаев, когда здоровые крепкие омоновцы ни с того ни с сего умирали от сердечной недостаточности. Пока допёрли что такое "пакистанский яд" без цвета и запаха, было уже поздно. По отношению к местному населению веди себя сдержанно. Помни, что даже на войне существуют законы, а военная прокуратура не дремлет. Чётко уясни разницу между трофеями и мародёрством. Грань между этими понятиями крайне зыбкая. Трофей - это вещь, принадлежащая противнику, необходимая тебе для дальнейших действий в рамках приказа. Мародёрство - это всё что было не твоё, а стало твоим. Уясни это твёрдо. Ничего не поднимай с земли. Любая вещь может оказаться "сюрпризом". Колода карт, радиоприёмник, детская игрушка, оружие. Пройди мимо. Лучше не рисковать. Вообще постарайся от нештатных боеприпасов держаться подальше. Ходи сам и учи личный состав передвигаться только по проторённым тропинкам. По прибытию к новому месту развёртывания перво-наперво оборудуй место общего пользования. Это просто. Яма и две доски сверху положенные параллельно друг другу. И гвоздь в ближайшее дерево, чтобы оружие вешать. Иначе будут ходить бросая автоматы в палатках. Если место общего пользования не оборудовать, ровно через три дня твои бойцы "заминируют" всё вокруг, но это ерунда по сравнению с перспективой снятия растяжек и подрыва на реальных минах. Если придётся иметь дело с "полёвкой" П-274М будь готов к тому, что придётся постоянно сращивать порванные танками и другой техникой концы. Есть правда, действенный способ: прокладка полевого кабеля на трёхметровых рогатинах над землёй. Конечно демаскирует, зато надёжно со связью. А то, что вы здесь стоите, враги и так догадываются. Особое внимание уделяй документам, подтверждающим твоё пребывание на войне. Это только кажется, что если ты получаешь боевую награду за конкретный подвиг, то ни у кого не возникнет вопросов по выплате тебе вознаграждения за этот период и подсчёта выслуги день за три. На самом деле твоему финансисту глубоко по тулумбасу, кого и когда ты сурово спас (или завалил). И не потому что он "крыса тыловая", которая в тёплом кабинете бумажки перебирала пока ты кровь вещмешками проливал. А потому, что у этого наверняка нормального парня просто нет того самого командировочного удостоверения с твоей фамилией и периодом участия в боевых действиях. И ты ему не расскажешь, что использовал его в целях личной гигиены. Потом будешь доказывать через суд, портя отношения с командованием. Постоянно проверяй списки личного состава подаваемых в старший штаб, как участников боевых действий. Уезжая в мирную жизнь (отпуск, командировка), очень внимательно проверь, чтобы на тебе не осталось случайно забытого вооружения (типа ПЗРК "Стрела-2"). Тщательно осмотри карманы. Поверь, что даже автоматный патрон может стать предметом серьёзного разбирательства с местными властями. И не думай, что средства имитации, дымовые шашки, сигнальные ракеты - просто сюрприз к Новому году. Это криминал. Поскольку имеют армейскую маркировку. Даже несмотря на то, что китайские аналоги более непредсказуемы и разрушительны. Если едешь с оружием, обязательно проследи, чтобы всё до последнего патрона было внесено в командировочное удостоверение и скреплено печатью воинской части. Приехав домой, сдай оружие в часть и иди с друзьями в бар. Но сначала оружие. Иначе к исходу вечера до тебя наконец-то дойдёт, что вокруг находятся враги. И виновата в этом не выпитая водка, а более реальное чудо, переместившее всех врагов в один бар. Ну, а что у нас делают с врагами? Правильно! Как говаривал один наш знакомый лидер - "Мочат в сортире". Но сортир далековато (надо через весь зал пройти), а пистолет (автомат, пулемёт, гранатомёт) близко... Ну и напоследок один совет - закончив войну, постарайся побыстрее войти в мирную колею. Это не просто. Постоянно себя контролируй на предмет алкоголя. Бери путёвки в санаторий. Чаще отдыхай (имеется ввиду пахать в отпуске на даче или лежать в шезлонге - смело выбирай второе). От души желаю, чтобы эти советы пригодились тебе только для расширения кругозора. Ну, а если придётся воспользоваться на практике - искренне желаю удачи и военного счастья.
  4. Здесь дело в любви..
  5. Железнодорожный узел в г.Лимбург (Германия), уничтоженный в результате бомбардировки легкими и средними бомбардировщиками 9й авиадивизии США 23 декабря 1944 года. Суки.. Меня там не было.. 11 сентября показалось бы раем...
  6. Здесь дело в любви.. Boris Sav Нет, я люблю животных. У меня есть друг. Два метра в разобранном виде. В церкви стоит пригнувшись. Если разгибается, бьётся головой о купол с неприятным звуком. И по горизонтали у него порядок. Плечи. Пассажиры на переднее рядом не садятся. Когда садятся, правая часть задницы выпадает и трется об асфальт. Неудобно. Полуторная простыня для него – шарфик. Колени прикрыть. Ещё имеется голос. Романтический голос стартующей ракеты. Он в усадьбе цветы, виноград не поливает. Он на них кричит. Выйдет утром на крыльцо, рыкнет, и цветы так растут. Страшно им не расти. Зовут его Олег. И вот жена Олега принесла в дом маленькую собачку. Я читал в интернете рассказы о любви десантника к котёнку. Так, то котёнок. Котёнка можно полюбить и без травмы ВДВ. Это естественное чувство привязанности к прекрасному. Но маленькая собачка… Гибрид стельки рваного тапка и укушенного яблока, которое на позапрошлый Новый год закатилось за диван. Маленькая собачка – пыльное, сморщенное существо, которое все время забывает, где у нее перед. И вертится с утра до ночи в бестолковых поисках. Оно путается в лапах, ножках табуретки и пылинках на ковре. Оно учавствует в любом событии вокруг. Корчуете ли вы пенёк, или выдаёте сестру замуж. И везде оно… не знаю, как сказать… пищит, что ли. Жалобно. Это понятно. С ростом и фигурой как у часовой отвертки ни хрена ведь не видно. Кроме пяток. А хочется. На ручки. И находятся такие, что берут. Собачку поднимают и сажают в президиум. Бывает смотришь на некого политика и думаешь, как такое маленькое говно могло стать центром средней европейской страны? Потом вспоминаешь собачку и становится ясно – оно пищало, кто-то пожалел, взял на руки и поднял… - Гудвин, Гудвин, - закричал Олег, - ты куда? Там мокро!.. Я когда услышал, думал, мой приятель подвесной шкаф себе на половые признаки уронил. Голос тонкий и дрожащий. В высшей степени эмоционально окрашенный. Я перепугался. Через секунду разозлился. Жена Олега, Света, мыла чашку в мойке и пару капель брызнули на пол.. Существо породы «подушечный мелкожоп» бросилось на капли. Драться. (Вы заметили, чем меньше зверь, тем охотнее он делает грудь колесом?) Олег бросился наперерез, взял существо ладонью под животик, прижал к груди, свободной рукой нащупал тряпку, вытер пол и аккуратно поставил Гудвина на место. Собачка в ответ преданно запрыгал. Сначала с задних лап на передние, потом с левых на правые, потом упал. Олег охнул, подхватил, и причитая «мая-ты-пися», почесал носом ему лоб. Мы со Светой переглянулись и вышли в другую комнату. - За-дал-бал... - сказала Света. - Прикинь, он его на работу с собой два раза возил. Не в силах расстаться. Он ему утром тушёнку разжевывает. - Света вздохнула, - сделал стульчик. Мою шапку вязанную, еще хорошую, пополам разрезал. Одну часть собаке под жопу кладет, второй накрывает. Попонка.. Ладно, стульчик возле кровати стоит. Он ему ещё полочки сделал. «Может Гудвин сверху полежать захочет». Фоткает собаку 20 раз в час и детям шлёт. Те говорят, папа, хватит собаку - маму пришли..! Так он дал мне Гудвина в руки и с ним сфоткал.. Света снова вздохнула. Из-за двери доносился писк и нежный голос Олега «мая-ты-пися-мая-ты-сися-мая-ты-ммм....» - И так с марта.. - сказала Света. - Розовые сопли под каждой ногой, ходить страшно. Боюсь придётся кого-то усыплять. И это будет не Гудвин. Он причём?.. facebook.com
  7. Это какой-то большой стационный узел. Очень большой. И налёт был нехилый. "Воронки" хороши...
  8. А ведь всего-то надо было ШАРИКОВ дать!.. Мне тоже не досталось................
  9. МАМ, А В ШКОЛЕ ХОРОШО? На следующий год моему сыну идти в школу, и я боюсь. Чтобы справиться с этим страхом, я написала это письмо: Если ты спросишь меня, хорошо ли в школе, я скажу: «Иногда даже очень». На самом деле школа учит гораздо большему, чем писать и читать. Тебе придется научиться контактировать с самыми разными людьми. Это ценный опыт. Иногда будет очень непросто, но помни, что мама и папа тебя любят. Если кто-то будет несправедлив к тебе, мы будем рядом, даже если вдруг весь мир обернется против тебя. Так ты первый раз поймешь, что такое семья. Там будут учителя, которые запомнятся тебе на всю жизнь. Одни будут проверять тебя на прочность, другие объяснят, что в этом мире важно делать то, что любишь. От бубнежа одних ты научишься спать с открытыми глазами и постигнешь азы медитации, от голоса других твое сердце будет стучать быстрее и захочется летать. Ты там встретишь друзей. И, возможно, ты будешь общаться с ними, как я с подружками уже более тридцати лет. Это будет удивительная дружба. Единственный минус школьных друзей в том, что даже когда ты станешь генеральным директором, они будут звать тебя детским прозвищем. Например, Пончик или Дылда. И никогда не забудут, как ты описался или упал в обморок на первой школьной линейке. Ты научишься многим интересным вещам: неслышно есть яблоко на уроке, мониторить передвижения учителя по классу затылком, подсказывать, не открывая рта, учить домашнее задание за минуту до звонка на урок. Нет, мама всего этого не делала. Официальная версия нашей семьи, что мама была отличницей и не умеет подделывать подпись бабушки. Ты постигнешь терпение и осознаешь суть Времени. Следя за часовой стрелкой на самом скучном уроке, ты поймешь, почему Эйнштейн придумал теорию относительности. 45 минут контрольной – это совсем не 45 минут мультика. Время движется по-разному. И мне очень хочется, чтобы тебе его всегда хватало. Ты научишься защищать слабых. Рядом обязательно окажется кто-то не такой, как все: лопоухий, очкастый, маленький, пухленький. Не обижай их. Среди «белых ворон» встречаются самые лучшие друзья. А если этой «белой вороной» окажешься ты сам, никого не бойся. Будь собой. В этом мире индивидуальность всё ценнее с каждым годом. Возможно, ты встретишь свою первую любовь. Не дергай её за волосы, девочек лучше смешить и угощать конфетами. С девчонками иногда может быть веселее, чем с мальчишками. Твоя мама. https://ok.ru/beloknet/topic/152236148423662 P.S.
  10. Полчаса до закрытия гастронома.. © Александр Гутин - Мама, мне дурно от ваших слов! С какой стати я вообще должен жениться, если я даже не собирался! Додик Куперман стоял в центре комнаты и нервно протирал очки краем майки. - Додик, ты или загонишь меня в гроб или я не знаю что! Можно подумать я предлагаю тебе не жениться, а пройти на расстрел! И потом, тебе тридцать! Тридцать, Додик! В твоем возрасте твой папа уже имел семью и тебя! И потом, это же тебе не какая-то шикса, а приличная девочка, дочь завскладом! Ты знаешь, кто ее папа? Нет, ты знаешь, кто ее папа?! - Я даже ничего не хочу слышать ни про эту приличную девочку, ни про её папу! Какая разница, кто ее папа? Вы, мама, надеюсь, не хочите, чтобы я женился на её папе? - Додик, тебе тридцать лет, но ты не знаешь жизни, Додик! Когда ты женишься, а ты, Додик, обязательно женишься, то помимо невесты и свадебных подарков, ты получаешь папу! А папа Розочки Цырульник, Моисей Самуилович, такой человек, что боже ж мой! Ты будешь жить и не нуждаться, Додик! У тебя будет каждый день рыба на столе и шелковые кальсоны на тухесе, Додик! - Мама, прекратите продавать меня в рабство какому-то папе и его Розочке! Я желаю делать карьеру, а не ходить на рынок, чтобы вашей Розочке было из чего готовить борщ! Я не желаю ничего слушать! - Шо? Карьеру? Это что ты называешь карьерой, поц? Я тебе немножко напомню, что ты работаешь учителем! Учителем математики, Додик! Ты учишь детей, чтоб они были здоровы, умножать цифры друг на друга! Половина из них забывают твои цифры уже через пять минут после звонка! Какую карьеру ты хочешь сделать, еврейский Макаренко? Стать завучем и получать на пять рублей больше? Или ты хочешь стать заслуженным учителем Советского Союза? Так я тебе напомню, если у тебя, Додик, склероз! Заслуженный учитель Советского Союза Давид Нахимович Куперман? Ты серьезно, Додик? Ну, почему такой умный мальчик вырос таким идиётом? - Мама! Прекратите, ма.... Но тут в дверь громко постучали. Додик осекся на полуслове и вопросительно посмотрел на маму. Клара Львовна сделала непроницаемое лицо и пошла открывать. В дверях стояла невысокая слегка полноватая девушка с оленьими глазами и тяжелой черной косой. - Розочка! Боже мой, какая вы красавица, тьфу на вас! Ну, наконец-то вы зашли к нам в гости! Я так рада, так рада! Как ваша мамочка, чтоб она мне была здорова! Как папочка? Вы проходите. проходите! Додик, что ты стоишь, как три тополя на Плющихе, иди уже что-нибудь надень, ты не видишь, у нас гости? Прямо неудобно! Вы уж извините, Розочка, он у нас немного задумчивый... - Мама! -прошипел Додик, сжал кулаки, и, густо покраснев, выбежал из комнаты. Чаепитие прошло странно. Клара Львовна без остановки говорила, задавала вопросы Розочке, которая отвечала односложно: да, нет, конечно. Додик молчал и от волнения выпил четыре стакана чая. Наконец Клара Львовна исчерпала запас слов и замолчала. Нависла пауза. - Ой! А что это я тут сижу! Мне же в гастроном надо, мне Зиночка оставила курицу, надо забрать, пока она домой не ушла. Розочка, вы знаете Зиночку? Зина Хаскина, товаровед из нашего гастронома? - Нет... - Я вас обязательно познакомлю! Очень хорошая дама! У нее всегда можно купить для своих, ну, вы понимаете... - Понимаю, - кивнула Розочка. - Ну, вот. А вы тут пообщайтесь немножко, я постараюсь скоро вернуться... - Мама! - жалобно простонал Додик... В комнате было тихо. Слышно было только тиканье настенных ходиков и жужжание бьющейся о стекло мухи. - Кхм, - кашлянул Додик. Розочка тяжело вздохнула. - Вы хотите, чтобы я ушла, Додик? - грустно спросила Розочка. - Я? - Вы... - Нет.. в смысле.. эээ.. Зачем же? - Я не знаю. Может быть вам так хочется, а я тут сижу и сижу... Додик впервые за вечер поднял глаза и рассмотрел девушку. Ему стало неловко. - Нет, что вы. Сидите. Хотите еще чаю? - Спасибо, я уже выпила... - Я тоже... - Послушайте, Додик, я ведь знаю, зачем меня пригласила ваша мама... Додик вновь покраснел - Так вот. Если я вам не нравлюсь, это ничего страшного... Вы же не обязаны. Я не обижусь... Они сидели друг напротив друга. Додик смотрел на Розочку. Розочка смотрела на Додика.Часы тикали. Муха жужжала. - Я правда не обижусь, - сказал Розочка и поднялась с табурета. - Ну, я пойду? Додик молчал. Розочка вздохнула и пошла к двери. - Постойте! - крикнул Додик вслед. Розочка остановилась и медленно повернулась к нему. Они стояли друг напротив друга. Додик смотрел на Розочку. Розочка смотрела на Додика. Часы тикали. Но жужжание мухи больше слышно не было. Вероятно она улетела. - Нравитесь, - тихо, но достаточно, чтобы быть громче тиканья часов, сказал Додик. - Я? - Розочка была явно растеряна. - Вы... Где-то у окна, очнувшись, зажужжала муха... Клара Львовна оторвала ухо от двери и довольно улыбнулась, а потом тихонько, на цыпочках, спустилась по лестнице на улицу. До закрытия гастронома оставалось полчаса...
  11. ТРУДНОСТИ РУССКОГО ЯЗЫКА Этот сложный русский язык... Перед нами стол. На столе стакан и вилка. Что они делают? Стакан стоит, а вилка лежит. Если мы воткнем вилку в столешницу, вилка будет стоять. Т.е. стоят вертикальные предметы, а лежат горизонтальные? Добавляем на стол тарелку и сковороду. Они вроде как горизонтальные, но на столе стоят. Теперь положим тарелку в сковородку. Там она лежит, а ведь на столе стояла. Может быть, стоят предметы готовые к использованию? Нет, вилка-то готова была, когда лежала. Теперь на стол залезает кошка. Она может стоять, сидеть и лежать. Если в плане стояния и лежания она как-то лезет в логику «вертикальный-горизонтальный» , то сидение - это новое свойство. Сидит она на попе. Теперь на стол села птичка. Она на столе сидит, но сидит на ногах, а не на попе. Хотя вроде бы должна стоять. Но стоять она не может вовсе. Но если мы убьём бедную птичку и сделаем чучело, оно будет на столе стоять. Может показаться, что сидение - атрибут живого, но сапог на ноге тоже сидит, хотя он не живой и не имеет попы. Так что, поди ж пойми, что стоит, что лежит, а что сидит. А мы ещё удивляемся, что иностранцы считают наш язык сложным и сравнивают с китайским. https://www.facebook.com/RuskaTelevizija/posts/267507180016820/ P.S.
  12. Моя веселая присяга... Воффка "Я, гражданин Союза Советских Социалистических Республик, вступая в ряды Вооруженных Сил, принимаю присягу и торжественно клянусь..." Вообще, всё пошло как-то не так c самого начала. "Воробьи" нашего взвода занимались самоподготовкой, когда ко мне подошёл замкомвзвода старший сержант Скуратов и предложил, взяв автомат, спуститься к дежурному по части для принятия воинской присяги. Дежурный по части, майор с весёлым лицом, напряжённо скрипел кубиком Рубика. Без сожаления передав кубик лейтенанту, он повёл меня в комнату боевой славы нашего полка. Майор на самом деле оказался весёлым человеком, так как здоровую красную корку с текстом присяги он забыл на пульте. Там же остался ключ от массивной стеклянной двери, которую я захлопнул за нами не по злому умыслу, а от смущения и аккуратности. Пока он привлекал внимание случайного солдата стуком и голосом, грозясь закидать всех гранатами и расстрелять на хоздворе, я осторожно осматривал стенды. Над кубками-плевательницами всех размеров и форм, отражающих спортивные достижения полка за несколько десятилетий, громоздился уже знакомый призыв с кондовой убойной рифмой: "Мускул свой, дыхание и тело тренируй с пользой для военного дела". Были тут и вещи. Пистолет системы "наган". Высохшая от времени кобура, компас с треснутым стеклом и из того же времени карандаш фабрики "Сакко и Ванцетти". Особняком стояли изделия из металла. Небольшой литой танк с круглой башней, у которого ничего не крутится, и почему-то три одинаковые скульптуры «Родины–матери» с Мамаева кургана. Был ещё один застеклённый стенд, отражающий жизненный путь и подвиги покойного Леонида Брежнева. Под надписью "Читаем вождя" теснились три великие книжки писателя. Когда я заканчивал школу, открылся новый виток больших идеологических игрищ. Под рубрикой "Всесоюзные чтения" газеты печатали фотографии чумазых шахтёров, вышедших из забоя для коллективного прочтения книги "Малая земля". Бригадиры, ткачихи, кузнецы, наладчики и намотчицы окружали в обеденный перерыв парторга, чтобы от имени коллектива засвидетельствовать: да, это наша, истинно народная литература. "Импровизированные" чтения и обсуждения шли в цехах и полях, в НИИ и лабораториях, в школах, ПТУ, в магазинах, транспорте и больницах – повсеместно. Объектив вездесущих репортёров фиксировал лица, осветлённые нашей, советской улыбкой, улыбкой понимания, доверия, безграничной любви. Абитуриентом, сознательно выбрав свободную тему, я опирался на эти книжки, расчётливо размышляя над вопросом "Делать жизнь с кого". Измарав липкой патокой лести и словоблудия пять с половиной листов, я, уставший, поставил жирную точку и с сожалением принялся разглядывать соседку по столу. Наивная черноглазая провинциалка с Кубани искренне намеревалась удивить институтскую комиссию своим личностным пониманием образа "лишнего человека" в творчестве Лермонтова. Я ошибся, девочка оказалась настоящей отличницей, даже, как потом выяснилось, дочерью заслуженного учителя. Совершив фантастический по времени и логике скачок через полтораста лет, она завершила своё сочинение пространной цитатой, из которой я прочитал лишь строчку: "На XXV съезде Леонид Ильич Брежнев сказал…" ..Нас откупорили. Майор сам сходил за текстом присяги. Установив меня между танком и плевательницами, вложив мне в руки папку с текстом, он предложил мне приступить к чтению. Сам он легко то ли прислонился, то ли присел на витрину с пистолетом и карандашом фабрики имени «Сакко и Ванцетти». "Раздавит стекло" – отметил я про себя, не прерывая чтения. Майор, поймав мой взгляд (текст я помнил наизусть), просигналил мне весёлым глазом, чтобы я не напрягался. Напряжение действительно исчезло, но вместе с ним улетучилась, возникшая было святость момента, которая обозначается у меня внутренним дрожанием организма. Я не сожалел, что не принимал присягу со всеми, по единому уставному образцу, хотя и наблюдал процедуру через тройное окно полкового медицинского пункта (ПМП), где лечил подстуженные бронхи. Уже в детстве у меня появилась, а в школьные годы закрепилась, прочная нелюбовь к всевозможным торжественным мероприятиям, означенным большим скоплением народа, где я был участником, а следовательно, мог что-то напутать, забыть, встать не так или не туда, а значит, явиться объектом повышенного внимания. Возможно, я боялся насмешек со стороны учителей, может быть, гнева или просто недовольства организаторов и лиц ответственных, но скорее всего я боялся и того и другого, что неминуемо способствовало развитию у меня комплекса. Допускаю, что этого комплекса могло и не быть, если бы произошла моя общественно-политическая карьера. Учился я неплохо, и меня во втором классе выбрали командиром звена или звёздочки, сейчас трудно вспомнить, как назывался каждый из трёх рядов, из которых состоял класс. Командиру звёздочки полагалось формировать пары для организованной прогулки на перемене. Идеальным вариантом считалось, когда спаренная звёздочка выхаживала по рекреационному помещению против часовой стрелки и читала речёвку о чистой дружбе мальчиков и девочек, а также о замечательных оценках, среди которых четвёрка – редкость, а тройки вообще быть не может. Умение школьника правильно отдыхать между уроков включалось в оценку за поведение. За отдыхом следил дежурный учитель, в его присутствии все октябрята отдыхали правильно, и проблем с моим маленьким коллективом у меня не возникало. Однако в скором времени на нас возложили ещё одну обязанность – утром стоять в дверях класса и проверять у своих подчинённых руки и уши на предмет их чистоты и опрятности. Даже ребёнком я уловил некий оттенок этой большой гнусности, именно гнусности, как я считаю теперь, спущенной на школы района, а может и города, анонимным методистом-садистом учреждения, командующего процессами образования. Отец привёл меня в школу на двадцать минут раньше, и я с улыбкой "а что я могу" занял место у двери в класс. Как участковый терапевт я бросал беглый взгляд на предоставленные к осмотру конечности, без энтузиазма фиксировал наличие дырки в ушных раковинах у членов моего звена. С ребятами было просто, а вот у девочек открылась странность, они охотно вращали ладошки, но зато очень смущались, представляя мне уши. Они или краснели или напряжённо обкусывали губы, словно перед ними не санитар-общественник, а дурной мальчик-шалун из подготовительной группы детского сада, который показывает свои "глупости". Это было неприятно. Я крайне разволновался, когда в дверях появилась Аллочка Лежнева, к которой я с первого школьного дня имел потайное чувство. Нет худа без добра – примерно так рассудил я - по крайней мере, есть замечательная возможность обнажить перед ней благородную суть моей души. До этого я уже вытаскивал её из горящей квартиры, спасал от акул, отбивал у пиратов, ловил у подножия обрыва, дарил заграничную нежёваную жевательную резину, но всё это было в мечтах. Теперь же – удивительный шанс. - Проходи так, - сказал я ей не слыша себя. - Тили-тили тесто! Жених и невеста! – закричала в дверях Катька Сопливая. Из носа у неё всегда текло. "Это не сопли, это слизь", - объясняла она, когда её сильно допекали. Вошедшая было в класс Аллочка стремительно вернулась на смотровое место. - Вот! Вот! – говорила она очень недобро и совала мне в самый нос ладошки с широко растопыренными пальчиками. - И уши смотри! Она присела, так как была гораздо выше меня.. Аллочка–Аллочка, дура ты, вот что. Не должен был я заглядывать в твоё ухо. Это конец моей любви. Да, так бывает. В институте моя хорошая подружка весело рассказывала историю, как в одну минуту разлюбила парня, за которого уже собиралась замуж. Был интимный свет в богато обставленной квартире, шампанское на столе и шоколад, "Роллинг Стоунз" в магнитофоне. Её приятель потянулся за чем-то вкусным и издал отчётливо непарламентский звук задней частью тела. "И ничего бы страшного, - заходилась смехом моя подружка, - если бы этот идиот не бросился бы на колени для бурного покаятельного монолога. Я успокоила его, как могла, и ушла навсегда, оставив ему на память и честь и любовь". У моей любимой не могут быть грязные уши. Я дома упорно ковырял спичкой, но из моих ушей ничего значительного не вылезало. Всё рухнуло. Моё чувство растаяло, как башенка из кубинского сахара в чашке горячего чая. Зато на следующий день я устроил форменный цирк. Прихватив из дома фонарик и палочки от мороженого, я заставлял девочек и мальчиков открывать рты. Одним говорил, что зубов маловато, другим, что "гландов" многовато. Царило всеобщее оживление и балаган. В кульминационный момент пришла наша учительница и расстроилась от моего поведения. После уроков наше звено или звёздочка задержалась, чтобы выбрать нового командира. Я снял с левого рукава красную пластмассовую звезду и превратился в рядового октябрёнка, отягощённого опытом падения с первой ступени ученической начальственной структуры. Я не помню, чем подрывал доверие коллектива потом, только в пионеры меня принимали в числе последних – с третьей группой. В первую группу вошли отличники и активисты – они клялись в пионерской верности в музее Ленина. Вторая группа – молчуны и передовики поведения – отправилась на Павелецкий вокзал к легендарному паровозу Ильича. К концу учебного года собрали оставшихся. Нам раздали символы и атрибуты пионерской дружины, что в переводе на русский означает флажки, барабаны, горны без мундштуков, и привезли на Красную площадь. Наша группу негодяев торжествовала, налицо был чей-то организационный просчёт. Уж Красная площадь совсем не хуже музея и паровоза, а даже наоборот. По ней, между прочим, танки и ракеты во время парадов едут. В остальном всё было довольно скучно. Дедушка, который спал в нашем автобусе, оказался ничьим. Его вместе с автобусом выделил для нашего торжества райком комсомола. "Ровесник века" и "свидетель эпохи", как представляла деда пионервожатая, на Красной площади оживился и долго и смешно говорил нам речь. Суть её сводилась к тому, что "пионэры должны ложить свою энергию на дело построения коммунизьма". Обратную дорогу он тоже спал. Мы же, новоиспечённые "пионэры", имея достаточное количество энергии и абстрактное представление о теперешнем долге, решили отметить такое событие песней. "На пыльных витринах пустых магазинов останутся наши следы", - орали мы в открытые окна автобуса переделанную песню, в первоначальном варианте которой полагалось петь о космонавтах. Наша пионервожатая белела лицом и призывала нас прекратить, так как "Москва смотрит". Тогда я предложил спеть песню из "Бременских музыкантов" – это был хит нашего времени. "Гей, гей, а мы разбойники, разбойники, разбойники…". Пионервожатая опять белела лицом, и остаток пути мы провели в разговорах. Правда, ей пришлось ещё раз побелеть, когда мы стали бурно сшибать стаканы и провозглашать пионерские тосты и уже собирались изображать пионерское опьянение у автоматов с газировкой - это уже совсем рядом со школой. - Ты что, хочешь, чтобы тебя из пионеров исключили, - прошипела она, почему-то обращаясь ко мне одному. Угроза было произнесена искренне, и я впервые почувствовал неотвратимость наказания. Очень хотелось дойти побыстрее до школы, где ждали меня родители. Может быть, с этого дня, с этого случая, на всех мероприятиях, сопряжённых с барабанным боем, рапортами, речёвками, вручениями, коллективными заверениями, мне было одиноко и неуютно. "Смотр строя и песни состоится на следующей неделе", - объявляло школьное радио. "Вот бы ангина", - мечтал я о хорошем.. Когда весёлый майор раздавил стекло, я с выражением читал о святой обязанности солдата сохранять военную тайну. - Фу ты, чёрт, - удивлённо сказал он и, повернувшись ко мне задом, склонился над повреждённым стендом. Я пребывал в некоторой растерянности, так как не знал, что мне делать в такой ситуации. Если рассудить, с одной стороны, приказа отставить клятву не поступало, с другой стороны, внутреннее этическое чувство подсказывало, что чтение необходимо прекратить. Но и спешить с решением нельзя, так как продолжение чтения присяги майор может расценить как пример солдатской выдержки, но ведь и прекращение ритуала можно успешно отнести к проявлению мною глубокой политической сознательности. - Боец, продолжай! – сказал майор, не разгибаясь. Значит, солдатской выдержке он отдавал предпочтение. Без внутреннего замирания прочитал я то место, где говорилось о каре, которая постигнет, если я окажусь нехорошим человеком, хотя раньше, когда я учил текст на учебном пункте, от строк этих исходил могильный холод, и картины моего расстрела, одна другой страшнее, разъедали мечту о возвращении домой. Майор повернулся ко мне лицом, только когда я закончил читать. - Я поздравляю вас, солдат, – майор протянул мне руку. Мне очень захотелось пожать ему руку, потому что я понял, что это не совсем обычный майор. В его взгляде, лукавом и вместе с тем усталом, помещался какой-то неуставной оттенок то ли доброты, то ли глубинной печали, а может и того и другого одновременно. - Большое спасибо, товарищ майор! Я протянул ему руку и ответил крепким рукопожатием, которое должно было ему сообщить о наличии у меня искреннего чувства. - Ты знаешь, не так, - майор на секунду задумался. – Руку надо приложить к голове, ты же солдат. - Большое спасибо, товарищ майор, - повторил я, отдав, однако, при этом честь. - Да нет, надо сказать: "Служу Советскому Союзу!". Майор, прикусив нижнюю губу, вспоминал заключительную фразу процедуры принятия присяги. - Давай по новой. Поздравляю! – сказал он, скосив глаза на продавленный стенд. Я тоже посмотрел на капитально продавленное стекло, затем вернул взгляд на майора. Добрая широкая ладонь его опять развернулась для рукопожатия. Майор, конечно, думал о своём, поэтому руки не убирал. Мне очень не хотелось огорчать его. Я начал нервничать, может, я чего не понимаю. Но ведь он притягивает мне руку. - Спасибо. Служу Советскому Союзу! Я постарался стиснуть его руку сильней, чем в первый раз. Теперь он внимательно посмотрел на меня. Я для подстраховки приложил руку к голове и повторил фразу, не забыв сказать и "спасибо". Майор вышел из прострации и рассмеялся. - Ладно, сойдёт! Сейчас мы пройдём с тобой на пульт в дежурку, ты там распишешься. Да, это… - майор несколько напрягся. – Когда мы вошли сюда, тебе не бросилось в глаза, что вот это стекло было, так сказать… - Оно было раздавлено, товарищ майор, - сказал я ему с радостью. Майор тоже заметно повеселел. - Ты уверен? – он взял меня за плечо. - Я это увидел, едва мы вошли! Я был доволен, что проявил себя как сообразительный, а, следовательно, хороший солдат. Майор, а за ним и я, бодро пошли в дежурку. - Из комнаты славы проходной двор сделали! Стекло, вон, скоты, раздавили! – с возмущением обратился майор к лейтенанту-помощнику. Я искал строчку со своей фамилией, а они принялись вычислять, когда и как это могло случиться.
  13. Вам действительно надо было давать ЭТИ советы? Вы ведь тоже на поезде ездите? Езжу. Но ВВ я бы сбоку к рельсе всё-таки закрепил..
  14. Конец багатовекторности Багатовекторность закончилась — а некоторые товарищи этого не заметили. Да что там товарищи — целые страны (в лице правящих элит) умудрились не заметить конец багатовекторности, и продолжают дудеть в эту дудку как ни в чем не бывало. Это выглядит где-то даже смешно — все равно как если бы у машины отвалились колеса, а водитель в кабине продолжал увлеченно крутить руль и жать на педали, делая вид, что он едет дальше — и только удивлялся, что «уже столько еду — а до города так и не доехал». Чтобы понять, отчего «багатовекторность» вполне успешно работала много лет, и вдруг издохла — надо сначала дать определение, что это вообще такое, и чем «багатовекторность» отличается от многовекторной политики (о которой Путин говорил во вполне позитивном ключе). Багатовекторность — это особое, извращенное понимание многовекторности политики, образовавшееся в головах правящих элит стран-лимитрофов в процессе Холодной войны, и окончательно оформившееся (дошедшее до пика своего развития) сразу после развала СССР и СЭВ. Кстати, если кто не знает — Лимитроф (от лат. limitrophus — пограничный) это пограничная область Римской империи, которая обязана была содержать стоящие на своей территории императорские войска. Затем так обозначали государства, образовавшиеся на территории бывшей Российской империи после 1917 года. В 90-х годах этим определением стали называть страны, которые оформились в качестве «независимых» после распада Советского Союза. В целом лимитроф — это страна, имеющая внешние признаки независимости, но на самом деле полностью зависимая, экономически и политически, от крупной державы или нескольких держав. Но вернемся к багатовекторным. Чтобы была понятна разница: в основе концепции многовекторности лежит идея равноудаленности как основы независимости. Смысл в том, чтобы найти такую позицию, в которой интересы сверхдержав будут взаимно уравновешивать друг друга. Страна, исповедующая такую политику, движется собственным курсом в своих интересах — но поддерживает разумные равномерные отношения и экономические связи со всеми центрами мировой политики и экономики. Всем партнер — ничей слуга. В основе концепции «багатовекторности» лежит противоположная идея — идея равноприближенности. На бытовом уровне эту концепцию реализует дама сильно облегченного поведения, которая бегает от хахаля к хахалю, вытрясая из каждого какие-то подарки и бонусы себе, любимой, при помощи угроз «уйду к другому» — и давая каждому на полшишечки. Уловили разницу? Она вполне диалектическая — «багатовекторность» это вывернутая наизнанку многовекторность, в которой торговля «независимостью» превращена в источник кормовых ресурсов. Зачатки этого, конечно, были задолго до новейших времен — но именно острое экономическое и политическое противостояние двух систем в рамках «холодной войны» позволило багатовекторности вызреть и превратиться в надежный способ кормления для государств, вполне ничтожных в политическом и экономическом смысле. В качестве наиболее ярких примеров из периода до распада СССР можно привести Югославию и Финляндию. Как тогда пел один известный куплетист: Югославенская земля — Найдешь ты здесь что хочешь, мля. И купишь всё — от трактора до клизмы. Здесь хиппи, секс и красный флаг, Свобода слова и бардак. Что хочешь — окромя социализма. Это вот Югославия 70-х годов, сервис на автозаправке. А вот вам Балканская улица, начало 70-х годов: Как видите, жили югославы куда богаче советских людей. И веселее, в общем-то. Правда, похмелье оказалось куда более тяжелым. Но это было потом — когда в них пропала нужда. «Багатовекторность» всегда базируется на имеющемся у сверхдержав избытке ресурсов и на стремлении сверхдержав расширить свои зоны влияния. «Багатовекторные» прикидываются готовыми поддаться такому расширению — но требуют от сверхдержавы что-то им дать взамен. И как только получают — сразу бегут к другой сверхдержаве с криками «рятуйте, они втягивают нас в свою сферу влияния, скорее дайте нам вкусного, чтобы мы к ним не ушли». Когда СССР рухнул — обломки советского блока выжали из позиции «багатовекторности» максимум бонусов. Запад охотно давал им денег за отрыв от России — но и Россия была вынуждена, сама находясь в жуткой экономической ситуации, финансировать эти отвалившиеся «незалежности» — просто потому, что в рамках СССР советская элита умудрилась размазать промышленность по окраинам, и соответственно отрыв окраин приводил к разрывам технологических цепочек, тянувших за собой крайне тяжелые последствия для самой России. Русским приходилось платить за дебильную экономическую политику КПСС, заключавшуюся в «опережающем развитии национальных республик». Вот так они, эти лимитрофы, и жили со своей «багатовекторностью». И бывшие страны СЭВ так же жили — только республики больше тянули из России, а страны СЭВ — из Европы, но и те и другие в целом тянули со всех «центров силы». Ошибкой лимитрофов стало лишь то, что они полагали эту ситуацию постоянной. А она оказалась — временной. Россия постепенно, шаг за шагом, избавлялась от зависимости своей экономики от бывших окраин СССР. Избавлялась от необходимости в прибалтийских портах, в газотранспортной системе Украины и Белоруссии, в Ташкентском авиазаводе и Николаевских верфях, и многого всякоразного прочего, чего в нацреспубликах успел понастроить СССР. И по мере того, как падала эта зависимость — сокращался и денежный поток, текущий из России в эти самые «независимые» страны. Параллельно с этим шли кризисные процессы в экономике Европы, и шире того — в глобальной экономике. Евросоюз, пережив кратковременный подъем за счет открытия рынков сбыта в бывшие страны ЕС и некоторые постсоветские республики — начал испытывать экономические затруднения. До поры до времени он пытался сохранять свои подачки «багатовекторным» лимитрофам — но чем дальше, тем это было труднее делать. Мировой экономический кризис 2008 года ясно показал всем, что пришла пора резать непродуктивные хвосты. И первыми под резак пошли «багатовекторные». Но для постсоветских республик звоночек прозвучал еще раньше. Когда президент незалежной Украины Кучма не смог договориться с президентом РФ Путиным о поставке русского газа по 50 долларов за килокуб. За это украинские элиты в 2004 году сбросили Кучму, заменив его на «проевропейского» диоксинового Ющенко, рассчитывая либо напугать Путина, либо получить адекватную русским вливаниям сумму от ЕС — но не помогло. Русский газ продолжил дорожать — сокращая кормовую базу незалежности, а ЕС давал только кредиты, которые надо было потом отдавать. А тут и кризис 2008 года подоспел. «Багатовекторность» закончилась, потому что у всех экономических «центров силы» кончились деньги. Не вообще кончились — а кончились на оплату багатовекторных попрошаек-вымогателей. Последней надеждой багатовекторных после 2008 года оставался растущий Китай. Вы сами наверняка заметили, как все эти любители вертеть носом неожиданно кинулись открывать китайские технопарки и мутить всякие собственные версии «шелкового пути». Но нет — мировой кризис догнал и Китай, и ручеек денег оттуда тоже быстро иссяк. На 2020 год не видеть того, что «багатовекторность» себя исчерпала — может только политический слепец. Да, можно продолжать лавировать, что-то обещать большим странам и блокам, раздавать поцелуйчики — но ничего большего, чем одобрительное похлопывание по плечу, за это получить уже не удается. Лишних денег для «багатовекторных» ни у кого больше нет. Предоплату под обещания никто больше не хочет вносить. Только так — сначала работа, потом оплата. Может быть, хе-хе. С деньгами всё настолько плохо, что Англия была вынуждена выйти из ЕС — чтобы не платить дотации тамошним лимитрофам, который успели напринимать после распада СССР. И даже после этого проблемы таковы, что британцы вынуждены отправить в металлолом все танки (нет денег на их содержание), а их с таким трудом построенные авианосцы плавают без самолетов — потому что нет денег на закупку палубной авиации. После ухода Англии — для оставшихся доноров ЕС (прежде всего Германии и Франции) нагрузка от дотаций лимитрофам еще более выросла. Оставшиеся доноры эту нагрузку не тянут — а тут еще и внутренние проблемы, вроде понаехавших беженцев-дармоедов и дальнейшего падения экономики. Таким образом, мы видим отсутствие у сверхдержав избыточных ресурсов (и не только у ЕС, но и у США, и даже у Китая) — и одновременно падение интереса к расширению своей сферы влияния. Нахаляву, конечно, расшириться они были бы и не прочь — но именно что нахаляву, а вот платить за это — уже никто не хочет. Это хорошо заметно по выводу американских войск из всяких впопуасий — даже тех, где, казалось бы, достигнут военный успех, и даже тех, где на место американцев сразу придут их геополитические враги. Другими словами — у «багатовекторности» кончилась кормовая база. База кончилась — а привычки остались. И вот катящаяся в тартарары Украина ноет русским «дайте газу пописят, а то мы вступим в НАТО», а американцам — «дайте газу пописят, а то нас захватит Путен». И вот лукашенковская Белоруссия устраивает антирусские провокации и гоняет своего министра иностранных дел Макея на «консультации» в Госдеп США, думая что-то вымутить если не в США, то у русских. И непрерывная, бесконечная лапша на уши про «багатовекторность» — мол, мы не против вас, просто мы независимая страна, поэтому вступать в союз мы не будем, признавать Крым российским мы не будем, но нефть и газ по внутренним российским ценам вы нам дайте. А то хуже будет. Да в том-то и дело, что хуже не будет. У России пропала нужда в вас, ребята. А у Запада ее и не было никогда — он вас подкармливал, только чтобы создавать проблемы России. Ну чем вы можете еще нагадить русским? Вступить в НАТО? Вы это серьезно? То есть вот нынешняя русофобская, нацистская Украина, вооруженные силы которой убивают русских на Донбассе и мечтают «вернуть Крым» — от вступления в НАТО станет представлять для нас большую угрозу? С хрена ли? Скорее всё произойдет наоборот — Германия и Франция еще больше урежут свои вооруженные силы, радуясь возможности сэкономить за счет поступления под командование НАТО украинского «пушечного мяса». Вкладываться в ваши вооруженные силы никто не станет — они свои-то уже не могут финансировать, бундесвер пересадили с танков на грузовики, а с грузовиков уже пересаживают на велосипеды — и я не шучу. Или вот белорусы вступят в НАТО — офигеть, какой удар. Два десятка старых МиГ-29, из которых половина не может подняться в воздух — могучая сила. Я же помню, как белорусы прикупили вна Украине 10 старых учебных самолетов Л-39 для пополнения своих ВВС — ни на что большее денег не было даже в лучшие времена. Теоретически в войсках РБ числятся 602 танка — но это танки времен СССР, и таких же танков у хохлов числилось на момент начала конфликта 2014 года что-то типа 5 тысяч — как, надолго их хватило? Это же в массе практически нерабочий хлам, из него в боевом состоянии хорошо если несколько десятков. Всё это — несерьезно, это и на стороне РФ не помощь, и для НАТО только обуза. А денег на модернизацию никто не даст — ни мы, ни НАТО. Я же говорю — багатовекторность закончилась. Бегала Оксана, разводила мужиков на бабло — пока не надоела всем, да и бабла лишнего больше нету, себе надо на всякое нужное. Вот и сидит, пригорюнившись, рассказывает, какие все мужики козлы. Жалко Оксану — а что делать? Кто желает зажалеть — идите, флаг вам в руки. А мы в России пока переждем. http://new.topru.org/konec-bagatovektornosti/
×