Jump to content

tukutis

Пользователи
  • Content Count

    18,121
  • Joined

  • Last visited

Everything posted by tukutis

  1. Политолог Германского фонда Маршалла Йорг Форбриг. Архивное фото. Смотреть комментарии Беларусь на распутье: Москва настаивает на радикальной интеграции, Запад предлагает реформы В последнее время все больше политологов и экспертов обращают внимание на происходящее в отношениях между Москвой и Минском и задаются вопросом, насколько серьезны просочившиеся в прессу слухи о якобы намерении сторон пойти на радикальную интеграцию, вплоть до создания некоего конфедеративного государства России и Беларуси. Как следует из высказываний президента Александра Лукашенко, российская сторона настаивает на большей политической интеграции, в то время как сама Беларусь не намерена поступаться суверенитетом, причем в отстаивании своей независимости рассчитывает на поддержку Запада. О том, какого развития событий можно ожидать, в эксклюзивном интервью для Русской службы «Голоса Америки» рассказал политолог, директор программ Центральной и Восточной Европы Германского фонда Маршалла Йорг Форбриг (Joerg Forbrig, German Marshall Fund). Валерия Егисман: На ваш взгляд, как будет развиваться процесс интеграции между Беларусью и Россией, в частности, в отношении так называемого Союзного государства? Усилится ли давление Москвы? Йорг Форбриг: Когда речь идет о «Cоюзном государстве», а также о более широкой интеграции в рамках Евразийского экономического союза, это основано на совершенно различных ожиданиях и намерениях сторон. Для Москвы эта интеграция имеет прежде всего политическое значение, для правительства в Минске – главное ожидание в отношении любого из этих механизмов экономическое, будь то доступ к российскому рынку, энергетическим ресурсам или кредитам. Россия намекает на то, что она может предоставить дополнительные экономические выгоды Беларуси только при условии дальнейшей интеграции, чего не хочет Минск. В конце концов с большой вероятностью это означает конец правящего режима Александра Лукашенко. То, что мы видим в данный момент, – это открытое столкновение между этими очень разными мотивами для вступления в более тесный союз, и, я думаю, что обе стороны зашли в тупик. Я не ожидаю, что за этим последует немедленная эскалация, и думаю, что обе стороны какое-то время будут взвешивать варианты дальнейших действий. Белорусская сторона готова какое-то время продержаться с меньшей поддержкой со стороны России и постарается отложить вопрос политической интеграции хотя бы на год отчасти и из-за президентских выборов этого года. Мы все понимаем, что эти выборы нельзя назвать реальными, но, тем не менее, основываясь на прошлом, они являются моментом слабости для Лукашенко. Ему придется считаться с возможным вмешательством России в избирательную кампанию и учитывать уровень мобилизации политической оппозиции в стране. В этой ситуации Лукашенко не нужен открытый конфликт с Москвой, и он принял то, что имеет на данный момент: соглашение о поставках газа и цене, по крайней мере на этот год, которое недавно было достигнуто. Что касается российской стороны, то, я думаю, они поняли, что на данном этапе в отношении интеграции они не получат никаких политических уступок от Минска. Москва также осознает, что если на сегодняшний день она будет обострять ситуацию и усиливать давление, то она рискует дестабилизировать режим Лукашенко. Не уверен, что они готовы к этому, и не думаю, что у них имеется какой-либо «план Б» в вопросе о преемнике Лукашенко. Так что, скорее всего, они останутся сейчас на своей позиции – без дальнейшей эскалации и давления, чтобы избежать дестабилизации режима Лукашенко перед президентскими выборами в августе этого года. В.Е.: Что вы ожидаете от нынешнего разворота Минска в сторону Запада? И как вы видите развитие отношений между Беларусью и США, особенно в свете недавнего визита госсекретаря Майка Помпео в Минск? Й.Ф.: Никакого разворота Лукашенко в сторону Запада нет. Да, произошла нормализация дипломатических отношений между Беларусью и Европейским Союзом, и этот процесс продолжается уже с 2015 года. Это стало прямым ответом на события в Украине. ЕС был готов на сближение, понимая, что на данном этапе важно как-то поддержать суверенитет Беларуси и выйти из замороженных отношений. И теперь, годы спустя, Соединенные Штаты делают то же самое. Вопрос заключается в том, могут ли эти отношения пойти дальше? Для дальнейшего прогресса они должны быть подкреплены чем-то более существенным, наличием определенных направлений сотрудничества. И здесь, я бы сказал, перспективы невелики. После пяти лет нормализации отношений между ЕС и Беларусью сотрудничества в конкретных сферах достигнуто не было. Отношения, по сути, остались на дипломатическом и риторическом уровнях. Я ожидаю, что подобное произойдет и в американо-белорусских отношениях. Да, спустя много лет мы увидим восстановление дипломатического присутствия, но дальше этого, я думаю, дело не пойдет. Прежде всего потому, что большая часть в вопросах сотрудничества столкнется с политическими препятствиями. Правительство в Минске не желает проводить политические или экономические реформы, особенно в том, что касается политической либерализации – свободных выборов, расширения пространства для гражданского общества и независимых СМИ. Однако именно это является основным ожиданием и требованием западных партнеров. В.Е.: Заинтересован ли Александр Лукашенко в сокращении экономического и энергетического сотрудничества с Россией? Й.Ф.: Очевидно, что Лукашенко заинтересован в том, чтобы продолжать получать какие-то субсидии и льготы, которые уже давно дотируют его режим и позволяют ему существовать. На протяжении многих лет поддержка Российской Федерации Беларуси являлась достаточно существенной, в частности в области дешевых энергоносителей она составляла порядка 5-7 млрд долларов в год. Это очень значительная часть бюджета, которым располагает Лукашенко, и в случае идеального сценария, он, конечно, хотел бы продолжения некоторой части этой поддержки. В то же самое время Минск признает, что Москва все меньше и меньше желает ее оказывать. По крайней мере на текущий год Беларусь подготовилась для существования с сокращенной российской поддержкой, в частности создав более существенные финансовые резервы. Это даст возможность Минску в этом году покрыть долговые обязательства на сумму около 3,5 млрд долларов. Но им нужно найти дополнительные ресурсы, которые могли бы эффективно компенсировать потерю российских субсидий. В конце прошлого года они смогли получить кредит от Китая, что немного улучшает ситуацию, но им придется искать способы получения доходов и ресурсов из других, не российских источников, в том числе и в долгосрочной перспективе. И это является трудной задачей, потому что, если вы посмотрите на белорусскую экономику, в ней есть потенциал роста, например, в ИТ-секторе, но без экономических реформ генерировать другие дополнительные ресурсы изнутри очень трудно. В случае же с Западом – Европейским Союзом, Соединенными Штатами или такими международными организациями, как МВФ – мы возвращаемся к вопросу наличия условий для предоставления займов, прежде всего проведения экономических и политических реформ. Лукашенко очень сложно согласиться с этими условиями, потому что он боится, что даже экономические реформы в конечном итоге поставят под угрозу его политическую власть. Так что потенциал получения поддержки в виде кредитов и инвестиций со стороны западных партнеров ограничен. В.Е.: Какие варианты есть у Лукашенко, чтобы снизить энергетическую зависимость от России? Й.Ф.: Есть несколько возможных вариантов, и я думаю, что все они рассматриваются Минском. Один из них, конечно, это попытаться найти альтернативные источники энергии, в частности нефти. Мы видели поставки нефти из Норвегии, идут переговоры с Азербайджаном и Казахстаном. От госсекретаря США Майка Помпео во время его недавнего визита в Минск поступило предложение помочь с поставками нефти Беларуси по конкурентным ценам. Но все эти варианты имеют недостатки. Альтернативные российской нефти поставки стоят дороже, в отношении некоторых из них встает вопрос транспортировки, касаемо других возникают проблемы технического характера, к примеру, тип нефтяной смеси. Он может сильно отличаться от того, что производит Россия и что может быть переработано в Беларуси. Судя по предыдущим попыткам Минска поставлять нефть от других мировых производителей, – например, более десяти лет назад они пытались доставить нефть из Венесуэлы для переработки в Беларуси – ни одна из них не оказалась устойчивой или прибыльной моделью. Поэтому я сомневаюсь, что Минск сможет заменить российскую нефть, и эта зависимость, вероятно, останется в обозримом будущем. Другой вариант, это, конечно, снизить долю потребления нефти и других энергоносителей в экономике Беларуси. Весьма успешным сектором является уже упомянутая мною сфера инфотехнологий, которая, если я не ошибаюсь, заняла первое место в экспорте Беларуси в прошлом году. Другой сектор, который Минск может экспортировать – сельскохозяйственный, возможно также развить и область туризма. Но это все принесет результат в долгосрочной перспективе и не является скорым решением насущных экономических трудностей Беларуси. В.Е.: Президент Лукашенко имеет довольно плохую репутацию в области соблюдения прав человека. Есть ли шанс, что ситуация здесь может быть улучшена, и может ли Запад что-то сделать? Й.Ф.: Запад много раз пытался подтолкнуть белорусский режим в направлении некоторой политической либерализации, но мы не видели осуществления и маленьких встречных шагов. Например, даже в том, что касается введения моратория на смертную казнь, что было центральным требованием европейцев на протяжении многих лет. Введение моратория послало бы символический сигнал, указывающий на то, что правительство в Минске готово к реформированию и улучшению условий в стране, даже если и в определенных пределах. Но в этом вопросе мы не увидели никакого прогресса, так же как и в отношении основных демократических прав и свобод. Мы наблюдали периоды небольшого ослабления давления, за которыми снова следовало усиление репрессий. То же самое касается и выборов, которыми продолжают манипулировать. Здесь вполне можно было бы допустить несколько большую открытость и пространство для политической оппозиции при проведении избирательной кампании и общении с гражданами. На мой взгляд, это вполне выполнимые вещи, которые не затрагивают стабильность политической системы в целом. Но ничего из этого не было сделано. Так что, я не думаю, что режим Лукашенко готов реформироваться хоть немного. Это то, что мы на Западе, к сожалению, должны сегодня признать. У нас нет рычагов, чтобы повлиять на проведение каких-либо позитивных изменений в Беларуси. После Крыма и Донбасса также создается ощущение, что в своей политике по отношению к Минску, мы все менее склонны настаивать на соблюдении фундаментальных ценностей – демократии, прав человека, свободных выборов, свободы СМИ и гражданского общества, потому что мы видим Беларусь через призму геополитики, безопасности и наличия рядом очень агрессивной России. Становится еще сложнее требовать от Лукашенко проведения реформ. И режим Лукашенко, в свою очередь, используя именно этот геополитический аргумент, утверждает, что он обеспечивает стабильность, ему нужно отстаивать свою независимость, и поэтому оказывать на него давление со стороны Запада для проведения каких-либо демократических реформ неблагоразумно. https://www.golos-ameriki.ru/a/belarus-russia-integration-forbrig/5291964.html
  2. Не знаю, все ли это осознали, но ясно, что мы все вошли в какую-то другую цивилизацию за последние годы. Совершенно непонятно, что это такое, но этот мир, в котором мы сейчас оказались, точно не такой, как все предыдущие тысячелетия. Потому что, хорошо, человек двигается на лошади или на велосипеде, или на медленно идущем поезде – это одна история. А человек, который летает в космос и за шесть часов перелетает через океан на другой континент, – другая история. И вот этот весь виртуальный мир, в котором размыты географические границы, – вы не знаете – человек, с которым вы беседуете по скайпу или он вам пишет, находится в соседней комнате или в Гималаях? Более того, вы даже не знаете — реальный это человек или нет, или это группа людей, ну и так далее. Все как-то разъехалось. Разъехалась география, разъехалось время, разъехалась идентичность людей. И как нам из этого выпутываться – тоже непонятно. Я вообще алармистка, я не паникерша, но опасности вижу очень много, в том числе и на этом пути. Мы умом не тронемся от этого мира? Мы вообще это можем переварить, вот эти антропологические изменения, которые в мире произошли? Ясно, что дети, которые вырастают, – это совсем другие дети, потому что они в другом совсем мире живут. Доступность информации огромная. Что с этой информацией делать? Я помню, когда я писала кандидатскую диссертацию, был вопрос – где взять литературу? Сейчас вопрос – как от нее избавиться, куда ее деть, эту информацию? Каждый день приходят десятки статей, даже если взять (я во многих областях работаю одновременно), но, если взять любую из этих областей, то по каждой из них каждый день выходят десятки статей. Я не беру плохие статьи, даже хороших выходят десятки, научных. Значит, их не только нельзя обдумать, их даже нельзя прочесть. Получается парадоксальная ситуация, что информация что есть, что нет. То есть она есть, а что с ней делать? Ты просто не можешь, иначе ты будешь только читать. В общем, какая-то беда. Как с этим быть, непонятно. Также непонятно, как организовывать образование в таком случае? Я, как маньячка, все время говорю, что мы же не можем держать детей в школе по 16 лет, чтобы все это пройти. С другой стороны, мы не можем делать вид, что все закончилось на Ньютоне, правильно, потому что после Ньютона много чего произошло. Значит, если мы скрываем информацию, потому что мы ее не успеваем сказать детям, значит, мы их обманываем. Как научить правильно классифицировать и упаковывать информацию? Вот в этом смысле компьютер – хороший пример… У меня папочка есть, называется на одном компьютере «Другое», а на другом – «Ада». Эти папки можно спокойно стереть, потому что в них гигантское количество свалки лежит. Она что есть, что нет, ее все равно разобрать нельзя. То есть это я сама с собой играю в игру, как будто я сохранила, а найти-то не могу все равно. Вот в голове-то у нас то же самое происходит. Как это найти? Вот я хочу, чтобы всем было понятно – мозг запоминает все, мимо чего он прошел, унюхал, попробовал, услышал, потрогал и так далее. Мозг не решето, ничего не высыпается из него. Поэтому не надо слушать плохую музыку, не надо читать плохие книги, не надо всякое дерьмо есть, не надо дрянь пить, не нужно общаться с плохими людьми – это все там и осталось, весь этот яд там лежит. Вы о нем не знаете до поры до времени, во-первых. Во-вторых, мозгу глубоко наплевать на то, знаете ли вы про это или нет, потому что он своей жизнью живет, что хочет, то там и делает. Есть еще вот такая прелестная вещь, о которой, кстати говоря, всем не вредно бы знать, – у нас есть в мозгу так называемые «Зеркальные системы». Это системы, которые открыл Джакомо Резолатти, замечательный ученый. Они представляют собой вот что: они включаются не тогда, когда вы сами что-то делаете, а когда вы наблюдаете за тем, как это делает Другой. Слово «Другой» с большой буквы. Вообще, любой Другой. Это основа для коммуникации, основа для любого обучения. Потому что люди, у которых диагноз «Аутизм» или «Шизофрения» – у них поломаны эти системы. Они живут в своем собственном мире, совершенно не имея никакой возможности из него выйти и посмотреть на ситуацию другими глазами. Когда говорят, да зачем ребенка учить писать, в прямом смысле писать, а не на компьютере набивать. Зачем? Он там все исправит, ни почерк, ничего не нужно. Это очень плохая мысль – вот я с другого конца начну. В Древнем Китае люди, которые претендовали на то, чтобы занять положение высокого государственного чиновника, должны были сдавать два экзамена. Никогда не догадаетесь, что за экзамены. Первый – каллиграфия, и не потому что он сам писал, там было сколько хочешь народу, которые вместо него будут писать, он должен уметь. Это первый экзамен, а второй экзамен тоже вам понравится – стихосложение. Это одни и те же зоны в мозгу. Мудрая цивилизация! Потому что они понимали, что это другой тип сознания, другой тип умений. Компьютер стихи не пишет, то есть «Розы-мимозы» он напишет, но если Бродского — не напишет, потому что это другой тип ментальности, очень важный. Не потому что это искусство, а потому что это другой тип, который никто на планете не умеет, кроме нас. Я всегда привожу примеры из личной жизни. У меня была бабушка, которая не дожила до ста лет три месяца, к сожалению. Была умней меня в восемьсот раз. И стала она в этом возрасте не слышать, что в телевизоре – она очень умная была – она мне говорила: «А что, собственно, там смотреть? Там идет сплошная реклама, изредка перемежающаяся сюжетами, за которыми я не успеваю следить – и я не разбираю, что там говорят». И я сапожник без сапог в чистом виде: я думала: ну ухо, слух. Я из Америки, еще не было здесь ничего, привезла аппаратик, который не видно было. Она все равно: «Да громко, только все равно я ничего не понимаю». Даже это на меня не повлияло, хотя это мои профессиональные знания. Я должна была это знать. Ухо-то здесь причем? Чем больше я ей добавляю децибелов, тем хуже делаю. Это не ухо, это мозг перестал расшифровывать. Ей лезет децибелов сколько надо. Она не не слышит звук, а не идентифицирует этот звук, это совершенно другая вещь. Стратегия учения. Забывание, отвлечение, перерывы и сон являются не помехой во владении каким-то материалом, который вы должны выучить, а помощью. Когда говорят: «ты отвлекаешься, поэтому не можешь выучить ничего» – отвлекается, и слава богу! Самое лучшее, что мы можем для себя сделать, это быстро что-то выучить и лечь спать. Потому что перевод того, что к нам в мозг попало в нужный отдел мозга, из которого вы сможете это вынуть, – для того, чтобы вынуть, нужно спать лечь. Это доказанная вещь, я говорю не анекдот, а факт нейронауки. Я сова, если я раньше десяти вечера сяду делать что-нибудь осмысленное, не бумажки перебирать или файлы листать, а думать, мне самой писать надо или еще что-нибудь. Раньше десяти вечера – чистая трата времени, в моем случае. В моем, это не значит во всех. Я знаю людей, которые в пять утра встают и работают как чумовые до восьми утра. Да мне лучше сразу утопиться в речке, я просто не могу этого делать и не смогу никогда – бесполезно. Вот то, что я студентам говорю и вам, извините за такую настырность, лучшее, что мы можем для себя сделать – это с собой познакомиться, как можно раньше. Я какой? Я активный или я люблю сидеть, я люблю быть на сцене и мне нравятся аплодисменты или я люблю сидеть в углу, чтоб у меня настольная лампа была, чтоб только никто ко мне не входил? Тогда я должен работать в архиве, что я лезу-то на сцену, устраиваю себе стресс? Я умный или глупый? Ну себе-то можно это сказать? Я красивая или некрасивая? Дальше, кем я хочу быть? Может, я буду красавицей и умницей, и все. Хочу быть женой, хочу рожать восемнадцать детей, не хочу учиться в университете… Зато пироги пеку, как никто. Надо решить – моя цель какая? Всем нос утереть – это одна задача. Продвинуться в науке, потому что я хочу, чтобы мне рукоплескали, – это другая задача. Занимаюсь наукой, потому что мне страшно интересно – мой случай. Как только мне перестанет быть интересно, я закончу в первую секунду, я вам клянусь. https://oko-planet.su/politik/society/565516-tatyana-chernigovskaya-my-vse-voshli-v-kakuyu-to-druguyu-civilizaciyu-mnenie.html
  3. Данный оксюморон в заголовке не имеет отношения к советскому времени, когда подобная мысль проскакивала исключительно в виде шутки после просмотра фильма «Четыре танкиста и собака». Всё-таки тогда люди ещё не выпадали массово в параллельную реальность, а были живы ещё миллионы тех, кто ценил жизнь и пролитую за неё кровь. Тем не менее, «Историю пишут победители» — истина, исправно работавшая до вчерашнего дня, уже сегодня трещит по швам и рождает раз за разом «нетленные» шедевры, во всех отношениях грозящие потомкам потонуть в цунами междоусобных распрей, по-сравнению с которыми средневековые баталии покажутся шалостями по дележу детских игрушек. Так получилось, что очередная волна накрыла польско-российские отношения, которые регулярно тестировались внутрипольским вандализмом, возведённым в ранг государственной политики. Война с памятниками (в данном случае советским воинам) в любой её форме — это, с одной стороны и если без привязки к конкретной эпохе, всегда есть признак крайней слабости позиции и, с другой стороны, свидетельство попытки погасить внутренние противоречия громкими публичными акциями. Так или иначе, мы стоим на пороге, когда терпение России заканчивается и по всем признакам уже в ближайшее время архивы, ранее не публиковавшиеся, увидят свет. Два слова о том, почему многотомные архивы не публиковались: Постялтинский мир базировался на биполярной системе, когда два полюса поделили между собой часть стран (речь, прежде всего о Европе) вне зависимости от их роли до и во время Второй мировой войны. То есть, многие игроки, ставшие союзниками, ещё вчера были врагами и именно это диктовало сверхдержавам необходимость не педалировать прошлое, оставив миллионы документов в архивах потомкам до лучших времён, когда уже не останется живых свидетелей и публикации не будут сильно болезненными. Так было со странами Варшавского договора, многие из которых были союзниками Рейха, также произошло и с теми же союзниками (включая и саму Германию), вошедшими в Западный блок. Однако случилось то, что случилось: не дождавшись «лучших времён», началась эпоха переписывателей истории, направленная, прежде всего, на нивелирование роли Советского Союза (читай России) и превращение его в преступный режим, развязавший войну наряду с Германией. В авангарде переписывателей выступила Польша, что и подвигло президента России высказаться, наконец, прямо и недвусмысленно, вплоть до жёстких эпитетов в адрес некоторых польских довоенных государственных деятелей с последующим обещанием начать публиковать архивные документы. Я не знаю, будут ли эти документы касаться только Польши, либо охват событий выйдет за её границы, здесь всё зависит от политической целесообразности, которую никогда не следует сбрасывать со счетов. К примеру, никак нельзя спрогнозировать, коснётся ли волна разоблачений роли Венгрии (сейчас с ней хорошие отношения), войска которой, как нам известно, не просто участвовали в войне на стороне Гитлера, но и отличались особой жестокостью, что породило негласный приказ красноармейцам «мадьяр в плен не брать». Также до сих пор вызывает вопросы роль Франции, до последнего оборонявшей рейхстаг (дивизия СС Шарлемань) и неведомыми путями попавшая в список победителей с послевоенным включением в состав постоянных членов Совбеза ООН. Многое здесь пока непонятно, но одно уже можно сказать определённо: Польша напросилась точно и с этого момента колесо истории, скрипя и заваливаясь на поворотах, начнёт возвращаться на свою колею, где, я надеюсь, акценты будут расставлены и роли распределены не по мифам и сказкам, а по их реальным делам. В этой ситуации, если говорить отстранённо, Польше следовало бы промолчать, но взыграл польский гонор. Последовало «Заявление Института национальной памяти в связи с заявлениями Президента Российской Федерации о Второй мировой войне и ее причинах», а затем, там же и на восьми языках, опубликовано обширное историческое исследование «Борющаяся Речь Посполитая, 1939–1945 г.г.» (автор Мацей Коркуць). На первую «нетленку» я уже обращал внимание читателей, теперь же хочу более подробно разобрать вторую, общее содержание которой можно выразить следующими словами: - все 1050 лет истории Польши (Речи Посполитой) — это бесконечные войны с соседями, которые стремились стереть её с лица Земли; - Польша всю свою историю спасала Европу от порабощения другими державами; - у Польши никогда не было союзников, а те, кто таковыми считались, всегда её предавали, включая Вторую мировую войну; - пакт Молотова-Риббентропа — это главная причина войны; - все предшествующие договора, типа Мюнхенского сговора, случились только по вине союзников Польши и с их согласия; - Польша — единственная страна в мире, которая боролась с Германией от первого до последнего дня войны, когда все остальные или были разбиты и сдались, или стали союзниками Рейха; - зверства немецких захватчиков над поляками равны зверствами русских; - только благодаря Польше была одержана сокрушительная победа над Гитлером; - если бы не Польша, Советский Союз захватил и поработил бы всю Европу. Подтвердим сказанное цитатами из 145-страничного документа, которые желательно прочитать, несмотря на их относительное обилие: «Вторая мировая война Вторая мировая война началась в 1939 г. с нападения на Польшу двух тоталитарных держав. 1 сентября 1939 г. на неё напал Германский Рейх, а через несколько дней, 17 сентября 1939 г. – Советский Союз». «Решимость защитить границы, а в частности, крупные военные победы над большевиками под Варшавой и на Немaне в 1920 г., спасли не только Польшу от утраты независимости, но и бoльшую часть европейского континента». «Тем временем оба тоталитарных соседа Польши, то есть национал-социалистическая Германия и коммунистический Советский Союз, последовательно стремились к разрушению версальского миропорядка». «Польское общество, гордившееся своей только что возрождённой в 1918 г. независимостью и привязанное к идеалам гражданской свободы, становилось естественной преградой для развития тоталитарных государств – эманации современного рабства». «Ленин и Сталин не собирались создавать одно или несколько коммунистических государств, а стремились к мировой революции, которая принципиально изменит социальный, экономический и культурный облик всех стран и народов». «Проигранная война с Польшей в 1920 г. имела основное значение для приостановления продвижения революции. Именно Польша ограничила советскую сферу влияния на европейском континенте». «Польша была первой страной, которая оказала вооружённое сопротивление Германскому рейху, которым правил Адольф Гитлер». «Как и большевики, Гитлер начал быстро применять принципы конъюнктурного подписывания международных договоров и соглашений с целью достижения временных целей (в том числе, пропагандистских). И сразу же намечал очередные, ещё более далеко идущие цели, независимо от буквы и духа взятых на себя обязательств. Так было на мюнхенской конференции в 1938 г., когда Гитлер получил согласие западноевропейских держав на захват пограничных районов Чехословакии». «В случае агрессии Германии на западе Польша должна была ударить на неё с востока, вынуждая разделить силы. И была полна решимости выполнить свои обязательства. Франция и Великобритания были связаны с Польшей только антигерманским союзом. При этом союзническими соглашениями не были охвачены боевые взаимодействия в случае советской агрессии». «Тем временем планы территориальной экспансии объединили Германию и Советский Союз во временный союз интересов против Польши и меньших стран региона». «Советская сторона, официально выступающая в Нюрнберге в качестве обвинителя, быстро поняла, что правда о секретном приложении к пакту Молотова–Риббентропа подтвердит, что Советский Союз тоже должен занять место на скамье подсудимых». «Угроза нападения со стороны Франции и Великобритании должна была заставить Гитлера бороться на два фронта». «Упорное сопротивление Польши открывало Франции и Великобритании путь в быстрому и победоносному окончанию конфликта с Германским рейхом». «Французы и британцы были должны как можно быстрее ударить по Германии. Тем временем, несмотря на объявление Германии войны, французские сухопутные силы – намного более многочисленные, чем немецкие – почти бездействовали. Британцы также не выполнили своих союзнических обязательств в отношении Польши». «Союзники приняли тогда трагическое по своим последствиям решение. Они единодушно подтвердили своё постановление о том, чтобы оставить Польшу в одиночестве в борьбе с Гитлером, без какой-либо эффективной военной помощи с их стороны». «Берлин вздохнул с удовлетворением 17 сентября 1939 г. В этот день Красная армия пересекла по всей длине польско-советскую границу, столкнувшись с сопротивлением лишь отрядов польского Корпуса охраны пограничья (КОП) и немногочисленных подразделений Войска Польского и добровольческих отрядов». «В некоторые части попал при- каз главнокомандующего, который – желая сохранить как можно больше подразделений – приказывал избегать боёв с большевиками, за исключением, когда они наступали или пытались разоружить подразделения». «В то время, когда польскую армию добивали тоталитарные захватчики, союзнические самолёты сбрасывали на немецкие города всего лишь… пропагандистские листовки». «Понесённые в Польше потери в военном снаряжении были настолько велики, что непосредственно после прекращения военных действий Германия не была бы в состоянии вести крупные военные действия на западе Европы. Этим также не воспользовались французы и британцы. Они остались в целом пассивными в отношении развития событий». «Поведение Польши в сентябре 1939 г. стало концом полосы лёгких и безнаказанных завоеваний, укреплявших мощь Гитлера. И хотя в виду бездействия союзников в 1939 г. Германия ещё не почувствовала вкуса поражения, то сопротивление поляков превратило немецкую агрессию в международный конфликт. И независимо от всего это стало началом окончательного поражения как Германского рейха, так и его национал-социалистического фюрера». «Несмотря на проигранную оборонительную войну и понесённые потери Польша в окончательном счёте должна была выйти из войны более сильной как в политическом, так и территориальном отношении (благодаря корректировке границ с Германией). И что немаловажно: более сильной также в моральном отношении – как страна, которая первая вступила в борьбу с Гитлером и полностью выполнила свои союзнические обязательства». «...британцы и французы не оставляли иллюзий. Они чётко давали понять полякам, что война с Германией – это общая проблема, а вот война с Советским Союзом – только польская проблема. В принципе, оба государства оставляли советско-польский конфликт без внимания. В результате, как отмечалось на одном из заседаний правительства РП (Речь Посполитая — авт.), из числа европейских государств «только Польша находится в состоянии войны с СССР». «На счету польских пилотов было аж 12 проц. всех потерь немецких самолётов над Великобританией». «В январе 1944 г. наступающая с востока Красная Армия снова начала занимать восточные земли Польской Речи Посполитой. Несмотря на то, что Польша была частью лагеря союзников, эти территории были присоединены к Советскому Союзу насильственным путём, после чего начался новый этап порабощения». «Условия, созданные немцами в оккупированной Польше, оказались несравнимо худшими тех, с которыми в течение очередных лет столкнулись общества завоёванных Германским рейхом государств Западной Европы. Характерно, что когда французские коллаборационисты объясняли во Франции необходимость очередных уступок немцам, они пугали угрозой «полонизации оккупации». «Подобные преступления совершали во многих местах также некоторые действующие на немецкой службе «гранатовые» (синие) полицейские и сотрудники добровольческой Украинской вспомогательной полиции». «Масштаб немецких преступлений, в которые Рейх втягивал сотрудничающие с ним коллаборационистские государства, показывает значение решения Польши о последовательной борьбе против государства Гитлера. Несмотря на колоссальные жертвы Речь Посполитая не опозорила себя какой бы то ни было формой сотрудничества с немцами. Поэтому если какой-нибудь гражданин РП в индивидуальном порядке шёл на сотрудничество с немецким оккупантом против гражданского населения или против структур Польского подпольного государства, то становился изменником родины. А за это могла угрожать смерть по приговору того же Государства. Польские конспиративные суды настолько, насколько это было возможно, выдавали приговоры, а вооружённое подполье приводило их в исполнение как в отношении сотрудников мундирных служб оккупанта, так и гражданских осведомителей, «шмальцовников» и других изменников». «Следует отметить, что таких драконовских наказаний за укрывание евреев или оказание им любой помощи немцы не ввели нигде в Европе, кроме Польши, Сербии и территории Советского Союза». «Когда немцы в 1941 г. занимали территории, оккупированные СССР, в сотнях местечек и населённых пунктов они проявляли жестокость и совершали преступления – прежде всего против еврейского населения». «Советское господство на этих территориях прервало начало немецко-советской войны и утрата СССР земель в восточной Польше. Сталин использовал это время для жестоких репрессий в отношении населения. В это время советский террор по своей жестокости не отличался от немецких репрессий, а по масштабу неоднократно их превышал». «И хоть в официальной советской пропаганде людей по закону не различали по национальности (как это делали немцы), то в действительности советские власти старались последовательно использовать нацменьшинства против «польской буржуазии и помещиков». «В 1939–1941 гг. преступления НКВД и репрессии продолжались до последних минут советской оккупации. Они прекратились лишь после вторжения подразделений вермахта на восточные земли Речи Посполитой в 1941 г. Одновременно советские власти незаконно проводили принудительный призыв польских граждан в Красную Армию. В её рядах оказались от 100 до 200 тыс. поляков, насильно призванных во время первой советской оккупации». «Это изменилось после того, как началась немецко-советская война, когда немцы заняли эту территорию. В 1943 г. они раскрыли советские преступления. И хоть осознавали собственные преступления, то знали, что эта правда раскроет человеконенавистнический облик Советского Союза, как одного из союзников». «Преступная эффективность немецкой практики холокоста показала, что возможно уничтожение целых наций. Методом геноцида – как инструментом достижения целей – воспользовались подпольные структуры Украинской повстанческой армии (УПА), которая поставила перед собой цель создать независимую Украину в границах, включающих также часть территории Второй Речи Посполитой». «Поэтому в 1943–1944 гг. на оккупированных немцами территориях юго-восточной Польши УПА систематически совершала резню польского граж- данского населения. Этот геноцид привёл к смерти более 100 тыс. поляков. Эти операции должны были привести за короткое время к полному истреблению польского населения в этих регионах». «Безумие этих преступлений было в значительной мере приостановлено в результате стихийно предпринима-емых польских актов возмездия на украинских деревнях. Их жертвами стали несколько тысяч украинцев». «Во взаимодействии с конспиративными политическими партиями была организована подпольная жизнь, которой по масштабу не было ни в одной другой стране, оккупированной немцами». «Столь масштабной деятельности не было ни в одной другой стране оккупированной немцами Европы». «Благодаря этим усилиям в конце 1942 г. удалось проблему порицания Холокоста и защиты еврейского населения подвергнутого немецкому террору на оккупированных землях обсудить на форуме Объединённых наций и совместно выступить на эту тему. Западные союзники не относились к этому энтузиястически: опасались, что оповещение этого может вызвать увеличение давления на скорое открытие второго фронта в Европе». «Конец сотрудничества двух врагов Речи Посполитой был благоприятным обстоятельством». «Начало немецко-советской войны было для поляков ожидаемым моментом разрыва солидарности агрессоров». «Поэтому Речь Посполитая, будучи жертвой обоих тоталитарных государств, не была заинтересована в том, чтобы хотя бы одно из них чрезмерно укрепилось или одержало окончательную победу». «Германия молниеносно стала государством, оккупирующим почти всю территорию Речи Посполитой. В такой ситуации власти РП решили попытаться нормализовать отношения с СССР». «Со временем русские начали требовать быстрой отправки на фронт отдельных польских дивизий, не ожидая, пока завершится формирование остальных, что привело бы к их уничтожению за короткое время – особенно, при советском способе ведения боёв, не считаясь с собственными потерями». «Вступление Соединённых Штатов во Второю мировую войну в декабре 1941 г. стало для поляков дополнительным источником оптимизма». «Англосаксы, с тех пор, как стали союзниками тоталитарного советского государства, постановили передвинуть векторы военной пропаганды таким образом, чтобы сглаживать или обходить молчанием информацию о преступной природе СССР». «К сожалению, природа советского государства, в действительности, не претерпела существенных изменений. Трагический опыт советской оккупации в 1939–1941 гг. подтвердил в глазах поляков образ диктатуры Иосифа Сталина как не менее насильственной, чем государство Адольфа Гитлера». «Наиболее благоприятным для Польши сценарием развития событий на востоке был бы такой, если два тоталитарных государства погрязли бы в бесконечных боях – далеко на восток от польских границ, обескровили бы друг друга и ослабили свой военный потенциал». «Сталин уже тогда требовал от британцев согласия на аннексию половины Польши, которая состоялась в 1939 г., старался, чтобы река Буг считалась западной границей СССР. Вопреки обязанностям в отношении Польши Лондон в 1942 г. был готов пойти на уступки по этому делу». «Только в следующем году эту перспективу перечеркнули действия, которые Сталин предпринял в отношении Польши. Они начались после того, как Советский Союз укрепился после фронтовых побед над Германией и стал ведущей военной силой в 1943 г. К тому президент США изменил свою политику и стал больше уступать Сталину». «Завершение битвы под Сталинградом принесло окончательный перелом на восточном фронте. Сталин встал перед перспективой победоносного марша Красной Армии на запад и реализации имперских планов захвата, по крайней мере, части Европы». «В то время, весной 1943 г., президент США Франклин Делано Рузвельт изменил своё отношение к советским территориальным требованиям. Он отошёл от принципа защиты целостности территории польского союзника от советских притязаний». «Таким образом Речь Посполитая, как единственная страна в мире из числа актив- ных членов антигерманской коалиции стала уже в годы войны целью внутрикоалиционной агрессии со стороны СССР». «В конце 1943 г. на конференции в Тегеране Сталин получил непосредственно из уст Рузвельта и Черчилля тайное согласие на присоединение восточной половины Польши, что выразилось в утверждении так называемой линии Керзона в качестве восточной границы РП». «Эта концепция имела шанс на реализацию, если был бы воплощен в жизнь план англосакского нападения на Европу со стороны Балкан. Однако отказ англосаксов от «балканского» сценария (также под давлением СССР) не похоронил всех надежд». «Предполагалось, что политические и пропагандистские соображения, подкреплённые поддержкой англосакских союзников, заставят советские власти уважать польские органы власти и их суверенитет». «Поэтому Сталин сначала отрицал, что в столице начались какие-либо бои. Однако быстро оказалось, что немцы не в состоянии подавить восстание (Варшавское восстание в августе 1944 г. - авт.) за несколько дней. Тогда в Кремле решили предпринять враждебные шаги в отношении польского восстания. Сталин прежде всего задержал наступление Красной Армии перед Варшавой, отказавшись от реализации прежних планов ударить на город. Дал Гитлеру время на полное уничтожение польских сил». «Это было, парадоксально, последнее в этой войне проявление фактического (хоть формально несогласованного) советско-немецкого взаимодействия, направленного на реализацию совпадающих военно-политических целей, снова направленных против Речи Посполитой». «Впоследствии коммунистическая пропаганда на протяжении десятилетий называла убитых людей «жертвами восстания», хотя в действительности это были очередные жертвы массовых немецких преступлений, совершённых за пределами фронта». «В начале октября 1944 г., после 63 дней ожесточённой борьбы с превосходящими силами врага, повстанцы подписали капитуляцию перед немцами». «В действительности же, советские власти также и в это время не проводили крупных операций с целью занять Варшаву, ожидая, когда восстание будет подавлено немцами». «Войско Польское участвовало в освобождении Италии, Франции, Бельгии и Голландии». «Вооружённые силы РП с самого начала войны участвовали в боях за свободу Норвегии, Франции, Великобритании, Италии, Бельгии, Голландии. Западноевропейские освобождённые общества после ликвидации немецкой оккупации могли спокойно вернуться к жизни и восстановлению своих государств». «СССР захватил почти половину прежней государственной территории РП и поработил остальную страну. Не дал возможности восстановить независимую Речь Посполитую». «...военные действия в Европе завершились безоговорочной капитуляцией Германии, подписанной в Реймсе 7 мая в 2.41, а потом в Берлине 8 мая в 0.16. Это был великий день в истории мира и большое облегчение для миллионов людей. Мы поляки, к сожалению, не могли принимать участие во всеобщем энтузиазме этого момента». «...выходки солдат Красной Армии. В отчётах повятовых старост содержатся целые литании правонарушений против жизни и имуществу граждан, нападения, грабежи, изнасилования женщин, даже малолетних девочек, убийства мужчин, встающих на их защиту, это обычное явление». «После совершённой УПА резни польского гражданского населения и приказанных советскими властями новых переселениях польского населения (на территории, расположенные на запад от новой границы) польские элементы почти исчезли с территорий бывших Волынского, Львовского, Тарнопольского и Станиславовского воеводств». «В конце концов, площадь Польши в новых границах по сравнению с довоенной территорией сократилась аж на 20 проц. За восточной границей остались польские культурные центры (Львов, Вильнюс), дрогобычский нефтяной бассейн и земли, которые на протяжении веков были местом обитания миллионов поляков». «Западные союзники согласились на очередные уступки перед Сталиным, стремящимся захватить польские восточные территории и поработить остальную часть страны». «Ситуация ухудшалась в результате поведения русских, которые сознательно разрушали уже завоёванные города». «Русские вывозили на поездах в СССР промышленное, энергетическое и коммуникационное оборудование. Разбирали целые фабрики, заводы и производственные линии. Вывозили снаряжение, сельскохозяйственные машины и продукты. Разобрали и вывезли также часть промышленной инфраструктуры из центральной Польши. На протяжении всей войны немцы организованно грабили польские произведения искусства и памятники старины. Грабёж был повсеместным явлением среди немецких функционеров». «Кроме того отсутствие независимости, советское порабощение, коммунистический террор, уничтожение экономики свободного рынка и последующие десятилетия командно-распределительной экономики в тоталитарной системе дополняли баланс войны, начатой тоталитарным Третьим рейхом, а завершившейся победой тоталитарного СССР». «Когда на конференции в Сан-Франциско (апрель–июнь 1945 г.) создавалась Организация объединённых наций (OOН), никто себе не представлял, что среди государств-основателей не будет Польши, которая первой воспротивилась немецкой агрессии». «Несмотря на то, что форму ВПНЕ (Временное правительство национального единства, сформированное под контролем СССР — авт.) трудно было считать представительной для общества, западные союзники (в соответствии с заявлениями в Ялте), установили с ним дипломатические отношения, отменив признание легальных властей РП во главе с премьер-министром Томашом Арцишевским и президентом Владиславом Рачкевичем. США и Великобритания совершили это 5 июля 1945 г. В след за ними пошли десятки других стран мира». «Законные власти РП в изгнании, снова покинутые западными союзниками, пытались продержаться в крайне трудных условиях последующие десятилетия, веря в будущее восстановление независимости». «Последний (польский — авт.) партизан погиб в коммунистической облаве в 1963 г.». «Представители польских политических кругов и властей, действующих в изгнании, а также представители национально-освободительного подполья и политики в стране продолжали обращаться к совести руководителей свободного мира». «Что бы было, если бы в 1939 г. Германия не столкнулась с сопротивлением, а продолжала пользоваться политикой уступок? Что бы было, если бы не было борьбы поляков за свободу, которая обнажала советский империализм? Как покатилась бы история мира, если бы политика уступок Запада в отношении СССР была прекращена не в 1947 г., а намного позже? Эти вопросы стоит задавать, даже если мы никогда на них не ответим». *** Так, Польша, ничтоже сумняшеся, натянула польскую сову на глобус, трактуя предвоенные и военные события исключительно в свете того, что Польшу предали все, кто только мог и не мог. Думаю, следовало бы задать несколько другой вопрос: что такое в истории представляет из себя Польша, что даже начальник Великобритании У.Черчилль, будучи будущим формальным союзником, ещё в 1936 году вынужден был дать откровенную характеристику: «Польша — гиена Европы»? *** И ещё один немаловажный вопрос: а как сами поляки относятся к истории своей страны, с которой, по признанию её же историков, мало кто считался? В общем, позволим себе абстрагироваться от собственных оценок и предоставим слово самим полякам, комментарующим публикации, касающиеся как СССР, так и современной России. Вот, к примеру, статья «Путин снова оскорбляет Польшу», воспроизводящая полный текст вышеупомянутого «Заявления...» Института национальной памяти Польши. Комментарии: marek500: «В каждом конфликте есть победители и проигравшие, всегда каждая сторона старается представить свое поведение как правильное. Для нас это была агрессия, для них — использование ситуации. Я не хочу, чтобы меня неправильно поняли, потому что для меня нападение СССР в 39 году было агрессией, но если бы я был на их месте, я бы сделал то же самое. Там нет настроений в таких ситуациях. Даже если бы русские не атаковали, немцы сделали бы то же самое, за исключением того, что был бы один оккупант… Более быстрых антипольских действий можно было ожидать от украинцев и литовцев». nteresariusz z PL: «Конечно, я бы отказался от абсурдной пропаганды о том, что Советы были плохими, это не меняет того факта, что они протрезвели во время войны, и в качестве побочного эффекта своей победы они дали нам государство, которое мы потеряли под Германией. То, что у нас были авторитеты, за которых нам должно быть стыдно, также неоспоримо. Нельзя скрывать, что мы заигрывали с Гитлером больше, чем со Сталиным, только Сталин был не так глуп, как наши власти. И если кто-то даже шутит, что быть нацистом хорошо, это не стоит никакого уважения». Pedant: «А что было большинством (населения — авт.) к востоку от Буга? И как были заняты эти районы? Разве не силой, например, в борьбе против украинцев или литовцев?». Sol: «Недавно правительство ТВП (польское телевидение — авт.) пропагандировало образ Путина в виде трупной головы с подписью «Россия». Со стороны марионеток Третьей Польской Республики рвотные ведра выливались в Россию при каждой возможности. 99% таких случаев не были связаны с интересами Польши. Но мы требуем от русских, чтобы они относились к нам с достоинством, баловали нас, уважали, а не нападали. Шизофрения!». RomanKa: «Путин свободный человек ... он говорит, что хочет .... и кроме того, он говорит правду...». Anna-PK: «Путин принадлежит к сильной группе, которая позволяет ему говорить то, что он говорит, без каких-либо негативных последствий. Польша, с другой стороны, принадлежит к банде... В этом разница между Путиным и польскими властями. Я еще могу добавить, что Путин сказал, что при создании СССР Россия отдала Украине чисто российские территории, и он намерен проанализировать этот факт более подробно. Он сказал, что Донбасс дал Сталин Украине для наращивания потенциала рабочих в тех самых сельскохозяйственных отсталых украинских областях. И украинцы тоже бессильно это анализируют, с тем же эффектом, что и у поляков вышеупомянутая проблема». AgnieszkaS: «Прежде всего, Путин имеет поддержку своих граждан в стране, без этого его позиция была бы хрупкой, и ни один посторонний не мог бы удержать Путина у власти. Даже от иностранных врагов, если бы только она получила, это было бы наполовину бедностью, хуже того, что польское правительство имеет больше врагов среди своих граждан, чем антагонистов за рубежом. Цинизм, ложь, эгоизм, эгоизм, самая обычная глупость и дезинформация делают небольшой шанс на суверенитет. Но это не удивительно». Anna-PK: «То, что вы пишете, показывает только вам и ваше видение реальности. И нет ничего такого, как я это вижу. Вой хриплого пса на Луну имеет тот же эффект, что и ваша оценка Путина». Anna-PK: «Польская политика. К сожалению, это польская традиция, много бездумных разговоров и врожденных генетических ссор. Если нет незнакомых людей, чтобы говорить о них, поляки поливают друг друга помоями». Stanislav: «Господин автор, какова цель манипулирования заявлением В. Путина на пресс-конференции? В. Путин не обвинял Польшу в разделе Чехословакии, а просто напомнил (правдиво), что Польша приняла участие в разделе Чехословакии с Германией после конференции в Мюнхене 29-20 сентября 1938 года. Они участвовали в конференции и подписали так называемые Мюнхенское соглашение: нацистская Германия, Великобритания, Франция и Италия... Идеологических уполномоченных из антипольского института Института национальной памяти трудно воспринимать как ученых. В случае с Катынью стоит ознакомиться с со следующим материалом: (далее ссылки на материалы, разоблачающие версию причастности к трагедии СССР — авт.)». Oscar: «...Путин сказал несколько слов правды и завыл волшебник новой ложной истории Польши. Ничего нового ... мы давно знаем, что такое Институт национальной памяти или историческая политика Польши. Ничего хорошего не будет построено на выборочной лжи ... а Солидарность строит усердно ... такая структура, основанная на лжи, не продлится долго». Oscar: «Путин сказал лишь несколько слов правды о белых пятнах в истории в версии Института национальной памяти или Солидарности ... он привел несколько исторических фактов, известных, хотя и замалчиваемых Институтом национальной памяти и Солидарностью ... В контексте приведенных фактов вся пропагандистская версия истории Института национальной памяти и Солидарухов просто коллапсирует. Путин заставил слушателей задуматься ... а Солидарность подняла крик ненависти, что кто-то ставит под сомнение их версию избирательной истории ... История не избирательна, история полна ... вместе с взлетами и падениями, и мы хотим выучить такую историю (Институт национальной памяти и Солидарности не позволяет полякам делать это) ... только пропаганда избирательна с белыми пятнами и интерпретациями ... в случае Института национальной памяти и движения Солидарности - это пропаганда ненависти ... оно сеет ненависть, роет окопы между народами ... И очевидно, что разжигание ненависти преследуется по закону ... опять же, вы можете видеть, что закон Солидарности избирателен ...». marek500: «Если бы Ельцин продолжал править, это было бы так, как ты пишешь. На первом этапе Путин показал свои когти, и несколько потертых олигархов высадились в Сибири или были вынуждены эвакуироваться из России. Остальные получили четкий сигнал: либо они уважают Путина, либо конец этих миллиардов рублей на своих счетах. Во всяком случае, многие из этих детей ада поддерживают Путина, потому что считают его гарантом своего богатства. В отличие от нас, россияне очень прагматичны. Зачем им идти на войну с олигархами? Ведь обе стороны понесли бы огромные потери». Laznik: «На землях, оккупированных СССР в 1939 году, еврейские приближенные и бандиты были виновны в многочисленных убийствах польского населения, причем не только бандеровцы совершали эти преступления против поляков, но и евреи. Так или иначе, так называемые еврейские преступления оказались чрезвычайно популярными для преступлений евреев. Юденрат (собственная еврейская администрация в гетто) в обход еврейского населения в организации вывоза и ликвидации евреев в лагерях. Упрямое и всегда мстительное еврейство не осудило ни одного из этих еврейских бандитов за их преступления, совершенные против самих евреев». *** Или вот ещё одна статья «Чему нас учит Путин?», несколько иного содержания и начинающаяся с, казалось бы, неожиданного для Польши утверждения: «Прежде всего - очевидно, что Вторая мировая война была вызвана не Пактом Молотова-Риббентропа, а растущими противоречиями интересов великих держав. Мы не поняли этого в 1939 году, но в 2019 году мы должны наконец-то понять. Поляки, пора взрослеть!». Комментарии польских читателей: Oscar: «Германия является врагом, потому что они хотят вернуть свои бывшие восточные земли. Россия - единственная защита от Германии ... и это движение Солидарности сдается ... подвергая Польшу последствиям. Не первое и не последнее предательство польской нации со стороны солидаристов». marek500: «...Интересно, что думали литовцы, которые думали о независимости (как Польша в 1918 году), как поляки раздевали их с Лениным после тайных договоренностей. А что чехи когда поделились ими с Гитлером. Немного размышлений. Что бы сделали поляки, если бы оказались на месте Сталина? Возьмите карту с тогдашними государственными границами, и если вы все еще думаете, что у Сталина был другой рациональный выход, обсуждать это стыдно. И еще одна вещь. Вы врете, что Гитлер и Сталин планировали совместную атаку на Польшу. Сталин мог догадаться, что Гитлер планировал вторгнуться в Польшу,... По крайней мере, поэтому они вошли на нашу землю 17 сентября, а не первого или второго. Я гарантирую вам, что если бы вместо СССР были Англия или Франция, они бы поступили так же, как Сталин. Без подготовки они не рискнули бы войной, а оккупация восточных территорий Польши резко сократила бы линию фронта». Oscar: «Сталин не атаковал, он вмешался. По приказу главнокомандующего «Не борись с Советами» не было никаких польско-советских боев. Кстати, пакт Молотова-Риббентропа спас мир от Гитлера. Немцы дошли до Москвы, но России удалось эвакуировать Донбасс на Урал. Что бы было без этого пакта? Немцам было бы примерно на 400 км меньше до Москвы ... они бы въехали в Москву уже осенью ... Зима не помогла бы России. У России не было бы оружейных заводов, эвакуированных из Украины за Урал. Германия захватит всю европейскую часть России, и экономическая пустота после Урала ... пройдет через Кавказ до иранской нефти ... У них были такие планы, потому что им не хватало нефти. Такой огромный Третий Рейх мог успешно защищаться годами ... полностью разрабатывать атомное оружие ... у них уже были ракеты ... Пакт Молотова-Риббентропа спас мир от нацизма, и Гитлер совершил самоубийство с помощью этого пакта ... А дураки-поляки (патриоты, идиоты), как обычно, поддерживают худшее в мире. После 89-го солидаристы также поддерживают худшее для мира». Wican: «...Россия - молодая страна, и сначала Польша была сильнее, затем Россия... Вот как выглядит вся история, а вы работаете в какой-то матрице? В другой мире? Пилсудский рисковал существованием молодого государства из-за дебильного (или агентского) решения... Обычный трус и его преемники, облажавшиеся в сентябре 2017 года. Военная гибель, политическая среда, гражданский трус». *** P.S.: А ведь и правда, Польша, пора взрослеть!!! И начинать следует сверху, внизу все уже всё давно поняли. Александр Дубровский
  4. Teologia Polityczna, Польша © РИА Новости, Александр Гальперин | Перейти в фотобанк Польша, бредящая русофобией, видит основную опасность с востока — из России, а свою безопасность она связывает с созданием объединения стран с целью изолировать Россию. Для этого ей может служить Инициатива трех морей. О польской концепции безопасности на Балтике рассказал экс-замминистра обороны Польши. Teologia Polityczna (Польша): Балтийское море имеет ключевое значение для безопасности восточного фланга НАТО Безопасность на Балтике 18.02.2020 Ханна Новак (Hanna Nowak) Интервью с бывшим заместителем министра обороны Польши Ромуальдом Шереметьевым (Romuald Szeremietiew). Teologia Polityczna: Хорошо, когда у государства есть выход к морю, ведь это окно в мир. Страна, лежащая у морских берегов, всегда будет находиться в более выгодном положении. Выступает ли для нас таким окном Балтийское море или оно слишком маленькое и мелкое? Ромуальд Шереметьев: Размер здесь не имеет значения, ведь моря соединяются друг с другом, и морской транспорт может добраться всюду. Не имеет значения, к чему мы имеем доступ: к такому морю, как Балтика, или к большому океану. Если мы взглянем на сферу безопасности и задумаемся, откуда может исходить угроза, мы увидим, что с точки зрения Польши Балтийское море имеет особое значение. Во-первых, там находится Калининградская область, то есть, пожалуй, самый милитаризованный район мира. Во-вторых, там проходит российский «Северный поток». Кроме того, следует помнить о том, что именно Балтийское море позволяет нам заниматься диверсификацией поставок газа. У нас есть СПГ-терминал, строится «Балтийский газопровод», который соединит Норвегию, Данию и Польшу. Также Балтийское море будет играть важную роль в качестве места, где развернутся военные действия, если Россия решит подчинить себе страны Балтии: Литву, Латвию и Эстонию. — То есть значение Балтийского моря возрастает. — СПГ-терминал и газопровод в Норвегию демонстрируют, что Балтика обретает все более важное значение как для нашей безопасности, так и для функционирования нашей экономики. — В последние годы она даже стала частью более широкой геополитической концепции, я имею в виду Инициативу трех морей. У нее есть шансы на успех? — Инициатива — это возвращение к концепции Междуморья, которую Польша продвигала в межвоенный период, а оно, в свою очередь, отсылало к идее, олицетворяемой «Речью Посполитой двух народов». Мы, поляки, и наши соседи все отчетливее понимаем, что только создание такой общности в Восточно-Центральной Европе, между Балтийским, Черным и Адриатическим морями, позволит нам избавиться от страхов, связанных с расшатыванием Россией международного порядка в нашей части мира. От этого зависит безопасность не только Польши, но и всего региона, а также европейского континента. Западная Европа, пожалуй, это не вполне осознает. Она не помнит, что когда исчезла Первая Речь Посполитая, сначала начался хаос Наполеоновских войн, а потом были Первая и Вторая мировые войны. Каждый раз между Востоком и Западом начинался какой-то конфликт. До этого такого рода войн не было, поскольку существовала Польша, геополитический организм, который служил преградой для такой агрессии. Создание (возрождение) в нашем регионе сильного союза государств имеет огромное значение для безопасности Польши, Центральной Европы и всего континента. — Какую роль в этом контексте играет Балтийское море? — Вокруг него должно сформироваться сообщество государств, которые будут гарантировать безопасность всем выходящим к нему странам. Как я уже говорил, единственный агрессивный игрок на Балтике — это Россия. В Калининградской области она располагает сильным флотом и большим военным потенциалом. Она может начать военные действия, например, против стран Балтии или Польши. Мы также время от времени слышим ее угрозы, адресованные Финляндии, Швеции, Норвегии. Объединенные морские силы стран, выходящих к Балтийскому морю, смогли бы заблокировать гипотетические недружественные действия России. Если той не удастся подчинить себе Белоруссию, чего она сейчас добивается, мы сможем гарантировать странам Балтийского региона безопасность и контролировать Калининградскую область. — Это означает, что Польше следует заняться развитием военного флота? — Корабли нам очень нужны. Другие страны региона от них не отказываются. Каждый раз, когда я слышу, что можно контролировать морское пространство, не обладая флотом, я предупреждаю, что это очень опасное заблуждение. Свои боевые средства есть для контроля над сухопутным и воздушным пространством, свои — для контроля над морским, и их следует иметь. Это тем более важно в контексте защиты всей сферы интересов, которую развивает в регионе Балтики Польша. Потребность в том, чтобы контролировать это море при помощи нашего флота, будет возрастать. Оно должно стать пространством, в котором мы будем иметь возможность безопасно заниматься деятельностью, служащей развитию польской экономики. — Балтийское море имеет огромное значение для стран Северной Европы. Может ли море, вокруг которого на протяжении столетий возникали споры, стать сейчас чем-то, что нас сближает? — Швеция, Норвегия и Финляндия постоянно выступают с инициативами в этой области. Меня удивляет, что Польша не проявляет к ним интереса. Шведы, например, предлагали нам создать военный союз, но никто у нас не подхватил эту идею, ничего не вышло. Сейчас существует так называемая Северная инициатива, в которую также входит Великобритания. Этот проект ориентирован прежде всего на Арктику. Речь идет, конечно, о перспективах эксплуатации нефтяных и газовых месторождений в этом регионе и претензиях, которые выдвигает на него Россия. Польша заинтересована хотя бы в том, чтобы получать из Норвегии газ. Вполне можно себе представить, что мы будем принимать участие в добыче и пользоваться этими месторождениями, так что, я думаю, нам бы стоило подключиться к этой инициативе. Если бы наша страна это сделала, она бы стала на самом деле серьезным игроком наравне с британцами и шведами, что позволило бы ей упрочить свою позицию в том числе в Балтийском море. Северное направление очень важно, нам стоит действовать на нем активнее. — Взглянем на восточное направление. Недавний визит госсекретаря США Майка Помпео в Белоруссию и Казахстан показал, что американцы, пожалуй, решили сменить подход к этому региону, который до недавнего времени выступал сферой исключительных интересов России. Может ли наше географическое положение послужить фактором, позволяющим воздействовать на белорусско-российские отношения? Получится ли при помощи поставляемых в Польшу американских энергоресурсов каким —то образом помочь Белоруссии? — Конечно. Во-первых, следует осознать, какое огромное значение с точки зрения нашей безопасности и стабильности в регионе имеет Белоруссия. Если на Польшу нападали с востока, то именно с белорусской территории. Российские операции всегда разворачивались в одном направлении: Смоленск — Минск — Гродно — Варшава. Россия это знает, а поэтому хочет, чтобы Белоруссия ей подчинялась. Белорусы вместе с Лукашенко, в свою очередь, привыкли, что у них есть самостоятельное государство, они не хотят его превращения в российскую губернию. США тоже понимают, что стабильность всего восточного фланга НАТО зависит от того, где и в каком качестве окажется Белоруссия. Излишним будет добавлять, что особое значение в этом контексте будет иметь то, кто контролирует Балтийское море. Союз стран его региона нужен в том числе по этой причине. В целом, мы видим, что американцы поддерживают созданную Польшей Инициативу трех морей, поэтому, я думаю, поляки имеют возможность умно разыграть белорусский вопрос. — Какое место занимает Балтика в геополитической концепции НАТО? — В состав Альянса входят не только США и Польша, но и страны, которые не всегда верно оценивают серьезность российской угрозы. Но, я думаю, пока Соединенные Штаты действительно играют ключевую роль в НАТО, эти государства тоже будут поддерживать восточный фланг, который стал, если мы взглянем, например, на начинающиеся сейчас учения, важным местом для отработки оперативных возможностей Альянса. Он (в первую очередь речь идет об американцах) перебрасывает на восток большое количество сил. С точки зрения безопасности Польши и всего ее региона это очень важно. — Следует принимать во внимание и другой сценарий, такой, в котором американцы начнут уходить из Европы, например, сосредотачивая внимание на Тихоокеанском регионе. Мы готовы к такому развитию событий? — Уход американцев из нашей части Европы поставит нас в очень сложное положение. Надеюсь, этого не произойдет. Тем не менее я давно говорю, что польская оборонная стратегия должна предусматривать такой вариант, при котором мы не получим от союзников никакой помощи. Мы рассчитываем на нее и даже не рассматриваем возможности, что они нам откажут. — В конце нашей беседы я бы попросила вас взглянуть еще дальше на восток. Какое место занимает Балтийское море в китайском проекте Шелкового пути? Какую роль оно может сыграть в перспективе ближайших десятилетий? — Морской транспорт продолжает играть существенную роль в мировой торговле, поэтому доступ к морям имеет ключевое значение. Для нас важен ответ на вопрос, каким образом Китай будет наращивать свое участие в этой торговле. Стоит помнить, что между Пекином и Вашингтоном назревает конфликт, а Польша выступает союзницей второго. Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ. Оригинал публикации: Romuald Szermietiew: Bałtyk kluczowy dla bezpieczeństwa wschodniej flanki NATO
  5. Бывшие советские республики подписали совместное обращение к странам ЕС с напоминанием, что они все еще стоят в очереди в Евросоюз, куда их до сих пор не пустили. Украина, Грузия и Молдова без обиняков заявили, что для дальнейших успехов на «европейском пути» им нужны деньги, так что Европа должна предусмотреть финансирование для стран «Восточного партнерства» в новом семилетнем бюджете ЕС. В этой новой искренности чувствуется школа: прибалтийские «учителя» неофитов «европейского выбора» как раз сами сейчас стоят в Брюсселе с протянутой рукой. «На полях Мюнхенской конференции по безопасности министры иностранных дел Украины, Грузии и Молдовы подписали совместное обращение к членам Европейской комиссии о важности надлежащей финансовой поддержки региона «Восточного партнерства» в рамках следующей «Многолетней финансовой перспективы» ЕС на 2021–2027 годы, формирование которой сейчас идет в институтах Евросоюза», — говорится в пресс-релизе, опубликованном на сайте МИД Украины. В совместном обращении страны — «отличницы» программы «Восточного партнерства», подписавшие соглашения об ассоциации и зоне свободной торговле с ЕС, вроде как напоминают «старшим товарищам» в Брюсселе и Берлине с Парижем, что они в ответе за тех, кого приручили. Грузия, Молдова и Украина по-прежнему существуют, все так же ждут, когда перед ними откроются европейские двери, и с неизменным упорством желают вступления в Евросоюз. Однако создается твердое впечатление, что после подписания известных соглашений об ассоциации Западу на постсоветских еврооптимистов стало искренне и глубоко наплевать. Программа «Восточного партнерства» ушла далеко на периферию европейской политики. Западному миру много лет как не до нее. Он теперь постоянно занят другими вещами: наплывом беженцев, Брекситом, спором старых элит-глобалистов с набравшими вес «популистами». Ставить вопрос о дальнейшем расширении Запада как-то нелепо, потому что нет очевидного ответа на вопрос «един ли Запад». Приход к власти США Дональда Трампа и его конфликт с лидерами «Старой Европы» многих по обе стороны Атлантики заставил в этом усомниться. На той же Мюнхенской конференции по безопасности «установочный» доклад организаторов назывался «Беззападность». Главная проблема, вынесенная в заглавие доклада, звучала так: «Почему в мире становится все меньше Запада и внутри самого Запада остается все меньше Запада». При таком масштабе внешних и внутренних проблем полагать, что евроатлантический мир сейчас станет заниматься развитием бывших советских республик, значит выставлять себя на посмешище. Впрочем, последние не стесняются и выставляют. Например, президент Украины Владимир Зеленский на полях очередной международной сходки выдал, что после выхода Великобритании одно место в Евросоюзе вакантно и Украина готова с радостью его занять. После минутного замешательства это заявление оценили по достоинству: как фирменный тупой юмор «Вечернего квартала». Потому что как иначе реагировать на предложение решить проблемы евроинтеграции, приняв в Евросоюз вместо второй-третьей экономик Европы одну из самых бедных, коррумпированных и неуправляемых стран мира? Энтузиасты «европейского выбора» не могут смириться с тем, что их выбор свершился — и стал не нужен. Поэтому они слезно просят если не взять их сразу в Евросоюз, то хотя бы дать денег на подготовку к вступлению. «Главы внешнеполитических ведомств трех ассоциированных партнеров призвали ЕС в рамках стратегического бюджетного планирования на следующие 7 лет учесть масштабы и амбициозность реформ, осуществляемых и планируемых Украиной, Грузией и Молдовой в процессе европейской интеграции, — говорится в заявлении МИД Украины. — В этом контексте министры отметили, как важно предусмотреть в "многолетней финансовой перспективе" увеличение ресурсов на нужды государств — участниц "Восточного партнерства", что будет отвечать их европейским обязательствам и приоритетам в отношениях с ЕС». Чувствуется отчаянное нежелание признать, что «халява» ушла и уже не вернется. В первые годы притяжения постсоветских республик в европейскую сферу влияния странам «Восточного партнерства» и вправду перепадали скромные «плюшки». Последние, правда, жаловались, что всякие приграничные проекты, гранты на развитие гражданского общества и кредиты на проведение структурных реформ несопоставимы с теми колоссальными дотациями, которые получает от ЕС, например, Польша. Однако теперь и этих подачек нет, и за энтузиазм идти по «европейскому пути» европейцы больше не подают. Из всех членов ЕС разве что страны Прибалтики могли бы воспринять боль других осколков бывшего СССР: мы хотим быть частью большой европейской семьи, стремимся прочь от России, просим на это денег, а нас ни в семью не пускают, ни денег не дают. Но и тут незадача. Прибалтика сейчас стоит перед Европой с протянутой рукой, просит сохранить себе финансирование в новом семилетнем бюджете ЕС, и перед угрозой системного кризиса из-за потери дотаций даже литовцам, латышам и эстонцам не до «отличников европейского выбора». Грузия или Молдавия ноют о том, что союзники уделяют им слишком мало внимания и не хотят давать денег, ничуть не хуже, чем Литва или Латвия. Они точно так же указывают на свою незаменимую роль в сдерживании «русской угрозы» и дают понять, что без западной помощи им с Россией не справиться. Так что в известном смысле Прибалтика может быть довольна собой. Она оказалась хорошим учителем, а страны «Восточного партнерства» — способными учениками. Они усвоили у Литвы, Латвии и Эстонии главное: Запад в целом — это когда тебя защищают, а Евросоюз в частности — это когда тебе дают деньги. Правда, денег Украине, Молдове и Грузии больше особо не дают. Как и Прибалтике. И защищать ни тех, ни других на Западе не горят желанием. Зато писать в Брюссель письма в стиле «вышли денег, здравствуй, мама», страны «Восточного партнерства» научились. За неимением лучшего, можно считать, что это и есть их «европейский выбор». https://www.rubaltic.ru/article/politika-i-obshchestvo/18022020-podayte-na-put-v-evropu-ucheniki-pribaltiki-vstali-s-protyanutoy-rukoy-pered-zapadom/
  6. Zaxid.net, Украина © РИА Новости, Александр Хроленко В преддверии 30-й годовщины независимости Украины автор западноукраинского издания сокрушается по поводу того, как мало власти страны сделали за этот период в вопросах борьбы с коррупцией, проблемах с идентичностью граждан, и приводит в пример деятельность львовского гуманиста Яна Щенсного Гербурта, жившего на стыке XVI и XVII веков. Zaxid (Украина): славянский Геркулес Ситуация на Украине 14.02.2020 3 Евгений Гулюк С началом нового года мы приблизились к 30-й годовщине государственной независимости. Период не такой уж и длительный по сравнению с западными демократиями. Но хуже всего то, что за этот промежуток времени сделано совсем мало. У нас до сих пор существуют проблемы с идентичностью, еще больше с экономикой, немного лучшая ситуация с гражданским обществом, однако людей так и не обеспечили самым необходимым — качественной медициной, достойной оплатой труда, в конце концов, нормальными дорогами и тому подобное. Продолжается борьба с коррупцией, но для этого недостаточно реальных действий, системности, механизмов. Слышны только лозунги. Также не хватает осознания того, что без инициатив снизу не будет изменений сверху, что каждый является частью государственного механизма. Именно об этом речь пойдет дальше. А также о человеке, чьи связи и происхождение позволили претендовать на трон. Однако получилось все по-другому — жизнь, насыщенная борьбой с отстаиванием принципов. Герой этого материала не из нашего времени, но его история, стремление утвердить игру по правилам, попытки склонить современников к соблюдению обычаев, принципов уважения к иной культуре, к себе и собственной идентичности — это касается и нас. Его история демонстрирует то, что каждый из нас является носителем определенных ценностей и должен делать то, что в его силах, в родном для себя пространстве. Речь идет о Яне Щенсном Гербурте (1567-1616), гуманисте из-под Львова, который является крайне недооцененной фигурой в нашей истории. Образование, или сколько языков знаешь, столько раз ты человек В молодые годы у Яна Щенсного Гербурта появились первые весомые достижения. Он сполна воспользовался возможностями, открывшимися перед человеком его происхождения. Выпускник Краковской академии, а также учебных заведений в Ингольштадте, Париже и Лейдене, Гербурт владел русским, польским, латинским, итальянским, французским и немецким языками, был типичным представителем эпохи Ренессанса и продуктом гуманистической учености. Здесь имеется в виду система знаний, где представления о мире приобретались через освоение языка, культурного кода, овладения интерпретационных техник, практик освещения текстов и толкования смыслов. Последнее обязывало иметь широкий кругозор, требовало осведомленности о тенденциях развития мира — древнего и современного. В практической и интеллектуальной деятельности, процессе создания социальной роли, авторитетами были философы-классики. Скажем, такие как античный мыслитель Сенека. Особенно популярными были его идеи об общественной активности и самообладании духа. Отзвуки этого мы видим и на примере Яна Гербурта. Низкий старт «Мешок счастья» для Яна Щенсного Гербурта развязался сразу же после окончания обучения. Он стал секретарем короля Речи Посполитой Зигмунда ІІІ Ваза. Также мостиским. и вышенским старостой. Был правителем и владельцем Добромиля, что в Русском воеводстве, приумножив владения за счет купленных земель, он также модернизировал семейный замок и имения. В 1614 году перестроил крепость в Добромиле, которая является самой высокой на Львовщине (560 метров над уровнем моря), придав ей характерный для оборонной архитектуры Ренессанса облик. В конце концов, вошел в историю как известный меценат и неплохой литератор, заботливо относившийся к подчиненным. Еще во время обучения Яну Щенсному удалось побывать во многих странах. Этот список он дополнил, работая в королевском посольстве. Посетил Стамбул, Рим, английские земли, был в Швеции. Приобретенный опыт превратил в идеи, но отдельными достижениями этот шляхтич все же обязан родственным связям. Представители семьи Гербуртов пришли на галицкие земли с наместником венгерского короля Владиславом Опольским (II пол. XIV ст.). Здесь осели, получили владения, занимались градостроительством. Позже полонизировались и стали одним из наиболее влиятельных родов. Гербурты занимались политикой, были меценатами. К примеру, отец Яна Щенсного, Ян Гербурт, был урядником, юристом и дипломатом. Дядя Яна Щенсного, Станислав Дрогойовский, был военным и кастеляном. В конце концов, патроном (покровителем) молодого Гербурта был канцлер Ян Замойский. Поэтому не удивительно, что Ян Щенсный присоединился к модернизации Замойской академии, одного из лучших учебных заведений Речи Посполитой. Того самого, где ректорами были представители львовских семей (Абреки, Алембеки), а выпускниками — известные в украинской истории персонажи: митрополит Сильвестр (Косов), Адам Кисель и многие другие. В Замойский академии, как и в других заведениях того времени, пользовались стандартом гуманистической учености. Поэтому опыт Гербурта и его образование стали здесь полезными. Изменение курса Не совсем правильно говорить, что история Речи Посполитой — это путь преследования русинов-украинцев поляками-католиками. Более содержательным и приближенным к действительности представляется подход, когда наших предков причисляли к создателям этого государства. Оснований для этого хватает, если посмотреть, как исторические персонажи идентифицировали и позиционировали себя. Не зря историки, сравнивая тенденции политического развития того времени, именно Речь Посполитую называют пространством толерантности, с действием свобод и персональных вольностей. Проиллюстрировать это можно на примере празднования Рождества во Львове в конце XVI века. В городе проживали христиане восточного и западного обрядов. Вторые к тому времени перешли на календарь, предложенный папой Григорием ХІІІ. Первые, поскольку были в юрисдикции Константинополя, реформу летоисчисления не приняли. В начале 1584 года торжества православных прервал римско-католический архиепископ Ян Димитр Соликовский — участников процессии разогнали, храмы закрыли. Христиане восточного обряда обратились к королю Стефану Баторию. Тот отреагировал и подчеркнул, что «календарь новый введен для порядка [… ] Речи Посполитой, а не для ограничения свободы». Он осудил действия архиепископа и запретил силовые сценарии в таких случаях. Конечно, не стоит из-за одного эпизода идеализировать всю систему. Многое зависело от личности конкретного монарха. Скажем, Зигмунд III, секретарем которого был Ян Щенсный Гербурт, имел четкую католическую ориентацию. Это чувствовалось в курсе правителя, но не нравилось его секретарю. Гербурт также был католиком, но отлично видел конфессиональную политику, шляхетские вольности, функционирование государства и место в нем представителей различных сред. История борьбы. Силой оружия… В 1606 году Речь Посполитую охватил масштабный мятеж шляхты. Это было восстание против короля, вошедшее в историю как «рокош Зебжидовского» или же «Сандомирский рокош». Недовольство вызывала политика короля Зигмунда III, династические войны монарха, тенденции к усилению королевской власти, ограничение «золотых вольностей» и прав Сената. Выступление возглавил Краковский воевода Миколай Зебжидовский. Ян Гербурт также поддержал протестующих. Обращаясь к королю, он апеллировал к политике одного из его предшественников — Сигизмунда I Старого, который «русские церкви строил, как и католические костелы». Шляхтич интересовался, почему действующий монарх такое не может предпринять, утверждая, что именно в этом мощь государств и их будущие успехи. Гербурт не просто следовал протестным настроениям. Он выделялся активностью. Это несмотря на то, что в конце XVI в. он имел отношение к подавлению казацко-крестьянских восстаний. Переход в оппозицию человека со способностями Яна Щенсного Гербурта представлял опасность, с позицией деятеля такого масштаба нельзя было не считаться. Поэтому восстание для него закончилось двадцатимесячным заключением. Его освобождение происходило с принесением клятвы больше не воевать против короля. Это означало, что Ян Щенсный остановился и прекратил борьбу? Конечно, нет! Просто изменил методы. …и силой слова Дорога в большую политику для Яна Щенсного Гербурта после рокоша (официальное восстание против короля — прим.перев.) оказалась закрытой. Поэтому он осел в имении в Добромиле, достроил его и модернизировал. Это время считают периодом расцвета города. Крепость в Добромиле по сей день называют замком Гербуртов, а гербом Добромиля является пронизанное кинжалами яблоко — модификация герба Гербуртов. В 1611 году Ян Щенсный Гербурт пригласил в свои владения известного краковского мастера Яна Шелигу и открыл типографию. За относительно короткий промежуток времени были напечатаны «Хроника поляков» Винцентия Кадлубека и книга «Хроника Яна Длугоша». Представляет интерес издательство «Анналы» Станислава Ореховского. Того самого, который гордился русинским происхождением и критиковал монархов за отсутствие уважения к самобытному и древнему народу, с которым Ореховский себя ассоциировал. В трудах этого мыслителя звучали неудобные для двора вопросы — о природе власти, о месте русинов в Речи Посполитой и тому подобное. Очевидно, подобные взгляды разделял и сам Гербурт. Из типографии вышли в свет «Диалог об обороне Украины» Войцеха Кицкого. Между прочим, там можно прочитать о Польше, которая за Украиной «сидит, как за стеной, а тем временем татарин порочит Украину». Такие формулировки были очень близки деятелям добромильского кружка, но их не разделяла власть. Последним не нравилось и то, что в Добромиле печатали сочинения под именем самого Гербурта: «Размышление о народе русском», «Иезуиты», «Геркулес славянский» и тому подобное. Особенно нетипичным является первое произведение, в котором автор-католик защищал русинов восточного обряда. Он писал о равенстве между народами, о древних обычаях русинов, и поэтому появление оснований для них иметь голос в процессе создания государства. Из-под пера Гербурта родилась фраза: «когда хотят, чтобы Руси не было в Руси, — то это вещь ненужная, и это все равно, чтобы море было вблизи Самбора». Здесь представлена вся глубина оппозиционных настроений автора. Конечно, за публикациями следила королевская администрация. Поэтому после смерти Гербурта типографию закрыли, часть тиража конфисковали. Вместо эпилога Нелепо осознавать, что Ян Щенсный Гербурт прожил всего только 49 лет. Но за это время он успел очень много. Из-за противоречивости и неоднозначности его личность не стала прославленной. Лучшее, что мы можем сделать в память об этом человеке, — не ставить ему памятников. Отсутствие последних позволяет воспринимать разноплановость этого деятеля, критически оценивать его движение против течения, в защиту принципов. Его высказывания, что «рану в сердце Отчизны нашей наносит тот, кто ломает право и разрывает согласие между народами, из которых состоит речь Посполитая», можно считать лейтмотивом жизни и деятельности этого деятеля. В то же время его персона — это выход за пределы черно-белой картины наших представлений об элите того времени, разрушение стереотипов об «угнетенных» и «угнетателях». Мы видим деятеля эпохи Ренессанса, чьими усилиями наши просторы стали частью чего-то величественного, пример шляхтича, который заботится о поместьях, способствует их культурному развитию. Имя Яна Щенсного Гербурта — это напоминание о принципах и отстаивании ценностей. Все перечисленное, а особенно последнее — это то, к чему нам сегодня стоит двигаться. Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ. Оригинал публикации: «Слов'янський Геркулес»
  7. Рефрен "Европа устала от Украины" за последнее время повторяется настолько часто, что начинает походить на аутогенную тренировку. Причем говорят одновременно и в России, и в ЕС. Но какая же понятийная бездна между одним и тем же выражением, произнесенным по разные стороны границы РФ. Граждане России в любом статусе и любом состоянии под выражением "Европа устала от Украины" имеют ввиду усталось от постоянных истеричных укрообвинений всех и всякого, кто не кормит, не поит, ручку не золотит, от факельных шествий и русофобии, от военных преступлений укрокарателей в Донбассе, от всепоглощайщей ненависти, которая является единственным скрепом укродержавы. Русские реально устали жить рядом с сумасшедшим домом, где количество обезьян с гранатами давно превысило количество санитаров со смирительными рубашками. Так вот, дорогие россияне! Ни от чего этого Европа не устала. Для неё, для Европы не было обстрелов мирных кварталов спящих городов укрокарателями. Она даже не догадывается о размахе бандитизма и террора. Европа даже саму Украину на карте найти не может. Даже укрокоррупция и "крымнаш" для Европы - абсолютно отвлеченные от жизни абстрактные понятия, которые Европу волнуют гораздо меньше результатов последнего футбольного матча. А чтобы понять, в каком месте Европа устала от Украины, надо уяснить, для какой цели она Европе вообще понадобилась. Тут надо честно сказать, что если бы не Большой Брат, Украина вообще никогда не оказалось бы в еврофокусе, даже если бы в один прекрасный день её вообще сдуло с глобуса. Но Большой Брат сказал заветные слова, которые воткнули старушке беса - в ребро, а шило - в задницу. Большой Брат предложил Европе то, от чего она никогда за свою историю не отказывалась: слегонца так ограбить Россию, используя Украину и неразумных укров, как воровскую отмычку. То есть изначально и сразу Украина Европой воспринималась исключительно и только как инструмент, которым надо долбануть по башке русским, чтобы из них начали вываливаться всякие-разные ништяки, так необходимые евробюргерам для беззаботной и счастливой жизни. Говорят же, то за счастье надо бороться, правильно? Ну вот для "наших западных партнёров" бороться за счастье - значит - отнимать его у других. Европу изначально устраивал абсолютно любой укросценарий: а) Нацистский переворот вна Украине с последующим "Дранг нах остен", после которого месторождения России, разгромленной бандеровскими "зольдатен", переходят под международный контроль, то есть в собственность "наших западных партнеров". б) Подавление нацистского путча вна Украине Россией с последующим грозным окриком Большого Брата, после которого месторождения России, обделавшейся от одного вида грозных евросоюзников, переходят под международный контроль, то есть в собственность "наших западных партнеров". в) Перенос "революции гнидности" на территории РФ. Тотальная каша и хаос на одной шестой части суши, в ходе которых месторождения России, охваченной беспорядками и конвенциональными конфликтами, переходят под международный контроль, то есть в собственность "наших западных партнеров". И вот сейчас Европа окончательно и бесповоротно поняла, что ни хрена у неё не выгорело. Укры же за последние годы своего незалежно-самостийного существования, наглядно продемонстрировали, что есть на свете такие дураки, которые даже глупости не умеют делать по-настоящему. Грозные бандеровские укрополки не берут Кремль, как впрочем и кремлевские не идут на Киев, бандеровские идеи не овладевают российскими массами, ну а самое главное - грозный окрик Большого Брата получился такой... неубедительный, больше похожий на "пук" в лужу, после которого стало окончательно ясно - с месторождениями Сибири в который раз тотально не срослось... Именно это является главной и единственной причиной усталости Европы от Украины! Никакой другой нет и не надо их искусственно придумывать. Воровская отмычка получилась громоздкая, капризная, дорогая в эксплуатации и самое главное - тотально бесполезная с "святом" Евроделе отжимания у России так необходимых Европе халявных ресурсов. А тут еще и Большой Брат, как блондинка, заявляет "Ай, всё!" и пытается отвалить от раздачи, оставляя Европу один на один с таким счастьем... Есть от чего придти в отчаяние. Теперь вместо одной задачи "Как бы чего отобрать у варваров?" придётся решать другую - "Как бы дешевле утилизировать последствия неудачного эксперимента". Задачка-то получается нетривиальная. Запятые в укрозагадке "прокормить нельзя утилизировать" Европа самостоятельно уже точно не сможет расставить. А что до месторождений, то всё гораздо проще. Как говорили древние, "если ты хочешь получить то, чего никогда не имел, надо предпринять то, чего никогда не делал"... Руководствуясь этой мудростью, может евробюрократам пора начать собирать подписи к референдуму за присоединение к РФ на правах региона? Источник: aftershock.news.
  8. Поставки углеводородов в Европу через Белоруссию под угрозой срыва Президент Белоруссии пригрозил забирать транзитную российскую нефть, предназначенную европейским потребителям. На такой шаг Минск может пойти, если Москва не будет поставлять Белоруссии топливо в нужных объемах. Белорусский лидер утверждает, что в январе страна получила всего 500 тысяч тонн нефти, в то время как 1,5 миллиона тонн ей недопоставили. Кроме того, по словам Лукашенко, Россия все еще не рассчиталась за поставки «грязной нефти», из-за которой у Белоруссии пострадал нефтепровод «Дружба». «Поэтому, если не поставят в феврале, будем до двух миллионов тонн добирать», — пригрозил Батька. Лукашенко говорил о том, что Россия не выполняет свои обязательства еще с 6 февраля. По его словам, речь идет о четырехкратном невыполнении плана. Белорусский президент тогда подчеркнул, что «ни один житель Белоруссии, ни одно предприятие не должны ощутить на себе последствия от всякого рода маневров партнеров». При этом тарифы на прокачку российской нефти в Европу по магистральному нефтепроводу «Дружба» с 1 февраля поднялись на 6,6%. Минск настаивает на значительно большем увеличении, которое помогло бы компенсировать потери от «налогового маневра» и поставок грязной нефти. Компромисс по этому вопросу так и не достигнут. Заявление о заборе транзитной нефти — это очередная попытка надавить на Москву? — Недопоставки, которые существуют по мнению белорусской стороны, могли произойти из-за неурегулированности вопроса цены на нефть. Притом вопросы, связанные с поставками нефти необходимо было урегулировать ещё в октябре-ноябре прошлого года, — напоминает заместитель гендиректора Института национальной энергетики Александр Фролов «СП»: — Лукашенко утверждает, что с Минском до сих пор не рассчитались за загрязнение нефти в трубопроводе «Дружба». Так ли это? — Хочется задать господину Лукашенко вопрос: а разве закончилось разбирательство по этому вопросу? Речь идёт не только о перечне виновных в возникшей ситуации, но и о размере ущерба, который понесла белорусская сторона. Если я не ошибаюсь, единственное, что мы слышали по этому поводу — это заявления руководства Белоруссии об ущербе на сотни миллионов долларов. При таком значительном ущербе производство на белорусских нефтеперерабатывающих заводах показало бы заметное падение — как по объёмам, так и, вполне вероятно, по качеству продукции. Но почему-то ничего подобного не происходило. Кстати, Минск обещал перейти на нефть из других источников. Неужели с этим амбициозным планом возникли проблемы? «СП»: — На какую реакцию со стороны Москвы, а главное — в целом, отношение к себе, как к партнёру, они рассчитывают? — Это ведь уже третий крупный нефтегазовый конфликт между нашими странами за последние десять лет. К такому поведению давно привыкли. «СП»: — Если гипотетически представить себе, что Лукашенко реализует угрозу. Как это повлияет на наши контракты с европейцами — им ведь до лампочки наши споры с Минском. Опять на штрафы налетим? — Если белорусы начнут незаконный отбор из транзитных объёмов, то это будет прямым нарушением межправительственного соглашения от 1995 года, в котором содержится пункт о беспрепятственном транзите энергоносителей. Это уже не говоря о том, что президент Белоруссии фактически пообещал осуществить кражу чужого имущества. Я думаю, что у европейских покупателей вопросы должны возникнуть именно к Белоруссии. «СП»: — Чего больше в этих спорах: экономики или политики? — Это чисто экономический спор. В его основе лежит желание Минска сохранить своё привилегированное положение в качестве покупателя российской нефти. То есть они хотят покупать российскую нефть дешевле других иностранных потребителей, как и раньше. Но изменения в системе налогообложения, происходящие в данный момент в нашей стране, говорят о том, что эпоха сверхприбылей белорусской нефтепереработки подходит к концу. Не желая с этим смириться, Александр Григорьевич применяет излюбленные приёмы: нереалистичные обещания уйти от российских энергоносителей и нелепые угрозы, реализация которых ударит по Белоруссии сильнее, чем по России. — Переговоры в Сочи между Александром Лукашенко и Владимиром Путиным не увенчались какими-либо компромиссными договоренностями, стороны остались при своих, — отмечает политический аналитик Фонда развития институтов гражданского общества «Народная Дипломатия» Евгений Валяев. — Москва сформировала свой подход к торговле с Белоруссией энергоносителями и не готова менять свои планы, если для этого только не появятся какие-то новые политические вводные. Интерпретации событий со стороны белорусского президента являются всегда очень субъективными, об этом нужно помнить. Эта ситуация — не исключение. Между Москвой и Минском не заключен контракт на поставку нефти, а старый истек 1 января 2020 года. Белорусская сторона опирается на межправительственное соглашение от 2017 года, по которому Россия должна поставлять Белоруссии по 2 млн. тонн нефти в месяц. Но межправительственное соглашение — это договор о намерении, реальное положение и цены поставок должны быть прописаны в контракте, которого до сих пор нет. Лукашенко не готов к тому, чтобы оставлять свои нефтеперерабатывающие заводы без нефти. Это, с одной стороны, подтверждает, что норвежские поставки, которых хватило лишь на пару дней работы НПЗ, являлись скорее пиар-историей, чем какой-то реальной альтернативой российской нефти. А также о том, что Лукашенко готов идти на самые радикальные шаги, чтобы белорусская сторона получила бы возможность зарабатывать на реэкспорте российской нефти, как это было раньше. «СП»: — То есть он может отбирать транзитную нефть? — Самопроизвольных заборов нефти со стороны Минска бояться не стоит. Россия будет поставлять такой объем нефти, который необходим и европейцам, и учитывая действия Минска. В любом случае, Белоруссии придется платить за эту нефть. Вопрос в том, в какую цену она в итоге обойдется. Лукашенко намекает на кейс Киева, который смог выбить себе скидки через многочисленные судебные тяжбы с «Газпромом». Но эти истории совсем разные. У Александра Лукашенко нет оснований для судебных разбирательств. А доказать свое право на скидку, которую Москва много лет давали Минску в суде, не удастся. Предоставление этой скидки было политическим шагом Москвы, а не какой-то обязанностью в рамках двусторонних отношений. Нынешняя цена нефти для Белоруссии — рыночная. Свой нефтяной демарш Александр Лукашенко старается объяснить и тем, что Москва якобы также себя вела по отношению к Киеву, когда начала поиск альтернативных ниток для поставки газа в Европу. Это некорректное сравнение. Москва, построив вместе с европейскими партнерами ветки «Северного потока», смогла расширить свой потенциал поставщика энергоносителей и снизить транзитные издержки. Такая же ситуация со строительством «Турецкого потока» и его европейской нити. Когда Белоруссия пытается найти альтернативу дешевой российской нефти, то делает невыгодный с экономической точки зрения шаг. «СП»: — Но зачем Минску это? — Большинство речей Лукашенко по нефтяным переговорам с Москвой имеют скорее эмоциональный характер. В выступлениях белорусского президента нет цифр и расчетов, зато есть множество ссылок на такие понятия, как честь и достоинство. Можно увидеть, что Лукашенко старается заручиться общественным мнением белорусских граждан перед возможными непопулярными решениями. В любом случае, если даже белорусский президент найдет альтернативу российской нефти, то такие поставки будут дороже — платить за это будут белорусы. Как заплатили украинцы за кратные подорожания коммунальных услуг, электричества и газа после 2014 года. Также не стоит забывать, что в середине 2020 года в Белоруссии состоятся выборы президента. Для Лукашенко важно сохранить имидж как главного союзника России, так и главного борца за независимость и суверенитет. Эти два образа, кажется, противоречат друг другу, но Лукашенко будет стараться их совместить. Самое опасное в этой ситуации, чтобы в заложниках у этих разногласий не оказался проект Союзного государства. Опасность этого весьма высока, ведь понятно, что разногласия по нефти между Россией и Белоруссией имеют политическую основу, а не торговую и экономическую. Если Минск продолжит делать недружественные шаги, то Москва может пойти на введение ограничений на поставки ряда белорусских товаров в Россию. Такой сценарий не стоит исключать. При развитии событий по наиболее негативному сценарию Минск может заявить о выходе из соглашений не только по Союзному государству, но и из Евразийского экономического союза. Источник
  9. Президент может поставить не только на силовиков и экономистов, но и на женщину Сейчас все действия власти направлены на выживаемость системы. Властная вертикаль уподобилась ящерице, которая с готовностью отбрасывает хвост ради сохранения головы и туловища, а значит, и всего организма. Отрешаются от должностей министры, генералы и прочие губернаторы. Если оставить, пожалеть родного человечка, то операция «Преемник» окажется под угрозой срыва. Поэтому, как рекомендует классика жанра, «резать к чертовой матери, не дожидаясь перитонита!» Кто из обладавших властью при наступлении срока расстаться с этим сокровищем вдруг начинал предлагать ее (власть) все желающим? Это вроде как разместить объявление в газетах «Отдам кошку в хорошие руки». А «котят», что уже прижились за кремлевскими стенами, куда тогда пристроить? Не было такого и не будет. Добровольно власть передают только в «надежные» руки того, кто не только борозду не испортит, но главное — из этой борозды не выскочит. Когда Борис Ельцин передавал бразды правления Владимиру Путину, то мы услышали со слезой, с надрывом произнесенное напутствие уходящего президента: «Берегите Россию!» И некоторым сразу стало как-то тревожно: кто-то беспокоился за достижения демократии, выстраданные в годы перестройки и в лихие 90-е, а кто-то уже начал оплакивать либеральные ценности. Но были и те, кто увидел в неожиданной вакансии возможность «прекратить разграбление страны Западом», «остановить разгул дикого капитализма». Как бы там ни крутились выборные «карусели» — это вопрос для особого разбирательства, но по избиркомовским данным победил предложенный Ельциным «оберег». Власть получил подтянутый подполковник госбезопасности Владимир Путин. Западным охотникам за природными ресурсами пришлось слегка подвинуться, уступая больше места российским коллегам. Цивилизованнее стали отечественные капиталисты — сняли малиновые пиджаки. И нам теперь есть чем ответить западным потенциальным агрессорам, хотя армейская мускулистость не отождествляет благосостояние гражданского населения. Бедность растет, доходы населения падают — это стало аксиомой, которую никто даже не пытается оспорить. Но были же и тучные годы. И сейчас с голоду не пухните, хотя уже кое-где и до макарошек дошло, но если власть сменится — хотите, как в Украине? Стабильность. Вот личный бренд Владимира Путина, который он формировал два десятилетия и теперь готовится передать преемнику. Кем окажется обладатель этой эстафетной палочки? Силовик, либерал, сухарь-экономист? Самый известный и весьма популярный в стране силовик — министр обороны Сергей Шойгу. Про него как-то удачно пошутили в юмористической программе Comedy Club: Шойгу везде подойдет — правильно решили жулики, подбирая пароль на ноутбуке Путина. Действительно, Шойгу сродни автомату Калашникова, который безотказно стреляет в любой ситуации, в любой среде. Главное, чтобы ствол направили, куда надо. А вот тут может случиться осечка. Без четкого приказа, без неукоснительной директивы сверху, без предварительно разработанного и утвержденного плана — действия Шойгу непредсказуемы. Впрочем, опыт — дело наживное, и Шойгу борозды не испортит — под присмотром, скорее даже — под чутким руководством Путина. Возможно, такая перспектива откроется, когда будут приняты предлагаемые поправки в Конституцию и должность президента утратит часть значимых полномочий, а сам Путин займет пост председателя Госсовета или возглавит парламент, сохранив фактическую власть. Тогда станет возможным еще более неожиданное выдвижение — министр иностранных дел Сергей Лавров. Понятно, что успешный опыт на поприще внешней политики неприменим в сфере отечественной экономики. Но этого и не потребуется, если внутренними делами, в том числе экономикой по-прежнему будет рулить Путин, а Лавров — уже в «похудевшей» должности президента представлять страну в международном сообществе. Маловероятно, что это избавит Россию от старых санкций, но, может, в какой-то мере от новых убережет. Другим потенциальным преемником Путина называют нынешнего губернатора Тульской области Алексея Дюмина. Он тоже из силового блока. Потомственный военный, много лет проработавший на руководящих должностях службы безопасности президента генерал, проявивший себя в руководстве Силами специальных операций России. Алексей Дюмин — это максимальная гарантия для Владимира Путина. Если бы у Хрущева был такой свой Дюмин, то никто бы Никиту Сергеевича на принудительную пенсию не отправил. Если Путин решит обозначить левый крен (не путать с левым разворотом!) в государственной политике, то невероятно высокими станут шансы занять президентское кресло у первого вице-премьера Андрея Белоусова, получившего широкую известность пусть и неудавшейся попыткой экспроприировать у 14 крупных компаний в пользу государства более 500 млрд. рублей из сверхдоходов на реализацию нацпроектов. Однако его напрасно называют «социалистом», хотя он и не скрывает свою склонность к «дирижизму», последовательно проводя линию по усилению влияния государства в экономике. Есть еще и либералы, которых не очень любят в родной стране, но привечают за ее пределами. Весьма благосклонно были бы приняты западной частью международного сообщества такие кандидатуры в путинские преемники как глава Счетной палаты РФ Алексей Кудрин и министр финансов Антон Силуанов. Учитель и ученик. Политики-либералы. Люди-калькуляторы. Кудрин — генератор идеи повышения пенсионного возраста в России, Силуанов — ее проводник. Но этот вариант, как минимум, вызовет усиление напряжения в обществе внутри страны. Рана, нанесенная пожилым россиянам пенсионной реформой, слишком свежа. Вряд ли подведет Владимира Путина в роли преемника его тюменский протеже, нынешний мэр Москвы Сергей Собянин. Похоже, он так и не стал своим для столичной элиты, не замечен в особо теплых связях с силовиками. Борозды не испортит, уступить лыжню у патрона не потребует. Хотя, когда люди входят во вкус верховной власти… Помнится, даже про Дмитрия Медведева политологи поговаривали, что он без особого желания покидал президентский пост, даже не выдвинув свою кандидатуру на выборах. А теперь, кстати, его рейтинг близится к нулю и даже самые отчаянные эксперты не называют Медведева в ряду возможных преемников президента. Хотя, кто знает, возможно, Совет безопасности — это такая табакерка, из которой, при умело созданных внешних условиях, может выскочить любая неожиданность. И вот не потому, что близится 8 марта, а потому, что тренд в мире такой есть и вполне устойчивый — нельзя обойти кандидатуру Татьяны Голиковой. Знание и опыт в финансах (налоговая служба, Минфин, Счетная палата), здравоохранении, в социальной сфере, вице-премьерский уровень — и при этом букете почти полное отсутствие политического макияжа. Как говорится — ничего личного, только деньги. Вполне в путинском стиле — повести даму, приятную во всех отношениях, к президентскому креслу. Выбор у Владимира Путина большой, но нельзя сказать, что разнообразный. Все-таки, созданная им система не предполагает наличие каких-то особо выдающихся личностных качеств у потенциальных преемников. Дело не в отсутствии у них харизмы — при определенных условиях, в какие-то критические моменты она могла бы проявиться, жизнь заставит эмоционально напрячься. Дело в другом. Все они — и названные, и неназванные — хоть и немножко разные, но все объединены полной зависимостью от патрона. И это бы ничего, если бы Путин расставался с верховной властью. Но он с властью расставаться не собирается и потому так мощно, не по возрасту динамично проталкивает поправки в Конституцию, которые позволят ему сохранить контроль над страной. Источник
  10. Вышел ежеквартальный отчет американской юридической фирмы Haynes and Boone, которая считает число банкротств среди нефтегазовых компаний и нефтесервисных компаний США и Канады. По потерям за 5 лет, на сланцевой нефти разорилось в общей сложности около двух Газпромов, на 187,87 млрд. долларов. Из них чистых потерь, потери необеспеченные активами на 96,3 млрд. долларов Да, основной пик банкротств, был в 2016 году. Но 2019 год по показателям вдвое обогнал предыдущий 2018 год. И потери идут по нарастающей. В 4 квартале 2019, потери среди нефтегазовых компаний, немного не догнали 2018. Если нефть упадет до 40, то потери обгонят 2016 год, примерно вдвое. Не думаю, что кто считал. Но у меня такое впечатление, что весь добытый нефтегаз в США, стоит меньше, чем на на него было истрачено. Банкроты - нефтегазовые компании. Банкроты - нефтесервисные компании Автор genby https://genby.livejournal.com/... По ссылкам очень интересные данные по банкротствам. Переводчик автоматический на документах не работает так что приходится через яндекс переводчик переводить копируя текст но данные того стоят хотя и по графикам которые приведены в тех же документах видно не мало. Эти данные притащил для хомячков Лукашенко и для тех хомячков как либеров так и леваков вроде ехидны и прочих что до сих пор верят в сланцевую революцию. Дополнительно по теме сланцев статье этого же автора. Сланцевая война, американские потери Врет, как очевидец Очередная победа сланцевой революции Падение числа буровых в США Одна статья 2017 . одна 2018 и две 2019 гг Как говорил кто то из экспертов. не сетевых а настоящих. сланцевая нефть может окупаться и приносить прибыль только при цене сильно превышающей 100 зелени за бочку. При другой цене сланцы просто приносят убыток. Пока держатся на плаву те компании что вместе со сланцем добывают еще обычную нефть и их мало в штатах. Сланцевая революция провалилась целиком и полностью в США даже где на сланец работает печатный станок. Именно по этому в других странах сланец совсем не добывается практически. Это слишком дорогое удовольствие. Анатолий Красноперов
  11. Haaretz, Израиль © РИА Новости, РИА Новости | Перейти в фотобанк Польша сотрудничала с нацистской Германией, вероломно захватила чешский Цешин, помешала создать альянс Великобритании, Франции и СССР, который мог бы изменить ход событий в 1939 году… Автор, не забывая об антироссийской риторике, ставит Польше неудобные вопросы в ответ на истерические попытки Варшавы обелить политику страны накануне Второй мировой войны. Haaretz (Израиль): виновник — Германия, но Россия и Польша тоже несут часть ответственности О войне 1939-1945 Когда мне было пять лет, я впервые увидел танки — не немецкие и не советские, а польские танки, которые ехали по нашей улице «освобождать» Тешин 14.02.2020 Шломо Авинери (Shlomo Avineri) Резкий обмен мнениями между президентом России Владимиром Путиным и президентом Польши Анджеем Дудой накануне 75-летней годовщины освобождения Аушвица бойцами Красной армии стал отражением тех глубоких трещин, которые Вторая мировая война оставила после себя в политике и истории Европы и которые отчетливо ощущаются даже сегодня, по прошествии более 70 лет. Нет никаких сомнений в том, что Советский Союз сыграл решающую роль в уничтожении нацистского режима, но очевидно также и то, что пакт Молотова-Риббентропа, подписанный 23 августа 1939 года, позволил Германии спустя девять дней вторгнуться в Польшу. Сейчас Россия пытается стереть это пятно — именно это и заставило Путина приложить столько усилий, чтобы обвинить Польшу в том, что она тоже несет часть ответственности за начало Второй мировой войны. Но, если говорить о Польше, то она стала жертвой двойной агрессии — вторжения Германии 1 сентября 1939 года и вторжения Советского Союза 17 сентября. Эти два вторжения привели к уничтожению польского государства, что напомнило полякам о разделах их страны во второй половине 18 века. Кроме того, поляки столкнулись с расстрелом около 20 тысяч польских военнопленных, осуществленным по распоряжению Сталина в Катынском лесу в 1940 году, а также с отказом Красной армии вмешаться и оказать помощь в Варшавском восстании против немецких оккупантов в 1944 году. Россия и Польша апеллируют только к тем событиям прошлого, которые подкрепляют их исторические аргументы, и вполне очевидно, что в таких острых спорах мы не можем опираться только на позиции политиков. Сейчас очень непросто сделать шаг назад и попытаться — с разумной честностью — реконструировать те запутанные события. Тень Холокоста, нависающая над всей этой историей, делает дискуссии еще более сложными, — и ее невозможно игнорировать. 22 сентября 1939 года, когда две армии захватчиков встретились в Брест-Литовске на востоке Польши, солдаты Вермахта и Красной армии провели совместный парад победы. На фотографиях, сделанных в тот момент, видно, как завязывается новая дружба между солдатами двух армий и как на трибуне — сегодня это кажется жестокой и невообразимой иронией — стоят рядом знаменитый «отец танковых войск» Германии генерал Хайнц Гудериан и советский генерал с еврейскими корнями Семен Моисеевич Кривошеин. Можем ли мы представить себе, что они на самом деле думали друг о друге? В Брест-Литовске Третий рейх и Советский Союз также обменялись пленными. Тогда Москва передала в руки Гестапо десятки немецких коммунистов, в том числе евреев, которые попытались найти убежище на «социалистической родине» после того, как к власти в Германии пришли нацисты. Трудно представить себе более позорную и отвратительную сделку. Однако у пакта Молотова-Риббентропа был гораздо более широкий контекст, и его нельзя рассматривать в отрыве от политики Польши перед началом войны. Один постыдный шаг, совершенный Польшей, был связан с ее реакцией на Мюнхенское соглашение, ставшее апогеем попыток Великобритании и Франции задобрить Гитлера. Подписав это соглашение в сентябре 1938 года, эти две западные демократические державы согласились на аннексию Судетской области Германией и фактически положили конец независимости Чехословакии. Реакция Польши была довольно слабой в масштабах ужасов Второй мировой войны, однако она стала весьма неприятным пятном на политике Польши. Польша и Чехословакия обрели независимость осенью 1918 года после разгрома Германии и Австро-Венгерской империи в Первой мировой войне. Однако эти две страны вступили в пограничный спор из-за региона, который в польском языке назывался Цешином, а в чешском — Тешином и находился на юго-востоке Силезии, где проживало смешанное население. После вооруженных столкновений в 1919 году и вмешательства международного сообщества было принято решение — в 1920 году — разделить этот регион между Польшей и Чехословакией. В результате Цешин/Тешин тоже разделили между этими двумя странами. После подписания Мюнхенского соглашения Польша вторглась в чешскую часть этого региона и аннексировала его — совместно с немецкой армией, которая захватила другие части Чехословакии. Никакой славянской солидарности Польский город Бельско, где я родился, находится на основной дороге между Краковом и Цешином. Когда мне было пять лет, я впервые увидел танки — не немецкие и не советские, а польские танки, которые ехали по нашей улице «освобождать» Тешин. Польша даже выпустила специальную праздничную марку, чтобы отметить возвращение этого региона — и никакой славянской солидарности, никакого отождествления себя с соседями, несмотря на нацистскую агрессию, не было. Вместо этого Польша приняла участие в дележе трофеев, став не совсем союзницей Гитлера, но как минимум партнером в его агрессии. Однако свой главный судьбоносный шаг Польша совершила зимой 1938-1939 годов, когда Великобритания и Франция осознали, что их политика умиротворения в отношении Гитлера оказалась стратегической и нравственной ошибкой. Стало ясно, что у Германии были весьма агрессивные намерения в отношении Польши: она намеревалась аннексировать Вольный город Данциг (Гданьск) и Польский коридор, который отделял основную часть Германии от Восточной Пруссии. Великобритания готовилась к возможной войне: в стране вновь ввели военную службу по призыву, увеличили объемы производства танков и самолетов, а также приняли на вооружение недавно изобретенный радар — именно он позже обеспечил Королевским военно-воздушным силам преимущество в воздухе над немецким Люфтваффе. А весной 1939 года Франция и Великобритания предоставили Польше гарантии того, что никакой опасности немецкого вторжения нет. Именно эти шаги послужили причиной того, что Советский Союз выступил с исключительной инициативой: он попросил две капиталистические западные державы провести переговоры по вопросу о возможном военном сотрудничестве на случай любой агрессии Германии против Польши. Летом 1939 года делегация высокопоставленных военных чиновников Великобритании и Франции отправилась в Москву на эти переговоры — это стало первым случаем подобного рода взаимодействия между Советским Союзом и Западом. Эта делегация провела в Москве неделю, но, хотя стороны подробно обсуждали возможные совместные военные операции, переговоры зашли в тупик. Министр обороны Советского Союза Климент Ворошилов несколько раз задавал своим коллегам очевидный вопрос: чтобы остановить немецкое вторжение, Красной армии придется войти в Польшу — согласится ли на это польское правительство? Поляки не отвечали. Нетрудно было понять их страхи в свете истории российско-польских отношений, польско-советской войны, которая произошла после Русской революции, а также их отношения к коммунизму. В конце концов Франция заставила поляков ответить — и ответ оказался отрицательным. Согласно некоторым документам, во время одного заседания министр иностранных дел Польши Юзеф Бек (Путин иногда упоминает о нем, как о чиновнике, который склонялся к тому, чтобы поддержать Германию) сказал: «Если Красная армия войдет в Польшу, кто знает, когда она ее покинет?» Эти опасения понять нетрудно, однако за ними скрывалось то, что советскую Россию поляки боялись больше, чем нацистскую Германию. Когда ответ поляков передали в Москву, переговоры с Великобританией и Францией провалились, и спустя два дня в Москву прибыл министр иностранных дел Германии, который и поставил свою подпись под пактом Молотова-Риббентропа. Историки знают, что нельзя спрашивать: «Что случилось бы, если?» Тем не менее, мы можем предположить, что, если бы поляки разрешили Красной армии войти на территорию своей страны — при соблюдении определенных условий — чтобы дать отпор нацистам, история могла бы пойти по совершенно иному пути. В этом случае Вторая мировая война и Холокост выглядели бы совершенно иначе. Польша никогда не признавала своей ответственности за то судьбоносное решение, которое помогло подготовить почву для начала войны. Кроме того, нельзя во всем винить жертву. Виновницей была Германия — и в немалой степени Россия (так в тексте — прим. ред.). Однако нежелание поляков взять на себя ответственность за неверные решения — это тоже часть истории. Я всегда поднимаю этот вопрос в своих беседах с польскими учеными и лидерами, но пока я не получил ответ. Вопросы к полякам Немецкая оккупация обернулась одной из самых страшных катастроф в истории Польши. Нацисты убили 3 миллиона живших в Польше евреев и еще 3 миллиона поляков, в первую очередь представителей элиты, чтобы превратить польский народ в рабов германской «высшей расы». Тем не менее, полякам стоит задать несколько вопросов, касающихся хода войны. Во-первых, польская подпольная армия, действовавшая под руководством польского правительства в изгнании, не проводила никаких масштабных операций сопротивления в период немецкой оккупации. А во время Восстания в Варшавском гетто в апреле 1943 года эта подпольная армия не оказала существенной поддержки евреям гетто, чтобы предотвратить истребление оставшихся в живых евреев — которые тоже были польскими гражданами. Подполье решило выступить только тогда, когда Красная армия подошла к Варшаве. Цель того восстания, которое началось 1 августа 1944 года, заключалась не столько в том, чтобы выступить против немцев, — в конце концов Красная армия очень скоро должна была выдворить их из страны. Поляки хотели помешать Красной армии освободить Варшаву — то есть они хотели показать, что они сами способны себя освободить. Такую позицию можно понять, однако это также значит, что польское подполье не считало убийство 3 миллионов польских евреев достаточно веской причиной для того, чтобы взбунтоваться против немцев. Между тем помешать советской армии войти в Варшаву и освободить ее от немецкой оккупации казалось польскому подполью оправданной целью. Немцы подавили то польское восстание с присущей им жестокостью: Варшава была почти полностью уничтожена, и в ходе того обреченного на провал бунта погибло примерно 200 тысяч поляков. Советский Союз хорошо понимал, какой была цель того восстания, и с цинизмом, присущим Сталину, советские войска не стали продвигаться вперед и защищать поляков. Они понимали — такова жестокая диалектика войны, — что тот бунт был направлен против них в неменьшей степени, чем против нацистов. Ничто не может оправдать пассивность Красной армии во время подавления Варшавского восстания, однако польское подполье — которое оказало лишь минимальную символическую поддержку восставшим в Варшавском гетто в 1943 году, — не сможет смыть память о его действиях в период немецкой оккупации. Французское сопротивление, а также Тито и партизаны-коммунисты в Югославии действовали иначе. Вторая мировая война оказалась событием, в котором было множество уровней и течений, но историческая и нравственная вина лежит на Германии. Президент Германии Франк-Вальтер Штайнмайер очень хорошо об этом сказал во время своего трогательного обращения на Всемирном форуме памяти Холокоста, который прошел в январе в мемориальном комплексе Яд Ва-шем. Но в случае со Второй мировой войной никто не сможет полностью снять с себя ответственность — ни западные державы, которые допустили агрессию Германии, подписав Мюнхенское соглашение, ни Польша, вероломно захватившая Цешин и, что еще важнее, не позволившая создать альянс Великобритании, Франции и Советского Союза, который мог бы изменить ход событий, приведших к началу Второй мировой войны, ни Советский Союз, подписавший пакт Молотова-Риббентропа. Дело не в том, что нам нужно найти виноватого, — вина лежит на нацистской Германии. Нам необходимо понять, что все действия в истории имеют последствия, даже если действующие лица о них не догадываются. Так всегда случается, когда люди игнорируют возможные долгосрочные последствия ради достижения сиюминутных результатов. Усвоить этот урок гораздо сложнее, чем просто указать на виновных, чья ответственность для всех очевидна. Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ. Оригинал публикации: Germany Is Guilty — but Russia and Poland Both Bear Responsibility, Too
  12. Министр иностранных дел Сергей Лавров в субботу выступил на международной Мюнхенской конференции по безопасности, причем дважды — с основной трибуны и в ходе круглого стола форума «Примаковские чтения». Он заявил о радикальной деградации международных отношений и напомнил об инициативе президента РФ Владимира Путина созвать саммит «пятерки» стран —постоянных членов Совбеза ООН. В ходе этой встречи лидеры России, США, Китая, Франции и Великобритании, по его словам, могли бы подготовить «рекомендации в интересах оздоровления всей атмосферы международного общения». При этом, в отличие от прошлых лет, российский министр не упомянул Украину и его о ней никто не спросил (было три вопроса — о Турции, Сирии и Ливии). «Коммерсант» собрал ключевые цитаты из выступления главы МИД РФ. О «варваризации международных отношений» «На наших глазах разрушается система договоренностей в сфере стратегической стабильности и нераспространения, понижается порог применения ядерного оружия, множатся региональные кризисы, попираются нормы международного права, в том числе путем силового вмешательства в дела суверенных государств, незаконных санкций и жестких протекционистских мер, подрывающих мировые рынки и глобальную торговую систему. Происходит, если можно так выразиться, варваризация международных отношений, ухудшающая саму среду обитания человека». Об инициативе Владимира Путина «Нужен прямой и честный обмен мнениями о том, как сберечь мир для будущих поколений. Президент России предлагает начать такой разговор в формате встречи глав государств — постоянных членов Совета Безопасности ООН. Подчеркну: речь не идет о создании еще одного «закрытого клуба», где кулуарно будут решаться судьбы человечества. Наша идея в том, чтобы «пятерка» государств, которые по Уставу ООН несут особую ответственность за поддержание международного мира и безопасности, проявила политическую волю и подготовила рекомендации в интересах оздоровления всей атмосферы международного общения, восстановления доверия между его участниками». О кризисе доверия «Кризис доверия особенно остро ощущается в европейских делах. Нагнетание напряженности, продвижение военной инфраструктуры НАТО на восток, беспрецедентные по размаху учения у российских рубежей, накачка оборонных бюджетов — все это генерирует непредсказуемость. В «железе» воссоздается структура противостояния «холодной войны». Пора, пока не поздно, отказаться от культивирования фантома «российской угрозы», да и любой другой угрозы, и вспомнить о том, что нас объединяет». О преодолении разногласий «Россия всегда была и остается противником силовых мер и сторонником политико-дипломатических способов преодоления разногласий, возникновение которых неизбежно в силу самой человеческой природы. Но мир никогда не достается даром. Для этого нужны постоянные, подчас тяжелые усилия. Выдающийся ученый, физик-ядерщик, лауреат Нобелевской премии мира Андрей Дмитриевич Сахаров как-то сказал: «Ядерная война может возникнуть из обычной, а обычная война, как известно, возникает из политики». Трудно не согласиться с этим. На дипломатах, политиках, всей международной общественности, включая всех присутствующих здесь, лежит обязанность сохранять мир. Уверен, что при ответственном подходе нам это по плечу». Об искажении исторической памяти «В 2020 году мир отмечает 75-ю годовщину нашей общей Победы во Второй мировой войне. Прискорбно, что находятся те, кто помещает на одну доску нацистских палачей и освободителей Европы. Оставим эти лживые инсинуации на совести их авторов. Мы же сохраняем память и о решающей роли Красной армии, народов Советского Союза в разгроме фашизма, и о духе союзничества в годы войны, о способности государств объединиться для борьбы с общей угрозой, невзирая на идеологические и иные разногласия. Единства такого масштаба нам не хватает сейчас — когда угрозы и риски для человечества высоки как никогда за весь послевоенный период». Об укреплении BRICS и ослаблении G7 «Только посмотрите на цифры. За последние 30 лет доля стран G7 в глобальной экономике радикально уменьшилась — с 46% до 30%. В 2019 году их объединенный ВВП составил $42, 4 трлн, а ВВП стран БРИКС — $47,6 трлн. То есть БРИКС обгоняет G7 на более чем $5 трлн. И этот разрыв будет расти. Отсюда и наше видение будущего мира с несколькими центрами принятия решений. Президент Владимир Путин назвал это «глобальным концертом» разных моделей развития, интересов, культур и традиций». Об отношениях с Турцией «У нас с Турцией очень хорошие отношения. Это не означает, что мы должны во всем соглашаться. Я вообще считаю, что полного согласия не может быть ни по одной проблеме в отношениях между любыми двумя странами. Если такое присутствует, то это уже немножко напоминает давление, в результате которого такое согласие и проистекает». О конференциях «Министр обороны США Марк Эспер объявил новую холодную войну против Китая. Другие говорили, что на этой конференции необходимо выработать подход в ответ на «китайский и российский вызовы», чтобы сдержать Россию и Китай хоть по отдельности, хоть вместе. Эта дискуссия, ее структура, обозначенная в том числе в докладе этой конференции, явно не нацелена на то, чтобы использовать это собрание мудрых и опытных мужей для выработки рекомендаций. Я считаю, что это один из недочетов таких конференций, когда люди пытаются просто сделать громкие заявления, которые окажутся в заголовках, но которые не будут иметь эффекта на реальных отношениях между странами». Источник
  13. Эволюция идеала женской красоты http://spinoza.in/culture/e-volyutsiya-ideala-zhenskoj-krasoty.html
  14. Николас Мадуро на встрече с президентом Владимиром Путиным в Москве. 25 сентября 2019 г. Смотреть комментарии Введет ли администрация президента Трампа новые санкции против «Роснефти», и примут ли США санкции «из ада»? Администрация президента США продолжает политику поддержки оппозиции в Венесуэле во главе с ее лидером Хуаном Гуайдо, которого США признают временным легитимным президентом страны, в противовес находящемуся у власти правительству Николаса Мадуро. После того, как Хуан Гуайдо стал гостем президента Трампа во время его ежегодного доклада о положении дел в стране, появилась информация со ссылкой на источники в администрации, что США рассматривают возможность введения новых санкций против «Роснефти» за ее операции с венесуэльской нефтью в обход действующего эмбарго. Спецпредставитель США по Венесуэле Элиотт Абрамс заявил, что «продолжающаяся поддержка Мадуро больше не останется без последствий», а советник президента Трампа по национальной безопасности Роберт О’Брайен назвал поддержку режима Мадуро «аморальной», отметив, что «США, скорее всего, в ближайшее время примут меры по этому вопросу». Возможны ли новые санкции против «Роснефти»? Как пишет “Вашингтон пост”, «Роснефть» может приобретать до 80% венесуэльской нефти в обход американским санкциям – либо по цене значительно ниже рыночной, либо в качестве погашения выданного ранее россиянами кредита. По оценке вашингтонского издания, дальнейшая перепродажа венесуэльской нефти на мировой рынок, может приносить «Роснефти» до 120 млн долларов прибыли в месяц, а для властей в Венесуэле это является основным источником дохода после того, как в январе 2019 года США ввели эмбарго на венесуэльскую нефть. Вашингтон уже в течении длительного времени применяет санкции против правительства в Венесуэле, включая персональные санкции против Николаса Мадуро и ряда чиновников его правительства, запрет на продажу американскими компаниями оружия Каракасу и ряд секторальных санкций. Президент Трамп расширил ранее имеющиеся санкции, в том числе запретив американским компаниям покупать нефть у венесуэльского государственного нефтяного концерна PDVSA. Также, президент США издал указ о возможности наложения санкций в отношении зарубежных лиц и компаний, «которые помогают или поддерживают правительство Мадуро», что означает возможность введения вторичных санкций в отношении иностранных энергетических компаний, работающих с PDVSA. Так, в марте 2019 года Вашингтон наложил санкции на российско-венесуэльский банк «Еврофинанс Моснарбанк», который, по данным администрации США, переводил Каракасу финансовые средства, вырученные от продажи нефти. США ввели санкции против правительства Мадуро, считая его диктаторским и коррупционным режимом, который систематически нарушает права человека. Хуана Гуайдо, который стремится восстановить демократию в стране, поддерживают также более пятидесяти стран в мире. В отношении ведения бизнеса с PDVSA, были, однако, введены некоторые исключения, в частности, для американской энергетической компании Chevron. Американский концерн наряду с «Роснефтью», индийским концерном Reliance, испанской компанией Repsol остаются бизнес-партнерами Каракаса, и в отношении них США до сих пор не осуществили угрозу введения вторичных санкций. «“Роснефть” поддерживает Венесуэлу, продолжая экспортировать нефть PDVSA, несмотря на санкции США, – говорит аналитик Stratfor Сим Тэк (Sim Tack). – Вокруг PDVSA происходят и другие сомнительные сделки, но “Роснефть”, безусловно, является одним из ключевых игроков, который продолжает в глазах США нелегальную торговлю нефтью». Россия не раз заявляла, что нефть, которую она экспортирует из Венесуэлы, не подлежит санкциям США, так как они ограничивают американские компании и частные лица от ведения бизнеса с правительством Венесуэлы и концерном PDVSA. Роснефть заявляла, что компания работает «в соответствии с международным правом и действующими рыночными контрактами, заключенными задолго до введения США односторонних санкционных ограничений», а действия администрации США направлены на «создание преференций отдельным компаниям и монополизации рынка в пользу конкретных игроков, связанных с администрацией США». Президент Венесуэлы Николас Мадуро заявил о том, что он планирует подачу международного иска против США за ущерб, нанесенный венесуэльским компаниям, в частности попавшей под санкции государственной авиакомпании Венесуэлы. Комментарии экспертов Политолог-экономист «Атлантического Совета» Андерс Ослунд (Anders Åslund) считает маловероятным введение санкций в отношении «Роснефти», так как это может оказать слишком серьезные последствия на мировой рынок нефти. Также, как напоминает эксперт, «Роснефть» уже частично находится под американскими санкциями, в частности под ограничениями зарубежного заимствования не более чем на 30 дней. Санкции в отношении этой компании действуют с 2014 года, когда администрация Обамы наложила запрет на поставку «Роснефти» американскими компаниями товаров и технологий, что могло затруднить добычу нефти и разработку новых месторождений российской компанией. Под персональными санкциями находится и глава «Роснефти» Игорь Сечин. «Следующим санкционным шагом было бы полное исключение “Роснефти” из транзакций в долларах США, – говорит Андерс Ослунд. – Но после случая с “Русалом” мы видим, что некоторые компании слишком большие, чтобы налагать на них такие санкции». «Возможно, что они найдут какое-то решение, но не полномасштабные санкции на “Роснефть”, потому что добыча ею нефти составляет почти пять миллионов баррелей в день, – добавляет экономист. – Если пять миллионов баррелей в день исчезнет с мирового рынка, то цена на нефть взлетит до небес». Сим Тэк согласен с тем, что новые санкции на «Роснефть» могут иметь серьезный побочный эффект, однако он отмечает, что США все же вполне могут предпринять некоторые шаги. «Очень интенсивные санкции, которые сделают ведение бизнеса с “Роснефтью” для американских компаний или, потенциально для всего мира, нелегальным, будут иметь крайне негативное влияние на мировые рынки нефти, экономику и даже на стабильность самой России, – говорит аналитик. – Более умеренные санкции, которые, например, могли бы ограничить доступ “Роснефти” к заимствованию на международных рынках или получение кредитов от международных учреждений, вероятно, могут оказать влияние на “Роснефть” и, как следствие, на поведении России, не приведя при этом к дестабилизации глобального нефтяного рынка». Вместе с тем, по мнению аналитика, чем слабее будут санкционные меры, тем менее эффективными они окажутся, по крайней мере в краткосрочной перспективе: «Чем более осторожными они будут, тем меньше вероятность того, что удастся заставить “Роснефть” полностью прекратить связи с Венесуэлой». Бывший заместитель министра финансов РФ, также ранее занимавший пост первого заместителя председателя правления Центрального банка России, экономист Сергей Алексашенко подчеркивает, что ввод санкций, по сути, является решением президента Трампа, поэтому то, какие меры могут быть выбраны, и будут ли санкции против «Роснефти» введены – предсказать достаточно сложно. Как отмечает эксперт, если администрация президента США выберет такие мягкие шаги, как персональные санкции против физических лиц, то эффект от них будет минимальный, в то время как полномасштабные санкции на запрет финансовых транзакций с «Роснефтью», производящей 40% от объема российской и 4% от нефти мировой, будет существенным. «Санкции из ада» Тем временем в Конгрессе, наряду с другими санкционными законопроектами, находится на рассмотрении и представленный в феврале прошлого года сенатором-республиканцем Линдси Грэмом (Lindsey Graham) и сенатором-демократом Робертом Менендесом (Robert Menendez) обновленный законопроект «Защита американской безопасности от агрессии Кремля» (Defending American Security from Kremlin Aggression Act, DASKA). Сенатор Грэм называл данную санкционную инициативу санкциями «из ада», так как она предусматривает достаточно широкие и жесткие меры, в том числе в отношении российских банков, суверенного долга России и дальнейшие санкции против российского нефтегазового сектора. В декабре прошлого года Комитет по международным отношениям Сената США под председательством сенатора-республиканца Джеймса Риша (James Risch) проголосовал за принятие этого законопроекта 17 голосами «за» и пятью – «против». Пока что, однако, остается неясным, когда законопроект может быть вынесен на голосование полного состава Сената и получит ли он одобрение законодателей. Если это произойдет, законопроект должен быть направлен президенту Трампу, который может либо подписать его, либо наложить вето. «DASKA, в конечном итоге, может быть принята в Конгрессе в той или иной форме. Но важно помнить, что такие законопроекты часто меняются в процессе рассмотрения, – говорит Сим Тэк, напомнив, что первая версия этого законопроекта, представленная в 2018 году, не продвинулась в Конгрессе. – Так что, не исключено, что этот законопроект может быть смягчен по многим аспектам, став в итоге гораздо менее жестким». По мнению Андерса Ослунда, принятие законопроекта DASKA Конгрессом маловероятно. Как отмечает эксперт Атлантического Совета, это может произойти, «только если Трамп действительно неправильно себя поведет, как он сделал в Хельсинки» во время встречи с президентом Владимиром Путиным в июле 2018 года. Тогда политики и законодатели США были возмущены тем, что президент США не стал оспаривать слова российского президента о невмешательстве Москвы в американские президентские выборы 2016 года, что противоречило выводам ряда американских спецслужб. Сергей Алексашенко подчеркивает, что даже в случае принятия законопроекта DASKA, остается под большим вопросом, будет ли он подписан президентом Трапом . Даже если это и произойдет, полагает экономист, реальное исполнение положений законопроекта не гарантировано, как было, в частности, с принятым и подписанным президентом Трампом в 2017 году «Законом о противодействии противникам Америки посредством санкций» (Countering America's Adversaries Through Sanctions Act, CAATSA). «Администрация не хочет иметь дело с потенциальными экономическими последствиями жесткого законопроекта», – согласен с ним и аналитик Stratfor Сим Тэк. https://www.golos-ameriki.ru/a/russia-new-sanctions-experts/5286992.html
  15. После неудачных попыток договориться с Москвой о скидке на нефть Минск делает ставку на атомную энергетику. Белорусские власти обещают уже в этом году запустить Островецкую АЭС. И хотя ее строила Россия, Александр Лукашенко надеется таким образом ослабить зависимость от российских энергоресурсов. Помешать этому могут Литва, Латвия и Эстония, которые, впрочем, тоже испытывают энергодефицит, но отказываются от всего российского. Даже в ущерб себе. Советская энергетика Латвийская, Литовская и Эстонская ССР входили в единую советскую энергосистему (ЕЭС), которая начала формироваться еще в тридцатые годы. В середине пятидесятых электричество централизованно перераспределялось между союзными республиками. В Прибалтике в советский период строились в основном гидроэлектростанции — сказывалась близость региона к морю. Объемы электроэнергии, вырабатываемые, например, на Рижской, Каунасской или Нарвской ГЭС, обеспечивали светом и теплом не только все население, но и промышленность балтийских республик. Но к семидесятым электричества стало не хватать. Переброска в регион потоков энергии за счет других субъектов Союза все равно не удовлетворяла спрос. Недостаток мощностей испытывала и соседняя Белоруссия. С конца шестидесятых Минск лоббировал идею построить у себя атомную станцию. Но грунтовая площадка в Игналинском районе, которую предложил Вильнюс, больше соответствовала техническим требованиям. Вдобавок она располагалась недалеко от белорусской границы. В итоге строить станцию решили в Литве. В 1983 году Игналинскую АЭС ввели в эксплуатацию. Объемы вырабатываемой там электроэнергии многократно превосходили мощности тепловых и гидроэлектростанций. Для сравнения: если Каунасская ГЭС в Литве ежегодно вырабатывает 376 миллионов киловатт-часов, то Игналинская атомная за год производила 12 миллиардов киловатт-часов. Вскоре Вильнюс из импортера быстро превратился в экспортера электроэнергии. Игналинская станция обеспечивала недостающими мощностями не только Прибалтику, но и страны Восточной Европы, Белорусскую ССР и анклавную Калининградскую область. Проблема дефицита электроэнергии, казалось, была окончательно решена. НАТО увидела в регионе «руку Москвы» В девяностых независимые страны Балтии начали сближаться с ЕС. Параллельно избавлялись от всего советского. Разрыв предполагал и перестройку энергосистемы, которая все еще зависела от Москвы. Однако реализовать это оказалось непросто. Энергетические системы Латвии, Литвы и Эстонии работали синхронно с ЛЭП России и Белоруссии. Это позволяло обмениваться электроэнергией в случае аварий. Выйти из системы, не создав внутри региона дополнительные мощности, означало остаться без страховки. А любой блэкаут был чреват серьезными последствиями для экономики Балтии. Чтобы как-то обезопасить ТЭС и ГЭС от возможных перебоев с поставками, в 2001 году Латвия, Литва и Эстония подписали с Россией и Белоруссией соглашение о параллельной работе. По первым буквам в названии стран единое энергетическое кольцо получило сокращенное название БРЭЛЛ. Пожалуй, это была единственная сфера, где у сторон не было претензий друг к другу. Но вмешался Североатлантический альянс. В 2017 году созданный под эгидой НАТО Центр энергетической безопасности в Литве подготовил секретный доклад. В обнародованном кратком изложении документа говорилось, что БРЭЛЛ — главная угроза энергетической безопасности региона. Лейтмотивом звучал призыв покинуть эту единую систему, чтобы окончательно избавиться от российской зависимости. Сразу после этого Латвия, Литва, Эстония взяли курс на синхронизацию своих электросетей с Западной Европой. К 2025 году они обязались покинуть БРЭЛЛ. Два года назад прибалты вошли в единый оптовый рынок электроэнергии Северных стран. Но окончательного объединения энергосистем пока так и не произошло. Тем временем энергодефицит ощущается все острее. Ситуацию усугубляет то, что в 2009 году под давлением ЕС Литва закрыла Игналинскую АЭС. Это требование Брюссель объяснил изношенностью реакторов, что якобы могло спровоцировать аварию. Отказ выполнять это условие мог затянуть вступление Прибалтийских стран в Евросоюз. Примечательно, что технические возможности позволяли использовать Игналинскую АЭС до 2032 года. Более того, к моменту закрытия станция вышла на максимальную мощность. Как бы то ни было, сегодня бывшая советская республика из крупного поставщика электричества превратилась в не менее крупного покупателя. Переход на возобновляемые источники энергии компенсировал лишь четверть утраченных объемов производимого электричества. Но для стабильной работы энергосистем этого было недостаточно. В какой-то момент страны Балтии решили объединиться и построить новую атомную станцию. Выбрали даже площадку на территории Висагинского самоуправления в Литве, расположенной недалеко от остановленной Ингалинской станции. Вопрос встал за малым — найти инвесторов и убедить, что будущая Висагинская АЭС — прибыльный и перспективный проект. Но план провалился. Американские компании General Electric и Westinghouse вначале согласились взяться за стройку, но потом засомневались, что страны Балтии смогут расплатиться с кредитом. Еще одно опасение инвесторов было связано с тем, что неподалеку строилась другая атомная станция — Островецкая. Заказчиком была Белоруссия, но подрядчиком выступала российская компания «Атомстройэкспорт», входящая в «Росатом». Если одновременно реализуются и балтийский, и белорусский проекты АЭС, то электроэнергию просто некуда будет девать. Ни Латвия, ни Литва, ни Эстония (как и Белоруссия) в силу недостаточно развитых промышленных мощностей не нуждаются в огромных объемах вырабатываемой на АЭС электроэнергии, заключили инвесторы. Впрочем, они же порекомендовали несостоявшимся партнерам закупать электричество на Белорусской АЭС. Но снова вмешалась политика. Политика вместо здравого смысла Когда десять лет назад Александр Лукашенко заявил, что намерен построить в Белоруссии атомную станцию, соседи идею поддержали. Они рассчитывали, что белорусский лидер привлечет к строительству АЭС западных или азиатских подрядчиков. Но Запад не горел желанием давать взаймы стране, находящейся под санкциями. Откликнулась только Россия. Белорусский президент согласился, рассчитывая, что с кредитом расплатится и Островецкая АЭС станет собственностью Белоруссии. Так или иначе, зависимость от российской нефти и газа сократится. Более того, излишки электроэнергии «батька» рассчитывал продавать соседям. Пятнадцатого марта 2011 года Лукашенко и Путин подписали соглашение. Но через полтора года, когда стройка была в самом разгаре, Литва вдруг возмутилась, что станция будет располагаться прямо у ее границы. В этом Вильнюс увидел угрозу экологической безопасности. В адрес и белорусских, и российских властей посыпались обвинения, что площадка под АЭС может быть использована для организации диверсий против бывших членов советской семьи. И хотя у инспекторов МАГАТЭ и Евратома не было претензий к безопасности строящейся станции, в Вильнюсе не успокаивались. Литовцы даже приняли специальный закон, запрещающий импортировать продукцию Островецкой АЭС. Сейчас белорусская атомная станция практически достроена и ее запуск запланирован на текущий год. Россия рассчитывает на Островецкую АЭС в обеспечении электроэнергией анклавной Калининградской области. Но Литва не оставляет попыток помешать открытию станции. За помощью страна обратилась даже к США. Но те спутали все планы. Прибывшая прошлой осенью в Вильнюс замминистра энергетики США Рита Барануол вместо критики встала на сторону Минска. Более того, она предложила выбрать Вашингтон в качестве альтернативного поставщика ядерного топлива для реакторов. В силу сохраняющейся неустойчивости отношений с Западом белорусские власти не дали внятного ответа. К тому же американское топливо может быть небезопасно для российских реакторов. Гипотетическое вовлечение США в белорусский проект, казалось, должно снизить опасения Балтии. Литовские же власти, наоборот, расценили это как предательство со стороны Вашингтона. «Островецкая АЭС стала символом того, что проводимая странами Балтии тридцать лет политика энергетической независимости провалилась. И, по логике Литвы, виноваты в этом Москва и Минск. Назло им (а реально — себе) прибалты хотят заморозить реактор», — объясняет белорусский эксперт Денис Мельянцов. Еще одну причину неуступчивости Вильнюса политолог видит в личной обиде литовских властей на Лукашенко. «В 2008 году президент Литвы Даля Грибаускайте пообещала Лукашенко посодействовать в улучшении его отношений с Западом. Она стала главным лоббистом в ЕС смягчения санкций в отношении Белоруссии. Но дружба с Москвой для Минска перевесила, и Грибаускайте решила, что Лукашенко предал ее. С тех пор напряженность в белорусско-литовских отношениях не снижается. Отсюда и попытки не допустить открытия Островецкой АЭС», — считает Мельянцов. По словам эксперта, Литва сделала заложниками ситуации и соседей. «Позиция Латвии и Эстонии по поводу Белорусской АЭС не столь политизирована. Но дело в том, что Минск сможет экспортировать электроэнергию только через литовскую территорию. По этому маршруту предполагались поставки и в Калининград. Вильнюс настроил против себя всех соседей, но уступать не намерен», — уточняет Мельянцов. «У прибалтийских политиков остаются фантомные боли. В советский период Вильнюс был экспортером электроэнергии. После закрытия Ингалинской АЭС Литва вынуждена жечь нефть и газ, что увеличивает риски для экологии. И от превращения Белоруссии из покупателя в продавца электричества соседей коробит», — полагает консультант ПИР-Центра Андрей Баклицкий. Эксперты сошлись во мнении, что рано или поздно Литва осознает выгоды закупки электроэнергии с Островецкой АЭС. «Возобновляемые источники энергии пока не могут компенсировать необходимые региону мощности. Нефть и газ будут обходиться дороже, чем атомная энергетика. Скорее всего, здравый смысл возьмет верх», — делает вывод Баклицкий. Источник
  16. Группа лидеров по вопросам евроатлантической безопасности сегодня выступила с совместным заявлением о «Двенадцати шагах по укреплению безопасности на Украине и в Евроатлантическом регионе», пишет газета «Коммерсант». В группу входят известные эксперты, среди которых много бывших высокопоставленных дипломатов, военных, чиновников. С российской стороны ее учредителем выступил экс-глава МИД РФ Игорь Иванов. Подписанты заявления полагают, что реализация их сценария помогла бы найти выход из украинского тупика. Российский совет по международным делам (РСМД) представил заявление Группы лидеров по вопросам евроатлантической безопасности, посвященное конфликту на Украине. Учредители группы: Десмонд Браун (вице-председатель фонда «Инициатива по снижению ядерной угрозы» (NTI), председатель попечительского совета и совета директоров Сети европейских лидеров, министр обороны Великобритании (2006–2008)); Вольфганг Ишингер (профессор, чрезвычайный и полномочный посол Германии, председатель Мюнхенской международной конференции по безопасности); Игорь Иванов (президент РСМД, министр иностранных дел России (1998–2004)); Эрнест Дж. Мониз (сопредседатель и генеральный директор фонда NTI, министр энергетики США (2013–2017)); Сэм Нанн (сопредседатель фонда NTI, американский сенатор (1972–1996)). Заявление подписано несколькими десятками членов группы, среди которых: бывший командующий Европейским командованием вооруженных сил США и верховный главнокомандующий объединенными вооруженными силами НАТО в Европе (2013–2016) Филип Марк Бридлав, президент Фонда Карнеги за международный мир Уильям Дж. Бернс, председатель совета ПИР-Центра, вице-президент РСМД Евгений Бужинский, бывший заместитель главы МИД Украины, президент «Грант Торнтон Украина» Олександр Чалый, бывший первый заместитель главы Специальной мониторинговой миссии (СММ) ОБСЕ на Украине Александр Хуг. В заявлении сказано, что конфликт на Украине и связанный с ним всплеск насилия — «трагедия для всех, кого коснулся этот кризис». «Он является постоянной угрозой стабильности в Евроатлантическом регионе и чреват катастрофическими ошибками в принятии решений,— полагают подписанты.— Ключевое условие для выхода из кризиса — политическое урегулирование, направленное на прекращение вооруженного конфликта на Донбассе, создание условий для конструктивного диалога России и Украины по широкому кругу вопросов, включая проблемы, связанные с Крымом, а также на укрепление евроатлантической безопасности». За последние шесть лет конфликт в Донбассе унес более 13 тыс. жизней и заставил 2,5 млн человек покинуть свои дома. Более 25 тыс. человек получили ранения. Эксперты напоминают, что в прошлом году удалось добиться некоторого прогресса в Донбассе, и призывают срочно предпринять дальнейшие шаги по решению проблем безопасности, а также гуманитарных, экономических и политических вопросов. Таких шагов они выделили 12. “Ъ” приводит рекомендации экспертов в сокращенном виде. Шаги по укреплению безопасности Шаг 1: Восстановить Совместный центр по контролю и координации режима прекращения огня и стабилизации линии разграничения сторон (СЦКК) Восстановление СЦКК предоставит: дополнительные возможности для реализации минских соглашений; помощь в обеспечении быстрого реагирования на нарушения соглашений, в том числе на препятствия выполнению СММ ОБСЕ функций мониторинга и контроля; поддержку в процессе восстановления критически важной инфраструктуры и разминирования. Шаг 2: Установить диалог «нормандской четверки» по кризисному урегулированию на военном уровне Руководителям стран «нормандского формата» (Германия, Россия, Украина, Франция) надлежит установить диалог «нормандской четверки» по кризисному урегулированию на уровне военных. Такой диалог мог бы, в частности, служить механизмом регулярного обмена информацией о реализации минских соглашений, в том числе механизмом контроля и устранения нарушений, о которых сообщит СММ. Шаг 3: Улучшить беспрепятственный доступ и свободу передвижения в зоне конфликта Несмотря на улучшение ситуации с безопасностью на востоке Украины, гражданские лица, включая СММ, по-прежнему ограничены в свободе передвижения. Такое положение дел необходимо исправить. Для этого можно было бы расширить число контрольно-пропускных пунктов и обеспечить безопасность их использования. Такая мера могла бы содействовать укреплению доверия и обеспечению эффективного мониторинга конфликта. Усилия для достижения данной цели следует предпринять всем сторонам. Таким образом можно было бы укрепить меры безопасности и содействовать необратимому прекращению огня. Шаги в гуманитарной сфере Шаг 4: Найти пропавших без вести Решение проблемы потребует объединить усилия всех заинтересованных сторон. В их числе правозащитные организации и семьи пропавших без вести. Необходимо идентифицировать и обнаружить тех, кто когда-либо пропал на территории страны. Содействие могли бы оказать Международный комитет Красного Креста и Международная комиссия по пропавшим без вести лицам во взаимодействии с профильными органами власти, гражданскими организациями и всеми, кто заинтересован в решении проблемы. Шаг 5: Разработать и реализовать гуманитарные инициативы по разминированию Важнейшей и неотложной задачей является просветительская работа с гражданами регионов Восточной Украины по проблематике опасности мин и неразорвавшихся боеприпасов. Решение данной задачи направлено на исключение или минимизацию минной опасности. Одновременно украинские власти и международное сообщество могли бы разработать специальную программу «разминирования Донбасса». Шаги в экономической сфере Шаг 6: Ускорить экономическое восстановление Донбасса На основе решений Мариупольского инвестиционного форума (октябрь 2019 года) целесообразно использовать намеченный на март 2020 года Дельфийский экономический форум. На нем могла бы получить развитие идея о создании при поддержке ЕС международного механизма восстановления Донбасса, а также связанной с ним международной конференции доноров с возможностью участия России. Такие меры могли бы серьезно помочь в восстановлении критически важной инфраструктуры, системы здравоохранения и образования в Донбассе. В качестве первого шага в создании стратегии восстановления Донбасса требуется провести достоверную оценку потребностей региона. Шаг 7: Изучить возможность создания зон свободной торговли Существует опыт создания зон свободной торговли для восстановления пострадавших от войны регионов. На экспертном уровне необходимо провести анализ мер по созданию на Украине зон свободной торговли как с ЕС (во исполнение Соглашения о глубокой и всеобъемлющей зоне свободной торговли между ЕС и Украиной), так и с Россией. Следует разработать конкретные шаги по поддержке экспорта из Донбасса в Россию (например, предоставить особые экспортные квоты). Шаг 8: Разработать «дорожную карту» по санкциям Необходимо продумать процесс определения того, как конкретные действия по реализации минских соглашений могут привести к соответствующим изменениям в санкционном режиме. В качестве первого шага вопрос целесообразно изучить на уровне экспертов («второй трек»). Шаг 9: Устранить радиологическую угрозу В Донецкой области и вокруг нее находится порядка 1,2 тыс. источников радиоактивного излучения, которые используются в медицинских, промышленных или научных целях. Часть из них уже исчерпала свой эксплуатационный ресурс и теперь представляет серьезную угрозу для здоровья людей, безопасности и экологии. Подобные экологические проблемы рассматривались Экономической рабочей группой Трехсторонней контактной группы. Устранение радиологических угроз в регионе Донбасса внесет существенный вклад в нормализацию обстановки в сфере экономики, экологии, безопасности и в гуманитарной области, а также станет мерой укрепления доверия. Совместно с ОБСЕ, Трехсторонней контактной группой и странами «нормандского формата» заинтересованным сторонам следует согласовать меры по безопасному вывозу с территории Донбасса отработанных высокорадиоактивных источников (цезия, стронция и т. п.) Шаги в политической сфере Шаг 10: Запустить диалог между странами Евроатлантического региона о построении системы взаимной безопасности Диалог должен быть санкционирован национальными лидерами. Его целью должно стать деятельное решение базовых проблем безопасности и преодоление ключевых разногласий. Диалог мог бы помочь углублению сотрудничества, улучшить взаимопонимание и предотвратить возможные конфликты. Шаг 11: Оказать поддержку и определить круг вопросов избирательного взаимодействия между ЕС и Россией В 2020 году ЕС и России следует вывести избирательное сотрудничество в число приоритетов, в том числе поддерживая выполнение минских соглашений. Следует предпринять шаги в развитии отношений в областях совпадающих интересов (таких как наука и исследования, трансграничное и региональное сотрудничество, а также сотрудничество в области изменения климата и защиты окружающей среды). Такой опыт мог бы стать свидетельством того, что прогресс в развитии отношений выгоден обеим сторонам. Необходимо продолжить укрепление существующих экономических и гуманитарных связей. Шаг 12: Запустить новый национальный диалог по проблемам идентичности Необходимо как можно скорее запустить новый всеобъемлющий национальный диалог на Украине. В диалоге должны принять участие лидеры общественного мнения, ведущие ученые и всемирно известные эксперты. Нужно дать возможность соседям Украины (в первую очередь Польше, Венгрии и России) также высказать свое мнение. Диалог должен затрагивать темы истории и национальной памяти, языка, идентичности и проблемы меньшинств. Неотъемлемой частью диалога должны быть терпимость и уважение к этническим и религиозным меньшинствам как внутри страны, так и за рубежом. Напомним, в связи с отмечаемой пятой годовщиной минских договоренностей Россия и Украина инициировали обсуждение в ООН проблемы Донбасса. Москва предложила обсудить конфликт 18 февраля в Совбезе организации, а Киев созывает специальное заседание Генассамблеи 20 февраля. Речь идет о подписанном 12 февраля 2015 года «Комплексе мер по выполнению минских соглашений», которому посвящена резолюция Совбеза ООН №2202, принятая в том же году 17 февраля. Кроме самого факта подписания «Комплекса мер...» и его последующего закрепления в резолюции ООН отмечать, по сути, нечего: 13 пунктов соглашения остаются целиком невыполненными. Москва вину за это возлагает на украинскую сторону. Киев же утверждает, что урегулировать конфликт мешает Россия. Источник: alternatio.org.
  17. Polskie Radio, Польша © РИА Новости, РИА Новости | Перейти в фотобанк Тысячи поляков против собственной воли оказались в казахской степи. Постановление об этом подписал Сталин в апреле 1936 года. Сегодня в Казахстане проживает 35 тысяч поляков. О том, как теперь живут потомки депортированных поляков, и их желании вернуться в Польшу рассказало Polskie Radio. Поляки в Казахстане: жизнь в степи (Polskie Radio, Польша) 28 апреля 1936 года было принято постановление, согласно которому поляков, проживающих на нынешних территориях Украины, депортировали в Казахстан. После этого последовало еще несколько волн депортаций польского населения на эти территории. Сегодня в Казахстане проживает около 35 тысяч поляков. 15.02.2020 В 1936 году Иосиф Сталин одним росчерком пера изменил судьбы нескольких поколений поляков. 28 апреля 1936 года было принято постановление, согласно которому, поляков, проживающих на нынешних территориях Украины, депортировали в Казахстан. НКВД окружило польские деревни, людей вынудили покинуть их жилища. Поляков отправили в казахскую степь, где они были вынуждены строить землянки и жить в ужасных условиях. На сегодняшний день в Казахстане проживает около 35 тысяч поляков. Условия жизни улучшились, но даже сейчас назвать их хорошими очень сложно. Чтобы узнать лучше, как сегодня живется потомкам депортированных поляков в Казахстане, я обратилась за комментарием к журналисту, международному аналитику, председателю Фонда Иоахима Лелевеля Пётру Косьциньскому. — Прежде всего, расскажите, пожалуйста, подробнее, как тысячи поляков против собственной воли оказались на территории Казахстана: — Волна массовой депортации происходила в 1936 году. В 1935 году были ликвидированы разнообразные польские учреждения в СССР. Были закрыты все газеты, которые издавались на польском языке. В Киеве была закрыта газета Sierp («Серп»), в Минске — Orka («Пахота»), в Москве — Trybuna Radziecka («Советская Трибуна»). В 1936-37 годах были проведены депортации, прежде всего, с территории современной Центральной Украины. В межвоенный период это был значительный приграничный участок. Сегодня это территории Житомирской, Винницкой, Хмельницкой областей. Людей сажали в вагоны. У них было несколько дней на то, чтобы собрать свои вещи. Их везли в Казахстан. Они доезжали до какого-то места, до какого-то пункта, к примеру, до Тайынша на севере Казахстана. Затем их везли в степь. Им приказывали построить там село. Обычно все происходило именно так. Такие села называли точка или пункт. Таких пунктов было множество, они были пронумерованы. На севере Казахстана, но также в окрестностях Нур-Султана, который ранее назывался Астаной, до сих пор можно натолкнуться на польские села. Там проживает как минимум 35 тысяч поляков. — Много ли поляков вернулось на те земли, где они проживали до депортации, в послевоенное время? — Конечно, часть вернулась в Украину. Не все смогли вернуться в свои дома. Я общался с человеком, которому удалось сбежать из Казахстана в Украину. Конечно, после 1936 года, в 1940-41 годах, были следующие волны депортаций с восточных территорий Второй Речи Посполитой в Казахстан. Те люди были гражданами Польши. Если они выжили, то могли вернуться на современную территорию Польши. В этом году мы отмечаем круглую годовщину депортации поляков, которая происходила в 1940 году. Однако те люди, которые были вывезены в 1936 году, были советскими гражданами, у них не было возможности вернуться в Польшу. Конечно, какая-то часть этих людей в рамках так называемой репатриации приехала в страну. — В каких условиях живут сегодня поляки в Казахстане? — Сегодняшние условия поляков в Казахстане приближены к тем, в которых живет большинство граждан этой страны. Если они проживают в городах, то, конечно, условия их жизни гораздо лучше, чем у жителей сел. В селах все еще сложно жить. Конечно, в 1936 году этим людям приходилось рыть землянки. Они копали подвалы, а над ними возводили саманные стены, это что-то наподобие кирпича из глины вперемешку с навозом. Только потом уже они строили нормальные дома. Я четыре раза посещал Казахстан, бывал в разнообразных польских деревнях, как на севере страны, в Озёрное, в Келлеровке — это польско-немецкое село, откуда уже выехали все немцы, так и в окрестностях Астаны, например, в Первомайке. На западе от Астаны расположилось несколько польских сел. Там все еще очень суровые зимы. Хотя, возможно, из-за глобального потепления зимой столбик термометра редко опускается ниже 35 градусов. Однако —25 градусов мороза зимой — это нормальная температура для этой местности. Лето очень короткое. Там суровый климат. Я думаю, что условия жизни поляков, как и всех жителей Казахстана, постепенно улучшаются. — Поляки, которые сейчас проживают на территории Казахстана, говорят на польском или украинском языках, или преимущественно на русском? — Преимущественно они говорят на русско-украинском. Конечно, с течением времени молодые люди больше говорят на русском языке, чем на украинском. Родным языком тех людей, которые были депортированы в 1936 году, является украинский или русский. На польском языке говорит меньшинство. К примеру, я встречал людей, которые могли молиться на польском языке, прочесть весь молитвенник, знали все молитвы, но при этом они говорили на русском. Это понятно, потому что там нет так много возможностей выучить польский. Есть учителя польского, которые были отправлены туда из Польши, но их не так много. В основном люди общаются на русском. Хотя и происходит постепенная казахизация, но русский язык преобладает. Поэтому все же основным языком остается русский с налетом украинского. — Много ли поляков, которые проживают сейчас в Казахстане, хотят переехать в Польшу? — Точно неизвестно. Исходя из того, что я слышал некоторое время тому назад, в базе Rodak (rodak в переводе означает «соотечественник». Это база данных, в которой регистрируются люди, которые выражают предварительное желание пройти процесс репатриации, — прим. ред.) было зарегистрировано как минимум 10 тысяч человек, которые изъявили желание приехать в Польшу. Это нельзя назвать возвращением, потому что, как я уже говорил, предки этих людей не были депортированы из Польши. Я думаю, что, на самом деле, число таких людей может быть выше. Закон о репатриации, который сейчас действует, предусматривает возврат на родину в течение 10 лет по тысяче человек ежегодно. Это означает, что некоторые из тех, которые ожидают на процедуру репатриации, будут ждать 10 лет. Я не знаю, все ли на это согласятся. Я сталкивался с двумя точками зрения. Одни люди очень хотят поехать в Польшу, потому что для них это какой-то рай, что-то прекрасное. Конечно, мне это очень приятно слышать, но все же я не хочу сказать, что в Польше плохо, просто здесь не так, как они себе это представляют. Однако часть людей, с которыми я общался, говорила мне, что они этого не хотят, потому что у них в Казахстане есть семья, знакомые, друзья, они уже обосновались там. Конечно, они хотят поддерживать контакт с Польшей; могилы их предков находятся на территории этой страны, но они сами хотят остаться в Казахстане. Я не знаю, представлены ли эти точки зрения в обществе пропорционально. Мне кажется, что чем дольше будет длиться репатриация, чем дольше будет ожидание на приезд в Польшу, тем меньшим будет число желающих осуществить поездку на свою родину. Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ. Оригинал публикации: Поляки в Казахстане: Жизнь в степи
  18. В политике случается всякое. Бывает, что конкретный момент определяет случай, действие одного участника, а порой мозаика действий всех без исключения участников политической игры. Что будет в тот или иной момент времени сложно предугадать и еще сложнее выстроить защитные меры против таких случайностей, действий либо стечения обстоятельств. При этом, так или иная реакция на возникающие ситуации имеет как разные причины, так и последствия, поведенческие модели политиков, которые проявляются в конкретных действиях. Каждый политик в той или иной ситуации выбирает такую поведенческую реакцию, которая будет способна обеспечить достижение наиболее приемлемого политического результата. Будь то прямое обращение к народу, или оформление политической коалиции ради проведения каких-либо важных изменений в стране. Да много существует политических методов, очень много и каждый из них характерен и полезен только для строго определенного и ограниченного числа политических процессов, в другой реальности и применительно к другим ситуациям такие методы не срабатывают. Как ни странно, в последнее время все более в качестве распространенного типа политического действия проявляется истерический тип, сопровождающийся громкими заявлениями, странными действиями, зачастую без какого-либо последующего эффекта. При этом все это сопровождается широким освещением в СМИ, что не оставляет сомнения, что такая истерика поднимается как раз для целей проявления ее в средствах массовой информации, а значит в плоскости не только влияния на конкретных политиков или политические группы, но на широкие круги общества. Попробуем немного порассуждать на тему «политической истерики» как метода современной политики. Истерика отставших от поезда Порой события требуют от политиков (а ими могут быть не только лица, работающие на государственных должностях, безусловно) проявления себя. Хотя бы для того, чтобы не забыли. Послание Президента РФ 15 января 2020 года и последовавшая за ним активная деятельность по подготовке проекта поправок к Конституции, изменениям в Правительстве России и т.д. не осталась без публичного освещения и толкования. За прошедшие три недели мне довелось выслушать целый ворох обоснований, для чего нужна такая молниеносная активность на ниве законотворчества и изменения государственного аппарата. Те, кто говорит, что процесс принятия поправок к Конституции затягивается в корне не правы. Как правило это те, кто никогда не принимал непосредственного участия в нормотворческой деятельности, не обсуждал проекты правовых норм, в том числе определяющие процедурные вопросы, влияющие на права и свободы граждан. Такие действия осуществлять наспех просто опасно. И тот темп с которым проходят обсуждения таких поправок можно назвать поистине молниеносным. Но в стране оказалась совокупность людей, которая «не вписалась» в «трансфер» и не играет активной роли в обсуждении будущих механизмов управления. При этом, такие люди настолько привыкли, что все значимые изменения в стране не проходят без их участия, что не нашли ничего более логичного, чем устроить истерику. Причем это не единичное проявление, а внезапно возникшая целая группа плакальщиков, униженных и оскорблённых. Первым это проявилось у некоторых бывших членов Правительства Д.А. Медведева, которые как не ожидали отставки, так и были серьезно удивлены и возмущены своим непопаданием в обойму (администрации Президента пришлось таких срочно трудоустраивать и проводить с ними встречу Президента, демонстрирующую, что нет о них не забыли). Следом отличился глава Сбербанка Г.Греф, который на Давосском форуме начал заявлять, что готов уйти с должностей в Сбербанке, если он уже не нужен. Их этой историки явственно вырисовывалась, что в проводимых реформах роль Грефа была яркой и запоминающейся – стороннего наблюдателя, которому даже о сути происходящего ничего не сказали. Его успокоили, заявив, что никто его из Сбербанка гнать не собирается. Затем прозвучало через третьих лиц потрясающее по степени истеричности послание Суркова (со свойственным ему мелодраматизмом, он же писатель и поэт) о том, что он уходит на месяц медитировать с последующим увольнением. На эту новость отреагировал глава пресс-службы Президента, заявивший, что де-юре Сурков никуда не ушел. Еще одним истирающим оказался глава Русала, Базэла и прочих промышленных компаний Дерипаска, обрушившийся с критикой почти что на всю власть, в том числе весьма истерично прокомментировавший изменение ЦБ РФ базовой ставки в размере 0,25 процентных пунктов, якобы это губит экономику и является подножкой реформам Путина. Его истерика была чуть-чуть погашена назначением его представителя – Приходько советником Президента, призванного не столько дать рольные властные рычаги, а скорее показать, что Дерипаска остается в пуле приемлемых для Кремля бизнесменов и разделываться с ним никто не намерен. Странно, что молчат другие проигравшие в рамках правительственных перестановок – Альфа Групп М. Фридмана и П. Авена, Ренова В. Вексельберга и ряд других группировок, приближенных к власти. Вот такой вот метод напоминания о себе – через публичную и яркую истерику. Истерика анатолийского мечтателя Еще более восхитительной была истерика, обозначенная в СМИ (то есть для всеобщего обозрения) турецким Президентом Эрдоганом. При этом у него она не прекращается уже месяц и связана с тремя событиями – ситуацией в Ливии, где Эрдоган метает громы и молнии по поводу продолжающейся активности маршала Хафтара, по поводу ситуации в Восточном Средиземноморье на шельфе которого Эрдоган рассчитывает добывать газ (альтернативно греческо-кипрско-израильскому проекту), ну и наконец, по ситуации в Сирии, где Эрдоган сделал уже кучу противоречивых и историчных заявлений о плохом Б.Ассаде и сирийской армии, о неисполнения своих обязательств как США (по Заевфратью), так и Россией (по Идлибу). По большому счету истерика Эрдогана как началась, таки не собирается, видимо заканчивается. При этом, сами заявления его оказываются порой столь противоречивыми и эксцентричными, что остается только удивляться, как государственный аппарат Турции еще умудряется функционировать. Не меньшая истерия наблюдается в турецкой тактике ввода сил на территорию Сирии (что разумеется противоречит международному праву, но все уже привыкли, что с ним вообще все уже очень вольно обращаются), создание блокпостов и успешного попадание в окружение Сирийской арабской армией. Зачем турки это делают не понятно, поскольку до сегодняшнего дня никакой практической пользы от этих действий не наблюдается. Разве что турки работают над созданием видимости кипучей деятельности. Столь же восхитительной оказалось и заявление о якобы убитых турками сирийских военнослужащих, число которых к концу недели составило аж (по словам Эрдогана) 76 человек. При этом сирийский генштаб этих потерь не видит до сих пор. То ли Эрдоган посчитал за сирийскую армию курдов, которых действительно обстреливала турецкая артиллерия, то ли откровенно врем (возможно вслед за предоставляемыми ему данными турецкого генерального штаба). Зачем истерит Эрдоган? Это большой и по сути безответный вопрос. Сильно больших бонусов он от этого определенно не получит, возможности повлиять на Кремль, например, скорее всего тоже. Тогда метод остается не понятным, точки зрения результативности с точки зрения реальных последствий такой истерики. Но не Эрдоган один являет нам примеры политической историки. Параллельным курсом развивается эпопея с истерическими заявлениями А.Г. Лукашенко, президента Белоруссии. Истерика батьки всея Беларуси Александр Григорьевич Лукашенко после срыва последовательно ноябрьских и декабрьских согласований дорожных карт по интеграции России и Белоруссии внезапно ощутил некоторые неприятные моменты. А в первую очередь нехватку нефти, поставляемой из России в Белоруссию по ценам выгодным А.Г. Лукашенко. Поставка нефти по мировым ценам весьма вероятно приведет к крайне негативному состоянию платёжного баланса Белоруссии. Если сейчас он составляет примерно минус 150-200 миллионов долларов в месяц, то после повышения цен на нефть весьма вероятно может откатиться примерно к полу миллиарду долларов в месяц, что для Белоруссии весьма вероятно не подъемно. Буквально за пару месяцев мы наслушались такого, что до этого не слышали и за десять лет. Комментаторы, склонные обелять Лукашенко, отсылают к его косноязычию. Не берусь утверждать есть оно у Лукашенко или нет, но интонацию к косноязычию не отнесешь. А интонация, откровенно истерическая. Тут и заявление о том, что Москва, якобы наживается на богатствах Белоруссии и делает много подлых вещей из зависти перед стабильностью последней. Что Россия не выполнила кучу обязательств, взятых перед Белоруссией (об обязательствах Белоруссии почем- то не упоминается, но опять же не важно), Да и некоторые действия не сильно то далеко ушли от такой истеричности. Сами посмотрите. Арест директоров сахарных заводов, которые, якобы, собирались спешно покинуть территорию Белоруссии. Если таким образом Лукашенко рассчитывает выиграть конкурентную борьбу с российской сахарной промышленностью, то это дело абсолютно гибельное и не приводящее к эффектам, т.к. российский сахар банально конкурентней, хоть всех директоров сахарных заводов пересажай! А на дотации средств увы нет. Отдельно стоит отметить истерические заявления по поводу того, что Россия планирует отнять у Белоруссии суверенитет, что Лукашенко не хочет быть последним президентом Белоруссии и многое, многое другое. И все под видеокамеру с широким освещением в средствах массовой информации. Извините, не поверю, что журналисты в таких случаях бывают на месте произнесения таких фраз «случайно», как и в то, что даже если что-то просочилось в СМИ у Лукашенко нет средств воздействия на СМИ. Так что истерика в очередной раз является чем-то предполагаемым и специально подготавливаемым. Истерика просчитавшихся Еще одной потрясающей истерикой (весьма вероятно наиболее близкой к первоисточнику такой политической методологии) является нынешняя ситуация в американской политике. Ни для кого не секрет, что сейчас вся американская политика строилась вокруг двух популярных слов «импичмент» и «праймериз». И вот как раз по этим поводам американский политический класс умудрился устроить такую истерику, которая, наверное, долго еще будет отдаваться в сознании американского избирателя. Но обо всем по порядку. Первым истерическим (ну и историческим отчасти) событием оказался импичмент Трампа, точнее провал импичмента в Сенате. И истерили как раз те, кто этот самый импичмент и готовили. Так в частности сенатор Шифт заявил, что если Трампа не подвергнуть импичменту, то он «отдаст русским Аляску». Само по себе предложение настолько бредовое и истеричное, что комментировать в общем то нечего. Вторым таким событием стала речь Трампа, а скорее поведение американских демократов при произношении этой речи. Там разве что только представители демократической партии улюлюкать не начали. Ну а эпическое разрывание речи Трампа спикером палаты представителей Н.Пилоси возможно войдет в учебники истерики, т.к. столь яркой истерической выходки американский парламент еще не видел. Наконец, все рекорды побило начало праймериз, где в славном штате Айова, на проходивших избирательных собраниях демократов так до конца и не смогли посчитать голоса участников собраний. Ситуация там плавно движется к скандалу, когда неугомонного Б.Сандерса пытаются упорно оттеснить на вторую строчку, на первую поставив весьма неоднозначного П. Бутиджича. Более всего радует и восхищает многоголосье истерики в стане демократов, от которых раздаются требования по пересчёту голосов, возможно проведению повторных собраний, ну и от особо одаренных американских политиков – о необходимости расследовать вопрос о вмешательстве России в неудачные собрания в Айове. Как бы мы не относились к американским выборам (а их анахронизм уже давно стал анекдотом) предполагать такого скандального и истерического начала праймериз демократов вряд ли кто-то мог. При этом, создается впечатление, что вся эта катавасия вовсе не случайна. И подсчет голосов на собраниях не такое уж сложное дело, чтобы в течение недели с этим не справится. Но видимо демократам зачем-то нужно, чтобы праймериз ихней партии привлек побольше внимания публики, пусть даже при помощи активно развивающейся истерики. Причины и основания А теперь самое главное. С чего вдруг власть, которая всегда представлялась во всех странах мира как символ незыблемости, постоянства, системности, а иногда и божественной воли, начала активно терять лицо опускаясь до банальной истерики. Извините, но ни вопль Эрдогана по поводу того, что он введет войска в Ливию и Сирию (а потом не делает этого), на заявления Лукашенко о том, что «Белоруссию якобы поставили «раком», ни чудные вопли из-за океана как со стороны демократов, так и республиканцев не повышают престиж и сакральность власти, не служат целям ее укрепления и формирования в обществе умиротворения и системной работы). Политик, генерирующий истерические настроения, формирующий вместо мотивирующей повестки для общества истерическую повестку приводит политическую ситуацию к состоянию коллапса и ухода в депрессивный тренд. Но вряд ли именно депрессивный тренд (скорее способствующей смене правящих элит, а не их укреплению) можно признать успешным. Тогда почему политики (а многие из них в политике не первый год) используют метод разжигания истерии? Некоторые авторы, утверждают, что это особый темперамент, который в период кризисных явлений заставляет политика чрезвычайно резко реагировать на изменения внешней обстановки. Политик должен быть убежден в своих силах. Но если у некоторых политиков, например, В.В. Путина, убеждение в своих силах кроются в понимании сильных и слабых сторон того или иного процесса, а также устойчивости своих оснований (работа на уровне «это правильно, а значит, хоть сейчас оно не приносит результата, это правильное нужно делать»), то у некоторых других такая убежденность основывается на квазирелигиозном мнении о своей уникальности, мессианском пути, уготовленному конкретному политику, его абсолютном опыте и умениях. И в тот момент, когда оказывается, что получается далеко не все, что задумывалось психика такого политика выдает истерику, как наилучший ответ кризисам. Вторая позиция направлена не в субъективную, а объективную плоскость и основывается на двух тезисах, характеризующих современное состояние отношений политика и общества. Первый – это восприятие того, что в настоящее время общественная реакция имеет смысл. После того, как реакцию общества удалось измерить и структурировать в качестве фактора политики к ней обращаются все чаще и чаще. И рейтинги политиков, оказывается, все же имеют значение. Активизировать активность общества в политическом пространстве оказывается полезным и перспективным делом. Второе – это формирование механизмов кажущегося прямого общения политика и народа. Речь идет о заведенных аккаунтах в социальных сетях, «твиттере Трампа», который может быть более оперативным, чем ведущие мировые СМИ. Однако, между прошлыми формами взаимодействия политиков и общества, основанных на публичных мероприятиях (митингах, шествиях, собраниях), на программных статья в солидных газетах, на взвешенных и продуманных заявлениях, остающихся в памяти надолго и современностью есть большая разница. Сейчас наиболее популярны форматы, нацеленные не на создание уникального события или закрепление базового смысла, а на обращение внимания публики в текущий момент. А для социальных сетей, для мессенджер-каналов, коротких объявлений в выпусках новостей характерна подача материала по принципу «заинтересовать получателя» - «насадить свой контент-материал» - «помочь объекту забыть содержание, но с сохранением ощущения фона». И в такой ситуации именно истерический вариант подачи материала, зачастую используемый в вирусном распространении, оказывается наиболее действенным и значимым. И именно этим и пользуются. Клиповое мышление на уровне общества порождает истерические сценарии в деятельности политиков. Такова жизнь. Таково время. Михаил Тирских
  19. Yomiuri, Япония © РИА Новости, Андрей Шапран | Перейти в фотобанк В ходе встречи с рабочей группой по подготовке поправок в Конституцию РФ было выдвинуто предложение о внесении «запрета на отчуждение территорий России». Владимиру Путину эта идея понравилась. Получается, в вопросе с «северными территориями» наконец-то просматривается определенность? Yomiuri (Япония): Путин поддержал идею внести в Конституцию «запрет на отчуждение территорий России» Острова раздора Какое влияние это окажет на решение проблемы «северных территорий?» 14.02.2020 13 февраля Владимир Путин встретился с рабочей группой по подготовке поправок в Конституцию РФ и поддержал предложение о том, что в проект нового Основного закона должен быть дополнительно внесен четкий «запрет на отчуждение территорий России». Полагают, что, если такой запрет будет действительно включен в Конституцию России, это серьезно повлияет на переговоры по заключению мирного договора с Японией, которые включают в себя и проблему «северных территорий». Как сообщили в администрации президента России, известный российский актер Владимир Машков, который входит в состав рабочей группы по поправкам в Конституцию, коснувшись вопроса о Курильских островах (так называемый «архипелаг Тисима», в который входят и «северные территории») заявил, что в Основном законе должно быть запрещено не только отчуждение российских земель, но также и проведение переговоров по вопросам о таком отчуждении». Сам Путин на это предложение ответил следующим образом: «Хотя у нас и ведутся переговоры с нашими партнерами по некоторым таким проблемам, сама по себе идея мне понравилась». Путин лично внес в Государственную Думу проект поправок в Конституцию РФ еще в январе. Тогда же по его инициативе была создана рабочая группа по поправкам в Конституцию, куда входят 75 экспертов и видных общественных деятелей. Внесение поправок в Конституцию связано с предстоящим в мае 2024 уходом Путина с поста президента в связи с истечением срока его полномочий. Администрация Путина планирует завершить работу по внесению поправок к концу апреля этого года. Ожидается, что процедура будет проходить гладко, поскольку тесно связанная с властными структурами Путина правящая партия обладает абсолютным большинством в обеих палатах Законодательного собрания, а также в законодательных собраниях субъектов Федерации и автономных республик. Утром 14 февраля на пресс-конференции для журналистов генеральный секретарь кабинета министров Ёсихидэ Суга на вопрос том, что господин Путин выражает намерение передать на рассмотрение экспертов вопрос о внесении «запрета на отчуждение российских территорий в поправки к новому Основному закону России», ограничился лишь следующим заявлением: «Мы в обычном режиме внимательно наблюдаем за политическими событиями в России, в том числе и в контексте их влияния на ее внешнюю политику, но мне бы хотелось пока воздержаться от комментариев по данному вопросу». Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ. Оригинал публикации: 「領土割譲の禁止」改憲案、プーチン氏が賛意…北方領土交渉に影響か
  20. Rzeczpospolita, Польша © РИА Новости, Владислав Белогруд | Перейти в фотобанк Эксперты предупреждают, что в случае нападения России союзникам может понадобиться несколько месяцев, чтобы придти полякам и прибалтам на помощь. Страны Балтии, а также Швеция и Финляндия это осознают и принимают меры, готовя своих жителей к возможной войне и оккупации. В Польше же ничего такого нет. Rzeczpospolita (Польша): подмоги придется подождать, поэтому нужна тотальная оборона 14.02.2020 Марек Козубал (Marek Kozubal) В апреле в Польше появятся американские военные, которых перебросят из-за океана в рамках учений «Защитник Европы». Тяжелую технику уже грузят на корабли. Следует отметить, что подготовка к маневрам продолжается не первый месяц. Эксперты из американского аналитического центра РЭНД в своем прошлогоднем докладе осторожно предполагают, что союзнические силы смогут в случае нападения России на страны Балтии начать контратаку в течение нескольких недель или даже месяцев после начала войны. Что будет происходить до того, как они придут на помощь? Как предсказывают аналитики, российские силы будут состоять из 22-27 батальонных тактических групп, которые смогут «изолировать» Таллин и Ригу за 30-60 часов. «Российские войска, наступая из Калининградской области и Белоруссии, способны также закрыть Сувалкский коридор и заблокировать таким образом путь сухопутным силам подкрепления НАТО, движущимся в направлении стран Балтии», — говорится в докладе. Предлогом для вторжения может стать конфликт вокруг русскоязычных жителей этого региона, которых предписывает защищать кремлевская доктрина. Эта отнюдь не воображаемая угроза. Эстония, Латвия и Литва постоянно подвергаются российскому информационному воздействию и становятся целью пропагандистских операций, нацеленных на подрыв доверия к государственным институтам и НАТО, а также разжигание розни между разными социальными и национальными группами. Страны Балтии, Швеция и Финляндия осознают существование этих угроз и опираются в своих доктринах на так называемую тотальную оборону. Она заключается в действиях, позволяющих повысить устойчивость государства в кризисной ситуации, а также подготовить население к войне и оккупации, продвигая нацеленное на выживание мышление. Эти концепции предполагают налаживание взаимодействия между армией и органами администрации, военизированными организациями и всем обществом в рамках оборонительных действий и сопротивления агрессору. Акцент делается на психологической поддержке, укреплении спецслужб и сил гражданской обороны, активных оборонительных действиях армии и помощи населения международным силам. Предполагается, что потенциальный агрессор, поняв, какими расходами и потерями обернется его операция, откажется от своих планов. Концепция тотальной обороны внесена в основные документы, касающиеся национальной оборонной доктрины Эстонии, Латвии, Литвы, Швеции и Финляндии. Их приняли после нападения России на Грузию и Украину. Появится ли упоминание о тотальной обороне в стратегии национальной безопасности, которую, как сообщил глава польского Бюро национальной безопасности Павел Солох (Paweł Soloch), скоро подпишет президент, остается вопросом. Какие шаги предпринимают перечисленные выше страны? Шведы, например, издали учебник с инструкциями, объясняющими, как действовать во время военного конфликта. Эстонская концепция 2017 года требует от каждого министерства подготовки планов и процедур поддержки национальной обороны, которые ежегодно проверяются в ходе учений. Союз обороны Эстонии располагает специальными подразделениями для оказания помощи силам специального назначения и гражданским кризисным штабам, а также участия в киберобороне. Одна из задач этого формирования состоит в обучении населения. В Литве произвели учет убежищ гражданской обороны, а в 2015 году литовское оборонное ведомство совместно с пожарной службой подготовило учебник, объясняющий, как действовать в кризисных ситуациях. В 2016 году было издано также «Руководство по активному сопротивлению», в котором говорится, в частности, о забастовках, блокадах, распространении дезинформации и проведения киберопераций против врага. Американский аналитический центр считает, что в странах Балтии должна появиться тысяча ячеек сопротивления, имеющих склады и тайники с оружием, медикаментами и аккумуляторами. По оценкам, на их обустройство может понадобиться около 125 миллионов долларов. На складах, как полагают аналитики, должны находиться, в частности, противотанковое и зенитное оружие, системы минирования, средства связи. Эксперты советуют проводить тренинги по управлению кризисными ситуациями, гражданской обороне и противодействию гибридным атакам, отрабатывать координацию деятельности в рамках стратегической коммуникации и создавать центры разведки. Как выглядит в этом плане ситуация в Польше? О шагах, связанных с укреплением обороноспособности государства, упоминал на съезде партии «Право и справедливость» в Катовицах глава канцелярии главы правительства Михал Дворчик (Michał Dworczyk). О тотальной обороне говорят командующие Войск территориальной обороны. Темой публичных дискуссий она, однако, пока не стала. Достаточно упомянуть о том, что у нас нет новой стратегии национальной безопасности, и никто, кроме посвященных в эту тайну военных, не знает, где у нас находятся убежища. Также у нас нет инструкций, как действовать населению в ситуации стихийного бедствия, и не существует реальной системы гражданской обороны. Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ. Оригинал публикации: Marek Kozubal: Na odsiecz poczekamy, dlatego budujmy obronę totalną
  21. Dagbladet, Норвегия © РИА Новости, Алексей Филиппов | Перейти в фотобанк Александр Большунов — один из сильнейших атлетов в истории лыжного спорта. Но с каждым новым триумфом все чаще звучат сомнения в том, что он побеждает честно, пишет Dagbladet. И тут же защищает россиянина: Большунов слишком молод, чтобы быть частью прежней системы, к которой у всех столько вопросов. Dagbladet (Норвегия): погубили себя Российский лыжный спорт погубил себя сам. Но это не значит, что мы должны губить и Александра Большунова 14.02.2020 Эстен Сэтер (Esten O. Sæther) Соревнования на лыжном стадионе Лугнет в Фалуне пять лет назад были просто историческими, кого ни спросите — хоть Петтера Нортуга (Petter Northug), хоть кого-то из пары миллионов телезрителей, которые наблюдали за ним в те февральские дни. Но сейчас появился новый и не менее великий лыжник. 23-летний Александр Большунов — один из сильнейших атлетов в истории этого вида спорта. Этой зимой он выиграл большинство дистанционных гонок. Последний масс-старт на 15 километров принес ему четвертую победу подряд. Гонка шла в нестабильных, технически сложных условиях, которые изначально совсем не подходили для Большунова. Тем не менее именно россиянин под конец обошел самых стойких противников и довольно легко в финишном рывке обогнал Шура Рёте (Sjur Røthe). Зрелище было настолько же поразительное, как и результат, который Большунов показал, мощно взбираясь в чудовищный подъем на «Тур де ски». Тогда Александр со своим весом более 80 кг шел круто вверх практически так же легко, как Шур Рёте и прочие «горные козлы». И тут, конечно, возникает вопрос: Александр Большунов — тоже всего лишь еще один российский монстр из мира лыж? Очень печально задаваться таким вопросом сразу после идеальной лыжной гонки, в которой не только время показывало, что выигрывает сильнейший. Победа определялась не только финишным спуртом. Именно Большунов задал высокий темп прямо со старта, именно этот россиянин в ходе гонки нашел силы на два рывка и именно он выдержал все атаки сильных норвежских лыжников. И наконец сам Большунов совершил рывок и оторвался от группы, и лишь Рёте сумел удержаться за ним до самого финиша. Просто невозможно еще убедительнее доказать в масс-старте, что ты лучший в мире лыжник. И все-таки именно такой вопрос так и хочется задать молодому лыжнику, взращенному системой, которая сейчас ожидает международного суда по делу о многих годах мошенничества. После двух главных гонок в Фалуне, пропущенных травмированным Юханнесом Хёсфлотом Клэбо (Johannes Høsflot Klæbo), похоже, что Александр Большунов выиграет в общем зачете Кубка мира. Само по себе это хорошо. Спорту нужны перемены, а на прошлогоднем Чемпионате мира Норвегия полностью доминировала. Так что речь не идет о недоверии к конкурентам ради наших собственных успехов. В тесном мирке лыжного спорта любая конкуренция по определению хороша. Если, конечно, это действительно конкуренция. Можно надеяться, что летом мы узнаем об этом чуть больше. Изначально сложилось впечатление, что часть российской команды не допустят до соревнований этой зимой в ожидании решения Спортивного арбитражного суда (CAS) по поводу отстранения всех, кто имел отношение к российскому государственному мошенничеству на Олимпийских играх в Сочи. Этого не случилось. Не всегда гармоничные будни международного лыжного спорта идут своим чередом в ожидании решения CAS. Но когда оно будет принято, у нас всех появится шанс узнать больше. Слушания в CAS, вероятно, будут открытыми. Об этом попросило Всемирное антидопинговое агентство, и россияне согласились. Это очень хорошо. Любые закрытые двери сами по себе вызывают рост подозрений. К сожалению, именно такова и была тактика россиян, которые держались за руководителей и тренеров, работавших с лыжниками, употреблявшими допинг, как было доказано. Александру Большунову всего 23 года, он слишком молод, чтобы иметь отношение к мошенничеству в Сочи шесть лет назад, но он вращается в российской лыжной среде, а значит, тесно окружен виноватыми. Еще на последних Олимпийских играх Александр произвел большое впечатление, будучи в группе молодых лыжников, которые могли бы стать заменой отстраненным от соревнований звездам. Но уже тогда его достижения отчасти затмил скандал. На россиян обратили меньше внимания, чем они заслуживали. Между тем затея сурового лыжного руководителя Елены Вяльбе, которая хочет воспользоваться услугами обвиненного в использовании допинга тренера Юрия Бородавко, чтобы взрастить новое поколение звезд, безнадежна. Ему вообще нельзя позволять возвращаться в спорт после отстранения. Вот где начинаются ошибки — с действий самих россиян. Так что нам стоит внимательнее относиться к каждому отдельному лыжнику. Нет никаких сомнений, что после разоблачения мошенничества в Сочи за ними стали более пристально следить. Но масштабные проверки перед Олимпийскими играми 2018 года ничего особенного не выявили. И все это не имеет никакого отношения к серии мощных результатов Александра Большунова. Он стал лучшим, но на пути к вершине у него были и естественные трудности. В 15-километровой гонке классическим стилем в Тоблахе во время «Тур де ски» он увлек за собой соотечественника Сергея Устюгова, задав мощный старт, но под конец перенапрягся. В тот раз он не был лыжным монстром и за победу не боролся — как и несколькими днями позже в Валь-ди-Фьемме на такой же дистанции, где Клэбо явно был быстрее. Большунов не похож на чересчур «подготовившегося» к 50-километровой гонке на Олимпийских играх 2002 года Йохана Мюлегга (Johan Mühlegg, победил, но был дисквалифицирован за применение допинга — прим. ред.). Волей и напором молодой россиянин напоминает других звезд лыжной истории — тех, кто, судя по всему, одерживал победы честно. Так что проблема не в Александре Большунове. Ответственность лежит лишь на циничном российском профессиональном спорте. Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ. Оригинал публикации: Aleksandr Bolsjunov suveren på 15km i Falun
×