Jump to content

tukutis

Пользователи
  • Content Count

    16,490
  • Joined

  • Last visited

About tukutis

Информация

  • Пол
    Мужчина
  • Проживает
    соломоновы острова

Recent Profile Visitors

50,069 profile views
  1. The Nation, США © AP Photo, Michael Probst Историк Стивен Коэн размышляет над парадоксом. Как получилось, что именно лидеры демпартии США создали в стране «культ спецслужб» и распространили безумные теории о «сговоре» Трампа с русскими? Ведь совсем недавно демократы выступали за гражданский контроль над ЦРУ и за мир с Россией. Не надеясь больше на общественность, Коэн видит в генпрокуроре Барре последнюю надежду на правду. The Nation (США): кто боится Уильяма Барра? Похоже, либералы и прочие демократы намерены замести следы ЦРУ в «Рашагейте» 19.07.2019 Стивен Коэн (Stephen Frand Cohen) Может показаться, что Уильям Барр — в 1970-х годах он служил в ЦРУ, а недавно был в третий раз назначен на должность генерального прокурора — должен быть «своим в доску» человеком в Вашингтоне. Как явствует из его биографии в Википедии, у него «отличная репутация» как среди республиканцев, так и среди демократов — или по крайней мере была отличная. Ситуация изменилась, когда Барр объявил, что продолжит расследовать корни «Рашагейта». Это принципиальный вопрос, которым доводилось заниматься и мне. Как объяснил сам Барр: «Вот что мы собираемся выяснить. На каком основании контрразведка вообще затеяла расследование кампании Трампа? <…> И откуда взялась ложная легенда, будто Трамп вошел с Россией в сговор, чтобы повлиять на результаты выборов?». Более того, Барр — а он уполномочен рассекречивать секретные документы — дал понять, что главной целью расследования станет не бестолковое ЦРУ под началом Джеймса Коми (James Comey), а ЦРУ под началом Джона Бреннана (John Brennan, директор ЦРУ с марта 2013 по январь 2017 года, при президенте Обаме, известен тем, что начал кампанию дистанционных убийств подозреваемых в терроризме при помощи дронов-беспилотников в далеких от США странах — прим. перев.). Ведущий сенатор-демократ Чарльз Шумер (Charles Schumer), похоже, счел, что это чересчур и разнес Барра за то, что тот «собственноручно уничтожил последние крупицы доверия к себе». Не отличаясь особой иронией, Шумер обвинил Барра в том, что он «пользуется лексиконом конспирологов». Можно подумать, что «Рашагейт» — не одна из самых злокозненных теорий заговора в американской политике, а что-то другое. Еще показательнее, как на расследование Барра отреагировали «Нью-Йорк Таймс» и «Вашингтон Пост», крупнейшие в стране издания либерально-демократического профиля. Опираясь на «экспертное» мнение бывших сотрудников разведки и ударившихся в маккартизм* конгрессменов вроде Адама Шиффа (Adam Schiff), газеты подняли переполох. «Таймс» посетовала, что Барр «с головой бросился в атаку на разведку, помогая Трампу, который ведет войну с нашими спецслужбами уже много лет». Газета отринула «голословные заявления президента, будто за его кампанией шпионили», хотя факты внедрения агентов ФБР и ЦРУ в штаб Трампа хорошо документированы. (См., например, репортажи Ли Смита/Lee Smith). Умолчав о деятельности обеих спецслужб, газеты зловеще предупредили, что расследование Барра «по сути лишает [ЦРУ] его главной силы — права выбирать, какие тайны хранить, а какие делать общественным достоянием». Якобы это «сильно навредит как ЦРУ, так и другим спецслужбам». Учитывая, что «Таймс» уже три года как раздувает обвинения вокруг «Рашагейта», нет ничего удивительного, что там решили обезоружить расследование Барра, представив «тайные операции американских спецслужб» «законным расследованием иностранных попыток вмешательства в американские выборы». Учитывая все ранее известные обстоятельства, это обобщение выглядит попыткой обелить как спецслужбы, так и журналистов «Таймс». (Что касатеся «Вашингтон пост», см. статью Толуза Олоруннипы/Toluse Olorunnipa и Шейна Харриса/ Shane Harris). Хиллари Клинтон, что неудивительно, с этими выводами согласилась. Как выразился Мэтт Стивенс (Matt Stephens) в публикации «Таймс» от 3 мая, она обвинила Барра в том, что он отвлекает внимание «от реальных событий». А «реальные события» — это «вмешательство России в наши выборы». Как сообщает проигравшая выборы кандидатка от демократов, русские «посеяли в стране раздор и разногласия», чем «помогли г-ну Трампу». Но кто в итоге посеял больше «раздора и разногласий» — русские или же сама г-жа Клинтон и ее сторонники, так до сих пор и не признавшие собственное поражение и победу Трампа? К сожалению, как и следовало ожидать, расследование Барра раскололо общественное мнение. Так, «Фокс Ньюз» (Fox News) каждым сомнительным разоблачением «Рашагейта» бравирует, а «Таймс» и «Пост» их, как правило, вовсе игнорируют. Демократы, к спецслужбам всегда относившиеся скептически, превратились партию, где царит культ спецслужб, а значит — и куль новой холодной войны между США и Россией. Немногие из лидеров партии противятся этой опасной глупости — среди них выделяется кандидатка в президенты Тулси Габбард (Tulsi Gabbard). (А что, если отмалчиваются демократы еще и потому, что под расследование попали боссы разведки, которых назначил бывший президент Обама? Кстати, сам он за всю эпопею с «Рашагейтом» не обмолвился об этом ни единым словом. Я уже задавал этот вопрос: что именно Обама знал тогда — и если знал, то как он отреагировал?). Всякий, кому небезразлично качество американской политической жизни, расследование Барра должен поощрять — как бы он ни относился к Трампу. Да простится мне это избитое выражение, но «Рашагейт» разросся, как раковая опухоль: кандидаты в Конгресс от демократов уже собирают средства, обещая побороться с обосновавшимся в Вашингтоне «путинско-трампскими» силами зла, хотя доклад Мюллера никакого сговора не обнаружил. Между тем, ряд республиканцев, вопреки массе имеющихся доказательств, выступает с вздорными обвинениями в адрес самой России — припоминая, помимо прочего, досье Стила. (Для пущей нелепости вышеупомянутые издания то и дело обвиняют Трампа, что, мол, своим отрицанием сговора он «занял сторону Владимира Путина» — хотя точно к такому же выводу пришел и сам Мюллер. Тем самым, Трампа, Путина и Мюллера как бы кладут на одну чашу весов). В идеале, следует провести отдельное расследование деятельности спецслужб, полностью независимое от Белого дома. Возглавит его видный политический деятель, но не назначенец президента. Получится что-то вроде комиссии Чёрча в 1975 году (расследовала законность разведывательной деятельности ЦРУ и ФБР в ходе Уотергейтского скандала, прим. перев.). Пока что же в нашем распоряжении есть лишь генеральный прокурор Трампа, Уильям Барр. И тем не менее мы должны его поддержать, с какими угодно оговорками. «Беспредельщики» из спецслужб подрывают демократию, и следующей их мишенью после Трампа может оказаться и ваш кандидат. * Маккартизм — общественное движение в США в 1940-х и 1950-х, сопровождавшееся гонениями на коммунистов и политическими репрессиями против «антиамерикански настроенных» граждан. Название получило по фамилии сенатора Джозефа Маккарти) Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ. Оригинал публикации: Who’s Afraid of William Barr?
  2. The New York Times, США © AP Photo, Capucine Henry Его эффектные акции, связанные с нанесением увечий самому себе, а также с вандализмом, стали причиной его тюремного заключения как в России, так и во Франции — кроме того, они размыли границы между искусством, протестом и преступлением. Когда Павленский сместил направление своей критики с России на «западную демократию», давшую ему убежище, французское правительство — и даже некоторые его сторонники из мира искусства — стали относиться к нему со значительно меньшей долей энтузиазма. The New York Times (США): опасное искусство Петра Павленского 19.07.2019 Фернанда Эберстадт (Fernanda Eberstadt) В один осенний день в Париже, в пронизанном светом здании суда, построенном Ренцо Пиано (Renzo Piano) недалеко от Порт де Клиши, российский художник Петр Павленский сидел на скамье подсудимых и через переводчика знакомился с предъявленными ему обвинениями. Павленский перед этим провел 11 месяцев во французской тюрьме, в основном в одиночной камере, а посадили его туда, по его мнению, за произведение искусства, которое французское правительство считает правонарушением. Ранним утром 16 октября 2017 года Павленский поджег расположенные на первом этаже окна здания на площади Бастилии, где находится отделение Банка Франции (Banque de France). Видеозапись запечатлела его у входа в это похожее на крепость здание — облаченная во все черное фигура с крыльями в виде языков пламени. Это место было тщательным образом выбрано. Банк Франции является эквивалентом Федерального резерва США, а конкретно это отделение было построено на месте бывшей тюрьмы в крепости Бастилия, которая в 1789 году была захвачена революционной толпой. В тексте под названием «Освещение», написанном специально для этой акции, Павленский заявил о том, что этот банк является символом современной тирании, а сотрудники центральных банков — новые деспоты. Как это обычно и происходит в результате демонстрации его произведений искусства (сам Павленский называет их «акциями»), он был арестован на месте, направлен на психиатрическое обследование и затем помещен в тюрьму — на этот раз вместе со своей многолетней партнершей Оксаной Шалыгиной, которая ассистировала ему в тот вечер. Эту пару обвинили в «причинении ущерба собственности с риском для других людей». Шалыгина, которая является матерью их двух малолетних детей, была отпущена спустя два месяца с испытательным сроком. Однако в сентябре, по прошествии почти года после акции «Освещение», Павленский все еще находился в тюрьме и ожидал суда. Павленский сидел перед группой судей, которые выслушивали аргументы в пользу его освобождения до суда. У него ввалившиеся скулы и огромные зеленые, тигриные глаза; он был облачен в типичную для себя одежду: черная футболка с круглым вырезом, черные брюки «карго» с накладными карманами и черные сандалии. В зале суда было много сторонников Павленского. Один из них — Себастьен Лейраль (Sébastien Layral), художник с рыжей бородой, отрезал себе мочку уха по этому случаю — напоминание о перформансе Павленского 2014 года «Отделение», в ходе которого он забрался на ограду одного из наиболее одиозных московских психиатрических институтов и отрезал себе мочку правого уха в знак протеста против неправомерного использования психиатрии в политических целях. У здания суда шесть молодых женщин из феминистской группы «Фемен» стояли с обнаженными бюстами, их губы были сшиты, а на их груди и на ягодицах были нанесены краской лозунги «Свободу Павленскому» и «Активизм — это не болезнь». Полицейские соорудили ограду из одеял, покрытых фольгой золотого цвета, чтобы закрыть обнаженные женские тела от взглядов прохожих; сами девушки молчали, однако их поднятые вверх кулаки возвышались над искусственным барьером. Во время тюремного заключения Павленский провел две голодные забастовки (никакой пищи, никакой воды); одна из них, по его словам, была прервана, когда власти прибегли к принудительному кормлению. Часто ему отказывали в возможности выполнять ежедневные упражнения в тюремном дворе, а также принимать посетителей. Подобное жестокое обращение, подчеркнула Ариана Мнушкин (Ariane Mnouchkine), основатель авангардной театральной труппы «Театр дю Солей» (Théâtre du Soleil), в своем открытом письме к судье, является «неслыханной практикой» в стране, гордящейся своими традициями артистической свободы. Перед арестом Павленского многие хвалили его за то, что он, как написала одна британская газета, «является святым покровителем российского диссидентства». В 2017 году он был представлен в обзоре русского искусства в престижной лондонской галерее «Саатчи» (Saatchi), и в том же году ему было предоставлено убежище во Франции. Но когда он сместил направление своей критики с путинской России за западную демократию, давшую ему убежище, французское правительство — и даже некоторые его сторонники из мира искусства — стали относиться к нему со значительно меньшей долей энтузиазма. В стране, сотрясаемой атаками террористов, «акции» Павленского получали зловещий резонанс. Всего за две недели перед его «Освещением» парламент страны одобрил масштабный антитеррористический законопроект, по которому чрезвычайные полномочия правительства стали почти постоянными. В зале суда Шалыгина, которая тоже находилась на скамье обвиняемых, — высокого роста женщина с лицом бледным, как Луна, с обесцвеченной прической типа полуэрокез — была пессимистически настроена по поводу возможности освобождения своего партнера. Она присутствовала на полдюжине судебных заседаний по его делу, и каждый раз судьи продлевали срок тюремного заключения Павленского на три, на четыре месяца без назначения даты суда. Особенно неопределенным это дело было по причине того, что сам художник не просил о своем освобождении. Для Павленского судебный процесс является неотъемлемой частью его произведений искусства. «Цель государства состоит в подавлении и нейтрализации искусства, в низведении меня до уровня вандала, сумасшедшего, провокатора, — сказал он ранее в беседе со мной, — однако судебное дело становится одним из уровней произведения искусства, порталом, через который вы входите и видите используемые механизмы власти». В тот день председательствующим судьей был Жан-Мари Деньоль (Jean-Marie Denieul). Лысеющий, носящий очки и добродушный Деньоль пролистал объемное дело Павленского, в котором была вкратце изложена его карьера, и сделал он это с удовольствием, характерным для врача, рассматривающего особо редкий медицинский случай. Мы имеем дело с художником, которому ничего не стоит отрезать часть своего тела «для политического заявления, — отметил Деньоль. — Худосочный гомо сапиенс, но довольно стойкий». «Это звучит как похвала!» — заметила адвокат Павленского Доминик Байройтер-Минков (Dominique Beyreuther-Minkov). «В определенном смысле, так и есть», — отметил судья Деньоль. Однако прокурор не была настроена столь позитивно. Обвиняемому грозило тюремное заключение сроком на 10 лет, — сказала она. Поскольку у Павленского нет места работы, нет счета в банке, нет законного места жительства, то он, по ее мнению, представляет собой большую опасность. Более того, он отказался признать легитимность французской судебной системы, а также то, что его действия были противозаконными, и поэтому ничто не может помешать ему поджечь другие здания. «Он живет ради своих политических акций», — подчеркнула она. Если его выпустить, то «он сделает это снова». Общественная безопасность требует, чтобы Павленский оставался в тюрьме, сказала она. Я впервые встретилась с Павленским летом 2017 года. Он и его семья приехали во Францию за шесть месяцев до этого момента, и они жили в разных незаконно занятых домах и коллективных квартирах в Париже. Новые хозяева места их проживания не пускали журналистов, и поэтому Павленский предложил встретиться на кладбище Пер-Лашез, где похоронены такие известные люди как Бальзак и Джим Моррисон (Jim Morrison). До своего перформанса «Освещение» Павленский, которому сегодня 35 лет, работал только в России. Большая часть его «акций» включали в себя членовредительство или проявление способности терпеть боль. В 2013 году Павленский устроил акцию под названием «Туша» — перед мэрией Санкт-Петербурга он в голом виде обмотал себя колючей проволокой — это было сделано в ответ на целую серию законов, ограничивающих личную свободу. Позднее в том же году он устроил «Фиксацию» — в стиле традиционного распятия он прибил свою мошонку к мостовой на Красной площади в Москве, что, по его нению, должно было символизировать пассивность русского народа. По его словам, его вдохновили «зеки», заключенные в России, которые «иногда делали подобные вещи в знак протеста против решений тюремной администрации». Павленский занимает непримиримую общественную позицию, однако сам он как человек — что было неожиданно — оказался благожелательным, немного застенчивым. Он сидел на кладбищенской скамейке под неумолимым солнцем, свою голову он склонял набок и часто улыбался, когда рассказывал о своем пути к политическому искусству. Он родился в 1984 году в Санкт-Петербурге (тогда это был Ленинград); ему было 16 лет в тот момент, когда Путин стал президентом. После прихода к власти Путин закрыл независимые телеканалы, стал сам напрямую назначать губернаторов, захватил банки и промышленные предприятия, посадил в тюрьму олигархов или заставил их эмигрировать. Он стал использовать Русскую православную церковь как основу власти, поддерживая таким образом традиционалистское представление о России как о «святой нации», судьба которой никак не связана с либеральной демократией. Что касается искусства, то оно стало пешкой в этой культурной борьбе. В 2003 году православные экстремисты совершили нападение и испортили художественные объекты на московской выставке под названием «Осторожно, религия!». Обвинения против этих вандалов были сняты, тогда как кураторы выставки были осуждены на основании пресловутой 282-ой статьи, известной как «закон о богохульстве». Через несколько лет один из ее кураторов вновь был оштрафован за организацию выставки «Запретное искусство». Для многих эти привлекшие к себе внимание общества судебные дела стали напоминанием о процессах против таких диссидентов советской эпохи как Иосиф Бродский. Осенью 2011 года Владимир Путин и Дмитрий Медведев объявили о том, что они меняются своими местами (Путин был премьер-министром с 2008 года во время президентского срока Медведева, поскольку российский закон запрещает быть президентом три срока подряд), затем Путин вновь вернулся на пост президента. Это объявление, а затем и результаты выборов, которые многие сочли подтасованными, послужили поводом для прокатившейся по всей стране волне демонстраций. Многие из них по своей безудержности были похожи на движение «Оккупируй» (Occupy). Панковая феминистская группа «Пусси райот» (Pussy Riot), члены которой специализировались в области партизанских действий, судя по всему, воплощали собой этот бунтарский дух. Накануне президентских выборов группа провела в московском храме Христа Спасителя акцию под названием «Панк-молебен». Одетые, как ниндзя из мультфильмов в яркие одежды и балаклавы, они прыгали и поднимали вверх ноги, распевая при этом песню с припевом, в котором были такие слова: «Богородица, Путина прогони!». Храм был почти пуст, а сам молебен продолжался менее двух минут, но, тем не менее, три участницы этой акции были арестованы, и им было предъявлено обвинение в «разжигании религиозной вражды». В этот момент Павленскому было 27 лет, он был студентом, изучал искусство и еще не нашел мобилизующего предмета для своей работы. «Даже среди моих друзей мало кто понял устроенную группой Pussy Rot акцию, — сказал в беседе со мной Павленский. — Я был шокирован агрессивной реакцией народа. Эти женщины ни к чему не прикоснулись, однако люди хотели сжечь их на костре; даже так называемые диссиденты их осудили». Суд над членами панк-группы Pussy Riot состоялся в июле того же года, и после этого Павленский решил устроить свою первую «акцию». Он встал напротив Казанского собора в Санкт-Петербурге, его рот был зашит, а в руках он держал плакат с текстом, в котором устроенной группой Pussy Riot перформанс сравнивался с изгнанием Иисусом менял из храма. «Сначала я просто хотел выйти на улицу с моим плакатом и провести одиночный пикет, — сказал Павленский. — Я атеист, но я хотел показать, что Русская православная церковь находится в конфликте со своим собственным учением, что она является еще одним инструментом государственной власти. Но затем я подумал: а что если полиция начнет задавать мне вопросы? Что я скажу? До меня дошло: если рот у меня будет зашит, то возможности ответить не будет, и тогда сила будет на моей стороне. Знакомые помогли мне зашить рот; я вызвал такси, а рукой закрыл свой рот. Было страшно, но я пытался понять — то был объективный, рациональный страх, или он возникал просто потому, что, как я видел, нормальные люди этого не делали? Точка невозврата уже была пройдена в тот момент, когда я преодолел свой страх и стал тем политическим художником, которым и являюсь сегодня». Эта работа, получившая название «Шов», была запечатлена несколькими фотожурналистами, в том числе Максимом Змеевым, который сделал из этой фотографии культовый портрет. Истощенное лицо Павленского, его губы, сшитые зигзагом покрасневшей от крови нитью, — все это почти создавало впечатление страданий Христа. Избрав подобное действие, он стал частью мощной традиции художественного сопротивления, а также связал его с основополагающей работой Дэвида Войнаровича (David Wojnarowicz) «Молчание = Смерть» (Silence=Death, 1989), когда этот художник зашил свой рот в знак протеста против отказа администрации Рейгана начать борьбу против эпидемии СПИДа, синдрома приобретенного иммунодефицита. Суд над участницами группы Pussy Riot закончился обвинительным приговором в отношении трех ее членов. Двое из них, Надя Толоконникова и Мария Алехина, вынуждены были провести почти два года в тюремном лагере, а третья участница, Екатерина Самуцевич, получила условное наказание после подачи апелляции. Толоконникова позднее выразила свое удовлетворение тем, что у группы Pussy Riot появился такой достойный преемник. «Павленский — это ум, совесть и яйца нашей эпохи». — написала она на своей странице в твиттере. Павленский в своих работах основывается на почтенной традиции перформанса как искусства, в рамках которой тело используется для того, чтобы поставить под сомнение культурные нормы и динамику власти. В 1960-е годы венские акционисты (Viennese Actionists) устраивали перформансы, в ходе которых они использовали свою собственную кровь, мочу и экскременты, чтобы привлечь внимание к намеренной амнезии Австрии в отношении своего нацистского прошлого. В 1971 году американский художник Крис Берден (Chris Burden) снял видео, в котором было показано, как его друг стреляет в него из винтовки 22 калибра, и это было своего рода комментарием по поводу войны во Вьетнаме. Когда Павленский еще учился в художественном институте, он познакомился с работами московских акционистов. Один из них, Олег Кулик, изображал из себя собаку — голым, с цепью на шее, он лаял на прохожих — все это было напоминанием о звериной природе, скрывающейся под нашей цивилизационной облицовкой. Александр Бренер, еще один представитель этой группы, стоял в трусах и в боксерских перчатках на Красной площади и требовал, чтобы президент Борис Ельцин, который только что перед этим начал первую чеченскую войну против независимости этой республики, вышел и вступил с ним в бой. Московские акционисты, устраивавшие свои партизанские действия в общественных местах, настаивали на праве существования такого искусства, которое нельзя было купить. Павленский действует в рамках похожей этики, он всегда выбирает такие места, которые находятся под усиленным наблюдением полиции. «Если взять шкалу выражения, на одном конце которой находится опера, а на другом — терроризм, то политическое искусство ближе на ней к терроризму, чем к опере», — сказал он в беседе со мной. Для Павленского первичная акция является всего лишь началом более широкого процесса. Хотя каждый элемент тщательно взвешивается. «Я вынужден внимательно репетировать каждый жест, я должен знать, куда я поставлю свою ногу, куда положу руку, потому что на выбранном месте все происходит очень быстро и возникает очень много непредвиденных обстоятельств», — сказал он мне. А интерес для него представляет невольное сотрудничество государства при создании его работ. На недавней выставке в Милане в галерее «Галерея Пак» (Galleria Pack) были показаны фотографии из его российского полицейского досье: крупнозернистое увеличенное изображение на газовом баллоне, записи с камеры видеонаблюдения, на которых можно различить фигуру человека в капюшоне на углу заснеженной улицы — все эти фотографии и видеозаписи, сделанные анонимными сотрудниками Министерства внутренних дел, были собраны, отредактированы и представлены с нарочитым артистизмом. «Я изменяю роли игроков и привлекаю государство к процессу создания произведений искусства. — сказал он. — Властные отношения сдвигаются, государство входит в произведение искусства и становится объектом, участником самого процесса». В 2014 году Павленский включился в более непосредственную конфронтацию с государством. В том году Путин начал войну на Украине, он применил суровые меры в отношении украинских активистов и посадил их в тюрьму по сфабрикованному обвинению в терроризме. Кинорежиссер Олег Сенцов был обвинен в том, что он якобы заложил бомбы под несколько зданий и памятников, и в настоящее время он отбывает 20-летнее тюремное заключение на российском крайнем севере. Павленский активным образом поддерживал протестовавших на украинском Майдане, и, выражая свое отношение к властям, он поджег двери Лубянки, штаб-квартиры российской секретной службы — сегодня это воспринимается как предвестник его акции у Банка Франции. После поджога дверей он ожидал прибытия полицейских, держа в руках газовый баллон. Эта акция, которую Павленский назвал «Угрозой», имела отношение к делу Сенцова. Павленский был задержан, помещен на несколько недель в психиатрическую больницу, а затем посажен в тюрьму на семь месяцев, в течение которых он ожидал суда. В знак солидарности с Сенцовым и другими находящимися в заключении активистами, он требовал, чтобы его обвинили в терроризме. Вместо этого он был обвинен в вандализме и отпущен на свободу. По приговору суда Павленский был обязан заплатить штраф, но отказался это делать. Тот инцидент, который привел Павленского к эмиграции, произошел спустя всего несколько месяцев после его освобождения из заключения. Актриса Анастасия Слонина, связанная с московской театральной группой Театр.doc, выдвинула обвинение против Павленского и Шалыгиной. Она утверждала, что эта пара набросилась на нее с ножом, а произошло это после того, как она отвергла их сексуальные домогательства. Павленский и Шалыгина, которые не скрывают своих отношений, отвергли предъявленное им обвинение. «Не было никакого насилия, никакого ножа», — говорит Павленский. (Анастасия Слонина не ответила на просьбу о комментарии). Подобные обвинения вызвали глубокий раскол в российских интеллектуальных кругах, сообщила мне журналистка и писатель Маша Гессен (Masha Gessen). «С одной стороны, если она говорит, что это произошло, то мы должны исходить из того, что так и было. С другой стороны, «В полицию никто и никогда не должен обращаться» — безупречный аргумент в России, в стране, где любое решение, принимаемой судебной системой, априори является несправедливым. Сторонники Павленского и Шалыгиной настаивали на том, что эту пару просто подставили. Хотя Гессен говорит о том, что у нее нет собственного мнения по этому делу, она отмечает, что «Россия любит сажать диссидентов в тюрьму по обвинениям сексуального характера, а причина такова: кто будет защищать сексуального хищника?» В качестве примера Гессен приводит дело Юрия Дмитриева, историка, обнаружившего массовые захоронения советского времени. Сегодня он сидит в тюрьме по обвинению в половом насилии и изготовлении детской порнографии, однако многие считают, что его дело было сфабриковано. После «Угрозы» «стало неизбежным, что Павленский будет тем или иным образом осужден. Я думаю, что власти хотели, чтобы он уехал из страны». По словам Павленского и Шалыгиной, их предупредили о том, что в случае признания их виновными они будут приговорены к 10 годам тюремного заключения, а двое их малолетних детей попадут в государственный приют для сирот. Поэтому они решили получить убежище во Франции, а выбрал Павленский эту страну потому, что она является «альма матер революции». «Я не боюсь тюрьмы, — сказал он, — но я не хочу как овца идти на заклание за действия, которых я не совершал». Спустя два месяца после акции «Освещение» я посетила Павленского и Шалыгину в их очередной по счету квартире — восьмой за семь месяцев. По их словам, французское государство предложило им жилье, но, как объяснила мне Шалыгина с улыбкой, они не хотели «получать пищу от монстра». Что касается политических убеждений Павленского и Шалыгиной, то они, в целом, являются анархистами. Они считают, что живут за счет альтернативной экономики, на основе раздачи пищевых продуктов, пожертвований от благожелателей, а также за счет оплаты случайных лекций (французские власти были особенно раздражены тем, что Павленский в интервью одному немецкому телеканалу так объяснил то, почему Париж — великолепное место для жизни: если ты голоден, ты можешь украсть еду в супермаркете, а если нужно куда-то поехать, то можно перепрыгнуть через турникет в метро). Ни одно из произведений искусства Павленского не предназначено для продажи, а экземпляры журнала «Политическая пропаганда» — журнал по искусству, который Шалыгина начала издавать в России, — распространяются бесплатно. Тот адрес, который они мне дали, оказался неожиданной сказкой — это был коттедж на выложенной булыжниками аллее и украшенной вьющимися розами, а располагался он за бульваром с серыми и высокими зданиями. Внутри Павленский и Шалыгина приветствовали меня с сияющими улыбками на лице. «Как вы сюда попали?» — поинтересовалась я. Подход этой пары к поиску места проживания оказался типично партизанским. Они поссорились с обитателями предыдущего самовольно занятого жилища. Однажды вечером во время их очередной семейной прогулки по Парижу они обнаружили буколическую аллею и коттедж, который казался пустовавшим, и они туда вселились. Спустя 20 часов появился владелец коттеджа с полицейскими, однако выселение сквоттеров в Париже из жилья, которое не является вашим основным местом жительства, происходит не быстро в рамках юридической системы, которая ставит в более выгодное положение арендаторов, а не арендодателей. В тот момент, когда я пришла, мастера подключали дом к основной электромагистрали. По крутой и разбитой деревянной лестнице мы поднялись наверх и оказались на балконе, откуда открывался вид на Париж. Их дочери — 6-летняя Лилия весело играла в прятки, а 9-летняя Алиса, серьезная и сдержанная девочка, карабкалась по перилам балкона, а затем убежала в свою спальню и стала там рисовать. В России Павленский и Шалыгина занимались обучением своих дочерей на дому, они обучали их кикбоксингу, поэзии, игре в шахматы. Однако теперь, хотя и неохотно, они отправили их в местную начальную школу для того, чтобы они смогли выучить французский язык. Алисе нравится школа, а Лилии — нет. Сидя на балконе под яркими лучами солнца Павленский рассказывал о своем собственном воспитании в многоквартирном доме на западной окраине Санкт-Петербурга. Его родители были «конформистами, сформированными советской системой, они больше всего хотели иметь комфортную жизнь». Его отец был геологом, и он все свою трудовую жизнь проработал в государственном институте. После развала Советского Союза в 1991 году старший Павленский превратился в настоящего алкоголика. «Мой отец умер в 49 лет, он был один в квартире и подавился куском сырого мяса. Его пример показал мне, как не надо жить. Я видел, как в поисках комфорта он полагался на государство, а его разочарование, вызванное равнодушием государства, привело его к этой ужасной смерти». Мать Павленского жива, она пенсионерка, а раньше работала медсестрой. Павленский рассказал о ее резко негативном отношении к той жизни, которую выбрали для себя он и Шалыгина. «Моя мать думает, что нужно быть в хороших отношениях с полицией и остерегаться соседей. Она направляла на меня поток вот таких штампов: „Дети должны ходить в школу. Если они заболеют, их нужно направить к врачу. У тебя нет работы? Как же ты тогда собираешься кормить свою семью? Почему у тебя вообще нет денег?‟ А вот апофеоз ее поучений: „Если ты не будешь работать, то как ты сможешь накопить достаточно денег для того, чтобы поехать куда-нибудь на отдых?‟». Когда его в первый раз направили в психиатрическую клинику после одной из его «акций», у Павленского возникли воспоминания. То, как медсестры пытались принудить пациентов к послушанию, было очень похоже на то, как его мать всегда к нему относилась: если ты не будешь неподвижным, то тебя будут считать опасным. И вот теперь, глядя на крутые склоны парка Бютт-Шомон (Buttes-Chaumont), Павленский вспоминает о том, как, будучи студентом художественного института, он стал рассматривать культуру как еще один государственный институт со своими уровнями власти. «Когда я перестал быть студентом, мое настоящее образование продолжилось, — сказал он. — Я честно могу сказать, что искусство изменило мою жизнь — с помощью примеров таких художников как Караваджо, Ван Гог, Дюшан, Малевич. Я понимал, что такое искусство помогает освобождению, что настоящая работа художника находится в постоянном конфликте с властью». Спустя год Павленский с безразличным видом сидел на скамье подсудимых в зале суда в районе Порт де Клиши, а затем после обсуждения появились члены судейской коллегии. Со своей скамьи судья Деньоль огласил их решение. Слушания по этому делу были назначены на январь. Тем временем, условия условного освобождения Шалыгиной были смягчены — теперь она должна будет появляться в полицейском участке только один раз в неделю, а единственным местом Парижа, в котором ей запрещено появляться, остался 11-ый район, где и находится площадь Бастилии. Что касается Павленского — тут Деньоль сделал паузу, — то для него «то же самое». Медленно встав, адвокат Павленского повернулась на каблуках в сторону собравшихся в зале людей. Она подняла свой кулак вверх и произнесла в восторге «Да!» (Yes!). Через четыре часа мы вместе с Оксаной направлялись уже к зданию тюрьмы, чтобы забрать оттуда Павленского. Стефан Шатри (Stéphane Chatry), высокого роста француз с черной бородой, который является руководителем программы под названием «Артивизм — современное искусство» (Artivism Contemporary Art), сидел за рулем нашего автомобиля; а на переднем пассажирском сидении находился молодой фотожурналист Флавьен Морас (Flavien Moras). Мы направлялись в тюрьму Флери-Мерожи (Fleury-Mérogis), расположенную в 20 километрах (12 милях) от Парижа, и именно там Оксана находилась в заключении до суда. Настроение в автомобиле было ликующее; Оксана включила на полную мощность запись какого-то выступающего в метро музыканта, исполняющего на арабском версию композиции «Билли Джин» (Billie Jean). Флери-Мерожи представляет собой построенный в 60-е годы многоугольный комплекс зданий, в котором содержатся самые известные грабители банков и признанные виновными террористы, и это самая большая в Европе тюрьма. На входе охранник за пуленепробиваемым стеклом сообщил нам, что Павленский еще не прибыл после слушания дела. В день производится только две поездки, и поэтому тюремный автобус должен объехать все парижские суды. Помещение для ожидания на ночь закрывается, и поэтому мы сидели снаружи на лавочке — в холоде и под светом прожекторов. Время от времени мы слышали приглушенный хохот заключенных в глубине тюрьмы. Через хриплый громкоговоритель мы периодически получали инструкции — никаких фотографий, курение запрещено. Примерно через каждый час к тюрьме подъезжала машина с людьми, которые хотели встретиться с другом или с родственниками у входа после их освобождения. Как и мы, эти люди — все они были молоды, франко-африканского или арабского происхождения — громко разговаривали, шумели и находились в нервном напряжении. Стефан и Флавьен поехали в расположенный неподалеку ресторан быстрого питания, чтобы купить кофе и пиццу; Оксана предпочла остаться на месте. Она рассказывала о своих детских годах в Норильске, в городе за северным полярным кругом, в котором добывают никель и который, как говорят, является одним из самых загрязненных в мире. Ее отец и брат были шахтерами; в 16 лет, испытывая сильную потребность «в свете и в радости», она уехала в Санкт-Петербург. 12 лет спустя она встретила Петра в баре. У Оксаны нет одного пальца на левой руке — несколько лет назад она отрезала его — это было актом восстановления правды после того, как она скрывала свои сексуальные развлечения от Петра (хотя их отношения не были моногамными, но существовал договор о полной прозрачности). «В России есть такая поговорка: женское слово ничего не значит, — сказала она в беседе со мной. — Я хотела показать, что я держу свое слово». Оксана называла Петра своим «лучшим другом». Она помогала ему планировать и осуществлять его «акции»; когда он сидел в тюрьме, она все свое время посвящала кампании по его освобождению, но одновременно заботилась о детях. В тот вечер, когда Петр, наконец, должен был быть освобожден, она спрашивала себя: а кем бы она была без него? «Единственная вещь, которую я умею делать, это помогать попавшему в беду художнику», — сказала она и засмеялась. В 23:30 прибыл тюремный автобус из Парижа, и металлическая утроба тюрьмы Флери раскрылась, чтобы пропустить его внутрь. Через два часа ворота вновь открылись, и три человека вышли наружу — их силуэты были подсвечены сзади. Один из них исчез на промышленном пустыре. Другой человек с бородой, с пластиковым пакетом, в котором он нес свои вещи, был встречен друзьями приветственными возгласами и жестами кулак в кулак. Третьим человеком оказался Павленский. Лицо у него было бледно-серого цвета, но вид у него был довольный. «Salut, le Russe (Будь здоров, русский — фр. прим. перев.)» — прокричали ему другие бывшие заключенные. По дороге в Париж Павленский говорил на забавной смеси английского, французского и русского языков, а еще добавлял к этому жестикуляцию. Он рассказал нам историю о пожилом заключенном грузине, о телевизионных пультах, которые считаются в тюрьме внутренней валютой, о том удовольствии, какое он получил от чтения Вольтера и Мадам де Севинье. А еще он объяснил, почему его постоянно отправляли в карцер. Он хотел все рассказать нам о тюрьме и оценить ее фундаментальную непостижимость — как можно просидеть 20 лет в одной тюрьме, и после этого иметь возможность рассказать только о том, что ты видел в своем блоке; о том, что строение Д3 тюрьмы Флери — это совершенно другая вселенная по сравнению со строением Д5. Когда мы добрались до центра Парижа, было уже 2:30 ночи, и Павленский стал искать бар, в котором можно было бы отметить его освобождение. У него была пачка банкнот, это были деньги, возвращенные ему властями после освобождения, и хотя он обычно не пьет, он хотел предложить всем выпить несколько рюмок водки. «Куда поедем?» — спросил Стефан. На площадь Бастилии, конечно, сказал Павленский. Это соответствует его философии сопротивления — поехать в то место, которое ему и Шалыгиной запрещено посещать. Стефан припарковал машину на одной из боковых улиц. Даже в этот час площадь Бастилии была уставлена полицейскими автомобилями. Стефан задал вопрос — как долго Павленский сможет пробыть на свободе — один месяц? «Счастливый месяц», — ответил он. Мы остановились у Банка Франции для того, чтобы Оксана и Петр смогли оценить последствия своего «Освещения». На ремонтные работы пришлось потратить 18 тысяч евро — так было сказано в гражданском иске этого банка. «Неплохо — 18 тысяч евро за произведение искусства, — задумчиво сказал Павленский. — Площадь Бастилии прекрасна. Это одна из самых красивых площадей Парижа. Но это плохое место для банка». В январе Павленский вновь предстал перед судом и получил три года тюрьмы. 11 месяцев, проведенных в предварительном заключении, были учтены, а оставшиеся два года были назначены в качестве условного срока. Павленский и Шалыгина должны выплатить примерно 25 тысяч долларов для компенсации материального и «морального» ущерба. Павленский говорит, что не намерен этого делать. Уже после своего освобождения Павленский сообщил мне по электронной почте о том, что его личная жизнь является «катастрофой» — Шалыгина закончила их 12-летние отношения, и в результате он, по его собственному выражению, оказался «в двойной эмиграции». (С ней и с двумя их дочками все в порядке, сообщила Шалыгина на своей странице в фейсбуке, однако она не хочет, чтобы их нынешняя жизнь обсуждалась в этой статье. Кроме того, она отказалась комментировать свой разрыв с Павленским). Ее новым партнером является французская женщина, которую она называет полной его «противоположностью» — «это икона буржуазной рассудительности» с «большой квартирой в престижном 16-ом районе Парижа». Это «трагическая любовь», и она обречена из-за противоречий, заметил Павленский. Однако с работой у Павленского все в полном порядке. Недавно он принял участие в дюжине протестов «желтых жилетов», в ходе которых поджигались магазины, газетные киоски и даже отделение Банка Франции в Руане — эту акцию он рассматривает как дань уважения его «Освещению». Павленский считает, что ответ французского государства на его произведения искусства подтверждает его центральный тезис: институты власти деспотичны, однако они странным образом уязвимы перед лицом того, кто отрицает их легитимность. В настоящее время он занимается документированием вклада правительства в его «Освещение»: записи с камер наблюдения, материалы суда, письма тюремных властей — все это составляет более масштабное произведение искусства. По словам Павленского, все его работы свидетельствуют о том, что общество в целом может быть тюрьмой, но все еще сохраняется возможность осуществления своего рода негативной свободы. «В моем искусстве все делается для того, чтобы заставить людей думать. Недостаточно просто иметь свою собственную индивидуальную свободу; нужно помогать освободиться другим людям», — сказал он. Фернанда Эберстадт, автор книги «Улица мелких денег» (Little Money Street) о цыганских музыкантах. Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ. Оригинал публикации: The Dangerous Art of Pyotr Pavlensky
  3. Гордыня, сыграв в человеческой комедии подряд все роли и словно бы устав от своих уловок и превращений, вдруг является с открытым лицом, высокомерно сорвав с себя маску. Франсуа де Ларошфуко (1613–1680)
  4. Атака на доллар: Трамп затевает валютную войну Источник Аналитики крупнейших банков и инвестфондов предупреждают: на фоне общего замедления и спада в торговле центробанки уже начали мировую валютную войну. Чем это грозит экономике и почему евро и доллар будут дешеветь? Скрытая война Когда экономика растет, предпочтение отдают сильным валютам. Но мировую экономику изрядно потрепали торговые войны. Эксперты уверены, что уже к концу этого года все это ощутят, однако главный удар придется на 2020-2021-й. По оценкам ВТО, в 2018-м международная торговля сократилась на 0,5 триллиона долларов, а в этом году потери достигнут полутора триллионов. Как предупредил Международный валютный фонд, продолжение противостояния США с Китаем уменьшит мировой ВВП на 0,5%, то есть на 455 миллиардов долларов. В такой ситуации для поддержки национальных экономик центральные банки наверняка применят различные стимулирующие меры. Однако потенциал снижения учетных ставок очень ограничен, поскольку они и так на минимуме. Единственный реальный инструмент поддержки экономики — ослабление валюты, повышающее конкурентоспособность экспортируемых товаров на мировом рынке. А если несколько стран наперегонки ослабляют национальные валюты — это валютная война. Как утверждают в Bank of America Merrill Lynch, она уже началась и в ней скрытно участвуют центральные банки всех ведущих стран. «Сейчас учетные ставки находятся на исторических минимумах, поэтому центробанки не могут обычным способом влиять на стоимость кредитных средств. Единственный вариант — ослабление национальных валют», — заявил телеканалу CNBC глава департамента Bank of America Merrill Lynch по валютной политике стран G10 Танос Вамвакидис. Масла в огонь Смягчение денежно-кредитной политики — ключевая тема мировых СМИ в последние месяцы, когда ФРС США, Банк Англии и Европейский центральный банк предупредили о грядущем снижении учетных ставок. Масла в огонь подлил Дональд Трамп, обрушившийся на главу Европейского центрального банка Марио Драги с обвинениями в ослаблении евро. «Марио Драги сообщил о возможности дополнительного стимулирования, что сразу увело курс евро к доллару вниз и позволило несправедливо легче конкурировать с США. Европейцам сходит это с рук годами — вместе с Китаем и другими», — написал президент в твиттере в начале июля. При этом глава Белого дома в очередной раз отметил, что и Китай намеренно занижает курс юаня, делая экспорт дешевле и увеличивая торговый дисбаланс с США. А ФРС продолжает удерживать слишком высокую, по мнению Трампа, ставку, и дорогой доллар мешает экспорту американских товаров и услуг. Высказывания американского лидера вызвали мощную волну спекуляций на Уолл-стрит. Аналитики пришли к выводу, что уже в ближайшее время Трамп примет решение о девальвации доллара. Как только Казначейство отдаст соответствующее распоряжение, Федеральный резервный банк Нью-Йорка приступит к валютным интервенциям: начнет продавать доллары и покупать иностранную валюту, предупредили аналитики банка. Это ослабит доллар, который, по подсчетам Bank of America, сейчас переоценен примерно на 13%. Тупиковый путь Опасения вскоре подтвердились. Уже в середине июля Трамп поручил помощникам обдумать способы ослабления американской валюты. Как утверждает Bloomberg, ситуацию с долларом президент обсуждал с Джуди Шелтон и Кристофером Уоллером — теми, кого предложил в совет управляющих Федеральной резервной системы. О том, что крупные центробанки мира, в том числе и ФРС, сегодня намеренно идут на ослабление национальных валют, заявил и крупнейший инвестфонд мира PIMCO. «После паузы в начале 2018 года вновь вспыхнула холодная валютная война, которая велась между основными торговыми блоками мира более пяти лет. Более того, нельзя исключать даже эскалацию полномасштабной валютной войны с прямым вмешательством США, других крупных правительств и центральных банков в валютные курсы, хотя и не в краткосрочной перспективе», — указывает в обзоре экономический советник фонда Йоахим Фелс. Впрочем, как отмечает Вамвакидис из Bank of America Merrill Lynch, если схожую позицию займут большинство крупных центробанков, все это зайдет в тупик. «Они не могут повлиять на стоимость заимствований, потому что процентные ставки находятся на историческом минимуме. Единственный способ в дальнейшем смягчить денежно-кредитные условия — ослабить национальную валюту», — объясняет аналитик. Но, по его словам, речь может идти лишь о равновесии, потому что когда это делают все, валюты в итоге не двигаются, а весьма ограниченные ресурсы денежно-кредитной политики тратятся фактически безрезультатно. Таким образом, если все пытаются повлиять на курс собственной валюты одновременно, не выиграет в результате никто. И негативные побочные эффекты от способа, к которому прибегают при подобных вмешательствах, обеспечены. Зарубежные инвесторы, вкладывающие средства в самые надежные госбумаги США, запаникуют и начнут их распродавать, полагает Bank of America. «Иностранцы не станут финансировать американский госдолг, если политика направлена против стабильности доллара, — комментирует известный банковский аналитик Дик Бове. — А CША целиком и полностью зависят от того, что доллар рассматривается в качестве мировой резервной валюты». В последующей гонке девальваций миллиарды долларов будут перемещаться по миру — из одних бумаг в другие, образуя рыночные пузыри. А там недалеко и до нового кризиса.
  5. Валерий Коровин - 18 июля 2019, 9:47 Курдские отряды Сирийских демократических сил (СДС) всё ещё контролируют территории на северо-востоке САР, сотрудничая с международной коалицией во главе с США. Именно на левом берегу Евфрата размещено несколько американских баз, основное назначение которых — снабжать военные формирования курдов. Активные поставки оружия в Сирию и поддержку СДС США объясняют продолжением борьбы с террористами, которых американцы, впрочем, тоже поддерживают, провоцируя тем самым подпольную войну джихадистов на северо-востоке Сирии. Не лишним будет напомнить и о том, что запрещённая в России группировка ДАИШ* почти полностью захватила территорию Сирии именно в тот момент, когда там безраздельно хозяйничала так называемая международная коалиция во главе с США. Ещё немного — и террористы под предводительством «коалиции» получили бы Сирию в своё полное и безраздельное владение, однако, как мы знаем, благодаря вмешательству России для них всё пошло не так. Но что заставляет американцев находиться в Сирии сейчас (когда партия уже проиграна), неся потери и провоцируя всё новые стычки, поддерживая и курдов, и террористов ДАИШ одновременно? Наиболее распространённая и излюбленная политологами всего мира версия объяснения такой настойчивости — нефть. Так называемое Заевфратье является одним из центров нефтедобычи в Сирии. В этом и заключаются настоящие интересы США, прикрываемые якобы обеспечением безопасности в регионе. Американцы не могут допустить, чтобы нефтеносные районы контролировали террористы ДАИШ, получая, как когда-то, серьёзные средства на ведение своей войны с продажи именно той самой нефти. Чтобы нефть из Сирии не утекала, американцы даже решили поддержать курдов. Но вот незадача: те тоже претендуют на нефть и тоже для ведения своей войны, тем более что и причина у них внешне благовидная — борьба с ДАИШ. И чтобы отвадить курдов от посягательств на нефть, которую американцы (как и везде) считают своей, они финансируют ДАИШ, не дающую курдам почувствовать себя полноценными хозяевами территории. Вообще финансировать и тех и других, стравливая оппонентов и тем самым взаимно уничтожая их, — излюбленная забава англосаксов. Вся история их участия в многочисленных конфликтах прошлых столетий состоит из подобных эпизодов, и настолько несть им числа, что и нет смысла их перечислять. Но англосаксы не были бы англосаксами, если бы не преследовали одновременно сразу несколько целей. Нефть — это одна цель. Допустим. Сдерживание Турции посредством финансирования курдов — вторая. Поддержка боевиков ДАИШ для сдерживания курдов — третья. Просто присутствие в Сирии на случай раздела страны (то есть дележа сирийского пирога, в котором американцы никак не могут не поучаствовать, для чего и держат на левом берегу Евфрата несколько своих баз, неся реальные потери) — это четыре. Но это на поверхности. Наверняка есть ещё? И вот тут самое время обратить внимание на один документ, который мог бы пролить свет на скрытые причины американского присутствия в Сирии. И не только присутствия, но и неприкрытой поддержки боевиков ДАИШ, запрещённой везде, где только можно, включая сами США. Речь идёт об аналитическом докладе, подготовленном небезызвестной корпорацией RAND и носящем название Overextending and Unbalancing Russia. Assessing the Impact of Cost-Imposing Options («Слишком большая и несбалансированная Россия. Оценка влияния затратных вариантов»). Речь в нём, что, собственно, следует из названия, идёт о стратегиях сдерживания России («слишком большая»). Аналитики корпорации при поддержке привлечённых экспертов (как всегда, весьма откровенно) анализируют методы, с помощью которых можно было бы доставить России как можно большие неприятности. Причём по всем фронтам и направлениям: в небе, на земле, на воде и с помощью всех доступных средств — военным путём, экономическим, информационно-идеологическим и с помощью геополитических игр. В общем, всё как всегда, изложенное на более чем трёхстах страницах. Нас же в данном конкретном случае интересует именно сирийская ситуация и то, что светлые американские умы придумали на этом направлении, преследуя ещё одну цель (а может быть, и самую первую по значимости) — досадить России. И не просто досадить — сдержать, доставить неприятности. А в конечном счёте — расшатать и демонтировать саму российскую государственность. Слишком откровенно? Англосаксы вообще всегда откровенны в своём высокомерии и самоуверенности. На одном из главных мест в американской стратегии сдерживания России стоит — кто бы мог подумать! — увеличение поддержки сирийских боевиков. Хотя аналитики RAND и оговариваются на этот счёт, мол, мы, конечно, не уверены, но это может поставить под угрозу другие политические приоритеты США, такие, например (и в этом месте они, видимо, краснеют и извиняются), как борьба с радикальным исламским терроризмом. Беспокоит западных стратегов и то, что поддержка террористов ДАИШ может привести к дальнейшей дестабилизации всего региона. Это, конечно, полная чепуха, ведь жизнь и благополучие «дикарей» (как определяет арабов и не только западный цивилизационный расизм) ничего не стоит. Но как это скажется на международном имидже США — в первую очередь в глазах европейских «союзников»? Высказываются даже некоторые опасения: а не поздно ли, учитывая раздробленность и упадок сирийской оппозиции после известных событий. Однако интересы США, которые, как известно, превыше всего, а также неудержимое желание поквитаться с Россией всё же берут верх. Вывод аналитиков однозначен: поддерживать. Оружием, финансами — это понятно, но не только. Дипломатически, информационно, идеологически. А что это означает для мира? Появление новых волн фейк-новостей и профессионально смонтированных сюжетов о страданиях бедных сирийцев от «русских варваров», новые провокации и обвинения официального Дамаска в использовании химоружия, продолжение нападений со стороны спящих ячеек ДАИШ на кого попало — от курдских боевиков до российских военных — в общем, как говорится, полный фарш. То есть, конечно, американских аналитиков немножко мучает совесть, но они, слегка смущаясь, ловко и быстро расправляются с ней, вынося однозначный вердикт. Главным же оправданием прямой поддержки террористов (при всём понимании экспертами RAND опасности, которую может вызвать эта мера) является то, что, по сути, данная опция подразумевает использование террористических группировок в геополитических интересах США. А это (интересы США), как известно, святое. Собственно, поддержка террористов для англосаксов — инструмент сам по себе не новый, хотя и довольно затратный и имеет значительные риски. Достаточно вспомнить поддержку моджахедов в Афганистане в момент советского присутствия, «Аль-Каиду»**, взорвавшую башни-близнецы в Нью-Йорке под управлением бен Ладена из пещеры… Главное начать, а дальше так сложно остановиться, особенно если это работает. Единственное, что не позволяет американцам опираться на террористов открыто и повсеместно, вынуждая стыдливо скрывать свои «шалости», — это угроза того, что от США отвернутся традиционные союзники (как это было во время вторжения в Ирак), в первую очередь Европа. Ведь последняя давно уже не в восторге от американских авантюр, так как несёт на себе издержки от них во всей полноте. Поэтому главное — убедить европейцев, что это против русских. А для их сдерживания, в чём не сомневаются ведущие американские умы, все средства хороши. То есть (как всегда в борьбе с Россией) «цель оправдывает средства». И как всегда, о последствиях они не думают. История, видимо, их совсем ничему не учит. * «Исламское государство» (ИГ, ДАИШ) — организация признана террористической по решению Верховного суда РФ от 29.12.2014. ** «Аль-Каида» — организация признана террористической по решению Верховного суда РФ от 14.02.2003. ИсточникRT
  6. Фото от newssputnic.ru В Сети появилась алармистская информация о том, что «ВМС США в августе этого года в нарушение правил, установленных Российской Федерацией о проходе иностранными военными кораблями по Северному морскому пути (СМП), планируют совершить трансарктический переход разнородной группой боевых кораблей по акватории Северного Ледовитого океана, которую Россия считает своей территорией». Так ли это? Попробуем разобраться. Как сообщала на этих днях газета «The Wall Street Journal» в статье «U.S. Navy Plans to Extend Its Reach in the Arctic» («ВМС США планируют расширить зону действия в Арктике»), «region is taking on expanded strategicimportance, as climate change opens up navigable sea lanes» («регион приобретает все большее стратегическое значение, так как изменение климата открывает судоходные морские пути»). Речь идет о том, что в условиях надвигающегося глобального потепления в Северном Ледовитом океане раскрываются новые возможности для судоходства, включая маневры ВМС США. Льды тают, и более теплая погода позволит US Navy, как там полагают, барражировать вдоль северных берегов и Канады, и России. «The Wall Street Journal» пишет, что ВМС США и Корпус морской пехоты берут на себя новые обязательства «по обеспечению безопасности в Арктике и проведению операций на Аляске», о чем сообщили Конгрессу высокопоставленные представители Пентагона. Например, министр военно-морского флота Ричард Спенсер (Navy Secretary Richard Spencer) объявил в Конгрессе, что его войска будут проводить обширные арктические операции летом и осенью 2019 года. А командующий Корпусом морской пехоты генерал Роберт Неллер (RobertNeller) подтвердил, что его бойцы «привержены тренировкам на Аляске в степени, невиданной в течение десятилетий» («committed to training in Alaska to an extent not seen in decades») В связи этим газета делает вывод: подобные заявления и ближайшие действия US Navy являются «проявлением приверженности США расширить свое военное присутствие в регионе». Министр Спенсер указал конгрессменам район будущих действий своих сил – «он хотел бы отправить военно-морские корабли через Северо-Западный проход». При этом Спенсер не уточнил, имеет ли он в виду под «Северо-Западным проходом» на глобусе дорогу из северной Атлантики через Канаду в Тихий океан или Северный морской путь (СМП) через Россию. Судя по всему, речь пока не идет о прохождении боевых кораблей США Северным морским путем вдоль российского побережья. Однако, первые тренировки US Navy в арктических водах у берегов союзной Канады можно расценивать в качестве попытки начать освоение Арктических пространств, в чем пока американцы явно отстают от Москвы. Вплоть до того, что у них количество ледоколов можно подсчитать на пальцах одной руки, а в России ледокольный флот исчисляется десятками крупных атомных и более мелких судов. Спенсер же храбро обещает своим законодателям: «Вы увидите наши регулярные операции в Арктике!» И, соответственно, надеется на адекватное финансирование. Показательно, что мистер Спенсер в лучших традициях американской экспансии по миру, прикрывает свои новые планы красивой формулой «Проведение операций по свободе навигации» («to conduct freedom of navigationoperations»), включая воды Северного Ледовитого океана. Freedom, понимаешь, и не меньше! Для организации операционной и логистической поддержки этих планов Спенсер объявил о возобновлении присутствия ВМС США на базах Алеутских островов, которые давно не использовались. В Конгрессе понимают, что «лов рыбы, разведка нефти, исследования и даже отдых на круизных лайнерах приобрели новое качество соперничества в регионе, который во многих отношениях остается неуправляемым». Прямо сказано, что США сейчас вступили в соперничество за влияние в Арктике с Россией, Канадой и даже Китаем, который объявил себя «почти арктической державой». Да, круг желающих получить свой кусок «северных богатств» все расширяется. Даже Бразилия заявила здесь претензии. Вполне понятное желание американцев продемонстрировать военное присутствие у российских берегов Северного Ледовитого океана в Москве было давно вычислено, в результате чего, напомним, с 1 января 2019 года Россия ввела правила прохода через СМП для иностранных торговых и грузовых судов. И правила эти таковы, что, как говаривал Петр I – «без нашего повеления никому ходить вдоль берегов не дозволено будет». В соответствии с этими нормами, любые военные корабли под иностранными флагами отныне и довеку обязаны заблаговременно уведомлять российскую сторону о намерении пройти по Северному морскому пути, а после согласования допустить на борт российского лоцмана. Именно такие условия янки соблюдать категорически не намерены. И вопрос о возможной провокации типа «броска украинского флота на Керченский пролив» в исполнении US Navy в российской Арктике полностью исключать нельзя. Недаром же в мае на заседании Арктического совета госсекретарь США Майк Помпео заявил, будто регулирование Россией движения иностранных судов по СМП является незаконным: «Незаконное регулирование Россией иностранных судов, проходящих у ее берегов, и угрозы правительства применить военную силу беспокоят правительство Соединенных Штатов, а также других членов Арктического совета». Дальше – больше. Бросаясь вдогонку российскому освоению и защите Арктических просторов, Конгресс США месяц назад поставил перед Пентагоном задачу подыскать зоны для создания нескольких военно-морских баз и портов на Аляске, в частности, и в Арктике, в целом. Например, военный порт будет воссоздан на острове Адак (штат Аляска), где в 1942-1997 годах располагалась американская база. И новое выступление Спенсера в Конгрессе стало одним из элементов разворачивающейся работы на этом направлении. Янки не могут себе позволить проиграть Арктику. Заметим, что ещё в январе с.г. Спенсер озвучивал планы направить за Полярный круг US Navy для демонстрации флага. Как минимум… Та же газета «The Wall Street Journal» тогда сообщила: Соединенные Штаты планируют в предстоящие месяцы направить в воды Арктики корабль ВМС, к которому могут присоединиться самолет патрульной авиации P-8 «Poseidon» и самолет-разведчик. Спенсер подтвердил: «Да, концепция состоит в том, чтобы войти туда… Мы разрабатываем такие планы». Конечно, это – ещё не армада, но уже заявка. Впрочем, можно напомнить мистеру Спенсеру о том, как в 1964 году советские власти задержали два военных корабля США, намеревавшиеся пройти участок СМП вдоль арктического побережья СССР, и развернули их восвояси. А попутно объяснили американцам границы их возможностей в наших водах. Интересно, что параллельно со Спенсером голос подал адмирал Джон Ричардсон, командующий военно-морскими операциями за пределами Америки. Возможно, они где-то в своем кубрике договорились выступить дуэтом, поскольку Ричардсон в те же дни выдвинул свой ультиматум России – «вывести все войска из Крыма и передать полуостров под контроль международной военной миссии под эгидой США». О чем он поведал восхищенным журналистам на специальной пресс-конференции. Хотеть не вредно, однако, как-то очень согласованно зазвучали из Пентагона голоса о «свободе, которую не уважает Россия». Что стало свидетельством скоординированной информационной атаки. Видимо, янки что-то затевают, и им нужны мотивированные причины новых нападок на Россию. Также на этих днях командующий ВМС США в Европе адмирал Джеймс Фогго III со страниц издания «Defense One» в статье «Russia, China Offer Challenges in the Arctic» («Россия, Китай бросают вызов в Арктике») поведал про свои озабоченности относительно «геостратегических вызовов в условиях потепления на Крайнем Севере». Он подчеркивает: «Мы должны уделить особое внимание возросшим возможностям России по осуществлению своего военного присутствия в этом регионе, особенно в свете агрессивных и дестабилизирующих действий Москвы в Черном море и Восточном Средиземноморье. Российские войска снова заняли семь бывших советских баз за Полярным кругом и построили две новые базы на Земле Франца-Иосифа и на острове Котельный. В октябре прошлого гола Россия заглушила сигналы GPS натовских боевых кораблей, участвовавших в учениях к северу от Норвегии, которые стали самыми крупными со времен “холодной войны”». Хороший набор наших успехов, которые явно не по нраву «гегемону». Далее – искреннее возмущение тем, что мы наводим порядок в своих водах на Севере: «Россия сделала несколько тревожных заявлений, которые ставят под вопрос свободу судоходства в Арктике. Российское государство приняло закон о том, что зарубежные страны должны за 45 дней уведомлять его о проходе своих судов по маршруту Северного морского пути, который связывает Кольский полуостров и Берингов пролив. Новый закон также требует, чтобы иностранные военные корабли брали на борт российского лоцмана, а также сообщали подробные данные о себе, что является явным нарушением суверенитета и иммунитета. Российские руководители также заявляют, что могут запретить проход судов через территориальные воды России, каковы бы ни были его причины, и угрожают топить любые суда, нарушающие российские правила во время перехода по Северному морскому пути. Такого рода ограничения несовместимы с нормами международного права». Заметьте, у янки что ни проблема, то связана с понятиями «свобода», «права человека» и «демократия». А уж, как они «защищают кованым сапогом» эти понятия по всему миру, ясно практически любому, кто не является выгодоприобретателям грантов НПО США. Видимо, ради того, чтобы целого адмирала Джеймса Фогго Третьего услышали в Москве, он с армейской прямотой перешел к шантажу и угрозам: «Если Россия попытается навязать свои правила, противоречащие морскому праву, это создаст опасный прецедент для всего мирового сообщества, и сильные прибрежные государства (сиречь, США – С.Ф.) могут внести поправки в законы, потому что имеющееся у них оружие позволяет им так поступать». О, как! И эти угрозы звучат при блестящем наличии полного отсутствия арктического флота в рядах US Navy? Мы же помним ушедшее в Историю: «Правь, Британия, морями!» И где теперь это? Одни воспоминания… А история может повториться уже для янки – не так ли? Тем не менее, адмирал уверен: «Свою роль могут сыграть ВМС США, как средство дипломатии и гарант мира и безопасности». Ага – канонерки, как гаранты мира. Сюр… Адмиральские слова, скорее, адресованы к американским законодателям – пусть выделяют больше денег на милитаризацию Арктики. Джеймс Фогго Третий просто слезу давит: «Для ВМС чрезвычайно важно активно действовать в регионе Арктики, поскольку он становится все более доступным. Это необходимо для защиты американского народа, нашей суверенной территории и прав, а также природных ресурсов, интересов США и наших союзников и партнеров... Арктика представляет собой новый вызов для свободы мореплавания. Но мы готовы ответить на этот вызов». Вопрос из зала: чем это вы готовы ответить, если у вас нет арктического флота, и на его создание уйдут годы? А что касается замышленного в Пентагоне «Арктического похода» этим летом или осенью, то будем посмотреть: кто туда пойдет, и кто сможет оттуда вернуться? Один малый корабль и два самолета – это какая же сила! Мощнее, чем «галантерейщик и кардинал»! В общем, всё это уже в Истории бывало: «Мальбрук в поход собрался…» Сергей Филатов
  7. Минобороны проверит возможность оперативной переброски подкрепления в отдаленные гарнизоны. В 2019 году ВМФ России проведет специальные учения, которые проверят способность флота снабжать военные базы, развернутые вдоль Северного морского пути. В их рамках большой десантный корабль (БДК) «Александр Отраковский» совершит переход от Североморска на Дальний Восток. Эти маневры позволят отработать возможность в предельно короткие сроки перебрасывать технику, вооружение и личный состав в самые отдаленные гарнизоны. Как сообщили «Известиям» в Главном штабе ВМФ, переход БДК «Александр Отраковский» будет осуществлен с проходом контрольных точек в арктической зоне. В пункты дислокации российских войск планируется доставить технику, вооружение и личный состав. Боевая учеба экипажа и непосредственно доставка грузов обычно совмещается во время подобных учений десантных кораблей, отметил бывший начальник Главного штаба ВМФ адмирал Валентин Селиванов. — Поход в арктические широты — всегда сложная задача, — подчеркнул эксперт, – В этом регионе почти круглый год непростые метеоусловия, сложная ледовая обстановка. Во время учений такого рода отрабатываются вопросы обороны корабля во время похода, а также весь алгоритм доставки грузов, в том числе на необорудованный берег. Это один из самых сложных элементов. Важно, чтобы «принимающая сторона» оперативно провела разведку берега, куда будет выгружаться техника. Ведь любое неточное действие может привести к повреждению корабля. Во время учений, возможно, будет отрабатываться переброска таких габаритных и тяжелых систем вооружения, как «Бастион» и «Бал», которые в случае обострении обстановки смогут серьезно усилить части в отдаленных гарнизонах, считает «Известиям» военный эксперт Дмитрий Болтенков Корабль «Александр Отраковский» — 12-й большой десантный корабль океанской зоны проекта 775. Эта серия строилась в Гданьске на польской верфи «Stocznia Polnocna» для ВМФ СССР. Свое название корабль получил в 2001 году — его переименовали в честь Героя России начальника береговых войск Северного флота генерала-майора Александра Отраковского. Корабли этого проекта предназначены для высадки морского десанта на необорудованном побережье и переброски морем войск и грузов. Плоскодонная конструкция позволяет максимально увеличить их грузоподъемность, и за характерный внешний вид их называют плоскомордыми. Из-за наличия десантной рампы и специальной конструкции для выхода на сушу таким БДК очень некомфортно передвигаться в сложных погодных условиях, поэтому раньше весь Северный морской путь они не проходили. «Десантники» используются и для доставки различных видов бронетехники. На их борту могут одновременно располагаться 225 бойцов и до 500 т груза. В танковом трюме корабль одновременно перевозит десять танков массой до 41 т. Особенности конструкции позволяют производить десантирование амфибийной техники в море при волнении до четырех баллов. Корабль уже неоднократно проводил учения с частями, которые развернуты вдоль Северного морского пути. В 2012 году с борта БДК «Александр Отраковский» была впервые проведена высадка десанта на необорудованное побережье в Арктике. Морские пехотинцы на гусеничных плавающих транспортерах ПТС-М высадились на остров Котельный, входящий в Новосибирский архипелаг, расположенный между морем Лаптевых и Восточно-Сибирским морем. А в сентябре прошлого года «Александр Отраковский» в составе отряда боевых кораблей и судов обеспечения Северного флота был задействован в маневрах «Восток-2018». — Проект 775 — это хорошо отработанные корабли, проверенные временем. Поэтому, несмотря на солидные сроки эксплуатации, они до сих пор ходят в море, — рассказал «Известиям» Дмитрий Болтенков. - Эти БДК хорошо зарекомендовали себя в дальних походах. Кроме того, именно они доставляют грузы для российской группировки в Сирии. С этого года Северный морской путь взяли под контроль противолодочные самолеты Ил-38Н «Новелла». Летчики авиабазы Северного флота и двух смешанных полков Тихоокеанского флота ведут ежедневное патрулирование этого торгового маршрута, контролируя действия кораблей и подводных лодок. Источник: https://iz.ru/897666/aleksei-r...
  8. Примерно 30 единиц истребителей пятого поколения F-35 Lightning II американского производства, изначально предназначенных для Турции, можно предложить уже существующим или потенциальным заказчикам, пишет Defense One. Американское издание пишет, что одним из основных потенциальных покупателей самолета могла бы стать Польша. В другой публикации Defense One отмечается, что США вместо Турции могли бы на льготных условиях направить F-35 Lightning II в Восточную Европу. Речь идет, кроме Польши, прежде всего об Эстонии и Литве, где истребители могли бы использоваться для обучения местных летчиков и усиления Балтийского воздушного патрулирования. Также допускается возможность отправки F-35 Lightning II на Украину. «Если кто-то действительно хочет разозлить [президента России Владимира] Путина — возможно, довольно опасным способом, тогда, конечно, всегда есть Украина», — пишет издание. Тем не менее, Defense One считает гипотетическую поставку F-35 Lightning II на Украину экстремальным шагом, который наверняка спровоцирует утечку технологий. Согласно источникам Defense One, в настоящее время в США на разной стадии производства находятся около 30 единиц F-35 Lightning II, предназначенных для Турции. Еще четыре таких истребителя используются для подготовки турецких летчиков. Изначально Турция в 2020-х годах должна была получать по 5-10 единиц F-35 Lightning II в год. В июне сообщалось, что Турция, опасаясь санкций США из-за покупки C-400 «Триумф» у России, накопила запасные комплектующие для собственных истребителей четвертого поколения F-16 Viper американского производства. В июне 2018 года стало известно, что США могут передать Турции F-35 Lightning II с урезанной системой ALIS (Autonomic Logistics Information System). Турция является одним из основных партнеров США в создании F-35 Lightning II. Для истребителя турецкие предприятия выпускают около 400 деталей. Возможные санкции Вашингтона в отношении Анкары связаны с покупкой последней у России зенитных ракетных комплексов С-400 «Триумф». В США уверены, что подобные системы будут использоваться Москвой для сбора информации о F-35 Lightning II. https://lenta.ru/news/2019/07/...
  9. История с арестом помощника уральского полпреда президента Александра Воробьёва из Калининграда, обвиняемого в шпионаже пользу Польши, наделала много шума, прежде всего, потому, что региональные власти и не скрывали, что Воробьёв учился в престижном польском учебном заведении — Krajowa Szkoła Administracji Publicznej, которое готовит государственных управленцев. Возможно, именно в Варшаве подающий надежды калининградский чиновник был завербован Агентством разведки Польши (читай: ЦРУ США). Публицист Руслан Устраханов проанализировал подобную «студенческую вербовку» на примере известной евросоюзовской программы «Erasmus+». Вопрос на засыпку: с какого перепуга сайт Ухтинского государственного технического университета пропагандирует учёбу за рубежом? Впрочем, пусть этим занимаются те, кому положено. Мы же обратимся к двум отзывам о пребывании студентов из Ухты в норвежском Университете Тромсё — Даниила Матвеева и Эндзелы Амаглобели. Об учебной программе молодые люди ничего не говорят. Словоблудие исключительно на тему «как хорошо в стране норвежской жить». Даниил Матвеев проходил учёбу в Тромсё по программе «Баренц-плюс», Эндзела Амаглобели — по программе «Erasmus+». Это разные программы. Остановимся детальнее на последней. Программа «Erasmus» была запущена в 1987 году государствами Евросоюза. Является программой обмена студентами Европейского союза. Названа в честь голландского богослова эпохи Возрождения, монаха Эразма Роттердамского. Программа «Erasmus+» стартовала в 2014-м после воссоединения Крыма с Россией. На её реализацию до 2020 года Евросоюз выделил 14,7 млрд. евро. Почему «плюс»? Потому, что к программе по обмену студентов прибавили Россию, Армению, Азербайджан, Белоруссия, Грузию, Молдавию и Казахстан. Разумеется, основным объектом программы с 2014 года является Российская Федерация. В России действует «Национальный офис Erasmus Plus в России». Представлен следующими персонами: глава офиса — профессор Олейникова Ольга. Её заместитель — Муравьева Анна; администраторы — Викторова Анна, Аксёнова Наталья, Редина Юлия и бухгалтер — Тюрина Марина. Вся компания находится в Москве на ул. Казакова, д.13, офис 21 (erasmusplusinrussia.ru). «Национальный офис Erasmus Plus в России» ведёт свою работу сверхактивно и даже агрессивно. Программой «Erasmus Plus» сегодня «поражены» почти все ведущие университеты страны. Среди прочих — МГУ, Воронежский государственный университет, Московский государственный строительный университет, Московский государственный педагогический университет, Нижневартовский государственный университет, Томский государственный университет, Поволжский государственный технологический университет, Российский государственный профессионально-педагогический университет, Санкт-Петербургский государственный экономический университет, Казанский Федеральный университет. На сайте «Национального офиса Erasmus Plus в России» изложены его задачи. Это реализация программы «Erasmus+», популяризация программы в России, привлечение к участию в ней как можно большего числа заинтересованных сторон: «Для обеспечения информационной поддержки и популяризации программы национальный офис организует и проводит информационные дни в Москве и других городах России, участвует в международных мероприятиях, конференциях. Для широкого информирования российских вузов, преподавателей и студентов о возможностях участия в программе национальным офисом открыт сайт, регулярно выпускаются информационные материалы». Акцентируем внимание на формах деятельности офиса «Erasmus Plus в России», дабы показать широкий спектр приёмов проникновения в ведущие вузы страны. Теперь обратимся к статданным обмена по программе студентами и педагогами российских и зарубежных высших учебных заведений. Они следующие: — 2015 год. Из России в вузы ЕС направлено 724 студента и 463 преподавателя. Из ЕС в Россию — 428 студентов и 364 преподавателя; — 2016 год. В ЕС — 1006 студентов и 1059 преподавателей. Из ЕС — 559 студентов и 910 преподавателей; — 2017 год. В ЕС — 1066 студентов и 1198 преподавателей. Из ЕС — 642 студентов и 1035 преподавателей; — 2018 год. В ЕС — 1116 студентов и 1284 преподавателей. Из ЕС — 654 студента и 1129 преподавателей. Что сразу бросается в глаза, так это обмен преподавателями вузов. В среднем — тысяча от нас в Евросоюз и тысяча от них к нам каждый год. Количество российских педагогов, отправляющихся в европейские университеты, равнозначно, а иногда превышает число студентов! Между тем, программа «Erasmus» 1987 года — программа по обмену студентов. Тем не менее, с 2014 года половину мест по обмену, вместо студентов, занимают преподаватели уже в рамках программы «Erasmus+». Можно себе представить, каким объёмом информации располагают лица профессорско-преподавательского сообщества, ежегодно выезжающие в университеты стран НАТО! Представить, как учёных мужей и дам охаживают и обольщают в Евросоюзе специалисты американского CIA, норвежского PST, германского BND или MIVD Нидерландов. Банкеты, шикарные номера отелей, интимные беседы в дорогих ресторанах, лесть потоком и заверения в искренней и бескорыстной дружбе. Безусловно, за созданием «Программы Erasmus+» стоят спецслужбы и в первую очередь — «Разведывательный и ситуационный центр Европейского союза» (EU Intelligence and Situation Centre, EU INTCEN). Именно на EU INTCEN возложены задачи разработки единых стратегических и долгосрочных программ для разведывательных служб ЕС. Разумеется, всё — под «патронажем» старшего братца из ЦРУ. EU INTCEN — главный орган внешней разведки Европейского союза, объединяющий все спецслужбы стран союза. Для подтверждения «векторности» в деятельности западных спецслужб обратимся к докладу главы норвежской Службы безопасности (PST) Бенедикте Бьёрнланн прошлого года. Оная персона назвала Россию одной из главных угроз Норвегии (tnp.no). Разумеется, видеть в России главного противника — общая установка для разведсообществ, как Евросоюза, так и НАТО. Данная установка определяет активность западных спецслужб в отношении нашей страны и её граждан. Отсюда использование программы «Erasmus+» в своих целях секретными службами западноевропейских стран и США. Программа «Erasmus+» есть не что иное, как программа по отбору потенциальных кандидатов для вербовки в качестве агентов западными секретными службами. Причём качественный отбор студентов и преподавателей из России делается по самой программе. Профессионалам из секретных служб «на блюдечке» преподносят перспективные, представляющие оперативный интерес кадры из России. И даже если не получается открытая вербовка (не каждый поддастся), то применяется скрытая — агентов влияния. Психологическая обработка студентов начинается с первых минут пребывания в Западной Европе с видимым результатом. Посмотрите видео отзывов об учёбе за рубежом на сайте «Erasmus+». Романа из Стерлитамака — об учёбе в Страсбурге, Валерии из Барнаула — в Берлине, Рената и Николая из Екатеринбурга — в Копенгагене. Сплошные восторги от Европы, от бесплатного обучения, комфорта пребывания. Без понимания, что весь «комфорт» — стандартная замануха западных спецслужб. Коль затронули тему «косвенной» вербовки. Уверены — у Валерии, Романа и Николая остались «настоящие друзья» в Западной Европе из числа коллег-студентов и «обычных» датчан, немцев и французов. Забота и внимание европейских «друзей» к нашим ребятам и девчатам будут только расти, а «дружба» крепнуть по мере их профессионального роста и роста информационных возможностей. Традиционный вопрос — что делать? Прежде всего, необходимо признать «Национальный офис Erasmus+ в России» иностранным агентом в соответствии с Федеральным законом Российской Федерации от 2012 года. Правовых оснований более чем достаточно. «With the support of the Erasmus+ Programme of the European Union» — так записано на главной странице сайта. Средства на реализацию программы от Европейского Союза идут огромные — около полутора миллиардов евро! «Национальный офис Erasmus+ в России» занимается политической деятельностью. Об этом свидетельствует «Программа Jean Monnet». С 2013 года она интегрирована в программу «Erasmus+». Программа предусматривает следующие тематики — европейские исследования в области международных и дипломатических отношений; Европейские исследования в области права; европейские исследования в области политики и управления; программа исследований в области демократического представительства и законотворчества ЕС в университете Висконсин-Мэдисон, США. Реализация «Программы Jean Monnet» — в организованных и проплаченных ЕС конференциях, круглых столах с «участием представителей местных, региональных, национальных органов власти. Цель: повышение доверия к европейским институтам и к ЕС в целом (inter.guu.ru)». Что это, как не разновидность политической деятельности? Заметим: мы обсуждаем программу «Erasmus+» как наиболее масштабную, в какую вовлечены все страны ЕС, Россия и часть бывших республик СССР. Но есть и менее крупные, такие как «Nordplus», «Nordlys», «North2North», «BarentsPlus», «Fellowship Programme for Studies in the High North», «Bilateral agreements», «EEA/Norway Grants», «Russian-Norwegian partnership programme (RUSSUT)». Перечисленные программы являются теми же инструментами западных спецслужб, как и «Erasmus+» и способом «выкачивания мозгов» из России. А все без исключения российские студенты и преподаватели, прибывающие в вузы Западной Европы являются объектами разработки тамошних секретных служб. Конечно, речь не о том, что России следует оградиться от всего мира Великой Китайской стеной. Ничего подобного. Но если целью научного сотрудничества ставится наука, то программы по сотрудничеству должны исключать малейшую политизацию. Касаться тех научных областей, какие к политике отношения не имеют. Межвузовские связи должны носить индивидуальный характер юридических субъектов в сфере образования без комплексных межвузовских европрограмм. Следует устранить практику обмена студентов и преподавателей, связанную с длительным пребыванием за рубежом. В такой практике заинтересованы лишь страны ЕС для «выкачки мозгов» из России, вербовке наших студентов и педагогов. А возможности обеспечения безопасности россиян от преступных посягательств западных спецслужб за рубежом крайне ограничены. Тем более, если речь о длительном там их пребывании. Востребованная мера — санкционирование органами государственной безопасности выездов в зарубежные вузы студентов, профессорско-преподавательского состава по соответствующим программам из российских высших учебных заведений. Поручить органам безопасности провести мониторинг всех программ по обмену студентов и преподавателей. Мониторинг на предмет уязвимости россиян со стороны западных спецслужб и по вопросам общегосударственной безопасности. Необходимо прекратить прозападную пропаганду европейских университетов, европейского образа жизни на сайтах российских вузов. Никаких дифирамб в адрес Университета Тромсё и жизни в Норвегии на сайте Ухтинского технического университета быть не должно в принципе. Российские университеты — не туристические агентства, рекламирующие туры в Европу. Исключить мощнейшую и политизированную пропаганду программы «Erasmus+», ей подобных на сайтах вузов России. Коль говорим об агентах влияния — отбросим в сторону набившие оскомину рассуждения о «пятой колонне». Мы не в Испании 30-х, а над Россией отнюдь не «безоблачное небо». Всё куда опаснее и глубиннее. Программы «Erasmus+», «Nordplus», «Nordlys», «North2North», «BarentsPlus» готовят из россиян управленцев не ориентированных на Запад, а на все сто процентов являющихся западными по форме и содержанию. Генетические признаки и места рождения в данном случае значения не имеют. И если мы назовём университеты Тромсё и Осло, Берлина и Амстердама, Мадрида и Варшавы осиными гнездами шпионажа, то вряд что-то преувеличим, даже на йоту. Руслан Устраханов, Мурманск http://newsbalt.ru/analytics/2019/07/osinye-gnyozda-shpionazha-kto-stoit-za-programmoy-erasmus/
×