Jump to content

tukutis

Пользователи
  • Content Count

    15,840
  • Joined

  • Last visited

About tukutis

  • Rank
    Персона
  • Birthday 04/20/1956

Информация

  • Пол
    Мужчина
  • Проживает
    соломоновы острова

Recent Profile Visitors

49,676 profile views
  1. Сергей Глазьев - 17 июня 2019, 20:48 — Уважаемый Сергей Юрьевич, недавно в нашей «северной столице» прошёл очередной Международный экономический форум, в работе которого вы тоже принимали участие. Главным событием форума, несомненно, стала речь президента России, где были заявлены новые подходы к оценке мировой финансовой системы, её кризиса и возможного переустройства. Какими, на ваш взгляд, могут оказаться последствия этой путинской речи? — Да, выступление Владимира Владимировича Путина на пленарной сессии Международного экономического форума в Санкт-Петербурге носило фундаментальный и во многом революционный характер. Оно стало своего рода продолжением его знаменитой Мюнхенской речи 2007 года, переносом её принципов из военно-политической в финансово-экономическую сферу. Те формулировки, которые использовал президент России, на мой взгляд, представляют собой фундаментальный прорыв: как в плане теоретического осмысления нынешнего системного кризиса, так и в плане предложенных практических путей выхода из него и решения других острейших проблем современности. Ведь президент не только указал на дисбаланс валютных отношений и торгового обмена как главную причину кризиса, но и отметил ключевую роль доллара, который, по его словам, «став мировой резервной валютой, превратился сегодня в инструмент давления страны эмитента на весь остальной мир», что вызывает повсеместное снижение доверия к нему. — Можно ли сказать, что это окончательный приговор системе Бреттон-Вудса, совмещённый со стартом к новой, многополярной финансовой системе для современной глобальной экономики? — Полагаю, что к формулировкам президента трудно что-либо добавить. Но пока это — всего лишь предупреждение в адрес США как мирового финансового гегемона и приглашение к многостороннему диалогу по давно назревшей реформе мировой финансовой системы и международных экономических организаций. Ведь Путин специально отметил, что повестка финансового и технологического развития должна объединять страны и людей, а не разобщать их. Но для этого нужны справедливые принципы взаимодействия в таких ключевых областях, как глобальное информационное пространство, трансфер новейших технологий, в том числе — цифровых, образование и так далее. То есть цель — развитие, а не конфронтация ради конфронтации. — Да, совместная разработка и принятие данных шагов — наилучший рецепт для восстановления взаимного доверия. Но президент признал, что в нынешних условиях построить подобную гармоничную и развивающуюся систему будет, безусловно, непросто, Отсюда вопрос: может ли, на ваш взгляд, США как действующий информационно-финансовый и военно-политический «глобальный лидер» добровольно пойти на подобные стратегические уступки? — Как исторический опыт смены мирохозяйственных укладов, так и нынешние приоритеты американского истеблишмента свидетельствуют о том, что Соединённые Штаты, скорее всего, будут ожесточённо сопротивляться назревшим изменениям мирового баланса, прибегая к самым разнообразным мерам, вплоть до разжигания региональных конфликтов и организации «цветных революций». — Насколько в связи с этим велика вероятность того, что наши западные партнёры попытаются дестабилизировать Россию и Китай изнутри, задействуя с этой целью все те инструменты влияния, которые находятся в их руках. — Это не вероятность, а неизбежность, что показывают события последних дней и в России, и в Китае, и во всём мире. Но я полагаю, что связанные с выступлением президента Путина риски такого развития событий были учтены в полной мере и к какой-либо смене власти ни в России, ни, тем более, в КНР не приведут. Хотя сторонников «однополярного мира» и глобальной «империи доллара» достаточно во всех странах мира, но время — не на их стороне. И, конечно же, здесь огромную роль должны сыграть совместные действия России с Китайской Народной Республикой, с другими странами мира, которые заинтересованы в более свободной и более справедливой системе международного обмена технологиями, информацией, товарами и услугами. — Путинская речь прозвучала не просто в присутствии председателя КНР Си Цзиньпина, а после обстоятельных переговоров двух лидеров в Москве. Можно ли сказать, что она в определённой мере выражала согласованную ими позицию по необходимости кардинальной реконструкции мировой финансовой системы? — Ответ на этот вопрос можно найти не только в выступлении председателя КНР на Международном экономическом форуме в Санкт-Петербурге, но и в подписанном накануне в Москве пакете российско-китайских документов, среди которых особую роль играют два совместных заявления: «О развитии отношений всеобъемлющего партнерства и стратегического взаимодействия, вступающих в новую эпоху» и «Об укреплении глобальной стратегической стабильности в современную эпоху». Первое заявление касается, прежде всего, долгосрочных принципов двусторонних отношений и приоритетов дальнейшего сотрудничества, а второе — даёт характеристику военно-политической ситуации в современном мире и определяет конкретные задачи, а также пути их решения в нынешней международной обстановке. Кроме того, было заявлено о создании российско-китайских инвестиционных фондов в национальных валютах, призванных поддержать совместные инвестиционные проекты. Уверен, что все поставленные в этих документах цели будут успешно и своевременно достигнуты. Объединение потенциалов Китая и России создаёт абсолютно новую расстановку сил, в том числе — и в сфере управления мировыми финансами. Да, пока экономические показатели нашей страны выглядят весьма скромно на фоне гигантских успехов КНР, но в этом плане мы можем многое позаимствовать из опыта наших китайских друзей и, отказавшись от либерал-монетаристской политики «вашингтонского консенсуса» обеспечить темпы роста на уровне 8-10% ежегодно, обеспечив поставленную президентом задачу войти в первую пятёрку экономик мира. Достаточно высока и вероятность того, что эту позицию уже в ближайшее время в какой-то мере поддержит и Индия, третья по размеру экономика современного мира, и Иран, и многие другие страны, в том числе — входящие в Шанхайскую организацию сотрудничества. — Сергей Юрьевич, не происходит ли сейчас новая поляризация мира, одним из «полюсов» которого становится «коллективный Запад» во главе с США, а другим — российско-китайское стратегическое партнёрство? Не является ли такая поляризация прологом к началу новой «холодной войны» или даже более масштабных и острых конфликтов? Как вы оцениваете общемировую динамику, в которой развивается взаимодействие в глобальном треугольнике РФ — КНР — США? — Мировая экономика переходит к новому технологическому и мирохозяйственному укладам. Время таких кардинальных структурных изменений характеризуется технологической и институциональной революциями. На место прежних глобальных лидеров приходят новые страны, вырываясь вперёд на новой «длинной волне» экономического роста. Подобную нынешней трансформацию человеческая цивилизация переживала совсем недавно, столетие назад, пройдя сквозь катастрофы двух мировых войн и сопряжённых с ними конфликтов как международного, так и национального характера. Тогда в этих катаклизмах была заинтересована властвующая элита Великобритании, которая стремилась таким образом ослабить конкурентов и сохранить своё лидерство. Но это ей не удалось, она не удержала свою империю. Лидерство перешло к США и Советскому Союзу, соревнование между которыми формировало мировую экономико-политическую систему второй половины ХХ века. Сейчас центр развития мировой экономики смещается в Китай, где формируется ядро нового мирохозяйственного уклада, который я бы назвал уже не глобальным, а интегральным. Он будет принципиально отличаться от уклада либеральной глобализации восстановлением целей роста общественного благосостояния с подчинением движения денег задачам наращивания инвестиционной и инновационной активности. Восстанавливается разнообразие форм государственного регулирования экономики, признание суверенного права каждого государства на свои особенности. Главным в международном сотрудничестве становится не открытие границ для свободного движения капитала в интересах глобальной олигархии, а осуществление совместных инвестиционных проектов в целях сочетания конкурентных преимуществ и получения синергетического эффекта в интересах социально-экономического развития интегрирующихся стран. Именно таким образом президент Владимир Путин и председатель Си Цзиньпин выстраивают сопряжение ЕАЭС и «Одного пояса, одного пути», в этом направлении работают ШОС, БРИКС и другие международные структуры, которые не разделяют ценности «однополярного мира» Pax Americana. — Какую роль в данном процессе, на ваш взгляд, может сыграть намеченный на 28-29 июня саммит лидеров стран «Большой двадцатки» в японском городе Осака? — Думаю, на нём и Россия с Китаем, и США, и все участники саммита всё-таки попытаются достичь определённых договоренностей, которые не позволят миру сорваться в новый глобальный конфликт, способный отбросить человечество на много десятилетий или даже веков назад. Но, разумеется, надо быть готовыми к любому развитию событий, поскольку в настоящее время и система международной безопасности, и мировая финансово-экономическая система — продолжают оставаться заложниками официального Вашингтона. Беседовал Александр Нагорный ИсточникЗавтра
  2. Захар Прилепин - 18 июня 2019, 11:15 В феврале в рамках форума «Культуралика» Екатеринбург посетил один из самых востребованных современных писателей — Захар Прилепин. У публики он вызывает неподдельный интерес не только благодаря своим произведениям, но и тем, что пару лет назад уехал воевать на Донбасс. «Областной газете» удалось побеседовать с Евгением Николаевичем (настоящее имя Прилепина) о биографическом жанре, новом романе и задачах современного театра. — Евгений Николаевич, на форуме Екатеринбург то и дело называли третьей культурной столицей страны. Вы в нашем городе уже не в первый раз, как бы вы ответили: для вас культура Екатеринбурга — это кто и что? — Меня необычайно удивляет потрясающая концентрация людей из Екатеринбурга, которые имели прямое отношение к моему воспитанию. Всё детство (гораздо больше Владимира Высоцкого) я слушал барда Александра Дольского. К его песням меня приучил папа, этот автор был культовым для нашей семьи. С Вадимом Самойловым из «Агаты Кристи» мы дружим, он не раз был у меня в гостях. Ну и просто обожаю поэта Бориса Рыжего, он для меня как ангел небесный. Я утром открываю глаза и вижу на стене два портрета — Сергея Есенина и Бориса Рыжего, двух моих любимейших людей в искусстве. У вас целая россыпь талантов, тот же Павел Бажов, в этом плане конкурентов у Екатеринбурга нет. — В последнее время вы написали несколько биографий. Это и книга «Взвод» — о русских литераторах, воевавших на самых разных войнах, и «Жизнь и строфы Анатолия Мариенгофа» — о поэте-имажинисте, друге Сергея Есенина… Откуда такой интерес к биографическому жанру? — И ещё пишу. Сейчас заканчиваю книгу о Сергее Есенине, выйдет через два месяца. Работаю с огромным удовольствием. А если бы вы попали ко мне в дом, то решили бы, что я жуткий неряха. У меня на полу лежит 150 книг о поэте и его эпохе. О нём написаны сотни книг, дюжина из них — очень любопытны, но, да простят меня их авторы, Есенин очень часто оставался заложником авторских концепций — советских или антисоветских в первую очередь. Хочется этого избежать. Мне просто очень любопытно заниматься не собой, а теми, кто гораздо лучше, чем я, отвечает на вопросы, которые перед нами ставит время. Когда возникла тема с Донбассом, войной и прочими вещами, я понял — мне бессмысленно доказывать свою правоту. Проще показать, как в идентичной ситуации вели себя Пушкин, Чаадаев, Давыдов. А дальше читатель пусть сам решает, как действовать. — Превозносите Есенина, а сначала написали книгу о Мариенгофе… — Считайте, что это был подступ к Есенину. Просто постепенно при чтении Сергея Александровича начинает возникать образ Анатолия Мариенгофа, великолепного автора высочайшего уровня. Все говорят, что Мариенгоф был плохой, а Есенин — хороший… Они были оба абсолютно одинаковые, писали частушки на стенах Страстного монастыря. Не надо делать вид, что Серёжа был такой добрый душа-парень, а потом пришёл злой Мариенгоф и погубил его, споив и прочее. Ещё и написал, как многие думали, клеветническую книжку «Роман без вранья». Хотя там ничего такого нет, это невинная, влюблённая в Есенина, чуть хулиганская книжка. Я как исследователь говорю, с исторической точки зрения, там нет ни одной ошибки, я всё проверял, роман реально без вранья. Понимаете, это была целая жизнь с Есениным. Потом хотелось себе объяснить, раз Мариенгоф был такой плохой, дурной, то почему Есенин столько лет прожил с ним под одной крышей? Самую большую часть своей жизни. — Как-то мы погрузились в прошлое, а если о настоящем, как вы относитесь к творчеству, пожалуй, самого загадочного нашего автора — Виктора Пелевина? — Нормально. Знаете, у меня есть одна такая история, которая объяснит моё отношение. Однажды приезжаю домой к маме, а она вся в слезах. Спрашиваю её, почему она плачет. А она мне в ответ: «Тихий Дон» перечитала, как с роднёй повидалась». В книгах Виктора Пелевина нет моей родни, я там никого не узнаю. Да, они интересно собраны. Я читаю каждую третью книгу, всякий раз удивляюсь вампирам и прочим персонажам. У него отличный фантазийный дар. — Он вообще существует? — Да, он живёт в Москве, ходит на многие митинги. Мои знакомые видели его (улыбается). — Многие авторы не любят перечитывать свои произведения. А вы? — Я стараюсь не возвращаться к своим книгам, потому что из них очень быстро вырастаешь. Книги, которые более-менее имеют ко мне отношение, это «Обитель» и «Взвод». Я иногда их пролистываю, даже начинаю читать и думаю: «нормально» (смеётся). Но лучше не встречаться ни со своими героями, ни с самим собой. Потому что видишь себя подростком, полным щенячьего восторга от жизни, от мысли, что всё в твоих силах… В общем, не стоит в свои прежние тексты лезть взрослыми руками. — К слову, о смене взглядов. Будете ли вы в новых книгах использовать полученный на Донбассе опыт? — Да, уже написал. Роман выйдет в марте, уже верстается. (На момент публикации материала на портале ГодЛитературы.РФ роман уже вышел. — Прим. ред.) Но после всех военных событий на Донбассе я нахожусь в состоянии не то чтобы разочарования, а осознания малости человека. Ты идёшь что-то изменить, а ничего не выходит, слишком мало человеческих сил, в том числе и моих. Я нахожусь на пепелище своего идеализма. У меня не получилось построить государство, которое хотелось, у меня погибли друзья. Я точно не хотел такого опыта ради того, чтобы написать об этом, как считают многие. Какой опыт?! Тут работают совершенно другие мотивации. — Войны, конфликты, технологии… не погубит ли это всё литературу, не умрут ли книги через 100 лет? — Конечно нет. Самый большой обман нового времени — иллюзия знаний. Нам кажется, что мы получаем огромное количество информации, сидя в фейсбуке и листая ленту. Враньё — мы знаем всё больше и больше о всё меньшем и меньшем. Ни одна тема большинством глубоко не постигнута, мы скачем только по верхам. Особенно это касается молодых людей, не получивших базового образования. Но это тоже пройдёт. Весь этот бум с социальными сетями пройдёт. Самое важное, как и прежде, происходит и осмысляется в поле словесности. На каждом новом витке, если человек хочет остаться человеком, он будет обращаться к литературе, философии. Остальное — преходяще. — И последний вопрос — о театре. Недавно вы стали заместителем художественного руководителя МХАТ им. М. Горького по литературной части. Что планируете ставить на сцене МХАТа? — Я буду вести переговоры с теми писателями, которых считаю главным составом современной русской прозы, это Евгений Водолазкин, Алексей Иванов, Александр Терехов, Михаил Тарковский, Алексей Варламов, Олег Ермаков, Марина Степнова. Но это только поколение пятидесятилетних. Пожалуй, это главная проблема. Потому что постреволюционный МХАТ сто лет назад начинался ровно с той же точки: в театр срочно призвали ведущих писателей того времени. Это были Михаил Булгаков, Валентин Катаев, Всеволод Иванов, Леонид Леонов. И они создали сцепку: театр и время, театр и наступившая эпоха. Наши сегодняшние задачи схожи. ИсточникГодЛитературы.РФ
  3. Myśl Polska, Польша © AP Photo, Czarek Sokolowski Польша пользуется репутацией страны, в которой особенно сильны антироссийские настроения. Русофобия накладывает отпечаток на отношения между Польшей и Россией, а также позволяет другим государствам, в частности американцам, манипулировать Варшавой в своих целях, пишет «Мысль польска». Между тем общественные настроения, особенно среди молодежи, меняются: не всем полякам нравится избранный их руководством курс. Myśl Polska (Польша): русофобия в Польше ослабевает 18.06.2019 Станислав Левицкий (Stanisław Lewicki) Одно из важных направлений политики Польши заблокировано, а это делает слабой нашу переговорную позицию по разным вопросам, касающимся как безопасности, так и экономики, чем беспощадно пользуются иностранные игроки. Государственный секретарь США Майкл Помпео, несомненно, не позволил бы себе в присутствии главы польского МИД бесцеремонно выдвигать требования, связанные с удовлетворением претензий еврейских организаций, если бы он не был уверен в том, что Польша будет склонна их выполнить, лишь бы только получить какую-то видимость укрепления польской безопасности перед лицом якобы угрожающей нам России. Рациональные политики руководствуются в своих расчетах не только убеждениями, но и данными социологических опросов, демонстрирующих, какова интенсивность того или иного явления. Наш страх перед Россией тоже выражен в цифрах, так что можно взглянуть, как менялись настроения на протяжении лет. Такие изыскания в международном масштабе проводит Исследовательский центр Пью (Pew Research Center) из США. Выяснилось, что после украинских событий 2014 года поляки начали относиться к России значительно хуже, чем раньше. Центральные польские СМИ называли тогда Россию агрессором, который несет ответственность за развязывание боевых действий в Донбассе. В период до 2014 года симпатии поляков к России удерживались на относительно стабильном уровне, а максимума этот показатель достиг в 2010 году после смоленской катастрофы: тогда 45% респондентов относились к российскому государству положительно, а 46% — отрицательно. Дело было, по всей вероятности, в том, что польские СМИ активно рассказывали о звучащих из России соболезнованиях в связи с трагедией, а по главному российскому телеканалу показали фильм «Катынь». Чуть позже ситуация изменилась под влиянием антироссийской кампании, которую развернула оппозиция, говорившая, что крушение самолета произошло в результате теракта, и возлагавшая ответственность за него на Москву. Колебания общественных настроений были, однако, относительно невелики: в 2013 году отрицательно относились к России 54% респондентов, а положительно — 36%. Резкие изменения наметились только в 2014 году после Майдана и украинских событий: доля поляков, отрицательно относящихся у России, увеличилась до 81% (положительно высказывались о ней всего 12% опрошенных). Что самое интересное, в Польше и многих других странах уровень негативного отношения к РФ был выше, чем на самой Украине, где он доходил лишь до 60% В тот год критические настроения достигли пика, а потом ситуация начала постепенно выправляться. Весной 2017 года, как показывают опросы, отрицательно относились к России 69% поляков, а положительно — 21%. Польша утратила в этой категории пальму первенства: список европейских стран, относящихся к РФ хуже всего, возглавили Швеция и Нидерланды. Получается, что за три года число людей, позитивно оценивающих российское государство, увеличилось у нас почти в два раза. Согласно результатам того же самого исследования, 65% поляков считали Россию основной угрозой (это был самый высокий показатель на всей территории, где оно проводилось). Весной 2018 года картина оставалась практически такой же, правда, число респондентов, положительно относящихся к российскому государству, незначительно увеличилось: их стало 22%. При этом только наши соотечественники называли основной угрозой российскую мощь и влияние, а жители других стран опасались прежде всего климатических изменений (13 государств), ИГИЛ (запрещенная в РФ организация, — прим.ред.) (8) или кибератак со стороны иностранных сил (4). По всей видимости, зная об этой польской специфике, государственный секретарь США Помпео вместе со штабом своих советников пришел к выводу, что давление на Польшу по вопросу реституции имущества жертв Холокоста можно усилить. Он рассчитывал на то, что поляки не станут протестовать из опасения обострить отношения с Америкой, которая, согласно их представлениям, защищает нашу страну от (воображаемой) российской угрозы. Такие предположения были, возможно, верны, однако, в отношении лишь определенных кругов, например, сосредоточенных вокруг издания «Газета польска». В них действительно говорили о том, что возможные негативные последствия закона № 447 обсуждать не следует, поскольку это нанесет удар по союзу с США, а тот нужен Польше из-за российской угрозы. Между тем на большую часть общественности такие аргументы не подействовали, и в итоге польскому правительству и даже самому Ярославу Качиньскому (Jarosław Kaczyński) (председатель польской правящей партии, — прим.пер.) пришлось заверить поляков, что никакие имущественные претензии мы удовлетворять не станем. Американское посольство, которое вторило Помпео в его угрозах, тоже пошло на попятную и постаралось их сгладить. Значит, произошли какие-то изменения, а заинтересованная сторона осознала, что использовать страхи поляков и склонять их к шагам, противоречащим польским интересам, уже не получится. Центр Пью пока не публиковал результатов опросов за 2019 год, но есть и другие исследования на ту же тему, которые показывают, что мнение о России в Польше действительно стремительно меняется. Согласно данным Европейского совета по международным отношениям, в апреле 2019 года основной угрозой РФ называли всего 15% поляков. Раз число таких людей сокращается, на этой теме уже не получится выстраивать всю внешнюю политику и стратегию действий правительства: все меньше поляков будет готово поддерживать власти за то, что те приглашают к нам американских военных, а все больше будет высказывать недовольство, говоря о бессмысленности такой инициативы, высоких затратах и возможной российской реакции. Есть еще один важный фактор, существование которого следует учитывать. Во всех странах, где проводились исследования, наиболее положительное отношение к России демонстрировали респонденты 19-29 лет. В возрастной группе 50+ людей, высказывающихся об этой стране позитивно, было на 11-37% меньше. Так симпатии к России проявляют 35% молодых поляков и всего 20% представителей старшего поколения. Это значит, что русофобия будет ослабевать по мере того, как молодежь начнет подключаться к государственной жизни. О положительном отношении к России также чаще говорят мужчины, чем женщины, по этому показателю разрыв составляет от 7% до 17%. Кроме того, во всех охваченных исследованием европейских партиях правой ориентации количество людей, доверяющих президенту Путину, превышает количество тех, кто ему не доверяет. Такое же отношение к России и Путину свойственно молодым польским избирателям, придерживающимся правых взглядов. Почему же они тогда не пошли голосовать на выборах в Европарламент? Их можно понять: они не увидели партий, которые бы выражали их взгляды. Некоторые члены «Конфедерации», правда, осторожно отмечали, что не считают Россию врагом, но сразу же подверглись за это нападкам и были вынуждены отрицать наличие у их движения каких-либо планов по сотрудничеству с Москвой. После выборов Януш Корвин-Микке (Janusz Korwin-Mikke) начал даже чрезмерно выражать симпатии к России, но было уже слишком поздно. Между тем правда такова, и это демонстрируют опросы общественного мнения, что ядро электората «Конфедерации» (молодые мужчины с правыми взглядами) по большей части относится к РФ положительно, то есть Корвин-Микке действует верно: он выражает мнение своих избирателей, число которых будет увеличиваться. Не замечать этого явления просто невозможно. Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ. Оригинал публикации: Rusofobia w Polsce słabnie
  4. Национальный банк Украины выставил на аукцион 932 уникальных огранённых бриллианта. Драгоценные камни выставлены двумя лотами – 637 штук общим весом 23.71 карат и 295 камней общей массой 9.72 карата. Начальная цена первого лота определена на уровне 314.6 тысяч грн. за любой из камней, а второго – 113 тысяч грн. Согласно данным в системе государственных электронных аукционов ProZorro.Продажи, приём (регистрация) предложений продлится до 3 июля, а проведение торгов намечено на следующий день. Оба лота выставляются впервые, до того о них мало что было известно (в том числе точные характеристики), кроме сведений о происхождении драгоценностей – по крайней мере половина из них была добыта в XII-XIV веках в знаменитых алмазных копях близ Брахмапутры, а остальные украшали когда-то парадный ламеллярный (пластинчатый) доспех из дамасской стали царя Навуходоносора. Вот как описывал этот доспех Геродот: "Сияние его брони было таким ослепительным, что когда царь являлся на поле битвы, враги падали ниц и не помышляли более ни о чём, кроме царской милости, взывая Ом мани падме хум! [сияющее сокровище Сына Неба - прим. ред.]". И действительно, среди всех драгоценных камней бриллиант обладает наиболее выраженным блеском (игрой). Этому способствует не только высокий показатель преломления - от 2.402 до 2.465 (для сравнения - у изумруда ~ 1.6, а у рубина и сапфира - 1.76-1.78), но и, безусловно, огранка, полностью позволяющая "раскрыть" потенциал минерала. На данный момент известно более десяти видов (типов) огранок - «Груша» или «Капля» и ее разновидность «Сердце»; квадратные «Принцесса», «Радиант» и «Ашер»; «Изумруд»; «Маркиз» в форме лодочки; ступенчатая огранка «Триллион» и так далее, но самой совершенной является круглая с 57-ю гранями, которая так и называется - бриллиантовая традиционная. На первый взгляд, устроена она весьма просто - две гранёные пирамиды (верхняя - корона, нижняя - павильон), одна из которых (корона) усечённая, но простота эта кажущаяся. Размеры граней, углы между ними и другими элементами, соотношение самих элементов - всё базируется на точнейшем расчёте и многовековом опыте. Но результат, как говорится , налицо - бриллиант, особенно правильно огранённый, не спутаешь ни с чем. На рундисте (линии между короной и павильоном) каждого из аукционных камней нанесена лазерная гравировка, подтверждающая его аутентичность. Вот за такое чудо и будет вестись битва между крупнейшими аукционными домами Европы, Азии и обеих Америк. Сейчас трудно даже предположить, какой окажется финишная цена лотов. Конечно, входящие в их состав камни не так знамениты, как Куллинан или Орлов, или Кохинур или Великий Могол, но и рядовыми их назвать нельзя уж точно. Также не ясны до конца и причины, по которым Украина решила выставить на продажу порядка 40.4% своего запаса алмазов. По одной из версий, высказанной близкой к правительственным кругам влиятельной польской газетой Курьер Поранный (Kurier Poranny), средства будут направлены на создание инфраструктуры, необходимой для реализации программы "Страна в смартфоне", анонсированной некоторое время назад новым украинским президентом и предусматривающей полный отказ от традиционных форм управления государством, переведя их в виртуальную реальность. Не исключено, что средства (или их часть) предназначены для оплаты, начиная с 2020 года, закупок 200-250 млрд. кубометров североамериканского СПГ ежегодно, что автоматически делает Украину крупнейшим игроком на европейском (это как минимум) рынке энергоносителей, посылая тем самым мощный сигнал для тех, кто понимает. Иоганн Вайс
  5. "Где мы его упустили?"-мучительно думали родители Изи, слушая,как сын виртуозно играет на балалайке.
  6. Прекрасный текст бродит по сети, не мог не разместить: "...В качестве ответа Чемберлену пропагандистский сериал надо снимать про Фукусиму. По концентрации идиотизма на квадратный сантиметр эта история заметно превосходит чернобыльскую, а что до последствий, то они даже сегодня, спустя 8 лет после аварии, произошли ещё не все. Как известно, в 14:46 11 марта 2011 года в Японии произошло мощное землетрясение, за которым последовало цунами. Само землетрясение АЭС Фукусима-1 особо не повредило. Как и предусмотрено инструкцией, как только прозвучал сигнал сейсмической тревоги (или как оно у них там работает), станцию тут же заглушили. Но даже заглушенный ядерный реактор имеет свойство греться из-за распада продуктов деления урана. Поэтому его надо охлаждать. Насосы, которыми его охлаждают, питаются от самого реактора или от аварийных дизель-генераторов. Но умные японские и американские конструкторы не придумали ничего лучше, чем расположить эти самые генераторы в зоне затопления. И их, собственно, затопило. Станция осталась без электричества совсем (даже приборы на БЩУ не работали, так что дальше реактор колупали почти вслепую), и что самое главное - без охлаждения реактора. В реакторах этого типа (американские BWR) предусмотрена система, которая позволяет им некоторое время охлаждаться как бы по инерции - за счёт т.н. конденсатора режима изоляции. Проблема заключалась в том, что для работы этой системы должна быть открыта одна небольшая задвижечка, которая на блоке №1 оказалась почему-то закрыта. А открыть её можно только (сюрприз!) с помощью электромотора. А он работает от всё того же станционного электричества, которого нет. Безальтернативно завязать на электричество систему, которая должна обеспечивать охлаждение реактора на случай отключения электричества - это американцы, конечно, капитальные красавчики. Самое интересное, что добрые ниппонцы в принципе НЕ ЗНАЛИ о том, что у них реактор чуть-чуть плавится. Они-то думали, что всё ок, конденсатор режима изоляции работает и ближайшие часов 10 реактору ничего не грозит. Но тут в 18:18 (через четыре часа!) после аварии "самопроизвольно" (это цитата) восстановилась питание (?) части приборов станции, и операторы с удивлением увидели, что задвижечка-то закрыта. То есть, получалось, что реактор №1 уже 4 часа предоставлен тупо сам себе. Подогнали мобильные генераторы. Но оказалось, что они дают не то напряжение, которое нужно для запитки насосов системы охлаждения. Директор станции Есида предложил заливать воду в реактор с помощью пожарных машин, коих на станции было аж три. Но оказалось, что работники станции обращаться с пожарками не обучены, а штатные пожарники заявили, что там же, наверное, радиация, так что они не поедут, ибо их контрактом это не предусмотрено. Второй фейл: оказалось, что из сотрудников станции никто не знает, где расположена заветная дырка, через которую можно заливать воду из внешнего источника. Ну как-то вот не сподобились за 7 лет с момента введения в эксплуатацию систему ни разу учения соответствующие провести! Пока торговались с пожарниками и искали дырку, наступила полночь. Давление во внутреннем корпусе реактора достигло примерно 60 атмосфер. В результате даже когда нашли единственного (!) на станции человека, знающего расположение дырки, и как-то порешали с пожарными, оказалось, что закачать в систему воду насос пожарной машины не может, так как развивает меньшее давление, чем, то, что имелось в реакторе. Дело начинало пахнуть очень нехорошим. И вот только тогда (спустя 12 часов после начала веселья) директор станции Есида решил, что, видимо, надо бы сообщить правительству, что кое-что пошло не так. Пока он объяснялся с властями, давление в реакторе ВНЕЗАПНО упало без всяких действий со стороны персонала. В принципе сегодня понятно, что именно произошло: оставшаяся без охлаждения активная зона расплавилась и прожгла внутренний корпус, вывалившись во внешний. Но эта простая мысль никому в голову не пришла – а если кому поумнее и пришла, то он предпочёл сделать вид, что не понял. «Ура, давление упало, подавайте воду!» - приказал Есида. Но если внутренний корпус реактора может в принципе выдерживать до 80 атмосфер, то внешний – нет. Да он для этого и не предназначен, его задача – предотвращать утечки всякой радиоактивной гадости. Когда расплавленное вещество реактора (кориум), спёкшееся в раскалённую и страшно радиоактивную каплю, пробило дно внутреннего корпуса, во внешний корпус попал также весь пар из системы охлаждения, который был во внутреннем корпусе. Этот пар надул внешний корпус почти до предела (4 атмосфер из 5 предусмотренных). А тут ещё Есида и компания стали лить в реактор новую воду, которая, соприкасаясь с раскалённым реактором, моментально испарялась, увеличивая давление. Решили, что надо стравить пар из внутреннего корпуса, то есть, выпустить некоторое количество сильно радиоактивного водяного пара из реактора тупо в атмосферу. Начали было стравливать, но оказалось, что предназначенные для сброса давления клапаны открываются пневматической системой, которая приводится в действие… вы уже догадались? Правильно: с помощью электричества. Пока искали, как открыть клапаны давление внутри достигло 8 атмосфер. В 14:00 12 марта произвели сброс пара и снизили давление до безопасного уровня. Вода в реактор продолжала поступать. Казалось, что всё уже хорошо. И вот в этот самый момент прогремел взрыв. Сомнений в его природе быть не могло: это рванула гремучая смесь водорода с кислородом воздуха. Откуда водород? А прямиком из реактора, где разогретый до огромных температур водяной пар вступил в соответствующую реакцию с цирконием конструктивных элементов. По идее, такой водород, даже если бы и выделялся, должен был бы осесть во внешнем герметическом корпусе, заполненном инертным азотом. Однако корпус этот, вероятно, треснул из-за большого давления, и часть водорода просочилась в помещения станции, где и образовала гремучую смесь. Взрыв был не очень сильным, хотя и привёл к новой утечке радиации за пределы станции, а главное – разнёс к чёртовой матери всю мучительно созданную за прошедшие сутки импровизированную систему охлаждения. На самом деле это было нестрашно. Всё плохое, что могло произойти с реактором из-за потери охлаждения, уже произошло, причём ещё минувшей ночью. Тут бы директору Есиде вспомнить, что у него вообще-то есть ещё 5 энергоблоков, по крайней мере два из которых также стоят без охлаждения. Но вместо этого он с упорством маньяка продолжать восстанавливать систему охлаждения блока №1, отгоняя сотрудников блоков №2 и №3, пытавшихся обратить внимание начальства на то, что у них ситуация тоже не ау. На блоках №2 и №3 система аварийного охлаждения, которая не запустилась на блоке №1, заработала, и какое-то время ситуация там была почти нормальной. Но аварийная система на то и аварийная, что на долгую эксплуатацию не рассчитана. И к 12 марта она стала потихонечку (на блоке №3 чуть быстрее, на блоке №2 чуть медленнее) сдыхать. Тут бы Есиде спохватиться и бросить все силы на блоки №2 и №3, но вместо этого он продолжал «тушить» блок №1, где тушить было уже нечего… Короче, спохватились тогда, когда ситуация на блоке №3 стала такой же, как на блоке №1 сутками ранее – катастрофической. Ничтоже сумняшеся, Есида повторил с блоком №3 те же процедуры, что с блоком №1, и получил совершенно идентичный результат: расплавление активной зоны, разрушение внутреннего корпуса, выделение водорода в помещение реакторного цеха, взрыв. Блоку №2 повезло больше. Благополучно взорвав два блока, Есида догадался, что надо СНАЧАЛА стравливать пар из внешнего корпуса, а уже ПОТОМ заливать туда воду. В итоге реактор №2, конечно, расплавился, но хотя бы не взорвался. И на том спасибо. Вместо него взорвался реактор №4. Почему он рванул – до конца неясно: ситуация там была более ли менее, блок остановили и даже выгрузили топливо. Вероятно, рванул водород, который в блок натянуло системой вентиляции из блоков №1 и №3. Словосочетания «Проектное рассечение коммуникаций на случай аварии» японцы и американцы, строившие станцию, видимо, не слышали. В результате трёх взрывов уровень радиации на станции местами подскочил до освежающих 800 рентген в час при смертельной дозе 400 рентген (ну, не рентген, а БЭР, но к чёрту детали). В результате Есида объявил об эвакуации персонала, оставив лишь 50 ликвидаторов в основном из числа пожилых работников следить за работой насосов и время от времени стравливать лишнее давление из реакторов. В принципе, первая часть истории на этом заканчивается. Три из шести (№1, 2 и 3) реакторов Фукусимы-1 расплавились, три (№1, №3 и №4) взорвались. Активные зоны расплавившихся реакторов превратились в раскалённые капли, которые прожгли конструкции станции и благополучно ушли в почву. Там они находятся и по сей день, омываемые грунтовыми водами, которые в процессе сами становятся сильно радиоактивными. Сделать с ними ничего нельзя: от них «светят» тысячи рентген в час. По оценкам экологов, ежедневно с грунтовыми водами в Мировой океан до сих пор сливается 300-400 литров сильно радиоактивной водички. Приятный бонус: все помещения станции, расположенные ниже уровня реактора оказались залиты сильно радиоактивной водой, часть которой вскоре пришлось тупо слить в океан, потому что она мешала работать. Остальную, наиболее «грязную», в количестве 800 тысяч тонн закачали в специальные ёмкости, которые стоят на территории АЭС. Что с ними делать дальше – никто не знает. Рабочая версия: подождать лет 30, пока радиоактивность воды снизится из-за естественного закона радиоактивного распада, после чего, опять же, вылить её в море. И молиться, чтобы за это время в окрестностях Фукусимы не произошло ещё одного землетрясения, которое разрушит ёмкости. В целом процесс ликвидации последствий аварии планируют завершить к 2050 (!) году. Если сравнивать аварии в Фукусиме и в Чернобыле, то разница примерно такая: в Чернобыле всю грязь выбросило в воздух сразу, в Фукусиме же её истечение продолжается медленно и печально, растянувшись на десятилетия. А теперь самое вкусное. После аварии отселили 20-километровую зону вокруг станции. Но в мае 2011 года выяснилось, что достаточно высокие уровни радиации наблюдаются и далеко за пределами этой зоны, включая участки, удалённые от станции на 40 км. Обсуждался вариант отселить всех в пределах 40 км от станции, но это сочли слишком дорогостоящей процедурой. Вместо этого японское правительство… изменило санитарные правила, повысив предельную допустимую дозу облучения для гражданского населения в 20 раз. В итоге засранная радиацией зона оказалась ничего не засранной, а вполне себе чистой. Для понимания: посольство США рекомендовало своим гражданам, проживающим в Японии, не селиться ближе 80 (!) километров к АЭС Фукусима-1. Японцы отселены из 20-километровой зоны, из 30 километровой зоны можно отселяться «добровольно» (без компенсации от правительства, ага). Короче, японские бабы ещё нарожают, или как там положено говорить в таких случаях? Ещё интереснее с оценками числа пострадавших. К примеру, за всё это время в Японии зафиксировано всего около 20 случаев рака щитовидной железы, связанных с аварией (после Чернобыля таких случаев было 4000). Почему так мало? А потому, что японское правительство постановило: если человек получил меньше 100 рентген, то тот, если чем и заболел, то заболел не из-за Фукусимы и пусть не выдумывает. А 100 рентген это, между прочим, нижний порог острой лучевой болезни, т.е. реально ни разу не маленькая доза: на ЧАЭС ликвидаторов полагалось «списывать» после 25 рентген. Сами понимаете, это довольно удобный способ подсчёта числа пострадавших при аварии, жаль, что в СССР о таком не знали. Самое же интересное, что ни ВОЗ, ни ООН, ни прочие МАГАТЭ, уж не говоря о Гринписе, вся эта ситуация, включая постоянно просачивающуюся в море высокорадиоактивную жижу, ничуть не смущает, хотя следы цезия, стронция и прочих вкусняшек с Фукусимы время от времени находят в море у берегов даже Германии и Швеции, уж не говоря о всяких там китаях или дальних востоках. Но мировое сообщество снисходительно взирает на японцев, неспешно ковыряющих напильником то, что осталось от АЭС, которая вот уже 8 лет активно загаживает окружающую среду. Ну а что, ключевой союзник США в Тихоокеанском регионе, такому предъявлять – себе дороже" © ЮРИЙ ТКАЧЕВ, ФБ, 8 июня 2019 Источник: facebook.com.
  7. Сергей Гусаров, Анна Лушникова Кандидат на пост главы Консервативной партии Великобритании и премьер-министра страны Борис Джонсон заявил, что не считает нужным «выписывать чек» Брюсселю до достижения окончательной сделки по брекситу. Ранее согласованная сумма «отступных» составляет £39 млрд ($50 млрд). Как подчеркнул Джонсон, «деньги будут удержаны до тех пор, пока у Лондона не будет ясности относительно дальнейших шагов». Ранее президент США Дональд Трамп посоветовал Великобритании не платить ЕС эту сумму. Также американский лидер открыто поддержал кандидатуру Джонсона на пост главы тори. В Соединённом Королевстве расценили заявления Трампа как вмешательство во внутренние дела государства. Эксперты указывают, что Лондон может пойти на «жёсткий» брексит, а затем сближение с Соединёнными Штатами. Как отмечают аналитики, если Джонсон займёт кресло премьер-министра, такой сценарий вполне вероятен. Reuters © Toby Melville Кандидат на пост главы Консервативной партии Великобритании Борис Джонсон заявил, что пока не видит смысла выплачивать Евросоюзу £39 млрд ($50 млрд) «отступных» за брексит. Как рассказал экс-глава британского МИД в интервью газете The Sunday Times, друзьям и партнёрам Великобритании следует понимать, что «деньги будут удержаны до тех пор, пока у нас не будет большей ясности относительно дальнейших шагов». В Великобритании ужесточается борьба за пост премьер-министра. О намерении участвовать в выборах заявили уже 12 представителей... «Я всегда считал необычным, что мы должны согласиться выписать полный чек ещё до достижения окончательной сделки», — пояснил свою точку зрения Джонсон. Напомним, Борис Джонсон — один из ключевых кандидатов на пост главы Консервативной партии Великобритании. Политик, который выиграет внутрипартийные выборы, автоматически станет премьер-министром страны. Помимо Джонсона, на пост претендуют более десяти кандидатов, в том числе нынешний глава МИД Джереми Хант, министр окружающей среды, продовольствия и сельскохозяйственного развития Майкл Гоув и бывший министр по делам брексита Доминик Рааб. Лидерами гонки считают Джонсона и Гоува, однако итоги последних опросов показывают, что оба кандидата не пользуются доверием британцев. Согласно исследованию службы BMG Research, опубликованному в газете Independent, Гоуву не доверяют 55% респондентов, а Джонсону — 53%. Предполагается, что имя нового руководителя тори станет известно во второй половине июля. До этого момента обязанности премьер-министра будет исполнять Тереза Мэй, которая в мае анонсировала свою отставку. В пятницу, 7 июня, она сложила полномочия лидера консерваторов. Как полагает эксперт Международного института гуманитарно-политических исследований Владимир Брутер, Джонсона можно считать одним из фаворитов гонки, поскольку он предлагает сценарий брексита, который значительно отличается от плана Мэй. «Двигаться дальше в том направлении, в котором шла Мэй, — значит привести партию к полному политическому банкротству, рейтинг и так сейчас очень низкий. Партии нужно обрести хоть какую-то позицию», — сказал эксперт в беседе с RT. По мнению Брутера, Джонсон готов пойти на крайние меры — выход Великобритании из ЕС без сделки. Политолог указал, что Мэй изначально заняла проигрышную позицию. «Требовать голосовать за соглашение, прекрасно зная, что никто не проголосует, и при этом без соглашения не выходить — подставлять себя, страну, партию, политическую систему и избирателей», — считает эксперт. «Я бы на их месте не стал платить» Ранее президент США Дональд Трамп заявил, что Великобритании не следует платить ЕС «отступные» в рамках брексита. «Я бы на их месте не стал платить $50 млрд, — заявил американский лидер в интервью газете The Sunday Times. — Это огромная сумма». Вместе с тем Трамп посоветовал следующему премьеру Великобритании вывести страну из состава Евросоюза без сделки. «Если не получается добиться желаемой вами сделки, справедливой сделки, тогда уходите», — подчеркнул Трамп. Президент США Дональд Трамп в ближайшие три дня будет находиться с визитом в Великобритании по приглашению королевы Елизаветы II.... Глава Белого дома пообещал Лондону «феноменальную сделку», как только Великобритания покинет ЕС. Он назвал Соединённое Королевство «крупнейшим инвестором в американскую экономику и крупнейшим рынком экспорта для Европы». По словам Трампа, потенциал нового соглашения с Великобританией превышает текущие показатели торговых отношений в два-три раза. Кроме того, Трамп публично поддержал кандидатуру Джонсона на пост британского премьера. «Я знаю разных участников (претендентов на пост главы Консервативной партии и кресло премьер-министра. — RT). Однако я считаю, что Борис проделал бы очень хорошую работу. Думаю, он был бы великолепен», — сказал Трамп в интервью The Sun. Примечательно, что визит американского лидера в Лондон в начале июня сопровождался протестами. В демонстрациях приняли участие представители различных организаций и объединений, в том числе экологические активисты и антиглобалисты. Заявления главы Белого дома о том, как стоит поступать Лондону, многие британские политики расценили как попытку повлиять на внутренние дела государства. Лидер лейбористов Джереми Корбин назвал высказывания Трампа «неприемлемым вмешательством» в британскую демократию. Мэр Лондона и член Лейбористской партии Садик Хан придерживается того же мнения. По словам политика, президент США пытается «бессовестно вмешаться» в процесс избрания лидера консерваторов. Дональда Трампа также раскритиковал глава партии «Либеральные демократы» Винс Кейбл. Профессор кафедры европейских исследований факультета международных отношений СПбГУ Наталья Ерёмина отмечает, что Трамп — противник международных блоков и союзов, которые могут проводить совместную политику по отношению к США. По словам эксперта, именно поэтому американский лидер рассчитывает на ослабление единой Европы. «Он считал, что Британия — первая ласточка, а ЕС будет и в дальнейшем распадаться на отдельные блоки и государства. Таким образом, для США открываются новые перспективы и возможности для развития экономики и открытия европейского рынка», — говорит эксперт. Как подчёркивает Ерёмина, в Британии многие трактуют заявления Трампа как вмешательство. «И без него британцы уже показали, что они настроены евроскептично и не нуждаются в той или иной поддержке. Трамп бежит впереди паровоза, раздражая британцев», — заключила эксперт. «Джонсон точно такой же, только без деловой хватки» До 20 июля правящая Консервативная партия Великобритании должна выбрать нового лидера и премьер-министра страны. Наиболее вероятным... Во время визита президента США в Великобританию в СМИ появилась информация, что Борис Джонсон отказался провести встречу с Трампом. Политики ограничились телефонным разговором. Как полагают эксперты, Джонсон действует очень осторожно и именно поэтому отклонил предложение главы Белого дома. Такое мнение, в частности, высказал генеральный директор Центра политической информации Алексей Мухин. Он считает, что, если Джонсон станет премьером, он всё же выплатит «отступные», но сейчас ему выгодно утверждать обратное. «Среди британцев мнения по данному вопросу разделились. Но, судя по тому, какое заявление сделал Джонсон, большинство всё-таки за «жёсткий» выход, за то, чтобы не платить. Собственно, Борис Джонсон и уловил данный тренд, решил его капитализировать», — заключил эксперт. Трамп и Джонсон в определённой степени психологически очень близки, отметил доктор политических наук профессор МГУ Андрей Манойло. «Если у Джонсона всё сложится благополучно с его продвижением, если он придёт к власти, то с Трампом он очень быстро договорится. Вернее, Трамп с ним договорится, никаких столкновений не будет», — предположил эксперт в беседе с RT. Джонсон — наиболее удобная для США фигура на посту британского премьера, считает Манойло. «Трамп знает, каким образом воздействовать на Джонсона, чтобы он делал то, что ему скажут. По характеру он точно такой же, только без деловой хватки Трампа», — считает эксперт. Источник: russian.rt.com.
  8. В Молдавии стремительно развивается политический кризис: в республике появилось сразу два президента и два премьер-министра, каждый из которых оспаривает легитимность друг друга. Пока отстраненный от власти Игорь Додон выяснял отношения с олигархом Владимиром Плахотнюком, на авансцену молдавской политики вышли лидер блока ACUM Майя Санду и лидер социалистов Зинаида Гречаная. Конституционный суд Молдавии в очередной раз спутал карты молдавским политикам, признав коалиционное соглашение между президентской Партией социалистов и прозападным блоком ACUM недействительным. Кроме того, КС Молдавии объявил неконституционными указы президента Молдовы от 8 июня о назначении премьер-министра и создании нового правительства. В ответ на такое решение суда депутаты парламента Молдавии от президентской Соцпартии и блока ACUM во главе с Зинаидой Гречаной и Майей Санду приняли декларацию «О захваченном государстве», где говорится о том, что «государственные и правовые учреждения страны захвачены», они «задыхаются от коррупции, от тотального контроля над судебной системой, осуществляемого олигархами». Однако заявление парламентариев не повлияло на решение судей. Воскресным утром КС принял решение передать полномочия президента и.о. премьер-министра Павлу Филипу, обязав его распустить парламент – что он и сделал, назначив досрочные парламентские выборы на 6 сентября. В свою очередь отстраненный от власти президент Игорь Додон заявил, что Демпартия во главе с олигархом Владимиром Плахотнюком не собирается мирно передавать власть, поэтому он планирует обратиться к международному сообществу с просьбой о посредничестве в этом процессе, и призвал народ Молдавии к мирным протестам. Впрочем, Демпартия также обвиняет парламент в узурпации власти и попытке государственного переворота, после чего сторонники партии установили палатки у правительственных зданий, где проходят митинги. Кроме того, колонна митингующих во главе с Плахотнюком и Филипом направилась в сторону администрации президента с требованием отставки Додона. Также СМИ сообщают, что в сторону Кишинева движутся десятки автобусов с противниками Додона. По мнению спецпредставителя по развитию экономических отношений с Молдавией вице-премьера Дмитрия Козака, действия Плахотнюка и ориентированных на него политиков являются «откровенно криминальными». По его словам, требуется «радикальное оздоровление политической ситуации». Народ Молдавии желает ее «деоккупации» от криминального режима». Он подтвердил, что лидер Демпартии Молдавии Владимир Плахотнюк хотел тайно договориться с социалистами, чтобы те «поменяли внешнеполитический вектор с Запада на Восток». Это предложение было «категорически отвергнуто». Козак заявил, что события в Молдавии носят внутриполитический характер, однако Россия считает необходимым, чтобы внешнюю политику страны определяли силы, которые выражают волю народа. Российский вице-премьер также похвалил Партию социалистов и блок ACUM, которые смогли «преодолеть политические разногласия», отметив поддержку этой позиции ЕС и США. «В Молдавии уже давно не соблюдается законодательство, причем оно не соблюдается всеми. То, что произошло вчера у нас в парламенте – должно было произойти еще в марте, сразу после выборов. И это коалиционное соглашение между социалистами и ACUM было бы поддержано обществом», – заявил газете ВЗГЛЯД руководитель молдавского центра стратегического анализа и прогноза EST-VEST Сергей Назария. «Если отбросить политическую ангажированность и внимательно прочитать конституцию – вы увидите: если в течение 90 дней никаких соглашений не достигнуто, тогда президент обязан распустить парламент. Таким образом, юридически конституционный суд прав», – пояснил Назария. «Что касается политической составляющей – здесь также есть проблема, потому что Додона уличили в получении финансирования для своей партии из России, что позволяет его оппонентам обвинить его в госизмене и попытке организовать государственный переворот», – продолжил собеседник. «Я не удивлюсь, если к вечеру на Додона наденут наручники, потому что обвинения против него очень серьезные. Додон проиграл по всем параметрам. Тактическую победу одержал Плахотнюк, но и его в итоге посадят. А стратегически в этой ситуации выигрывают Майя Санду и унионисты», – предполагает Назария, назвав такую ситуацию угрозой для молдавской государственности. По его словам, «политика России на молдавском направлении дала трещину». «То, что Додона со всех сторон прессинговали пойти на сделку с ACUM – ошибка, которой воспользуются унионисты», – заключил Назария. В то же время директор Международного института новейших государств Алексей Мартынов считает, что интерес России в Молдавии заключается в стабилизации ситуации, что позволит избежать кровопролития, в котором заинтересован Плахотнюк. «Плахотнюк просто так не отдаст ни власть, ни деньги, ни свой статус. Тем более бежать ему некуда. У него есть своя частная армия в несколько тысяч хорошо подготовленных людей. Ему в той или иной форме подчинены силовые структуры. Я не сомневаюсь в том, что дело дойдет до горячего противостояния», – заявил Мартынов газете ВЗГЛЯД. «С другой стороны, Майе Санду и Зинаиде Гречаной, двум женщинам и антиподам в политике, удалось между собой договориться на платформе ненависти к Плахотнюку. И силами их политических объединений им фактически удалось собрать большинство в парламенте и начать работу. Но Плахотнюк сохраняет за собой контроль над конституционным судом, с помощью которого он творит грязные дела», – поясняет Мартынов. «Я считаю, что Майя Санду и Зинаида Гречаная должны выдержать экзамен демократией, вернуть в Молдавию всех оппонентов Плахотнюка безотносительно их политических позиций, включая Ренато Усатого, и отменить все те безобразия, которые творил Плахотнюк», – продолжил эксперт. При этом, по словам эксперта, от самого Игоря Додона в сложившейся ситуации мало что зависит. «Что сейчас будет делать сам Додон – непринципиально. Он превратился в элемент уходящего режима Плахотнюка, он его компромиссная и органичная часть. Потому неважно, что будет делать Додон», – считает собеседник. «Все зависит от тандема двух отважных женщин: если они смогут удержать власть в своих руках, если они смогут призвать под свои знамена подавляющее большинство граждан и представителей силовых структур – тогда, быть может, все и обойдется без большой крови», – резюмировал Мартынов. Источник: vz.ru.
  9. Дмитрий Егорченков - «Так звучит Первый закон хлама», — произнес он. – Хлам всегда вытесняет нехлам». (Филип К.Дик, «Мечтают ли андроиды об электроовцах?») Когда говорят, что в мировой политике «все из-за денег» — это почти правда. Деньги в данном случае являются проявленным эквивалентом распределения между участниками внешнеполитических отношений их долей в общем количестве благ и услуг, которыми располагает наша планета Земля. Или какой-то ее конкретный регион. Или даже страна. В прошлом для точного выяснения кому достанутся торговые пути, золотые и серебряные рудники или богатые аграрные территории участники конфликтов чаще вступали в открытые войны между собой — даже мировые, если конфликт интересов был патологически запущенным и неразрешимым. Однако ужасы XX в. и угроза всеобщего ядерного Холокоста заставили людей у власти задуматься над иными, менее очевидными и более эффективными стратегиями. Тем более современные войны – дело не только затратное в настоящем, но и очень накладное в будущем. Они сокращают производительные силы и убивают, иногда физически, потребление, т.е. фактический спрос. А именно формирование эффективного спроса, включая новые линейки товаров и услуг – позволяет глобальному бизнесу сегодня получать наиболее высокую доходность своих инвестиционных проектов. При этом нельзя забывать и важный постулат Маркса о том, что именно борьба за «прибавочную стоимость» составляет основной нерв конкуренции, в том числе и международной. Отсюда тезис – глобализация мира, которая происходит вне зависимости от нашего мнения о ней, не терпит большой, а значит непредсказуемой по своим результатам войны. В то же время игроки не в состоянии полностью отказаться от силовых инструментов в пользу «мягких», т.е. скрыто силовых. «Сегодня на мировых рынках господствуют транснациональные корпорации, главным образом американские. Благодаря своему преобладающему положению в мире богатые страны, прежде всего США, способны направлять рыночные силы таким образом, чтобы притягивать к себе в огромных масштабах иностранные активы и кадры высококвалифицированных специалистов. Подконтрольные им механизмы финансовой, биржевой, торговой политики действуют как мощный насос, перекачивающий финансовые и интеллектуальные ресурсы из других стран, в том числе развивающихся и отсталых, к самым богатым». Так сумбурно, но метко в начале 2000-х годов характеризовал положение дел в мировой системе М.Горбачев. Именно это понимание глобализации как объективного процесса вполне коррелирует с классическим ленинским определением империализма как «высшей стадии» развития глобальной капиталистической системы. В данном контексте глобализация — это агрессивный «новый империализм» («война без границ, являющаяся ответом на мир без границ»), логично появляющийся в условиях «плюралистической однополярнорсти». В ее рамках происходит сетевое разрастание наднациональных материальных интересов и связанных с ними отношений, а также активный выход на международную арену негосударственных игроков. Все это сопровождается практически принудительным внедрением в смысловое поле западного по происхождению глобалистского мировоззрения, в основу которого легли идеи о единстве и даже полном подобии обществ, составляющих современный мир, и фатальная неизбежность их однонаправленной эволюции в сторону полного слияния. В практическом плане такой подход проявил себя в концепции «экспорта демократии». Однако здесь необходимо вспомнить слова Фернана Броделя о том, что «капитализм торжествует лишь тогда, когда сам становится государством». В этом смысле вполне допустимым будет предположить, что вышедший за национальные рамки капитал, не способный существовать в полной виртуальности в силу материальной природы его владельцев, выбрал таким государством США. Именно поэтому американские политические элиты стали основным проводником идей «мира без границ», разрушения системы международного права как рудимента, а также проведения фактических «полицейских гуманитарных интервенций» против участников международных отношений, по разным причинам не готовых синхронизировать себя с генеральной линией «Града на холме». Современный американский глобализм, столь активно использующий самые разные, в т.ч. санкционные инструменты в своей realpolitik, является продуктом длительной интеллектуальной работы представителей западного социокультурного пространства и предназначен для финальной унификации мироустройства, приближения фукуямовского «конца истории» — в соответствии с представлениями и чаяниями совершенно конкретных элитарных групп. Их усилия сконцентрированы на ключевой цели — достижении полного доминирования собственной мир-интеллектуальной модели, в центре которой лежат геоэкономические интересы все более сужающейся общественной группы (от «золотого миллиарда» к «золотому миллиону»). «Поскольку добродетель справедливости зависит от определенных эмпирических условий, неясно, как может быть утвержден ее безусловный приоритет» — пишет один из ранних идеологов современного коммунитаризма М.Сандел. В другом месте, критикуя стандартную либеральную модель, он добавляет: «Для общества, вдохновленного идеей либерализма, проблема состоит не просто в том, что справедливость всегда будет тем, что еще предстоит достичь, а в том, что сам ориентир ошибочен. Действительно, американские элиты осознали, что достижение полного демократического равенства более не является самоцелью — ведь сама эта посылка была необходима только в условиях биполярного идеологического противостояния. В рамках любой из действующих сегодня парадигм – неолиберальной, коммунитарной, неоконсервативной, alt-right — для того чтобы обеспечить оптимальный для США сценарий необходимо всего лишь включить в свою орбиту как можно больше человеческих сообществ, подчинить их идеологически и экономически. В этой связи неудивительно, что несогласные страны, находящиеся на пути интересов глобалистов, целенаправленно ослабляются, подвергаются прямой или гибридной агрессии под тем или иным предлогом. «Для остального мира глобализация уже почти повсеместно оборачивается прогрессирующим отставанием. Простое подражание Западу не приносит модернизацию. Основной вывод: сегодня глобализация перестала быть синонимом модернизации! В русле «философии глобализма» элитам стран, даже самых отсталых, внушается иллюзия сопричастности и членства в мировом клубе олигархии, а народу внушается абсолютно ложное понимание гражданского общества, уничтожающее нацию как преемственно живущий организм с целями и ценностями национального бытия. Идеал глобалистов – не-сопричастность делам своего отечества, этакая суперлиберальная доктрина «гражданина мира». Все это парализует внутреннюю энергию, делит нацию на разные цивилизации, консервирует в целом отсталость общества, мешает ему идти вперед, включая собственные рычаги, собственный потенциал развития». Так емко характеризует ситуацию доктор исторических наук Наталья Нарочницкая. Соединенные Штаты, выступающие основной движущей силой глобализма, уже к середине XX в. смогли достичь определенных успехов в создании и продвижении правил и институтов регулирования мировой экономики, которые закрепляли американское финансовое могущество как основу геополитического господства. После разрушения СССР именно Вашингтон стал определять правила игры и выступать, своего рода, распорядителем членских билетов в элитный клуб успешных государств. К тому же, в рамках биполярного противостояния США взяли на себя единоличную роль «либерального светоча и распространителя свободы и демократии», выступая единственным мировым арбитром, определяющим их наличие либо отсутствие. Поступательно в сознание внедряется тезис: противостоять США – противостоять прогрессивным идеям всего человечества, а значит остаться на периферии мирового развития и превратиться в изгоев (термин которым давно и густо маркируют неугодные США политические режимы). Тем самым закрепляется модель повсеместной солидарности с позицией Вашингтона, а против тех, кто по разным причинам позволяет себе ослушаться (даже среди номинальных союзников), расширительно задействуется озвученный публично еще Дж.Буш-мл. лозунг: «Сейчас всем странам и всем регионам предстоит решить — либо вы с нами, либо на стороне террористов». В результате стало возможным сортировать политические режимы по критерию приверженности глобалистским ценностям, а фактически — по соответствию политике США и наличию серьезных противоречий с их курсом. А этот курс, как мы предполагаем, определяется интересами транснационального капитала. Неслучайно советник Президента России, академик РАН Сергей Глазьев рассматривает глобальную «гибридную войну» сквозь призму геополитики и современных подходов США к обеспечению одностороннего доминирования в мире. В своей статье «Как не проиграть в войне» он пишет: «До сих пор американцы всерьез убеждены в своем превосходстве над всеми остальными народами планеты, которое дает им право вершить суд над другими странами и их лидерами исходя из собственных критериев. Этот культ исключительности США служит основанием для американских властей наказывать любые другие народы, вплоть до физического истребления, в случае их нежелания подчиняться. Смысл подчинения определяется экономическими интересами американского капитала, прикрываемыми демагогией про права человека и демократические ценности» . Директор же Института проблем глобализации Михаил Делягин прямо подчеркивает геополитическую направленность ведущейся в мире глобальной «гибридной войны», которая, по его мнению, является эвфемизмом, используемым для прикрытия глобальной конкуренции: «Это борьба на уничтожение противника. На то, чтобы полностью ликвидировать самостоятельность его управляющей системы, чтобы взять ее под полный контроль и перевести данную страну, которая обычно в результате превращается просто в территорию, под свое управление». Для удержания лидерства американское руководство все чаще использует механизмы военно-политического давления (незаконные с точки зрения международного права санкции, превентивные военные акции и технологии «смены режимов»). Такие комплексы мероприятий реализовывались в отношении неугодных глобалистам государственных режимов в Югославии (С.Милошевич), Ираке (С.Хусейн), Ливии (М.Каддафи), на постсоветском пространстве («цветные революции» и приход к власти прозападных сил в Грузии (2003 г.), на Украине (2004 г. и недавний «Евромайдан»), Киргизии (2005 г.), события «арабской весны» на Ближнем Востоке). Предпринимались и предпринимаются регулярные попытки «раскачать ситуацию» в Белоруссии, Армении, России, Китае. «Вникните в причины всякой распущенности, и вы увидите, что она проистекает от безнаказанности преступлений, а не от слабости наказаний,» — писал великий Монтескье. В этом смысле пост-биполярные поколения западных политических элит становятся все более смелыми в достижении поставленных перед ними транснациональным капиталом целей. В итоге в современном мире осталось не так уж много государств, которые еще готовы жестко отстаивать собственный суверенитет и многовековые национальные традиции, противостоять глобализационному диктату. В докладе, посвящённому теме внешнего вмешательства во внутренние дела России и подготовленной комиссией по защите государственного суверенитета Совета Федерации во главе с А.Климовым, отмечено: «Выступая в июне 2017 г. в Петербурге перед участниками ПМЭФ, Президент РФ В.В. Путин подчеркнул: «В мире не так много стран, которые обладают суверенитетом. Россия очень дорожит тем, что мы этим суверенитетом обладаем». За десять лет до этого глава российского государства в рамках заседания Валдайского форума 2007 г. обратил внимание на то, что «суверенитет — это очень дорогая вещь, можно сказать, эксклюзивная в мире. Для России суверенитет – не политическая роскошь, не предмет гордости, а условие выживания в этом мире». Это своего рода роскошь XXI в. В глазах сторонников неоимпериалистической гегемонии такие государства идентифицируются как «чуждые» элементы системы, а любые попытки отстаивать суверенную позицию расцениваются не иначе как «бунт» и вызов новому порядку. Однако вопреки неверным представлениям о том, что эволюция международных отношений — это единственный заранее определенный вектор — мировые процессы движутся своим собственным уникальным способом. Так Российская Федерация вопреки желанию западных идеологов глобализма не распалась на части, смогла преодолеть негативные последствия 90-ых годов, сохранить суверенитет и национальное самосознание, вернуть себе статус великой державы, определяющей развитие системы международных отношений. Прогнозируемое выдвижение Китая на передовые позиции и возрастающий статус региональных форматов взаимодействия меняет политические расклады на международной арене. Значительной части мира наконец-то удается преодолеть комплекс неполноценности в отношении Запада. То, что мир XXI в. не будет «западным» констатировали и аналитики ЦРУ США. В вышедшем еще в конце 2012 г. докладе Национального разведывательного совета «Глобальные тенденции 2030: Альтернативные миры» отмечается «возрастание роли локальных идеологий». Однако одно дело признавать объективную реальность, другое – смириться с ней, отказаться от иллюзий доминирования Запада в мире и начать выстраивать конструктивные взаимоотношения с теми, кто успешно бросает вызов этим хищным устремлениям. США стремятся остаться на вершине глобальной иерархии, пытаясь защитить позиции базирующегося под его зонтиком капитала, которому эта защита в настоящий момент нужна больше, чем когда бы то ни было. На фоне утраты иллюзии безраздельного лидерства США самые разные страны, идущие в фарватере внешнеполитических подходов Вашингтона, предпринимают активные попытки противодействовать изменениям и любым способом пролонгировать выгодное им политическое статус-кво. И в этом смысле не имеющий ничего общего с классикой либерализма новый постмодернистский империализм лучше всего подходит для выполнения поставленной задачи. Появление новой философской основы для идеологии Запада не было случайным. Европейский политико-философский модерн обозначил свою высшую точку развития в идеях Гегеля, Маркса, Энгельса и Ленина. В 1960-е годы прошлого века интеллектуальная популярность социализма с основой на диалектическом материализме и принципах социального прогресса была очевидна и воспринималась западным управляющим классом как экзистенциальная угроза. Именно это вынудило американские и европейские политические элиты, а значит и современных им буржуазных философов начать поиск фундамента для альтернативной социальной трансформации за пределами модернистской парадигмы и с сохранением контроля за происходящими в западном обществе процессами. Этот рывок был осуществлён усилиями целого ряда мыслителей середины XX в. — Жака Дерриды, Мишеля Фуко, Луи Альтюссера, Жака Лакана и др. Выдающийся французский социолог Пьер Бурдьё замечал: «Ощущение того, что мы утратили традицию Просвещения, связано с тем, что всё восприятие мира перевернулось из-за господствующих сегодня неолиберальных взглядов. По-моему, неолиберальная революция — это революция «справа» в том смысле, в каком о консервативной революции говорили в Германии в тридцатые годы». Здесь очень четко видно смысловое родство неолиберализма и неоконсерватизма, как проявлений одного и того же процесса в разных сферах экономики и политики, которые смыкаются в смысловом поле. Не случайно чуть позднее Дениел Белл, Зигмунд Бауман, Юрген Хабермас уже описывают постмодернизм как смысловую основу неоконсерватизма, для которой характерны эстетическая эклектика вплоть до полной потери ориентира, фетишизация понятия свободы и потребления, а также другие очевидные черты «постиндустриального общества». Не отвлекаясь на частности скажем, что идеология постмодернизма не предполагала дальнейшего развития, она была рассчитана на жизнь «здесь и сейчас» без восходящего вектора в будущее, что, к слову, лежало в основе марксистско-ленинской теории. Собственно, многие основатели постмодернизма рассматривали его сразу как философию кризиса западного сознания. Однако такой подход достигал искомой цели – например, переводил социально-политическую и даже социально-экономическую протестность в мире и внутри самих западных стран в область психологии, культуры, этики. Постмодернисты еще добавили тезис, изложенный, например, Жаном-Франсуа Лиотаром о том, что современное общество устало от «метанарратива», т.е. «великих историй» — прогресса, просвещения, социальной справедливости (концепция «недоверия к метанарративам» стала одним из краеугольных камней философии постмодернизма). Однако уйти от метанарративного видения мира было не так-то просто. Данное обстоятельство производно от неустранимых, неизменных свойств человеческого мышления. При попытке осмыслить историю как целое в сознании человека неминуемо выстраивается именно нарратив – тип текста, в котором говорится об изменениях некоего объекта во времени, а эти изменения оформляются в целостную структуру с очевидной идеологической подосновой. Таким скрытым нарративом, который на самом деле предложил постмодернизм, стало появление так называемого «общего знаменателя», под который предполагалось подвести крайне сложный, неоднородный, разрозненный и противоречивый мир в целом. История сыграла с постмодернизмом дурную шутку – отрицая метанарративы, он со временем сам стал одним из них. В систему международных отношений постмодернизм начал проникать в 70-80-е гг. ХХ века. В данной плоскости эта система идей постулировала следующие основные мировоззренческие максимы: отрицание понятия истины; предельный прагматизм; эклетизм; анархо-демократизм. Кроме того, Жак Деррида говорил, что весь мир разрывается не между национализмом и его противоположностью, а между разными типами национализма. И речь здесь идет о том, на что именно те или иные национальные элиты (сегодня уже и наднациональные) готовы пойти ради удовлетворения идей собственного превосходства, включающего в себя и экономическое доминирование. Можно ли ради такой не вполне гуманистической цели провоцировать войны и хаос, можно ли свергать законные правительства, в результате чего целые регионы будут тонуть в огненном и кровавом пожаре? Как представляется, западные постмодернистские капиталисты с этим вполне определились. Несмотря на хаотичный базис, политический постмодернизм оказался достаточно успешным. Этому способствовало крушение прежней системы международных отношений и вовлечение в западную систему ценностей многих стран мира, включая бывших членов Восточного блока в Европе и на пространстве бывшего СССР. Кроме того, на постмодернистской идеологической основе был дан старт новой вехе в истории Европейского Союза – в 1992 г. был подписан Маастрихтский договор, который сформировал контуры современной ЕС и положил начало постепенному стиранию границ в регионе. Многие американские и европейские лидеры 1990-2000-х гг. в своей политике демонстрировали приверженность принципам постмодернизма. Например, политика США в этот период времени приобрела ярко выраженный мессианский характер, Вашингтон приступил к политике распространения «универсальных» пост-ценностей по всему миру, при этом инструменты осуществления этой политики не всегда были мирными. Внешняя политика западных стран в это время вообще опиралась на принципы постмодернизма: • в международных отношениях стало «нормой» несоблюдение действующего и общепринятого международного права (военные операции США и союзников в Югославии, Ираке, Ливии, Сирии и т.д.), то есть произошло отрицание норм, ранее считавшихся истиной; • в основу внешней политики был положен коммерческий интерес и экономические выгоды от совершения тех или иных действий; • значительно расширилось применение «двойных стандартов» в политической практике; • в рамках развития анархо-демократизма: за 20 лет произошло падение значения роли государственных акторов в международных отношениях: различные компании, группы интересов, кланы и т.д. приобрели все большее влияние. Однако эта система оказалась не такой жизнеспособной, как многие предполагали в 90-е гг. Постмодернизм после 2010 г. столкнулся с противодействием в базисе — проблемой возрождения национального экономического и не только самосознания в странах Европы и Северной Америки, «арабской весной» и попыткой передела ресурсов на Ближнем Востоке и т.д. По вопросу глобального кризиса международной политико-экономической системы Иммануил Валлерстайн отметил: «Современная миро-система как система историческая вступила в стадию завершающегося кризиса и вряд ли будет существовать через пятьдесят лет. Однако поскольку результаты кризиса не могут быть определены заранее, мы не знаем, станет ли пришедшая на смену новая система (или системы) лучше или хуже той, в которой мы живем ныне. Но что мы действительно знаем — это то, что переходный период будет грозным временем потрясений, поскольку цена перехода крайне высока, его перспективы предельно неясны, а потенциал воздействия небольших изменений на итоговый результат исключительно велик». В современном мире вероятность ядерной войны крайне низка, что вынуждает разрабатывать иные стратегии достижения победы. Механизм введения против неугодных стран, ее отдельных представителей и особенно элит односторонних принудительных мер (санкций) и других ограничений стал для последователей глобализма одним из инструментов невоенного противоборства. Стратегия ослабления и развала изнутри стара, как мир, и нередко доказывала ее адептам свою эффективность. ИсточникАнтимайдан
  10. ИноСМИ, Россия © Нана Яковенко Эксперты издания Economist открыто признают, что Брекзит уже перерос в политический кризис, - и рано или поздно этот кризис перейдёт еще и в конституционный. Беспощадная логика Брекзита превратилась в «конституционный динамит», готовый подорвать стабильность Соединенного Королевства, и шансов обезвредить этот «динамит» всё меньше. Британская Конституция - цель следующего удара 09.06.2019 Нана Яковенко Исторически так сложилось, что таким странам, как США, Франции и Германии необходимо законодательное регулирование, — разделить «черное» от «белого». Британцы же, как пишут аналитики в статье, опубликованной в очередном номере издания, гордятся своей некодифицированной конституцией. В Великобритании, прародительнице парламентаризма, демократия, мол, процветала более 300 лет. Страна и правда не подвергалась серьёзным политическим потрясениям, революциям или гражданским войнам, за одним исключением, — борьбы Ирландии за независимость. Политика Великобритании регулируется и формируется, как уверенно считают в самой Великобритании, «независимым парламентом», который опирается, дескать, на совершенствующиеся законы, конвенции и традиции. Сумев сохранить стабильность на протяжении столь длительного времени, страна, как считают британцы, продемонстрировала всем миру, что ее стиль правления выработан веками и стоит на прочном фундаменте разумной политической адаптации. Авторы статьи с горечью отмечают, что данная точка зрения сегодня уже не актуальна. Беспощадная логика Брекзита превратилась в «конституционный динамит», готовый подорвать стабильность Соединенного Королевства. А из-за не прекращающихся внутриполитических распрей проведение конституционной реформы становится практически неосуществимой задачей, и шансов обезвредить этот «динамит» всё меньше. Более того, эксперты опасаются, что британцы очень скоро могут вдруг обнаружить, что их конституция, которая, казалась такой надёжной и гибкой, на самом деле создаст условия дальнейшего усиления хаоса, и дополнительных угроз в отношениях с ЕС. 10 июня, через три дня после того, как Мэй уйдет с поста руководителя партии консерваторов, официально будет дан старт политической борьбе претендентов на эту должность. Некоторые из имеющихся фаворитов, включая Б.Джонсона (Boris Johnson), уже заявили о готовности инициировать «бракоразводный» процесс без сделки, если ЕС не согласится пойти на уступки, которые требует Великобритания. В данных обстоятельствах «жесткий» Брекзит произойдет уже 31 октября 2019 года. Таким образом, в случае избрания, как выражаются британские эксперты, «неподходящего» премьер-министра, 124 тысячи консерваторов полностью возьмут на себя ответственность за урегулирование вопроса, который уже расколол нацию. Economist пишет, что псевдонезависимый парламент Великобритании уже проголосовал против выхода страны из ЕС без сделки, основываясь на том, что «жесткий» Брекзит нанесет стране фатальный ущерб, поэтому, как считают наблюдатели, нет сомнений, что парламент будет еще неоднократно предпринимать попытки различных махинаций, направленных как на продвижение, так и на препятствование Брекзиту без какого-либо соглашения с ЕС. А Конституция Великобритании не дает четкого толкования, кто обладает приоритетом — исполнительная власть или Парламент. И совершенно неясно, как вообще можно выбирать между ними. Вся эта неопределенность наглядно демонстрирует, что конституция Великобритании представляет собой не что иное, как смесь противоречивых норм, рассредоточенных в бесчисленных законах, конвенциях и правилах. Народ Великобритании был неоднократно свидетелем того, как легко можно вносить изменения в Конституцию просто голосованием в парламенте или, как показала практика, основываясь лишь на решении спикера Палаты общин. Эксперты с горечью замечают, что, судя по всему, прошло то время, когда британские законодатели воздерживались от жонглирования законами и правилами, небезосновательно полагая, что это может подорвать демократические устои, что заставляло принимать решения крайне осмотрительно. Но вот в последние десятилетия, видимо, забыв про иллюзорность, кажущейся непоколебимой либеральной демократии, британские лидеры перестали быть осторожными. Не осознавая совершаемых ошибок, они запоем стали переписывать нормы, формирующие Конституцию. Economist напоминает, как при прежних премьер министрах, Т. Блэре и Д. Кэмероне Вестминстер передал властные полномочия собраниям в Шотландии, Уэльсе и Северной Ирландии, а также непосредственно народу, предоставив возможность проводить референдумы. Эти нововведения, безусловно, принимались во благо и, вероятно, шли в ногу со временем, но никто не задумывался об их последствиях для Конституции. Эта правовая неразбериха и привела к Брекзиту, когда в результате референдума британский народ одобрил выход страны из ЕС, при этом важнейшие системообразующие детали остались на потом. Решение запустило бракоразводный процесс Британии с Евросоюзом, при этом не была определена модель самого Брекзита. Более того, неясно, как в данной ситуации полагается действовать парламентариям: претворять решение референдума в жизнь или же выполнять свой долг — действовать в интересах своих избирателей. Другие страны всячески избегают подобной ошибки. Ирландия также проводит референдумы, но согласно ст. 46 конституции, всеобщее голосование проводится строго после того, как Законопроект прошел через Палату Представителей (верхняя палата парламента) со всеми поправками. Если бы Великобритания была столь же предусмотрительной в прошлом, многих проблем, с которыми она сталкивается сегодня, удалось бы избежать. Эксперты констатируют: Брекзит уже посеял семена будущего конституционного хаоса и даже угрожает целостности Соединенного Королевства. Так, на последних выборах в Европарламент со значительным перевесом выиграла шотландская национальная партия (ШНП). Более того, Шотландия проголосовала против выхода из ЕС на последнем референдуме, чем, со всей очевидностью, воспользуются лидеры ШНП, и, скорее всего, потребуют солидных отступных за лояльность Лондону. Не исключено, что получив расширенные полномочия, ШНП начнет всерьез агитировать за выход Шотландии из состава Великобритании. Как считают аналитики, разрушение союза, установленного между государствами Соединенного Королевства, обернется настоящим кошмаром для страны как минимум потому, что ее конституция даже гипотетически не предусматривает такой вероятности. Проведение второго шотландского референдума может лишь усугубить ситуацию — как известно Б.Джонсон не пользуется популярностью на севере страны. Т.Мэй, в свою очередь, удалось уговорить руководство ШНП дождаться разрешения ситуации с Брекзитом. Однако остается под вопросом, сможет ли Б.Джонсон в качестве премьер-министра каким-либо образом воспрепятствовать решительным действиям шотландцев, в особенности, если в самой Великобритании состоится повторный референдум. Сама вероятность выхода Великобритании из состава ЕС оказывает негативный эффект на конституцию. Так, положения Хартии Европейского Союза об основных правах, юридически закрепляющие правовой статус европейских граждан, больше не будут иметь законную силу в британских судах. Некоторые потенциальные лидеры тори, например Д.Рааб (Dominic Raab), хотят добиться пересмотра норм внутреннего законодательства, в целях обеспечения прав граждан ЕС на территории Великобритании после Брекзита. Даная мера может вызвать негодование британских судов, но не более. Британским избирателям, обеспокоенным перспективой распространения юрисдикции европейских судей, впору всерьез задуматься. Очередная порция необдуманных конституционных нововведений уже на подходе. Как считают эксперты, наибольшую тревогу вызывает то обстоятельство, что ветхая и легко корректируемая британская Конституция чрезвычайно уязвима в руках выросшего за эти три долгих года под Брекзитом числа радикальных политиков в парламенте. Крайне «левые» Д.Корбин и его соратники даже не скрывают амбициозных намерений совершить революцию, и по мнению наблюдателей, было бы наивно полагать, что они займутся исключительно вопросами экономики и государственных расходов, и оставят законодательство без изменений. Лейбористское правительство Д.Корбина, или же, консервативное правительство возглавляемое популистом-консерватором, ограничены лишь количеством мест в парламенте. Стоит заметить, что лейбористы уже выступили с инициативой созыва Конституционного собрания. Economist с тревожным пессимизмом заключает: создаётся впечатление, что британцы, кажется, беспечно пребывают в неведении по поводу предстоящего испытания. Возможно, они верят, что их образ жизни является воплощением стабильности? Все это вполне может оказаться правдой, а бесконечно гибкая конституция позволит достичь компромисса и преодолеть Брекзит. Однако более реальным представляется то, что на этом пути британцы еще раз успеют заявить, что их окружают сплошные обманщики и предатели. Процесс выхода Великобритании из ЕС уже давно перерос во внутриполитический кризис, теперь, похоже, он станет еще и конституционным — Великобритания к этому абсолютно не готова. Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ
  11. Wired Magazine, США © РИА Новости, Наталья Селиверстова | Перейти в фотобанк Мы являемся свидетелями того, как отдельные государства создают внутренний интернет, который можно по желанию изолировать от мировой паутины. Иран уже практически создал «домашний интернет», аналогично обстоит ситуация и в России, а в Китае интернет-цензура существует очень давно. Автор опасается, что по этому пути пойдут и другие страны. Каков же самый страшный вариант развития событий? Wired (США): Россия и Иран планируют полностью изолировать свой интернет 09.06.2019 Джастин Шерман (Justin Sherman) В течение многих лет в разных странах в расплывчатых терминах идут разговоры о создании внутреннего интернета, который можно по желанию изолировать от мировой паутины. Сегодня мы являемся свидетелями того, как отдельные государства уже начинают реализовывать эту концепцию. В прошлом месяце Иран объявил о том, что его «национальная информационная сеть» — по сути, домашний интернет — уже на 80% готова. Ранее в этом году Россия начала реализацию важной инициативы, направленной на создание внутреннего российского интернета, а делается это, предположительно, для того, чтобы защитить страну от киберугроз, хотя можно предположить, что свою роль в этой истории играет также желание Кремля контролировать потоки информации внутри своих границ. Россия и Иран являются инициаторами проведения на новом уровне фрагментации интернета, и при этом они не только создают угрозу для глобальной сетевой архитектуры (кабели, серверы) или работают над тем, чтобы предоставить государству больший контроль над информационными потоками и усилить давление на свободу; их действия также вдохновляют других пойти тем же путем и создать геополитические препятствия, значение которых выходит далеко за рамки границ этих двух государств. Давайте посмотрим на другую страну, усилившую контроль над своим интернетом. Китай уже давно является золотым стандартом в том, что касается цензуры в интернете. Речь идет о проекте «Золотой щит» (Golden Shield Project, китайский файрвол прим.ред.), который первоначально был задуман как база данных для осуществления наблюдения с целью усиления полицейского контроля, а сегодня он является частью сложного механизма фильтрации интернет-контента (Great Firewall). Правительство фильтрует поступающую в страну информацию, а также контролирует направляемые запросы, использую такие способы как глубокая инспекция пакетов (deep packet inspection, DPI) и создание черных списков IP-адресов. Многие полагали, что подобного рода расщепление интернета, при котором различные виды контента предназначаются для различных стран, является самым страшным вариантом развития событий. В передовой статье газеты New York Times говорилось о резко отличающихся друг от друга сферах интернета в Европе, Китае и Соединенных Штатах. Эрик Шмидт (Eric Schmidt) из компании Google говорил о раздвоении, о бифуркации между китайским и некитайским интернетом (последним руководят Соединенные Штаты). На самом деле, масштабы, технологическое оснащение и экономическое влияние цензуры интернета в Китае является беспрецедентным. И оно, это влияние, распространяется далеко за пределы китайских границ, поскольку Пекин хочет переписать также глобальные правила интернета. Но, несмотря на весь существующий шум, «фрагментация» интернета в данном случае представляет собой поверхностную проблему — да, осуществляется изменение потоков информации на вершине архитектуры интернета, однако не происходит изменений в самой его архитектуре. Китай по-прежнему зависит от особенностей доменной системы имен для управления своим веб-трафиком. Правительству этой страны еще только предстоит окончательно перерезать все каналы или отключить все точки маршрутизации. Фрагментация происходит на поверхностном уровне сети, а не на ее более глубоких уровнях. В действительности, фильтрация информации, а не перекрытие ее потока позволяет Пекину проводить тонкую балансировку контентного контроля с экономическими выгодами, связанными с открытостью интернета. Однако Россия и Иран преследуют совершенно другие цели — они намерены провести фрагментацию интернета на более глубоком уровне. Такого рода изменения будет уже сложнее отменить, и они являются более привлекательными для тех стран, которые хотят установить строгий контроль над информацией. Когда Владимир Путин в начале мая подписал законопроект о создании внутреннего российского интернета, то оказалось, что он включает в себя не только расширенный правительственный контроль над точками обмена интернет-трафиком (IXPs), направляющими глобальный входящий и исходящий трафик, но и такие меры как создание национальной системы доменных имен, которая будет находиться под контролем Роскомнадзора, российского регулятора интернета. Этот закон направлен на создание совершенного нового уровня российского кибер-суверенитета. Поскольку Рунет будет функционировать независимо от глобальной сети, то предполагается наличие возможности физической перерезки кабелей, перемещение их в другое место или изменение протоколов маршрутизации в интернете для ограничения трафика, идущего в страну и из нее. Тем временем Иран уже на 80% завершил создание своей так называемой национальной информационной сети. Тегеран, как и Москва, надеется сократить зависимость страны от глобальных сетей с помощью создания такого альтернативного варианта, которым можно будет управлять внутри Ирана. Цензура уже распространена в иранском интернете, а еще к ней следует добавить такие меры как удвоение цены за доступ к иностранным новостным сайтам, что делается для того, чтобы граждане более активно посещали местные сети, и подобного рода стимулы будут еще сильней, если изоляция усилится. Как и в России, утверждения относительно желания лучше защитить Иран от угроз, связанных с иностранными кибератаками, также приводятся в этой стране в качестве оправдания. Некоторые наблюдатели считают, что и санкции сыграли свою роль. Решение России и Ирана создать изолированный внутренний интернет представляет собой новую форму фрагментации интернета, и она может в большей степени относиться к физической стороне дела, чем это было раньше. Сегодня жители стран, где существует цензура интернета, часто имеют возможность использовать виртуальные частные сети (virtual private networks) и другие инструменты для обхода существующих фильтров, однако это станет невозможным, если их внутренний интернет будет отрезан от глобального интернета. Кроме того, подобные меры лишь усилят глобальное наступление на свободу интернета и позволят авторитарным режимам консолидировать свою власть. Однако будут еще и значительные геополитические последствия, выходящие далеко за национальные границы России или Ирана. Так, например, подобные меры могут оказать влияние на те страны, которые хотят установить свой контроль над интернетом внутри своих границ. Наше исследование состояния глобального управления интернетом, опубликованное на веб-сайте New America, показывает, что 50-и странам — мы называем их Определяющей цифровой группой (Digital Deciders) — еще только предстоит однозначно выступить в поддержку «глобальной и открытой», или «суверенной и контролируемой» модели интернета. Поскольку решения по управлению интернетом все больше формулируются на национальном уровне, а не в международных организациях, то решение этих стран может повлиять на глобальный интернет в том виде, в каком он сегодня существует. Те правительства, которые хотят иметь больший контроль над своими гражданами в интернете — например, за счет ограничения эффективности средств обхода цензуры, — возможно, захотят пойти по пути более глубокой фрагментации интернета. Само по себе изменение архитектуры интернета (хотя это более сложная задача) может предоставить значительно более основательный контроль над ним, чем просто введение инструментов фильтрования контента. Вместе с тем, правительства, пытающиеся лучше защитить свои страны от киберугроз, могут также найти свои причины для того, чтобы пойти по тому пути глубокой фрагментации интернета, по которому уже пошли Россия и Иран. Они могут ограничить связь с глобальной сетью под предлогом борьбы с иностранными кибератаками, и такой вариант, вероятно, является привлекательной опцией для многих влиятельных политиков по всему миру. Подобные шаги, возможно, приведут к тому, что некоторые страны захотят расширить свои возможности для манипулирования интернет-протоколами, в том числе Протоколом пограничной маршрутизации (Border Gateway Protocol), через которые проходит глобальный интернет-трафик. Если какая-то страна в большой степени или полностью отключена от глобальной сети, то в таком случае, как говорят, уменьшаются опасения по поводу сопутствующего воздействия манипулирования трафиком. Это может также ограничить возможности использования манипуляций с интернет-протоколами против правонарушителей, хотя централизации контроля интернета способна привести к образованию других уязвимостей в этих странах. Примеры России и Ирана свидетельствуют о том, что та фрагментация интернета, которую мы наблюдаем сегодня, не идет ни в какое сравнение с тем, что нас ожидает в ближайшее время. Возможно также появление значительных технических вызовов, способных помешать подобным усилиям, однако такие действия будут иметь масштабные последствия. Для тех стран, которые пытаются найти баланс между экономической выгодой использования интернета и регулированием онлайновых информационных потоков, китайская модель фильтрования на вершине сети, судя по всему, продолжает оставаться лучшим подходом. Однако для тех стран, которые, на самом деле, хотят серьезно ограничить информацию или защитить себя от угроз иностранных кибератак, более эффективным решением могут стать менее обратимые формы в области фрагментации интернета. Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ. Оригинал публикации: Russia and Iran plan to fundamentally isolate the internet Justin Sherman
  12. CNN, США © РИА Новости, Рамиль Ситдиков | Перейти в фотобанк Прошлое не является прошлым для России. Длинная тень Второй мировой войны еще нависает над ее внешней политикой, считает автор, комментируя отсутствие Владимира Путина на 75-й годовщине Дня «Д» в Нормандии. Удивительным образом автор приходит к выводу, что претендовать на моральное превосходство в делах России позволяют именно жертвы Второй мировой войны, ставшие «мегафоном Кремля». CNN (США): Россия во Второй мировой войне потеряла больше людей, чем любая другая страна Острые углы истории Но почему тогда Путина не пригласили на юбилей высадки союзного десанта в Нормандии? 09.06.2019 Натан Ходж (Nathan Hodge) Санкт-Петербург, Россия — Среди мировых лидеров, присоединившихся к королеве Елизавете II и к другим главам государств на торжественных мероприятиях по случаю 75-ой годовщины высадки десанта союзников в Нормандии, отсутствие одного из их коллег было особенно заметным — речь идет о российском президенте Владимире Путине. На первый взгляд, в этом есть свой смысл — Советский Союз не принимал участие в Операции «Оверлорд», в масштабной высадке десанта, положившей начало освобождению западной Европы в ходе Второй мировой войны. Однако раньше Путин присутствовал на этом мероприятии. В 2014 году он принял участие в торжествах по случаю 70-й годовщины нормандской десантной операции союзных войск, проведенной в 1944-м году. Когда в четверг на этой неделе ему задали вопрос о том, почему его не пригласили, Путин не согласился с тем, что таким образом его умышленно попытались оскорбить. «Но по поводу приглашения или неприглашения: мы тоже не всех приглашаем, не на каждое мероприятие, — сказал Путин. — Почему меня обязательно должны приглашать? Я что, свадебный генерал что ли? У меня своих дел хватает. Это вообще не проблема». Однако Путин использовал этот вопрос, чтобы привлечь внимание к давно существующей в России озабоченности, связанной с тем, что на Западе каким-то образом не обращают должного внимания на огромные людские потери Советского Союза во время Второй мировой войны. «Что касается открытия Второго фронта, обращаю ваше внимание на то, что это именно Второй фронт, — сказал Путин, имею в виду Нормандскую операцию. — Первый был у нас. Если вы посчитаете количество дивизий, численный состав вермахта (немецкой армии), который сражался с советскими войсками на Восточном фронте, и количество военнослужащих и техники, которые на Западном фронте потом сражались с 1944 года, то все будет ясно в ту же секунду». Кончина коммунизма Война на Восточном фронте, которая в России называется Великая Отечественная война, потребовала ужасных жертв — в ходе войны погибли 25 миллионов солдат и мирных жителей, это больше, чем потери любой другой страны в той войне. Война против нацистской Германии, с точки зрения России, окончательно была завершена после взятия Берлина Красной Армией в 1945 году. Это чувствительный предмет для России. Почитание погибших на войне людей возведено в России до статуса, близкого к светской религии, особенно после развала Советского Союза и гибели коммунизма как руководящей идеологии. Однако прошлое не является прошлым для России. Длинная тень Второй мировой войны все еще нависает над российской внешней политикой. В своих комментариях накануне юбилея Операции «Оверлорд» официальный представитель российского Министерства иностранных дел Мария Захарова выступила с критикой по поводу этой церемонии. «…высадка десанта в Нормандии не оказала принципиального влияния на исход Второй мировой и Великой Отечественной войны, — подчеркнула она. — Он уже был предопределен в результате побед Красной Армии, прежде всего под Сталинградом, Курском. На протяжении трех лет Великобритания, а затем Соединенные Штаты всячески затягивали решение о «Втором фронте». Слова Захаровой сразу же вызвали осуждение. «СССР вынес на своих плечах основной груз борьбы, плюс он потерял 20 миллионов людей, — написал на своей странице в Twitter бывший американский посол (и бывший официальный представитель Госдепартамента) Николас Бернс (Nicholas Burns). — Это был ключевой союзник. Соединенные Штаты предоставили Красной Армии значительное количество самолетов, танков плюс боеприпасы. Но для Москвы просто неправильно не учитывать героизм наших солдат в ходе десантной операции в Нормандии, поскольку это был поворотный пункт в войне на Западе». Во время своей работы в Госдепартаменте посол Николас Бернс никогда не пытался приуменьшить советский вклад в победу над нацистской Германией. Стивен Пайфер (Steven Pifer), бывший посол США на Украине, высказался более резко. «Давайте поразмышляем. Почему Путина не пригласили на торжества по поводу операции «Оверлорд»?— написал он в Twitter — Вот причины: (а) Красная Армия не участвовала в Нормандской операции; (б) Россия сегодня ведет войну низкой интенсивности против своего соседа, и она совершила самый большой захват территории в Европе после окончания Второй мировой войны; и я согласен (в) с обоими приведенными выше пунктами». Ответ Стивену Пайферу «Инфантильные так называемые лидеры Запада исключили Россию из торжеств по случаю юбилея Нормандской операции и переписывают историю, чтобы поддержать антироссийский нарратив? Ниже опускаться ниже уже некуда». Rachel Pirani@Liberty5380 Пайфер ссылается здесь на аннексию Россией Крыма в 2014 году, и этот шаг западные лидеры считают опасным отходом от того порядка в Европе, который установился после 1945 года, тогда как некоторые люди считают, что эти действия имеют исторические параллели в виде аннексии Гитлером Судетской области в 1938 года, послужившей прелюдией для Второй мировой войны. Все эти события могут показаться древней историей, однако Россия занимается ее повторением. Захарова уделила значительное количество времени в ходе своего брифинга осуждению «Мюнхенского предательства» — заключенного в 1938 году соглашения уступке Судетов Германии. Упоминание о листке бумаги, которым британский премьер-министр Невилл Чемберлен размахивал после возвращения из Мюнхена, представляет собой удобный контраргумент — он позволяет России обойти неприятную тему по поводу пакта о ненападении между Гитлером и Сталиным, открывшем путь для немецкого вторжения в Польшу в 1939 году и советского вторжения несколькими неделями позже. Короче говоря, память и огромные жертвы Второй мировой войны позволяют России и сегодня претендовать на моральное превосходство в современных делах. В своем комментарии по поводу юбилея Операции «Оверлорд» Путин сказал о «героизации нацизма» на Украине и в государствах Балтии — это известный российский прием, и он по-прежнему используется, несмотря на тот факт, что на Украине, к примеру, только что был избран президент, еврей по национальности. Для Кремля страдания Советов во время Второй мировой войны — это мегафон, заглушающий все остальные аргументы. Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ. Оригинал публикации: Russia lost the most lives during WW2. So why wasn't Putin invited to D-Day event?
×