Jump to content

tukutis

Пользователи
  • Content Count

    20,799
  • Joined

  • Last visited

About tukutis

  • Rank
    Персона
  • Birthday 04/20/1956

Информация

  • Пол
    Мужчина
  • Проживает
    соломоновы острова

Recent Profile Visitors

56,672 profile views
  1. Le Monde, Франция © РИА Новости, Сергей Гунеев | Перейти в фотобанк Анализируя стратегию Москвы в ближнем зарубежье, обозреватель "Монд" приходит к выводу, что бессильная или как минимум выжидательная позиция России по кризисам в Белоруссии, Нагорном Карабахе и Киргизии говорит об относительном спаде ее влияния и озабоченности внутренней стабильностью. Le Monde (Франция): Путина теснят в ближнем зарубежье 27.10.2020 Бенуа Виткин (Benoît Vitkine) Достаточно взглянуть на список членов Евразийского экономического союза, столь важного для Владимира Путин регионального объединения, чье название не отменяет мощного политического подтекста. Три из пяти государств (Белорусия, Киргизия, Армения) столкнулись с серьезной политической нестабильностью или даже войной (в последнем случае). Два других члена — это Россия и Казахстан. Россию окружает хаос в «ближнем зарубежье». Именно так в Москве называют отделившиеся в 1991 году остатки империи. Кроме того, это определение предполагает два момента: в этой сфере влияния концепция неизменно продвигаемого Россией суверенитета применима ограниченным образом, а беспорядок допускается только в том случае, если он соответствует российским интересам. Во всех трех вышеупомянутых вопросах видимое бессилие Кремля вызывает удивление. И раздражение: Владимир Путин требует себе место за столом великих держав, но ему бросают вызов в его собственной вотчине, хотя ни один из кризисов открыто не направлен против России. Неустойчивое региональное равновесие В Белоруссии народ оспаривает легитимность диктатора Александра Лукашенко. В Киргизии нарушения на парламентских выборах создали условия для противостояния кланов, которые выделяются как оппортунизмом, так и географической принадлежностью (север против юга). В Нагорном Карабахе пробудился старый территориальный конфликт, в котором Армения сошлась с Азербайджаном. Как ни парадоксально, все это не подталкивает Россию к вмешательству. Ее колебания контрастируют с решительностью, которую она проявила при прямой угрозе для ее влияния, как было на Украине, в Грузии и Молдавии. За исключением Белоруссии Москва даже не может вести любимую игру, то есть винить Запад в создании беспорядков. Хрупкость ее положения связана с неустойчивым региональным равновесием, нарушение которого может оказаться очень опасным. В Нагорном Карабахе Армения, ее теоретический союзник по ОДКБ, вовсе не обязательно является ее фаворитом. «Либеральные» перемены в стране раздражают Кремль, пишет политолог Александр Баунов в статье для Центра Карнеги. При этом Россия благодарна экономически сильной азербайджанской диктатуре за то, что та воздерживается от антироссийской риторики, несмотря на открытость Западу. В Белоруссии слишком явная поддержка Лукашенко может настроить против Москвы население, которое сейчас не испытывает к ней враждебных чувств. Судя по всему, в России осознали допущенные на Украине ошибки, но так и не нашли новый подход. В Киргизии Россия поддерживала избранного в 2017 году президента Сооронбая Жээнбекова, но не смогла спасти его от уличных протестов и освобожденного из тюрьмы соперника Садыра Жапарова, который заполучил большую часть власти. Редкий случай: российская дипломатия была вынуждена признать ситуацию «хаотической». «Москва умеет использовать силу, угрозы и экономическое оружие, но ничто из этого не работает в таких сложных ситуациях, — считает специалист по постсоветскому пространству Аркадий Дубнов. — Кроме того, к самой России нет достаточного доверия, раз отправной точкой кризисов стали нарушения на выборах. Она также не привыкла и не умеет прислушиваться к улице, говорить с людьми, которые не стоят у власти». Осторожная политика Бессилие или, во всяком случае, выжидательная позиция России говорят также об относительном спаде ее влияния. Азербайджанское наступление в Нагорном Карабахе при поддержке Анкары свидетельствует о возвращении Турции на Южный Кавказ. В Белоруссии движение не направлено против России, но демонстранты больше смотрят на Запад, когда требуют демократии и правового государства. В Киргизии Китай держится в стороне, но экономическое влияние (Пекину принадлежит половина национального долга) делает его ключевым игроком. Отставной дипломат Владимир Фролов также рассматривает сдержанность России как результат изменения ее стратегии в ближнем зарубежье. «Нам теперь очень не хочется идти на риск, что в свою очередь сформировало терпимость к нестабильности, — отмечает он. — Россия обеспокоена в первую очередь тем, что может вызвать нестабильность на своей территории, и не хочет оказаться втянутой в конфликты, где ее интересы невелики и существует значительный риск угодить в ловушку или потерять лицо. Мы усвоили украинские и сирийские уроки». В любом случае, такая осторожная и даже «изоляционистская» политика тоже связана с рисками. Бездействие может оказаться столь же опасным, как и действие. В карабахском вопрос через слово России открыто переступают. 9 октября Москва вызвала министров иностранных дел Армении и Азербайджана и заставила их подписать перемирие (одно из многих), которое сразу же было нарушено. Кроме того, предоставленный Турции карт-бланш вылился в появление у ее дверей привезенных из Сирии исламистских боевиков, то есть, с российской точки зрения, вооруженных террористов. Рост числа протестов с требованием демократии тоже становится угрозой. Демонстранты из Минска уже выразили поддержку отравленному российскому оппозиционеру Алексею Навальному, а протестующие из Хабаровска перемигиваются с белорусами. «Новое поколение заявляет о себе, — делает вывод Аркадий Дубнов. — Демонстранты из соседних столиц и те, кто гибнет по обе стороны фронта в Карабахе, представляют поколение, которое иначе смотрит на Москву». Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ. Оригинал публикации: Vladimir Poutine bousculé dans son " étranger proche "
  2. Американцы ожидают волнений до нового года, если не затяжной гражданской войны с непонятным исходом О слове «выживальщик», вошедшем в обиход граждан США, я узнал лишь на днях. Мне позвонили знакомые американцы из Калифорнии и сообщили, что они наконец-то закончили подготовку к выборам, которые должны состояться 3 ноября. Их друзья и соседи тоже заканчивают подготовку. Я сначала не понял, о чём речь, но мои собеседники разъяснили. Это первые в их жизни выборы, когда им пришлось стать теми, кого называют prepper или survivalist. По-русски – выживальщик. А подготовка выживальщиков к выборам заключается в том, что они капитально укрепляют ограждения дома и участка, закупают продовольствия на год и пополняют запасы патронов (оружие у них было запасено ещё раньше). Мои знакомые выживальщики ожидают волнений до нового года, если не затяжной гражданской войны с непонятным исходом. О том, что в Америке атмосфера сейчас накалённая, я знал и раньше, но то, что американцы серьёзно готовятся к гражданской войне, я в полной мере прочувствовал только в этом разговоре. У меня нет в Америке знакомых среди тех, кто находится по другую сторону баррикад – поднявших флаг расизма наоборот (black lives matter), но думаю, там тоже готовятся к выборам и войне. Оказывается, выживальщики в Америке – явление не новое. В американской литературе давно используется термин survivalism от английского survival (выживание). Словари определяют survivalism как субкультуру людей, которые готовятся к таким чрезвычайным ситуациям, как стихийные природные бедствия, техногенные катастрофы, серьёзные нарушения в инфраструктуре (отключение электричества, прекращение поступления газа), гражданские войны и военные интервенции, термоядерная война. Есть и экзотические варианты: например, подготовка к высадке на Земле инопланетян или к Апокалипсису и Судному дню. Считается, что survivalism как идеологию занесли в Америку мормоны; члены этой секты в США должны иметь запас продовольствия на три месяца и периодически его обновлять. Говорят, что термины survivalism, survivalist, prepper вошли в обиход американцев в 70-е годы ХХ века. В разгар энергетического кризиса 1973 года Говард Рафф (Howard J. Ruff) написал и опубликовал книгу «Голод и выживание в Америке». В 1975 году Курт Саксон (Kurt Saxon) начал издавать ежемесячный бюллетень The Survivor. Вокруг Курта Саксона стали собираться его сторонники, начало формироваться движение выживальщиков. До недавнего времени движение было маргинальным, на его участников смотрели как на чудаков или психически нездоровых. О каком выживании может идти речь в Америке – этом сияющем граде на холме, оплоте стабильности и примере для подражания? В Америку стремились выживальщики других стран, где бушевали гражданские войны, царили голод и нищета. Только в 2000-2010 гг. в США приехали около 14 млн иммигрантов, а общее число иммигрантов в 2010 году оценивалось в 40 млн человек Отношение к выживальщикам в Америке стало меняться после президентских выборов 2016 года, когда в Белый дом пришёл Дональд Трамп, и тучи над страной стали сгущаться. Произошёл разворот в политике американских СМИ: они стали накалять атмосферу, провоцировать волнения. Среднестатистический американец перестал смотреть на выживальщиков как на чудаков, стал жадно изучать опыт подготовки к выживанию. В текущем году миллионы американцев начали пополнять ряды выживальщиков. Американцы, решившие стать выживальщиками, обычно не афишируют своё решение. Более того, скрывают. Есть разные степени survivalism – индивидуальный (обычно с членами семьи) в своём же доме; коллективный, когда люди объединяются в сообщества и готовятся к совместному выживанию (таких сообществ в Америке сегодня тысячи). Кто-то сделал запас продовольствия на несколько месяцев; его можно квалифицировать как «преппера» (prepper), или начинающего выживальщика. Таковыми сегодня стали все те американцы, у кого есть лишние деньги и есть помещения для хранения запасов продовольствия. А есть категория «глубоких» выживальщиков. Они глубокие в буквальном смысле, ибо строят или приобретают бункеры для подземного существования в течение многих месяцев, даже лет. Есть ещё так называемый внутренний изоляционизм. В ХХ веке в окружении американских городов начали появляться жилые районы, имеющие мощные ограждения и автономные системы жизнеобеспечения. Они похожи на крепости, способные выдерживать длительные осады. В американских СМИ крайне мало информации о таких крепостях, но вот что писал о них еще четверть века назад Томас У. Читтам в известной книге «Вторая гражданская война. Грядущий крах Америки» (Thomas W. Chittum. Civil War Two: The Coming Breakup of America): «Следите за распространением пригородов, защищенных стенами, которые стыдливо называются закрытыми общинами… Америка становится похожа на средневековую Европу в силу точно таких же причин: грабителей, хищных преступных банд и в конечном счете мародерствующих армий преступников. Около четырёх миллионов американцев в настоящее время (1995 год. – В.К.) живут в буквальном смысле слова окруженные стенами и под охраной. Большинство из них – состоятельные белые, которые все чаще будут голосовать против городских новшеств, потому что за своими воротами и стенами они чувствуют себя в безопасности от внешних потрясений». Кое-какие факты о растущей в Америке в последние месяцы субкультуре выживания найти удаётся. Вот, например, организация выживальщиков Fortitude Ranch, имеющая свой сайт и предлагающая американцам помощь в непростое время. Главный лозунг этого сообщества – «Наслаждайся настоящим, но готовься к худшему». Организация имеет сеть лагерей по стране. В официальном октябрьском пресс-релизе Fortitude Ranch сообщается, что все лагеря в США откроются в день выборов и смогут укрыть от беспорядков членов сообществ по выживанию. Лагеря использовались и ранее, но в пассивном режиме. Годовой членский взнос в Fortitude Ranch – 1000 долларов. В Америке сегодня тысячи роскошных бункеров, напоминающих пятизвездочные отели под землёй. Даже с бассейнами и зимними садами. Однако это для миллионеров, даже миллиардеров. У Билла Гейтса имеется несколько таких бункеров – под его поместьями в штатах Калифорния и Вашингтон. А Fortitude Ranch предлагает защиту экономкласса, которая, как считают руководители организации, доступна миллионам простых американцев. Точное расположение лагерей выживания известно лишь зарегистрированным участникам организаций. Каждый лагерь рассчитан примерно на 500 человек. Количество лагерей и ориентировочное число участников организации держится в секрете. Тем не менее в Интернете появились фотографии укреплённых участков в Колорадо и Западной Вирджинии, каждый площадью от 20 до 40 гектаров. На фото видно, что лагеря оборудованы ограждениями, сторожевыми вышками, бункерами. Спальные помещения спартанского типа – тесные, с двухъярусными кроватями. И склады с продовольствием, медикаментами, хранилища воды, топлива. Лагеря оснащены всем, что позволит существовать в автономном режиме 25 лет. Впрочем, годовой членский взнос в 1000 долларов дает право на пребывание в лагере лишь в течение десяти дней. Далее дополнительные платежи, тарифы нигде не оглашаются. И даже если представить, что каждые 10 дней будут оплачиваться суммой в 1000 долларов, на год получается 36,5 тыс. долларов в расчёте на человека. А если семья? Тем не менее вице-президент компании Алисиа Качуэла (Alicia Cachuela) в октябре заявила, что очереди в лагеря Fortitude Ranch «длиной в милю». Сейчас в срочном порядке разворачиваются новые лагеря. Основатель Fortitude Ranch Дрю Миллер (Drew Miller), полковник в отставке, ветеран военной разведки и профессор Гарвардского университета, сообщил, что у организации есть намерение распространить свою деятельность за пределы США: «Мы готовы рассмотреть места за рубежом, если будут инвесторы для объектов за рубежом и страны с компактным государственным аппаратом без большого регулирования». И последнее по порядку, но не по значимости. Все формы выживания предполагают непременное использование оружия. Это самое традиционное, самое понятное американцам средство. Так, согласно уставу Fortitude Ranch, все взрослые члены сообщества должны явиться в лагерь со своим огнестрельным оружием. Тем, кто прибыл на объект без оружия, оно вручается на месте из арсеналов лагеря. Все взрослые выживальщики должны осуществлять охрану и защиту лагерей по периметру. По сути, лагеря Fortitude Ranch – это военные лагеря. Во главе организации Fortitude Ranch и её лагерей стоят белые американцы – ветераны военной службы и участники боевых действий в горячих точках планеты. Источник
  3. Противостояние Китая и США разгорелось с новой силой: торговая война переросла в технологическую. Пока Вашингтон блокирует китайские разработки как угрозу национальной безопасности, в КНР напомнили о своем главном оружии: распродажа триллионного портфеля американских государственных облигаций способна обрушить и курс доллара, и рынок ценных бумаг. Это крайне опасный сценарий для всей мировой экономики. Технологическая война В январе две крупнейшие экономики мира сделали важный шаг к окончанию торговой войны: подписали соглашение первой фазы, призванное постепенно восстановить торговлю. Но пандемия COVID-19 все перечеркнула. В Вашингтоне обвинили Пекин в распространении коронавируса и потребовали денежной компенсации. Вдобавок американцы объявили о выходе из Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ), упрекнув ее в потворстве Китаю. С приближением президентских выборов в США напряженность нарастает. Трамп опять вспомнил об экономическом ущербе, который китайские компании якобы нанесли американской экономике. Дескать, они «перетащили» к себе производство и украли технологические секреты. В августе Вашингтон обвинил Пекин во вмешательстве в предвыборную борьбу через интернет и социальные сети. Под прицелом оказалось китайское приложение TikTok. Его нужно запретить, иначе правительство КНР получит доступ к данным американских граждан, пользующихся сервисом, заявили в Белом доме. Владельца TikTok — китайскую ByteDance — заставляют продать бизнес американским компаниям. Это необходимо сделать до 12 ноября. В противном случае, пригрозил Трамп, сервис заблокируют. Как ответит Пекин, пока не известно. Эксперты считают, что вступаться за TikTok у китайских властей особого резона нет, поскольку они считают его «вредным»: распространяет «вульгарный контент», не соответствует «ценностям социализма», разлагает китайскую молодежь. Но Вашингтон давит и на Huawei — одну из крупнейших китайских технологических компаний. И Пекин уже пригрозил запретом экспорта стратегических материалов и технологий иностранным компаниям, которые могут представлять «угрозу национальной безопасности». Серьезный разговор Параллельно в Пекине напомнили, что у КНР есть рычаги влияния и посерьезней. Речь о государственных облигациях США на триллион долларов. Из-за торговой войны с США Китай и так планомерно избавлялся от этих бумаг. С пиковых значений в 1,32 триллиона долларов в ноябре 2014-го инвестиции в американский госдолг уменьшились более чем на 200 миллиардов. В результате к июню 2019-го лидерство среди иностранных держателей трежерис перешло к Японии: у Токио их на 1,12 триллиона. Как показал последний отчет американского Минфина, к середине сентября китайский портфель сократился до 1,08 триллиона. В первой половине года Пекин сбросил трежерис на 106 миллиардов — это самые быстрые темпы продаж с 2015-го. Однако дело не только в экономическом противостоянии. Одна из причин, по которым Китай продолжает избавляться от американского госдолга, — риски обесценивания доллара в результате неустанной работы печатного станка. Да и долг продолжает разрастаться. За восемь месяцев Соединенные Штаты выпустили 7,7 триллиона казначейских облигаций — это рекорд. То есть экономику поддерживают исключительно заимствования. В Пекине видят, что в Вашингтоне не могут решить экономические проблемы без помощи печатного станка, поэтому вложения в американский госдолг крайне рискованны, отмечает китайская Global Times. Большая распродажа? Усиление конфликта США и Китая лишь подогревает опасения: вдруг второй крупнейший иностранный кредитор американской экономики не выдержит и устроит масштабную распродажу трежерис. Последствия такого шага будут катастрофическими. Массовый сброс этих бумаг вызовет панику на рынке. Однако это невыгодно самому Китаю. Во-первых, продажи в короткий период облигаций на 100-200 миллиардов неизбежно обрушат цены на них. В этом случае и стоимость внешних активов и резервов самого Китая значимо снизится, равно как и выручка от реализации подешевевших ценных бумаг. Вдобавок рухнет доллар, а это КНР тоже ни к чему. Ослабление американской валюты сделает китайский экспорт дороже. Кроме того, сброс казначейских обязательств США серьезно ограничит возможности Пекина управлять юанем — если торговая война окончательно выйдет из-под контроля. Наконец, доллары, полученные от продажи трежерис, надо куда-то вкладывать, а это не так просто. Проблемы возникнут не только у Китая, мало не покажется никому. «Обрушить пирамиду американских облигаций — значит, ввергнуть весь мир в ситуацию финансового хаоса, по сравнению с которым кризис 1998-го или 2008-го — просто детский лепет. Поэтому вряд ли что-то подобное произойдет в обозримой перспективе», — указывает глава криптовалютного банка Chatex Майкл Росс-Джонсон. Скорее всего, отказ от доллара и трежерис будет поэтапным — что и происходит на протяжении последних лет. По оценкам одного из ведущих китайских экономистов, Си Цзюньяна, профессора Шанхайского университета финансов и экономики, Пекин «постепенно сократит» портфель казначейских облигаций США примерно до 800 миллиардов долларов «при нормальном развитии событий». Однако крайний вариант все же не исключается — например, в случае военного конфликта. Источник
  4. Недавний визит президента Анджея Дуды на Украину был негативно воспринят значительной частью польского общества. Возмущение поляков в первую очередь вызвал тот факт, что их президент во время церемонии в Киеве приветствовал почетный караул криком «Слава Украине!», на который украинские военнослужащие ответили слоганом «Героям слава!» В Польше однозначно расценивают подобное приветствие как «бандеровскую кричалку», которую выкрикивали организаторы Волынской резни. В частности, еще до визита националистический портал Kresy.pl напомнил о том, что «это было организационное приветствие человеконенавистнической бандеровской ОУН (запрещенная в России организация — прим. RuBaltic.Ru), ответственной за убийство более 100 тысяч поляков», которое «до 1943 года сопровождалось фашистским жестом с поднятой правой рукой». Поведение своего президента на Украине негативно оценили политики, общественные деятели и журналисты, связанные с националистическими, антибандеровскими кругами и сообществом кресовян. Так, по мнению экс-кандидата в президенты от Конфедерации Кшиштофа Босака, Дуда в данном случае «перепутал роли»: — Для меня это на самом деле уже слишком. Он перепутал роли. Польский президент должен олицетворять достоинство, честь и авторитет польского государства. Такое поведение во всем контексте сложных польско-украинских отношений, по моему мнению, является отрицанием этих ценностей, — написал он в Twitter. Историк и политолог Люцина Кулиньская считает, что выкрикивание «фашистских лозунгов» является недопустимым для президента Польши: — С этим кличем палачи поляков шли в польские села убивать. И это приводило к страшным гекатомбам во время Второй мировой войны. В устах нашего президента это недопустимая вещь. Я являюсь консерватором и имею уважение к президенту. Однако в этом случае я испытала унижение: собственный президент меня попросту унизил. Трудно сохранить спокойствие, когда во имя чужих интересов опозорен свой же народ. По моему мнению, этот визит не в интересах поляков. (…) Этот крик президента «Слава Украине» просто разбил мне сердце! Ведь это просто позор! — заявила она в интервью интернет-каналу wRealu24. Политолог также обратила внимание, что одну из встреч Анджей Дуда провел в Одессе, в городе, где, по ее словам, после «майдана» «бандеровскими методами» было совершено другое преступление: — И неважно, что это были россияне, точно так же это могли быть поляки. Напомню Вам, что там были сожжены люди. (…) Эту Одессу поляки должны помнить, потому что ранее так поступали с поляками, и держаться от нее подальше. Потому что это синоним варварства националистов, только уже совершенного в 21 веке, — заключила она, добавив, что если бы была советником президента, то рекомендовала бы ему провести встречу в любом другом городе, но не в том, где бандеровскими методами было совершено преступление. Независимый журналист Петр Шляхтович назвал произошедшее «катастрофой» и подчеркнул, что этот клич «преступная УПА» часто издавала перед убийством поляков: — Президент Анджей Дуда, кричащий «Слава Украине», это для меня чересчур! Почему он не упомянул о Волыни, о СС «Галичина» (запрещенная в России организация — прим. RuBaltic.Ru) и глорификации убийц наших соотечественников на Волыни? Бандеризм набирает там силу, а он делает такое? Шок, скандал, скорбь... — написал он в Twitter. Правый портал wPrawo.pl также напомнил о том, что «украинцы с этим лозунгом на устах убивали поляков чем попало сотнями зверских способов»: — Если у Дуды есть честь, как он теперь посмотрит полякам в лицо? Как он посмотрит в глаза тем, кто чудом выжил во время геноцида, устроенного нам украинцами? Или он и его супруга, которая в прошлом году на Львовском кладбище отдавала поклоны украинским убийцам поляков, наконец-то опомнятся? — вопрошает автор материала. Интернет-издание Magna Polonia обращает внимание, что Ангела Меркель, в отличие от польского президента, не использовала бандеровского приветствия во время визита в Киев в 2018 году, а обратилась к караулу со словами «Здравствуйте, воины!» на украинском языке. — Сравнение поведения Анджея Дуды и Ангелы Меркель наглядно показывает, как мудрый политик может использовать данные политические мероприятия в интересах своего государства. Ангела Меркель, представляющая государство, ответственное за начало Второй мировой войны и геноцид миллионов поляков, осуществленный, в частности, в сотрудничестве с прославляемыми на Украине организациями ОУН и УПА, на глазах у мировой общественности не использовала приветствия, позволяющего сделать вывод, что среди немцев по-прежнему жива тяга к созданной ими нацистской системе. А представитель польского народа, ставшего жертвой деятельности человеконенавистнической организации, которая опозорила себя убийствами, насилием и сотрудничеством с нацистами, охотно выкрикивает приветствия в ее честь, — отмечает издание. Возмущение поляков было настолько сильным, что даже на портале wPolityce.pl появилось множество негативных комментариев по поводу визита Анджея Дуды в Киев. Подобное поведение читателей явилось неприятным сюрпризом для польских властей, так как портал является пропагандистским рупором правящей партии «Право и справедливость» (ПиС), и его, как правило, читают и комментируют сторонники этой партии и нынешнего президента. В такой ситуации партия ПиС вынуждена была хоть как-то отреагировать и привлекла своего штатного пропагандиста, политолога Пшемыслава Журавского вель Граевского, который на сайте государственного телеканала TVP INFO опубликовал материал, где на основе «фактов», изложенных в украинской Википедии, ознакомил поляков с «правильной» историей возникновения слогана «Слава Украине». При этом он попытался убедить читателей в том, что «каждый народ имеет право формировать свой военный церемониал по своему вкусу». В то же время польских националистов, которые выступили в качестве критиков Дуды, политолог традиционно обвинил в работе на Кремль. — Потому что эти круги в течение многих лет пытаются торпедировать любые правильные польско-украинские отношения, что объективно ставит их в один ряд с усилиями Москвы, с которой, впрочем, они имеют одинаковое мнение в большинстве вопросов, касающихся внешней политики (присутствия войск США в Польше и в целом польско-американских отношений, укрепления восточного фланга НАТО, государственной принадлежности Крыма и Донбасса, революции в Беларуси, польско-литовских отношений, чеченской, российско-грузинской, армяно-азербайджанской войн, Сирии, Ирана и так далее), — подчеркнул он. В ответ интернет-издание Kresy.pl обратилось к политологу из Канады Ивану Качановскому, являющемуся исследователем истории украинского национализма, с просьбой прокомментировать статью Пшемыслава Журавского вель Граевского. Качановский напомнил изданию, что организационное приветствие «Слава Украине — Героям слава!» впервые было принято в 1941 году бандеровским отделением Организации украинских националистов (ОУН). Ученый подчеркнул, что оно сочеталось с фашистским поднятием руки вверх и было смоделировано с приветствий других группировок подобного профиля, в том числе нацистской партии в Третьем рейхе. Это была видоизмененная форма приветствия, принятого ОУН в августе 1939 года, которая гласила: «Слава Украине — слава вождю!» — Статья основана на примитивных фейках, которые повторяются в Википедии и в разных других ненаучных источниках с целью отрицания и отбеливания фактического происхождения клича «Слава Украине — Героям слава!» в качестве приветствия полуфашистской ОУН и ее вооруженного крыла УПА, — резюмировал канадский политолог. Статью Журавского вель Граевского также прокомментировал политолог и историк Анджей Запаловский: — Еще относительно идиотских разъяснений компрометации Анджея Дуды на Украине авторства Пшемыслава Журавского вель Граевского. Вопрос: если в протокол приветствия в украинской армии войдет «римский салют», а он имеет более чем двухтысячелетнюю традицию, президент Польши тоже будет им пользоваться? Видя тренды на Украине это отнюдь не исключено, — написал он на своей странице в Facebook, прикрепив к записи фото зигующих украинских националистов. Впрочем, польские политологи и журналисты не только критиковали своего президента, но и пытались разобраться в причинах его поведения на Украине. Так, журналист Марчин Скальский, анализируя визит Анджея Дуды в Киев, заключил, что, наблюдая за польской внешней политикой, можно прийти к выводу, что ее целью является сдерживание России, так как все действия Польши на международной арене носят «конфронтационный характер по отношению к предполагаемым намерениям Кремля». — Невозможно прийти к другому выводу после того, как бесцеремонно ведет себя в нашей стране посол некой державы, расположенной за Атлантикой, как заносчиво она относится ко всей польской правящей элите и как той приходится терпеть очередные унижения. Без разрешения наместника Мосбахер мы не можем сделать ни одного существенного движения на международной арене, которое давало бы нам возможность для маневра, начиная с установления собственных отношений с Китаем. Более того, даже на внутреннее польское законодательство «накладывает вето» резидент посольства США в Варшаве, когда оно может нанести удар по интересам американских корпораций. Однако не может быть иначе, если хочется сдерживать Россию за счет США и если сами просим о присутствии армии США на условиях, предназначенных для завоеванных стран, — резюмировал он на страницах портала Kresy.pl. В данном случае Марчин Скальский констатирует тот очевидный факт, что его страна находится под полным внешним управлением. Поэтому все то время, пока внешняя политика Польши определяется в Вашингтоне, ее президенты будут выкрикивать бандеровские лозунги в Киеве, наплевав на мнение собственных граждан. https://www.rubaltic.ru/article/politika-i-obshchestvo/20201027-skandal-v-polshe-prezident-strany-krichit-banderovskoe-slava-ukraine-/
  5. Всё просто, будут причинные места прибивать на Елисейских полях.
  6. Желание французского министра внутренних дел Жеральда Дарманена посетить Россию, чтобы уговорить Москву «принять своих уроженцев» – странная идея, заявил сенатор Алексей Пушков. «Франция, и не только она в Европе, дала этим людям убежище как гонимым – в пику России. Отказывалась верить, как и США в отношении братьев Царанаевых, предупреждениям об их возможных связях с радикалами. Молодой террорист, отрезавший голову французу, с двух лет жил во Франции и является продуктом французской радикал-исламистской культуры», – написал Пушков в своем Telegram-канале. По мнению сенатора, убивший учителя молодой человек – «часть Франции». «И почему же мы должны принимать назад тех, кто вырос и сформировался в этой стране?» – задался вопросом Пушков. Напомним, глава МВД Франции Жеральд Дарманен заявил, что собирается посетить Россию в конце недели для встречи с российским коллегой Владимиром Колокольцевым. Он сообщил, что «представители Франции посещают все страны, чтобы вести откровенный диалог о том, есть ли у них такие трудности и могут ли они вновь принять своих уроженцев». Напомним, 16 октября под Парижем обезглавили преподавателя. Подозреваемый в убийстве Абдуллах Анзоров, как сообщали власти Франции, родился в Москве и был чеченцем по происхождению. Причиной нападения якобы мог стать последний урок учителя, посвященный свободе слова, в ходе которого преподаватель показывал школьникам карикатуры из прессы на пророка Мухаммеда. Макрон назвал нападение террористическим актом. Российское посольство отмечало, что подозреваемый не имел отношения к России, так как его семья была принята французской стороной. Глава Чечни Рамзан Кадыров сообщил, что Анзоров почти всю свою жизнь прожил во Франции, он «общался, говорил и писал на их языке», а в Чечне побывал лишь «раз в жизни в возрасте двух лет». https://vz.ru/news/2020/10/21/1066595.html?fbclid=IwAR1BrWtHpxbt7e_4GLTLcOCiRWRxlr_tnJdARQ2XzKjHnC6v1ogiNaIsEtk
  7. The National Interest, США © РИА Новости, Михаил Маркив | Перейти в фотобанк Зеленский серьезно ослаб. Украинцы разочарованы в его правлении. На этом фоне серьезно укрепляется Коломойский. Он уже хочет сменить премьера на более удобного для себя человека, и выборы выгодны ему. Возможно, что «Слуге народа» в Раде придется объединяться с партиями Порошенко. Тогда о реформах Зеленского можно будет забыть. The National Interest (США): Украина готовится еще раз сменить своих правителей? В то время, когда Владимир Зеленский - бывший комик, ставший президентом, теряет поддержку в народе, у олигарха Игоря Коломойского создаются отличные возможности для того, чтобы упрочить свои политические позиции. 25.10.2020 Мелинда Харинг (Melinda Haring) В прошлом году телегеничный президент Украины Владимир Зеленский с огромным преимуществом выиграл президентские выборы. Однако на предстоящих на Украине местных выборах партия Зеленского «Слуга народа», скорее всего, потерпит серьезное поражение. Судя по всему, ни в одном из украинских городов-миллионников (Киев, Львов, Одесса и Днипро) она не победит. Как считает мой коллега Брайан Меффорд, 2020 год станет годом серьезных действующих политиков. Сейчас уже вряд ли повторится тот бурлеск 2019 года, когда вчерашний комик взорвал традиционную украинскую политику, отказавшись от предвыборных дебатов, сняв несколько видеоклипов и растиражировав по всей стране несколько сатирических сюжетов. Несмотря на то, что шансы у Зеленского были весьма расплывчатыми, он одержал громкую победу. Однако за 18 месяцев, прошедших с тех пор, уровень поддержки президента сократился с 70 до 35%. Такое резкое падение доверия населения в целом было ожидаемым. Украинцы обычно возлагают на выборы большие надежды, но когда их лидеры этим ожиданиям не соответствуют, народ мстит им в опросах общественного мнения. Так было с Виктором Ющенко после «Оранжевой революции», так произошло и с Петром Порошенко после «Революции Евромайдана». У Владимира Зеленского уровень поддержки просто обязан был упасть, потому что он набрался смелости выдвинуть достижение трех главных целей — добиться мира с Россией, сделать Украину богатой и победить коррупцию. Все эти цели не могут быть достигнуты за один день, а избиратели очень нетерпеливы. Конечно, цифры поддержки должны были снизиться, но не так кардинально, как это произошло. Зеленский совершил грубую и непростительную ошибку, когда разогнал свое правительство реформаторов в марте нынешнего года, за несколько недель до атаки коронавируса, нанесшего значительный ущерб и так слабой экономике. Он также занялся любимым времяпровождением Порошенко — имитацией реформ, и практически ничего не сделал в реформе судебной системы, кроме того, что снял с должности уважаемого и очень независимого Генерального прокурора Руслан Рябошапку. Инвесторы не поверил усилиям президента, и в 2020 году приток иностранных инвестиций был отрицательным. Второй, и, возможно наиболее важный момент состоит в том, что в настоящее время набирает силу самый известный украинский олигарх Игорь Коломойский. Перед и после выборов 2019 года о связях между Зеленским и Коломойским говорилось много. Однако реальное положение дел здесь покажут результаты местных выборов в контексте усилий Коломойского по упрочению своих политических позиций в стране. По Киеву ползут слухи о том, что олигарх хочет сменить премьера на более удобного для себя человека. Уже сейчас у Коломойского есть от 30 до 40 верных членов парламента (Рады). Политическая партия Коломойского «За будущее» расширяет свои позиции в стране. Это можно рассматривать как попытку подготовки к парламентским выборам или изменения правящей коалиции в раде. В настоящее время партия Зеленского «Слуга народа» уже не имеет абсолютного большинства в 226 голосов, чтобы самостоятельно проводить законы. Если партия Коломойского выиграет выборы мэров в нескольких крупных городах (что представляется вполне возможным с учетом финансовых возможностей олигарха), то он сможет привлечь в свои ряды еще больше парламентариев. При худшем сценарии развития событий, партии «Слуга народа» может понадобиться объединиться с партиями Коломойского «За будущее» и «Довира». Это означает, что об обещаниях Зеленского относительно реформ можно будет забыть. Третье. Местные выборы на Украине еще раз напоминают наблюдателям о том, что в этой стране нет политических партий с четко выраженной идеологической позицией. Партии и политические движения появляются и исчезают до выборов. Один из кандидатов на выборах киевского мэра ранее входил в консервативную «Самопомощь», а сейчас выступает под знаменем партии «За будущее» Игоря Коломойского. Мэры семи городов объединились и создали новую партию «Пропозиция». В заключение можно сказать, что нынешние местные выборы на Украине заслуживают серьезного внимания, даже если они окажутся менее яркими, чем выборы 2019 года. _____________________________________________________________________________________ Мелинда Харинг является заместителем директора Центра Евразии в Атлантическом Совете при НАТО Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ. Оригинал публикации: Is Ukraine Set to Change Rulers Yet Again?
  8. Есть такой известный польский политолог Якуб Корейба. Знаком очень многим по политическим ток-шоу Владимира Соловьёва, светился и на других телевизионных каналах Несмотря на то, что убеждённый русофоб, аж шесть лет трудился в МГИМО, но тут вопросы скорее не к нему, а к руководству ВУЗа. Ну, это в России не исключение. И своих русофобов в государственных ВУЗах хватает, да и варягами не брезгуют, наверное денег на зарплаты очень много. Якуб Корейба всегда позиционировал себя неким «политическим поляком» — если по аналогии с «политическими украинцами». Очень такой ярый патриот, поляк до мозга костей и само собой, как я уже писал – русофоб. Сие, есть непременное условие, как для «политических украинцев», так и для «политических поляков». Но, попалось мне на глаза нечто удивительное. Якуб Корейба недавно давал интервью и там заявил прекрасное: «Для нас (поляков) главная ценность в том, что мы не русские. У нас, кроме чувства превосходства над русскими и Шопена, больше ничего нет.» Вот просто вдумайтесь. Понимаете? На самом деле, позиция Якуба Корейбы, как и любого другого «политического» украинца, или поляка – это огромная, искренняя нелюбовь к своей стране и своему народу. Нет, не ненависть. Скорее, это некое пренебрежение, мол, что с вас взять-то, убогих? И наверное, плохи дела у той нации, главная национальная ценность которых состоит в том, чтобы «не быть русскими», или ещё кем-то. Особенно в контексте того, что сам Корейба признаётся, что кроме некоего превосходства над русскими и Шопена у поляков больше ничего нет. Ну вот зачем так унижать свой народ? Или же, пан Корейба, у которого два высших образования совершенно не в курсе польской истории и того, что она дала миру? Кстати, Шопен тут как раз – бабка надвое сказала. Так как он, точно такой же польский композитор, как и французский. Но зато есть Николай Коперник, есть Мария Склодовская-Кюри, есть огромный пласт прекрасной польской литературы от Генриха Сенкевича до Станислава Лема. У поляков есть много чего, чем можно искренне гордиться. Эта нация дала миру очень много великого. И наверное, полякам должно быть обидно, когда человек, называющий себя польским патриотом, называет главными ценностями своей нации то, что они «не русские» и всего-то Шопена, который хоть и велик, но которого ничтожно мало. Вот спросите, чем гордятся французы. Я уверен, что ответ будет очень большой и полный, но в этом ответе не будет ни слова о том, что одна из причин для французской национальной гордости то, что они не немцы. Спросите у англичан, испанцев, немцев, кого угодно, наверное кроме украинцев и вы поймёте, что точка зрения Якуба Корейбы – совершенно уникальная. Но беда в том, что это не точка зрения одного Якуба Корейбы. Это точка зрения целого политического класса, который сейчас управляет Польшей, по сути – это национальная польская идеология. Да, она не разделяется большинством населения Польши, которому на неё просто плевать, но это совершенно ничего не значит. Достаточно и так называемой «элиты». И вызывает огромное удивление, как ради абсолютно иррациональной русофобии, эти люди готовы принести в жертву культуру и историю своих народов. Хотя, всё же это не все ценности. Как-то всё тот же Якуб Корейба выдал ещё одну изумительную мысль: «Мы говорим американцам, что они самые сильные, классные и великие, а они дают нам за это денег». Вот тоже ведь прекрасно! И сам пан Якуб даже не чувствует, что по сути обозвал свой народ льстивыми попрошайками, готовыми ради денег абсолютно на всё. Хотя, даже безотносительно своей истории, поляки, в общем-то совсем не ленивый и очень трудолюбивый народ. Но, видимо это не главное. Главное – коньюктура текущего момента, в которой нет места для настоящей национальной гордости поляков. А есть лишь её суррогат, придуманный политиками, не очень большого ума и не очень высокой морали. Этот текст не о Якубе Корейбе. Он всего лишь олицетворение того политического класса, что сейчас определяет политику многих стран. И похоже, он делает это без оглядки на прошлое и будущее своих народов, такие мелочи этому политическому классу совершенно не интересны. У этих людей в головах лишь одно – ненависть к России, во имя которой, они, похожее готовы на всё, в том числе и на суицид вместе со своими народами. По крайней мере культурным суицидом, судя по словам Корейбы, они активно заняты уже сейчас. https://news-front.info/2020/10/24/golos-mordora-kak-polskij-patriot-yakub-korejba-oskorbil-svoj-narod/
  9. Недавно один мой хороший товарищ упрекнул меня в излишней агрессивности. Нет, речь идёт не об обычной повседневной жизни, а о моих статьях. По его мнению, я становлюсь каким-то нетерпимым к врагам Отечества, возможно, даже чересчур воинственным. Сам я так не считаю, впрочем, не мне об этом судить. Но вот что подумалось: я всё чаще в последние месяцы вспоминаю слова нашего президента: «Если драки не избежать, бей первым». Да, я не Кассандра, не Ванга и не Нострадамус, но почему-то возникает щемящее чувство, что драки таки действительно не избежать, а значит… А значит, для начала стоило бы понять кто, а главное, зачем (почему) так жаждет нарушить мирный ход нашей повседневной жизни. В принципе, по этому поводу существует ряд устойчивых суждений, которые определяют в основном общее отношение к возможности реального военного противостояния России с неким агрессором. Мне кажется, стоит повнимательнее разобраться в вопросе. Итак, соображение номер раз ― «никто не хочет с нами воевать». Да, это правда. В общем и целом связываться со страной, обладающей столь мощным ядерным, а теперь уже благодаря «Калибрам» и «Цирконам» не только ядерным потенциалом, желающих не найти ― себе дороже. Но нежелание огрести никак не отражается на во многом маниакальной страсти стереть нас с политической карты мира. Нравится нам это или нет, но есть среди наших «партнёров» государства, для которых мы, как заноза в мягком месте, и жизни им нормальной не будет, пока от нас не избавятся. И длится сия нелюбовь к России и русским у них уже не один год. Чем, как и почему мы вызвали в них столь стойкое чувство неприятия, уже не так важно, пусть этим занимаются историки. А нам необходимо лишь осознать этот факт, ведь, как говорится, «мы не выбираем времена, в которых живём, в наших силах решать только, что делать со временем, которое нам отпущено». Можем ли мы, к примеру, утихомирить гонор польско-литовской шляхты? Да нет, конечно, это случай клинический, сколько столетий эту болезнь лечили разными методами, а воз и ныне там. Стоит ли нам бояться «польской угрозы»? Да ни в жизнь. Они, может быть, и хотели бы, да руки у них коротки. Всё, на что эти паны способны, это громко орать, и тыкать нам дули из-за забора. Ну да на всех мух обращать внимание ― времени не хватит. А с другой стороны, «посполитые» регулярно гадят нам без всякого оружия и в Малороссии, и с недавних пор на территории Белой Руси. И пока что противопоставить что-то серьёзное их гибридному способу ведения подрывной деятельности мы по большому счёту не в состоянии. Легче ли нам от отсутствия с ними реальной войны? Сложно сказать, возможно, нет, ибо реальную мы бы давно уже победоносно и, полагаю, без потерь окончили, а так… А так приходится действовать дипломатически и без конца «выражать озабоченность», только толку от этих выражений, увы, немного. Или другой пример ― Турция. Уж и не знаю, как правильно охарактеризовать наши с ней сегодняшние взаимоотношения: партнёры, вынужденные союзники, соперники, а может, даже враги? И тем не менее пока что прямого противостояния с Анкарой мы себе не позволяем, хотя возможно, нашим парням в Сирии настучать по голове самовлюблённым янычарам иногда очень хочется. Уверен, что после того памятного случая со сбитым российским бомбардировщиком руки чесались отомстить аж до изнеможения. Но увы… И снова, к счастью или к сожалению, не мне судить. Завзятые «патриоты» могут сколько угодно сучить ножками, но Эрдогана мы тогда простили и, более того, через год даже спасли его шкуру во время попытки военного переворота в Турции, за что он многократно благодарил Путина лично. Но чего стоят турецкие благодарности, русские на себе не раз уже прочувствовали за последние 300–400 лет. «Блистательная Порта» ― это тот самый волк из поговорки, которого бесполезно кормить, пытаясь с ним подружиться. Он не перестанет смотреть на вас таящим угрозу взглядом хищника, ждущего пока его жертва ослабнет или утратит бдительность, чтобы поскорее вцепиться ей в горло. Может ли Турция на нас напасть? Прямо и открыто ― вряд ли. Даже после того самого случая с Су-24 Реджеп-бей употребил всё своё дипломатическое обаяние, чтобы успокоить Кремль и не спровоцировать его на ответные меры. А вот хочет ли Эрдоган, оставаясь в некоторой тени, пощипать «русского медведя» за пятки или, пуще того, покопошиться в его мягком закавказском подбрюшье? Без всякого сомнения! Только слепому не видно, что внезапная смелость бакинского руководства подпитывается турецким ободрением и содействием. А ведь, по сути, Анкара таким образом наглядно демонстрирует нам готовность отгрызть плохо лежащий осколок бывшей империи, коль скоро на него никто не заявляет своих прав. «Осколок бывшей империи»… Я прекрасно понимаю, что после 1991 года многие россияне и, что самое печальное, многие российские политики стали мыслить нашу страну исключительно в узких рамках весьма искусственных границ РСФСР, размышляя по принципу «моя хата с краю». Да-да, мы с малороссами один народ, не отвертишься. Но бывшие наши окраины, столь рьяно стремившиеся от нас отколоться, как та же Армения, удивительным образом не перестали воспринимать нас как некоего гаранта их спокойной, а главное, безбедной жизни. При этом позволяя себе проводить откровенно антироссийскую и даже русофобскую внутреннюю политику. Забавно, да? И вот теперь волею подписанных нами договорённостей в рамках ОДКБ мы реально находимся на пороге необходимости вступиться за вполне себе недружественный нам Ереван, наполненный выкормышами Сороса, против Баку, с которым мы даже ни разу не поссорились. Нам это надо? Турция, Азербайджан, Армения ― каждый из них преследует свои личные местечковые интересы, а разгребать то, что они наворотили, предлагают России. И по большому счёту, мы будем вынуждены это сделать. Есть только одно но… Пока мы размышляем в логике «помощи дружественным государствам», мы каждый раз будем оказываться в роли мавра, который своё дело сделал и может уходить. Если мы хотим установить порядок в зоне наших жизненно важных интересов всерьёз и надолго, пора перестать стесняться своей имперской сущности и начать, в конце концов, чётко и недвусмысленно формулировать свои национальные интересы. И вот отсюда вытекает суждение номер два: «Россия может нормально функционировать и развиваться, только оставаясь в имперской парадигме». И вот если принять это как данность, нам больше не надо будет уделять столь много внимания мелкотравчатым поползновениям бывших недоимперий с оскорблённым чувством национального величия типа Речи Посполитой и ВКЛ или «Оттоманского султаната» и наконец сосредоточиться на наших главных «друзьях» ― англосаксах. А вот с этими ребятами всё не так просто, потому что, в отличие от вышеперечисленных, они не только хотят, но и могут устроить нам «козью морду», правда, слава богу, не без тотального ущерба для себя любимых. Возможно, стопроцентная вероятность такого ущерба ― единственное, что удерживает их от начала большой войны против столь отвратительной им «варварской России». Казало бы, на этом можно и успокоиться. Кто хочет, не может, а кто может и хочет, всё равно не решается, понимая, что огребёт в ответ по самое не балуй. Только, увы, не всё так просто и прямолинейно. Можно сколько угодно закупоривать кипящий чайник, но если давление внутри будет нарастать, то любую крышку рано или поздно сорвёт. Вон в тех же Штатах через пару недель к власти придёт либо маловменяемый и взбалмошный нынешний хозяин Белого дома, либо совершенно неадекватный старичок, пребывающий в глубокой деменции. Кто-то из вас может гарантировать, что, находясь в состоянии очередного психосоматического криза, любой из них не решит побаловаться красной кнопкой и не отдаст приказ бомбить Россию? Помнится, однажды вполне психически здоровый Рональд Рейган уже в шутку пытался это сделать… Но даже если нет, если Бог милует и никто из них не решится отдать самоубийственный приказ, можем ли мы вздохнуть с облегчением? Увы, нет. Как сказал герой одного популярного фильма, «империя, поверженная внешними врагами, возродится, но раздираемая изнутри ― погибнет». И эта максима хорошо известна не только нам, но и нашим недругам. А значит, необъявленная война против нас продолжится. Нас по-прежнему будут стараться расшатать изнутри, время от времени включая «спящих», которых за долгие годы работы в России посольство США наплодило серьёзное количество, вполне достаточное для того, чтобы раздуть заранее припасённые угли. А как у любой империи, в России полно различных противоречий, которые необходимо решать. Тут и национальный вопрос: всегда можно откопать старые обиды и расковырять застарелые раны. И серьёзное имущественное расслоение в обществе: пропасть между очень богатыми и всеми остальными с каждым годом становится только глубже. И увы, традиционное для нас противостояние центра и периферии, вечная обида провинции на столицу, которая порождает недоверие и иногда принимает совсем уж гротескные формы. Как события в Хабаровске, где люди высказались в поддержку местного губернатора, несмотря на явные доказательства его весьма преступного прошлого, просто потому, что он свой. Увы, но на вопрос, вынесенный в заглавие статьи, можно дать однозначно утвердительный ответ. Более того, война давно уже идёт, пусть и не в том виде, к которому мы привыкли по кадрам старой кинохроники. И наше понимание происходящего, и готовность к любому развитию событий в конечном итоге и определяют вероятность классического военного сценария. Дай бог, чтобы всё это оставалось лишь теорией. Алексей Белов
  10. Франция станет мусульманской или распадётся Во Франции прошел день траура по учителю Самюэлю Пати, которого обезглавил французский мусульманин за то, что учитель показывал на уроках глумливые карикатуры из журнала Charlie Hebdo на пророка Мухаммеда. Оскорблением пророка и зверским убийством история не закончилась: «в память о погибшем» в центре Парижа на нескольких государственных зданиях спроецировали эти рисунки. «Нам нельзя показаться слабыми перед лицом врагов демократии», – объяснила вызывающую акцию председатель регионального совета региона Окситания Кароль Дельга. Однако если демократия во Франция – это свобода глумления над главным символом веры в исламе, ближайшая участь этой страны предстаёт печальной. За несколько дней до убийства учителя президент Франции Эмманюэль Макрон выступил с заявлением, которое назвали объявлением войны исламскому радикализму. Исламскому радикализму или исламу как таковому? Кто возьмётся провести между ними точную границу? Да, Макрон прав: ислам ведёт к появлению во Франции параллельного общества, детей во французских школах обучают принципам, противоречащим законам Французской Республики. Однако разве глава государства, которое принудительно насаждало пресловутый мультикультурализм, развращавший французскую национальную культуру, заметил это только сейчас? Мусульманские активисты во Франции осудили речь президента, который не в первый раз выступает с призывом нанести удар по исламским радикалам. В октябре 2019 года, выступая на церемонии прощания со служащими префектуры полиции, убитыми на рабочем месте тоже мусульманином («радикальным исламским террористом», писали французские СМИ), Макрон пообещал «свернуть шею гидре безумного исламизма». Президент призвал французов выявлять исламистов «на работе, в учебных заведениях и в любых ситуациях повседневной жизни». За прошедший год, однако, этнорелигиозная ситуация во Франции только ухудшилась. А теперь главное. Мусульманская община Франции – самая крупная в Европе и, по оценкам, достигает не менее 6 миллионов человек. Если Французская Республика, которая кичится «светским» характером, введёт в практику проекцию на зданиях своих государственных учреждений карикатур Charlie Hebdo на пророка Мухаммеда, эти 6 миллионов обеспечат французам гражданскую войну. В последние годы наплыв иммигрантов-мусульман во Францию только возрастал. В демократической Франции запрещено (?!) проводить статистические исследования по религиозным вопросам. По данным же Pew Research Center, во Франции в 2010 году насчитывалось 4 миллиона 710 тысяч мусульман (7,5 процента населения страны). Однако опрос Ipsos в октябре 2014 г. показал: большинство французов уверены, что в стране проживает не менее 31% мусульман, ибо «они везде». Если так, то, учитывая гораздо более высокую рождаемость у мусульман, чем у коренных французов, через 20-40 лет мусульмане составят большинство населения Франции. Французская Республика станет мусульманской; уже сегодня в ней насчитывается 2100 мечетей, тогда как в 1985 году их было только 900. Французские власти и французский патронат, который, чтобы не потерять прибыли, требует более дешёвую рабочую силу иммигрантов, сами готовят мусульманское будущее своей страны. Для Франции время пустых разговоров о том, что приезжие ассимилируются и превратятся в «настоящих французов», закончилось. Никакого «плавильного котла» не будет. Мультикультурализм и французские либералы потерпели сокрушительное поражение, пишет в газете Le Figaro бывшая депутат Национального собрания Марион Марешаль, сообщая, что с 2012 года исламские радикалы убили во Франции 267 (!) человек. Власти замалчивали эту цифру. «После детей, военных, зарезанных на глазах у своего ребенка полицейских, журналистов, марсельских подростков, обезглавленного предпринимателя, священника в собственной церкви, бесчисленных жертв в Батаклане и Ницце… Наступила очередь учителя... Они думали, – пишет Марешаль, – что либеральное общество, лишенное прошлого, коллективной нравственности и общих ориентиров, может самоорганизоваться вокруг свободы личности, которая превозносилась как высшая ценность… Личная свобода, удовольствие и покупательная способность должны были заменить «мракобесие», а разум должен был непременно возобладать над верой. Однако такие воззрения означают лишь одно: глубокое непонимание основ человеческой души, историческую амнезию». «Как мы выглядим в их глазах? – продолжает Le Figaro. – Как неверные, захваченные потребительством прожигатели жизни, презирающее все святое безбожники. Мы – пустое общество, общество индивидуализма и релятивизма. Они считают, что мы убили Бога, родину, семью… В отличие от них, мы забыли, что ислам и Европа без конца враждовали на протяжении 13 столетий». И что, кроме обычных предвыборных лозунгов, могут содержать призывы Макрона к «сплочению нации» и обещания «свернуть голову гидре радикального экстремизма», если французское общество, ослабленное и раздробленное, потерявшее своё культурно-историческое лицо, уже ничего не может противопоставить наступлению мусульманских пассионариев? «Необходимо однозначно заявить: мы слишком, слишком долго лукавили с исламизмом. Реагировать нужно не в тот момент, когда безумец хватает нож, чтобы перерезать кому-либо горло; нужно пристально заниматься всеми теми, кто вложил этот нож в его руку. А мы едва к этому приступили…» – пишет французская газета Atlantico. Источник
  11. Почему Запад идет на конфронтацию с Российской Федерацией в явный ущерб себе Согласно классическому определению, политика есть концентрированное выражение экономики. Однако, сегодня эта формула часто не срабатывает. Скажем, когда речь идет о геополитике и геоэкономике. Как объяснить, например, политику противодействия ряда стран ЕС явной экономической выгоде для них от газопровода «Северный поток-2»? Или торговые войны США-Китай. И так далее. Очевидно, что политика силы или реванша зачастую превалирует над экономической целесообразностью и даже классическими канонами политэкономии Адама Смита-Дэвида Рикардо о преимуществах международного разделения труда. Кстати, во второй половине XX века сторонники холодной войны потерпели временное поражение, когда в 1975 г. в Хельсинки состоялось Общеевропейское совещание по безопасности и сотрудничеству (с участием США), означавшее фактически победу принципов мирного сосуществования двух мировых систем, объединенных единым мировым рынком и торговлей по канонам Смита-Рикардо. Академик Абел Аганбегян составил рейтинг ведущих стран мира по стоимости ВВП. Согласно его данным, Россия в середине 70-х годов XX века достигла максимума по стоимости ВВП по отношению к другим странам, уступая только США, с долей в мировой экономике 8% (сегодня — 3%). По ППС (данные Всемирного Банка) в 2019 г. она находилась на 6 месте после Германии с ВВП 4,3 трлн. долл. (Германия 4,7, Япония 5,4, Индия — 9,6, США — 21,4, Китай — 23,5). Академик делает вывод, что со временем мы обгоним Германию, ведь у нас вдвое больше работающих. Но главное даже не уровень экономического развития, а как он используется для благосостояния людей и развития общества (АиФ 15.10.20). Сегодня агрессивная политика противостояния Запада России («ее сдерживания» — !?) возродила худшие традиции «холодной войны» с целью истощения Российской Федерации или, по крайней мере, консервации полуколониального характера ее экономики. Экономические санкционные средства дополняются идеологическими с целью разложить российское общество по примеру 90-х годов. Наша главная защита от этих угроз — современный оборонный, высокотехнологичный щит и ВПК. Но парадокс в том, что, обвиняя Россию в агрессивности и авторитаризме, диалектика развития под влиянием пандемии толкает западный мир в этом направлении. По словам польского профессора З. Краснодембского, хотя ЕС все еще опирается на доктрину либеральной демократии, он, как и отдельные страны-члены, во время пандемии закрыли свои границы и ввели многие ограничения. Он объясняет, что политика ЕС уже не вписывается в глобальные экономические процессы. Люди, которые привыкли мыслить определенными категориями, потеряли власть в результате демократических выборов и, кажется, до сих пор не понимают, почему. Поэтому они говорят об угрозе диктатуры и внешних воздействиях, сочиняя абсурдные теории заговора. Мы видим растущую поляризацию, борьбу за понимание политического сообщества, за идентичность, за ценности. Это лишь свидетельствует об уходе от модели либерального мира, «мира сытого среднего класса»… Пандемия лишь ускорила эти процессы (ИноTV 21.10.20). Так, значит, прав был президент Путин, когда говорил о закате западного либерализма гораздо раньше, чем польский профессор. Но угроза суверенному развитию России нарастает, что требует новых мер внешней и особенно внутренней политики противодействия. Они известны, а их скорейшая реализация зависит, в первую очередь, от политической воли руководства. Этот комплекс мер экономического, социального и политического характера, подгоняемый пандемией Covid-19, фрагментарно уже прописан в ряде документов, начиная от майских указов (2018) президента, до недавнего плана восстановления экономики, реализуемого правительством Мишустина. Среди них, пожалуй, главным являются меры по формированию и законодательному оформлению идеологии консолидации и развития российского общества. Опыт истории учит: если разрушается идеологический контур, то рушится все остальное. Предложений на этот счет также хватает; их реализация опять же зависит от политической воли верховного руководства, которое по ряду причин проявляет понятную осторожность. Четкое определение целеполагания — кто мы, куда идем, кем хотим быть — позволит скорее решить все другие вопросы нашего развития. Ускорение экономического роста, диверсификация полусырьевой экономики, подведение под нее высокотехнологичной базы, становление социально ориентированных современных институтов и предприятий, доступные кредиты, максимально возможная степень переработки сырья и полуфабрикатов в стране, развитие международной производственно-технологической кооперации, особенно в рамках ЕАЭС, максимальное участие в «цепочках добавленной стоимости» и, наконец, выгодное для России валютно-финансовое оформление внешнеэкономических связей на базе стабильного, полновесного, максимально не зависимого от доллара рубля — вот лишь некоторые из актуальных вопросов экономической политики. Надежду на решение этих вопросов правительством Мишустина вселяет деятельность его первых замов — «буревестников госкапитализма с человеческим лицом» — Андрея Белоусова и Юрия Борисова, реализующих, как говорят, идеи и планы академика Сергея Глазьева; хотя, по мнению ряда экспертов, его время «еще не пришло». В этом контексте заслуживают внимания предложения Константина Двинского, опубликованные в статьях «Белоусов реализует план Глазьева» (Я. Дзен, 16,19.10.20). В них говорится о перспективах введения в России цифрового рубля по примеру цифрового юаня в Китае. «Цифровой кошелек» при этом, по сути, ничем не будет отличаться от банковской карты. Успех этого эксперимента в Китае позволил переводить в юань все большую часть внешней торговли, в т. ч. со странами под американскими санкциями — Ираном, КНДР, Венесуэлой. Обеспечение цифрового юаня планируется сначала долларами и золотом, сокращая американский госдолг Китаю («трежерс») с 1 трл. долл. до 800 млн. По мнению специалистов, цифровой рубль может изменить и российскую экономику. Плюсы его введения: уменьшение стоимости транзакций, интенсификация внешней торговли, дедолларизация экономики, противодействие санкциям и коррупции. Об этом давно говорит и С. Глазьев. ЦБ и ведомство Силуанова, соглашаясь с «плюсами», почему-то не говорят о большой роли такого рубля для противодействия коррупции (через использование технологии «блокчейн»). Зато ведомство концентрирует внимание на рисках. Мол, цифровой рубль ничем не обеспечен и подвержен высокой волатильности. В то же время ЦБ в своем недавнем докладе «для общественных консультаций» заявляет, что введение цифрового рубля стало бы событием для экономики и общества. Цифровой рубль также фиатная валюта, устойчивость которой обеспечивается государством в лице ЦБ; его введение позволит отслеживать денежные средства, запрещая их расходование на не предназначенные цели. Двинский добавляет, что цифровой рубль, как и фиатный, обеспечен еще одной важной категорией — балансом спроса и предложения; либерал-монетаристы «забывают» о важнейшем экономическом факторе — спрос рождает предложение, особенно, если это спрос государства, например, на инфраструктурные объекты. Не надо наращивать налоги или обменивать нефтедоллары для строительства железных дорог, если в России для этого производится практически все необходимое. Важным направлением следует считать исправление ошибок социальной политики, особенно, пассивность в борьбе с бедностью. Необходим учет в политике занятости тенденций «Революции 4.0», т.е. последствий внедрения цифровизации, роботизации, искусственного интеллекта и т. д. таким образом, чтобы рост доходов работоспособного населения, в т. ч. 20 млн. человек «за чертой бедности», не только обеспечивал им достойную жизнь, но и способствовал бы росту потребительского спроса, особенно, на продукцию отечественной промышленности и сельского хозяйства. И здесь было бы незазорно посмотреть на китайский опыт последних лет, а также поведение «успешных людей» США и Запада (миллиардеров), все больше готовых делиться своими доходами на социальные цели и экологию. Наконец, не менее важным элементом новой идеологии общества является разработка и принятие программы защиты суверенной российской культуры. Или, как определил эту задачу главный редактор «Отечественных записок» Сергей Шулов — нужна программа «культурной безопасности России». Ее реализация дала бы импульс развитию многонациональной культуры России и сохранению ее традиций, важных для сплочения общества, в противовес разъединяющей глобалистской попкультуре. Образованию, как части культуры, отводится при этом роль сближения российских и международных (западных и восточных) норм и стандартов образования, ориентированных на провозглашенные ООН цели устойчивого развития. В отличие от культуры в целом, приоритет которой — развитие и сохранение идентичности народов РФ (суверенитета их духовности), современное образование, наоборот, предполагает максимальную интернационализацию своей деятельности. Эти цели, соответствующие нормам международных отношений и принципам ООН, не устраивают, однако, «западных партнеров», в первую очередь, США. Искажая наши цели и полностью пренебрегая ими, США, используя свой не заработанный, но огромный глобальный ресурс — доллар, фактически взяли на вооружение стратегию «истощения России». По словам американского «The National Interest», «погрузить институты противника в состояние бесконечного стресс-теста, заставив его тратить время и деньги…, это — стратегия истощения…, истощения без войны». Создавая все новые точки напряжение вокруг России (Украина, Прибалтика, Польша, Белоруссия и т. д.), вводя все новые санкции, Запад заставляет нас тратить ресурсы, с тем, чтобы максимально ослабить экономические возможности страны противодействовать политике США. Естественно, что Россия принимает ответные меры, укрепляя, в первую очередь, свою обороноспособность и диверсифицируя экономику («импортзамещение» и т. п.), а также свои связи с союзниками и партнерами, разоблачая всякого рода мифы об «агрессивности» и другую фейковую пропаганду, не исключая при этом даже прекращение, по словам Лаврова, диалога с Западом. Эти меры работают на сплочение российского общества. Но предстоит решить еще очень важную, хотя и болезненную, задачу — задачу очищения, и в первую очередь, элиты, от наследия 90-х — прозападного лобби в политике, экономике, культуре, образовании — вплоть до самых высоких школ и академий. Учитывая наши сравнительно скромные финансовые ресурсы, реализация этих мер предполагает искусство сочетания максимума интеллектуальных усилий при минимуме финансовых затрат. Известно, что в характере и традициях российского человека заложен уникальный «ген»: чем труднее окружающая его действительность, тем сильнее обостряется его способность противодействовать угрозам. При этом, конечно, он должен видеть благоприятную перспективу для себя и своих близких. Не зря премьер Мишустин на заседании клуба «Валдай» 20 октября с.г. отметил, что причиной ограничений России со стороны Запада может быть и зависть, которую вызывает наш «талантливый и интересный народ». Источник
×