Jump to content

Грязный Санчез

Пользователи
  • Content Count

    11,134
  • Joined

  • Last visited

About Грязный Санчез

  • Rank
    Персона
  • Birthday 04/28/1974

Информация

  • Пол
    Мужчина
  • Проживает
    Русский город с тюркским именем на финно-угорской земле

Recent Profile Visitors

17,427 profile views
  1. его выпускали досрочно и он левой пяткой крестился, шо больше в политику не полезет Ан, нет ... не вынесла душа ... клиента З.Ы. Нашли новые документы для возбуждения ... Делов-то! Был бы человечек, а доказательства найдутся! ©
  2. была похожая ситуация В лихие 90-ые ехали домой с института на электричке Ну, припили чуток А тут ж/д менты с проверкой - Огнестрел, холодное, наркотики? ну, друган прикололся: "Нет, только стрихнин и гранаты!" Ну и ... вместо повосьмого приехали домой только в первом ночи ладно хоть в обезьянник не отправили Капитос на станции пожурил: "Больше так не шутите. У нас и так мудакоф хватает!"
  3. у меня сын ролы лопает палочками быстрее. чем я вилкой З.Ы. так что это дело привычки и предпочтения
  4. Европейская космонавтика это всегда особая тема. Она самобытна, она никогда не ввязывалась с кем-либо в противостояние, она сама для себя и сама по себе Флагманом европейской ракетно-космической отрасли на сегодня является тяжелый носитель Arian-5, совершивший свой первый полет в 1996 году. Именно первый запуск этой ракеты стал известен как самая дорогая ошибка в программном обеспечение в истории. Европейская космонавтика это всегда особая тема. Она самобытна, она никогда не ввязывалась с кем-либо в противостояние, она сама для себя и сама по себе Флагманом европейской ракетно-космической отрасли на сегодня является тяжелый носитель Arian-5, совершивший свой первый полет в 1996 году. Именно первый запуск этой ракеты стал известен как самая дорогая ошибка в программном обеспечение в истории. Этот текст наглядно проиллюстрирует важность такого понятия, как "научная школа". Европейские космические инженеры никогда не могли на равных тягаться с коллегами из России и США. Не то, чтобы они были хуже, просто космос всегда был игрушкой имиджевой, дорогой и не особо нужной для Европейских стран. Первую тяжелую ракету в Европе собирали 10 лет. На разработку Arian-5 было потрачено 7 млрд. долларов, итогом стал носитель, способный поднять на НОО орбиту с экваториального космодрома Куру полезный груз в 21 000 кг. Планировалось, что в будущем ракета сможет не только отправлять в космос грузы и запускать спутники на геостационарную орбиту, но и станет основой для первой Европейской пилотируемой программы. Увы, первый же запуск носителя в 1996 году закончился грандиозным фейерверком стоимостью в 500 млн. долларов, в ходе которого компьютер ракеты принял решение ее взорвать, отправив в утиль четыре спутника «Cluster» общей массой более 4 тонн. Именно этот запуск продемонстрировал пробелы в европейской школе ракетостроения до этого запуском тяжелых ракет не занимавшейся. Конвертация данных из 64-разрядного числа с плавающей запятой в 16-разрядное привела к зависанию компьютера на 34 секунде полета, а само программное обеспечение было взято из прошлой версии ракеты Arian-4 и не прошло соответствующих испытаний. Разработчики не учли, что программный модуль функционировал в новой среде, где условия существования были другими. Сама система предусматривала дублирование вычислительных блоков и после зависания первого компьютера переключилась на другой, но учитывая идентичную программу, которая была в них заложена, на втором устройстве сразу же произошел аналогичный сбой, после которого система уподобилась малограмотному лекарю и пристрелила больного, чтобы тот не мучился, вместо того, чтобы начать лечение. Расследование причин прошло максимально публично и нанесло большой удар по имиджу разработчика ракет- Airbus Group. Оценки ущерба оценивались от 375 млн. долларов до 500 млн, в зависимости от метода оценки, что делает эту аварию одной из самых дорогих, произошедших по вине программной ошибки. На сегодня, Arian-5 произвела более 107 пусков и лишь 3 из них признаны частично или полностью неудачными. Ныне, стоимость запуска составляет ~180 млн. долларов и уже в 2020 году на смену первой тяжелой ракете Европы придет носитель нового поколения Arian-6, который благодаря использованию новых технологий станет на 40% дешевле, чего конечно не хватит, чтобы сравняться с Falcon-9, но будет достаточно, чтобы оставить конкуренцию ракете "Ангара". Надеемся, что Arian-6 будет ставить только положительные рекорды. https://zen.yandex.ru/media/space_for_you/feierverk-za-pol-milliarda-dollarov-5e294b3934808200b1d832fc?&secdata=COL%2BpY%2F9LSAMMICgAQ%3D%3D
  5. Лукашенко разразился новыми обвинениями в адрес России, которая якобы заставляет Белоруссию «платить за нефть больше, чем они продают полякам и немцам». Так ли это на самом деле, в чем суть нефтяных противоречий двух стран, почему российские нефтяники отказываются продавать нефть Белоруссии – и что на самом деле хочет Москва от Минска? Новый нефтяной кризис в отношениях России и Белоруссии, похоже, принципиально отличается от предыдущих серий напряженности в этой сфере. Как и прежде, Александр Лукашенко делает заявления, что Белоруссия будет искать замену российской нефти по всему свету – и ищет ее. Но если раньше после таких действий Минску удавалось согласовать удобную для него цену на российскую нефть, то теперь возможности для этого, похоже, исчерпаны. Российские нефтяники поставлять в Белоруссию нефть по некой «братской» цене категорически не хотят. «Мы работаем на коммерческих условиях. Налоговый маневр – это не инициатива нефтяных компаний Российской Федерации: мы такие же жертвы, как и белорусы. Поэтому мы не собираемся компенсировать те потери, которые несет белорусская сторона», – заявил на днях глава ЛУКОЙЛа Вагит Алекперов. Информация о резком сокращении поставок российской нефти на белорусские НПЗ появилась в самом начале года. Незадолго до этого казалось, что стороны достигли соглашения относительно того, как выполнить главное требование Минска – предоставить Белоруссии возможность закупать нефть по внутрироссийским ценам. Именно этот момент Александр Лукашенко подчеркнул в ходе состоявшихся в начале прошлого декабря в Сочи переговоров с Владимиром Путиным. «Мы готовы и по 200 долларов газ покупать, и нефть покупать не по 63 доллара за баррель. Главное, чтобы равные были условия. Если наши предприятия покупают за 200 долларов, значит, и конкурирующие предприятия должны иметь такую же цену... Мы договорились давно, развивая наш договор: люди и субъекты хозяйствования должны иметь равные условия для жизни и работы. Все! Равные условия, больше ничего не надо», – заявил тогда белорусский президент. Он дал понять, что без выполнения этих условий никакого углубления интеграции России и Белоруссии не будет. Почему Лукашенко лукавит Россия в принципе готова пойти навстречу требованиям Белоруссии – переговоры о форме компенсации белорусской стороне последствий российского налогового маневра в нефтяной отрасли идут еще с осени 2018 года. Если не углубляться в детали, то суть маневра состоит в следующем. До 2024 года Россия планирует обнулить 30-процентную экспортную пошлину на нефть, одновременно повысив налог на добычу полезных ископаемых (НДПИ), который взимается «на скважине», то есть с каждой тонны добытой нефти. В результате стоимость сырья для российских НПЗ существенно вырастет – по сути, она будет приближаться к мировому уровню. Для Белоруссии реализация налогового маневра также будет означать резкое подорожание нефти. Дело в том, что исторически Белоруссия была фактически освобождена от российской экспортной пошлины – нефть для переработки на белорусских НПЗ закупалась без выплаты пошлин в российский бюджет. Кроме того, не облагались пошлинами нефтепродукты, которые производились из этой нефти и экспортировались главным образом в Евросоюз. Немалая часть получаемой Белоруссией российской нефти (6 млн тонн из 24 млн) отправлялась на реэкспорт с так называемой перетаможкой – зачислением экспортной пошлины в бюджет Белоруссии. В российском руководстве все это считают скрытым субсидированием партнера. Как сообщал в октябре 2018 года российский министр финансов Антон Силуанов, общий объем подобной субсидии составляет 2 млрд долларов в год, но к 2024 году, когда налоговый маневр будет завершен, она фактически обнулится. Со своей стороны Александр Лукашенко оценивал потери Белоруссии от налогового маневра в 10,5–11 млрд долларов в 2019–2024 годах. Для Белоруссии это очень серьезные суммы, выпадение которых ставит под угрозу финансовую безопасность страны. Именно поэтому Белоруссии так нужна российская нефть «на равных условиях». Но когда Александр Лукашенко говорит о «равных условиях», он лукавит. Президент Белоруссии попросту умалчивает о том, что для российских нефтяников налоговый маневр тоже оказался суровым испытанием – о чем и напомнил недавно Вагит Алекперов. В особенно невыгодном положении оказались независимые российские НПЗ, не имеющие собственной сырьевой базы. Рост цен на нефть сделал производство на многих из них нерентабельным. Причем настолько, что среди независимых российских НПЗ произошло несколько банкротств, наиболее громким из которых стало банкротство Антипинского НПЗ в Тюменской области. По сути, в таком же положении, как независимые российские НПЗ, оказалась и белорусская нефтепереработка, поскольку своей нефти для нее у Белоруссии нет. Белорусская нефтепереработка, по сути, может стоять на одной доске лишь с теми российскими заводами, которые не имеют своего сырья. Но и те российские НПЗ, которые входят в состав вертикально интегрированных холдингов с собственной добычей и сбытом нефтепродуктов (что снижает риски их бизнеса), тоже не находятся в привилегированном положении, поскольку налоговый маневр распространяется на всех переработчиков. Понимание того, что до завершения налогового маневра могут дожить далеко не все российские переработчики нефти, привело к разработке правительством РФ механизма компенсации для НПЗ в виде так называемого обратного акциза. Иначе говоря, это особый налоговый вычет. Схожие условия Россия готова предложить и белорусским НПЗ. Что это, как не те самые равные условия, которые и требует Лукашенко? Заклятая «Дружба» В начале декабря посол Белоруссии в России Владимир Семашко сообщил, что поставлена задача провести унификацию налогообложения двух стран. Это и стало бы основанием для предоставления белорусским НПЗ таких же льгот, как и российским нефтепереработчикам. Однако для белорусского президента сама эта идея, как видно, представляется покушением на государственный суверенитет Белоруссии. Поэтому со стороны Лукашенко быстро нашелся симметричный ответ: в начале января он утвердил «экологический налог» на организации, занимающиеся транзитом нефти по территории Белоруссии. А занимается этим компания, принадлежащая в том числе российской «Транснефти». Спустя несколько дней после этого «Коммерсантъ» со ссылкой на информированные источники сообщил, что переговоры по тарифам на нефтяной транзит были приостановлены. Последним их эпизодом стала встреча на уровне вице-премьеров, состоявшаяся 16 января – с российской стороны в ней участвовал Дмитрий Козак, который в состав нового правительства РФ не вошел. На тот момент белорусская сторона настаивала на том, чтобы тарифы на транзит были повышены на 2020 год на 16,6%. Одновременно Минск резко активизировал поиск альтернативных поставщиков: предложения были направлены в Норвегию, Польшу, Казахстан, Азербайджан, страны Прибалтики и на Украину. 24 января, выступая перед работниками одного из белорусских предприятий, Лукашенко в очередной раз обрушился с обвинениями в адрес России. «Что касается газа, нас кинули – не вывели нас на равные цены. Что касается нефти: платите больше, чем они продают полякам и немцам. Где такое видано?» – заявил президент Белоруссии (цитата по «БелТА»), добавив, что к «практически мировой цене» от белорусской стороны еще и требовали заплатить некую премию для российских компаний в размере 15–16 долларов за тонну. Действительно, в ту цену, по которой Белоруссия ранее покупала российскую нефть, была заложена так называемая премия к экспортному паритету, высчитываемая по формуле: цена нефти на узлах Западной Сибири минус транспортировка и экспортная пошлина. Ее размер составлял шесть долларов за тонну, однако белорусская сторона хочет, чтобы российские компании «Роснефть» и «Сургутнефтегаз» от премии отказались. У России же на сей счет своя позиция. Эта надбавка к цене, которая существовала и которую наши белорусские коллеги предлагают как-то централизованно отменить, потребует радикальной перестройки принципов функционирования российской отрасли. Все эти договоренности – это частные коммерческие контракты наших нефтяных компаний с «Белнефтегазом», – пояснил в начале января Дмитрий Козак. Откуда Лукашенко взял цифры 15–16 долларов за тонну – в 2,5 раза выше существовавшей премии к экспортному паритету – непонятно. Возможно, что это домыслы тех, кто информирует белорусского президента о деталях переговоров. Немаловажная деталь: в выступлении перед рабочими Лукашенко не сообщил, какие конкретно цены на нефть предлагала Белоруссии Россия, и как бы невзначай попытался изобразить оскорбленную невинность. По словам президента Белоруссии, «когда мы стали разбираться [с нюансами налогового маневра], мне напрямую доложили люди, которые готовили эти нормативно-правовые акты, законы, указы, постановления правительства, что это сделано специально. Чтобы надавить на Белоруссию. Зачем надавить, догадайтесь с трех раз». Лукашенко явно намекает на новые интеграционные инициативы Москвы – к которым Белоруссия не готова. Цена неинтеграции На данный момент у Минска и Москвы разные категории оценки продуктивности переговоров по нефти, считает Иван Лизан, редактор и аналитик портала СОНАР-2050, посвященного перспективам Союзного государства России и Белоруссии. По его словам, Минск хочет продолжения субсидирования экономики в прежних объемах, а Москва не хочет платить без углубления интеграции. Если поставлять Белоруссии нефть по ценам до налогового маневра, то это может сломать не только налоговую систему России, но и ее взаимоотношения с соседями: достаточно сделать одно исключение, как такие же условия потребуют остальные. Именно поэтому Москва предложила Белоруссии гармонизировать налоговое законодательство, то есть построить его на общих принципах, но без создания единой налоговой службы. В целом же позиция Белоруссии в переговорах по нефти слабее позиции России, считает Лизан: «Москва никуда не спешит: нефть может перепродать по рыночной цене без скидок, а бюджет России профицитен. Кроме того, в Белоруссии в этом году президентские выборы, то есть белорусской власти нужна стабильность. Иначе случится падение рейтинга президента и угроза возврата к инфляционно-девальвационной модели экономики, от которой Минск отказался, когда провел деноминацию своего рубля. Так что у Минска мало времени для раздумий». Политолог Станислав Смагин полагает, что логика действий России во многом продиктована тем, что выгодных альтернатив российской нефти у Минска нет в принципе – выбор идет между не очень выгодными и очень невыгодными. Например, недавно закупленная пробная партия норвежской нефти оказалась с точки зрения доставки не очень выгодной. Но Лукашенко, предполагает политолог, может счесть вопрос политическим и соответствующим образом отнестись к издержкам на альтернативные поставки. Примерно как лидер социалистической Румынии Николае Чаушеску, который некогда решил устранить растущую зависимость страны от Запада и ценой многолетнего общенационального затягивания поясов отдал все долги. «У такого решения Лукашенко могут быть и внешние спонсоры, – считает Станислав Смагин. – Например, Китай, которому Белоруссия интересна и сама по себе, и как объект в отношениях с Россией». https://yandex.ru/turbo?text=https%3A%2F%2Fvz.ru%2Feconomy%2F2020%2F1%2F24%2F1019865.html&promo=navbar&utm_referrer=https%3A%2F%2Fzen.yandex.com
  6. Да неужели!? Клятая советская оккупация оказалась лучше демократиной ГейОпы?
  7. заявлено было, что венесуэльская И получилась в 2 раза дороже российской А потом её бодяжили с российской, чтобы НПЗ, которые заточены под URAL-нефть не загнулись З.Ы. венесуэлка, кажется ещё тяжелее ураловской
×