Jump to content

khvb

Пользователи
  • Content Count

    461
  • Joined

  • Last visited

About khvb

  • Rank
    Приусадебный ёжик

Информация

  • Пол
    Мужчина
  • Проживает
    РФ

Recent Profile Visitors

7,295 profile views
  1. Я не автор, а только переводчик, но также и россиянин, поэтому изложу свое мнение по вопросу, как меня касается "крик истерзанной польской души". Во-первых, это описание изнутри ситуации, в которой могла оказаться наша страна, не сверни она с пути, куда нас толкала идеалистическая мечта о дружбе с Европой, которая в своем гимне призывала: "В круг сольемся братский, тесный! Этот круг — весь Божий свет!" (Ф. Шиллер в переводе В.П.Коломийцева). Оказалось, что это все для красного словца. Умные учатся на чужих ошибках. Поучительно, запомним. Во-вторых, это описание той перспективы, которая маячит перед Польшей в связи с приходом к власти правых националистических политических сил. Это будет кусочком той политической мозаики, которая нас ожидает в ближайшем будущем. Нас, русских, не может не интересовать положение соседа, которого хотят заставить повторить на себе украинский опыт, чтобы внести чуточку хаоса в наше окружение. Наконец, мы читаем о чувствах той части польского общества, которая отнесена новыми властями к более низкому сорту поляков и о которой не прочтешь в мейнстримовских СМИ. А ведь большинство из них наши искренние друзья. Можно было бы перечислять и дальше, но ограничусь пока этим.
  2. „Перемены к лучшему” оставляют Польшу в одиночестве на периферии Европы? Польский текст статьи «Czy dobra zmiana stawia Polskę w osamotnieniu na peryferiach Europy?» опубликован 21 марта 2016 г. на интернет-портале obserwatorpolityczny.pl. Автор статьи — КРАКАУЭР (KRAKAUER). Перевод vladkharitonov. Многократно повторяемое на протяжении статьи выражение «перемены к лучшему» — это один из выборных лозунгов партии ПиС Графика редакции Одно из главных утверждений, пропагандируемых средой защитников демократии в широком понимании этого слова, или, если еще шире — противников правления "перемен к лучшему", гласит, что якобы из-за авторитарных устремлений властей "перемен к лучшему" мы остались в одиночестве на периферии Европы. Это проблема очень сложна сразу по двум причинам. Во-первых, мы действительно находимся на периферии Европы, если подразумевать под нею Европейский Союз, и с этим ничего не поделаешь в существующей геостратегической системе. Более того, мы были бы глупцами, не заметив, что всегда находились в таком положении. Немыслимо обмануть географию, особенно политическую. Можно прибегать к всевозможным манипуляциям, направленным либо на перенос дальше на восток границ Европы, понимаемой как сообщество ценностей, либо на попытки сильнее сблизить Польшу с Евросоюзом, например, переходя к евро, но факт нашей периферийности останется фактом. Во-вторых, ментально и культурно, а следовательно, и политически мы далеки от Западной Европы, причем проблема давления с целью добиться согласия с незаконной иммиграцией показала, что это не всегда плохо. Временами мы также не только имеем право на собственную точку зрения на различные проблемы, но и, что самое главное, оказываемся правы. К сожалению, различия в культурно-цивилизационной диффузии приводят к тому, что доказательства правоты стран Центральной Европы не проникают на Запад, и уж наверняка недоступны для западных обществ, подвергнутых воздействию селективной подачи информации через СМИ, являющиеся собственностью преимущественно больших западных концернов. Изложенное выше — это примерная картина с натуры. Разумеется, существуют дела, которым идут на пользу контакты элит, но существуют также целые области жизни, где все обстоит плохо, по крайней мере с западной точки зрения. Достаточно вспомнить отказ Польши подписать Хартию Европейского Союза по Правам Человека из-за того, что в ней имеются положения, которые можно обобщенно назвать "гендерными". Помнит ли сегодня еще кто-нибудь, кто с этим не согласился, кто из президентов этому воспротивился? Подобных моментов очень много, особенно если речь идет о контактах между нашими обществами. Это видно на примере молодежных обменов — кроме Эразмуса, за который платит Евросоюз, в этой области все обстоит плохо или уныло. Например, Польша как цель экскурсий в немецких школах проигрывает Италии, Испании или Англии и всегда будет проигрывать. Причин лучше не называть, но прошу не надеяться, что кто-то будет добиваться школьной поездки в страну уборщиц, сантехников, проституток и похитителей автомобилей. Нравится нам это или нет, но полякам не удалось подтянуть свой имидж. Последствия этого мы испытываем все время и еще долго будем испытывать. Сейчас к этому образу Польши на Западе, необязательно совпадающему с нашим взглядом на себя самих, добавились "перемены к лучшему", причем в форме, предлагаемой западными СМИ, большинство из которых являются представителями немецких СМИ в Польше. В результате мы имеем не только тяжелый имидж, но, что самое главное, из статуса страны, к которой относятся с терпимостью, так как она является окупающейся инвестицией, мы перешли в категорию стран, способных создать проблемы и причинить ущерб. Таких Европа сегодня не требует. Никакого значения не имеет, что мы будем возмущаться и дуться из-за того, что никто не признает ни наше Восстание, ни наших Проклятых Солдат, не говоря уже о том, что никто не хочет просить у нас прощения за предательство на Ялтинской Конференции и т.п. Важно, как эти проблемы представлены на Западе. К сожалению, они не представлены ни в благоприятном для Польши свете, ни объективно. Кроме того, у нас имеются сильные враги, которые совершенно серьезно высказывают свои мнения, не опасаясь говорить о том, что прием Польши и других стран как в Евросоюз, так и в НАТО был исторической ошибкой. Вспомните, референдум во Франции по вопросу принятия другой конституции был проигран как раз из-за страха перед польским сантехником. Наша проблема заключается в том, что ночные потасовки, происходящие в атмосфере скандалов и протестов, а также трудное для понимания поведение части оппозиции, показанное через объективы западных СМИ, представляют Польшу как страну, подобную Молдавии, Албании или т. н. Косово. Именно потому, что существует большая группа личностей и центров влияния, заинтересованых, чтобы Польша и в самом деле оставалась самое большее колонией, в которой только элита — в том числе присланная и одобренная — имела бы хороший западный уровень жизни. Остальное сокращающееся общество будут готовить к очередной перезагрузке, в которой Польша может использоваться в качестве прекрасного амортизатора процессов. Хотелось бы, чтобы мы правильно поняли друг друга! Не имеет ни малейшего значения, что происходит в Польше. Важно лишь то, что стоит крик и „перемены” показываются как противоречащие повсеместно одобряемой парадигме и набору ценностей, признаваемых адресатами негативных репортажей о Польше. Можно доказать, что любые плохие известия из Польши будут представляться таким образом, чтобы они казались еще хуже, поскольку необходим материал для унижения Польши. „Перемены к лучшему” произошли в нужном месте и в нужное время, а рассчитываться за наивность новых элит придется всему обществу. Ставя под сомнение определенный порядок, более того, самого себя считая в определенном вопросе лучшим, чем существующий порядок, подвергаемый критике (имея на то некоторые основания), обязательно приходится ожидать, что последует реакция. Если бы находящиеся у власти это предвидели и хотя бы использовали другую риторику и по-другому разговаривали с оппозицией, а самое главное, если бы привлекали ее или к сотрудничеству или подвергали риску быть обвиненной в срыве переговоров, то ситуация была бы совершенно другой. Все было бы по-другому, даже т.н. Венецианскую Комиссию можно было бы использовать как успех. Но все поучилось, как получилось — „перемены к лучшему” являются угрозой для положения Польши в Европе, потому что она сама взяла на себя роль, предназначенную для персонажа, канализирующего эмоции. Вывод. Ответ на вопрос в заголовке — оставляют ли «перемены к лучшему» Польшу в одиночестве на периферии Европы? — звучит: «Да». К сожалению, «перемены к лучшему» сами превратили себя в инструмент, служащий для ухудшения международной ситуации Польши. Что самое важное, они не имели подобных намерений, но в ведущейся игре это не имеет никакого значения. В этой игре раздают карты, которые мало того, что меченые, так еще различаются размерами и формой! Текст на польском языке предоставлен на условиях лицензии Creative Commons Uznanie autorstwa-Na tych samych warunkach 3.0 Polska
  3. Проблема всех русофилов Польский текст статьи «Problem wszystkich rusofili» опубликован 13 марта 2016 г. на интернет-портале obserwatorpolityczny.pl. Автор статьи — КРАКАУЭР (KRAKAUER). Перевод vladkharitonov. Графика редакции Русофобия себя прекрасно чувствует, ее можно культивировать если есть желание и насколько есть желание. Все формы хорошо проверены, воплощены на практике, можно свободно записываться в число ненавистников России и русских, а также их президента господина Путина. Намного хуже обстоит дело с русофилией, к сожалению, по вине самой России, поскольку общей проблемой всех русофилов, особенно из стран, имевших в прошлом какие-то непосредственные связи с Россией, является то, что ее особо не за что любить, хотя и хотелось бы любить всем сердцем, всей душой. Российская империя решала эту проблему банальным образом: был царь, были его подданные, возможно, к некоторым из них он относился менее сердечно, но, тем не менее, вопрос принадлежности к Русскому Миру был в то время банально простым. Еще проще было в СССР. Государство рабочих и крестьян предлагало универсальную идеологию, благодаря которой процветала любовь к Советскому Союзу и в буржуазной Франции, и в мещанской Италии, ведь еще в 70-х годов XX-го века там имелись очень сильные прокоммунистические настроения. Любовь к революции одновременно означала любовь к коммунистическому государству и его народам. К сожалению, Россия и другие республики СССР отбросили коммунистическую идеологию как инструмент управления государством, завершив тем самым длинные истории интернациональной дружбы с многочисленными народами всего мира, в ходе которых удалось построить своего рода симпатию и даже восхищение Россией, русскими и всем русским. Например, даже в Афганистане, несмотря на войну, именно русских вспоминают как тех оккупантов, которые больше всех способствовали развитию цивилизационной инфраструктуры. Именно в советских технических вузах учились афганские инженеры, которые потом строили у себя в стране мосты, плотины, водохранилища и колодцы. Аналогично обстояло дело в других странах. СССР, несмотря на то, что своим могуществом вызывал ужас и панический страх, имел в своем soft power существенную цивилизационную миссию, благодаря чему он стал известным во всем мире тем, что делает много хорошего, преимущественно, для простых людей. Стоит помнить, что такую политику глобального влияния позволяло себе государство, наиболее развитая в промышленном отношении часть которого оказалась уничтожена, а значительная часть населения была зверски убита в ходе жестокой войны. После падения СССР все приобрело совершенно другой характер. Прежде всего, Россия изменила государственную парадигму, что мало кто заметил. Ушла коммунистическая идеология и сначала было неизвестно, чем заполнить пустоту, оставшуюся после Ленина, как на уровне фактов, так и на уровне надстройки. Одновременно государства, окружающие Россию, продолжали относиться к ней с подозрением, в соответствии с логикой, усвоенной во времена СССР. Это, а также усиленное разграбления Западом российского национального богатства привело к тому, что возродилась русская национальная мысль, довольно консервативная, но по российским стандартам все еще либеральная, открытая всему миру и желающая модернизировать огромную страну. Это великое русское возрождение связано с личностью господина Владимира Путина, президента Российской Федерации. Россия Путина предложила миру открытость и стабильность, партнерство и возможность обмена многочисленных российских товаров на то, что необходимо для модернизации России. Русские прекрасно поняли, что в эпоху потребительства неуместна идеология и никому не навязывали свои представления о "демократии" и "свободе", в отличие от некоторых других стран, делающих это непрерывно в якобы однополярном мире. Особенно преуспела в этом одна страна, которая одновременно являлась синонимом полюса лицемерия и цинизма. Из этого вытекает, к сожалению, определенная непоследовательность идейно-государственной позиции России. Россия предлагает миру возможность выгодного торгового обмена, подчеркивая, что ее условием является стабильность, мир и безопасность. Но в этой проблеме Россия практически полностью полагается на недружественное окружение, не делая практически ничего, чтобы за этим мирным предложением следовали ценности и идеи, вокруг которых могли объединяться люди, поддерживающие великие идеи Русского Мира как безопасного и стабильного места для цивилизационного развития и роста благосостояния. Святая для русских память о Великой Отечественной Войне уже не интересна для большей части западных обществ, потому что они существенно изменились в результате потребительства и скованы законами глобализации. Кроме того, освобождение, принесенное русскими, по-разному интерпретируется некоторыми странами. Это не означает, что люди хотят забыть о II-й мировой войне, речь идет о том, что большинство из них даже не помнит, когда она началась и когда закончилась. Дело в том, что система военных союзов и нейтральных стран, менявшаяся в ходе войны, в том числе и для самого СССР, сегодня не может служить для универсального изложения произошедшего. К счастью, существует компания "RT.com", что очень важно. В сущности, она выполняет информационную миссию, объективно представляя информацию, имеющую глобальное значение. Существует также радио "Спутник", передающее и на польском языке. Оно является тем самым крохотным огоньком у самого горизонта, который дает надежду. Существуют также и такие профессиональные инициативы, как, например "Inforos.ru" Но эти организации лишь служат посредниками в передаче культуры, или, более широко, информации из России за рубеж. Эта информация, к сожалению, не воспринимается Западом, погруженным в декадентское потребительство, покрытое сплошным слоем заказной русофобии. Иными словами, нет никакой великой идеи, вокруг которой можно было бы сплотиться в интересах России для того, чтобы ее поддержать и потребовать в наших политических пространствах, а также на всеевропейском форме, относиться к России как к партнеру, как к соседу, а иногда даже как к самому близкому другу. Трубы Газпрома, являющиеся обещанием торговли, но этого слишком мало! Открытие российского рынка для пармезана или яблок — также очень мало, потому что не об этом идет речь в soft power. Никто не говорит, что легко придумать идею, не противоречащую духу Русского Мира и ее продвигать, чтобы она была привлекательной для всех людей доброй воли и чтобы она объединяла вокруг себя русофилов. Но такую идею придумал и представил господин Владимир Путин, хотя у нее и не было идеологического сопровождения и, видимо, по этой причине она была Западом проигнорирована, а сегодня непонятно, как ее подхватить, потому что не хватает именно идеологической поддержки, которая позволила бы объединиться вокруг идеи России и ее места в современном мире. Речь идет, разумеется о большом пространстве благосостояния, безопасности и обмена от Лиссабона до Владивостока. Господин президент Путин сформулировал эту идею, но у его чиновников, к сожалению, хватило вдохновения только на публикацию статей в иностранной прессе, а также на одну-две конференции. Тем временем, если бы Российская Федерация сама, в одностороннем порядке, не взирая на предписания государств Евросоюза, отменила визовый режим для граждан государств Европейского Союза с правом пребывания на территории России, скажем, 90 дней и возможностью его продления на дополнительные 90 дней, если вы пребываете в азиатской части, то мы имели бы дело с совершенно другим режимом работы коробки передач. Ничего подобного не произошло, Россия применяет — что совершенно понятно — политику дипломатической симметрии, которая, к сожалению, не способствует созданию ее позитивного имиджа на Западе, потому что в данном случае побеждает пропаганда и стереотипы. Возможно, кому-то это покажется шокирующим, но так легко было ввести незаконные и несправедливые санкции против России, так легко было манипулировать имиджем России и самих русских в Европе именно потому, что, КАК ПРАВИЛО, НИКТО НЕ ЗНАКОМ НИ С ОДНИМ РУССКИМ И НИ С ОДНОЙ РУССКОЙ! Если бы у наших обществ была возможность диффузии, взаимного проникновения, культурного, экономического и научного обмена или самого банального туристического обмена, то тогда положение было бы совершенно иным. Под лозунгом НЕТ САНКЦИЯМ ПРОТИВ РОССИИ можно было бы собрать многотысячные митинги поддержки, объединить людей, которые придут по зову сердца, будут посылать селфи своим знакомым, друзьям, сестрам и братьям в Петербурге, Москве или Владивостоке, сделанные непосредственно во время таких демонстраций, где люди спонтанно и громко кричат НЕТ! Имея в виду отрицательное отношение к политике враждебности к России. К сожалению, этот фактор не действовал, Россия и русские по-прежнему являются terra incognita. Как любить страну и людей, которых не знаешь? Как любить страну и людей, с которыми не имеешь возможности познакомиться? Это проблема всех русофилов, всем сердцем преданных идее Русского Мира. Текст на польском языке предоставлен на условиях лицензии Creative Commons Uznanie autorstwa-Na tych samych warunkach 3.0 Polska
  4. Правые, изолируя Польшу, ведут нас к беде Польский текст статьи «Prawica izolując Polskę prowadzi nas do zguby» опубликован 13 марта 2016 г. на интернет-портале obserwatorpolityczny.pl. Автор статьи — КРАКАУЭР (KRAKAUER). Перевод vladkharitonov. Графика редакции Действия правых не понятны. Мы противимся тому, чтобы Запад нас использовал (это является фактом), и одновременно дистанцируемся от нашего Большого Брата из-за океана, изменяя принципы функционирования государственного строя. С другой стороны, у нас нет никакой альтернативы, потому что концепция межморья является фантазией, записанной прутиком на воде, и никто ее всерьез не рассматривает. Политика правых ведет к изоляции Польши. Кто-то будет нас избегать, потому что мы недостаточно демократичны, а кто-то потому, что мы являемся слишком проамериканскими, найдутся и такие, кто будет нас рассматривать просто как мальчиков для битья. Нет никого, с кем мы могли бы всерьез создавать союзы, более того, все понимают, что при нашей слабости мы являемся скорее грузом, чем опорой. Кроме того, наше географическое положение является проклятьем, если иметь в виду интерес самых сильных, который возникнет в случае реализации их стратегических решений. Имеет смысл рассматривать три варианта решений: или перевес Запада, или перевес Востока, или же баланс. До сих пор мы тестировали два решения — вариант перевеса Востока нами отбрасывался. В условиях перевеса Запада его гарантии, как мы видим, оказались фикцией. Баланс совсем не обязательно должен означать продолжение субъектности Польши в регионе. Ведь мы помним, как это было в истории — концепция разделов Польши предусматривала баланс в регионе, но без Польши. Концепция региональной коллективной безопасности, основанная на равновесии двух блоков, на наших глазах завершается. Мы в большой ссоре с восточным региональным окружением. Некоторые союзники из военного союза, в котором мы находимся, не являются реальными союзниками, кроме того, защита их территорий, учитывая нашу немощность, почти невозможна. Концепция переноса на восточный фланг существенных западных сил не реализуема, поскольку Запад не намеревается конфликтовать с Востоком, хотя после украинских событий он должен согласиться с необходимостью переопределения региональной безопасности. Чего не хватает концепции перемен к лучшему и приобретения Польшей действительной самостоятельности в регионе — так это правильных отношений с Востоком. Обратите внимание на то, что, являясь реалистами, мы не говорим о союзе. При правлении в Польше правых, максимум, о чем мы можем думать, — статус Финляндии. Хотя и это много, особенно если Германия не даст согласия на нашу самостоятельность в смысле полного суверенитета, потому что для своей государственной концепции им нужна стабильность на Востоке. Что это может означать, сегодня еще не известно. Видно, что у концепции безопасности, предлагаемой правыми, не сходятся концы с концами. Наиболее однозначно это было показано отсутствием какой-либо возможности переговоров об изменении формата минских встреч. Польшу не допустили к столу, чем нас однозначно и явственно деклассировали в системе региональной безопасности и опустили ниже статуса независимой Беларуси. По всей видимости, мы уже очутились в вакууме, так как некоторые обстоятельства уже закончились, а новые еще не сложились. К сожалению, мы не влияем на то, что произойдет, нами будут играть, уже играют. Изолируясь от Запада, мы лишаемся шанса по крайней мере "пускать слезу" как "всеми гонимые", имеющие дарованное право напомнить о себе и быть выслушанными. Это не удастся заменить топаньем ножками на митингах, размахиванием бело-красным и пением даже самых духовных гимнов. Мы говорим о реальном, жестоком и злом мире, в котором нам никто ничего не даст и никто ничего не простит. Внимание, переходим к самому важному, прошу сесть поудобней. Не имеет никакого значения, что, например, за нами моральная правота или в нашу пользу говорят какие-то права человека и т.п. Это риторика слабаков. Время слабых на наших глазах заканчивается, точнее, уже закончилось. Опять в Европе считаются только с силой. Если мы не сможем защитить свое имущественное положение, то это значит, что мы просто не заслуживаем статуса-кво, хотя кое-кто в Польше еще может осуществить для себя "перемены к лучшему". Мы будем изолированы, будем в одиночестве. Может реализоваться любой сценарий, в том числе и катастрофический. В одиночку нам не выжить среди волков, змей и медведей. Пожалуйста не забывайте — это не компьютерная игра, у нас нет "нескольких жизней". Текст на польском языке предоставлен на условиях лицензии Creative Commons Uznanie autorstwa-Na tych samych warunkach 3.0 Polska
  5. Позиция России в Центральной Европе является объективным обстоятельством Польский текст статьи «Pozycja Rosji w Europie Środkowej jest okolicznością obiektywną» опубликован 7 марта 2016 г. на интернет-портале obserwatorpolityczny.pl. Автор статьи — КРАКАУЭР (KRAKAUER). Перевод vladkharitonov. Графика редакции Неправдой являются утверждения некоторых немецких мозговых центров, а также печатных СМИ, будто Россия "возвращается" в Центральную Европу, то есть восстанавливает сферу влияния и общее значение в регионе. Это ничто иное, как масштабное сотворение иллюзий, высосанных из немецких (и не только) пальцев, целью которого в очередной раз является представление отношений с Россией в виде извечного соперничества доброго, благородного и рыцарского Запада со злым, коммунистическим, монгольским, азиатским, татарским, [любой может добавить, в принципе, какой угодно эпитет] Востоком. В этом извечном соперничестве речь шла лишь об одном — о землях славянских стран, и в первую очередь, о контроле над бескрайней Россией, богатства которой снятся очередным поколениям жителей Запада. Они рассматривают эти богатства как естественный ресурс для освоения, ведь славяне не умеют сами собой управлять — так скажет почти любой немец, особенно тот, кто закончил школу до конца 80-х. По изложенным выше причинам тезис о мнимом восстановлении российского могущества и об агрессивности, сказки о медведе, выходящем из тайги, об империи, претендующей на то, что она считает своим, и другие бредни о якобы агрессивной политике России преследует одну и ту же цель. Уже канцлер Адольф Гитлер писал в своей книге и утверждал в своих речах, что, в сущности, он защищает Европу и всю западную цивилизацию от Большевизма/Азии, которые являются текущей моделью управления агрессивной империей на Востоке. Позже, в течение более чем полувека холодной войны, целые поколения жили на Западе в реальности страха перед так называемой советской агрессией. Это даже представлялось в культурных сагах визуального поколения, где добро боролось со злом, а герои, стоящие на "стороне сил добра" всегда были правы, даже если нужно было уничтожить каких-то гражданских. Целью такой риторики Запада, а особенно Германии, является создание обоснования для перехода от риторики справедливости к риторике предвидения необходимости спастись от поражения в неизбежном противостоянии. Разумеется, при трезвом подходе это нельзя оценить иначе, чем риторику шовинизма, ненависти, русофобии, убежденности в собственном превосходстве, а также необходимости защищать от угрозы собственные ценности, в конечном счете — как оправдание для проекции силы, потому что известно, что если хочешь мира, то необходимо всегда быть готовым к войне. Немного надо, в особенности немцам, чтобы снова начать маршировать. Наверняка, аргументом, убеждающим в этом немецкое общественное мнение, может быть необходимость соблюдения немецких интересов в буферной зоне между Германией и Россией. Эту зону традиционно в их доктрине имперского мышления называют "Mitteleuropa". Это определение имеет не только географическое значение, очевидное для любого, кто хотя бы немного понимает немецкий язык. Для знакомых с немецкой политической мыслью восточный вопрос — это нечто намного большее, чем даже то, что мы представляем, говоря о "восточных проблемах". Немцы считают весь регион своим тылом. И НИЧЕМ ДРУГИМ. Свыше 1000 лет культурно-цивилизационного развития всех наций, живущих к востоку от Эльбы, — это с их точки зрения всего лишь тыл, обеспечивающий удовлетворение их потребностей. Большой резервуар ресурсов, из которого они могут черпать, лучше всего прямо руками, туземцев, которые сами себя стерегут. Можно прекрасно видеть эту концепцию, мастерски и почти идеально воплощенную в жизнь в отношении государств Центральной Европы, находящихся в зависимости от Германии. Чехия, в принципе, уже является частью Германии, аналогично — Словакия, о Польше и говорить не приходится, но не лучше обстоит дело и с балканскими государствами, а постепенно и с балтийскими, зависимость которых от Германии с каждым годом увеличивается после принятия евро. Пожалуйста, задайте сами себе вопрос — как выглядит структура экономик зависимых стран? Что они, в основном, экспортируют и почему преимущественно в Германию? Разумеется, хорошо, что у людей есть работа, а экономика крутится, но до какой степени можно считать допустимой зависимость? Сегодня Германия пытается убедить в своей правоте Европу, в основном, создавая атмосферу конфликта, которую в последующие годы она будет культивировать и развивать, используя ее по мере необходимости и для своих целей. Мы будем свидетелями настоящего запугивания Россией, у которой большие зубы. В тени зубов русского Медведя Германия будет создавать свое могущество, направленное не против России. Ей будет хватать господства над буферной зоной, здесь она имеет свою гарантированную ренту такого высокого уровня, что объединенный потенциал Центральной Европы обеспечит Германии абсолютный перевес в Европе. Что касается России, то достаточно будет торговли и постепенных, медленных, длящихся годами процессов культурной, экономической и политической диффузии. Ведь уже не единожды Германия управляла Россией. Именно Германия приняла решение запрограммировать в России коммунизм, как-никак Ленин приехал на поезде не с Марса, а из Берлина. Для России Центральная Европа является и останется серьезной проблемой, рассматриваемой в Москве в военных категориях. География не обманывает, невозможно скрыть тот факт, что любое крупное развертывание армий, направленных против России, по логистическим соображениям должно использовать территорию центральной и восточной Польши. Украина играет отдельную роль и изменяет геополитический паззл в пользу Запада, но она настолько непредсказуема, что ее самое большее можно рассматривать как союзника, которого нужно тщательно контролировать. Тогда она может дать большой выигрыш, хотя бы в виде территориальных преимуществ для развертывания удара обычным оружием в мягкое подбрюшье самой России. Разумеется подобные болезненные и нежизнеспособные фантазии можно множить до бесконечности. Важнее понять, что Российская Федерация в рамках стратегических решений о модернизации своего государства решила отказаться от противостояния до такой степени, что даже не позволяет его себе навязать. Наилучшим подтверждением этого является рациональное и прагматично-сдержанное поведение российских властей после агрессии НАТО в Сирии, над территорией которой был коварно сбит российский самолет. После этого инцидента, учитывая, что падение самолета в Сирии, далеко от границы, однозначно свидетельствует о вине и акте воздушной агрессии со стороны Турции, Россия имеет полное право ответить на нападение с применением силы. Однако она этого не сделала, не желая противостояния. Теперешняя российская доктрина его просто исключает, поскольку — и Запад этого не понимает — целью всей либеральной власти России является модернизация и реформирование страны, а не конфронтация с кем бы то ни было. Разумеется, если она будет навязана, то Россия окажется готовой отразить любую конфронтацию. Как видим, в том числе и комбинацию жестких действий — реальной войны, сводящейся к карательной операции в русских областях соседней страны, объединенной с экономическим воздействием, использующим механизмы глобальных энергетических рынков. Очевидно, отразить такое непросто, но одновременно все это не является тем вызовом, который поставил бы Россию на колени. Заметим, что осознание масштабов вероломности части украинцев, которые до этого считались братьями, вероятно, является более болезненным, чем санкции. По тем же самым причинам, в силу которых из Центральной Европы легче всего развернуть наступление обычных вооруженных сил на территорию западной России, точно также легко вести торговлю, путешествовать и сотрудничать. Что и предлагал господин Владимир Путин, президент Российской Федерации, говоря о великом плане общего пространства экономического обмена и безопасности от Лиссабона до Владивостока. К сожалению, Запад не был готов, особенно он не был готов относиться к России как к партнеру. Что произошло позднее, мы уже знаем — успех одного из этапов программы модернизации государства, каковым явилась подготовка к Олимпийским Играм в Сочи, вызвал быстрый ответный удар. После этого России не дали ни одного дня мирного развития и постепенной модернизации. Шок, каким для Запада явилась современная, сильная и хорошо управляемая Россия под властью господина Владимира Путина, вызвал срочные профилактические действия. Все остальное нам известно. Это слезы и кровь людей, единственной виной которых является то, что они говорят по-русски. Убитые женщины, плач сирот, голодающие старики в холодных подвалах, геноцид в Одессе (МЫ ПОМНИМ о 2 мая 2014 г.!), жилые кварталы Донецка и Луганска, которые сами себя обстреливали при помощи снарядов большого калибра и ракетной артиллерии. Кроме того, лишение России ее богатств, в течение многих лет отбираемых от природы. В эти трудные дни из западных государств только Польша смогла вести себя по большому счету прагматично, открывая приграничное движение с расположенной поблизости Калининградской областью, а также заключая контракт на поставку нефти на последующие годы по такой цене, которую российский партнер считает позволяющей сбалансировать его бюджет (около USD50 за баррель), то есть практически вдвое превышающей теперешнюю рыночную цену. Возможно, это не такие уж и большие проявления партнерства, но настоящих друзей познают в беде. Одно дело антирусская пропаганда, которую позволяет себе большинство центров политической мысли в Польше, а также основное течение политики, которую продолжает воплощать в жизнь очередное варшавское правительство, и совсем другое дело соседский прагматизм, заметный в тех ограниченных проявлениях суверенности Варшавы, которые еще ей оставили. К сожалению, по понятным причинам, преобладающим в русском восприятии польских дел, эти ограниченные проявления польской суверенности и истинно польской политики исчезающе незаметны под толстым слоем русофобии, в основном, исходящей из СМИ. Нет лучшей гарантии сотрудничества между Евросоюзом и Россией, чем рост торгового обмена. Именно он является гарантией объективного положения России в Центральной Европе. Такой гарантией не являются ни артиллерийские орудия, ни "газовые клещи" — только спрос и предложение ко взаимной выгоде. К сожалению, все указывает на то, что такое сотрудничество будет происходить, в основном, при посредничестве могучей Германии, которая ловко и с железной последовательностью делает Россию зависимой от себя как от основного получателя энергии, постепенно перехватывая клиентов России в Центральной Европе. Уже сегодня Украина покупает русский газ из Германии через Словакию. Русофобия в Польше привела к строительству газопорта, большого белого слона, за деньги польских и евросоюзных налогоплательщиков, аналогичную инвестицию произвела Литва. Поскольку сила воздействия Германии является абсолютно доминирующей для стран Центральной Европы, к тому же они отрезаны от российского рынка, их зависимость от Германии будет увеличиваться. Вследствие этого с каждым не проданным польским яблоком, скормленным свиньям литовским йогуртом или кубическим метром газа, который приплывет из Катара, Россия будет терять свое объективное положение в Центральной Европе в пользу абсолютного доминирования Германии. Из истории мы знаем, что такое положение вещей, нарушающее естественное и объективное равновесие в нашем регионе, очень быстро приведет к противостоянию, поскольку немецкий аппетит возрастает в процессе еды. Американцы уже не в состоянии контролировать могущество Германии. Что будет через 10 или 20 лет постоянного усиления ее потенциала, выходящего за пределы парадигмы Евросоюза? Ключи от будущего нашего региона, а в значительной мере и от будущего мира лежат сегодня у ворот Кремля, от его хозяина зависит, будет ли у него столько терпения, чтобы спокойно и плавно подобрать очередной ключик к очередному замку, или он решит захлопнуть за собой двери, благословив грех всех времен, совершенный господином Горбачевым? Не подлежит сомнению, что если придется, то они смогут выломать эти двери, но в истории им приходилось делать это уже столько раз, что лучше уж предвосхитить такую необходимость, чем дожидаться, когда возникнет потребность в реакции, неудача которой может заново определить их государство. Сегодня ситуация другая, чем 70 лет назад, сегодня на Дальнем Востоке притаился большой Дракон, который прекрасно понимает, что русский медведь опасен только в том случае, если повернут в его сторону и внимательно наблюдает за каждым его движением. Эти обстоятельства прекрасно осознают те, кто на Западе принимает решения и считает максимальным выигрышем вовлечение во взаимную игру Китая и России, а ключом к ситуации в этом розыгрыше явится лишение России ее естественного и объективного положения на Западе. Конфликт на Украине — лишь вступление к очередному ходу в этой игре, идущей одновременно на многих уровнях. Подумать только, еще совсем недавно русские танки стояли к западу от Берлина, а такие страны, как Польша или Чехословакия не боялись могущества Германии! К сожалению, они были брошены советским союзником, который сегодня к тому же имеет претензии к тем, кого он бросил, за то, что они выслуживаются перед Западом. Но ведь это не польская или чешская армия отдала Москву американцам, на самом деле армия Российской Федерации бросила союзников на милость более сильного, могучего и жестокого соперника. К сожалению, таковы печальные факты и так выглядит объективная оценка, по крайней мере со стороны тех жителей Центральной Европы, которые осознают судьбу своих стран в роли буфера в случае полномасштабного противостояния между Востоком и Западом. Поскольку культурное, политическое и экономическое доминирование новых "союзников" в наших странах имеет тотальный характер, все рациональные голоса подавляются грохотом русофобского мейнстрима. В результате Россия с каждым днем все сильнее уступает свою объективную позицию в Центральной Европе. Это непрерывно продолжалось до тех пор, пока благодаря господину Владимиру Путину, президенту Российской Федерации, не удалось вернуть на Родину Крымский полуостров. Вывод — если Россия захочет, то она может... Текст на польском языке предоставлен на условиях лицензии Creative Commons Uznanie autorstwa-Na tych samych warunkach 3.0 Polska
  6. Защитников демократии станет больше Польский текст статьи "Obrońców demokracji będzie więcej" опубликован 5 марта 2016 г. на интернет-портале obserwatorpolityczny.pl. Автор статьи — КРАКАУЭР (KRAKAUER). Перевод vladkharitonov. Приход партии Право и Cправедливость к власти вовсе не является историческим или политологическим феноменом. Избиратели проголосовали, избирательные комиссии подсчитали, предвыборные обещания сделали свое дело — в результате ПиС одержала победу и получила власть. Помогла всеобщая неприязнь к предшественникам. Добавим — вполне заслуженная и старательно заработанная каждым куском мяса осьминога, поглощаемого за государственный счет лидерами партии, находившейся у власти в предшествующий период. Но власть — это не дар небес, она не ниспослана святым Духом, как говорят некоторые, по крайней мере, никаких доказательств этого не обнаружено. Она является результатом голосования, а он может всегда измениться. В свое время кто-то даже утверждал, что самое главное — кто и как подсчитывает голоса... Если вспомнить, какие методы использовали те, кто сейчас у власти, пока они в течение восьми лет находились в оппозиции, то в первую очередь в голову придет отрицание политической легитимности тогдашней власти. Оно было фундаментом пренебрежительного отношения к той власти, обосновываемого отрицанием ее права на использование мандата, полученного — как мы неоднократно слышали — или в нечестных или даже в сфальсифицированных выборах. Была даже придумана особая идеология, действенно способствовавшая снижению престижа власти, а также доверия к государству, поскольку критика была не политической, а эмоционально-системной. Сегодня мы можем заметить ее продолжение в форме разворачивания концепции параллельной версии истории, которая, вероятно, должна заменить достижения 26 лет трансформации в принципиальных вопросах, если рассматривать период так называемой борьбы за свободу. Причем то, насколько обе эти темы являются отвлекающими по отношению к настоящим политическим вызовам в стране и за рубежом, является вопросом второстепенным. Отчетливо заметно, как власть на многих уровнях управляет политической информацией, доводя до каждого то, что он готов запомнить. Такова стратегия на случай, если находящиеся в настоящее время в оппозиции, например, объединятся, что неизбежно, если они хотят выжить в государстве с силовыми структурами, частично повторяющими образцы тоталитарных государств. Сильнее всего находящиеся теперь у власти боятся тиражирования оппозицией их стратегии тотального отрицания системы, но с одним отличием. Находящиеся сейчас у власти утверждали, что хотят IV-й Речи Посполитой, и в целом из их риторики всегда следовало, что они обладают монополией не только на Польшу, но и на польскость. Теперешняя же оппозиция не может пойти на подобный абсурд. Ведь это тупик, которого вообще-то люди опасаются, понимая, что имеют дело с какой-то формой инфекции национализма, который не пользуется в нашем обществе всеобщей поддержкой. Формула открытости государства для всех по принципу «ИДЕМТЕ С НАМИ» намного опаснее, поскольку наносится удар по поляризации, выдвинутой ПиСом в первые ряды борьбы за их лучшую, желанную новую Польшу (чего большинство не понимает, потому что по-прежнему живет, уже в третьем поколении, в блочных домах постройки времен ПНР). Оппозиция, не отталкивая никого, может предложить каждому место и спокойствие, чего так жаждут поляки. Даже те, кто уже стыдится, что голосовал за Право и Справедливость, потому что они понимают — действия этой партии ни в коем случае не очищение государства, а лишь государство не для всех, только для избранных, которые в нем комфортно устроятся за счет остального общества. Вероятно, поэтому они так агрессивно нападают на Комитет Защиты Демократии (КЗД) и на его демонстрации, поэтому так нагло копаются в биографии одного из организаторов этого мероприятия, необычайно интересного с политологической точки зрения. Число подобных нападок и клеветы будет увеличиваться, чем сильнее станет укрепляться это движение, тем тщательнее будут следить за ним сквозь прицел силы режима. Но защитников демократии будет все больше, потому что не все могут сразу же войти в формат, предложенный КЗД, да к тому же и этот формат вовсе не универсален с точки зрения практики. Имеются в виду, в основном, левые силы, которым нужно потрудиться сильнее, чем кому бы то ни было, потому что их нет в парламенте, и скоро они совсем перестанут существовать, даже если время от времени будут тиражироваться очередные диванные идеи деятелей и деятельниц разного "сорта" (такое модное слово в последнее время). В принципе, позор, что левые не были в состоянии продемонстрировать, что они являются силой, заслуживающей доверия, отрицающей теперешний режим и правых в рядах оппозиции. Ведь нужно помнить, что именно их выдавливание сделало возможной фантастическую единоличную победу тех, кто сейчас у власти. Она не была бы такой легкой, если бы не многолетняя деятельность правых партий против левых сил и их постепенное удушение, унижение и вытеснение. Пожалуйста, вспомните, как отнеслись к кандидату на пост Президента РП господину Влодзимежу Чимошевичу, а как отнеслось правительство Туска к Польской Крестьянской Партии во времена господина Наперальского! Разве подобное допустимо? КЗД, наверняка, нарастит силу, логика его развития будет примерно такой же, как у Большого Оркестра Рождественской Помощи — прежде всего речь идет о структурах и механизмах, которыми воспользуются люди доброй воли для работы на местном уровне, чтобы накапливать потенциал. Они не только не останутся пассивным в одну из суббот, но, что самое главное, будут побуждать иных к выражению политической поддержки оппозиции и, наверняка, к протесту против правящих сил. Самым существенным вопросом является то, кого поддерживать на выборах, если не будет выдвинут собственный список. Понятно, что лидеры всегда могут рассчитывать на первый номер со стороны любой заинтересованной партии, а если не первый, то на какой-то другой, привлекательный в округах с "воспитанным" и "сознательным" электоратом. Но лидеры должны каким-то образом удовлетворить политические аппетиты активистов. В этом вопросе будет уместна серьезная политическая стратегия, фундаментом которой должно быть объединение всех политических сил в стране. Поскольку только таким образом — от общей платформы (хочешь-не хочешь, но такое название адекватно) — можно попытаться выдвинуть представителей, имеющих скорее гражданский, чем политический характер. Ведь необходимо помнить о том, что некоторые политические партии имеют очень негативный электорат. Для их активистов, НО НЕ ДЛЯ ЛИДЕРОВ, более выгодной стратегией является осуществление перезагрузки системы, а не продолжение поддержки в значительной мере заношенной политической марки. Перезагрузка и новая раздача — это совершенно новые возможности, но прежде всего — возможность отбросить часто уже скомпрометированных или уже исчерпавших себя лидеров. Очень вероятно, что существующие в настоящее время партии на это не решатся. Например, господин Петру, заинтересован не более, чем в создании избирательной коалиции с КЗД, дающей ему право стать единоличным лидером. Однако наибольшей проблемой господина Пэтру является именно то, что его партия является партией лидера и, в принципе, — разумеется, не желая никого обидеть — никого больше. Пожалуйста, не дайте себя обмануть тем соображением, что до выборов еще далеко. Если кто-то желает существовать в политике, то он должен быть готов в любой день провести полноценную избирательную компанию. К сожалению, наблюдая за нашей политической сценой, мы должны сделать однозначный вывод, что к этому готова только одна партия, вы легко можете отгадать — какая. Поскольку в ближайшие годы сильнее всего полякам будут досаждать экономические и социальные вопросы, создается широкое полей работы для левых, которые традиционно, концентрируются на этих проблемах. Будет нелегко, поскольку правящие силы также, по сути, имеют левую социальную программу, и в данный момент даже начинают, вероятно, величайший эксперимент социальной раздачи в современной истории нашего государства. Победить раздачи необычайно трудно, если возникает желание предложить конструктивные решения, причем осознанно и, разумеется, ответственно. Впрочем, что еще можно предложить после 500+. Всеобщий гражданский минимальный доход? Из каких средств его финансировать? В экономике свободного рынка, накопление результирующих потенциалов возможно только и исключительно на вершине пирамиды зависимости. Не удастся сделать так, чтобы капитализм в неолиберальном варианте сам перераспределял излишки вниз. Поскольку мы имеем серьезный долг, невозможно изменить экономическую модель. Это осуществимо разве что эволюционным путем, в течение ряда лет, предварительно выполнив обязательства. Но экономическое чудо нельзя запрограммировать законами, в условиях глобализации это не сработает, не получится! Особенно если учесть, что зарубежье просто ворует рабочие места у наивной, алчной и глупой Европы. Если Право и Справедливость изменит поведение, перейдя от демонстративного давления к несколько большему миролюбию, по крайней мере, на уровне деклараций, то какие-либо действия против этой партии, а также, разумеется, против правительства, будут на практике намного менее эффективны, чем можно представить. Именно поэтому сила КЗД, сила любой сегодняшней и завтрашней оппозиции — это сила больших чисел. Но чтобы она действовала, необходим кропотливый труд большого числа людей доброй воли, которые преодолеют силу воздействия режимных СМИ, поддержку католической церкви (особенно чувствительную на селе и в небольших городах), а также эффект обычного послушания официальной власти. К этому нельзя относиться легкомысленно, по крайней мере до того момента, пока власти окончательно не станут предметом всеобщего посмешища. Что в случае конкретных персональных комбинаций невозможно исключить. Пожалуйста, обратите внимание на то, что ПиС находится в определенной идеологически-функциональной ловушке, которая самой этой партией и создана. Конкретно, эта партия уже не может потерять власть, по крайней мере, до тех пор, пока там не произойдет настоящая смена лидера и партийной верхушки, так как наследники, чтобы они были лояльными, что-то должны получить, человеческое честолюбие — это страшная сила. Из самой биологии политической жизни следует, что их сил и возможностей хватит, по меньшей мере, на два срока полномочий. Они готовы быть у власти эти два срока, особенно если учесть, что уже заметно, проведение ими более осторожной политики. Они скорее боятся совершения ошибок, чем готовы рисковать ради успеха. Это классическое поведение любой консервативной власти. Особенно той, что, оставаясь у власти, хочет произвести смену поколений своих активистов. У них нет выбора, они будут исчезать, как только начнет вымирать поколение, являющееся основой их электората. Процессы, происходящие в настоящее время на польской политической сцене, еще не раз нас поразят. Мы, к сожалению, должны быть готовыми к возможным сложностям, в том числе и к таким, что связаны с внешней и внутренней безопасностью страны, поскольку сами создаем условия для нанесения нам ударов. Хотя защитников демократии будет становиться все больше, маловероятно, что получится объединить эти силы, а затем сообща заявить о себе. Это дает правящим силам большое преимущество. Тем более, что мы живем в стране, где можно посадить человека в психбольницу на восемь лет по подозрению в краже кетчупа (или в ее попытке). Пусть это станет заключительной мыслью... Текст на польском языке предоставлен на условиях лицензии Creative Commons Uznanie autorstwa-Na tych samych warunkach 3.0 Polska
  7. ГП относят к либералам, которые далеко не левые. ПиС еще правее, к тому же националисты. К списку польских национальных трагедий и претензий к России они добавили "Смоленск"
  8. Автор говорит о переполохе, возникшем после появления папок из архива покойного генерала Кищака, как пишут, содержащих материалы о сотрудничестве Леха Валэнсы со службами безопасности ПНР. Таким образом теперешняя власть борется с политическими силами, выросшими из "Cолидарности". Упоминаемая в тексте вдова - это вдова генерала Кищака, которая то ли сама отнесла материалы куда нужно и запросила за них денег, то ли органы нашли у нее эти папки и предложили за них заплатить.
  9. Мы все ближе к гражданской войне? Польский текст статьи «Przybliżyliśmy się do wojny domowej?» опубликован 2 марта 2016 г. на интернет-портале obserwatorpolityczny.pl. Автор статьи — КРАКАУЭР (KRAKAUER). Перевод vladkharitonov. Графика редакции 100 с небольшим дней, минувших от прихода к власти нового правительства — это промежуток времени, когда мы подошли к гражданской войне так близко, как никогда с самого начала трансформации. Необычна ситуация, когда внезапно группа людей начинает требовать почестей и славы, которых не удостоилась в прошлом, и одновременно стремится уничтожить все, на чем основывался компромисс в польском государстве, а также заменить разбитую действительность новым изложением реальности, которое начинает навязывать рядом энергичных действий и тысячами мелких шажков. Величайшим достижением этого правительства является то, что у нас не говорят о ТТиП [Трансатлантическом Торговым и Инвестиционном Партнерстве - прим. переводчика] или о том, как вводить инновации, или какие из них мы можем создавать и каким образом. Идет спор об архивных папках, который постепенно углубляется и разрастается, все большее значение приобретает истерия (здесь нет опечатки), а не инженерия. Если у кого-то есть голова на плечах и перспектива добиться чего-то благодаря собственным усилиям, то он просто покидает Польшу. Так было много лет раньше, так все остается и теперь. Вероятно, так останется и в будущем, поскольку здесь уже не приходится ожидать перемен к лучшему. В принципе, возможно и значительно ухудшение, если дело дойдет до серьезного сплочения общественных сил, сопротивляющихся навязыванию властями лживого взгляда на действительность во имя собственных интересов. Позорно ведут себя так называемые оппозиционеры и даже обычные люди, которые демонстративно радуются, что государство своим аппаратом насилия беспокоит, в принципе, по политическому заказу, вдов и членов семей лиц, находившихся у власти в ПНР. Какая зависть, какая злоба, какая жажда мести! А вам приходилось слышать о христианском прощении? А существует хоть какое-то судебное решение по поводу "палачей"? 26 лет прошло с начала трансформации, почему не наказаны палачи и убийцы, а также те, кто ими командовал? Действительно, некоторых уже нет в живых, но почему этого не произошло? Сегодня от бешенства мы посягаем на покой их детей? Что завтра сделают их внуки, если им предоставится возможность? Зуб за зуб? Око за око? Мы действительно этого хотим? Ведь все закончится так, что наблюдаемое сегодня на Украине или даже в Сирии покажется по сравнению с этим невинной забавой. Действительно ли сегодня в Польше хоть какая-то политическая сила может сказать с полной ответственностью, что берет на себя риск, связанный с развязыванием гражданской войны? Верхом всего являются повизгивания хунвейбинов нового режима, которым мерещатся "путинские провокации" и действия из арсенала гибридной войны в форме "вбрасывания архивных папок" и организации демонстраций в защиту демократии. Абстрагируясь от подобных случаев, заметим, что даже крайний идиотизм, дебилизм (медицинские термины) и обычная глупость должны иметь какие-то границы, за пределами которых можно говорить о психиатрических лечебных учреждениях. В которые, как известно, в этой стране можно попасть на 8 лет за пресловутую кражу бутылки кетчупа. От того, что на этой основе СМИ режима строят свою работу, уже хочется не только блевать. Значительно важнее, что человек всем этим сыт по горло и закрывает на все глаза, поскольку столкновение даже с минимальным интеллектом, хотя бы способным отличить кал от пищи, не могут выдержать все рассуждения, которыми заполнены общественные СМИ. Это удивляет и оглупляет сильнее, чем тоталитарная или оккупационная пропаганда. Заметим, кстати, что стоит почитать газеты того драматического периода, пока они еще доступны в интернете. Вы увидите, господа, поразительные совпадения, целые логически-смысловые заимствования в изложении, но вообще-то обнаружите одну и ту же пропагандистскую жвачку. Это что-то позорное, даже без указания фамилий и званий, это окончательное доказательство того, что общественные СМИ не имеют права на существование и их нельзя финансировать из государственного бюджета. Но заставляет задуматься нечто другое — подсказки на тему, кто это делает и каким образом мы можем оставаться в стороне, а также технические подробности — то есть кто приходил к вдове и т.д. Вообще-то это второстепенные детали. Не имеет значения также то, кто заинтересован в этом переполохе, поскольку здесь вообще государство идет под расстрел, а народ — в сортировку, интересы определенных участников очевидны. Самый важный вопрос — чего хотят добиться устроители этой драмы? Предполагают ли они выкроить меньшую часть, настоящую Польшу, которой присвоят соответствующий номер, вернут усадьбы помещикам и аннулируют земельную реформу? Ведь эти действия, в сущности, рассчитаны на РАЗРУШЕНИЕ, а не на созидание. Если кому-то кажется, что на пожарище вырастет новая, правая, единственная правильная и такая желанная — важно для кого? — Польша, тот заблуждается. Государство — это результат текущей деятельности "здесь и сейчас", на которую влияет прошлое, а будущее является производной решений, принимаемых именно сегодня. Всех нас объединяет государственный долг, в том числе и перед новыми группами пенсионеров, появившихся после снижения пенсионного возраста до 60/65 лет! Неужели действительно это так сложно понять? Или лишь после того, как пенсии перестанут выплачиваться, мы осознаем, что лучшие времена уже позади? К сожалению, намеренно или непреднамеренно — не знаю, сами правые или какой-то демиург, сопровождающий их правление, виноваты в том, что своими действиями они способствуют приближению Польши к гражданской войне. Обратите внимание на то, что никто здесь не предполагает преднамеренных действий! Совсем наоборот! Но невозможно понять того, что господин Качыньский этого не видит. Вероятно, он думает, что может контролировать эти процессы, которые в определенной степени ему на руку. Невооруженному взгляду заметно, что эти дела имеют "поддержку" внутренних и внешних факторов чуждого происхождения, а также внутренних сил, в течение многих лет действующих нам во вред и на нашу погибель. Наступает ситуация, позволяющая использовать неспособность теперешней власти проявить холодный прагматизм. Это обстоятельство будет использовано до последней капли польской крови, которую удастся пролить… Текст на польском языке предоставлен на условиях лицензии Creative Commons Uznanie autorstwa-Na tych samych warunkach 3.0 Polska
  10. Это собственный текст или перевод? Заранее благодарен за уточнение. Есть на форуме такая полезная вещь и что характерно, любой участник форума сразу видит суть Вашего вопроса. Я просто слишком рано посмотрел статью, оттого и вопрос такой был. В тот момент не было ни источника, ни выходных данных. Ваш отклик был молниеносным! Вы успели написать его за время от открытия темы с неформатированным текстом, без ссылок и рисунка, до момента, когда все недостающее было добавлено - это примерно 5 минут. К сожалению, если я вставляю полностью отформатированный текст с рисунками, то форматирование теряется и появляется ошибка с предупреждением о недопустимом расширении файла. Против этого глюка я не придумал ничего лучше, чем публикация текста "в два прохода", чему вы явились свидетелем. Если кто-то знает более рациональный способ, поделитесь, пожалуйста, опытом.
  11. К сожалению, дураков хватает и они опасны Польский текст статьи «Niestety głupców nie brakuje i są groźni» опубликован 27 февраля 2016 г. на интернет-портале obserwatorpolityczny.pl. Автор статьи — КРАКАУЭР (KRAKAUER). Перевод vladkharitonov. К сожалению, дураков хватает К сожалению, дураков хватает, а на Украине и в Польше они представлены несколько специфичной группой, представители которой, можно сказать, страдают русофобским бешенством и ненавистью ко всему тому, что служит доказательством универсальности и вездесущности Российского Мира. Он дал жизнь их отцам и дедам, освобождая от необходимости следовать по пути биологического уничтожения, приготовленного для них гитлеровскими завоевателями. Несмотря на такие очевидные исторические факты, не опровергаемые даже немецкой историографией, по непонятным причинам усилившиеся проявления русофобии (в Польше с давних времен, а на Украине — недавно) являются доказательством того, что с разумом дело обстоит плохо, намного хуже, чем с болезненной ненавистью. Особенно если учесть, что для последней нет рациональных предпосылок. Конечно, можно, ненавидеть по исторически-национальным причинам, но сущность их настолько примитивна, что жалко слов на оценку подобного, особенно учитывая степень изменения глобальных отношений, вследствие чего давние страхи и претензии сегодня почти не имеют никакого значения. "Уморить врага голодом?" Но, к сожалению, имеются люди, и в Польше, и на Украине, которые не только изо всех сил радуются тому, что могут навредить России и русским, но к тому же способны добавить к этому идеологию, а также непонятное ощущение своего мессианства, которое, разумеется, формулируется каждым по своему усмотрению. Поразительным примером такого польско-украинского невольного сотрудничества, мотивированного неприязнью к России и всему русскому, был недавний транзитный конфликт из-за провоза товаров по территории Польши, которым особенно хотела воспользоваться Украина. Группы вооруженных людей из военизированных организаций задерживали грузовики, едущие в Россию. В результате истечения срока действия соглашения между Польшей и Россией транзит через эти страны стал невозможным для их перевозчиков. Движение остановилось, а кроме того, не было возможности транзита через Украину. Ситуация экстремально ненормальная, так как дело дошло до остановки движения и возникновения больших потерь у транспортников, да и во всех остальных звеньях логистических цепочек. К сожалению, эта искусственно созданная проблема очень понравилась некоторым людям со злыми и очень злыми намерениями. Раздались голоса, объявившие, что мы имеем дело с реальной попыткой вызвать у "врага" "голод" и что если бы мы захотели провести такую совместную акцию организованно, то, возможно, она имела бы смысл и серьезные последствия, поскольку западная часть России очень сильно зависит в логистическом отношении от Европы. Поэтому людям злой воли кажется, что увеличение стоимости логистических операций для западной части России может явиться фактором, оказывающим реальное влияние на санкции и их разрушительное воздействие на состояние российской экономики. Друзья познаются в беде Существует такая старая пословица, что "друзья познаются в беде", а еще одна пословица прекрасно ее дополняет, утверждая, что "лучше с умным потерять, чем с дураком найти". Польша была вовлечена в агрессивную деятельность группы украинских националистов, которые, используя российско-польские разногласия по поводу транспортных квот и желание России обеспечить равные условия для всех субъектов своего рынка, позволили себе действия, не достойные соседа. Хорошо, что этот бессмысленный и вредный конфликт не будет больше отравлять наши отношения, потому что основой отношений является уважение к соседу и отказ от создания ситуаций, которые и самому не хочется испытать. Из-за того, что власти в Варшаве потеряли разум и решили устроить какую-то транзитную провокацию против Российской Федерации, мы лишь еще больше потеряем, потому что через Россию можно добраться до Китая, такова концепция Нового Шелкового Пути, в котором заинтересован весь Евросоюз! Как этому можно противостоять? Ведь это полный идиотизм — перед Польшей маршрут поворачивать и в Петербурге вагоны грузить на паромы, чтобы доставить в Германию. Это пик логистического идиотизма. Ну, и прежде всего, мы на всем этом не будем зарабатывать, и нам некуда будет прицеплять свои собственные вагончики. Кроме того, стоит помнить, что полеты в Восточную Азию получаются намного дешевле, если пользоваться коротким маршрутом над Сибирью, на что нужно иметь согласие Российской Федерации. Это большая экономия топлива и времени перелета. Отсутствие противоречий в интересах Польши и России Кроме того, всегда нужно соблюдать приличия. Пусть даже в данный момент между нашими странами имеются разногласия — не будем сейчас разбираться, насколько разумные (по нашему мнению, они просто не нужны). Тем не менее, никогда нельзя становиться безвольным орудием в руках радикалов и преступников из другой страны, которые используют нас в своих интересах. Необходимо помнить, что мы являемся соседями более 1000 лет. Было бы хорошо, чтобы очередные 1000 лет соседства имели дружеский и выгодный для всех нас характер. Ну, а спорить стоит лишь о существенных проблемах. Сегодня между Польшей и Россией НЕТ НИКАКИХ НЕПРИМИРИМЫХ ПРОТИВОРЕЧИЙ. В том числе и потому, что наши интересы находятся на разных уровнях по отношению друг к другу. Мало кто об этом помнит! Все, что наши политики выдают нам за угрозу нашим интересам — это в лучшем случае результат их ошибочной и вредной восточной политики. Ведь до сих пор, в течение последних 25 лет, Россия не сделала ничего, противоречащего нашим интересам. Скорее наоборот, она показала себя прекрасным, проверенным и надежным партнером, если говорить о поставках всего, в чем нуждается экономика Европейского Союза. Не позволим, чтобы нас ссорили друг с другом люди злой воли! Будем надеяться, что наши друзья на Украине уже совсем скоро прозреют, скинут путы рабства и, как свободные люди, будут сами принимать решения о собственных делах в соответствии с собственными интересам, а не с интересами третьих стран, расположенных очень далеко от нас. Соседи по региону должны быть по отношению друг к другу, по меньшей мере, доброжелательными. Нет необходимости относиться друг к другу с обожанием или преклонением. Достаточно относиться к соседу так, как вы хотите, чтобы к вам относились. К сожалению, дураков хватает и они опасны! Текст на польском языке предоставлен на условиях лицензии Creative Commons Uznanie autorstwa-Na tych samych warunkach 3.0 Polska
  12. История II МВ учит нас тому, что одно другому не помеха. Владимир, а каков по ощущениям процент поляков, понимающих всю свою буферность? Ведь как только осознаёшь этот факт, сразу пропадает желание ссориться хотя бы с одним из своих могущественных соседей. Это Китай и США могут усомниться в нашей могущественности, а поляки должны осознавать разницу в весовых категориях. Но в итоге сейчас поляки выбрали задир, которые ругаются и на запад, и на восток. Эдак Польше никогда не стать благополучной. Логическая цепочка проста. Идея буферной роли государства - это тема официальной пропаганды. Она утверждает, что тем самым повышается безопасность страны и ее авторитет как защитника западной цивилизации. Правда, пропагандистские рассуждения не доводятся до трезвой мысли о возможности остекления всей территории страны. Миссию напоминать соотечественникам и о таком последствии буферного статуса взял на себя obserwator polityczny в лице господина Кракауэра и небольшое количество других политиков и публицистов. Рассуждения на эту тему - это далеко не мейнстрим польских СМИ. Да мы-то тут как раз в курсе, что это не мейнстрим))) Понятно, что ПиС и его адепты не слишком сильно вникают в тонкости внешней политики. У них логика проста - дави всех по всем фронтам, никаких минусов этой политики (в связке с интересным географическим положением) они не наблюдают. Сложнее с ГП. Её поклонники в этом плане более адекватны? Слабое государство, находящееся между двумя сильными, может извлекать из своего положения большие выгоды... если не ссориться с соседями. А вот если ссориться, то можно получить с обеих сторон. Я так понимаю, что бОльшая часть поляков вполне ограничивается только рассуждениями о выгодах. Мне интересно сколько ещё и про опасности думает? Вообще, мне положение Польши между Россией и Германией, напоминает положение уже России между Китаем и ЕС. Но сравнение работает только в экономической сфере. Да и ЕС всё таки не государство. Ну да это мелочи. Но Россия хоть в плане политического веса и военной силы, не выглядит карликом на фоне соседей, чего про Польшу не скажешь... "Сложнее с ГП. Её поклонники в этом плане более адекватны?" Не назвал бы ГП более адекватной. Если судить по делам их, то, в конце концов, правление ГП завершилось полным развалом всех отношений между Россией и Польшей. А если вникать в подробности, и вспомнить бывшего польского министра иностранных дел, фамилия которого не упоминается на "Обсерваторе"... Он характеризовал польскую внешнюю политику как ... оральное обслуживание США. Трудно подобрать приличные слова... Что касается процентов здравомыслящих Поляков. До украинских событий доля польской аудитории "Газэты Выборчей", отвергавшей русофобскую пропаганду, составляла 40%. Если судить по комментариям, то солидарно с оценкой автора статьи OP оказалось порядка 500 человек. Такова моя сугубо субъективная оценка.
  13. Тему, затронутую в данной статье, пан Кракауэр обсуждает в своих публикациях периодически, уж больно она животрепещущая для поляков. Если тема заинтересовала уважаемых читателей, советую почитать эти статьи. Начать их просмотр можно со страницы, где опубликован сегодняшний перевод: https://obserwatorpolityczny.pl/?p=38985 и далее следовать по ссылкам, которые можно найти в нижней части страницы под заголовком Podobne (Похожие).
  14. История II МВ учит нас тому, что одно другому не помеха. Владимир, а каков по ощущениям процент поляков, понимающих всю свою буферность? Ведь как только осознаёшь этот факт, сразу пропадает желание ссориться хотя бы с одним из своих могущественных соседей. Это Китай и США могут усомниться в нашей могущественности, а поляки должны осознавать разницу в весовых категориях. Но в итоге сейчас поляки выбрали задир, которые ругаются и на запад, и на восток. Эдак Польше никогда не стать благополучной. Логическая цепочка проста. Идея буферной роли государства - это тема официальной пропаганды. Она утверждает, что тем самым повышается безопасность страны и ее авторитет как защитника западной цивилизации. Правда, пропагандистские рассуждения не доводятся до трезвой мысли о возможности остекления всей территории страны. Миссию напоминать соотечественникам и о таком последствии буферного статуса взял на себя obserwator polityczny в лице господина Кракауэра и небольшое количество других политиков и публицистов. Рассуждения на эту тему - это далеко не мейнстрим польских СМИ.
×