Перейти к содержанию

boitsov

Пользователи
  • Публикаций

    8 231
  • Зарегистрирован

  • Посещение

Информация о boitsov

Информация

  • Пол
    Мужчина
  • Проживает
    Россия. Орск.

Посетители профиля

32 315 просмотров профиля
  1. Подсудимый, ваша жена заявляет, что вы её домогались, это правда? Да, Ваша честь, разве я могу это отрицать, у нас трое чудесных детишек в результате. ....приговаривается к трем годам лишения свободы.
  2. Таки не совсем без последствий. Адам прожил 930 лет; его сын Сиф – 912 лет; сын Сифа Енос – 905 лет. А в наше время и сто лет редкость. Такое вот вырождение.
  3. Вы правильный вариант добавить забыли: Все! И не было больше никого, поныне пуста та земля и лишь мы призраками вьемся на нею.
  4. American Thinker, США Реймонд Ибрагим (Raymond Ibrahim) © РИА Новости, Захари Шойрер Европейские женщины сами виноваты в том, что их насилуют мусульмане. Такой позиции, таких оправданий в последнее время придерживаются те, кто стремится реабилитировать ведущих себя неподобающим образом мусульман. Особенно наглядно это прослеживается сегодня, когда на Запад приезжает все больше мигрантов из числа последователей ислама. 14 октября семеро мигрантов-мусульман накачали юную немку наркотиками на дискотеке во Фрайбурге, а потом изнасиловали ее в парке. (По крайней мере, она осталась жива. За неделю до этого в Италии произошел аналогичный случай, и там жертву изнасилования убили.) Начальник полиции Фрайбурга Бернард Ротцингер (Bernhard Rotzinger) заявил по этому поводу: «Мы не можем дать гражданам страховку на все случаи жизни (от преступлений), но я могу посоветовать следующее: не употребляйте алкоголь и наркотики, потому что они делают вас уязвимыми». Точно так же, когда толпа мигрантов-мусульман накануне нового 2016 года в немецком Кельне совершила насильственные действия сексуального характера против тысячи женщин, мэр этого города Генриетта Рекер (Henriette Reker) призвала женщин (жертв, а не насильников!) изменить свое поведение. «В будущем женщины и девушки должны быть надежнее защищены, чтобы такое не повторялось. Это значит, что им можно гулять, развлекаться и радоваться жизни, но они должны быть лучше подготовлены, особенно в связи с приближением кельнского карнавала. В этих целях мы опубликуем в интернете рекомендации, прочитав которые, эти молодые женщины смогут лучше подготовиться». Такие советы по поводу алкоголя, наркотиков и опрометчивого поведения выглядели бы намного солиднее, если бы они появились не под давлением обстоятельств. А так это просто отговорка. В статье от 8 ноября о вышеупомянутом изнасиловании во Фрайбурге говорится: «Упор на превентивные меры — это хорошо, но это свидетельствует о том, что немецкие власти и средства массовой информации вообще не хотят признавать, что миграционный кризис является причиной той катастрофы, которая разворачивается в Германии. Политкорректность вынуждает представителей власти возлагать ответственность за преступные действия на женщин, а не на гостей Меркель». «Представители власти» далеко не впервые «возлагают ответственность за преступные действия» (мусульман) на женщин. Да и вообще, это не только немецкое явление. Например, четверо мусульман в Вене напали на 20-летнюю девушку, ждавшую автобус на остановке, избили и ограбили ее. Один из них, по ее словам, «сначала схватил меня за волосы и ясно дал понять, что в их культурной среде блондинок почти нет». Полиция в ответ на это порекомендовала жертве покрасить волосы. Вот что говорит она сама: Вначале я испугалась, а теперь я больше всего испытываю злость. После нападения мне было заявлено, что после восьми вечера женщины не должны в одиночку выходить на улицу. А потом они посоветовали мне покрасить волосы в темный цвет и не одеваться так вызывающе. Косвенно мне дали понять, что я сама отчасти виновата в произошедшем. Это ужасное оскорбление. Профессор Унни Викман (Unni Wikan), преподающая социальную антропологию в Университете Осло, настаивает на том, что «норвежские женщины сами отчасти виноваты в этих изнасилованиях». Дело в том, что мужчины-мусульмане считают вызывающей их манеру одеваться. Вывод профессора не в том, что приехавшие на Запад мусульмане должны приспосабливаться к западным нормам и обычаям. Она говорит как раз об обратном: «Норвежские женщины должны понять, что мы живет в мультикультурном обществе и должны к нему приспосабливаться». А как же быть с утверждениями феминисток, что женщина — человек свободный и может одеваться и вести себя сколь угодно вызывающе и распутно? Как насчет их яростных осуждений любого мужчины, который осмелится сказать, что это оправдывает его сексуальную агрессию? Очевидно, эти феминистские завывания на мусульман не распространяются. Но самый большой парадокс всех этих оправданий заключается в том, что еще на заре ислама 14 веков тому назад мусульмане неизменно приписывали европейским женщинам, причем даже целомудренным монахиням, природную склонность к распутству. Это легко можно понять, если проанализировать средневековые представления мусульман о европейских женщинах и их последующее отношение к ним. В книге автора этой статьи «Меч и ятаган. 14 веков войны между исламом и Западом» (Sword and Scimitar: Fourteen Centuries of War between Islam and the West) есть множество документальных доказательств этого. Подумайте о взглядах мусульман на женщин из соседней Византии, которые стали для ислама олицетворением всех европейских и христианских женщин. Разъяснения на сей счет (довольно завуалированные) дает один западный ученый мусульманского происхождения: Византийцы как народ считались прекрасным образцом физической красоты, а молодые рабы и девочки-рабыни из Византии очень высоко ценились…. У восхищения арабов византийскими женщинами действительно долгая история. Самым ранним литературным свидетельством этого из исламского периода является один хадис (предание о пророке). Говорят, что пророк Мухаммед сказал, обращаясь к одному обращенному в ислам арабу: «Тебе нравятся девушки Бану аль-Асфара?» [светловолосые и бледнолицые византийки] Своим вопросом Мухаммед хотел убедить новообращенного присоединиться к походу против римлян на Табук и получить за это вознаграждение в виде сексуального порабощения красивых женщин. Иными словами, «блондинок с белой кожей, прямыми волосами и голубыми глазами», как называет византиек другой ученый, не столько «ценили», сколько вожделели. Здесь все комплименты заканчиваются. Обычно мусульмане представляли европейских христианок как презренных и продажных безбожниц, которые по своей природе развратны и распутны. Началось это с тех женщин, с которыми они впервые встретились в соседней Византии. Пожалуй, это делалось просто ради поддержания легенды о том, будто эти женщины готовы с радостью превратиться в сексуальных рабынь. Так, по мнению плодовитого придворного богослова Абу Усмана аль-Джахиза (Abu Uthman al-Jahiz) (776 г.р.), женщины Константинополя — «самые бесстыдные женщины во всем мире; они находят больше удовольствия в сексе и склонны к прелюбодеяниям». Другой известный богослов Абд аль-Джаббар (935 г.р.) утверждал, что «в городах и на рынках Византии широко распространен блуд — настолько, что даже монахини из монастырей приходят в крепости и предлагают себя монахам». По этим и другим причинам европейки, типичным примером которых были женщины из Восточной Римской империи, стали в глазах ислама прекрасными обольстительницами, заставляющими мужчин терять контроль над собой. Вот как это объясняет автор книги «Византия глазами арабов» (Byzantium Viewed by the Arabs) Надия Мария эль-Шейх (Nadia Maria el-Cheikh): Наши [арабские и мусульманские] источники показывают не византийских женщин, а представления авторов об этих женщинах, которые были для них символами вечного женского начала — постоянной потенциальной угрозы. В частности, это объясняется вопиющим преувеличением их распутности. В наших произведениях византийки неизменно ассоциируются с сексуальной безнравственностью…. Хотя есть одно качество, которое наши [мусульманские] источники никогда не отрицают (это красота византийских женщин), тот образ, который они создают при их описании, далеко не прекрасен. Их изображения порой являются гротескными и карикатурными, но они в подавляющем большинстве случаев негативные. Такая воспаленная фантазия, которая явно далека от византийской действительности, существовала только в умах мусульманских мужчин. «Надо признать, что это на самом деле была попытка унизить и опорочить конкурирующую культуру. В действительности в Византии женщины были как правило застенчивыми, скромными, преданными своим семьям и религии…. Поведение большинства женщин в Византии совершенно не соответствует описаниям арабских источников». С момента появления ислама прошло 1 400 лет, но за это время мало что изменилось. Европейских женщин по сей день считают от природы распутными, и такие представления подталкивают мусульман к сексуальному насилию против них. Один мусульманин в Британии объяснил англичанке, почему он ее насилует: «Вы, белые женщины, хорошо умеете это делать». Другой мусульманин назвал 13-летнюю девственницу «маленькой белой шлюхой», а потом изнасиловал ее. В Германии группа мусульманских «беженцев» пристала к 25-летней женщине, начала грязно оскорблять ее и бросать обидные упреки, добиваясь секса. Логику своего поступка они объяснили так: «Немки просто существуют для секса». Потом они разорвали на ней блузку и стали ее лапать. А один мусульманин, который едва не убил свою 25-летнюю жертву-немку и кричал «Аллах!», насилуя ее, позже спросил ее, понравилось ли ей это. В Австрии один «похожий на араба мужчина» подошел на автобусной остановке к 27-летней женщине, спустил брюки и начал повторять: «Секс, секс, секс». Женщина в страхе закричала и убежала. В Австралии таксист-мусульманин лапал и оскорблял своих пассажирок, заявляя при этом: «Все австралийки шлюхи и заслуживают того, чтобы их насиловали». Короче говоря, древние мусульманские представления о мнимой распутности европейских женщин живут и поныне. И как бы эти женщины не вели себя, мусульмане, насилуя их, оправдывают свои действия такими представлениями. Но даже в этих условиях ислам может обратиться за защитой к «прогрессивным» и безбожным силам, которые преобладают в западном обществе. «Левые» давно и упорно утверждают, что это Запад виноват в нетерпимости, насилии и терроризме мусульман со своими крестовыми походами, колониализмом, карикатурами, Израилем и свободой слова. А теперь и «распутство Запада» вошло в список причин, которые «провоцируют» мусульман и заставляют их поступать как мусульмане. Оригинал публикации: When Muslims Rape European White Women, Whose Fault Is It? https://inosmi.ru/social/20181126/244079387.html
  5. Правильно эти гуманистам прилетело, не надо из себя ангелов корчить, коль на земле живешь. Тем более делать добрые дела за чужой счет.
  6. The Telegraph UK, Великобритания Роберт Мендик (Robert Mendick) © AP Photo, Москва назвала одну из своих площадей в честь Кима Филби (Kim Philby), одного из худших предателей, и, судя по всему, сделано это было в качестве провокационного ответа на обвинение Кремля в совершении нападения с использованием боевого отравляющего нервно-паралитического вещества в Солсбери. Сергей Собянин, мэр Москвы и один из ближайших союзников Владимира Путина, лично дал указание переименовать ничем не примечательный перекресток на юго-западе российской столицы в площадь Кима Филби. Это распоряжение было опубликовано на веб-сайте московского городского правительства 6 ноября. Местные жители были немало удивлены переименованием этого перекрестка в честь Кима Филби, поскольку он никогда не жил в этом районе. Официальный представитель правительства Москвы отказался ответить на вопрос, почему это пересечение дорог было переименовано и названо в честь Филби, и почему это было сделано именно сейчас. Однако удивление вызывает и то обстоятельство, что Москва устроила это переименование всего через несколько недель после того, как ГРУ (российская военная разведка) было признано замешенным в попытке убийства Сергея Скрипаля в марте нынешнего года в Солсбери. 67-летний полковник Скрипаль был отравлен с помощью боевого нервно-паралитического вещества «Новичок», однако он и его 33-летняя дочь Юлия остались живы. После этого нападения Тереза Мэй пообещала нанести удар по ГРУ, а два осуществившие это нападение человека были разоблачены как имеющие высокие воинские звания агенты ГРУ. Стало также известно, что они получили из рук г-на Путина высшие российские награды. Полковник Скрипаль, старший офицер ГРУ, был арестован за продажу секретов британской службе MI6, но в итоге оказался в Соединенном Королевстве в результате обмена шпионами. Филби считается одним из наиболее успешных членов Кембриджской шпионской сети, предавших MI6 и предоставлявших в течение трех десятилетий секретную информацию Советскому Союзу. Филби, а также другие члены этой сети, были завербованы в Кембриджском университете в 1930-е годы. Он умер в Москве в 1988 году в возрасте 76 лет, а в 1965 году был награжден орденом Ленина. После своего побега Филби жил в центре Москвы, далеко от этого продуваемого ветрами перекрестка в относительно новой части города, в которой расположены почти исключительно многоэтажные жилые дома. Однако эта площадь находится недалеко от обширного центра СВР — российской Службы внешней разведки. Это ведомство заботится о наследии Филби, а одна из страниц ее веб-сайта посвящена ему, а также той информации, которую он передавал во время Второй мировой войны. Директор СВР Сергей Нарышкин выступил в прошлом году на открытии выставки в одной из художественных галерей Москвы, на которой был представлен портрет Филби. В тот день ветераны разведки предложили, чтобы одна из московских улиц была названа именем этого перебежчика, потому что он любил прогулки по городу. Однако жители района Ясенево в своей группе в Фейсбуке сообщили, что они понятия не имеют о том, кем был Филби. Возможно, предположили они, у Москвы больше не осталось имен русских писателей для соответствующего использования. «Вместо этого им следовало бы назвать его именем съезд с автомагистрали в направлении своего центра», — написала пользователь Katerina Reatsea, имея в виду место расположения штаб-квартиры этого разведывательного ведомства. Подобный парадокс, связанный с присвоением перекрестку имени Филби, не ускользнул от внимания критиков г-на Путина. Российский президент недавно назвал полковника Скрипаля «подонком» за то, что он предал свою родину, однако Кремль, похоже, иначе смотрит на Филби. Хотя полковник Скрипаль и его дочь остались живы после нападения с применением боевого отравляющего вещества, британская женщина по имени Дон Стерджесс (Dawn Sturgess) умерла, так как она случайно распылила на себя вещество «Новичок», находившееся во флаконе с духами, который был выброшен членами команды убийц ГРУ. Оригинал публикации: Moscow na https://inosmi.ru/politic/20181110/243860133.html
  7. Wired Magazine, США Меган Молтени (Megan Molteni) © AFP 2018, Anne-Christine Poujoulat В 2013 году разработчик и сооснователь поисковой системы «Гугл» (Google) Ларри Пейдж (Larry Page) объявил о создании новой компании «Альфабет» (Alphabet), которая должна была заняться решением загадок смерти и долголетия. С тех пор лаборатория по изучению вопросов долголетия под названием «Калико» (Calico) — сокращенное от California Life Company («Калифорнийская компания жизни») — пытается в мельчайших подробностях изучить биологию старения в надежде однажды победить смерть. Эта компания, чья деятельность окутана завесой тайны, обнародовала крайне мало подробностей о том, чем она занимается в своей лаборатории в Кремниевой долине, однако некоторые намеки все же появлялись. Одним из первых приглашенных в эту компанию специалистов стала известная генетик Синтия Кеньон (Cynthia Kenyon), ученый-исследователь из Калифорнийского университета в Сан-Франциско, которая 20 лет назад сумела в два раза увеличить продолжительность жизни круглых червей, изменив всего одну «букву» в их ДНК. Начав работать на «Калико», Кеньон пригласила туда доктора наук в области биоинформатики из Калифорнийского университета в Сан-Франциско по имени Грэхэм Руби (Graham Ruby). Ему не хотелось заниматься генами круглых червей и изучать живущую в лаборатории группу голых землекопов. Он с самого начала хотел найти ответ на более масштабный вопрос: насколько важную роль играют гены в определении продолжительности жизни? Другие ученые до него уже пытались задать этот вопрос и получили противоречивые результаты. Чтобы все прояснить, необходимо было собрать гораздо больше данных. Поэтому специалисты «Калико» обратились к самой большой базе данных семейных историй в мире — к генеалогической компании «Энсестри» (Ancestry). В 2015 году эти две компании подписали соглашение о сотрудничестве в области исследований, чтобы изучить вопрос о том, действительно ли долголетие является наследственной чертой. Руби возглавил наступление на гигантский лес семейных деревьев компании «Энсестри». Изучив семейные истории более 400 миллионов человек, которые жили и умерли в Европе и Америке начиная с 1800 года, он пришел к выводу о том, что, хотя в некоторых случаях долголетие действительно является семейной чертой, ДНК человека оказывает гораздо меньше влияния на продолжительность его жизни, чем прежде считалось. Результаты исследования Руби, опубликованные во вторник, 6 ноября, в журнале «Генетика» (Genetics), — это первая открытая публикация результатов совместного проекта этих двух компаний, который завершился в июле и детали которого остаются в тайне. «Наследуемость долголетия среди людей, вероятно, не превышает 7%», — говорит Руби. Согласно более ранним оценкам того, насколько гены определяют разницу в продолжительности жизни, этот процент варьировался от 15% до 30%. Что удалось обнаружить Руби из того, что его предшественники упустили из виду? То, насколько часто влюбленные люди опровергают старинную поговорку о «противоположностях, которые притягиваются». Выясняется, что представители всех поколений гораздо чаще выбирали себе партнеров с такой же продолжительностью жизни, чем можно было спрогнозировать, руководствуясь теорией случайности. В основе этого феномена — «ассортативного спаривания» — может лежать генетика или какие-то социокультурные черты — или и то, и другое сразу. К примеру, вы можете выбрать партнера, у которого тоже вьющиеся волосы, и, если характеристика вьющихся волос каким-то образом связана с долголетием, это повысит шансы на то, что вы передадите предрасположенность к долголетию вашим детям. То же самое касается таких не обусловленных генетикой черт, как уровень дохода, образование и доступ к качественному медицинскому обслуживанию. Люди как правило выбирают себе партнеров примерно с тем же уровнем дохода и с тем же уровнем образования, а высокий уровень того и другого зачастую обуславливает более долгую и здоровую жизнь. Первые мысли о том, что дело может быть вовсе не в генетике и не в общей семейной среде, пришли в голову Руби, когда он попытался проанализировать членов семей, не связанных кровным родством. Он начал с анализа данных семейных древ, куда вошли более 400 миллионов человек. Эти данные были очищены, деидентифицированы и проанализированы специалистами по генеалогии и компьютерным наукам в «Энсестри». Опираясь на базовый закон наследственности — особь наследует половину своих генов от отца и половину от матери — команда Руби изучила, насколько тесно два человека были связаны узами родства и сколько они прожили. Они исследовали пары родитель-ребенок, сестра-брат, двоюродные и троюродные братья и сестры и так далее. И здесь им не удалось обнаружить ничего особенно интересного. Но, когда Руби стал анализировать членов семей, не связанных кровным родством, он обнаружил странные вещи. Логика внушает вам, что у вас не должно быть множества сходств в ДНК с супругами ваших братьев или сестер — к примеру, с женой вашего брата или с мужем вашей сестры. Но, как показал анализ Руби, люди, связанные посредством брака ближайшего родственника, демонстрировали сходную продолжительность жизни с такой же долей вероятности, что и люди, связанные кровным родством. «Я был поражен, — сказал Руби. — Хотя прежде еще никто не демонстрировал воздействие ассортативного спаривания в такой степени, это хорошо вписывается в наши знания о структуре человеческих сообществ». Результаты этого исследования могут повлиять на ход множества исследований вопросов долголетия. По словам Руби, его исследование вовсе не отрицает результаты более ранних исследований и поисков генов, связанных со старением или развитием каких-то заболеваний, однако оно доказывает, что находить эти гены в дальнейшем будет все тяжелее. Чтобы обнаружить их, ученым понадобится анализировать огромные объемы данных, чтобы добиться статистической достоверности. Но это не должно стать проблемой для «Калико», которая в рамках партнерства имеет доступ не только к семейным древам, но и к деидентифицированным данным ДНК миллионов генотипированных клиентов «Энсестри». В настоящее время процедуру экспертной оценки проходит еще одна совместная работа «Калико» и «Энсестри». По словам представителя «Энсестри», согласно условиям их соглашения о партнерстве, их совместная работа должна увенчаться составлением доклада, в котором будут отражены все их находки и выводы. «Калико» имеет право продолжать работу в любом направлении, взяв за основу этот анализ, однако пока компания ничего не сообщает о том, каковы итоги их совместной работы. Пока главный вывод, вероятнее всего, заключается в том, что люди сами определяют свою продолжительность жизни в большей степени, нежели их гены. Те обстоятельства, которые являются общими для членов одной семьи, — дом и район, культура и кухня, доступ к образованию и медицинскому обслуживанию — в гораздо большей степени влияют на то, какие цифры однажды украсят их могильный камень. Возможно, именно поэтому главный научный сотрудник «Энсестри» Кэтрин Болл (Catherine Ball) говорит, что их компания в ближайшее время не планирует ставить метки продолжительности жизни на их продуктах. «Сейчас долголетие кажется скорее следствием того выбора, который мы делаем», — говорит она. Она указывает на отдельные моменты, когда продолжительность жизни резко снижалась — к примеру, таким моментом для мужчин стала Первая мировая война, а затем было еще две волны во второй половине 20 века, когда мужчины, а затем и женщины пристрастились к сигаретам. «Не курите, и не ходите на войну. Вот мои советы», — сказала она. И, если возможно, найдите время для занятий спортом. В ежедневнике Болл уже отмечено, что во вторник утром у нее занятие спортом. На этот раз, признается Болл, она не станет отменять его в последнюю минуту. Оригинал публикации: The Key to a Long Life Has Little to Do With ‘Good Genes' https://inosmi.ru/science/20181108/243784765.html
  8. А Вы, значит любитель документального кино? Тогда надо не забыть добавить в фильм про Клинтонов сцену, где Хиллари платит Монике чтобы та подставила её мужа, и Хиллари наконец смогла начать собственную политическую карьеру.
  9. Hufvudstadsbladet, Финляндия Анна-Лена Лаурен (Anna-Lena Laurén) © flickr.com, Leo-setä Мы приближаемся к прибрежным скалам острова Сяккилуото, скорость ветра — 11 метров в секунду. Гидролокатор показывает, что глубина моря — более 20 метров. Здесь и подводная лодка пройдет, объявляет капитан. В шхерах Парайнена никаких подводных лодок никогда не наблюдалось. Предположительное российское проникновение произошло над поверхностью воды — в виде империи недвижимости. Мало кто из жителей Парайнена верит во вторжение. Но людям не нравится, что никто не понимал, чем, собственно, занимается российское предприятие. «Частная собственность. Проход воспрещен», — значится на табличке. Площадь острова Сяккилуото — 13 гектар. Типичный островок в шхерах Турунмаа. Гладкие серые прибрежные скалы, покрытые мхом утесы. Сосны, стоящие во власти всех ветров. В воздухе чувствуется запах соли. Любимые пейзажи моего детства. Сяккилуото — одно из главных сокровищ империи недвижимости российского предпринимателя Павла Мельникова. С 2007 года он мало-помалу скупал десятки островков и большие прибрежные участки в шхерах Турунмаа. Каждое разрешение на строительство использовалось на полную катушку, каждую жалобу от соседей встречала целая армия юристов. В конце сентября 2018 года сотни лучших полицейских пошли на штурм всех 17 объектов недвижимости Мельникова. В операции были задействованы в общей сложности четыре сотни человек, включая береговую охрану и вооруженные силы. Были изъяты три миллиона евро наличными, двух человек задержали, а зарегистрированная в Финляндии компания Мельникова «Айристон Хелми» (Airiston Helmi) попала под подозрение в отмывании денег. Дебаты, которые все это время шли подспудно, грянули во всеуслышание. В Парайнене все хотят знать, почему никто не остановил Мельникова раньше. Почему ему годами позволяли вести повсеместное строительство, включая вертолетные площадки на каждом мало-мальском островке? На государственном уровне дебаты на тему безопасности обрели намного более серьезное звучание. Финляндия была наивной? Как защититься от гибридной войны? Или, как в данном случае, от того, что никак нельзя прямо назвать гибридной войной ввиду отсутствия доказательств, но что просто-напросто выглядит очень странно? © flickr.com, Vitaly Repin Шхеры Турунмаа, Финляндия В эпицентре дебатов оказался мой родной город. Я слежу за происходящим из Москвы, столицы России. Абсурд. Парайнен — не то место, которое ассоциируется с большой политикой, но теперь оно возникло там без всяких вопросов. Оскорбление для общественного достояния Кое-что отличает Сяккилуото от прочих островов в шхерах. Таблички с надписью «Проход воспрещен». Цель табличек неясна. В шхерах, как и на остальной территории Финляндии, действует право общественного землепользования. Любой может перемещаться по островам как ему угодно без всяких ограничений, не считая запрета мешать окружающим, ставить палатку вблизи жилых зданий или без разрешения швартоваться к частным мостам. А здесь нас встречают камеры наружного наблюдения и объявления, уведомляющие, что нас снимают. Идя по острову, мы видим эти камеры повсюду. В одной избушке горит свет, но похоже, что никого нет дома. Тут и там стоят недавно построенные здания. На Сяккилуото и соседнем островке — семь домов, вертолетный ангар, вертолетная площадка и большие, дорогостоящие мосты во всех направлениях. Оба принадлежащих Мельникову острова застроены на все сто процентов. Использован каждый квадратный сантиметр, покрываемый разрешением на строительство. У мостов разместились огромные гидромассажные бассейны, на береговых скалах — плавательный бассейн, накрытый пластиком. Все строения соединены освещенными мостками, чтобы не приходилось идти по мху. Вертолетная площадка заросла сорняками. Похоже, ей давно не пользовались, и это можно сказать обо всех 17 объектах недвижимости, которыми российский предприниматель Павел Мельников обзавелся в Парайнене. Там никогда никого не бывает. Ближайший другой остров Мельникова, Хепокари, — в нескольких морских милях отсюда. Там нас встречает не одна, а целых три таблички, оповещающие, что нас снимают. Площадь Хепокари — менее двух гектар, но даже здесь построена вертолетная площадка. В прибрежной империи Мельникова ни один островок не сочли слишком маленьким для вертолетной площадки. Он делает все, чтобы держать людей подальше от себя, и это загадочно. Если категорически не хочешь видеть людей на своих островах, то зачем покупать острова в стране, где действует право общественного землепользования? Влюбился в шхеры Павел Мельников — российский бизнесмен, родился в Санкт-Петербурге в 1964 году. Он сколотил состояние на продаже счетчиков для воды, насосов, труб и оборудования для ванных комнат под брендом «Валтек». В 2000-х он как-то раз побывал в шхерах Парайнена и влюбился. «Он заявил, что любит прекрасные финские шхеры. Это можно понять. Но неужели, чтобы любить шхеры, нужен десяток разных мест?» — задается вопросом фермер Тумас Вилльберг (Thomas Willberg). © flickr.com, Eero Heimlander Частный остров в финских шхерах Он разводит мясной скот в Ибберснэсе по соседству с другой жемчужиной империи Мельникова — роскошной виллой «Ибберснэс». В 2012 году здание осмотрела строительный инспектор из Парайнена и приостановила работы: в здании было слишком много помещений с отдельными туалетом и ванной комнатой, а значит, оно предназначалось для жилья, чего не было указано в заявке на предоставление разрешения на строительство. Мельников пошел в суд и впоследствии выиграл дело в Высшем административном суде. Когда Мельников пожелал получить разрешение на строительство вертолетной площадки, Тумас и Руна-Бритт Вилльберг забеспокоились. Вспоминая, как все закончилось, Руна-Бритт смеется. «Павел прислал сюда своего помощника, который пытался уговорить нас полетать на вертолете. You must come („вы должны прийти"), сказал помощник, — or Pavel will kill me („иначе Павел меня убьет"). Но мы отказались. Но я согласилась зайти к нему выпить кофе. Правда, визит так и не состоялся». Она наливает кофе. Мы сидим в просторной кухне в доме Вилльбергов конца XIX века. Дом расположен в центре старинной усадьбы с флигелями, сараями и большим внутренним двором с вековыми дубами. Вилла «Ибберснэс» — в нескольких километрах отсюда по узкой петляющей дороге. Она тоже окружена видеокамерами и табличками «Частная собственность». «Всем известно, кто такой Павел» Никто из соседей Мельникова не говорит о «фирме русского» или «Айристон Хелми». Все говорят просто «Павел». С помощью целого ряда запутанных манипуляций с собственностью в налоговых офшорах Мельников сделал свою роль в «Айристон Хелми» максимально незаметной, но и Вилльберги, и остальные соседи знают, кто он такой. «Мы встречались с Павлом дважды. Он не особенно хорошо говорил по-английски, и все, что он произносил, было hello („здравствуйте"). Его сотрудники каждый год дарили нам подарки на Рождество, русскую водку и шоколадные конфеты. Мы подали восемь жалоб на их строительство, а они пришли с водкой и шоколадом…» Тумас Вилльберг смущенно посмеивается. Заметно, что ни он, ни Руна-Бритт не испытывают враждебности к русскому соседу. Они жаловались на разные строительные проекты, например, на посадочные площадки для вертолетов и расширение вертолетного ангара, но по-человечески они не стали врагами. Когда русские сотрудники фирмы Мельникова, не привыкшие к узким извилистым дорогам Ибберснэса, съезжали в канаву, Вилльберги вытаскивали их своим трактором. Три раза. Однажды зимой русские соседи пришли и спросили, нет ли в усадьбе свежей травы на продажу, чтобы накормить оленей. Вилльберги едва удержались от смеха при мысли о том, что будут продавать свежую зеленую траву посреди зимы. На полочках в кухне стоят фигурки коров, их подарила Руне-Бритт жена одного из русских. Негатива не было. Но Руна-Бритт и Тумас никогда не понимали, что, собственно, происходит на соседнем участке. Шутили, что в гости к соседям лучше ходить по одному — вдруг застрелят, а так хотя бы не всю семью в одночасье. «Эта мысль про отмывание денег всегда лежала на поверхности. Я не удивился, когда появилась полиция, — говорит Тумас Вилльберг, который как раз ремонтировал забор в то утро, когда началась операция. На лесной дороге, ведущей к вилле «Ибберснэс», ему встретился серый фургон. Оттуда вышли двое полицейских в масках и с автоматами и сказали ему поворачивать. «Я и спросил, не к соседям ли они», — рассказывает Тумас Вилльберг. Он качает головой. «Нет никаких разумных причин покупать столько участков, сколько скупил Мельников. А такое дорогостоящее строительство никогда не бывает хорошим бизнесом. Это уже не продашь, финнам такие дачи не нужны». Стройки Мельникова создавали рабочие места Фирма, которой принадлежит большая часть недвижимости, называется «Айристон Хелми». В действительности Мельников контролирует эту фирму через польскую подставную компанию. Правда, в 2013 году Мельников за 4,5 миллионов евро выкупил остров Сяккилуото и виллу в Айристо от имени собственной фирмы. Большая часть всех покупок недвижимости финансировалась возглавляемой Мельниковым компанией из Гонконга. По данным «Юле» (Yle), эта компания в свою очередь принадлежит фирме, зарегистрированной в офшоре Британские Виргинские острова. Почти все дорогостоящие дома построены местной компанией «Скай-план» (Sky-Plan). Я позвонила ее совладельцу Сверкеру Карлссону (Sverker Karlsson) и была готова к тому, что он просто бросит трубку. Карлссон стал мишенью всенародного гнева, потому что его брат был членом Комиссии по охране окружающей среды, когда, помимо прочего, принималось решение о разрешении на строительство вертолетных площадок. Но брат оспаривал все решения в пользу «Айристон Хелми», и Сверкер считает, что ему нечего скрывать. Он пригласил нас в офис «Скай-план». Заметно, что публичность его обременяет. «Уже почти мечтаю, что, хорошо бы, я никогда не брался за это дело». Однако нетрудно понять, почему не только «Скай-план», но и другие местные предприятия согласились работать на Мельникова. На самой активной стадии строительства «Айристон Хелми» и Павел Мельников наняли сразу несколько местных парайненских компаний. «Скай-плану» пришлось даже расширить штат. «Мы начали работать на Мельникова в 2008 году. Тогда были трудные времена, и вся эта работа помогла нам пережить экономический спад. Я даже смог нанять еще людей. Но мы строили только часть их объектов. Судя по тому, что я читал в прессе, они запросили целую сотню разрешений на строительство». Сверкер Карлссон строил виллу «Ибберснэс», виллу «Айристо», два домика на Уксторпе и еще пять домов, две бани и вертолетные ангары на Сяккилуото и Неваму. В летнее полугодие, пока шли стройки, он встречался с Павлом Мельниковым примерно каждые два месяца. «Мельников был требовательным подрядчиком. Но с ним было все ясно. Можно было рассчитывать, что если он принял решение, то так тому и быть. С нами он всегда был вежлив, а своим сотрудникам отдавал приказы, иногда повышал голос. Они ни единого решения не принимали без его отмашки. Многие были еще молодыми людьми, и мне сложно поверить, что в это каким-то образом может быть замешан Кремль. Тогда бы работали настоящие профессионалы». Но вот все эти прекрасные здания были готовы. И ничего не произошло. Они так и остались пустовать. «Как строитель я чувствую какую-то безнадежность. Дома строят для того, чтобы ими пользовались. Мельников внимательно следил за тем, чтобы все делалось по высшему разряду, это должен был быть высокий финский стандарт. Но он никогда прямо не говорил, для чего ему эти дома. Только упоминал, что ему так нравятся наши чудесные шхеры, а Финляндия — стабильная страна, в которую он бы хотел инвестировать», — говорит Сверкер Карлссон. Ему трудно понять, в чем же состоит экономическая выгода всех этих проектов. «Он бы вряд ли отбил хотя бы половину вложенных денег. Ни один финн не купит все эти строения, они требуют слишком много вложений. Если это было отмывание денег, то это очень плохая инвестиция». Стратегические места Большая часть островов в империи Мельникова расположены на глубоководных фарватерах. Один из островов (Лилла Сегельлут) напрямую граничит с охраняемой зоной вооруженных сил Финляндии на Хёгё. Мельников вдобавок купил старые списанные армейские суда, и теперь ими пользуются сотрудники его фирмы. Военные потребовали перекрасить лодки, но требование было проигнорировано, так что сейчас их не отличить от судов финского флота. © flickr.com, Guillaume Baviere Лодки в бухте Айристо, Финляндия Саули Ниинистё много раз говорил, что Финляндия должна быть готова защищаться в ходе гибридной войны, то есть войны путем тайного проникновения. Еще в 2015 году Ниинистё заявил в беседе с изданием «Ууси Суоми» (Uusi Suomi), что следит за делами «Айристон Хелми» в шхерах. «Политика безопасности не решающий фактор» В десятке морских миль к юго-востоку от Сяккилуото находится Хейсала, один из крупнейших островов в шхерах Парайнена. Там есть постоянное население, не покидающее остров круглый год. Сейчас на острове — около 60 молочных коров, и многие все еще на свободном выпасе вдоль побережья. Почти неправдоподобно прекрасная идиллия. «Они ищут Павла. Это было первое, о чем я подумал, услышав о полицейской операции и о том, что закрыли воздушное пространство. Больше здесь никто на вертолете не летает», — говорит Сонья Юханссон (Sonja Johansson). Она предлагает нам кофе и бутерброды. Через несколько минут появляется ее муж Андреас. Сейчас октябрь, он был в полях, заготавливал траву на корм скоту. © flickr.com, Vitaly Repin Коровы на одном из островов в финских шхерах Когда были приняты многие спорные решения касательно «Айристон Хелми» в 2008-2016 годах, Андреас возглавлял Комиссию по охране окружающей среды в Парайнене. «Комиссия по охране окружающей среды не может решать, руководствуясь интуицией или политикой безопасности. Наша работа — следовать букве закона», — говорит Андреас Юханссон. Он кладет соленый огурец на бутерброд с печеночным паштетом. В кухонное окно можно увидеть небольшое стадо телок, толпящихся у калитки в ожидании хозяина. Русское вторжение в Парайнен? Ни на йоту не верит. Но это не значит, что он не понимает, в чем тут проблема. «То, что многие острова Мельникова расположены вдоль фарватера, — это, по-моему, совпадение. Но понятно, что военным это не нравится». По мнению Юханссона, проблема заключается в том, что если бы администрация Парайнена положила бы конец делам Мельникова, ссылаясь на соображения безопасности, он пошел бы в суд. «Соображения политики безопасности не решающий фактор. Вот почему должна быть возможность обратиться в министерство обороны и потребовать, чтобы оно высказало свое мнение о подобном строительстве объектов недвижимости. Недавно министерство обороны заблокировало строительство ветрогенераторов в шхерах, потому что они могли бы создать помехи для их радаров. Так что они могли бы высказываться и о подобных стройках тоже». Андреас Юханссон хотел бы, чтобы инвесторы из-за рубежа и в будущем могли бы покупать недвижимость в Финляндии. По его мнению, шхерам нужны инвестиции, жизнь, движение. «Законодательство базируется на идее о том, что закон должен предусмотреть любые обстоятельства. Но предусмотреть такую ситуация было невозможно. Вот почему должна быть возможность запрашивать отдельные вердикты для каждого отдельного случая». Руна-Бритт Вилльберг утверждает, что искренне ценит действия полицейских. Ценит, что власти наконец среагировали после всех этих лет жалоб и судов. «Все считают, что они молодцы. Приятно, что они справились с такой масштабной операцией. Как оказалось, им было известно намного больше, чем я думала». В ее голосе чувствуется нотка облегчения. Несмотря ни на что, власти держат руку на пульсе. «Мне есть что рассказать» Все интервью позади, и мы с фотографом Тумасом Карлссоном едем по петляющей извилистой дороге в виллу «Ибберснэс». Смеркается. Перед нами большими легкими скачками дорогу пересекают три оленя. Заходим в большой двор, где в маленьком домике живет с семьей ныне задержанный сотрудник фирмы Павла Мельникова. У лестницы стоит удочка. В гостиной кто-то смотрит телевизор. Звоню в дверь. Никто не отвечает. Стучу. Ответа нет. Снова стучу. Наконец дверь открывает женщина средних лет. Говорим по-русски. Судя по всему, это жена задержанного, но она не хочет называть свое имя. «Я бы хотела взять у вас интервью, чтобы разобраться, что происходит», — говорю я. «Я сейчас не могу давать никаких интервью об этой ужасной ситуации. Но оставьте ваши контакты», — говорит она и добавляет: «Мне есть что рассказать». И закрывает дверь. Русские скупают недвижимость Девять объектов недвижимости «Айристон Хелми» и Павла Мельникова в шхерах находятся вблизи фарватера, ведущего в Турку. На большинстве островов построены вертолетные площадки. Лилла Сегельлут расположен вплотную к закрытой военной зоне. Усадьба Канервала в Сяркисало принадлежит бывшему российскому министру по делам средств массовых коммуникаций Михаилу Лесину. В 2015 году Лесина нашли мертвым в номере отеля. Сейчас его недвижимость выставлена на продажу в России. У друга Путина Бориса Ротенберга есть недвижимость в Твэрминне (Ханко) вблизи военного полигона в Сюндалене. Также ему принадлежит участок земли в Свартбэке недалеко от нефтеперерабатывающего завода в Килпилахти. Два участка на побережье рядом со складами финских ВМФ в Скиннарвике на полуострове Кемьо принадлежат эстонской фирме, владелец которой — гражданин России. После изменений в законодательстве в конце 1990-х российским гражданам проданы 5,6 тысяч объектов недвижимости по всей Финляндии. Оригинал публикации: När Pargasborna hamnade mitt i storpolitiken – Anna-Lena Lauren besökte sin hemstad https://inosmi.ru/social/20181015/243456582.html
  10. Потому что ультралибералы достали всех мало-мальски нормальных людей.
  11. Всего три врага за все это время нажил? Удивительно миролюбивый человек наш президент.
  12. Трисс-то? Рыженьких любите? А вот нет пока, может еще арабку на её роль не подобрали. И Лютика не видать, что странно.
  13. После недавней новости о том, что на роль Цири создатели телеадаптации «Ведьмака» ищут представительницу какой угодно, кроме европеоидной, расы, некоторые фанаты саги схватились за сердце. Сегодня The Hollywood Reporter рассказал, кому достались роли Цири, Йеннифэр и прочих персонажей. Заранее успокоим — телевизионная Цирилла не будет очаровывать вас африканским колоритом. Итак, Цири в телешоу изобразит Фрейя Аллан (Freya Allan; «В пустыне смерти»). Образ черноволосой магички Йеннифэр постарается воплотить на экране Аня Чалотра (Anya Chalotra; «Жажда странствий»). Также The Hollywood Reporter и Netflix поведали, кто исполнит второстепенные роли: • Джоди Мэй (Jodhi May; «Игра престолов») — Калантэ, королева Цинтры, • Бьорн Харальдссон (Bjorn Hlynur Haraldsson; «Фортитьюд») — Эйст Тиршах (или, если вам привычнее книжный перевод, Турсеах), король Скеллиге, • Адам Леви (Adam Levy; «Рим», «Большой куш») — друид Мышовур, • Майанна Бёринг (MyAnna Buring; «Доктор Кто», «Аббатство Даунтон») — Тиссая де Врие, директор школы чародеек Аретузы, • Милли Брэди (Millie Brady; «Меч короля Артура», «Легенда») — изгнанная принцесса Ренфри. • Мими Ндивени (Mimi Ndiweni; «Тарзан. Легенда», «Золушка» 2015 года) — Фрингилья. • Терика Уилсон-Рид (Therica Wilson-Read; «Профайл») — Сабрина. Как видите, артисты далеко не самые известные. Выше мы собрали их фотографии, чтобы вы могли прикинуть, удачный ли состав собрали авторы. Напомним, что имя актёра, которому выпала непростая задача сыграть Геральта, уже известно — это Генри Кавилл (Henry Cavill; «Человек из стали», «Миссия невыполнима: Последствия»). https://stopgame.ru/newsdata/35897
×