Jump to content

boitsov

Пользователи
  • Content Count

    8,849
  • Joined

  • Last visited

About boitsov

  • Rank
    Персона
  • Birthday 03/07/1985

Информация

  • Пол
    Мужчина
  • Проживает
    Россия. Орск.

Recent Profile Visitors

34,334 profile views
  1. The Guardian, Великобритания Движение фермеров, мельников и пекарей в Великобритании вдохновилось идеей возродить старые, натуральные сорта пшеницы. Эти «мичурины» хотят, чтобы наш рацион был ближе к природе, а мы сами стали здоровее. Уэндел Стивенсон (Wendell Steavenson) © AP Photo, Jay LaPrete Ничего лучшего пока не придумали, оказывается, кроме не нарезного хлеба. Наш белый хлеб из супермаркетов, на который приходится 80% всего хлеба, покупаемого в Великобритании, сладковатый, мягкий и сочный. В его состав, напечатанный на целлофановой упаковке, входят добавки с маркировкой «E», ферменты-«улучшители», добавочный глютен, белок в порошке, жиры, эмульгаторы и консерванты. Он выпекается по технологии «Хорливуд» (в честь места, где находилась лаборатория, в которой ее изобрели), разработанной в 1960-х годах для ускорения процесса, из зерна, которое размалывают стальными роликами, удаляя зародыш, в котором были масла и питательные вещества, и отруби, в которых была клетчатка, оставляя только эндосперм, чистый крахмал, настолько лишенный пищевой ценности, что по закону Великобритании, в эту белую муку нужно снова вносить витамины. Механизированные пищевые предприятия требуют стандартизированных, простых в транспортировке ингредиентов с большим сроком годности, а также производят стандартные, простые в транспортировке продукты с большим сроком реализации. Чтобы повысить урожайность и содержание в зерне белка, выводят новые сорта пшеницы, требующие внесения химических удобрений и пестицидов. Чтобы повысить эффективность, уничтожают живые изгороди и лесополосы, а сельскохозяйственные угодья объединяют во все более обширные участки монокультуры. Прошедший путь от пашни до пластиковой упаковки, хлеб промышленного производства — конечный этап сотни лет инноваций в сельском хозяйстве, производстве и транспортировке, и все они создавались ради эффективности и удешевления, а не питательной ценности и вкуса. Хлеб — наиболее покупаемый продукт питания в Великобритании, но хлеб из супермаркетов — лишь часть корзины продуктов высокой степени обработки, из-за которых, как теперь становится очевидно, мы толстеем, болеем и страдаем аллергией. В то время как крупные пекарни могут продавать ржаные буханки под разными «домашними» названиями, такими как фермерский, цельнозерновой и мультизлаковый хлеб, часто никакой особенной разницы на самом деле нет. Их основной ингредиент — мука высокой степени обработки — остается той же, даже если в смесь вносят отруби или другие источники клетчатки. Необходимы дополнительные исследования, но появляется все больше свидетельств тому, что непереносимость глютена (не путать с целиакией, при которой люди вообще не могут переваривать глютен) может быть вызвана глютеном, который дополнительно добавляют в продукты массового производства, а ведь старый добрый способ — увеличить время расстойки, то есть сквашивания теста дрожжами, чтобы оно лучше поднялось, — ключ к тому, чтобы цельнозерновые продукты лучше переваривались. Для хорошего хлеба нужно не более четырех ингредиентов: мука, дрожжи, вода и соль. Сорта пшеницы когда-то были разными для отдельных регионов и приспособленными к местной почве; зерно мололи на местах и прямо из цельнозерновой муки выпекали плотные батоны. Большинство британцев и американцев уже много поколений не пробовали такой хлеб, так что даже в народной памяти не сохранилось то, каким он был на вкус. Тяга к более воздушному и белому хлебу возникла исторически: более тонкая, светлая, очищенная мука была дороже, ее могли позволить себе лишь богачи, и эта тенденция сохранилась — даже когда мука стала будничным и дешевым товаром, ее часто отбеливали, чтобы сделать еще белее. Но за последние пару десятилетий появились новые движения, бросающие вызов преобладающей культуре питания. В начале 2000-х годов активист и журналист Майкл Поллан (Michael Pollan) писал, что наша еда потеряла связь с землей и фермером. Возглавив восстание против обработанных пищевых продуктов, в 2010 году Поллан предложил девиз, который стал крылатой фразой: «Не ешьте ничего, что ваша прабабушка не посчитала бы едой». Дэн Барбер (Dan Barber), шеф-повар, намеренный вернуть связь между устойчивым сельским хозяйством, вкусом и питанием, в 2008 году произнес речь на конференции фонда «ТЭД» (TED Talk), в которой охарактеризовал современное промышленное сельское хозяйство как «оскорбление базовых законов природы». Благодаря ему и другим людям стало популярным движение «от фермы к столу», которое меняет привычки питания людей, поощряя фермеров выращивать сорта растений прежде всего ради их вкуса, а не урожайности, эффективности транспортировки и срока годности. В 2011 году генетик Стивен Джонс (Stephen Jones) основал «Хлебную лабораторию» (Bread Lab) в Вашингтоне, и пригласил туда фермеров, мельников, пивоваров и пекарей, чтобы вместе разработать новый сорт зерна, в котором важнее всего был бы вкус. В 2014 году Джонс предложил, чтобы хлеб из супермаркета назывался «американским» или «обработанным хлебом», чтобы подчеркнуть массовый характер его производства и питательные свойства. Он сказал мне, что не хочет сравнений с белой мукой. Тем временем в Сан-Франциско вспыхнуло заквасочное движение, отстаивающее возрождение традиционного метода ферментации теста с использованием натуральных заквасок, которые используют сложную паутину бактерий и грибов, присутствующих в окружающей среде, вместо мощных современных дрожжей, специально выведенных для того, чтобы они могли насытить пузырьками воздуха все, что угодно. Великая Джулия Чайлд (Julia Child), автор книг о кулинарии, однажды сказала, что британский белый хлеб на вкус «как бумажные платочки „Клинекс"». Может быть, именно поэтому мы так обильно намазываем белые кусочки хлеба джемом, шоколадной пастой и арахисовым маслом. Цельнозерновой хлеб на закваске — совсем другой зверь; хрустящий, с корочкой, плотный, со сложным вкусом: богатым, ореховым и терпким. Частенько пара толстых ломтиков такого хлеба, щедро намазанных маслом, кажется мне достаточно сытным обедом. Новое движение агрономов, фермеров, мельников и пекарей в Великобритании вдохновилось идеей возродить старые сорта пшеницы. Они собираются вместе, чтобы разрабатывать и выращивать новые сорта пшеницы, которые не нуждаются в обработке химикатами, чтобы молоть зерно, полностью сохраняя вкус и питательные вещества, и выпекать вкусные и полезные батоны. В ходе работы эти мастера хотят бросить вызов господству удобрений в сельском хозяйстве и нарезному хлебу из супермаркетов, а также создать новый тип цепочки поставок, чтобы наш рацион был ближе к природе, и появились здоровые сообщества. Хлеб — базовый продукт. Это наша земля и наш стол, семейные традиции и религиозные праздники. Наш насущный хлеб — это наша повседневная жизнь; это экономика — заработок на хлеб, «хлебная корзина» (англ. «breadbasket» — продуктовая корзина), «хлебные очереди» (англ. «breadlines» — раздача хлеба нуждающимся); это политика — «верхняя корочка общества» (англ. «upper crust» — высшее общество), хлеб и зрелища, «зерно для мельницы». Как показывает эта группа фермеров, мельников и пекарей, хлеб может быть еще и революцией. *** В 1960-е годы, когда мы наслаждались изобилием послевоенной промышленности и удобством супермаркетов, один британский фитопатолог боролся с плесенью. Мартин Вулф (Martin Wolfe), молодой исследователь из Восточной Англии, специализировался на ячменной плесени. В то время преобладало мнение о том, что наука может улучшить задуманное природой; агрономия занималась в основном выращиванием зерновых культур, которые будут давать самые высокие урожаи, и разработкой удобрений и пестицидов, чтобы защищать их и способствовать их росту. Вулф начал замечать, что как только появлялся новый сорт ячменя, патогенные микроорганизмы подстраивались, чтобы получить способность поражать его; как только разрабатывали новое противогрибковое средство, микроорганизмы реагировали и вырабатывали устойчивость к нему. Он понял, что природа всегда будет побеждать в этой гонке. Он был целеустремлен, полон энтузиазма, почти одержим; его родные жаловались, что от него трудно было добиться, чтобы он вышел из-за рабочего стола поужинать. Он раньше, чем большинство, осознал, что добавлять еще больше химикатов — неэкологичное решение, и искал разные способы выращивания здоровых культур. Он экспериментировал с селекцией сортов, несущих различные гены устойчивости. Когда он высаживал свои новые сорта и их смеси, он отмечал, что уровень зараженности падает. © AP Photo, Richard Lewis Мельница недалеко от Лондона В 70-х годах Вулф работал с учеными из Восточной Германии, которые хотели сократить использование дорогостоящих зарубежных пестицидов. К концу 80-х годов почти весь их яровой ячмень (эта культура была важна, потому что Восточная Германия экспортировала солодовый ячмень Западной для пивоваренной промышленности за твердую валюту) выращивался по методике Вулфа. Но когда рухнула Берлинская стена, их, как и западноевропейских фермеров, с помощью субсидий и обещаний высокой урожайности поощрили использовать химические удобрения. «Я всегда чувствовал себя немного аутсайдером», — признался Вулф в интервью. Он был ученым и поначалу скептически отнесся к органическому движению, появившемуся в 80-х годах, которое, как ему казалось, хочет повернуть время вспять. Его приоритетной задачей было выращивание новых культур для решения экологических проблем будущего. За десятилетия Вулф убедился, что разнообразие — то, что современное сельское хозяйство с его гербицидами и монокультурой уничтожало, — это ключ к устойчивости. Когда патоген атакует генетически однородную культуру, он может выкосить целое поле. Приближаясь к выходу на пенсию, Вулф хотел применить некоторые новые идеи о смешанных методах ведения сельского хозяйства. Агролесоводство начало набирать обороты в 70-х годах, когда Фил Раттер (Phil Rutter), американский селекционер, задал очень важный вопрос: если в природных системах доминируют деревья-многолетники — почему человек целых 10 тысяч лет выращивает однолетние культуры? Раттер был убежден, что такие деревья, как лесной орех и каштан могут обеспечить столько же пищи, что и злаки, и их не придется высаживать заново каждый год. Его девизом было: «В будущем всем дадут на орехи». В 1994 году Вулф купил два луга и длинную постройку с низким потолком в Саффолке под названием «Уэйклинс» (Wakelyns) — бывшую свиноферму, на которой потом разводили собак. Вулф разработал тщательно продуманный план высадки двойных аллей из ореха, ивы и смеси фруктовых, ореховых и лесных деревьев. В промежутках между деревьями он собирался выращивать однолетние культуры: овощи, злаки, бобовые. «Уэйклинс» всегда казался экспериментальной агролесоводческой фермой, «довольно дорогим личным хобби», как выразился сын Вулфа, Дэвид, а не действующим предприятием. Вскоре он стал центром реальных исследований. Сначала саженцы, которые посадили в землю в специальных защитных пластиковых рукавах от кроликов, выглядели тонкими, хилыми и не впечатляющими. Фермеры, заходившие в гости, качали головами, задаваясь вопросом, зачем впустую тратить землю на посадку деревьев. «Ни один эксперимент не бывает неудачным», — любил повторять Вулф. По мере того, как деревья росли, а проект развивался, в «Уэйклинс» потянулись посетители, чтобы посмотреть своими глазами на один из лучших примеров агролесоводства в Европе. Вулф со своей похожей на нимб седой шевелюрой, подсвеченной солнцем, водил их по своим дорожкам со злаками, объясняя им, что деревья с их длинными корнями могут извлекать питательные вещества из глубинных слоев почвы, и это также приносит пользу однолетникам благодаря пронизывающим почву сетям грибниц. «Некоторые считают, будто посевы страдают от конкуренции с деревьями, — сказал он одному из интервьюеров, — но это неправда: деревья их укрывают и защищают». © flickr.com, Brian McGuirk Пшеница в Канзасе В 2000 году Вулф создал совершенно особую культуру. С помощью селекционеров и ученых из Центра органических исследований (Organic Research Centre) Вулф взял 20 сортов пшеницы, которые хорошо себя чувствовали в условиях малозатратного сельского хозяйства в Великобритании, половину из которых он выбрал за их качество — высокое содержание белка и глютена — а половину за их высокую урожайность, и скрестил их во всех возможных направлениях, получив 190 новых гибридов. Обычно селекционер посмотрел бы на получившиеся растения и выбрал из них те, которые обладают нужными свойствами. Но на этот раз семена всех 190 гибридов высадили в поле вперемешку, вырастили, собрали и снова посеяли все вместе — и так несколько лет. Вулф назвал сорт «Уай-кью» (YQ) — «урожайность» и «качество». В то время как селекция обычно сужает генофонд, как инбридинг у собак, этот метод поддерживал его разнообразие. Благодаря генетическому разнообразию такая пшеница оказалась устойчивой не только к болезнетворным микроорганизмам, но и к различным условиям выращивания. Урожайность «Уай кью» никогда не сравнилась бы с высокоурожайной пшеницей в хороший год, но со временем, как показал Вулф, ее урожайность во влажные, засушливые годы или годы, когда какая-нибудь болезнь могла уничтожить целые поля однородной пшеницы, явно оставалась на том же уровне. Вулф смолол свое зерно «Уай-кью» в муку на маленькой электрической каменной мельнице у себя в сарае. Его жена Энн пекла на ней пирожные и выпечку, и всем очень нравился ее богатый, ореховый вкус. Но Вулф тогда еще не нашел пекаря, который испек бы из нее хлеб. *** В феврале прошлого года я поехала на север, чтобы встретиться с одной из выдающихся представительниц нового поколения британских пекарей-ремесленников — Ким Белл (Kim Bell), которая пять лет назад открыла в Ноттингеме пекарню «Смолл фуд бейкери» (The Small Food Bakery), а в 2018 году получила престижную награду Би-би-си в области фермерства и пищевой промышленности. Я застала Белл за уборкой в конце рабочего дня. У Хейл были руки в муке, а волосы убраны под повязку; закончив пылесосить печи, она протянула мне бутылку домашнего кефира из ревеня. Она настоящий пекарь — энтузиазм вперемешку с изнеможением. Когда она наконец присела, я сказала: «Когда-нибудь у тебя будет помощник, который вымоет посуду!» Белл покачала головой. «У нас нет никого, кто бы приходил выполнять черную работу. Мы все делаем сами». Она объяснила, что это было осознанным решением, частью политики поощрения автономии и ответственности. Она хотела, чтобы каждый пекарь помнил о ресурсах: энергии, времени и горячей воде. Я попробовала булочку с корицей: липкую, мягкую и хрустящую одновременно; сладкую от каштанового меда и кислую от привкуса теста естественного брожения. Вкус каждого кусочка был великолепен и непохож на остальные. Белл ходила в художественное училище, но художницей быть не захотела. Много лет они с отцом проработали строителями-подрядчиками, специализируясь на строительстве кофеен и магазинчиков на заправках. Работа шла успешно, но Белл находила мир массовой розничной торговли удручающим и нерациональным. Белл — это человек, у которого всегда в работе дюжина проектов и большой коллектив сотрудников. Она часто готовила еду на продажу, выходила на подмену в паб своего друга, готовила свадебные банкеты или пекла для рынка Женского института. В какой-то момент она помогла подруге открыть кафе. А еще она начала читать Майкла Поллана и Дэна Барбера и открыла для себя американское пищевое движение, для которого были одинаково важны экологическое ведение сельского хозяйства и вкус. Она пошла послушать выступление Эндрю Уитли (Andrew Whitley), крестного отца британского движения закваски, который в 1976 году открыл первую в Великобритании органическую пекарню — «Деревенскую пекарню» в Мелмерби, Камбрия. «Эндрю продавал идею „хлебной революции", когда мы используем натуральные дрожжи и знаем, откуда берется зерно». Белл очень хороший пекарь; а еще она пекарь — политический активист. Когда она узнала об истощении почвы, болезнях и социальной справедливости, она была потрясена, а затем решила действовать. «Для меня все сложилось в ясную картину: в нашей продовольственной системе есть проблема, и мы должны ее исправить». Белл собралась с мыслями, и под стать им завертелись события: в кооперативе художников в Ноттингеме появилась возможность нанять небольшое кафе с кухней, и в 2014 году Белл вдруг обнаружила, что у нее есть помещение с духовкой. Открыть пекарню показалось ей очевидным способом бросить вызов всему, что, по ее мнению, пошло не так в пищевой промышленности — перчатка закваски, которую нужно было бросить нарезному хлебу из супермаркета в целлофановой упаковке. «Однажды я просто распахнула двери своей пекарни, без всякой шумихи, — вспоминает Белл. — Я не объявляла об этом. Не было никаких вывесок. У меня была одна клиентка за весь день. А у нее оказалась непереносимость глютена. Белл не училась на пекаря; она просто сделала то, что делают большинство начинающих пекарей: она пыталась взять за образец пекарню «Тартин» (Tartine) из Сан-Франциско с ее хваленым мякишем (внутренней текстурой хлеба), популярным в Инстаграме, с большими дырками и очень хрустящей корочкой. «Можно подумать, что мука — стабильный ингредиент, — рассказывала мне Белл, открывая несколько мешков разных видов муки, чтобы я могла потрогать ее и попробовать на вкус. — Но если она сделана правильно, то она живет и дышит». Я подержала щепотку муки в ладони и увидела, что она немного слипается, когда я сжимаю ее — в меру своей влажности. Мука, которой я раньше всегда бездумно пользовалась, на самом деле всего лишь инертный порошок с неопределенным сроком годности, в то время как эта цельнозерновая мука, в которой содержатся зародышевые масла, хранится несколько месяцев, а потом может прогоркнуть. © РИА Новости, Виталий Аньков Работа пекарни "Хлебное Дело" во Владивостоке Белл — одна из передовых пекарей в Великобритании, она стремится делать лучшую муку и более вкусный и питательный хлеб. Отчасти он такой вкусный благодаря использованию разнообразного зерна — древних прародителей современных сортов пшеницы, таких как полба, однозернянка и двузернянка, и других злаков, таких как рожь, гречка, ячмень и овес, — а еще кисломолочному привкусу натуральной «закваски» — кашицы из муки, воды и природных дрожжей. Когда Белл только открыла пекарню, она использовала органическую муку британской мельницы «Шиптон милл» (Shipton Mill), которая предлагает высококачественные сорта муки. Но она хотела узнать больше о продуктах, которые использует: откуда они, как их выращивали; она хотела, чтобы частью миссии и имиджа пекарни были местные ингредиенты. Вскоре она нашла человека, который перемалывал органическую муку на ветряной мельнице, расположенной всего в 40 милях. *** Проработав долгие годы мире бизнеса, Пол Уайман (Paul Wyman) и его жена Фари (Fari) 14 лет назад, развлечения ради, купили отреставрированную ветряную мельницу в Таксфорде. Кривая обучения была крутой. Уайману пришлось приложить усилия, чтобы усвоить разницу между «мукомольной пшеницей» и «кормовой пшеницей», которая годится для животных (у них разное содержание белка; многие пекари привыкли работать с более высоким содержанием белка, потому что это позволяет получить лучше сформированный, более пористый мякиш), и было много технических неполадок и внезапных порывов ветра, но, по его словам, он «постепенно стал очень неплохим мельником». Его жена заведует чайной комнатой, продает пирожные и сконы (традиционные лепешки из ячменя, — прим. переводчика), выпеченные из муки, которую он перемолол, чтобы продемонстрировать, насколько сильно может отличаться вкус. (Я купила два мешка муки «Таксфорд голд» и готовила на ней все, от макарон до теста; разница в качестве была очевидна: вкус был богаче, сложнее, интереснее.) Есть нечто поразительно в самой мощи работающей ветряной мельницы. Большие холщовые лопасти вращались с мощью и изяществом парусов большого корабля. Внутри звенели и стучали валы, цепи, шкивы и деревянные зубчатые шестеренки, и вращался железный вал, проходящий через центр двух тяжелых жерновов. Люди перемалывали зерно в муку таким образом тысячи лет. Зерно насыпают в отверстие в центре круглого жернова. Верхний жернов гладкий, а нижний изрезан поперечными желобками. Желобки направляют пшеницу к внешней стороне жерновов, нарезая каждое зернышко 20-30 тысяч раз, прежде чем оно высыплется через край в виде тонкой пушистой муки. Такой помол — целое искусство. Измельчение при более низкой температуре позволяет мельнице смолоть цельнозерновую муку, — в ней будет 100% зерна, зародышей и отрубей, — которую затем просеивают через сита разных размеров, получая разные сорта муки. Когда в муке все еще остается немного отрубей, это называется вторым сортом, или «серединкой» («отсюда выражение „серединка на половинку"», — пояснил Уайман). Чтобы получить белую муку, придется отсеять треть или более от цельнозерновой муки. Цельнозерновой помол сохраняет основные питательные вещества зерна, объясняет мне Стивен Джонс из «Хлебной лаборатории» в штате Вашингтон. «В целом зерне содержится 8% клетчатки, в белой муке — ноль. Ядро зерна содержит 35-100 мг железа на килограмм, а его содержание в белой муке стремится к нулю». Отруби обычно продаются по дешёвке, в качестве корма для животных или материала для компоста. Каждый год Джонс созывает симпозиум «Зерновой съезд» (Grain Gathering) на который приезжают пекари, селекционеры и мельники со всего мира. Компания Джонса — мировой лидер по разработке новых сортов пшеницы и других злаков с учетом разнообразных потребностей пекарей, пивоваров, фермеров и потребителей. Недавно «Хлебная лаборатория» выпустила новый вид нарезного хлеба, разработанный для потребителей, выросших на мягком и сладком «американском» хлебе. Ким Белл встречалась с Джонсом на «Зерновых съездах» несколько раз. Последние два года она организует британскую версию «Хлебной лаборатории» — двухдневное мероприятие, в котором приняли участие 150 фермеров, мельников и пекарей из 14 стран, чтобы обсудить вопросы маркетинга, транспортировки и стоимости. Батон нарезного хлеба из супермаркета может стоить около 1 фунта, батон из кустарной пекарни — в три или четыре раза дороже. Из-за своей цены хлеб на закваске неизбежно ассоциируется с элитным продуктом для среднего класса. Магазинный хлеб продается с минимальной наценкой, а крупным пекарням удается получать выгоду благодаря большому размаху производства; небольшие пекарни сталкиваются с высокой арендной платой и трудозатратами, дорогими органическими ингредиентами и длительным процессом изготовления. Пекари защищают свой хлеб, говоря о том, насколько он сытный (одним толстым ломтиком вполне можно наесться), и насколько меньше его расходуется впустую: хлеб из супермаркета настолько низко ценится, что почти половина оказывается на помойке. Мы все больше начинаем осознавать реальные затраты на продукты питания, изготовленные промышленным способом, которые несет не агропродовольственная отрасль, а налогоплательщик. Исследование для «Треста экологических продуктов питания» (Sustainable Food Trust), проведенное в 2017 году, показало, что, если учесть затраты на здоровье, связанные с ожирением и диабетом, очисткой окружающей среды и субсидиями, реальная стоимость наших продуктов питания в два раза выше, чем мы платим за них в магазине. Белл и другие пытаются наладить локальные сети снабжения, чтобы создать новый вид зерновой экономики; неизбежно их усилия наталкиваются на проблему того, как мы оцениваем преимущества, которые можем ощутить, а не посчитать. Белл сказала мне, что деловые отношения, которые она устанавливает, часто оказываются личными и неожиданно трогательными (например, когда фермеры впервые пробуют хлеб, испеченный из зерна, которое они вырастили). Для Белл качество отношений не менее важно, чем качество ингредиентов. *** Однажды, более трех лет назад, Джозия Мелдрум (Josiah Meldrum), активист органического земледелия, вошел в пекарню Ким Белл с мешком муки «Уай кью». Мелдрам, соучредитель норфолкской компании «Ходмедодз» (Hodmedod's), продающей и продвигающей британские бобовые, был близким другом Мартина Вулфа и стремился помочь ему заинтересовать пекарей мукой «Уай-кью». Он рассказал Белл историю «Уай-кью» и спросил, не хотела бы она попробовать печь из нее, смущенно добавив, что в ней относительно мало белка. Большинство пекарей отказались бы, но Белл почувствовала ее теплый ореховый аромат и заинтересовалась. Сначала получались тугие, плотные батоны, или тесто растекалось бесформенной кашей. Белл пыталась варьировать пропорции закваски, повышала уровень влажности, снижала температуру, замешивала энергично, а не осторожно. «Это был настоящий метод проб и ошибок». Она хотела добиться, чтобы вкус пшеницы звучал ярко. Наконец она осталась довольна: у нее получился куполообразный хлеб с темно-серой корочкой и рыжеватым мякишем, мягким и воздушным, который она могла отвезти в «Уэйклинс», чтобы показать Вулфу. Белл волновалась: «Он ведь знаменитость». Но в конце концов они целый день провели за разговорами. «Он был очень рад, потому что работал над этим проектом 20 лет, и ученые им восхищались, но, похоже, он не мог добиться, чтобы с этой мукой работал пекарь». Белл и Вулф нашли друг в друге недостающую часть уравнения. Для Белл пшеница «Уай-кью» олицетворяла «все, о чем мы думали в пекарне, диверсификацию и децентрализацию, нашедшие свое отражение в зерне». С начала XX века по закону сорт зерна, которое идет на продажу, должен быть зарегистрирован. Таким образом покупатели оказываются защищены, а селекционеры могут получать отчисления за растения, на которые потратили время и деньги. Соответственно семена и сорта растений должны соответствовать определенным критериям однородности и устойчивости. Но «Уай-кью» в генетическом отношении — тысячи различных сортов пшеницы, известные как «популяция». Поэтому такая пшеница не может быть официально зарегистрирована или продана в Европе. Когда Белл влюбилась в «Уай-кью» и его историю, Вулф выращивал ее уже почти 15 лет. В США тоже продолжали высаживать такие популяции, как и несколько агрономов из Франции, Германии и Италии. Но в целом это был новый, непроверенный тип культур. В период с 2007 по 2013 год «Уай-кью» отправили в тур по Европе, чтобы посмотреть, как она будет расти в разных климатических условиях. Результаты показали, что даже в различных погодных условиях и почвах общая урожайность «Уай-кью» была удивительно стабильной. Тем временем Вулф мотался между Брюсселем и Вестминстером, чтобы добиться исключения из правил ЕС, которое позволило бы продавать «Уай-кью». Наконец, в 2014 году он добился успеха, и в июле 2017 года семена «Уай-кью» под официальным названием «Популяция Центра органических культур „Уэйклинс"» (ORC Wakelyns Population) стали первой популяционной пшеницей, поступившей в продажу в Европе. Белл хотела использовать муку «Уай-кью» в пекарне «Смолл фуд», но ей нужно было найти фермера, который бы согласился выращивать ее. Она спросила Пола Уаймана из «Таксфорд милл», есть ли у него какие-нибудь идеи. Уайман закупал значительную часть органической пшеницы у Джона и Гая Тернеров (John and Guy Turner), владельцев семейной фермы в Линкольншире, в 40 минутах езды по трассе А1. Он предложил позвонить им. Братья Тернер с фермы «Гранж» (Grange Farm) — фермеры в четвертом поколении, владельцы 100 гектаров (250 акров) земли. Десятилетиями они наблюдали, как другие мелкие фермеры по соседству едва сводили концы с концами и продавали свои фермы. И в 2001 году они решили перейти на органическое производство. «По сути, мы едва держались на плаву последние 30 лет», — сказал мне Джон Тернер. Они начали поставлять пшеницу Полу Уайману, когда искали способ продать несколько тонн лишнего зерна. Когда Белл спросила, интересует ли их выращивание «Уай кью», братья ответили: «Ну да. Почему бы нет?» © РИА Новости, Виталий Аньков Закваска для теста «Зимой мы вообще не были в этом уверены, — сказал мне Гай. — Это была довольно хилая, тонкая культура. Но потом весной, когда потеплело, она резко пошла в рост. Можно было практически сидеть на краю поля и наблюдать, как она растет». «Разнообразие невозможно оценить, пока не увидишь его, — сказал Джон. — Некоторые растения были высотой четыре фута, некоторые — два фута, у некоторых была ость [щетинки], у некоторых ее не было, с некоторых свисали какие-то колючие нити, у некоторых были квадратные колоски, короткие и крепкие, у других — более тонкие». Лето 2018 года было очень засушливым и плохим годом для зерновых, а урожайность «Уай-кью» превысила многие традиционно выращиваемые в этом районе культуры. Белл продолжала рекламировать «Уай-кью» другим пекарям и показывала, как выпекает на ней хлеб во время работы «Зерновой лаборатории». Бен Макиннон (Ben Mackinnon) из пекарни E5 в районе Лондон Филдс, которая изготавливает муку в собственных помещениях под железнодорожной аркой, вырос на ферме около «Уэйклинса», знал Вулфа (однажды он целый месяц помогал ему копать картошку) и сказал, что возьмет четыре тонны. Тернер был в восторге. Единственная проблема заключалась в том, как доставить зерно в Лондон. Тернер предложил привезти его на прицепе к своему внедорожнику. Вскоре он заплутал на узких улицах. «Я почувствовал себя настоящим деревенщиной», — рассмеялся он. Я сказала, что он сделал нечто такое, чего, вероятно, не случалось уже лет 150: чтобы смолоть свое зерно, фермер привез его в центр Лондона. Когда я зашла в E5 в апреле, у них почти закончились купленные у Тернера запасы муки «Уай-кью», и они начали получать ее от другого фермера в Эссексе. Ходили слухи, что пекари-ремесленники были в восторге от истории «Уай-кью» и ее аромата; почти весь урожай 2018 года был распродан. *** Мартин Вулф умер в марте после непродолжительной болезни. Мы с ним были на связи, и он приглашал меня приехать посмотреть его ферму. Через две недели после его смерти его сын Дэвид и Джозия Мелдрам любезно встретили меня в «Уэйклинсе». Стояла переменчивая весенняя погода, светило яркое солнце, дул холодный ветер. Они показали мне офис Мартина — кучу бумаг, препараты пораженных плесенью листочков ячменя, спутанные провода на полу, детали бензопилы. В сараях и ангарах стояли тракторы и комбайны, а также всевозможные виды устройств в стиле Хита Робинсона (Heath Robinson — английский художник-карикатурист, придумывавший сложные устройства для самых простых задач, — прим. переводчика), которые он модифицировал для своих экспериментов. «Мало что можно сделать с бутылкой из-под „Рибены"», — рассмеялся Дэвид, указывая на пластиковую бутылку, прикрепленную к палке скотчем. «Все тут обвязано бечевкой, — добавил Мелдрам. — Мартин никогда не допустил бы, чтобы хорошая идея пропала из-за отсутствия подходящего оборудования». А еще повсюду были аллеи деревьев, а между ними аллеи клевера и зелёные стебли «Уай-кью». Деревья были усеяны зелеными, белыми и розовыми цветами сорока видов яблок, всевозможных сортов груши и сливы. В грязи были следы хохлатого оленя и зайца, а из орешника раздавались трели дроздов. Мы прошли сквозь зеленую изгородь и вышли на открытый участок, и в лица нам ударил порыв влажного ветра, не сдерживаемого деревьями. Перед нами было 40-гектарное поле пшеницы на соседней ферме, равномерно зеленое, как сукно на бильярдном столе. Контраст между разнообразной красотой агролесоводства фермы «Уэйклинс» и этим традиционно обработанным полем не мог быть более резким. Мы только начинаем ценить разнообразие и сложные системы, которые необходимы растениям, животным и нам. Как-то в одном интервью Мартин Вулф заявил, что ценность нужно рассчитывать не только в соответствии с деньгами, вырученными за урожай, но и воздействием растений на почву и связывание углерода, а также с более широким воздействием «на настроение, красоту, на общество». История «Уай-кью» связывает воедино здоровье почвы, устойчивость зерна к болезням, питательные свойства муки и вкусный хлеб, а также рассказывает о группе людей, работающих вместе над созданием локальной продовольственной сети, которая питает местное сообщество. «У Мартина всегда было полно безумных идей», — сказал его сын. Мы прошли до конца травянистого луга. Могила его жены Энн была отмечена простым камнем среди нарциссов. В апреле Мартина похоронили рядом с ней. Благодаря его стараниям пшеница «Уай-кью» получит официальное разрешение на экспорт из ЕС в 2021 году. Перед смертью Вулфа Белл сказала мне: «Мартин меня воодушевляет. В прошлом году он сказал мне: „Ким, это уже происходит, я вижу это впервые в жизни. Все образуется. Все уже начало меняться"». Оригинал публикации: Flour power: meet the bread heads baking a better loaf https://inosmi.ru/social/20191021/246037943.html
  2. Die Welt, Германия Бертольд Зеевальд (Berthold Seewald) © РИА Новости В то время как победители в Первой мировой войне в 1919 году обсуждали в предместьях Парижа будущий послевоенный порядок, в 1 500 километрах к востоку все свидетельствовало о том, что он будет весьма уязвимым. Возрожденная Польша, восстановленная из обломков трех империй — России, Австрии и Германии — стала главным действующим лицом в кровавом конфликте, которому было суждено особым образом установить границы Восточной и Центральной Европы и тем самым внести свою лепту в эрозию Версальской системы. Так называемая Советско-польская война 1919-1921 годов оставила глубокий след в национальной памяти Польши, ведь ею закончилось длившееся почти 120 лет расчленение страны. А вот в Германии её забыли, что в какой-то мере объясняет непонимание, с которым тут наблюдают за происходящими сейчас конфликтами на Украине и в Польше. Тем важнее значение новой книги берлинского историка Штефана Ленштедта (Stephan Lehnstaedt) «Забытая победа» (Der vergessene Sieg), в которой этот специалист по Холокосту объясняет основные рамочные условия развязывания Второй мировой войны — хрупкий порядок в Восточной и Центральной Европе, где Польше досталась ключевая роль, а также неподдельная ненависть, которую Сталин питал к этой стране. Человек, который после смерти Ленина в 1924 году сумел стать всемогущим диктатором Советского Союза, был одним из проигравших в этой войне, в то время как победитель Юзеф Пилсудский (Józef Pilsudski) стал лидером Польши. В ноябре 1918 года он взял власть в свои руки как «временный глава государства». И в тот момент Пилсудский, бывший ранее убежденным социалистом, поставил всё на националистическую карту. В своих мечтах он видел польское государство в старых границах Польско-литовской унии, которые простирались в XVII веке от Балтики почти до Черного моря. А так как Россия погрязла в гражданской войне красных и белых, а немецкие и австрийские войска, продвинувшиеся в 1917 году вплоть до Кавказа, теперь отходили, момент казался подходящим, чтобы воплотить эту программу в жизнь силой оружия. В кратчайшие сроки Пилсудский привел Польшу в боевую готовность. Почти три четверти государственного бюджета 1919 года были израсходованы на закупки вооружения и техники. Главным кредитором стала Франция, заинтересованная прежде всего в сохранении «санитарного кордона», который должен был держать Германию в рамках, а Советский Союз — подальше от Западной Европы. Почти 3 тысячи железнодорожных вагонов двинулись на восток, из них 2,3 тысячи — с артиллерийскими орудиями, 455 — с автомобильными и 260 — с авиационными деталями. Важной частью этого вооружения были 120 легких танков «Рено М-17», которые превратили Польшу в четвертую танковую державу мира. Военная форма была взята из французских, немецких или австрийских запасов, в результате чего армия представляла собой пестрое зрелище, как пишет Ленштедт. Хотя и многое другое было в плачевном состоянии — подчас боеприпасы не соответствовали вооружению, а рядом с ветеранами мировой войны, воевавшими за Антанту или Центральные державы, в строю стояли едва обученные добровольцы, — Пилсудский весной 1920 года начал наступление. Он совершенно справедливо опасался, что Ленин после теперь уже ожидаемой победы в гражданской войне обратит взор на Польшу. 7 мая войска Пилсудского вошли в Киев. Но чем дальше польские дивизии продвигались на восток, тем труднее становилось снабжать их всем необходимым на разоренном мировой и гражданской войнами бездорожье. Ситуация осложнялась и тем, что в лице Красной Армии поляки имели дело с противником, обретшим опыт и боевой дух в кровавых боях с белыми генералами. В бывшем царском старшем лейтенанте Михаиле Тухачевском организатор Красной Армии Лев Троцкий нашел талантливого военачальника, который был вполне способен разгромить такое препятствие на пути к всемирной революции, как Польша. В июле 1920 года четыре армии под командованием Тухачевского отбросили назад 120 тысяч поляков между Вильной (сегодня Вильнюсом) и Минском и начали наступление на Варшаву. Некий Польский революционный комитет под руководством основателя ЧК Феликса Дзержинского уже приготовился взять власть в Польше в свои руки. В Варшаве французская военная миссия советовала полякам остановить наступление Красной Армии с помощью густой сети окопов, как это делалось во время прошедшей войны, где главную роль играла техника. Но так как Пилсудский (так же как и Тухачевский) никогда не учился в военной академии, он быстро понял, что из-за недостатка орудий и колючей проволоки нельзя будет создать такие же укрепления, какие оборудовали немцы в Первую мировую войну для защиты Варшавы. А так как польская радиоразведка расшифровала советский код, Пилсудский был в курсе планов Тухачевского. Тогда у Пилсудского родился отчаянно смелый план. В то время как основная часть его войск сосредоточилась на последней оборонительной линии вдоль Вислы и должна была сдерживать Красную Армию, он решил с резервной армией, состоящей из 20 тысяч опытных и хорошо вооруженных ветеранов, продвинуться в брешь, зиявшую между западным и юго-западным фронтами Красной Армии в районе Лемберга (сегодня Львова). Самым важным соединением этого фронта была печально известная 1-я Красная конная армия, которой командовал бывший фельдфебель царской армии Семен Буденный. А ее главным политическим комиссаром был Сталин. Эта конная армия, состоящая в основном из казаков, превратилась во время гражданской войны в высокомобильный боевой инструмент, идеально подходивший для географических условий Украины. И она отличалась особой жестокостью. Ленштедт цитирует еврейского писателя Исаака Бабеля, добровольно вступившего в армию Буденного и описавшего картину, которая предстала перед ним после взятия галицкого города Броды бойцами Буденного: «Страшное поле, усеянное порубленными, нечеловеческая жестокость, невероятные раны, проломленные черепа, молодые белые нагие тела сверкают на солнце…» Тухачевский готовил наступление на Варшаву, а Буденный и Сталин тем временем держали курс на Лемберг, то есть находились слишком далеко, чтобы откликнуться на призыв Тухачевского присоединиться к нему. И поэтому план Пилсудского сработал. В то время как войска Тухачевского застряли перед польскими окопами под Варшавой, резервной армии Пилсудского удалось 16 августа почти без сопротивления переправиться через Вислу и, пройдя 120 километров, ударить противнику в тыл. Отрезанным от обеспечения — и без того весьма скромного — соединениям Тухачевского ничего не оставалось, кроме как отступить. Ленин был вне себя от ярости и согласился с Троцким, что ответственность за эту катастрофу несут Буденный и прежде всего Сталин. Троцкий увидел в этой ситуации шанс обезвредить своего внутрипартийного соперника и обвинил его в невыполнении приказа и самоуправстве: «Он (Сталин) хотел любой ценой войти в Лемберг в то же самое время, что и Тухачевский в Варшаву». Некоторые современные историки разделяют это мнение Троцкого. Однако Ленштедт не согласен с ним: приказ главнокомандующего Красной Армии Сергея Каменева о взятии Лемберга «был отдан 12 августа, то есть в то время, когда Варшава, согласно приказам Тухачевского, должна была быть уже взята. Таким образом, если польская столица уже находилась в руках Советов…, то конники Буденного не имели какого-либо значения для этой битвы». Но у политбюро было другое мнение, и оно сделало Сталина козлом отпущения за этот провал. Ленин был прагматичным политиком и сделал нужные выводы. В марте 1921 года он заключил с Польшей мирный договор, в результате которого ее восточная граница была перенесена на 300 километров восточнее той линии, которую британский министр иностранных дел Джордж Керзон (George Curzon) в декабре 1919 года предложил в качестве демаркационной линии между Польшей и Россией. Неслучайно через почти 20 лет Сталин в своем пакте с Гитлером настоял на определении этой «линии Керзона» в качестве западной границы польской территории, которую он пожелал иметь в качестве трофея. Рассчитался диктатор и с Тухачевским. В 1937 году он устроил показательный процесс, закончившийся казнью командарма. Оригинал публикации: «Junge weiße, nackte Körper blinken in der Sonne» https://inosmi.ru/history/20191019/246043655.html
  3. Апостроф, Украина Максим Мухин © РИА Новости, Стрингер В четверг, 17 октября, сотрудники НАБУ задержали одного из соратников пятого президента Украины Петра Порошенко, бывшего заместителя секретаря СНБО Олега Гладковского. Как известно, господина Гладковского связывают с фактами коррупции во время поставок комплектующих для оборонных предприятий в 2015-2016 годах. В распоряжении «Апострофа» оказался отчет Временной парламентской следственной комиссии, изучавшей масштабы хищений в украинской «оборонке». По данным журналистского расследования, проведенного Bihus.Info, Олег Гладковский был причастен к коррупционным сделкам во время поставок комплектующих для оборонных предприятий. В марте 2019 года он был уволен с должности заместителя секретаря СНБО с целью обеспечения объективного расследования данных фактов. Верховная рада поручила временной следственной комиссии (ВСК) по фактам хищений в вооруженных силах Украины в 1991-2018 годах изучить информацию, обнародованную журналистами. При этом полномочия комиссии были расширены на 2019 год. В распоряжении «Апострофа» оказалась копия проекта отчета о работе комиссии. В документе наиболее подробно освещаются факты разворовывания имущества украинской армии с момента обретения Украиной независимости и до марта 2014 года. В отчете комиссии отмечается, что значительная часть документов, особенно первичных (договоры, акты и т.д.) были уничтожены или остались на оккупированных территориях. Ряд документов был передан в архивы, но доступ к ним был ограничен. Для разблокирования доступа к таким документам, Верховная рада обязала кабинет министров, министерство обороны, генштаб ВСУ, службу безопасности Украины, госслужбу экспортного контроля, счетную палату внести изменения в Свод сведений, представляющих государственную тайну. Однако требования парламента ни одним из указанных органов выполнены не были. В связи с этим, ВСК отмечает, что некоторые факты и обстоятельства, опубликованные в отчете, не были проверены в полном объеме по причине отсутствия в распоряжении необходимой информации и копий документов. В своей работе ВСК использовала материалы предыдущих парламентских следственных комиссий. Отчет разделен на условные пять этапов, которые описывают ситуацию в оборонном секторе и ВСУ при каждом президенте Украины. Отмечается, что проверить реальную общую стоимость военного имущества, оставшегося после развала СССР, невозможно. По оценкам некоторых экспертов, ориентировочно она составляла 89 миллиардов долларов, а к концу 1994 года Украина экспортировала оружия и военной техники на сумму 32,4 миллиарда долларов. Продать все Период с 1991 по 1996 год характеризуется, как самый бесконтрольный в вопросе торговли военным имуществом, вооружением и техникой. В материалах ВСК говорится, что нередко генералы и старшие офицеры «непосредственно и открыто» проводили переговоры по вопросам реализации военного имущества, проведения бартерных операций по схеме: продавец Украина — вооружение (танки, самолеты), а покупатели — лавровый лист, перец. В результате присоединения Украины к Договору об обычных вооруженных силах в Европе, начался неконтролируемый процесс распродажи военной техники и имущества с баз, складов и арсеналов, а также реализация техники за пределы Украины. Так, продажа оружия фактически была начата после издания указа президента от 31 декабря 1991 № 28 «О порядке реализации войсками Вооруженных сил на территории Украины материальных средств, техники, вооружения и недвижимости». Документ устанавливал, что передачу в аренду и реализацию движимого и недвижимого имущества ВСУ следует проводить только через коммерческий центр при минобороны. Принятие решения, что именно пойдет на продажу было возложено на командующих округов и командиров воинских частей. Впоследствии, учитывая установленные факты потерь, присвоений, растрат и других серьезных нарушений в финансово-хозяйственной деятельности этого учреждения, коммерческий центр в июне 1993 был ликвидирован, а материалы переданы в военную прокуратуру Центрального региона для расследования злоупотреблений, совершенных должностными лицами этого центра. О каких-либо результатах этого расследования и привлечении виновных к ответственности до сих пор не известно. Также в 1992 году, по представлению премьер-министра Витольда Фокина, указом президента Украины от 20 января 1992 года № 45 с пометкой «Не для печати», была создана внешнеэкономическая компания Украинский дом. Компания получила полномочия безлицензионной продажи иностранным государствам и частным фирмам запасов товарно-материальных ценностей, а также право на осуществление экспортных операций по продаже за границу вооружений и военной техники по согласованию с минобороны. Информация об объеме продаж отсутствует, поскольку компанию ликвидировали уже в январе 1993 года. По данным ВСК, в то время торговать оружием, военной и специальной техникой начали даже общественные организации. Одной из таких был международный общественный фонд Деловая диаспора Украины, президентом которого стал Владимир Гринев, занимавший тогда должность заместителя председателя Верховной рады. Членами фонда стали министр машиностроения, военно-промышленного комплекса и конверсии Украины Виктор Антонов, заместитель секретаря СНБО Александр Разумков, председатель межбанковской валютной биржи Вадим Гетьман, заместитель министра информации Олег Бай. Как следует из материалов расследования предыдущих комиссий, на регистрационных документах руководство фонда использовало гербовую печать секретариата верховного совета УССР. По состоянию 1996 год насчитывалось 114 различных субъектов, получивших право на торговлю оружием. Объем продаж вооружений и техники составил более 30 миллиардов долларов, из которых только не более 20% происходило в соответствии с заключенными договорами. Процесс хаотичной торговли удалось остановить только в 1997-2004 годах, когда были определены исключительные субъекты хозяйствования государственной формы собственности (спецэкспортеры). Кроме того, был введен государственный экспортный контроль над международными передачами товаров военного назначения. В этот период также отмечается незаконное перемещение военной техники и имущества ВСУ на территорию Российской Федерации. В частности, в 1991 году около 40 самолетов палубной авиации Як-38, были сняты с вооружения, разукомплектованы, погружены на баржи и отправлены в неизвестном направлении. В 1992 году поисково-спасательный корабль «Ямал» вышел на рейд Балтийского флота (РФ), однако в порт приписки на территории Украины не вернулся и не был учтен при разделе Черноморского флота СССР в 1997 году. Такая же ситуация имела место с подводной лодкой БС-555, четырьмя вертолетами Ми-8МТ и Ми-14ПЛ, которые были перегнаны в Анапу и при разделе флота не учитывались. Кроме того, 17 единиц полноприводных плавающих автомобилей-транспортеров были передислоцированы в Москву; сняты с неприкосновенных запасов пять автомобилей радиолокационной борьбы для их перемещения в Новороссийск. В феврале 1992 года, во время проведения плановых тренировочных полетов, шесть самолетов Су-24 вместе с экипажами оказались на территории РФ. В дальнейшем офицеры успешно проходили службу в России, а самолеты не были возвращены. Не менее 50% военной техники и имущества бывшей 98-й воздушно-десантной дивизии ВС СССР, которая дислоцировалась в Болграде Одесской области, были погружены на 27 железнодорожных эшелонов и вывезены в Иваново (РФ). А уже в 2014 году 98-я гвардейская воздушно-десантная дивизия ВС РФ принимала участие во вторжении на территорию Украины с использованием техники, которую в свое время Украина передала в Россию. Помимо обычных вооружений, Украина снабжала Россию и ядерным оружием. Так до мая 1992 года, до определения порядка вывоза, условий и размера компенсаций за ядерное оружие, с территории Украины в РФ были перемещены 2 тысячи 883 тактических ядерных заряда. Во вред интересам По данным ВСК, с 1997 по 2004 годы положения военной доктрины базировались на отсутствии реальных угроз национальной безопасности Украины в военной сфере, что привело к сокращению армии и ее вооружений. При этом высшим военно-политическим руководством были приняты решения, которые противоречили национальным интересам и не имели экономической целесообразности. Например, при разделе Черноморского флота СССР, Украина уступила в пользу РФ 32% лучшей части флота от определенной ей доли в размере 50%, оставив себе 18% корабельного состава. Последующее списание кораблей и судов, полученных в результате этого распределения, свидетельствует о принятии в состав ВМС непригодных для дальнейшего использования судов. Также восемь тяжелых бомбардировщиков Ту-160, три Ту-95МС, 575 крылатых ракет Х-55 и оборудование к ним были переданы РФ в счет платежей по задолженности за поставки газа перед ОАО Газпром на сумму 275 миллионов долларов. В Китай за 20 миллионов долларов был продан авианесущий крейсер проекта 1143 «Варяг». Степень готовности корабля составляла 89%, а стоимость постройки в ценах 90-х годов — более 2 миллиардов долларов — без учета стоимости проектно-конструкторских работ. Добавим, что корабль был куплен Китаем с целью организации на нем плавучего центра развлечений, однако впоследствии он был достроен именно как авианосец, получивший название «Ляонин». Из боевого состава ВСУ также была выведена и передана в аренду техника, которую вернули с отработанным ресурсом без финансовой компенсации или же вообще не вернули. Например, российской транспортной компании Атрувера было передано в аренду пять транспортных самолетов Ил-76МД. По имеющейся информации, один борт разбился в авиакатастрофе в 2010 году, остальные — до сих пор не возвращены. В 1998 году в авиакатастрофе был потерян Ил-76МД, арендованный украинской компанией «АТИ». В качестве компенсации минобороны было выплачено 3,5 тысячи долларов, при стоимости самолета более 20 миллионов долларов. Два вертолета Ми-8МТВ через суды пришлось возвращать из аренды у Государственной авиационной транспортной компании Украины. После возвращения техника была разукомплектована и непригодна к использованию без проведения капитальных ремонтов. В 2005 году эта компания получила от Минобороны два вертолета Ми-26, проданные впоследствии на аукционе по низкой цене. В отчете комиссии сумма сделки не указывается. Без учета и контроля По данным ВСК, в 2005-2009 годах отмечается снятие с боевого состава ряда образцов вооружений и военной техники. В частности, танков Т-72, отдельных средств противовоздушной обороны Украины, в частности зенитных ракетных комплексов (ЗРК) «Бук» и С-300ПС. В дальнейшем ЗРК С-300ПС были проданы внутренним посредникам ориентировочно за 1,6 миллиона долларов, которые далее реализовали их на внешних рынках по 23,6 миллиона долларов (количество проданных комплексов в отчете не указывается). Были уничтожены военные аэродромы в Стрые (Львовская область) и Чорткове (Тернопольская область). Аэропорт в Стрые мог принимать самолеты всех существующих типов вплоть до Ан-225 «Мрия». Его взлетно-посадочная полоса была модернизирована для использования в качестве резервного места посадки космического корабля «Буран». После прихода к власти президента Виктора Януковича, началась кампания по сокращению большого количества наиболее боеспособных воинских частей (разведка, связь, инженерное обеспечение), массовое сокращение авиационных воинских частей, расформирование зенитных ракетных дивизионов, вооруженных ракетными комплексами С-300. В 2013 году Кабинет министров утвердил перечень военного имущества, которое может быть отчуждено с общей остаточной стоимостью почти в 8 миллиардов гривен. Большинство из включенного в перечень имущества составляли критические номенклатуры вооружений и военной техники ВСУ. Командованию военно-морскими силами были переданы некоторые военные части Ввоздушных сил ВСУ, что в итоге, к началу 2014 года фактически лишило Украину должным образом организованной противовоздушной обороны (прежде всего, в Крыму). При этом, по данным комиссии, высшие должностные лица государства постоянно получали информацию от руководства разведывательных органов о подрывных действиях РФ в Крыму. В частности, о подготовке и возможном вмешательстве казацких формирований РФ во внутренние дела Украины, а также об угрозе применения военной силы против нашей страны для ее возвращения в сферу влияния Москвы. В 2010 году был создан государственный концерн Укроборонпром в который вошли все предприятия входившие в сферу управления Минобороны. При этом не был решен вопрос объема и контроля имущества, которое хранилось на этих предприятиях. Лишь в 2018 году на предприятиях концерна была начата инвентаризация — на момент подготовки отчета ВСК, она еще продолжалась. Сообщается, что по промежуточным результатам зафиксированы потеря и хищение имущества на сумму более 100 млн. грн. по его остаточной стоимости. Схемы По данным ВСК, со ссылкой на государственного секретаря Минобороны Александра Дубляна, с 2012 года по март 2014 года, оборонное ведомство через уполномоченные Кабмином организации, реализовало 1 миллион 183 тысячи 178 единиц основных образцов вооружения и военной техники на общую сумму 2,863 миллиарда гривен. Как правило, реализация военного имущества осуществлялась через посредника. Минобороны заключало договор со спецэкспортером и передавало ему имущество, оцененное на 10-15% выше остаточной стоимости. Это позволяло покрыть расходы, связанные с продажей этого имущества, а также на комиссионное вознаграждение. Спецэкспортер реализовывал такое имущество на внутреннем рынке по ценам, которые были значительно ниже цен на внешних рынках или же продавал его посреднику на внешний рынок. Новый владелец реализовывал имущество на внешних рынках по ценам значительно ниже тех, которые предлагались для Минобороны или же для внутренних рынков. В качестве примера в проекте отчета приводится продажа 15 танков Т-72А 1977-1979 годов выпуска. В заключении профессионального оценщика стоимость всех танков составляла 2 миллиона 920 тысяч 410 гривен, в среднем 194 тысяч гривен за единицу. При этом, по данным Госслужбы экспортного контроля, стоимость реализации аналогичных танков Т-72А в указанный период, была на уровне 300-376 тысяч за единицу. Только в 2006 году в перечень избыточного имущества было включено 1000 танков Т-72 различных модификаций. Перед этим танк был снят с вооружения украинской армии, поскольку в нашей стране отсутствовали ремонтные предприятия, которые могли бы его обслуживать. 4 июня 2019 года ВСК провела итоговое заседание, на котором был предварительно одобрен описанный выше отчет о проделанной работе. Ожидалось, что этот документ будет передан в Верховную раду для дальнейшего рассмотрения. Но после решения президента Владимира Зеленского о досрочном прекращении полномочий парламента VIII созыва и проведения внеочередных выборов, дальнейшая судьба этого отчета пока остается нерешенной. Оригинал публикации: Перець в обмін на танки: як обкрадали українську армію https://inosmi.ru/military/20191020/246065790.html
  4. Скоро, в некоторых странах. Хотя есть подозрения, что раньше сбросят овечьи шкурки нацисты этих стран и почистят авгиевы конюшни. Маятник от высшей точки амплитуды резко двинется в обратную сторону, и точку равновесия проскочит моментально.
  5. Шо весь? Серьезный конкурент Супермену появился, однако.
  6. Ilta-Sanomat, Финляндия Арья Паананен (Arja Paananen) © РИА Новости, РИА Новости Псевдоученый Трофим Лысенко обрел в Советском Союзе популярность в 1920-1930-е годы благодаря своим сельскохозяйственным выдумкам, из-за которых проблема голода в стране только возросла. Французский документальный фильм «Ученый, шарлатан и Сталин. Как накормить народ» (The Scientist, The Imposter and Stalin: How to Feed the People, 2018) рассказывает о двух советских биологах. Один из них был гением, а второй — мошенником. Гением был ботаник Николай Вавилов, который собрал в Ленинграде внушительный генетический банк семян. Вавилов изучал генетические особенности сельскохозяйственных растений и хотел вывести такие культуры, которые должны были принести максимально большой урожай в различных климатических условиях Советского Союза. Трофим Лысенко, в свою очередь, был псевдоученым из бедной семьи, помпезные обещания которого произвели сильное впечатление на советского руководителя Иосифа Сталина. Лысенко отрицал генетику и утверждал, что изобрел новые техники земледелия, которые гарантируют Советскому Союзу масштабный урожай и решение проблемы голода. В реальности многие эксперименты Лысенко провалились, но советская пресса все равно писала об их успешности. За самообманом последовали неурожайные годы, и миллионы советских граждан умерли от голода. Однако Сталин не терял веры в Лысенко, а Вавилов, который считался подозрительно буржуазным человеком, вызывал у него неодобрение. Позже в 1940 году Вавилова арестовали и вынудили его признаться в измене родине. Утверждалось, что Вавилов входит в группу антисоветских ученых, которые занимаются саботажем. Сначала Вавилов был приговорен к смертной казни, но позже решение суда изменили на 20 лет тюремного заключения. В 1943 году он умер от истощения в саратовской тюрьме — то есть стал одной из жертв голода, который спровоцировал Лысенко. Во время просмотра документального фильма понимаешь, что противостояние Вавилова и Лысенко очень похоже на споры об изменении климата в наше время. Например, президент США Дональд Трамп (Donald Trump) охотнее поверит тем, кто отрицает изменение климата, а не большой международной группе ученых, которые предупреждают о последствиях глобального потепления. Если бы Советский Союз в свое время поверил Вавилову, судьба всей страны могла бы сложиться иначе. Надеюсь, вавиловым нашего времени повезет больше. Оригинал публикации: Köyhästä perheestä nousi kansanmies, joka lumosi Stalinin — huijarin taika ajoi miljoonia perikatoon https://inosmi.ru/social/20191017/246051735.html
  7. Bloomberg, США © РИА Новости, Михаил Климентьев Захват турецким президентом Реджепом Тайипом Эрдоганом целого куска сирийской территории, как и аннексия его российским коллегой Крыма, встретила лишь слабенькое международное сопротивление. Поощрит ли это новые территориальные захваты? Любая нация, которая замыслит такое, нуждается в предупреждении: такие захваты удаются лишь в тех случаях, когда они не вызывают полномасштабные войны. Пока США лишь заморозили активы турецких министерств обороны и энергетики на своей территории. Пострадали и американские владения господ министров энергетики и внутренних дел Турецкой Республики. Если у турецкого министра обороны есть что-то в США, то и этой собственности предстоит заморозка. Президент Трамп также выступил со страшным предупреждением Турции о приостановке переговоров по торговому соглашению. Он даже — страшно сказать — подумывает о подъеме пошлин на турецкую сталь. Но Турция эти санкции едва заметит. Хотя бы вот почему: более, чем вероятно, что у этих министров и их ведомств просто нет никакой собственности в США. При этом, однако, у наказанных турецких министерств наверняка сохранится возможность пользоваться всем, что может предоставить финансовый мир США через другие ветви турецкого правительства — причем, возможность эта будет почти неограниченной. Европейский Союз, со своей стороны, добился от своих членов согласия в том, что европейские страны будут придерживаться «твердых национальных линий во всем, что касается политики их экспорта вооружений в Турцию». В переводе это означает пусть и не эмбарго на продажу вооружений, но хотя бы рекомендацию европейским нациям: прекратите продавать оружие Анкаре. Кстати, продажа оружия — это как раз то, что Германия, Финляндия, Франция, Нидерланды и Швеция и так уже обещали не делать. Да вот только Эрдоган вполне выжил бы и при полном эмбарго на поставку вооружений со стороны Европы: Россия будет только счастлива в случае его просьбы продать Турции еще больше оружия. Санкции против Турции оказались еще слабее, чем те, которые наложили на Россию после того, как она захватила Крым у Украины в марте 2014-го года. В тот же месяц США и ЕС наложили несколько запретов на въезд в свои страны, а также заморозили активы ряда лиц. Такое наказание получили те российские граждане, в отношении которых была информация об их участии в этой операции. Европейцы также запретили любую деловую активность в отношении Крыма. Но Россия просто пожала плечами — и игнорировала эти ограничения. Более строгие меры со стороны Запада, на которые Россия ответила запретом на некоторые виды импорта с этого самого Запада, последовали уже позднее — после эскалации на Восточной Украине и после того, как малайзийский пассажирский авиалайнер оказался сбит над территорией, контролировавшейся пророссийскими повстанцами. Как и его предтеча Путин, Эрдоган может быть уверен, что по его стране не ударят по-настоящему. То есть не ударят чем-нибудь, напоминающим санкции Совета безопасности ООН против Ирака. Напомним, что те санкции были наложены в 1990 году в наказание за захват Ираком Кувейта в августе того же года. Вот те санкции были серьезными: они включали полное эмбарго на торговлю и финансовые операции. Слабость наложенных за Крым и за северную Сирию санкций подрывает саму норму «территориальной целостности», которая якобы выкристаллизовалась в мире в наступившую после Второй мировой войны эру. Появление и утверждение этой нормы, предполагавшей общемировой консенсус насчет неприятия военных захватов и вооруженного сепаратизма — именно эти изменения принесли уменьшение количества войн. Норма территориальной целостности и сложившийся вокруг нее консенсус — именно их принято считать причинами того, что в современном мире снизилось количество попыток вооруженного захвата чужих территорий. Но заключения политолога Марка Захера, в 2001-м году в специальном исследовании проводившем мысль о том, что территориальная целостность резко снизила количество передвижений границ, — этим заключениям господина Захера все чаще бросают вызов. Последний такой вызов исходил от более свежего, недавно опубликованного исследования. Получается, что хоть какая-то зависимость нормы о территориальной целостности и обилием (снижением) территориальных захватов прослеживается все с большим и большим трудом. Ее трудно доказать. В более свежем по времени исследовании Дэн Альтман из университета штата Джорджия утверждает, что территориальные захваты на самом деле никогда и не устаревали. Просто форма этих захватов изменилась, утверждает исследователь на основе наблюдений над несколькими межгосударственными конфликтами. Вот какие изменения произошли. По мере того, как страны все больше «чувствуют неловкость» от классического «намеренного» объявления войны, формы завоевания с объявлением войны уменьшились в количестве уже много раньше наших времен — причем, сильно уменьшились. Зато сохранились такие формы завоеваний, как стратегия постановки мирового сообщества перед «свершившимся фактом» изменения границ при одновременном уходе от прямого военного столкновения. Обычно «призом» становятся маленькие территории, с небольшим населением или вообще без оного, а также земли почти без вражеского гарнизона, который надо было бы удалять с завоеванной земли военной силой. Можно было бы предположить, что в новых условиях государства вообще откажутся от завоеваний из-за всеобщего нежелания прослыть зачинателем войны. На самом же деле оказалось, что государства избегают только грубых захватов с открытой войной, отдавая предпочтение внешне не связанным с войной захватам. По крайней мере — сравнительно не связанным. По мнению Альтмана, за основу для подсчета следует взять все государства, ответственные за первоначальные завоевания, приведшие к войнам (то есть к конфликтам с числом жертв более 1 000 человек). Так вот, все 9 государств, осуществивших такие завоевания с 1975-го года, в конце концов теряли завоеванную территорию. Зато если взять все 30 случаев отторжения земли, совершенных с 1980-го по 2018-й годы и не сопровождавшихся войнами, по меньшей мере половина удалась. То есть «захватчики» смогли в 50 процентах случаев удержать свои земли. Вывод: успешные захватчики — это те, кому удается избежать войны при захвате. Попытка захватить целую страну, как это было в случае с захватом Кувейта иракскими войсками в 1990-м году, — такая попытка увеличивает риск вмешательства третьей силы, отмечает Альтман. Да и санкции, наложенные тогда на Ирак, показывают, что такое экономическое давление может просто сломать захватчика. Но тут Альтман продолжает: «Зато жертвы менее крупных и явных захватов оказывались часто предоставленными самим себе, — пишет Альтман. — Если взять все 63 попытки захвата с 1945-го года, то только в 5 из 63-х третья сила (то есть союзник или просто друг жертвы) производила хоть один выстрел в защиту жертвы». Все это делает крымский захват Путина относительно типичной историей современных завоеваний. Там было мало насилия, а Путин точно рассчитал, что интервенции третьей стороны не случится. А вот вторжение России в восточную Украину — по Альтману — было просто ошибкой в расчетах. Поскольку началась война, все пошло не по плану. И вот уже Россия теперь надеется вернуть удерживаемые сепаратистами территории назад Украине. Взамен Москва хочет только благоприятные условия мира с украинской стороны. В Сирии Эрдоган очевидно надеялся на успех в крымском стиле — на постановку всех перед свершившимся фактом. Но последние события — такие, как вмешательство в борьбу сирийской армии на стороне курдов, а также требование России, чтобы Турция не присоединяла те земли, на которых турки сейчас оказались, — эти события говорят об одном: Эрдоган ошибся — так же, как Путин ошибся с Восточной Украиной. Слабая реакция со стороны Запада не заставит Эрдогана отступить. Но возможность войны — вот что может сорвать его план насчет 30-километровой зоны безопасности в Сирии. Ему придется пойти на сделку с Путиным и сирийским диктатором Асадом. Когда смотришь на историю завоеваний, сомневаешься, что так называемый «основанный на правилах мир» вообще когда-то существовал. Путин и Эрдоган идут на необычный уровень риска. Автократы повышают ставки. Нынешний ход Эрдогана на театре военных действий в Сирии — это рискованная игра. Но и в ней его невозможно привлечь к ответственности за нарушение какой-то очень важной юридической нормы. Леонид Бершидский (Leonid Bershidsky) Оригинал публикации: Turkey and Russia Show That Land Grabs Can Pay Off https://inosmi.ru/politic/20191017/246048203.html
  8. The Times, Великобритания Павел Клименко (Pavel Klymenko) © AFP 2019, NIKOLAY DOYCHINOV Пусть последней жертвой болгарского расизма стали англичане, но корни правого экстремизма, захлестнувшего восточноевропейский футбол, следует искать в Англии, Италии и Испании. Распад Советского Союза и рост национализма, вытекающий из отрицания всех советских идеалов, привели к хаосу, из которого выкристаллизовались фанатские организации крайне правого толка. Расизм — логичное следствие их экстремистской идеологии. По сути они лишь копировали поведение английских фанатов времен 1980-х, когда футбольные хулиганы стали питательной средой для партии «Национальный фронт». Свастики и флаги Третьего рейха на трибунах восточноевропейские болельщики впервые увидели именно у них. После чего они начали сами брать с этих субкультур пример. Корни этого явления нужно искать в начале 1990-х годов. Например, в 1994 году московская фан-группа ЦСКА «Красно-синие воины» позаимствовала у фанатов испанского клуба «Эспаньоль» кельтский крест со встроенным черепом. В том, что касается неонацистской экспансии клуб «Левски» из болгарской столицы Софии особенно на дурном счету. Тамошние фанаты заключили неофициальные побратимские связи с итальянским «Лацио», а его фан-клуб изобилует откровенными фашистами. Вообще, у праворадикалов по всей Европе обширные связи, пусть они и болеют за разные клубы. Это мы знаем по Италии, где даже крупнейшие клубы вроде «Ювентуса» не гнушаются сотрудничать с худшими из своих ультрас. Так что если этим грешит сам «Юве», нет ничего удивительного, что в странах, где стадионы скромнее, а публики меньше, праворадикалы пользуются еще большим влиянием. Когда клубам нужны сотни дружинников или охранников, они обращаются к проверенным людям. Мы полагаем, что именно это и произошло в Софии на матче сборной Англии, где наблюдатели «Футбола против расизма» насчитали как минимум 20 человек, которые посрывали с себя повязки дружинников и с расистскими выкриками влились в зигующую толпу. Ультраправые политические партии набирают обороты по всей Европе, политическая жизнь становится все более поляризованной, и положение радикалов крепнет. В той же Болгарии уже проходили массовые демонстрации против ЛГБТ-сообщества, а в ответ на миграционный кризис неонацистские группы даже сформировали собственные отряды самообороны — военизированные группы патрулировали границу с Турцией, не пуская в страну беженцев. Наконец, известны случаи нападения на цыган. Что матч в Софии будет рискованным, мы знали заранее — уже после июньского матча Болгария-Чехия. Тогда на трибунах реяли флаги неонацистских, скинхедских политических партий, и УЕФА пришлось принять меры. Но несмотря на все приготовления — пристальное внимание к болгарским болельщикам, повсеместные предупреждения и высказанные игроками и чиновниками опасения — увиденное повергло нас в шок. Казалось, что группа болгарских фанатов сделала все возможное, чтобы оправдать свою дурную репутацию. Павел Клименко — координатор программ «Футбола против расизма» в Восточной Европе. *** Комментарии читателей: Seasider Павел, разумеется, где-то это все началось. Но какая разница где? Это неважно. Важно, что у болгар серьезные проблемы с неонацистами. То же справедливо и для других стран региона. Чем наводить тень на плетень, лучше бы пошел и поучил их. Owen Bright Они отстали от жизни всего на 30 лет, это даже меньше, чем Джереми Корбин. Paul1875 Я виню во всем принца Гарри. Howard Epstein Неважное у статьи начало, про «отрицание всех советских идеалов». Это какие такие идеалы имеются в виду? Погромы в Польше конца 1940-х? Массовые чистки? Гулаг? Показные процессы? Дети, отрекающиеся от родителей? Очереди за хлебом? У «Таймс», что, редакторы кончились? Неудивительно, что молодое поколение ни черта не смыслит в социализме. Tanjore Эх, так хорошо писал, в последнем предложении сморозил глупость, смешав социализм с радикальным коммунизмом. Ellis ze Wineche Я бы предложил дисквалифицировать Болгарию со всех соревнований, но они так хреново играют, что справятся и без посторонней помощи. The astonishing cattle prod performance Бред какой-то. Большинство неонацистов вдохновляется кучкой немцев. Помните, были такие, нацисты называются? Значит ли это, что в любой гнусности праворадикалов винить надо Германию? Конечно нет. Это тоже будет полный бред. Mark Robert Это я виноват, я так и знал. Brian Wright Думаю, вряд ли кто-нибудь будет спорить, что правые ультрас в странах вроде Болгарии копируют англичан и других западноевропейских хулиганов 80-х. Но факт в том, что эти предрассудки разделяют их общества в целом, где расистские взгляды повсеместны — и, что еще важнее, власти даже не намерены эту проблему решать, хотя мы давно живем в XXI веке. K Mc Taggart Это что же, получается, это мы виноваты? Вот умора. Jon Rogers Давно пожаловать в «Гардиан». Стоп, это же «Таймс»… William Stewart В начале 1990-х годов я часто бывал в Чехословакии. После распада Советского Союза страна помешалась на сексе. От новых свобод они потеряли голову. По гостиницам шатались проститутки, а по телевизору крутили порно. Наш шестидесятилетний пилот сказал, что как только симпатичные девицы из бара начали ему улыбаться, он сразу же угадал их профессию. В одной гостинице столовая превращалась в стриптиз-клуб уже в 9 вечера. Чешские мужики водили на шоу жен и подруг. Казалось, можно все свалить на Запад, но в США же такого не происходит. Люди могут своей головой и сами делают выбор. У некоторых стран свои ценности. Looking glass Разумеется, за железным занавесом не было и тени расизма, это все коварные англичане виноваты. When good men do nothing Слава богу Борис с Трампом задали правильный тон в борьбе с ксенофобией и расизмом. Не могу себе представить, как паршиво бы нам пришлось без их мудрого руководства. Lucy's dad Расизм и юдофобия процветали и при коммунизме. Gordon W Болгария воевала за немцев в обеих мировых войнах, пока не стало ясно, что фрицы продуют. Там есть как ультраправые, так и ультралевые. Но тамошний расизм это не новость. John Lynch Значит, это мы виноваты? Ну-ну. Послушай, Павел, за сорокалетнюю карьеру в отделе продаж я часто бывал в Болгарии — и что-то не припомню там приличных людей. Да, и еще. Павел, вот не замечал я, чтобы на Украине дела с толерантностью обстояли лучше. Road not taken Эй, британцы, харэ уже отдыхать в Болгарии. Der Mutt Во всем Евросоюзе едва ли не больше всего преступлений против иммигрантов совершается в Ирландии, и уровень бедности там один из самых высоких, но некоторые ирландцы обожают читать нотации. Хотите верьте, а хотите нет, но я знаю полно людей из рабочего класса, они вполне могут себе позволить билеты на футбол — и расистов среди них ни одного. Оригинал публикации: Where did Bulgarian fans' racism come from? Look closer to home https://inosmi.ru/social/20191017/246047145.html
  9. Вы автору черепную коробку вскрывали? Нет? Тогда почему так уверены, что не заплетаются?
  10. Aeon Magazine, Великобритания Кевин Митчелл (Kevin Mitchell) © РИА Новости, Алексей Куденко Различия между полами действительно существуют. Мужчины и женщины, мальчики и девочки, действительно, ведут себя по-разному. Вопрос (и вопрос непростой) состоит в том, чтобы установить, откуда берутся эти различия. Может, люди разных полов устроены по-разному? Или наблюдаемые поведенческие различия объясняются влиянием культурной среды? Ответы на оба эти вопроса утвердительные, но, к сожалению, причины биологического и культурного характера настолько часто рассматриваются как взаимоисключающие, что трудно найти золотую середину. Вместе с тем, споры о происхождении гендерных различий, как правило, приводят к предельной поляризации мнений, когда недостаточно убедительные доводы выдвигаются и опровергаются представителями обоих «лагерей», и представители сторон, придерживающихся противоположных мнений, продвигают такие эпитеты как «нейросексизм» и «отрицатель межполовых различий». Споры проходят особенно ожесточенно сейчас, когда сторонники концепций естественности или воспитания утверждают, что новая наука о мозге доказывает именно их точку зрения. Результаты исследований с использованием средств нейровизуализации указывают на то, что «наконец-то доказано», что между мозгом мужчины и женщины действительно есть врожденные отличия, и что этим объясняются различия, которые мы видим в их поведении. Однако те же самые результаты являются доказательством того, что на самом деле «мужского мозга» или «женского мозга» не существует, и что все видимые различия между полами не являются врожденными, а появились в результате роста и развития в гендерной среде. В любом случае, на основе предпочитаемой интерпретации фактических данных выявляются важные последствия для социальной политики. В своей недавно опубликованной книге «Гендерный мозг» (The Gendered Brain, 2019) английский нейробиолог Джина Риппон (Gina Rippon) развенчивает «миф» о врожденных биологических различиях и утверждает, что различия в мозге и поведении возникают в результате воздействия культурных факторов. Она приводит убедительные доказательства того, что значительная часть исторических исследований в этой области была и в некоторых случаях по-прежнему обусловлена явно или неявно сексистской политикой, направленной на поиск научных доказательств неполноценности женщин. Противоположную позицию занимает канадский психолог Джордан Петерсон (Jordan Peterson), который утверждает в «Твиттере», что: «Различия между полами значительны и являются биологическими/врожденными. С наукой все ясно. Противоположная социология оторвана от реальности». В теперь уже печально известной служебной записке сотрудник компании «Гугл» (Google) Джеймс Дамор (James Damore) в 2017 году заявил, что врожденные гендерные различия в интересах и склонностях отчасти являются причиной наблюдаемых различий в выборе профессии, в частности «относительного отсутствия» женщин в областях точных наук, техники и технологий (и в «Гугл»). За свои резкие высказывания Дамор был немедленно уволен, и многие комментаторы подвергли его суровой критике. Однако в других кругах он прославился как смелый приверженец свободы слова и борец за научную истину. Обе стороны могут в конечном итоге прийти к тому, что будут отстаивать довольно узкий взгляд на вещи. Петерсон, например, утверждает, что разницу в оплате труда можно объяснить тем, что женщины в среднем набирают более высокие баллы при оценке такой черты характера как доброжелательность: по его мнению, если женщин научить быть менее доброжелательными, они были бы более успешными на рабочем месте в финансовом плане. Между тем, канадский ученый-когнитивист Стивен Пинкер (Steven Pinker) недавно раскритиковал статью, опубликованную в «Нью-Йорк Таймс» (The New York Times), автор которой пытался выяснить, почему женщины делают по дому больше работы, чем им полагается. Автор был подвергнут критике за то, что не рассматривает в качестве возможной причины биологические половые различия. Даже если бы он был прав, его очевидное пренебрежение к укоренившимся патриархальным нормам лишило его всякой поддержки, которую он мог бы найти в социальных сетях. При этом американский психолог Майкл Райхерт (Michael Reichert) заявил (тоже в «Нью-Йорк Таймс»), что «насилие проистекает из того, что мальчики узнают о том, что значит быть мужчиной» — в отличие от любых врожденных склонностей к физической агрессии. И это несмотря на научные данные, указывающие на то, что половые различия в физической агрессии универсальны для всех человеческих обществ, имеют убедительное эволюционное обоснование, проявляется у большинства других видов млекопитающих и имеют хорошо отлаженные биологические механизмы. По словам американского философа Уильяма Джеймса (William James), культурная дискуссия вокруг гендерных различий в основном сводится к тому, что люди просто «перестраивают свои предубеждения», чтобы воспользоваться доказательствами, подтверждающими их позицию, при этом поставив противоположные выводы в центр самого пристального внимания скептиков. Риппон, например, вполне справедливо критикует ранние и недостаточно качественные работы ученых, выполненные с использованием методов нейровизуализации, согласно которым якобы были обнаружены биологически обусловленные различия в мозге, непосредственно отвечающие за наблюдаемые гендерные различия в поведении. Однако она гораздо менее критично относится к столь же сомнительным научным работам, авторы которых утверждают, что нейропластичность может быть причиной различий в макроскопической структуре мозга, которые, в свою очередь, могут быть причиной различий в поведении. Все мы, конечно же, люди и все мы все склонны к такого рода предвзятости подтверждения. По крайней мере, как правило, становится ясной позиция исследователя по главному вопросу о происхождении половых различий. Но у людей, работающих в различных областях и читающих различную литературу, также есть множество скрытых дополнительных убеждений, которые не столь явны, и которые в значительной степени влияют на то, как они оценивают и сравнивают различные виды доказательств или аргументов. У них может быть твердое предварительное мнение о том, есть ли у людей какие-нибудь врожденные психологические склонности, и влияет ли на такие особенности генетика; относятся ли к психологическим особенностям человека выводы, сделанные учеными в отношении животных; была ли человеческая психика сформирована под влиянием их недавнего эволюционного прошлого; может ли опыт изменить структуру мозга или в объяснении поведения более существенную роль играют индивидуальные особенности характера. Из-за этих глубоких, но обычно не выраженных различий в исходных точках зрения ученые и обозреватели говорят, не слыша друг друга, а широкая общественность остается в неведении. Из-за этих различий может даже случиться так, что одни и те же данные будут интерпретироваться диаметрально противоположным образом, что вызывает вопрос о том, какова же на самом деле истинно научная точка зрения. Нигде это не проявляется так явно, как при интерпретации результатов исследований с использованием методов нейровизуализации. В исследовании 2015 года, в котором была выдвинута гипотеза «мозаичного мозга», психолог Дафна Джоэл (Daphna Joel) из университета Тель-Авива и ее коллеги проанализировали результаты сканирования мозга, проведенного почти у полутора тысяч человек, пытаясь найти области мозга со статистически значимой разницей в объеме между полами. Они обнаружили 10 областей с таким различиями, некоторые из которых по объему были больше у мужчин, а некоторые — у женщин. На первый взгляд, результаты исследования, казалось, подтверждали идею, согласно которой мужской и женский мозг структурно различны. Однако каждая из 10 исследованных областей у разных людей в любом случае различается по объему, причем распределение просто немного меняется в сторону увеличения или уменьшения у другого пола. Джоэл с коллегами обнаружили, что «мужские» или «женские» качества максимально выражены во всех 10 областях мозга лишь у немногих людей. Зато у большинства ряд черт встречался главным образом в перекрывающихся зонах лишь с общей тенденцией распределения в сторону одного или другого края. Авторы пришли к выводу, что резкой разницы между мозгом мужчин и женщин нет. Другими словами, «мужского мозга» или «женского мозга» не существует. Они предполагают, что мозг каждого человека, скорее, представляет собой «мозаику» из маскулинизированных и феминизированных областей, и это подразумевает, что биологически обусловленных половых различий в поведении ожидать не стоит. Тем не менее, в течение нескольких месяцев было проведено несколько других исследований, которые показали, что те же самые данные можно с высокой степенью точности использовать для классификации мозга отдельных людей как мужского или женского. Хотя объем любой отдельной области является ненадежным показателем пола, весьма эффективно проследить различия позволяет многомерный анализ. Согласно этому подходу, мозг мужчины и женщины, в отличие от гениталий, не является диморфным и не имеет двух совершенно разных форм. В нем наблюдается коррелированный набор изменений в проявлении характерных особенностей, подобных тому, что наблюдается в мужских и женских лицах, различие между которыми также определить несложно. Еще одно исследование с использованием методов нейровизуализации, которое привлекло внимание СМИ, поскольку в нем были сделаны противоположные выводы, было проведено в 2014 году нейробиологом Мадхурой Ингалхаликар (Madhura Ingalhalikar) и ее коллегами из Университета Пенсильвании. Они проанализировали связи между областями мозга и обнаружили некоторые гендерные различия в организации мозговой деятельности. У женщин, как правило, наблюдается больше связей между двумя полушариями мозга, а у мужчин несколько больше связей между лобной и затылочной долями внутри каждого полушария. Данные казались довольно надежными и соответствовали предыдущим выводам о том, что у женщин чаще наблюдаются межполушарные связи между областями мозга. Тем не менее, авторов подвергли критике за то, как они интерпретировали полученные результаты. Они предположили (весьма смело) что «мужской мозг структурирован так, чтобы облегчить связь между физическими ощущениями и действием, они легче воспринимают происходящее и координируют свои действия. А женский мозг легче связывает аналитический и интуитивный режимы обработки информации». Комментируя свою статью в пресс-релизе, авторы исследования заявили, что эти различия, возможно, являются причиной того, что мужчины более способны к обучению и выполнению одной из текущих задач, например, лучше ездят на велосипеде или ориентируются в пространстве, лучше определяют направление движения. А женщины обладают лучшей памятью и навыками социального познания, благодаря чему они более приспособлены для одновременного выполнения нескольких задач и поиска решений, отвечающих требованиям группы«. При отсутствии какой-либо причинной связи между наблюдаемыми различиями в структуре мозга и различиями в поведении такие утверждения носят чисто спекулятивный характер. Не были особенно убедительными и выбранные примеры предполагаемых гендерных различий в поведении (действительно ли мужчины психологически более приспособлены к езде на велосипеде?). Подобные утверждения основаны на неподтвержденных выводах о наличии тесной связи между размерами участков мозга и эффективностью сложного человеческого поведения. Как выяснилось, есть веские доказательства того, что мужской и женский мозг структурно отличаются на макроскопическом уровне. В некоторых недавних масштабных исследованиях с использованием методов нейровизуализации были обнаружены многочисленные небольшие, но коррелированные различия, которые в совокупности отличают мужской и женский мозг в изученных образцах. Однако простое наблюдение таких различий не является доказательством того, что они обусловлены врожденными биологическими факторами. Более того, один из главных аргументов, выдвинутых, в частности, Джиной Риппон, заключается в том, что эти различия связаны с тем, что наш мозг реагирует на различный жизненный опыт мужчин и женщин, приобретенный ими в культурной среде, которая является гендерной. Наш мозг, конечно, очень пластичен и приспособлен реагировать на опыт. Но в основном эта нейропластичность проявляется на микроскопическом уровне — в виде изменения веса синапсов, связей между нейронами. Идея о том, что опыт, приобретенный в культурной среде, может приводить к макроскопическим различиям в размерах областей мозга — это нечто совершенно иное. Это утверждение опирается на небольшое число исследований, таких как исследование, проведенное в 2000 году, которое показало, что у лондонских таксистов увеличен гиппокамп (часть мозга, ответственная за пространственную память — прим. перев.), который, похоже, приобрел почти фантастические способности к запоминанию информации, несмотря на то, что общая доказательная база довольно ограничена. Идея, согласно которой области мозга могут увеличиваться по мере их задействования, или уровни нейронной активности могут изменяться в зависимости от региона в результате качества опыта, является абстрактной и спекулятивной. Несмотря на мифы об обратном, мы эффективно используем весь наш мозг все время, по крайней мере, во время бодрствования. Если бы мозговая ткань действительно была похожа на мускулы, то наш мозг не уместился бы в черепе. И если бы рост одной области происходил за счет соседних областей (что выглядело бы как конструктивный недостаток), то следовало бы ожидать, что различия в мозге носили бы комплементарный характер — каждый участок мозга, который относительно больше у мужчин, будет соседствовать с участком, относительно меньшим по размеру, чего не наблюдается. Учитывая, что нейроанатомические различия между полами постоянно наблюдаются у детей (даже у младенцев в возрасте одного месяца) и повсеместно распространены среди других видов животных (во многих случаях с хорошо отлаженными механизмами развития), представляется вероятным, что наблюдаемые нейроанатомические гендерные различия у людей являются результатом сохранившихся программ маскулинизации или феминизации развития мозга. Но дело в том, что мы не знаем, что означают эти различия. Да, действительно, мы об этом понятия не имеем. И это касается не только различий между полами: мы не знаем, что означают различия в размере небольших участков мозга. И это несмотря на бесчисленные попытки связать изменение размеров той или иной области мозга или того или иного нервного пучка с соответствующим изменением психологических или поведенческих особенностей и предостаточным количеством информации о таких корреляциях в литературе. Попросту связь между участками мозга и когнитивными функциями или поведением имеет не такой модульный характер. Это всего лишь современная версия френологии, где размер и форма впадин и шишек на черепе должны были указывать на размер находящихся под ними областей мозга и соответственно — на психологические особенности человека. Нейронная сеть и нейронные связи любой данной области мозга слишком сложны, чтобы напрямую сопоставлять их функцию с объемом нейронной «площади», которую она занимает. Мы знаем, что большинство известных половых различий в головном мозге других животных обнаруживаются в небольших, но важных популяциях клеток, которые сами расположены в крошечных областях мозга с экзотическими названиями, такими как «интерстициальное ядро гипоталамуса» или «ядро ложа терминальной полоски». Эти структуры в основном контролируют подсознательную организацию поведения и физиологию и играют важную роль в таких областях как спаривание, репродуктивная физиология, социальное поведение, анализ угроз, агрессия, страх, энергетический баланс и так далее. Хотя деятельность коры головного мозга легко анализировать с помощью нейровизуализации, не факт, что деятельность мозга этим и ограничивается, если речь идет о типе поведенческих различий, которые нас интересуют. Таким образом, акцент на использовании методов нейровизуализации является своего рода отвлекающим маневром в спорах о гендерных различиях. Техника просто не в состоянии обнаружить все различия между мужчинами и женщинами, которые могут существовать в нейронных сетях. Ученые также не в состоянии объяснить те различия, которые она может обнаружить, не говоря уже о том, чтобы разобраться, связаны ли какие-то предположительно связанные различия, которые мы наблюдаем в мужском и женском поведении, с биологическими или культурными факторами. Не менее спорной областью в исследовании основ поведенческих различий между полами является вопрос о том, могут ли различия в психологических особенностях, включая такие черты характера, как добросовестность, агрессивность, импульсивность, склонность к риску, заботливость и так далее, быть причиной заметных различий в поведении. Если такие черты (которые, как считается, являются отражением некоторых основных мозговых процессов) у мужчин и женщин неизменно отличаются, то это, по-видимому, служит подтверждением того, что причина разницы в поведении имеет биологический характер. Но, как и в случае с нейроанатомическими различиями, одного лишь наличия различий в таких чертах недостаточно, чтобы разрешить спор об их происхождении или влиянии. Мы можем наблюдать различия во всем разнообразии черт — от тех, в которых гендерные различия имеют четкую сохранившуюся биологическую основу и которые в значительной степени влияют на поведение, до черт, происхождение которых не столь понятно, а связь с поведением гораздо менее выражена. Неудивительно, что черты, наиболее ярко свидетельствующие о биологическом происхождении, наиболее тесно связаны с репродуктивными стратегиями и стратегиями спаривания. Наиболее очевидным является сексуальное предпочтение. Оно настолько очевидно, что его часто упускают из виду, словно то, что некоторые люди привлекают мужчин, а некоторые — женщин, происходит по умолчанию, «автоматически». Но это происходит не само по себе. Это является результатом программы маскулинизации или феминизации нейронных цепей, «запускающей» половое влечение на основе принципов и механизмов, хорошо отлаженных у других млекопитающих. Физическая агрессия также тесно связана со стратегиями спаривания и демонстрирует значительные половые различия. В любой культурной среде мужчины гораздо более склонны к физическому насилию, чем женщины, они совершают подавляющее большинство серьезных преступлений и убийств и составляют подавляющее большинство жертв. Аналогичное половое различие наблюдается у многих млекопитающих, включая большинство приматов, в соответствии с экологическим давлением — конкуренцией за партнера для спаривания. Эти различия в сексуальности и агрессии тесно связаны с репродуктивными стратегиями и поведением, они необходимы с эволюционной точки зрения, имеют прямые корреляции у других видов и связаны со специфическими нейронными механизмами, которые начинают хорошо проявляться в модельных организмах. И нет никаких объективных оснований для полемики по поводу биологического происхождения этих различий. Но тогда такие различия и не являются предметом, на котором основана большая часть дебатов. Гораздо большее значение имеют возможные различия в когнитивных способностях, чертах характера, склонностях и интересах. За долгие века было много написано о якобы слабых когнитивных способностях женщин. На самом же деле современные тесты на коэффициент умственного развития (IQ) не выявляют разницы между средними показателями у мужчин и женщин (хотя у мужчин отмечается более высокая дисперсия), и во многих странах девочки теперь постоянно превосходят мальчиков по оценкам на экзаменах. Однако существуют измеримые различия в очень специфических когнитивных способностях, таких как мысленное вращение трехмерных объектов, которое лучше развито у мужчин, и беглость речи, которая является сильной стороной женщин. Разница в способности к мысленному вращению трехмерных объектов проявляется рано, в возрасте четырех или пяти лет, проявляется она на умеренном уровне и повсеместно наблюдается в разных культурных средах. Об этих различиях написано много. В докладе Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР) за 2017 год были рассмотрены доказательства того, что «студенты с более высокими показателями в тестах на способность к ориентированию в пространстве значительно чаще выбирают профессию в области науки и математики». Но в том же докладе обобщены данные, показывающие, что способности к пространственному восприятию в принципе поддаются воздействию, и их можно развивать путем обучения и в процессе приобретения опыта, что означает взаимодействие таких факторов, как природа и воспитание. Есть и другие существенные гендерные различия в чертах характера. В частности, у женщин показатель по таким общим личностным чертам как — нейротизм, доброжелательность и добросовестность, несколько выше среднего. Если говорить конкретнее, у мужчин, как правило, более высокие показатели по таким личностным чертам, как настойчивость, уверенность в себе, стремление к острым ощущениям и потребность в доминировании, а у женщин в среднем показатели выше по таким чертам как стадность, общительность и стремление опекать и заботиться. В психометрическом анализе интересов женщины, в среднем, неизменно проявляют больший интерес к людям, а мужчины проявляют больший интерес к вещам. В отличие от сексуального поведения и агрессии, большинство этих когнитивных и личностных черт не столь однозначно связаны с репродуктивным успехом или экологическими ролями. И поскольку у них нет прямых коррелятов у других видов, нам гораздо меньше известно об их биологической основе. Эти личностные черты могут иметь биологическое происхождение (поскольку генетические различия влияют на эти черты в общем смысле), но также существует множество возможностей значительного влияния на них культурной среды. Если по-прежнему неясно происхождение этих различий, то неясны и их последствия. Однако по-настоящему центральное место в этой дискуссии занимают споры о том, какое влияние эти незначительные среднестатистические различия в психологических чертах оказывают на модели реального поведения и социальные результаты: подходят ли женщины для работы в области точных наук, техники и технологий или нет? Объясняется ли разница в оплате труда различиями в таких чертах, как доброжелательность? Вообще-то, корреляции между личностными чертами и различными социальными результатами — счастьем, уровнем образования, производительностью труда, здоровьем, долголетием — выражены слабо, и их прогностическая ценность для индивидов очень низка. И это при том, что мы рассматриваем весь спектр значений личностных черт всего населения. Но по сравнению с этим спектром гендерные различия, обсуждаемые здесь, незначительны, что означает, что любая прогностическая ценность для результатов будет соответственно еще ниже. Когда научные результаты интерпретируются для публикации в СМИ или общественных дискуссий, как правило, преуменьшаются сложность и динамизм, лежащие в основе связи между чертами личности. Наше поведение обусловлено не просто ежеминутной настройкой этих параметров. Основу составляют врожденные предрасположенности — некоторые исходные склонности вести себя тем или иным образом. И эти исходные склонности влияют на то, как мы взаимодействуем с миром и познаем его, приобретаем субъективный опыт, а также на то, какую среду мы выбираем и создаем. Они могут оказывать кумулятивное влияние на то, как формируются наши индивидуальные привычки и характер, как мы адаптируемся к окружающей среде и каких результатов ожидаем от себя самих. Но мысль о том, что это просто происходит без какого-либо внешнего влияния, наивна. Даже в самых индивидуалистических обществах степень нашей самостоятельности в создании себя самих ограничена. Социальные результаты — это не просто выражение свободного выбора индивидов, как это, по-видимому, подразумевают некоторые комментаторы. Что касается различий, связанных с полом, мы должны учитывать более общие факторы, включая групповую динамику, гендерную принадлежность, наличие или отсутствие образцов для подражания, социальные нормы и ожидания, откровенную сексуальную дискриминацию и другие виды систематического воздействия культурной среды. На некоторые виды поведения эти силы могут оказывать совместное влияние — усиливая незначительные групповые различия в психологических особенностях и формировании привычек — путем определения ожидаемых результатов, которые становятся самоподкрепляющими. Например, у мужчин может поощряться агрессивность (ненасильственного характера), а у женщин она не поощряется. В отношении других различий, таких как выбор профессии, культурная среда может навязывать произвольные нормы и ожидания, которые врожденных биологических различий не отражают вообще. Учитывая, как мало нам известно о том, как взаимодействуют все эти факторы, по-видимому, слишком рано и в высшей степени самонадеянно утверждать, что небольшие различия, наблюдаемые на основе лабораторных проявлений психологических черт, являются достаточными, чтобы объяснить различия, наблюдаемые в социальных результатах. У нас нет запасного плана «свободного выхода из эволюции», но мы все же и не люди-роботы, поведение которых определяется положением нескольких кнопок и переключателей, независимо от каких-либо социальных факторов. Ясно одно: мы никогда не разберемся со сложностью задействованных интерактивных механизмов, если дискуссия и дальше будет поляризованной. Нам необходимо обобщать выводы и точки зрения, существующие в генетике, нейробиологии, психологии и социологии, а не противопоставлять их друг другу. Кевин Митчелл — нейрогенетик, доцент Института генетики Смурфита (Smurfit Institute of Genetics) и Института нейробиологии (Institute of Neuroscience) Тринити-колледжа Дублина. Автор недавно опубликованной книги «Врожденное: как устройство нашего мозга определяет то, кем мы являемся» (Innate: How the Wiring of Our Brains Shapes Who We Are, 2018). Живет в Портмарноке, Ирландия. Оригинал публикации: Sex on the brain https://inosmi.ru/science/20191011/245994857.html
  11. Der Spiegel, Германия Катерине Ридлинк (Katherine Rydlink) © фото из Facebook Йоста Кобуша 27-летний Йост Кобуш хочет покорить Эверест — зимой, в одиночку и без дополнительного кислорода. Речь идет не о славе. О чем же тогда? Йост Кобуш летит в Непал, чтобы попытаться сделать то, что до него пока что никому не удавалось — покорить Эверест зимой, без дополнительного кислорода, без вспомогательных инструментов и без сопровождения. 27-летний альпинист из Билефельда прославился в 2015 году благодаря снятому на смартфон видео схода лавины в базовом лагере на Эвересте. Тогда погибли 18 человек, но Кобушу удалось спастись. В тот день он словно заново родился, говорит он сегодня. С тех пор каждый день — преимущество. Вместо запланированного изучения медицины после катастрофы в базовом лагере он решил заняться тем, чего действительно хотел: альпинизмом. Кобуш — один из самых известных альпинистов-одиночек в Германии и один из самых молодых в мире. В интервью он рассказывает, почему его следующим проектом должна стать именно высочайшая гора в мире и почему он порой очень эгоистичен. «Шпигель»: Господин Кобуш, вы еще никогда не были на вершине Эвереста. Почему вы хотите взойти на нее сразу в таких сложных условиях? Йост Кобуш: Для меня увлекательно то, про что неизвестно, возможно ли это вообще. Эверест еще никогда не покорялся тому, кто шел зимой, без кислорода и в одиночку, потому что это очень сложно, а я люблю сложности. В видеоиграх я тоже не люблю сначала проходить все легкие уровни — сразу начинаю с самых сложных. — Но восхождение на Эверест — это не игра, оно может привести к смерти. Может, было бы разумно для начала ознакомиться с горой летом, чтобы минимизировать риски? — Это только на первый взгляд кажется правильным. Условия в Гималаях зимой совсем другие, нежели летом: сильный ветер, экстремальный холод. То есть мне пришлось бы в любом случае заново знакомиться с горой. А так я могу сразу начать делать это зимой. Я рассматриваю это как тренировку в условиях, наиболее приближенных к реальным. Вершина — это бонус. — Тренировка в зоне смерти. Вы устали от жизни? — Нет, меня просто тянет к неизвестному. Я всегда выбираю такие проекты, которые могут и провалиться. Иначе они слишком простые. Зачем мне тратить время и энергию на то, что совсем не является моей целью? — Из страха. — Боюсь я только достигнуть вершины. — Звучит парадоксально. — Когда я достигаю вершины, мой проект умирает — как и все то, к чему я готовился в последние месяцы и для чего жил. — Как можно подготовиться к температуре минус 55 градусов? — У меня есть пуховый костюм, разработанный специально для этой экспедиции, и домашний рецепт из порошка перца чили и мази из муравьиной кислоты, чтобы мазать стопы для улучшения кровообращения. Затем я надену тонкие носки, полиэтиленовый пакет и толстые носки. Никакого жжения, только приятное покалывание. Если это не сработает, буду пытаться двигаться быстрее, главное — разогреть верхнюю часть тела, потому что тогда тепло будет распространяться и на конечности. — Альпинисты чаще всего продвигаются вперед очень медленно, потому что им тяжело дышать. Что чувствуешь на высоте 8000 м над уровнем моря? — Будто очень часто дышишь через соломинку. Высокая частота дыхания приводит к сухости губ и слизистой, поэтому все время кашляешь. Зимой давление на высоте даже еще ниже, потому что воздушные массы распределяются по-другому — то есть я в некотором роде поднимаюсь на девятитысячник. — Вы очень хорошо ознакомились с физическими условиями на Эвересте. Как думаете, среднестатистический покоритель Эвереста так же хорошо знает, что его ожидает? — Могу только предполагать. Когда я в 2015 году попытался взойти на Лхоцзе, я наблюдал, как некоторые альпинисты в ледопаде Кхумбу учились ходить на кошках и спускаться дюльфером. Нужно знать, что ледопад Кхумбу двигается, есть угроза схода лавин и выпадания льда. Вероятно, это худшее место в мире, чтобы учиться спускаться на веревке. В кризисных ситуациях такие альпинисты оказываются в безвыходном положении. Но если повезет, они достигают вершины. В конце концов их берут за руку, ведут наверх, у них есть кислородные баллоны. — А вот вы, напротив, совсем один. — Один я лучше всего вхожу в плавное, практически медитативное состояние. Когда я иду в горы с компанией, то несу ответственность и сам завишу от других. В случае проекта-мечты это сложно. Что делать, если мой партнер не сможет идти дальше, а я буду знать, что смог бы? Я никогда не простил бы себе, если бы оставил его в беде. Но, спустившись вниз, я бы постоянно думал: «Я мог бы это сделать». — То есть вы не считаете, что лучшие моменты — те, которые переживаешь вместе с другими? — Необязательно. В одиночестве у меня невероятно много деятельной силы. Я могу решать все, каждую секунду, и я могу делать так, как я хочу, абсолютный эгоизм. И когда я достигну вершины, мне не нужно будет это делить с кем-то, потому что я делаю это для себя. — Это противоречит вашей маркетинговой кампании: в Гималаях за вами даже можно следить при помощи GPS-трекера. — В конце концов я просто взойду на покрытый льдом камень. Если мне удастся это сделать, меня, вероятно, будут с этим поздравлять. Но через два года об этом уже никто больше не вспомнит. — Райнхольд Месснер и Петер Хабелер 41 года назад впервые покорили Эверест без искусственного кислорода. Их сегодня еще помнят. — Было другое время. Тогда это было очень экстремально, считалось невозможным. Сегодня Алекс Хоннольд забирается без страховки на Эль-Капитан в национальном парке Йосемите. — Если слава для вас не важна, зачем вам делать то, что еще никому не удавалось? — Хочу удовлетворить свое любопытство, посмотреть, что возможно, а что нет, как маленький ребенок на самой большой детской площадке в мире. Когда-то я стал стремиться к этому. Вместе с тем мне всегда нужна большая цель, чтобы крепко стоять на ногах. — Вам всего 27 лет, и вы решились на экспедицию, из которой, может быть, не вернетесь живым. Что говорит ваша семья? — Для родителей нет ничего лучше, чем знать, что ребенок делает именно то, что любит. Когда я в горах, я не размышляю каждую секунду о том, что сейчас думает моя семья. Однажды в экспедиции у меня на десять дней перестал работать спутниковый телефон, и когда я вернулся домой, родители сказали: «Мы ничего не знали о тебе, и в доме становилось все тише. Мы думали, ты погиб». Тогда я впервые понял, что чувствуют из-за меня родители: меня никогда нет рядом, и им тревожно. Оригинал публикации: Junger Extrembergsteiger Jost Kobusch "Angst habe ich davor, den Gipfel zu erreichen" https://inosmi.ru/sports/20191006/245954688.html
  12. Jyllands-Posten, Дания Jyllands-Posten (Дания): «Отпустила зона. Живой» В Дании впервые выходит перевод «Пикника на обочине» братьев Стругацких. Рецензент в Jyllands-Posten прочитал книгу и остался очарован своеобразным советским реализмом: человек у Стругацких всегда остается человеком, а великая мечта о контакте с внеземным разумом высмеивается. Микаэль Ялвинг (Mikael Jalving) © Кинокомпания Мосфильм / Второе творческое объединение Мы находимся где-то в Канаде в не очень отдаленном будущем. Странные явления переворачивают с ног на голову законы физики, после того как Землю посетили инопланетяне, оставившие после себя множество таинственных предметов, с помощью которых контрабандисты, разные страны и империалистическая ООН пытаются добиться власти и прибыли. Авторы — братья, и издательство представляет их как самых известных российских фантастов. Книга была написана в 1972 году, когда у Советского Союза все еще были большие космические амбиции. Но лишь сейчас у нас появилась возможность прочитать эту книгу по-датски. Кроме того, именно она легла в основу российского фильма «Сталкер» 1979 года. Главный герой Рэдрик живет, как и остальные сталкеры, тем, что незаконно проникает в одну из зон, возникших после Посещения. Так внеземной визит называют устаревшие, но самодовольные власти, скрывающиеся под длинными аббревиатурами вроде КОПРОПО — Комиссия ООН по проблемам Посещения. На самом же деле не существует ни свидетелей, ни отчетов — только странные предметы. Мы не встречаем никаких людей из космоса, НЛО или хотя бы милого маленького инопланетянина, как в том фильме. Книга высмеивает нашу вековую мечту о близком контакте с кем-то или чем-то извне. Может быть, эти неизвестные просто устроили пикник на обочине? Неужели Земля действительно не представляет собой ничего выдающегося? Нам трудно в это поверить. История опирается на три эпизода из жизни Рэдрика: в 23 года, 28 лет и 31 год. По мнению рецензента, эта проза немного напоминает комиксы, но, если вам нравятся Тинтин, Жюль Верн и старые ковбойские фильмы, вы оцените угловатую и — страшно даже это произносить — мужественную прозу, завернутую в красивую черно-оранжевую обложку с футуристическими иллюстрациями. На небольшие средства маленькое издательство смогло выпустить книгу, которая выделяется среди остальных даже как физический продукт. Земной шар как место, где остановились, чтобы сходить в кусты Тем не менее повествование насквозь антропоцентрическое. Когда Рэдрик возвращается из своего опасного похода, он вовсе не герой, а всего лишь человек. Озабоченный воровством, пьянством и выживанием: «Сижу на лавочке, в коленках пусто, в голове пусто, в душе пусто, знай себе глотаю крепкое, как воду. Живой. Отпустила Зона. Отпустила, поганка. Подлая. Живой» То же самое касается и других персонажей романа. Нет никакого высшего смысла. Никакой морали. Никакой прогрессивности. У братьев Стругацких человек остается погруженным в себя, ограниченным и порой обаятельным, независимо от того, каким будет его будущее или контакт с другими цивилизациями. Понедельник будет приходить за понедельником, и через 100 лет будет так, и, возможно, именно этот советский реализм и заставляет рецензента улыбаться и награждать книгу четырьмя звездами. Реализм воплощается и по-другому. Если существуют иные, неизвестные нам цивилизации, они, вероятно, намного превосходят нас. И для них наш зеленый шарик — всего лишь место, где можно сделать привал или просто сходить в кусты. Оригинал публикации: »Zonen har ladet mig gå fri. Jeg er i live« https://inosmi.ru/culture/20191006/245931480.html
×