Jump to content

boitsov

Пользователи
  • Content Count

    10,234
  • Joined

  • Last visited

About boitsov

Информация

  • Пол
    Мужчина
  • Проживает
    Россия. Орск.

Recent Profile Visitors

37,711 profile views
  1. Ну положим им еще отбиваться от бродячих собак можно, говорят сейчас актуальнейшая проблема. Взял за веревочку и хрясь по черепу... собаке разумеется.
  2. Sieci, Польша Марек Будзиш (Marek Budzisz) © РИА Новости, Григорий Сысоев Представляем вам сценарии нападения России на Польшу и страны Балтии. Эти выкладки были созданы на основе анализа учений российской армии, высказываний российских политиков и военных, а также стратегических документов, которые изучили американские эксперты. Мы имеем дело с планами, которые российская армия может претворить в жизнь в течение пары недель, прежде чем НАТО успеет дать решительный ответ. В ходе состоявшейся на прошлой неделе дискуссии, которую провел американский Центр анализа европейской политики (CEPA), генерал Бен Ходжес, еще недавно командовавший сухопутными войсками США в Европе, заявил, что в перспективе ближайшего десятилетия вполне вероятным сценарием выглядит развязывание войны между Соединенными Штатами и Китаем. Он имел в виду не торговую войну, не противостояние в киберпространстве и не стычки между дипломатами двух стран на пресс-конференциях, а совершенно реальный «кинетический конфликт» (такое выражение используют военные), как те, что мы знаем по фильмам или телевизионным новостям (последние могут дать нам неверное представление, поскольку новый конфликт может приобрести непредсказуемый масштаб). Если такой сценарий реален или вероятен, следует повторить вслед за американскими стратегами вопрос, который они часто задают: не получится ли так, что пока американские силы будут задействованы в Юго-Восточной Азии, для других врагов Запада откроется «окно возможностей», не решат ли они их обратиться к политической, а возможно и военной агрессии, чтобы добиться уступок от геополитического соперника? Из стратегических документов нашего главного союзника, например, из утвержденной администрацией Трампа в начале 2018 года новой редакции Национальной стратегии обороны, явствует, что главными соперниками США выступает сейчас в них тандем Россия — Китай, а с исходящей с востока агрессией мы можем столкнуться в случае вспышки американо-китайского конфликта. Американские аналитики также допускают возможность обратного развития событий, то есть сначала начнется война с Россией, а потом с Китаем, когда Пекин увидит, что это столкновение открывает перед ним возможность провести ее на своих условиях. Государства не имеют права полагаться «на авось», надеяться, что военные «как обычно преувеличивают», им следует быть готовыми к самым мрачным возможным сценариям. В польском случае те сводятся к тому, что в ближайшие годы мы можем оказаться на фронте схватки с Российской Федерацией. Может ли это произойти? Мы показываем на наших страницах фрагменты из презентации экспертов Центра «Нью Дженерейшн ворфэр», которые уже много лет занимаются стратегическим планированием, военными играми и анализом текущей ситуации, обслуживая потребности американской армии и вооруженных сил других членов НАТО. Представленный материал был подготовлен для Шведской военной академии, но аналогичные тренинги, встречи и учения специалисты Центра проводили также с военными из стран Балтии, европейским командованием Альянса, польскими и шведскими военными экспертами. До того как создать частную компанию (в таком формате работает Центр), люди, занимающиеся сейчас разработкой сценариев потенциальных конфликтов, а также обучением представителей натовских политических и военных элит, много лет делали то же самое в Пентагоне. Кто они? В частности, Чарльз Лонг (Charles Long), который объездил вдоль и поперек всю Восточную Украину, побывал на линии фронта, провел беседы с командующими и солдатами, а потом принял участие в подготовке посвященного этой теме доклада на 10 тысяч с лишним страниц. Это также Грег Мельхер (Greg Melcher), который ранее в течение 27 лет был самым высокопоставленным гражданским лицом в структурах стратегического планирования американского военного флота, или Филип Петерсен (Philip Petersen), полтора десятка лет выступавший одним из ведущих аналитиков Разведывательного управления министерства обороны, а потом работавший в команде министра обороны. Оба они уже много лет занимаются анализом будущего театра военных действий с Россией, наблюдают за действиями Москвы, а также анализируют учения российской армии, высказывания военных и политиков, стратегические документы, в том числе те, к которым общественность имеет ограниченный доступ. Они неоднократно посещали Польшу, где изучали транспортные возможности, рельеф местности, реки и места, в которых через них можно организовать переправы. Такая же работа в последние годы велась в странах Балтии, поскольку американцы, которые ранее не присутствовали со своими войсками на востоке Европы, хотели и были обязаны изучить местность, в которой, им, возможно, придется действовать. В итоге появился стратегический документ, созданию которого предшествовали несколько лет сбора информации и ее обработки. Впрочем, о войне с Россией за страны Балтии писали в последнее время и другие американские аналитические центры. Джеймстаунский фонд, который еще во времена Рейгана основали офицеры американских разведывательных служб, или работающая в рамках Центра анализа европейской политики команда под руководством генерала Ходжеса опубликовали множество работ, рассказывающих о том же самом, то есть о возможном ходе войны с Россией. Таким образом можно говорить, что появился целый массив американских стратегических выкладок, основные выводы в которых выглядят сходным образом. Содержащиеся в них идеи разделяют также военные специалисты из стран-членов НАТО, в том числе из Польши: они сами принимали участие в подготовке этих документов. Слабые звенья Какие выводы можно сделать из имеющихся в нашем распоряжении материалов, в том числе из презентации экспертов Центра «Нью Дженерейшн ворфэр»? Во-первых, нет никакого восточного фланга НАТО. Если вспыхнет конфликт, в него могут оказаться втянутыми такие не входящие в Альянс страны, как Швеция и Финляндия. Кроме того, важную роль в нем может сыграть Украина. Следовательно, ход войны за страны Балтии наверняка будет зависеть, от позиции Стокгольма, который контролирует стратегически важный с точки зрения судоходства в Балтийском море остров Готланд, или от Финляндии, которая может закрыть выход из Финского залива. От действий Украины, у границы с которой дислоцируется сильная российская 20-я армия, в свою очередь, может зависеть то, как будет развиваться операция главной ударной силы ВС РФ, то есть 1-й гвардейской танковой армии. О том, что это формирование имеет наступательный характер, свидетельствует, по мнению экспертов, ее состав: она располагает 550-800 танками (их постоянно модернизируют и меняют на новые), а также 550 боевыми машинами пехоты. Проанализировав масштабные российские учения последних лет (в том числе «Запад —2017»), американские стратеги делают вывод, что 1-я гвардейская танковая армия будет в первую очередь не атаковать страны Балтии, а быстро перебрасывать силы на запад. Это означает, что польские оборонительные планы не должны опираться исключительно на НАТО: в них следует учесть также государства, которые не входят в Альянс. Во-вторых, слабым звеном в цепи стран Балтии выступает Латвия. По всей видимости, удар по ней будет нанесен с граничащей с Латгалией территории силами 76-й гвардейской десантно-штурмовой дивизии и подразделений 1-й гвардейской танковой армии. Дислоцирующаяся в районе Петербурга 6-я армия, скорее всего, нанесет удар по Таллину. Как полагают американские стратеги, темп российского наступления может быть настолько высоким (в последние годы в России неоднократно отрабатывали стремительную переброску танковых войск), что за 24 или, при более благоприятном для нас развитии событий, 72 часа российские танки окажутся под Ригой и Таллином. Следует обратить на это внимание, поскольку в латвийском Адажи в предместьях Риги находятся польские военные, а также их коллеги из Словакии, Албании, Чехии, Италии и многих других стран НАТО, однако, американцев там нет. В стратегических документах Пентагона говорится, что эта точка может стать одной из основных целей российского удара. Почему в таком случае силы нашего главного союзника не присутствуют в Латвии, как, впрочем, в Эстонии или Литве? Кто будет защищать страны Балтии? Здесь возникает третья проблема, которая требует внимания, ведь, как единодушно заявляют американские стратеги, эти государства не смогут сами защитить себя от российской агрессии. Сейчас у них в целом находится под ружьем 22 тысячи человек, что мало даже для территории с населением в шесть миллионов жителей. Для сравнения: во время Советско-финской войны 1939 года Финляндия, имевшая население примерно такого же размера, могла мобилизовать 300 тысяч человек. Если прибалты хотят всерьез подойти к вопросу защиты своей независимости, им придется удвоить численность своих вооруженных сил. Но даже если допустить, что такая перспектива реальна, в одиночку битвы им не выиграть, поскольку у них нет тяжелой техники и авиации. В опубликованном прошлой осенью докладе Джеймстаунского фонда профессор Ричард Хукер — младший (Richard D. Hooker), американский стратег в звании полковника, который работает, в частности, в Оборонном колледже НАТО, пишет, что защита стран Балтии — это задача Польши и США. На бумаге это выглядит отлично, проблема только в том, что в этом регионе нет американских военных (а даже если они есть, то в ограниченном количестве). Россияне обладают сейчас на так называемом балтийском направлении значительным перевесом в сухопутных силах, так что наша армия смогла бы заблокировать их только с помощью США. Другие, теоретически лучше подготовленные страны Альянса (если они вообще решат вступить в войну), как полагает Хукер, мобилизуют свои войска не ранее, чем через 30 дней после начала конфликта. Скорее всего, этот процесс займет три месяца. В реальности ситуация выглядела бы следующим образом. Россияне начинают атаку, их танковые войска приближаются к Таллину и Риге. У польского командования и государственного руководства разрываются телефоны. В Адажи хотят знать, что делать нашим подразделениям: отступать или вступать в бой, начиная таким образом войну с Россией? А мы помним, что еще нет решения о применении пятой статьи Вашингтонского договора и США не постановили, вступать ли им в полномасштабную войну. И здесь мы подходим к четвертому, основополагающему с точки зрения Польши пункту. Эксперты из Центра «Нью Дженерейшн ворфэр», проанализировав последние российские учения и возможности перемещения вооруженных сил РФ, пишут, что ключевое значение в такой ситуации будет иметь то, на каком направлении россияне решат двигаться через Белоруссию. В сутки через Буг в районе Бреста они способны перебросить шесть бригадных групп, а в сторону стран Балтии — одну. Если мы вступим в войну с Россией, мы, вероятно, столкнемся с массированным ударом 1-й гвардейской танковой армии на юге от Белостока и подразделений Балтийского флота с калининградского направления (они могут воспользоваться автострадой А1 и шоссе С7). Россияне обратятся к этому традиционному для них маневру, чтобы их силы встретились в окрестностях Модлина и начали вести оттуда обстрел Варшавы, добиваясь уступок или капитуляции. Названные события развернутся в течение пары недель, НАТО не успеет принять за это время решение. Следует обратить внимание на то, как выглядит наше положение. Польские вооруженные силы защищают Сувалкский коридор, но их нет на возможном направлении атаки из окрестностей Бреста. При этом рассчитывать, что американские силы, находящиеся под Ожишем, в конечном счете вступят в бой, мы не можем. Специалисты Центра «Нью Дженерейшн ворфэр» предлагали Вашингтону перевести танковые подразделения на восток от Вислы, но тот этого не сделал. Одна из карт, которую представили американские аналитики, снабжена названием «наступление с использованием неядерных сил, нацеленное на скорейшее завершение войны». Вполне вероятно, что Россия изберет эту стратегию. И какие у нас есть гарантии, что такой сценарий не станет реальностью? Оригинал публикации: Polska w niebezpieczeństwie https://inosmi.ru/politic/20200601/247534349.html
  3. Ольга Дьяконова, Светлана Рейтер Би-би-си Сотрудники национального исследовательского центра эпидемиологии и микробиологии им. Гамалеи, которые разрабатывают векторную вакцину от Covid-19, испытали ее на себе. В центре считают это успехом, а Ассоциация организаций по клиническим исследованиям (AOKИ) - нарушением. Ученые включились в "безумную гонку, желая угодить верховной власти", заявили в ассоциации. "В данном случае речь идет о грубом нарушении самых основ проведения клинических исследований, российского законодательства и общепризнанных международных норм", - говорится в письме AOKИ (есть в распоряжении Би-би-си) на имя министра здравоохранения Михаила Мурашко. Копия документа направлена председателю правительства и президенту. AOKИ - некоммерческая организация, объединяющая участников российского рынка клинических исследований. В нее, в частности, входят крупнейшие мировые фармацевтические компании Pfizer, AstraZeneca, Bayer и др. По ее данным, перед испытаниями на сотрудниках центра не было выдано разрешения минздрава на проведение клинического исследования, не было результатов экспертизы документов и этической экспертизы. Те, на ком исследовалась вакцина, должны получить информацию о сути исследования и рисках, эти риски должны быть застрахованы, говорится в письме. "Ничего этого, как мы понимаем, в данном случае сделано не было", - пишут авторы. Что сделали в центре Гамалеи? Работники центра самостоятельно ввели себе экспериментальный препарат, чтобы в условиях пандемии продолжать разработку без риска заразиться, рассказал директор центра академик РАН Александр Гинцбург. Вакцина пока находится на этапе доклинических испытаний, которые предполагают проверку на животных - на приматах. Ее результатов еще нет. Ученые ввели себе вакцину скорее для защиты, нежели в исследовательских целях, сказал Гинцбург. После введения вакцины побочных эффектов у ученых не было, уточнил он, сказав, что "все живы, здоровы и радуются". Академик не уточнил число сотрудников, получивших вакцину, но сказал, что это разработчики, организаторы доклинических исследований и технологи. Как рассказал Гинцбург, речь идет о векторной вакцине на основе ДНК аденовируса, в которую встроен ген коронавируса SARS-CoV-2. Аденовирус выполняет функцию "контейнера", чтобы доставить коронавирусный ген в клетки, запустить там синтез белков оболочки коронавируса и "познакомить" таким образом с ним иммунную систему. Такие вакцины называются векторными. "То, что в эксперименте участвовали сотрудники самого НИЦЭМ им. Н.Ф. Гамалеи, не является смягчающим обстоятельством, наоборот, лишь усугубляет вину руководства центра", - заявили в свою очередь в AOKИ. По мнению ассоциации, сотрудники центра Гамалеи - "уязвимая группа участников" эксперимента, поскольку на них может оказать влияние руководство в случае отказа от участия. "Полагаем, что корни столь грубых нарушений, допускаемых в период пандемии нового коронавируса, лежат прежде всего в неправильном посыле со стороны руководства страны", - пишут авторы письма, напоминая, что в апреле президент Владимир Путин поручил правительству сократить сроки клинических исследований вакцин от Covid-19. "Многие ученые это понимают, но включились в безумную гонку, желая угодить верховной власти", - говорится в письме. Как к этому отнеслись ученые и врачи: за и против "В США их всех и их самодовольное начальство уволили бы сразу. Это называется неодобренные эксперименты над людьми, и они там запрещены законом", - написал в "Фейсбуке" врач-педиатр Федор Катасонов, автор телеграм-канала о медицине. Катасонов осудил эксперимент, заявив, что сейчас "нет ни одной одобренной и применяемой в практике вакцины, сделанной по этой технологии [на аденовирусных векторах]". С Катасоновым согласен эпидемиолог и президент DiaPrep System Inc. Михаил Фаворов. "Эксперимент в будущем может поставить под сомнение использование этой вакцины, даже если она будет хорошая", - считает эксперт. Такая практика, по мнению Фаворова, который ранее работал замдиректора Международного института вакцин ООН, не принята и не признана по международным стандартам. К тому же она "подталкивает дилетантов к совершению подобных поступков, что абсолютно неприемлемо", сказал Би-би-си ученый. "Это считается неэтичным, потому что можно представить себе случаи, когда препараты вакцины, особенно в таком сложном заболевании, как Covid-19, могут давать усиление тяжести болезни, и существует шанс, что те, кто прививается неиспытанным препаратом, может заболеть в более тяжелой форме и даже умереть", - пояснил Фаворов. Обычно на людях вакцины проверяют на этапе клинических испытаний, рассказал Би-би-си заведующий лабораторией молекулярной биотехнологии ГУ НИИ вакцин и сывороток им. Мечникова Виталий Зверев. Но какой-то особенной эту ситуацию, по его словам, назвать нельзя: все разработчики препаратов в России в первую очередь пробуют разработку на себе. Испытания на себе могут проводить, если вакцина произведена по уже известной технологии, например, гриппозной, рассказал Би-би-си академик Зверев. Но в таком случае испытания также должны оформляться протоколами, утверждаться на этических комитетах и вышестоящими организациями. "Все, конечно, можно, но в начале лучше по возможности тестировать на животных", - добавил Зверев. Он тоже против ускорения испытаний, так как считает важным полноценное прохождение всех стадий. Кроме того, по мнению Зверева, "инфекция [Covid-19] не такая страшная". "Нельзя забывать, что вакцину мы будем вводить здоровым людям. Лекарство можно дать и рискнуть, когда речь идет о жизни и смерти, а здесь ситуация другая", - полагает ученый. Коллега Зверева доктор наук Михаил Костинов, который заведует лабораторией вакцинопрофилактики и иммунотерапии аллергических заболеваний того же института, считает, что вакцина могла быть произведена по макету уже существующей, потому "ничего криминального" он в этом не видит. По его мнению, это правильно, и многие ученые таким образом апробировали свои разработки. Испытание на себе значит, что ученый уверен в своей разработке, сказал Костинов Би-би-си: "В нашем институте, когда идет первая фаза исследований, мы берем своих друзей, родственников. Уговариваю: я знаю препарат, нечего бояться! Приходите, помогите пройти первую фазу! И так делается всегда". С тем, что это обычная практика, согласна врач-иммунолог Европейского центра вакцинации Зоя Скорпилева. Это может быть опасно для того, кто согласился на такие испытания, но они для него добровольные, и во врачебной практике даже есть случаи, когда врач сам заражал себя опасной инфекцией и вел дневник своего состояния, напомнила Скорпилева. Было ли такое раньше В апреле центр вирусологии "Вектор" объявил о начале стадии испытания вакцины от коронавируса на добровольцах. Было отобрано 60 человек, в числе которых - один из разработчиков вакцины Ильназ Иматдинов. Вирусолог Александр Чепурнов, который раньше заведовал лабораторией особо опасных инфекций "Вектора", рассказывал, что "каждый ученый испытывает в том числе на себе вакцину, которую придумал". "Я сам пять раз прививался от лихорадки Марбурга, с которой работал: правда, тогда вакцина была еще "грязной". Потом выяснилось, что в случае заражения эффект от вакцины будет обратным и нанесет вред здоровью. И вакцинацию решили прекратить", - говорил Чепурнов. В середине прошлого века были эпидемии полиомиелита. К 1955 году в США создали две разных вакцины против болезни, изучать ее отправились трое советских ученых: Михаил Чумаков, его жена и коллега Марина Ворошилова и вирусолог Анатолий Смородинцев. Первые прививки в СССР они привезли в чемодане. Чумаков и Смородинцев сначала ставили опыты на себе, затем - на родственниках и друзьях. "Испытания вакцины проходили в первую очередь на нас - детях Чумакова, внучках Смородинцева, родственниках, коллегах, - рассказывал сын Чумакова Петр, молекулярный биолог и профессор. - Иначе и быть не могло - разработчики всегда испытывают изобретения на себе и своих детях. Никакой опасности в этом не было, родители были уверены. И никто из родственников не был против: все понимали опасность полиомиелита и верили, что вакцина защитит детей от болезни". https://www.bbc.com/russian/news-52772808
  4. Ну так: Мол, пусть производство со всеми прилагающимся проблемами будет где-то там, а мы на готовеньком белые пушистые и экологически чистые.
  5. Развитие водородной экономики ударит по традиционным поставщикам нефти и газа. Но их можно привлечь к внедрению "зеленых технологий". У немецких научных центров SWP и EWI есть предложения. Пренцлау. Гибридная электростанция с 2011 года производит водород с помощью ветряков и электролиза Почему в Германии и Евросоюзе в последнее время столько разговоров про водород и водородную экономику? Потому что, с одной стороны, в Европе, а также в Азии - Японии, Южной Корее, Китае, после многолетних исследований и разработок созрели или как раз сейчас вызревают самые разные технологии применения H2. С другой стороны, потому что на эти технологии, в большинстве своем экологичные, в условиях усиливающейся борьбы против глобального потепления значительно вырос спрос. В рамках Парижского соглашения по климату страны ЕС взяли на себя обязательства по существенному сокращению выбросов в атмосферу парникового газа CO2, и широкое внедрение водородных технологий рассматривается как один из магистральных путей достижения поставленных целей. "Зеленый водород" вместо нефти, газа и угля При этом речь идет не только и даже не столько о легковых и грузовых автомобилях на водородном топливе. В Европе, особенно в Германии, на первом плане скорее другие аспекты: Power to gas (P2G), технология получения "зеленого водорода" из воды методом электролиза с применением возобновляемых источников энергии (ВИЭ), использование такого экологически чистого H2 в качестве накопителя избыточной энергии ВИЭ, как топливо при производстве электроэнергии и тепла, как горючее для поездов, как промышленное сырье. Бремерфёрде. С 2018 года на северо-западе ФРГ регулярно ходят водородные электрички На металлургических, химических, нефтеперерабатывающих и других индустриальных производствах "зеленый водород" призван заменить в различных процессах тот H2, который в настоящее время получают из ископаемых углеводородов, например из природного газа, выделяя при этом в атмосферу CO2. В 2019 году в разных странах Европы осуществили уже целый ряд проектов по использованию водорода вместо нефти, газа и угля. Из-за пандемии коронавируса тема водорода на несколько месяцев ушла на задний план, но сейчас возвращается, причем, похоже, вызывает даже еще больше интереса. Это связано с тем, что для преодоления последствий пандемии в разных странах и в целом в ЕС готовятся гигантские программы стимулирования экономики, и есть очевидное стремление направить выделяемые средства на развитие наиболее инновационных, перспективных и экологичных технологий. H2 нужен для декарбонизации экономики Так что весьма симптоматично, что в течение мая, пока в Берлине правительство Германии, по сообщениям СМИ, дорабатывало национальную водородную стратегию, обнародование которой ждали еще в конце прошлого года, объединение работающих на рынке ФРГ операторов магистральных газопроводов FNB Gas представило план перевода к 2030 году части немецкой газопроводной системы на транспортировку водорода. Гамбург. Установка для получения "зеленого водорода" по технологии Power to gas Одновременно сразу два авторитетных научных центра опубликовали исследования о различных аспектах широкого внедрения H2. При этом ученые Института по изучению экономики энергетики при Кельнском университете (Energiewirtschaftliches Institut, EWI) сосредоточились, скорее, на технологических вопросах, тогда как эксперты берлинского Фонда науки и политики (SWP), консультирующие правительство и парламент ФРГ, а также органы ЕС по внешнеполитическим вопросам, рассмотрели "Международные измерения немецкой водородной политики". Оба авторских коллектива подчеркивают разнообразные возможности использования H2. "Водород благодаря многочисленным опциям его производства, транспортировки, хранения и применения является уникальным энергоносителем для декарбонизации различных секторов экономики", - констатируют, например, кельнские ученые. Под декарбонизацией понимается сокращение использования ископаемых углеводородов вплоть до полного отказа от угля, нефти и природного газа. Германия зависит от импорта энергоносителей и сырья В то же время EWI призывает пока не сосредотачиваться исключительно на электролизе и получении "зеленого водорода", а использовать, особенно на начальных стадиях развития водородной экономики, различные технологии производства H2. В том числе и вырабатывать его из природного газа, но без выделения CO2 в атмосферу. Дрезден. В 2018 году здесь открылась первая на юго-востоке ФРГ заправка для водородных автомобилей В любом случае, и тут эксперты EWI и SWP едины в своих оценках, Германии не хватит собственных ресурсов для создания водородной экономики. ФРГ придется осуществлять широкомасштабный импорт либо электроэнергии для производства "зеленого водорода", либо его самого, либо природного газа или уже полученных из него различных вариантов "не зеленого" H2, отмечается в кельнском исследовании. В любом случае немецкая водородная стратегия будет иметь внешнеэкономические и внешнеполитические последствия, предупреждает авторский коллектив из Берлина. В EWI полагают, что закупки большого количества электроэнергии у европейских соседей маловероятны, а вот импорт "зеленого водорода" из стран ЕС, имеющих значительный потенциал развития возобновляемой энергетики, они считают вполне перспективным. "Водород можно было бы доставлять в Германию, примешивая его к газу в уже имеющихся газопроводах, перепрофилировав газопроводы, а также в сжиженном или химически связанном состоянии в судах или по железной дороге", - говорится в исследовании. К тому же в перспективе его можно было бы получать, например, из таких североафриканских стран, как Алжир и Марокко, или из государств Среднего Востока, активно развивающих сейчас возобновляемую энергетику. EWI за импорт "голубого" и "бирюзового" водорода Вполне возможным в EWI считают также производство в Германии из импортируемого природного газа так называемого "голубого" и "бирюзового" водорода, получаемых путем, соответственно, паровой конверсии или пиролиза метана при последующем улавливании и хранении CO2. Майнц. Установку Power to gas соорудили вместе со специалистом по промышленным газам Linde Более предпочтительным кельнским ученым видится, однако, импорт уже готового "голубого" и "бирюзового" H2, произведенного непосредственно в странах, добывающих природный газ. Однако Россию в качестве возможного партнера они в данном случае, похоже, не рассматривают, поскольку она в исследовании EWI вообще не упоминается. Иной подход - у экспертов SWP. В одной из глав своего исследования под названием "Водородная геополитика" они сначала отмечают, что "к очевидным проигравшим" энергетического перехода на возобновляемую энергетику и водород "относятся нефтегазовая промышленность, а также богатые нефтью и газом страны". SWP призывает привлечь Россию к энергетической трансформации В то же время "благодаря своему опыту обращения с газами и их сжижения" такие страны могли бы стать "важными участниками выстраивания с помощью H2 цепочек создания добавленной стоимости". Водород, указывают эксперты SWP, может открыть нефтяным державам новые источники дохода: "Это важно с точки зрения внешней политики и политики безопасности, поскольку предотвратит дестабилизацию отдельных стран и целых регионов". Хемниц. В 2019 году в местном Техническом университете открылась лаборатория по изучению H2 "С точки зрения климатической политики также было бы весьма рациональным привлечь Россию, Саудовскую Аравию и подобные государства к энергетической трансформации. Дать этим странам перспективу в климатически нейтральной энергетической системе - означает получить шанс на тройные дивиденды: в климатической политике, при использовании потенциала водорода и во внешней политике", - убеждают своих читателей в политических кругах Германии эксперты SWP. Иными словами, они призывают их активно привлекать Россию к внедрению H2-технологий и к развитию глобальной водородной экономики. https://www.dw.com/ru/водород-и-геополитика-что-бум-h2-в-германии-мог-бы-означать-для-россии/a-53618355
  6. Трудно ли быть суррогатной матерью? Что говорят собственные дети и муж? Не жалко ли отдавать ребенка после родов? Украинка, которая родила трех сыновей для иностранных пар, откровенно рассказала DW о своем опыте. Алина Стахорская - одна из как минимум полутора тысяч украинок, которые в 2019 году выносили и родили детей для иностранцев. Для 32-летней харьковчанки это была уже третья такая беременность или, как говорят суррогатные мамы, "программа". Первого "не своего" сына Алина родила для родителей из Ирландии, когда ей был всего 21 год. Сегодня бывшая продавщица - мать пятерых сыновей, двух собственных и трех "суррогатных". С парами из Германии и Индии, для которых она выносила детей, Алина до сих пор поддерживает дружеские отношения. В отличие от многих суррогатных мам Алина согласилась на публикацию интервью под своим настоящим именем. Только отказалась называть точные суммы своих гонораров - говорит, это запрещено контрактами. По информации DW из других источников, за услуги суррогатного материнства украинки получают в среднем 15 000 евро. - Deutsche Welle: Алина, как вы стали суррогатной матерью? Алина Стахорская: Первый раз я еще совсем молодая была. Тогда с первым мужем у меня испортились отношения. Мне пришлось от него уйти, а жить нам с ребенком было негде. Моему первому ребенку тогда было три с половиной годика. Я искала работу, но у меня нет образования. Нашла объявление, позвонила и меня взяли в программу суррогатного материнства. Сначала мы жили у моей бабушки. Там была большая семья - ее средний сын жил с ней, и двое детей там еще было. Я буквально полгода пожила у нее. Потом сняла себе квартиру уже на "программные" деньги и ушла с ребенком туда. В клинику на анализы я ездила с сыном. Он сидел в коридорчике, ждал меня. Либо к бабушке отводила. - Вам сложно было решиться на суррогатное материнство? - Я ни капельки не сомневалась, потому что я знала, ради кого я на это иду. Конечно, боялась - думала, что меня не возьмут, потому что молодая. Я же не знала, как это все проходит. Но все нормально сложилось - я родила ребенка. А потом и второй раз, и третий. Алина Стахорская - Ваши родители знали про это? - Да, знали. Они живут в России. Я сама харьковчанка, просто родители уехали в Россию. А я осталась жить у бабушки. - И как они отнеслись к вашему решению? - Нормально. Абсолютно никаких вопросов не было. Я ни от кого никогда не скрывала - ни от соседей, ни от друзей, ни от родственников. У некоторых, конечно, было плохое мнение об этом - мол, я своего ребенка продаю и так далее. Я им отвечала, что это нормально - никто никого никуда не продает. И очень много моих подруг с моей подачи тоже пошли в эту программу. Девочек уже 10-15. - Я слышал от представителей одной из клиник, что женщины идут в суррогатные матери, чтобы помочь бездетным семьям. - Если честно, я шла туда не потому, что я такая себе мать Тереза и хочу помочь какой-то бездетной паре. Я в первую очередь шла заработать денег - скажу правду и не буду бросаться громкими словами. Мы сейчас общаемся с родителями, они мне очень благодарны. Да, мне приятно, что я им помогла. Но в первую очередь я шла туда для своих целей. - То есть вы не считаете, что суррогатное материнство - это эксплуатация женщины? - Когда женщина туда идет, она знает, на что она идет. И ради чего. Вот зачем я туда пошла - я хочу заработать денег. Я хочу себе купить машину или сделать ремонт. Мне назвали сумму: "Такая-то сумма тебя устраивает?" Я знаю, на какую сумму я рассчитываю, и я знаю, что я за эти деньги приобрету. Никакой эксплуатации я тут не вижу. - На что вы потратили свои гонорары? - После первой программы я купила половину трехкомнатной квартиры, после второй - половину двухкомнатной. Потом я их продала, купила однокомнатную. И вот я и ее продала, потом получила деньги за третью программу, мы купили дом в Харькове, две машины. Я бы такие деньги никогда не заработала за все эти годы. - Насколько вам было тяжело - психологически и физически? - Во время первой программы мне было сложно. Когда у тебя токсикоз, когда ты не можешь никуда выйти, с тобой маленький ребенок, податься некуда. Я сидела в четырех стенах. Тогда, конечно, было сложновато. Потом, во время второй, третьей программы ты уже точно знаешь, на что ты идешь, что тебя ждет в эти месяцы. И оно уже легче дается. Во второй программе я грудью кормила "суррогатного" ребенка. Потом мне таблетки никакие не помогали, чтобы молоко перегорело. Это заняло много времени. Но серьезных проблем со здоровьем не было. Я даже ни одного зуба за все пять родов не потеряла. Как вот у девочек обычно - волосы лезут, зубы выпадают. Ничего такого не было. Самым неприятным было то, что часто нужно было ездить в клинику, сдавать анализы и делать уколы. Я уколов боюсь. Кровь из вены когда берут, не боюсь, а вот уколов боюсь. - Что это были за уколы? - Гормональные. Прогестерон они колют. - Были какие-то ограничения на время беременности? - Там только беречь себя и кушать можно было - а больше ничего нельзя. Половой жизнью жить нельзя, курить, пить. - Как ваш нынешний муж отнесся к тому, что вы вынашивали чужого ребенка? - Мы с ним четыре года как женаты - последняя программа у меня была уже в браке. Муж сначала был категорически против. Несколько дней со мной не разговаривал, потому что я с ним не посоветовалась. Я говорила ему, что по другому не получится, потому что он работает в теплосети слесарем - там зарплату платят раз в два месяца. А так как у нас общий маленький ребенок, я не могу тоже выйти на работу. Но платить за квартиру надо, и кушать хочется. Потом, когда я ему сказала, что все-таки прошла обследование и отступать не буду, он уже смирился. Ему сложно было видеть меня беременной чужим ребенком. Он просто дочь хочет, а я не очень. Я вообще не хочу больше деток. У меня есть двое - и хватит. Но он смирился. Сейчас на машине ездит и нормально себя чувствует. И все хорошо. - Но конфликтов не было? - Нет. Абсолютно. Если мне нужно было на анализы, на УЗИ, он всегда меня отвозил. Когда я что-то хотела по ночам кушать, как говорится, ананасы или гранаты, он все мне привозил. Вел себя так, как будто это наша собственная беременность. Только спали мы в разных комнатах. - Когда вы были беременны своими и "суррогатными" детьми - у вас по отношению к ним были разные чувства? - Да. Я чувствовала, что они не мои, но относилась к ним тоже бережно - как полагается. Но это другое. Например, папа из Индии, это была последняя программа, присылал мне песни, которые он пел на своем языке, чтобы я их включала ребенку. Признаюсь, я раз или два раза в месяц включала, но не каждый день. Со своими детьми я разговаривала, общалась. Совсем по-другому это было. А здесь вот - есть и есть. Я знала, что я должна выносить их, отдать - и все. Если честно, нежных чувств я не испытывала абсолютно. - Даже после родов? - (думает) Когда я первый раз увидела последнего ребеночка, он лежал в детском отделении. Я тогда подписывала документы и как раз в этот момент мальчик заплакал. К нему никто не поспешил подойти из медсестер или детских врачей - они были заняты мной, этими бумажками и сразу не побежали ему даже пустышку дать. Мне почему-то стало его очень жалко. Мне захотелось его самой взять на руки, но меня попросили выйти: "Мамочка, идите. Мы все знаем, мы справимся". Я потом чуть-чуть поревела, конечно. Тяжело было. Потом я его уже взяла на руки, когда нас выписали, мы приехали с мужем в гости к родителям - они жили на съемной квартире в Харькове. Там мне дали подержать ребенка. Но у меня сильно начали руки потеть и трястись. Я сразу отдала его папе. И муж сказал мне, что нужно ехать домой, чтобы я не расстраивалась. В такие моменты - да, как-то по-другому себя чувствуешь. - А родителей этого мальчика не было рядом с ним в больнице? - У мамы сразу не получилось прилететь в Харьков, когда я рожала, приехали только папа и его брат. А ребенок оставался еще в роддоме до выписки. Папа к нему приезжал каждый день, он находился с ним по несколько часов, но все остальное время ребенок был с детскими врачами и медсестрами. - А в первые два раза у вас таких чувств не было? - Во время первой программы я вообще абсолютно равнодушно к этому отнеслась. Во второй я кормила ребенка грудью. Потом, когда его забрали, - да, мне было морально немножко тяжело, но я даже не могу объяснить, как это проявлялось. Да, я вспоминала ребенка. Родители где-то через полгода мне прислали фотографии - как он сидит, улыбается. Мне до слез стало приятно, что я его увидела. Мне хочется видеть, как эти детки растут, мне хочется знать, как сложится их будущее. - Ваши родные сыновья знают, что у них есть "суррогатные" братья? - Младший не понимает, ему только четыре будет. Старший знает. Первую программу он абсолютно не помнит - маленький был. А из второй программы он помнит родителей, потому что они приезжали, мы общались, виделись. Говорит: "Я помню, был маленький, она мне подарила автомат, машину". Он знает, что я была беременна, он знает, для чего я была беременна. - Вы поддерживаете связь с родителями этих детей? - В первой программе я познакомилась с мамой только после родов. Они из Ирландии. Но мы не поддерживаем связь. А с другими родителями я общаюсь. В 2013 году была моя вторая программа, я родила мальчика для семьи из Германии. И с ними я общаюсь в WhatsApp. Они приезжали в октябре в Харьков - показать мальчику, где он родился. И познакомить, естественно, со мной. Но при этом его мама так и не решилась сказать ему правду, кто я. Я спрашивала ее, интересуется ли он, почему родился именно в этой стране. Она сказала, что пока еще нет, потому что маленький. На тот момент ему еще семи не было. - Как вас ему представили? - Знакомая. - И как это было для вас - увидеть этого мальчика? Было ощущение, что это родной ребенок, ваш сын? - Нет. Я осознавала, что он не мой. Но при этом, когда я ехала на встречу, я плакала, потому что я не знала, как себя вести. - А к себе в Германию они вас не приглашали? - Приглашают, но я как-то не решусь поехать… А мальчику родителей из Индии, которого я родила, пять месяцев только. В WhatsApp папа постоянно присылает мне его фотографии - каждый месяц в дату его рождения. И я им пишу поздравления каждый месяц. Желаю им счастья, здоровья. - Вы планируете стать суррогатной мамой в четвертый раз? - Я планирую. Если меня возьмут несмотря на возраст и количество родов - то да, я еще раз готова сходить. Последний раз. https://www.dw.com/ru/я-не-мать-тереза-украинка-о-том-почему-она-стала-суррогатной-матерью/a-53622981
  7. Ну как говорится: Выход из депрессии пролегает по тропе искренних улыбок. Думаю первый шажок Вы уже сделали. А теперь закрепим результат.
  8. Трейлер «Отравления в Солсбери» от «Би-би-си» Художественная интерпретация отравления бывшего гэрэушника Скрипаля. В эфире с 14 по 16 июня. ------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------ Интриги, конечно, никакой, но интересно, они за это время придумали, как прикрыть те белые нитки, которые торчали из этого дела, или просто обойдут молчанием.
  9. Или это просто разные российские миллиардеры. И судя по схожести сумм, одни разбогатели за счет других.
  10. The Economist, Великобритания © CC BY-SA 2.0, Konstantin Matroskin Год назад автор этих строк присоединился к компании людей на яхте, направлявшейся на Айлей, остров, расположенный в западной части Шотландии и известный солодовым сортом виски с торфяным запахом, который способен основательно опалить волосы в ваших ноздрях. Пристань располагалась вблизи завода по производству виски под маркой Ardberg. Это название было нарисовано огромными черными буквами на выбеленной стене, обращенной в сторону моря. На завтрак нам подали телячий рубец (первый отдел желудка животного — прим. ред.) с потрохами и немного виски. Затем была организована экскурсия по заводу с дополнительными остановками для дегустации. Даже в полночь воздух там был пропитан густыми испарениями, исходившими из бродильного чана. Рабочие ночной смены что-то там химичили с его содержимым, которое затем направлялось по трубам в различные емкости. Как нам сказали, спрос был настолько большой, что завод работал 24 часа в сутки. Благодаря такой преданности делу сотрудников заводов, в последние годы этот бизнес стал поистине золотым, и оценивается он в 1,5 триллиона долларов. Для богатых людей (или же для тех, кто носит палубные мокасины) такие бренды как Ardbeg (его владельцем, кстати, является французская люксовая компания Louis Vuitton Moet Hennessy — LVMH) может продавать редкие сорта виски по цене более 100 долларов за бутылку. Продажа шампанского достигла рекордного уровня в прошлом году, а что касается вин, то даже розовые сорта (rosé), к которым знатоки долгое время относились довольно скептически, стали пользоваться успехом. В финансовом плане крупнейшие производители алкогольной продукции стали производить такие сочетания напитков, от которых даже бармены покрылись бы румянцем. На фоне общего сокращения объемов производства на Западе такие фирмы как Diageo и Pernod-Ricard смогли склонить людей к приобретению более качественных брендов и в результате резко увеличили свою прибыль. Производители пива, возглавляемые компаниями Anheuser-Busch InBev и Heiniken, получили конкурентов и сократили цены, создав доуполию, монополию двух фирм, с высокой маржой на некоторых развивающихся рынках. Однако самое бурное развитие произошло на уровне хипстеров. Инновации в форме крафтового пива, джина местного разлива и баров, где посетителям предлагают мескаль (напиток, получаемый путём дистилляции ферментированного сока агавы — прим. ред.), наполнялись бурной и кипучей энергией в духе коктейльного века в Америке конца 19-го столетия. Это позволило оживить культуру тонких ценителей (gourmet culture) и внутригородскую жизнь (а еще они способствовали странному возвращению моды на бороды). Пока еще covid-19 не превратился в полномасштабную катастрофу для алкогольного бизнеса. Та скорость, с которой в последние недели опустошались домашние запасы спиртного в винных шкафах Шумпетера (Schumpeter's drinks cupboard), доказывает, что употребление спиртных напитков происходит не только для того чтобы прославить хорошие времена, но и для того, чтобы пережить тяжелые. Продажи для домашнего потребления сегодня резко увеличились. Но даже если и существует отложенный спрос на средства социальной «смазки» на период после снятия ограничений, золотой век потребления алкоголя, судя по всему, уже миновал. Непосредственной причиной этого является социальное дистанцирование и трудности экономического характера. Первая может иметь более разрушительное воздействие на производителей вина и более крепких напитков. Они, в основном, зависят от работы баров, ночных клубов и магазинов беспошлинной торговли дьюти-фри (duty-free shops), в которых надбавка к цене в 30% является обычным делом, и именно там они имеют возможность подтолкнуть потребителей к экспериментам с более изысканными напитками. Подобного рода продвижение премиальных брендов (premiumisation) является крайне важным для получения прибыли, подчеркивает Марк Мик (Mark Meek), возглавляющий компанию iwsr Drinks Market Analysis, занимающуюся сбором и анализом данных в этой области. Указанное направление может пострадать, поскольку потенциальные клиенты еще опасаются скопления людей и путешествий; волна недавних заражений в ночных барах Сеула представляет собой плохое предзнаменование. Продолжающееся специальное распределение ресторанного пространства, спортивных мероприятий и массовых развлечений еще больше сократит потребление пива, вина и шампанского. Если не будет вакцины, то многим из этих направлений деятельности потребуются годы на восстановление, считает г-н Мик. Экономическая ситуация — это еще одна проблема. И, судя по всему, она в большей степени затронет производителей пива, чем другие компании, производящие алкогольные напитки. По крайней мере, так было во время финансового кризиса, случившегося десять лет назад, и тогда продажи пива и сидра вместо 6% роста в 2007 году получили 1% спада в 2009 году. Компания Anheuser-Busch InBev является особенно уязвимой — у нее чистый долг в размере 96 миллиардов долларов, и она не в состоянии диверсифицировать свою работу и производить что-то другое, кроме пива. Но пострадают также продажи вина и других алкогольных напитков, предназначенных для домашнего потребления. Судя по всему, фирмы будут активно продвигать самые дешевые бренды, сокращая таким образом свою маржу. Даже фирма Ardberg пытается охватить нижнюю часть рынка и производит теперь молодое пятилетнее виски под названием Wee Beastie. Введенный режим самоизоляции и его последствия сильнее всего затронут небольшие фирмы по производству пива. Некоторые из них уже были приобретены гигантами этой индустрии — так, например, компания Anheuser-Busch InBev сегодня владеет пивоварнями Goose Island и Camden Town. Однако многие из них продолжают продавать пиво, произведенное на своих небольших предприятиях, но в таком случае им сложнее привлечь клиентов, выполняющих правила социального дистанцирования. Даже в хорошие времена многие такого рода фирмы с трудом покрывали свои расходы. Поскольку это небольшие предприятия, то у них меньше рычагов для продвижения своих товаров на полки супермаркетов. Некоторые из этих компаний будут проданы или просто перестанут существовать. Эта индустрия неизбежно утратит некоторое количество своего креативного импульса. Кроме того, на горизонте появляются новые, более долговременные угрозы — демография и наркотики. Проведенные исследования показывают, что поколение Z, самые старшие представители которого недавно достигли питьевого возраста, будут, скорее всего, меньше потреблять алкоголя, чем их предшественники, отмечает Хавиер Ластра (Javier Gonzalez Lastra), сотрудник банка Berenberg Bank. Это будет оказывать влияние на алкогольную индустрию в течение ближайших лет, поскольку пик потребления алкоголя традиционно приходился раньше на период между 18 и 34 годами. Частично из-за этого в Америке, которая традиционно является самым крупным алкогольным рынком, общий объем продаж спиртных напитков сокращается вот уже три года подряд. Юношеская трезвость пересекается с использованием марихуаны. По данным опубликованного в прошлом году доклада, в подготовке которого принимали участие специалисты из компании iwsr Drinks Market Analysis, марихуана становится для молодежи альтернативой спиртным напиткам. Миллениалы в Америке составляют почти половину «дуалистов», которые и курят «травку», и потребляют алкогольные напитки. Covid-19 может еще больше склонить чашу весов в сторону марихуаны. При ограниченном потреблении алкоголя курение «травки» всегда было своего рода тайным занятием. Возможно, в этом отношении она лучше подходит для социального дистанцирования, чем чокаться бокалами в баре. Да будет у меня достаточно для воздержания! Но пока еще необходимости в этом нет. Фирмы по производству алкоголя могут найти для себя некоторое утешение в Китае, где связанные с cjvid-19 опасения постепенно уходят. Клиенты вновь выстраиваются в очереди у баров. Цена акций компании Kweichow Moutai (в Китае это самый эксклюзивный бренд сорговой «огненной воды» baijiu), продолжают быстро расти, что свидетельствует о большом желании среди очень богатых людей потреблять люксовые напитки. А в некоторых местах возникает опасение по поводу того, что электронная торговля может перестроить алкогольный бизнес. Многие считают, что производители, использующие технологию доставки товаров непосредственно к дому, а не в супермаркеты, может дать им возможность лучше понять, каким образом еще глубже забраться в горло пьющих людей. Конечно же, в таком варианте существует больше возможностей для инноваций. Однако пока наибольший интерес вызывают новые бизнес-модели, основанные на прямом доступе к клиенту, а не на новых видах экзотических спиртных напитков. Инновации в бизнесе всегда весьма привлекательны. Но эта привлекательность, все-таки, отличается от того, как запах виски воздействует на наши ноздри. Оригинал публикации: Farewell for now to a golden age of drinking https://inosmi.ru/economic/20200601/247526725.html
  11. Бросайте эту Вашу депрессию! Возьмите лучше котиков.
  12. Я гляжу, гостиную всю цветами завалили, добавлю-ка в этот букет чуток своих. Кактусов не держим, а вот пионы и ромашки имеются.
  13. Маска? Дайте два! Я их потом Протею за большие деньги загоню.
  14. Biznes Alert, Польша Мариуш Маршалковский (Mariusz Marszałkowski) © РИА Новости, Константин Чалабов Дефицит воды ощущается на большей части Европы. С засухами, которые представляют огромную опасность для сельского хозяйства и осложняют будничную жизнь людей, сталкивается в том числе Польша. Та же самая проблема уже несколько лет терзает Крым и продолжает усугубляться. Ценная вода для полуострова До российской аннексии 2014 года 85% воды в Крым поступало по Северо-Крымскому каналу, который соединяет полуостров с Днепром. Потом Киев прекратил поставки. Это решение спровоцировало панику оккупационного руководства. На помощь пришли инженерные подразделения российских войск, построившие ряд гидрологических объектов. Центральным элементом концепции было создание трубопроводов, связанных с Белогорским и Тайганским водохранилищами. Вода шла из них по руслу Биюк-Карасу на Новоивановский гидроузел, откуда часть стока реки перенаправлялась в Северо-Крымский канал. Таким образом водой предполагалось обеспечить, в частности, жителей Керчи и сельскохозяйственные территории на севере Крыма. Дополнительно в районе Джанкоя и Нижнегорского было сделано несколько артезианских скважин, которые были призваны дать около 200 тысяч кубометров воды в сутки для более чем 400 тысяч жителей. Планировалось, что все эти шаги позволят удовлетворить основные потребности крымчан. Крымские проблемы с водой Однако в 2018 году полуостров столкнулся с первыми проблемами. Символом экологической трагедии стало пересыхание Биюк-Карасу — главной реки этого региона. Также оказалось, что бурение артезианских скважин приводит к снижению уровня грунтовых вод, а, как следствие, к засолению почв. Ситуация в этой сфере продолжает ухудшаться. Зима выдалась теплой, поэтому не было снега, благодаря которому водой оказывается обеспечена южная часть полуострова, а весной, в свою очередь, шло мало дождей. Как сообщает крымский комитет по водному хозяйству и мелиорации, уровень воды в водохранилищах, снабжающих населенные пункты на юге, слишком низок. Фронтовое водохранилище, из которого воду берет Феодосия, в середине апреля было заполнено на 4,2%, Бахчисарайское — на 22,9%, Симферопольское — на 29%, Чернореченское (из него вода поступает в Симферополь) — на 51%. Ситуация осложняется из-за отсутствия осадков, в апреле в Крыму их выпало всего 25% от многолетней средней нормы. В связи с этим крымскому руководству пришлось с 15 мая вводить ограничения на поставку воды населению. По официальным данным, Республика Крым приобрела с 2015 года 20 тысяч новых жителей, а Севастополь (как отдельный субъект) — 50 тысяч. Это в основном кадровые военные и люди, связанные с российским аппаратом безопасности. Увеличение населения ведет к увеличению объема потребления воды, при этом до наплыва приезжих из России, ее уже не хватало. Решения для Крыма Реальных путей к изменению гидрологической ситуации на полуострове два. Первый — это восстановление Киевом подачи воды в Северо-Крымский канал. Против такого шага, однако, выступает украинское общество, в первую очередь жители Херсонской области. В последнее время появляются сигналы о том, что Россия и Украина могут придти к договоренностям по вопросу поставок воды. В свое время Москва хотела включить этот элемент в переговоры в рамках минского формата. Однако согласие на возобновление работы канала стало бы для Киева имиджевым провалом, который грозит обернуться вспышкой общественного недовольства. Решением могла бы стать негласная «приватизация» части канала, но это потребует многомиллионных финансовых вложений. Существующая инфраструктура как на украинской, так и на российской стороне находится в плачевном техническом состоянии. На фотографиях можно увидеть, что разрушения зашли уже очень далеко. Второй путь — это обеспечение полуострова обильными осадками, однако, такое не под силам даже российскому государству. К несчастью Москвы, наблюдаются противоположные климатические явления. С каждым годом на полуострове идет все меньше дождей, а зимой все чаще устанавливается теплая погода с небольшим количеством осадков. В России появляются также концепции строительства водопровода из Кубани, но этот регион в последнее время сам страдает от засух, и перекачка воды оттуда в Крым может обернуться негативными экономическими и общественными последствиями. Итог Дефицит воды в Крыму, несмотря на старания российской администрации, становится все более ощутимым. Водохранилища в южной части полуострова, в которых накапливалась стекавшая с гор вода, пересыхают, как и текущие через Крым реки. Массовое бурение артезианских скважин, в свою очередь, не служит намеченной цели, поскольку из-за них со временем происходит засоление и деградация почв. Крым — важная точка на туристической карте россиян, власти активно приглашают их туда, подчеркивая, что это российская территория. Москва инвестировала огромные деньги в то, чтобы полуостров стал центром российского туризма, но проблемы с водой не побуждают выбирать его в качестве места для отдыха. Таким образом крымские проблемы становятся федеральными. Двум миллионам человек, живущим в степном регионе, будет требоваться все больше внимания Москвы. На проекты, связанные с очисткой и сохранением воды потрачены уже миллиарды рублей, но если принятые меры не помогут, Кремль от бессилия может пойти двумя путями: попытаться договориться с Киевом или силой получить те территории, которые позволят запустить подачу воды на полуостров. Ни один из этих вариантов не выглядит с точки зрения киевского руководства приемлемым. Оригинал публикации: Marszałkowski: Krym usycha pod okupacją https://inosmi.ru/politic/20200529/247523476.html
×