Jump to content

мое мнение

Пользователи
  • Content Count

    692
  • Joined

  • Last visited

About мое мнение

  • Rank
    Ёж просвещённый

Информация

  • Пол
    Мужчина
  • Проживает
    Ростов-на-Дону

Recent Profile Visitors

3,137 profile views
  1. ЗАВЕЩАНИЕ СТАЛИНАПосле моей смерти много мусора нанесут на мою могилу, но придёт время и сметёт его.
  2. Это Фрауенкирхе (Собор Божьей матери). Очень солидный и аскетичный. На полу веден след от "ноги дьявола", который пытался войти в храм.
  3. „В первую очередь это касалось нас, студентов. Мы танцевали, пели и праздновали“. По сути „Евромайдан“ в первые дни был, прежде всего, студенческим движением." У знакомой дочка-студентка во время зимних каникул 2014 года поехала в гости к подружке в Киев и тоже участвовала в "Майдане" - пела, танцевала, веселилась! А когда вернулась домой вдруг "заболела"! Врачи диагностировали ломку.
  4. Нет, ну сто человек для переговоров явно многовато!
  5. 7 место: Мюнхен Сказочная столица Баварии оказалась в нашем списке на седьмой позиции. Наряду со всеми своими достоинствами и плюсами, Мюнхен греется в лучах солнца 1681 час в году. И тогда Английский сад заполняется людьми, на реке Изар собираются компании на гриль-вечеринки, а в Айсбахе спортсмены тренируют свои навыки в серфинге. Да мало ли чем можно заняться в Мюнхене в солнечный день! Жил в Мюнхене с февраля по май. Тепло стало только в мае. Февраль и март - постоянно дождь со снегом и ветер. Нет, ну в пивной то всегда тепло и уютно!
  6. Когда Когда в 90-х в Германию приехала туева хуча евреев из бывшего СССР, 70% которых не работали и жили на социальную помощь - это было хорошо, а когда беженцы из разваленных Западом стран Африки и Ближнего востока - это очень плохо!
  7. old.memo.ru Арсений Рогинский о молчании историка
  8. А.Б. Рогинский - российский историк, правозащитник, основатель и председатель правления правозащитного и благотворительного общества «Мемориал»:---------------------------- "Вопрос ведь не в том, как историк исследует свой предмет – надеюсь, честно и независимо. Подразумевается, что никто на его работу не должен влиять. Но вот он завершил исследование, и уже есть результаты. Трудности возникают при представлении этих результатов обществу. Именно в этот момент, если уж говорить о моей практике, мне не раз приходилось затыкаться, умалчивать, практически готовые работы класть куда-то в далекий ящик, где некоторые из них до сих пор так и ждут своего часа. Приведу пример. В начале 90-х я довольно много занимался статистикой советского террора. Изучил огромное количество отчетных «простыней» о терроре за все годы, из разных регионов Советского Союза. Статистика у нас всерьез начинается с 1921 г., до 1921 г. сохранились только разрозненные обрывки. А, начиная с 1921 года – огромные папки. Году в 1994-м я все изучил, все расписал и сложил. Дальше – нужно было публиковать. Я посмотрел на свои цифры... Вокруг меня во внешнем мире существуют люди, мнение которых важно для меня: существует традиционное интеллигентское общественное мнение, и, что самое главное, мнение бывших заключенных, которых в 1994 г. в живых еще оставалось очень много. И они мерили наши жертвы за всю историю террора какими-то совершенно немыслимыми цифрами, десятками миллионов. А по моим подсчетам за всю историю советской власти, от 1918 до 1987 года (последние аресты были в начале 1987-го), по сохранившимся документам получилось, что арестованных органами безопасности по всей стране было 7 миллионов 100 тысяч человек. При этом, среди них были арестованные не только по политическим статьям. И довольно много. Да, их арестовали органы безопасности, но органы безопасности арестовывали в разные годы и за бандитизм, контрабанду, фальшивомонетничество. И по многим другим «общеуголовным» статьям. Под все эти цифры есть папки с документами. В ежегодных отчетах органов безопасности значится: привлеченных – столько-то, в том числе с арестом, в том числе без ареста. Дальше начинается таблица движения арестованных. Прошло по законченным следственным делам – столько-то, в том числе, передано на особое совещание – столько-то, передано в суды и трибуналы – столько-то. В несудебные органы – столько-то. Бежало, умерло – вся статистика. Побегов, кстати, было очень мало. И вот цифра итоговая – 7 миллионов. Это за всю историю советской власти. Что с этим делать? А общественное мнение говорит, что у нас чуть ли не 12 миллионов арестованных только за 1937-1939-й. И я принадлежу этому обществу, живу среди этих людей, я их часть. Не советской власти часть, не российской демократии, а этих людей. Просто точно знал, что, во-первых, не поверят. А, во-вторых, для круга, к которому я считаю себя принадлежащим, это значило бы, что все, что нам говорили о цифрах до этих пор вполне уважаемые нами люди, неправда. И отложил я все свои вычисления в сторону. Надолго. А потом уж (через годы) вроде уже можно было публиковать, а времени не нашлось..."
  9. Вообще-то Пончик в результате вращивания в капитализм попал на остров дураков!
  10. Местные все уедут, останутся одни русские. А земля это наша! Можно, впрочем, оставить несколько эстов - для экзотики!
  11. А потому, что Советского Союза не стало.
  12. Это он ещё не взялся описывать Италию, особенно южную. Вот где мрак. Я испытал шок прошлой осенью на Сицилии!
×