Jump to content
О фейках и дезинформации Read more... ×

Marna

Пользователи
  • Content Count

    979
  • Joined

  • Last visited

Posts posted by Marna


  1. zkv сказал(а) 11 часов назад:

    ГЛАВА XV

    О том, как Меджнун покинул Науфаля, удалился в степь, встретил Зейда и тот, сочувствуя горю Меджнуна, отправился к стоянке племени Лейли

      Показать контент

    Кто разукрасил чистую тетрадь, —

    Слова такие пожелал избрать:

    Гадали соплеменники Лейли:

    «Зачем бойцы противника ушли?

    О, что же тут содеял Науфаль?

    Не хитрость ли затеял Науфаль?

    Так близок он к победе был уже!..»

    Решили: надо быть настороже,

    В другой степи разбить решили стан,

    Сказав: «Уходит в Мекку караван…»

    Меджнун, держа за повод скакуна,

    В степи с утра скитался до темна,

    И путника нежданно встретил он.

    Клеймо скорбей на нем заметил он.

    И, горем незнакомца огорчен,

    Спросил Меджнун, о чем тоскует он?

    И молвил тот: «О господин! Твой раб —

    Несчастнейший, презреннейший араб.

    В такую впал я страшную нужду,

    Что нищенскую жизнь в степи веду,

    У всех я подаяния прошу,

    Дневного пропитания прошу.

    Мое пристанище — народ Лейли,

    Мне служит ложем пыль его земли.

    Голодной я обременен семьей.

    Зовусь я Зейдом, жалок жребий мой.

    Когда Меджнуну преданным слугой

    Стал Науфаль, чтоб кровь пролить рекой,

    Когда на стан Лейли повел он рать, К

    огда, войну прервав, ушел он вспять, —

    Решил народ Лейли, что здесь — обман,

    Что Науфаль поймает всех в капкан,

    Что рано веселиться и плясать,

    Что возвратится Науфаль опять,

    Что здесь опасно ночевать сейчас,

    Что надо перекочевать сейчас!

    И вот над миром пролита смола,

    Легла густая мгла, ночная мгла, —

    И я заснул. Проснулся — стан исчез,

    И только пыль восходит до небес!

    И я пошел, чтоб к племени примкнуть,

    Но мне внезапно преградили путь

    Два всадника: они, в тряпье худом,

    Сидели на верблюдице верхом.

    У Науфаля бранный гнев затих, —

    Он отпустил всех воинов своих,

    И эти тоже ехали домой…

    И вот они мешок забрали мой, —

    Хранился промысел мой нищий там:

    Немного было черствой пищи там

    И два дирхема, и один дирхем

    Зашит… И воры завладели всем!

    Упал я под ударами бича,

    А воры надо мной стоят, крича:

    «Где спрятал ты свое добро, скажи!

    Вернись назад и место покажи!»

    И долго так тиранили меня,

    Измучили, изранили меня,

    И вот разбойники умчались вскачь,

    И в том узрев удачу из удач,

    Поспешно я пошел степной тропой,

    Столкнулся неожиданно с тобой.

    Но если ты такой же вор и тать,

    Как эти всадники, — то должен знать:

    Пуст мой карман, и все мое добро —

    Моей души правдивой серебро!»

    Меджнун заплакал, выслушав рассказ.

    Сказал: «О друг мой! Ранен ты сейчас,

    Ты нищ, и по душе пример твой мне,

    Отрадно за тебя стать жертвой мне!

    Когда от Науфалевых людей

    Ты пострадал или другой злодей —

    Меджнун — виновник всех твоих обид,

    Так знай: Меджнун перед тобой стоит!

    Ты нищий, ты валяешься в грязи?

    Возьми же меч, Меджнуна порази

    И надвое Меджнуна рассеки,

    И разруби ты сердце на куски!

    Пугает злодеяние тебя?

    Но я прощу заранее тебя!..

    Ты деньги потерял из-за меня?

    Возьми в замену моего коня!

    Ограблен ты бесчестными людьми?

    Взамен своих вещей мои возьми!»

    Меджнун своим добром не дорожил.

    Одежды снял, пред Зейдом их сложил,

    Подвел к нему лихого скакуна

    И все доспехи подарил сполна,

    И ноги он поцеловал ему

    И молвил: «Смерть я за тебя приму!

    Когда от горестей своих вдали,

    Ты вновь достигнешь племени Лейли, —

    Как я скажу, где я найду слова:

    Привет, мол, передай Лейли сперва,

    Такая-то, мол, и такая весть…

    О, на какой язык мне перевесть

    Мою печаль и боль! Здесь нужен крик,

    Другой, не человеческий язык!

    Судьбою равен ты моей судьбе,

    С мольбою обращаюсь я к тебе:

    За племенем Лейли иди всегда,

    Куда пойдет Лейли, пойди туда,

    Ляг на пороге у ее дверей,

    Не поднимая головы своей,

    И прахом стань перед ее дверьми,

    И душу раздели между людьми!

    А если жаль тебе души своей, —

    Мою возьми, вынь сердце поскорей,

    И душу растопчи пред нею сам,

    И сердце брось на растерзанье псам!»

    От этих слов, от этих горьких дум

    Расстроенный пришел в расстройство ум,

    И Зейда эти речи потрясли.

    Меджнуну поклонившись до земли,

    Сказал: «Избранник дней, ты — светлолик!

    Как знаменье Корана, ты велик!

    В ночи разлуки, в этой мгле сырой,

    Лейли сияет утренней зарей!

    Она заря твоей надежды. Нет,

    То — солнца вечного нетленный свет!

    Так от любви к тебе она слаба,

    Что сказкой сделалась ее судьба.

    Лишь о тебе твердят ее уста,

    В ее душе — лишь о тебе мечта.

    Я о тебе доставлю повесть ей, —

    Душою станет эта новость ей!

    И счастье госпожи в отраду мне, —

    Она двойную даст награду мне.

    Прикажешь — передам Лейли привет,

    Прикажешь — принесу тебе ответ,

    Отныне и во сне, и наяву

    Желаньем двух влюбленных я живу!»

    Сказал Меджнун, надеясь и томясь:

    «Для ран моих твое дыханье — мазь!

    О друг моей души, товарищ мой!

    Я разлучен с Лейли, и я немой.

    Ты просишь слов? Не знает слов язык,

    Из-за Лейли я говорить отвык.

    Ступай. Одежды верности надень,

    Да будет бог с тобою каждый день».

    И Зейд на скакуна вскочил тогда

    И скрылся, как летящая звезда.

    Помчался к племени Лейли скакун,

    И в ту же сторону пошел Меджнун.

    Не шел он, — сами ноги привели

    К стоянке прежней племени Лейли…

    О ветер из жилья любви! Спеши,

    Неси благоухание души!

    Я задохнусь, паду я на ветру!

    Нет вести о любимой? Я умру!

     

     

     

    Спойлер

    Вот, вроде, уже понятно, что не быть им вместе, а успокоения нет, смирения нет:

    zkv сказал(а) 11 часов назад:

    Нет вести о любимой? Я умру!

     

    Эт что же, автор нам дает надежду?  надежду на воссоединение двух сердец?   Ах,  как хотелось бы!!!

     

    Накал страсти не утихает, любит и разрывается сердце:

    zkv сказал(а) 11 часов назад:

    О, на какой язык мне перевесть

    Мою печаль и боль! Здесь нужен крик,

    (язык повествования не перестает меня восхищать,  вроде и простые слова, а  заставляют прочувствовать боль разлуки героев,  как свою собственную...   )

     

    Расстояние - не помеха для настоящих чувств? Мне кажется автор нас к этому подводит.  Любые весточки друг от друга будут согревать души и примерять с действительностью:

    zkv сказал(а) 11 часов назад:

    О ветер из жилья любви! Спеши,

    Неси благоухание души!

     

    zkv сказал(а) 11 часов назад:

    Она заря твоей надежды. Нет,

    То — солнца вечного нетленный свет!

     

    zkv сказал(а) 11 часов назад:

    Лишь о тебе твердят ее уста,

    В ее душе — лишь о тебе мечта.

     

     

    Как то печально и грустно, жалко наших героев... Думаю, время уймёт боль  разлуки, и к ним вернётся способность видеть, как прекрасен этот мир:

     

    IMG-20220814-WA0035.thumb.jpg.9f0db5d0dff30e768f5aaaa1d554f112.jpg

     

    IMG-20220814-WA0036.thumb.jpg.5b2e72a32b35469734ac2aca2a0a7c44.jpg

     

    IMG-20220814-WA0037.thumb.jpg.7bac430ec270a7d783339119d26a90ac.jpg

     

    :girl_smile:

     

     

    • Thanks (+1) 1

  2. yaston сказал(а) 6 часов назад:

    ГЛАВА XIV

    О том, как отец Лейли, поняв, что его ждет поражение, решает убить свою дочь, и тогда Меджнун, который увидел во сне это злодейское намерение, просит Науфаля прекратить войну

      Показать контент

     

    Спойлер

    Зря я страшилась...   Общее впечатление от прочитанной главы оказалось благостным.

     

    yaston сказал(а) 6 часов назад:

    Сочувствует другим тот, кто влюблен:

    Великодушье — вот любви закон!

     

     -  вот это личностное качество ГГ укрепило веру мою в человеков. 

    Пожертвовать своими интересами ради другого  - благородно, хоть и звучит пафосно. 

    Забота о благополучии любимой, бескорыстная самоотверженность с попранием (полным) своих чаяний  - достойно восхищения,    и я преклоняюсь поступку Кайса (рука никак не поднимается назвать его Меджнуном).

     

    Страсти сердце покусали конечно же:

     

    yaston сказал(а) 7 часов назад:

    Иглой стрелы одежду ей сошью,

    Нужна ей хна? Я кровь ее пролью,

     

    yaston сказал(а) 7 часов назад:

    Она — мне дочь, и потому хочу,

    Чтоб ветер смерти погасил свечу,

    Чтоб осень разорила этот сад,

     

    Брр... но автор силён, его словообраз проникает до мозга костей, одаривает всплеском эмоций  - за что его благодарю.

     

     

    и..

    yaston сказал(а) 3 часа назад:

     

    :kolobok_confused:

     

    Спойлер

    Сколь кратно не упомнила,  но один раз точно обратила внимание даже посмотрела куда ведет ссылка...     Но.. но.. но..     В книжном магазине точно бы прошла мимо.    Фантастика и фэнтези - совсем не моя стезя.

     

    Всё, где необходимо задействовать образное мышление,   -   сложно,  абстракция даётся с трудом  (большим и даётся ли - ещё вопрос ).    Круг интересов в рамках предметно-действенных умозаключений   :pardon:   -  там, где всё конкретно,   определенно,   практично.

    Поэтому реалистичная проза с детективом, любовный роман с историей  (совсем чуть-чуть чтоб)  - наши тропы...

     

    Но мир переменчив...  вот захотелось же открыть Толкина,  может и распробую вкус фэнтези...

     

     


  3. :girl_in_dreams:

     

    Спойлер

    Дождь ноет уже который день, настроение:

    yaston сказал(а) В 21.08.2022 в 07:31:

    Печалью мне объявлена война.

     

    а краткое описание последующей главы:

    yaston сказал(а) 1 час назад:

    ГЛАВА XIV

    О том, как отец Лейли, поняв, что его ждет поражение, решает убить свою дочь, и тогда Меджнун, который увидел во сне это злодейское намерение, просит Науфаля прекратить войну

     

    вообще ужасает!   может и не открывать спойлер, и не читать... дабы уныние не усугублять...

     

    А тут ещё,  не помню кто,  подсунул   порекомендовал  "Симфония...."  - увлеклась, дочитала...   нестерпимо возникло желание погрузиться во вселенную  Толкина, уж больно завораживающе  описаны тайны его мира... Что-то из его произведений,  конечно, прочитано , где-то фильмом посмотрено...  но не системно,  да и подзабылось порядком.

     

    Ладно, вздохнем, прогоняя печаль, и  читаем дальше, книга открыта...  кофе в помощь, да и солнце начало  тучи прогонять...

     

     


  4. yaston сказал(а) 9 часов назад:

    ГЛАВА XII

    О том, как Меджнун порвал нити дружбы с людьми, подружился с дикими зверями и встретил в пустыне полководца Науфаля

      Показать контент

    Кто эту быль узнал из первых рук,

    Свои слова в такой замкнул он круг:

    Когда прошли паломничества дни,

    Познало племя горести одни.

    Отец в оцепененье вскоре впал,

    В неописуемое горе впал,

    Отчаялся безумного спасти,

    Вернуть его с безумного пути,

    И так, в слезах, решил о сыне он:

    Как знает, пусть живет отныне он!

    И вот Меджнун скитается в горах,

    В глухих степях, где зноем выжжен прах,

    Куда идет? Не скажет, не поймет, —

    Толкает сила некая вперед!

    У слабого покоя боле нет,

    Желанья нет и доброй воли нет.

    Измученный, бредет в жару, в пыли,

    Одно лишь слово говорит: «Лейли!»

    Окинет землю с четырех сторон, —

    Одну Лейли в сиянье видит он.

    Вообразит он только лик ее —

    И стройный стан уже возник ее.

    И думает тогда Меджнун: «Хвала!

    На кипарисе роза расцвела!»

    Он о Лейли слагает сто стихов,

    Сто редкостных газелей — жемчугов,

    Всем рифмам красота Лейли дана,

    Лейли во всех редифах названа!

    И в каждом слове страсть к Лейли звенит,

    И в каждом звуке власть любви пьянит.

    И строчек падает жемчужный ряд, —

    Они обрадуют и огорчат:

    Для горя — сладость вспомнить о Лейли.

    Рыдает радость, вспомнив о Лейли.

    И каждый стих — великий чародей,

    Смятенье сеет он среди людей,

    Унылому дарит надежду вновь,

    Вселяет в равнодушного любовь.

    Когда блеснет в мозгу Меджнуна свет, —

    Он — дивных слов кудесник, он — поэт;

    Войдет безумие в свои права, —

    Он говорит нелепые слова,

    Бессмысленно другим внимает он,

    И сам себя не понимает он.

    Испепелен тоской великой он,

    И как бы стал пустыней дикой он.

    Рыдает горько без кручины он,

    Смеется звонко без причины он.

    Плоть без души, — он скорбною тропой

    Бредет, весь в синяках, избит судьбой.

    Опомнится на миг Меджнун, — и страх

    Войдет в него, он завопит: «Аллах!»

    Но странника спасительный испуг

    Бесстрашная любовь прогонит вдруг…

    Он плакал, как ребенок, он кричал,

    И долго отзвук в горной мгле звучал.

    В песках он высохшим растеньем был,

    Отца и мать забыл, себя забыл.

    Он муку сделал спутницей своей,

    И скуки не знавал он без людей.

    Он яства и питье забыл давно,

    Он самоистязанья пил вино.

    Он шел и шел, куда — не зная сам:

    Подобен путь безудержным слезам.

    Людей чуждался в страхе странном он,

    Пугливым сделался джейраном он.

    Он жил в степи, животных не губя:

    Природу пса он вырвал из себя.

    И вот газельи дружат с ним стада,

    Он окружен газелями всегда,

    Он с ними разговаривает вслух, —

    Газелей диких он теперь пастух.

    Газелей на руки порой берет,

    Одну целует в лоб, другую в рот.

    Дика пустыня, и земля тиха,

    И волки, как собаки пастуха.

    И гибель ожидала бы его,

    Но бог услышал жалобы его.

    В пустыне пребывал глава племен.

    Был Науфаль и честен и умен.

    Среди арабов редкостью он был.

    Повсюду славен меткостью он был.

    Владел он луком и мечом владел,

    Расширил он земли своей предел…

    Охотился однажды Науфаль,

    Попали ловчие в глухую даль.

    Охота всю пустыню потрясла:

    Газелям вкруг Меджнуна нет числа,

    И всякая спешит к Меджнуну дичь,

    Охотничий заслышав страшный клич.

    Пернатых стаи и стада зверей

    Меджнуна просят их укрыть скорей.

    «От гибели спаси ты!» — просят все,

    Убежища, защиты просят все…

    И странным происшествием таким,

    Противным всем обычаям людским,

    Был Науфаль безмерно удивлен:

    «Что это означает? — молвил он, —

    Я, кажется, в своем уме вполне!

    Благоговение внушает мне

    Событие, украсившее свет!

    Вы тоже это видите иль нет?»

    И несколько нашлось людей таких,

    Которые слыхали от других,

    Какая губит юношу печаль.

    Их выслушав, заплакал Науфаль:

    И он путем любви когда-то шел,

    И он блуждал в пустыне бед и зол!

    Границ не видит горю своему,

    Охота опротивела ему,

    Сказал: «О дивный эликсир — любовь!

    Ты молнией сжигаешь мир — любовь!

    Когда ты сердце жертвой изберешь,

    Войти не смеет в это сердце ложь.

    Вот рядом человек и дикий зверь,

    И зверь к нему ласкается теперь.

    Любовь! Столь чистым сделало твое

    Могущество Меджнуна бытие,

    Что звери в нем не видят свойств людских!

    Избавился Меджнун от свойств дурных,

    Лишился человеческого зла, —

    И сразу дикость у зверей прошла!

    Друзья! Не будем обижать зверей

    И лук и стрелы бросим поскорей,

    Собачьих свойств довольно в нас и так, —

    Покрепче привяжите всех собак!»

    И Науфаль, такой отдав приказ,

    К несчастному приблизился тотчас.

    Хотя в стада животных страх проник,

    Меджнун остановился все ж на миг,

    Приязнью к неизвестному влеком,

    Как будто был он с ним давно знаком.

    И Науфаль сказал ему: «Привет!»

    И поклонился юноша в ответ

    И молвил: «О, таким же будь и впредь!

    Благословенье — на тебя смотреть,

    И весь ты — солнце дружбы и любви,

    Сияют верностью глаза твои.

    Но странно мне: в довольстве ты живешь,

    С толпой невежественной ты не схож,

    Ты сыт, и людям голод не грозит, —

    Зачем твоя стрела зверей разит?

    Или других не знаешь ты забав,

    Или мучений требует твой нрав?

    Кто вправе кровь напрасную пролить

    Лишь для того, чтоб душу веселить?

    Наступишь на колючку в поле ты,

    И закричишь от сильной боли ты.

    Зачем же натянул обиды лук?

    Зачем готовишь зверям столько мук?

    Животным тоже душу дал аллах, —

    Дыханье бога есть и в их телах.

    Не будь убийцей. Стань душой добрей,

    Безвинных ты не истребляй зверей».

    И Науфаль, услышав эту речь,

    Пред ним не постыдился наземь лечь

    И молвил так, поцеловав песок:

    «О ты, чей дух воистину высок,

    Ты, непохожий на других людей, —

    Моей душой отныне ты владей!

    Я понимаю все твои слова

    И принимаю все твои слова.

    Не буду я преследовать стада:

    Себя убью, а зверя — никогда!

    И речь твоя в душе моей жива,

    Но выслушай теперь мои слова».

    Сказал Меджнун: «О чистый свет зари,

    Благословенный свыше, — говори!»

    И Науфаль ответствовал: «О ты,

    Кто стал примером вечной чистоты,

    О ты, кто показал мне правый путь,

    Сказав: «Вражду к беспомощным забудь», —

    Ты покорил мой разум навсегда,

    Беспомощным не причиню вреда.

    И я стремлюсь к сиянью твоему,

    Но я дивлюсь деянью твоему.

    Наперекор обычаям, пойми,

    Ты зверям другом стал, порвав с людьми.

    Ласкаешь ты зверей, людей боясь.

    Ужель тебе с людьми противна связь?

    Творения светило — человек,

    Предвидения сила — человек!

    Дрожа перед породою людской,

    Ужель среди зверей обрел покой?

    Я знаю, по какой причине ты

    Покинул мир, живешь в пустыне ты:

    Одной розовощекой ты смущен,

    Одной огненноокой ты сожжен.

    Но если так, прошу тебя: покинь

    На время некое зверей пустынь,

    И погуляй со мною в тех местах,

    Где ты навек запутался в сетях,

    Где дни твои в силке любви прошли!

    Хочу с тобой соединить Лейли;

    Благословит судьба такую цель, —

    В одну вас положу я колыбель.

    Нам не помогут просьбы и казна, —

    Поможет нам священная война.

    Подарки, деньги могут всех привлечь.

    Чего не скажет злато, скажет меч.

    Поможет нам небес круговорот, —

    Найду я деньги, соберу народ,

    Все мыслимые средства приложу,

    Но этот узел бедствий развяжу,

    А если будет против нас господь, —

    Твою беду сумею побороть:

    Тогда я сыном сделаю тебя,

    Твой светлый ум и сердце возлюбя.

    Но только ты друзей своих оставь,

    Животных диких и ручных оставь!

    Одной породы — люди все, поверь,

    Природы разной — человек и зверь!..

    Коль встреча с ней — желание твое,

    Так приложи старание твое!»

    При слове «встреча» задрожал Меджнун,

    И слез горячих побежал Джейхун.

    От радости страдалец ослабел,

    От слабости скиталец онемел,

    Улыбка на устах, в глазах вода…

    И так заговорил Меджнун тогда:

    «На все твои слова, мой старший друг,

    Был у меня готов ответ, но вдруг

    Ты слово «встреча» произнес, и мне

    Все чуждым стало в дикой стороне,

    И в мыслях отошел я от всего.

    О, если обещанья твоего

    Тебе не даст исполнить рок людской, —

    Пусть служит голова моя ногой

    Прославленному твоему коню,

    Лицом своим — копыто заменю!»

    И так друг другу выказав почет,

    И видя, как друг к другу их влечет,

    Обрадовались близости своей,

    Один другого полюбил сильней,

    И тот, кто подал о свиданье весть,

    Меджнуна взять с собой почел за честь…

     

    * * *

     

    О ты, кто в жертву дал себя принесть

    Разлуке! Слышишь о свиданье весть?

    Пусть не дождется встреч твоя душа,

    Но даже весть о встрече — хороша!

     

     

    :girl_smile:

    Спойлер

     

    yaston сказал(а) 9 часов назад:

    Пусть не дождется встреч твоя душа,

    Но даже весть о встрече — хороша!

     

    Да, надежда окрыляет,  даже если исполнение    желаемого маловероятно.....     но какое-то время она дает уверенность...  и ты не скатываешься в пучину  уныния..  Конечно надежда может быть иллюзией, нашим заблуждением... но об этом мы узнаем потом, а сейчас  мы верим, что нашим чаяниям сбыться... Позитивное мышление - подспорье в борьбе с трудностями.

     

    Вот и наш Кайс воспрял:

    yaston сказал(а) 10 часов назад:

    При слове «встреча» задрожал Меджнун,

    И слез горячих побежал Джейхун.

    От радости страдалец ослабел,

    От слабости скиталец онемел,

    Улыбка на устах, в глазах вода…

     

    надежда должна послужить импульсом для некоего делания, чтоб мечта в реальность превратилась:

    yaston сказал(а) 10 часов назад:

    Коль встреча с ней — желание твое,

    Так приложи старание твое!»

     

    Появилась надежда, что влюблённые соединятся, но способ достижения настораживает:

    yaston сказал(а) 10 часов назад:

    Чего не скажет злато, скажет меч.

     

    Кровищ не хотелось бы...

     

     


  5. yaston сказал(а) 7 часов назад:

    ГЛАВА XI

    О том, как отец Меджнуна повез его на паломничество в Мекку и как Меджнун привел в смятение паломников, поведав богу о своей сердечной муке

      Показать контент

    Кто мысли излагает без прикрас,
    Так начал удивительный рассказ:

    Когда страдалец, жертва всех скорбей, —
    Меджнун освободился от цепей,

    Когда, не разыскав безумца, в дом
    Вернулись посланные со стыдом, —

    Тогда в отца смятение вошло,
    На мать как бы затмение нашло.

    Они сидели, слабые, вдвоем,
    Они о сыне думали своем:

    Слова найдут — и тут же отведут,
    Возникнут мысли — тут же отпадут.

    И так они решили наконец:
    Всевышний лишь поможет нам творец!

    Мы нищим подаянье раздадим,
    Отыщем путь к отшельникам святым,

    Пусть дервиши помолятся в тиши
    Об исцелении больной души.

    Узнав о двух беспомощных сердцах,
    Нам сына, может быть, вернет аллах!»

    Нарочно ль время выбрали они,
    Но подошли паломничества дни.

    В пустыню вновь отправили гонцов,
    И найден был Меджнун в конце концов.

    Меджнун готов забыть для Кабы все.
    Да, Каба исцелить могла бы все!

    И, нищих одаряя без числа,
    Семья Меджнуна в Мекку понесла.

    И прибыли паломники в Харам,
    Увидели благословенный храм.

    На каменной основе он стоял:
    На непреложном слове он стоял!

    Благоговейным трепетом влеком,
    Безумец обошел его кругом,

    Издал безумец исступленный крик,
    Сказал: «О ты, владыка всех владык!

    Ты, говорящий мертвому «живи»!
    Весь мир бросающий в огонь любви!

    Ты, открывающий любви тропу!
    Сгореть велевший моему снопу![10]

    Ты, нам любви дающий благодать,
    Чтобы камнями после закидать!

    Ты, женщине дающий красоту,
    Из сердца вынимая доброту!

    Ты, утвердивший страсти торжество!
    Ты, в раковину сердца моего

    Низринувший жемчужину любви!
    Раздувший пламенник в моей крови!

    Испепеливший скорбью грудь мою, —
    Вот я теперь перед тобой стою!

    Несчастный пленник, проклятый судьбой.
    В цепях любви стою перед тобой!

    И тело в язвах от любовных ран,
    И тело режет горестей аркан,

    Суставы тела — грубые узлы,
    Душа сожженная — темней золы,

    Но все же я не говорю: «Спаси!»
    Не говорю: «Мой пламень погаси!»

    Не говорю: «Даруй мне радость вновь!»
    Не говорю: «Убей мою любовь!»

    Я говорю: «Огонь раздуй сильней!
    Обрушь трикраты на меня камней!

    Намажь мои глаза сурьмой любви!
    Настой пролей мне в грудь — самой любви!

    Да будет зной — пыланием любви,
    Да будет вихрь — дыханием любви,

    Язык мой — собеседником любви,
    А сердце — заповедником любви!

    Я загорюсь — пожару не мешай!
    Меня побьют — удару не мешай!

    Меня печалью, боже мой, насыть.
    Дай ношу скорби множимой носить!

    Мне люди скажут: «Вновь счастливым будь,
    Забудь свою любовь, Лейли забудь…»

    Бесчестные слова! Позор и стыд!
    Но пусть и тех людей господь простит.

    О, в кубок просьбы горестной моей
    Поболее вина любви налей!

    Два раза кряду предложи вина.
    Напьюсь любовным зельем допьяна.

    Великий бог! Мне жилы разорви,
    Наполни страстью их взамен крови!

    Души моей, аллах, меня лиши,
    Дай мне любовь к Лейли взамен души!

    О всемогущий! Смерть ко мне пришли, —
    Мне станет жизнью память о Лейли!

    Больному сердцу моему вели:
    Да будет сердце домом для Лейли!

    Великий бог мой, милости продли:
    Да будет вздох мой вздохом о Лейли:

    Лиши меня вселенной целой ты, —
    Мою любовь нетленной сделай ты!

    Когда, господь, изменят силы мне, —
    Врачом да будет призрак милый мне!

    Когда последняя наступит боль, —
    Сказать: «Лейли!» в последний раз позволь.

    Захочешь возвратить меня к живым, —
    Дай мне вдохнуть ее селенья дым.

    Геенну заслужил я? Раскали
    Геенну страстью пламенной к Лейли!

    Достоин места я в твоем раю?
    Дай вместо рая мне Лейли мою».
    * * *

    Когда мольбу любви Меджнун исторг,
    Привел он всех в смятенье и восторг,

    Оцепенели жители пустынь,
    И каждый повторял: «Аминь! Аминь!»

    Отец от горя разум потерял:
    Он всю надежду разом потерял.

    И Кайс безумным сделался опять,
    Утратив разум, перестал рыдать.

    Родные, слушая безумный бред,
    Решили так: «Пути к спасенью нет».

    И подняли его и всей семьей Они
    Меджнуна понесли домой…

    Водой любовный пламень не туши:
    Стать маслом ей дано в огне души.

    Хотели сделать слабою любовь,
    Но укрепилась Кабою любовь…
    * * *

    О ты, кто место Кабы посетил!
    Ты в свой восторг меня бы посвятил!

    Молясь творцу, меня воспомяни:
    Огнем любви себя воспламени!

     

    Вот же ж и главааа...:girl_sad:

     

    Спойлер

     

    yaston сказал(а) 8 часов назад:

    Оцепенели жители пустынь,

     

    Вот и я в  каком-то оцепенении и смятении пребываю от прочитанного...           Ошеломлена и растеряна...

    Прямо зловещим чем-то повеяло...      Брр.. захотелось от монитора скорее отодвинуться...

     

    yaston сказал(а) 7 часов назад:

    Издал безумец исступленный крик,

     

    Вся его молитва горький плач  души:

    yaston сказал(а) 8 часов назад:

    Душа сожженная — темней золы

     

    yaston сказал(а) 8 часов назад:

    Я говорю: «Огонь раздуй сильней!

     

    yaston сказал(а) 8 часов назад:

    Да будет зной — пыланием любви,
    Да будет вихрь — дыханием любви, 

     

    yaston сказал(а) 8 часов назад:

    Меня печалью, боже мой, насыть.
    Дай ношу скорби множимой носить!

     

    yaston сказал(а) 8 часов назад:

    Души моей, аллах, меня лиши

     

    Одержимость... как есть одержимость... Человек сам себе не принадлежит, какое то всеобъемлющее подчинение разума охватившей его страсти..    Как будто демон вселился в Кайса или управляет им на расстоянии...  Брр...ещё раз..

     

    yaston сказал(а) 8 часов назад:

    Молясь творцу, меня воспомяни:
    Огнем любви себя воспламени!

     

        ...нет,    подобного воспламенения не хочу,    ровного тихого горения  свечи достаточно...

    :girl_smile:

     


  6. ГЛАВА X

    О том, как Лейли, узнав о прибытии сватов, стала проливать кровавые слезы и мать ее заплакала, увидев страдания дочери

     

    Похоже, что этой главы тоже нет,  мне не удалось найти, а жаль, хотелось бы почитать.   Взаимоотношения мам и дочек  - тема  ух!    

    Автор нас заверяет, что   "...мама заплакала,  увидев страдания дочери."     Поэтому и я укрепляюсь в мнении, что между ними сформирована душевная близость и мама искренне разделяет горе дочери и стане ей убежищем,  где можно переплакать  боль , где тебя поймут-поддержат  и скажут: " Я рядом,   я с тобой,  крепись.."


  7. yaston сказал(а) 1 час назад:

    ГЛАВА IX
    О том, как Лейли увидел Ибн-Селлям, влюбился в нее, отправил сватов и получил согласие отца Лейли

      Показать контент

    ...интересно, интересно по прежнему..

     

    Спойлер

    С первых строк и такое великолепие стихосложения:

     

    yaston сказал(а) 1 час назад:

    Кто жемчуга блестящих слов низал,

    Увидел мысли блеск и так сказал:

     

    Сюжет повествования трагичен для   ГГ,   тягостен для сопереживающих    (мне)...     А вот такие   яркие словесные обороты   и,  создаваемые ими,  образы уравновешивают тяжелое, гнетущее   развитие событий,   служат   плечиком притуления,    помощи в час трудный.

     

    А вот и сила денег:

    yaston сказал(а) 1 час назад:

    И так как знатен был он и богат,

    Он жил, ни в чем не ведая преград…

     

    ... "не в деньгах счастье"    -   не люблю это выражение...   да, скорее всего,  деньги не приносят полного удовлетворения жизненного,  но уверенность дают, возможности расширяют, с ними спокойнее и  легче жить...  -  поэтому и работаешь, почитать некогда.

     

    И как подтверждение:

    yaston сказал(а) 1 час назад:

    Задумал исцелить себя скорей.

     

    yaston сказал(а) 1 час назад:

    И кинулся к сокровищам своим,

    И выбрал сто подарков дорогих,

     

    yaston сказал(а) 1 час назад:

    Я встречу, как родной отец, его,

    Да красит жемчуг мой венец его!

     

    взаимности он не купил, конечно же, и от её отсутствия пострадать придётся , но это его выбор :    "она будет моей! "   -    как приоритет в желаниях...

    Чувство всевластия, могущества, силы принесут внутреннюю удовлетворённость и он может быть и счастлив.

     

    И последнее четверостишие   (а оно есть в каждой главе как итог повествования отрезка) :

    yaston сказал(а) 2 часа назад:

    О ты, кто скрыт, но явен, кто в глазах

    Отсутствуя, присутствует в сердцах!

    Открыл ты пламя сердца небесам,

    Открой сиянье и моим глазам!

     

     -  это  утверждение силы любви,   несмотря на сопутствующие ей печали.

     

    :girl_smile:

     


  8. yaston сказал(а) 2 минуты назад:

    А Возиться склеивать компиляцию из трех текстов. Ну знаете, это только по заказу Дамсовета. У меня Рамаяна на носу. 

     

    По мне - не стоит оно того,  я,   т.с. ,  по диагонали пробежала Физули, у него акценты чуть другие, он усиленнее прописывает  чувства-чаяния-переживания ГГ, мне показалось затянуто-нудновато, но это на взгляд по диагонали...возможно полное прочтение и изменить моё мнение.   Конечно, сравнить все доступные повествования этой истории  было бы интересно, там вроде даже есть повествование от первого лица  - Кайса.... Но кто бы это сделал другой,  сама я,  должна признаться, сравнительные характеристики  составлять не люблю...

    СБ!  Рамаяна всё ж таки на носу... - день можно считать удачным:girl_smile:

    • Thanks (+1) 1

  9. yaston сказал(а) 36 минут назад:

    ГЛАВА VIII

    О том, как Меджнун пылал, словно огонь в печи, страдал, как птица в силке, и цепи расплавились от огня его сердца, и он удалился в степь

    Опять у Навои глава пропущена.

    Да и ничего страшного, с оглавления понятно - страдает человек сильно, все преграды преодолевает ради встречи с любимой.

    Почитаем следующую, думаю, нить повествования не потеряется.... Хотя, всегда печалят  выдранные с книги страницы.


  10. :cleaning-glasses:  тааак..

    Спойлер

    ... соединяем это:

    8673664-alvdis-rutien-bce-tayny-mira-dzh-p-r-tolkina-simfoniya-iluvatara.thumb.jpg.6f7b8fa0d720ebd7a9af9d3f61068306.jpg

    и это:

    yaston сказал(а) 1 час назад:

    немцы тоже ничо так бывают...

     

    ...и  делаем вывод  -    нас подводят к эпосу германскому...           :kolobok_cry: а   Рамаяна?!

    Нет-нет, ничего против симфонии не имею, познавательно, читается легко,  интересно,  надеюсь,  соберёт все мои разрозненные листочки познаний  легенд и мифов Средиземноморья..

    И немцы к душе...    Сказания  германские?... «Песнь о Нибелунгах»?  ...интересно...    согласна,   там только одно стихосложение с ног сбивает,  а  сюжет  закручен так, что никакой сантабарбаре не распутать - интриги ух и ах!...  битв-сражений многовато  -  это да,   но и любви место нашлось..      маловато совсем  ....    но есть:

     

    "...Кримхильда век не слышала отраднее известья.
    Оборкой платья белой, как первый зимний снег,
    Она смахнула слёзы с ланит, ресниц и век.
    Прошли её печали, рассеялась тревога,
    За что она была гонцу признательна премного.
    Кримхильда сесть велела посланцу на скамью
    И молвила сердечно: «Признательность мою —
    Вот всё, что дать в награду могу я вам, смельчак:
    Тому не нужно золота, кто им богат и так..."

     

    "...Под взором девы Зигфрид мгновенно вспыхнул весь
    И молвил, что слугою ей быть почтёт за честь.
    Поставив их бок о бок, её спросили вновь,
    Отдаст ли королевичу она свою любовь.
    Хоть долго стыд девичий ей сковывал язык,
    Не изменило счастье герою в этот миг:
    Сказала «да» чуть слышно в конце концов она,
    И тут же Зигфриду была женой наречена.
    Когда же были клятвы обоими даны
    В том, что друг другу будут они по гроб верны,
    Красавицу в объятья воитель заключил
    И поцелуй при всём дворе от девы получил..."       -  обворожительно.. очень.. согласна....      но обещана   Рамаяна .:girl_smile:

     

     

     

    • Thanks (+1) 1

  11. yaston сказал(а) 42 минуты назад:

    ГЛАВА VII

    О том, как отец Лейли, узнав о любви Меджнуна к своей дочери, разгневался на отца Меджнуна и тот заковал сына в оковы

      Показать контент

    Кто написал страданья книгу, тот

    Свое повествованье так ведет:

    И превратил круговорот времен

    Меджнуна имя в притчу для племен.

    Владыкам сильным, людям слабым всем,

    Известным сделалось арабам всем.

    И некто благосклонный, злобы враг,

    О нем отцу Лейли поведал так:

    «Был Кайс несчастный в племени Амир,

    Его способностям дивился мир.

    Разумен был он, сдержан был весьма,

    Но, кажется, теперь сошел с ума.

    Чуждается людей отныне он,

    Блуждает и вопит в пустыне он.

    Жалеют люди: «Бедный человек,

    Любовь свершила на него набег!

    Он словно грозной бурею влеком:

    Любовью к некой гурии влеком».

    Отец Лейли растроган был до слез.

    Он руку укусил и произнес: [8]

    «Ах, бедного хвалили столько раз,

    Его дурной, наверно, сглазил глаз.

    Ах, светлая погибла голова,

    Ум совершенный, дивные слова!

    Язык сладчайший всем понятен был,

    Он и моей душе приятен был.

    О, каковы страдания отца

    И матери! Разбиты их сердца!

    Каким огнем он мучим и палим?

    Душа объята пламенем каким?

    Какая роза в нем любовь зажгла?

    Какое племя для него кыбла?» [9]

    И некто молвил: «О дающий свет!

    Раз ты спросил, позволь держать ответ:

    В степи широкой множество племен, —

    Ни к одному из них не склонен он.

    Его любовь плоха иль хороша,

    Но в племени твоем — его душа,

    Но в племени твоем — весь мир его,

    Но в племени твоем — кумир его!

    В гареме целомудрия — душа.

    Лишь ветром целомудрия дыша,

    Она прекрасна, как весенний ток.

    Основа этой ткани и уток —

    Учтивый, скромный нрав… Но пробил миг,

    И вздох страдальца в сердце ей проник…

    В его очах — забвение всего.

    В его речах — свержение всего.

    Ты знаешь сам: он мастерства достиг,

    Отмечен высшим даром плавный стих,

    Но в каждой строчке — имя лишь одно,

    Не будет упомянуто оно.

    Сказал я. Сам теперь ты все поймешь

    И разум свой в советники возьмешь».

    И слушавший лишился вдруг себя.

    Как нитка, закрутился вкруг себя,

    Сначала даже слова не сказал,

    Ни доброго, ни злого не сказал,

    В ушах его стоял немолчный шум!

    Потом очнулся, успокоил ум

    И молвил так: «Ступай, вкушая мир.

    Скажи владыке племени Амир:

    «Такие речи недостойны нас,

    Я перед ними слух замкнул сейчас.

    Пусть говорит народная молва,

    Но ты гони подобные слова.

    Давно сыновний видел ты недуг,

    Ты должен был смирить строптивый дух.

    Знай, заслужил безумец одного:

    Цепь, только цепь — лекарство для него!

    Иль ты забыл могущество мое,

    И каково имущество мое,

    И как мое значенье велико?

    С тобой и сыном справлюсь я легко!

    Или тебе неведом больше страх?

    Я раздавлю, я превращу вас в прах!

    Запри Меджнуна, если он упрям!

    Не подпускай его к моим шатрам!

    Настойчив будет он в своих делах, —

    Тогда судьею станет нам аллах,

    Его тогда о милости моли:

    Я твой народ смету с лица земли!»

    Отправил с этим словом он посла:

    Война свой пламенный язык зажгла.

    Пришел посланец, долг исполнив свой…

    Поник родитель Кайса головой,

    Когда он смысл речей уразумел.

    Спасенья нет! Смириться он сумел,

    Согласье дал. Простился с ним посол…

    А весь народ в смятение пришел,

    Меджнуна люди бросились искать

    И плачущим нашли в степи опять,

    Как будто был покойник у него

    Или напал разбойник на него!

    Безумца притащили в отчий дом,

    Надели цепи на него потом…


    * * *
    О ты, чей жребий — звон стальных цепей,

    Гордись счастливой участью своей!

    Кто и в цепях сберег свободы пыл, —

    Свободу многим тысячам добыл.

     

     

    :girl_sad:от одного названия главы  зубы заныли....

     

    Спойлер

    ...какой-то беспросветный мрак, и за окном дождь в придачу ...  так себе утречко... одно спасение - кофе...горячий,  вкусный ... впрочем и холодный ничего так...

    есть-есть в жизни приятное, оно-то и поможет  прочтению  повествования...

     

    вот здесь я споткнулась:

    yaston сказал(а) 1 час назад:

    И некто благосклонный, злобы враг,

    а потом помыслилось:  "это из разряда  шпион-разведчик, стукач-осведомитель.."

     

    Далее:

    yaston сказал(а) 1 час назад:

    Разумен был он, сдержан был весьма,

     

    yaston сказал(а) 1 час назад:

    Ум совершенный, дивные слова!

    Язык сладчайший всем понятен был,

     

    yaston сказал(а) 1 час назад:

    Его способностям дивился мир.

     

    и тут нате:

    yaston сказал(а) 1 час назад:

    Но, кажется, теперь сошел с ума.

     

    это после того как:

    yaston сказал(а) 1 час назад:

    Любовь свершила на него набег!

     

    :kolobok_confused:

    это у нас что выходит?!... это чувство прекрасное или пагубное?!...  -   тут только поговорить с собой ...

    ....опять же я склоняюсь к "всё в твоих руках"   (это мое убеждение,    поэтому я и оцениваю всё через это стёклышко)...

    ...отступление... вернёмся... считаю,  чувство это преломляется через человека   -    кого-то любовь наполнит благостью, раскрасит мир ярчайше,  вдохновит и даст творческий толчок   (даже лишенная взаимности,  трубадуры подтвердят),   а другого погрузит в пучину страданий,  измотает и  лишит разума (Кайс-Меджнун).

    Что же это за личностные качества?   - что это за сила духа-характер-взгляды-убеждения-прочитанные в детстве книжки-или какая иная группа крови-съеденная конфета....    -    а кто его знает...  это  вопрос на подумать...

     

    Кроме любви автор затрагивает вопрос мезальянса,  неравенства социального....  а....    надоело о грустном...

     

    Великолепный слог повествования за руку держит крепко,  книгу закрыть не позволяет:

    yaston сказал(а) 2 часа назад:

    Но пробил миг,

    И вздох страдальца в сердце ей проник

     

    yaston сказал(а) 2 часа назад:

    Как нитка, закрутился вкруг себя,

     

    yaston сказал(а) 2 часа назад:

    «Ступай, вкушая мир.

     

    yaston сказал(а) 2 часа назад:

    Я перед ними слух замкнул сейчас.

     

    yaston сказал(а) 2 часа назад:

    Война свой пламенный язык зажгла.

     

    yaston сказал(а) 2 часа назад:

    Как будто был покойник у него

     

    ....  низко поклоняюсь умению владеть словом!

     

     

    • Haha 1

  12. yaston сказал(а) 4 часа назад:

    ГЛАВА VI
    О том, как соплеменники узнали об исчезновении Кайса, нашли его в песках пустыни, доставили домой и Кайс повсюду прослыл безумцем, Меджнуном

      Показать контент

    :girl_disagree:нет...такое кино мы не хотим...

     

    Спойлер

     

    Тягостно... тягостно читать... тягостно сопереживать героям..

    Гнетущее чувство от прочитанного, камнем сердце придавлено...

    Мучительно-безрадостное состояние Кайса вызывает сочувствие, жалко парня, что и говорить.

    Выходит, любовь - не такое уж прекрасное чувство?  ...Осподи,  щас договорюсь...    :handface:

     

    У героев любовь взаимная, но не реализованная во времени,  -  ситуация глубоко печальная.  Любить и страдать?  или постараться забыть и смириться?

    А это сугубо самостоятельный выбор, и не думаю, что советы изменят твёрдое решение человека...

     

    Любовь - чувство прекрасное, яркая и изумительная грань жизни, но не единственная... к счастью...

    Жить в грёзах?...  нет-нет- и нет... переболеть в слезах, в молитвах найти успокоение, сохранить теплые воспоминания, чуть грустные...

    ....и впустить в жизнь свою другие радости, может и не такие острые по накалу, но  тоже приносящие приятности. 

    Жизнь  великолепна, и кто сказал, что она не подарит новую встречу, пусть может и не такую чувственно острую, но душевно спокойную, тихо-доверительную...

     

    Пожалуй, я заслужила кофе...вот тоже зависима...:girl_smile:

     

    Только сейчас, перечитывая, заметила, что не процитировала ни одной строчки..

     

    • Thanks (+1) 1

  13. yaston сказал(а) 13 часов назад:

    ГЛАВА V

    О том, как Кайс направился в сторону племени Лейли, как он беседовал с собакой Лейли, а потом увидел свою возлюбленную

      Показать контент

    Кто воспевал страдальца бытиё,

    Так заставлял писать перо свое:

    Беспамятством, бессильем одержим,

    Не ведал Кайс о том, что стало с ним,

    И вот узнал, едва лишь ожил он,

    Как близких сердцу растревожил он.

    Родители стонали день и ночь,

    Не ведая, что делать, как помочь?

    Тот — юный лоб, вздыхая, целовал,

    Та — горестью убита наповал.

    И, все поняв, смутился Кайс тогда,

    Не знал, куда деваться от стыда,

    Глядеть в отцовские глаза не мог,

    В тоске лежал у материнских ног,

    И под ярмом позора своего

    Не поднимал он взора своего.

    Когда увидели отец и мать:

    В могилу Кайса может стыд вогнать, —

    Решили не расспрашивать его,

    Как будто не случилось ничего,

    Решили слова не сказать в укор,

    Чтоб мальчик позабыл про свой позор.

    И мыслили, вздыхая тяжело:

    «Быть может, наваждение прошло?

    Он станет сдержанней, горячий нрав

    Природой целомудренной поправ?

    Быть может, горести промчатся все?..»

    И так гадали домочадцы все:

    «Приснился юноше волшебный сон»,

    «Виденьем неким был он потрясен»,

    «Его с дороги сбил коварный див…»

    Никто не знал, что, пери всех затмив,

    Заворожила юношу Лейли, —

    И восвояси родичи пошли.

    И Кайс остался наконец один.

    Искал он горю своему причин.

    Искал он исцеленья своего,

    Алкал он избавленья своего.

    Тоске внезапной изумлялся вслух, —

    Метался беспокойный, слабый дух:

    Любви отдаться? От людей бежать?

    Но жалко покидать отца и мать.

    Найти покой среди домашних вновь?

    Но топчет сердце властная любовь!

    Так он страдал, пока рука небес

    Не сбросила на мир ночных завес.

    И войском горя был он побежден:

    Настала ночь — Лейли увидел он.

    Каков удел влюбленных — он забыл!

    И снегом убеленных он забыл

    Отца и мать, забыл недавний стыд,

    И вот уже к возлюбленной спешит.

    Не взял он волю в спутники себе,

    И разум не был другом при ходьбе.

    Он шел и падал, и вставал, и шел,

    И каждый шаг безумцу был тяжел.

    Валялся, как поклонники вина

    Валяются, напившись допьяна.

    И видит он становища огни

    И думает: «Меня сожгут они!»

    И сердце вдруг охвачено огнем,

    И мнится: искры заметались в нем…

    Вознес он к небу огненный язык,

    Открыл огню воспламененный лик,

    Как пышет пламенем зажженный куст,

    Он песню-пламя выпустил из уст:

    «Огонь, благословенный проводник!

    Ты в ночь печали предо мной возник.

    Я вижу: искры падают в траву, —

    Их звездами печали назову.

    Вознесся дым, как вздох твоей груди,

    Как цель, очерченная впереди.

    Лепешку спрятал ты в своей золе, —

    То месяц на заоблачном столе.

    Кто взглянет на тебя, тому сурьмой

    В глаза войдет летучий пепел твой.

    Но роза не глядела на очаг.

    Откуда ж цвет сурьмы в ее очах?

    Или решила стать сурьмой зола,

    Когда она в твои глаза вошла?

    Огонь! Горящий жар твоих углей

    Рубинов драгоценных мне милей:

    В нем вижу я — мне цвет багряный люб —

    Всепожирающее пламя губ!

    Нет, не венец — рубином, а венцом

    Украшен сей рубин: ее лицом!

    Ты в ночь заботы подал руку мне,

    Ты озарил в ночи разлуку мне.

    Как высказать, как я люблю тебя?

    Каким стихом я восхвалю тебя?

    И что тебе я, путник робкий, дам?

    Алоэ и сандал в растопки дам!

    Огонь! Тебе никчемных слов не дам:

    Луну и солнце я в жаровни дам!

    Огонь! Всегда будь на моем пути,

    Всегда свети, вселенной всей свети!..»

    Не кончил он, как ветер вдруг донес

    Протяжный лай: залаял в стане пес…

    Он скорчился, пошла по телу дрожь,

    И на собаку стал он сам похож.

    И стон его поднялся в вышину, —

    Не стон, а вой нарушил тишину.

    Как путник, потерявший караван,

    Взывает, страхом темным обуян,

    Следы читает сквозь кромешный мрак, —

    Так шел несчастный Кайс, и пел он так:

    «О ты, чей голос радость мне принес,

    Ночной товарищ мой, печальный пес!

    Ты, верный друг, мне громкий подал крик,

    Всех заблудившихся ты проводник!

    Вокруг селенья ходишь, честный страж,

    Не правда ль, одинаков жребий наш!

    Пройдут ли ночью воры в мирный кров, —

    Зубами в клочья разорвешь воров,

    И хна для ног твоих — людская кровь.

    О, мне конец такой же приготовь!

    Я тоже пес, как ты, но ты важней:

    Ты можешь в стан войти, к прекрасной, к ней.

    Твоя судьба — хранить и хлеб и кров.

    Моя судьба — бродить вокруг шатров!»

    Так пел влюбленный, так шагал в пыли…

    А ты, месяцеликая Лейли,

    Ты плачешь тоже, ты грустишь о нем,

    Ты видишь Кайса утром, ночью, днем,

    Он призрак, он души твоей звезда.

    Беда арабов — пленная беда:

    Тебе попала, Кайс, в полон она,

    И вот не ест, не пьет, не знает сна…

    Как легкий локон вьется на ветру,

    Лейли в тоске металась по шатру

    И падала на ложе, ослабев…

    Вдруг скорбный к ней доносится напев,

    Лейли глядит: степи темным-темно,

    Все племя сладким сном пьяным-пьяно.

    Отраден сон для тех, кто не влюблен,

    Но кто влюблен, — для тех запретен сон…

    Старуха-нянька вместе с ней жила,

    Ее любви наперсницей была,

    Благословила двух сердец союз,

    Желала им нерасторжимых уз,

    Ей Кайс — как сын, она — как мать ему…

    Когда в степную выбежала тьму

    Лейли, в ночи сияя, как луна, —

    Как тень луны, пошла за ней она.

    Лейли, не видя ничего, бежит.

    К возлюбленному своему спешит.

    Два вздоха пламенных светло зажглись,

    Два сердца раненых в одно слились.

    Как боль ясна, как тайна их чиста!

    Какой немотой скованы уста!

    Как будто солнце скрылось, а светло.

    Нет наводненья, — стену всю снесло!

    Друг друга пусть обрадуют они!..

    Но без сознанья падают они.

    Старуха тут заплакала навзрыд:

    Увидят их — какой позор и стыд,

    Они погибнут от людского зла!

    И на плечо она Лейли взяла

    И ношу понесла — любви сосуд.

    Не так ли солнце небеса несут?

    Ее согнуло горе… не солгу:

    Так небеса сгибаются в дугу!

    И девушку вернула в отчий дом,

    И возвратилась к юноше потом,

    И юношу взвалила на плечо,

    И горе жгло ей сердце горячо.

    Чуть ноша становилась тяжела,

    Безумного по травам волокла,

    Подальше от селенья своего,

    От подозрений всяких, от всего,

    Что может ввергнуть юношу в беду,

    Когда у всех он будет на виду.

    Оставила его в степном песке,

    И в дом направилась в глухой тоске,

    Судьба-старуха, где твой правый путь?

    К тебе взываю: справедливой будь!

    Ты горе посылаешь на людей,

    Как мать, проклявшая своих детей!

     

     

    Спойлер

    Ну почему хорошее непременно должно закончиться  :girl_sad:

    Всё же было так замечательно, счастьем была наполнена каждая клеточка....  и вот те на... уже

    yaston сказал(а) 13 часов назад:

    Беспамятством, бессильем одержим,

    Может  стоит бросить читать и поберечь сердце?  Ум то подсказывает, что безумие парня не оставит... Слабым утешением может послужить, что он не ведает о своём помутнении, живёт в мире своих грёз... Опять же это с нашей колокольни,   а это... мы кто?  записали юношу в ненормальные только лишь на том основании, что он ведёт себя не как большинство? у нас есть право большинства? а может, поднявшись чуть повыше на этой колокольне, видение станет другим, и мы поменяемся местами?....     Точно, надо возвращаться к ... ?     да хоть к КОАПП-у,  там такие мысли в голову не лезут...

     

    yaston сказал(а) 13 часов назад:

    В тоске лежал у материнских ног,

    Аж у самой душа заныла, безысходность какая-то непреодолимая...

     

    yaston сказал(а) 13 часов назад:

    Искал он исцеленья своего,

    Алкал он избавленья своего.

    Вот тут бы кто рядом оказался и потянул парня из омута страданий. Самому-то ему, похоже, не справиться с зависимостью...

     

    yaston сказал(а) 13 часов назад:

    И войском горя был он побежден

     

    ...всё-всё..   не могу дальше читать... прямо взболтались в душе улегшиеся печали...

     

    yaston сказал(а) 13 часов назад:

    Не взял он волю в спутники себе,

    И разум не был другом при ходьбе.

    отдаю автору должное - так изящно описал наше безволие,  наше помутнение рассудка...  Интересно... шизофрения,  описанная так поэтично уже не выглядит столь пугающим  диагнозом... Эээ...заносит ...    будем считать это защитной реакцией моей...

     

    Что там далее?   ....

    yaston сказал(а) 13 часов назад:

    И стон его поднялся в вышину, —

    Не стон, а вой нарушил тишину.

     

    Ыыы....      всепоглощающее отчаяние,  полная безнадёжность, уныние...  сейчас сама умру от тоски...

     

    yaston сказал(а) 13 часов назад:

    Отраден сон для тех, кто не влюблен,

    Но кто влюблен, — для тех запретен сон…

    А вот это точно, эмоциональное возбуждение не даст заснуть, как ни старайся...

     

    yaston сказал(а) 13 часов назад:

    Два вздоха пламенных светло зажглись,

    Два сердца раненых в одно слились.

    Как боль ясна, как тайна их чиста!

    Какой немотой скованы уста!

        -     всепоглощающая страсть, непреодолимая устремлённость к друг другу, как будто срослись в единое целое, яркая вспышка полного единения....

    ... саму словно током ударило... может безумие - плата за столь сильное чувство...?

     

    yaston сказал(а) 13 часов назад:

    Увидят их — какой позор и стыд,

    Они погибнут от людского зла!

    А вот и общественное мнение подтянулось... а каждый из нас зависит от него...

     

    Называется почитала,  приобщилась к достоянию...   эмоции нервы потрепали....  автор силен в создании образов и действий, поклоняюсь...

     

     

     


  14. yaston сказал(а) 1 час назад:

    ...Зерцало жизни было предо мной!
    И будто ветер ласковой волной
      
    Волос коснулся, возвестив рассвет,
    Благоуханных роз даря букет.
     
    Я — мотылек, светильник мной зажжен;
    Я — соловей, — сад словно опьянен...

     

    Эти прекрасные строки пера Низами Гянджеви?  Первой встречей восхищена...

    Ааа... это Низами... поторопилась с вопросом, не дочитала... 

    Бывает..:girl_shy: Прошу прощения...


  15. yaston сказал(а) 4 минуты назад:

    Есть ещё вариант от азера Мухаммеда ибн Сулеймана Физули, но это уже перебор,

     

    Чеит перебор?  не согласна!

    Не получилось пережить отсутствие 3-4 глав,  ощущение, что ты обманута и лишена обещанной конфеты вкусной  (:mocking:  вспомнились "большие зелёные драконы")... так вот, это мерзкое ощущение как раз таки и вывело меня вот на эту тропину   (именно тропину, тут без ошибки)     https://www.litmir.me/br/?b=237706&p=1       Физули   повествует историю Лейли и Меджнуна.

     

    Спойлер

    Прогулка  с 8 по 13 стр. восполнила недодаденное, ... и я получила не передаваемое наслаждение от прочитанного.

    А как иначе?!   Описывается самый  замечательный этап во взаимоотношениях - сделаны первые признания, душа в полёте и сердце замирает восторженно:girl_in_love:

    Мир расцвечен яркими красками, и ты утопаешь в тёплых лучах взаимности:

    "Два кипариса, красотой равны,

    Друг другом сразу были пленены.

    Они вкусили преизбыток страсти

    И вместе пили злой напиток страсти,

    Их увлекло водоворотом бед,

    Различья между ними сгинул след.

    Их естество теперь единым стало,

    Одна душа в обоих обитала.

    Бывало, с Кейсом разговор вели,

    Но отвечала за него Лейли,

    А если ждали от Лейли ответа, -

    Кейс говорил. Обычным было это.

    Они учили верности урок,

    Огонь любви их все сильнее жег.

    И вот, когда Лейли читать хотела,

    Не в книгу - в Кейсово лицо глядела.

    Рисуя, видел Кейс любимой бровь -

    Ее лекалом сделала любовь.

    Рисунками менялись повседневно

    И спор вели в рисунках задушевно.

    Все спорили, каков любви предел,

    Друзей высокий славили удел.

    Созданиям чистым жизнь дарила сладость,

    Они великую познали радость..."        -        8 стр. выше обозначенной книги.    Наслаждение прочитанным!

     

    Но жизнь на то она и жизнь, и время подводит нас к встрече, которая Кайса  чувств лишила:

    "Лейли столкнул с Меджнуном снова рок,

    Впал в море скорби горести поток."     -     беда на 13 стр.

     

    "То не Лейли, а светоч, всем светящий,

    То не Меджнун - огонь души горящей.

    То не Лейли, а гурия в раю,

    То не Меджнун, а свет в ночном краю!

    То не Лейли - звезда красы великой,

    То не Меджнун - страны- любви владыка.

    То не Лейли - таких не знает свет.

    То не Меджнун - подобных в мире нет..

    Лейли - то деревце саду несчастий,

    Меджнун - то месяц неба вечной страсти.

    Лейли - луна на небе красоты,

    Меджнун - султан над краем маеты.

    Лейли - царица сборища прекрасных,

    Меджнун - дервиш на улице несчастных.

    Лейли услада - грустный взгляд очей,

    Меджнуна радость - скорбных слез ручей.

    Лейли - к веселью красоты стремленье,

    Меджнун - любви невольное мученье.

    Лейли всечасно радует сердца,

    Меджнун - людей печалит без конца.

    Лейли красой сверкает совершенной,

    Меджнун - любовь к той красоте нетленной.

    Лейли - то перл девичьего стыда,

    Меджнун жемчужиною горд всегда.

    Увидеть друга - вот Лейли стремленье,

    Меджнун к Лейли стремится в опьяненье.

    И встретились два кипариса вновь,

    Опять свела возлюбленных любовь.

    Гранит ударился о грани стали, -

    Покой и воля искрами сверкали.

    Сердец их струны зазвучали в лад,

    Рыданием был этот миг богат.

    Она взглянула - усладила око,

    А он взглянул - и скован был жестоко.

    На море бед взвихрился ураган,

    Меджнун упал без чувств, от страсти пьян

    Не мог он предаваться лицезренью:

    И на земле простерся бледной тенью.

    Лейли не поднимала глаз на мир

    И не могла взглянуть на свой кумир.

    Достигли крайности ее страданья, -

    Она упала наземь без сознанья."           -  благодарю автора за остроту  эмоций, которые пережила при прочтении этих строк... мурашки изгрызли до слез...

     

    Вот теперь можно вернуться к А.Навои и продолжить чтение повествования... 

    И, честно сказать, его слог меня очаровал поболее. И  поклон  осуществившему перевод.

     

     

     


  16. Нет  3-4,   :girl_sad:,    хоть плачь.  Ладно бы строчки две умыкнули, но две главы?!!!  :girl_hysteric:

     

    Ээххх! ...    глубокий вдох и смиряемся с действительность...

     

    Поэтичность автора зажгла желание послушать мотивы восточные...  так пусть исполняются желания.. и улыбнёмся для начала:

     

    Спойлер

     

     

    Последнее исполнение немного экспрессивно для меня, но пусть будет... тоже восточное, говорят..

     

    • Thanks (+1) 1

  17. zkv сказал(а) 12 часов назад:

    ГЛАВА II

    О том, как Кайс начал учиться в школе, увидел красоту Лейли и занозы любви вонзились в его сердце

     

      Показать контент

    Тот, кто уроки мне давал не раз
    В науке слова, так повел рассказ:

    Для Кайса начали искать вокруг
    Наставника и знатока наук.

    В той местности наставник славен был,
    По нраву ангелам он равен был.

    Учил детей он племени всего:
    Не знал отрадней бремени сего.

    Звезда наук, он был земле не чужд,
    Открыл он сердце для народных нужд.

    Высокий саном, был он к лести глух,
    Превыше сана был высокий дух!

    Был гнев его горячим, жестким был, -
    В его руках и камень воском был!

    Был гнев самумом, - не губил он роз,
    Из племени былинки не унес.

    Вкусивший светлый хлеб его щедрот,
    Лепешкой жалкой солнце назовет!

    Конюшней старой пред его страной
    Казался беспредельный мрак ночной.

    Родимый кров от недругов храня,
    Он был сильнее ветра и огня.

    От всех печалей мира и невзгод,
    Как крепость, ограждал он свой народ.

    Жемчужинами был мудрец богат,
    Но лишь одною восхищался взгляд.

    Взрастил он много роз в своем саду,
    Но лишь одной ценил он красоту,

    Светильником гордился лишь одним, -
    Как искра, тлело солнце рядом с ним!

    В его дому была свеча одна,
    Как в небесах всегда одна луна,

    Но та свеча была такой луной,
    Перед которой слепнет глаз дурной.

    Нет, не свеча, а кипарис блестит,
    Которому завидует самшит!

    Нет, не луна, а счастья звездный дар,
    Не звездный дар, а солнца грозный жар!

    Кто губы разгадает, кто поймет?
    По цвету - финики, по вкусу - мед.

    Ланитам кто сравненье дать готов?
    То - луны под завесой облаков.

    Как солнце - лик ее в ночи волос,
    Ночное небо солнцем обожглось!

    О ночь! Лейли! Мы смотрим на тебя,
    Рассвета блеск забыв и разлюбя.

    Две брови черные на белом лбу,
    Соперничая, начали борьбу,

    Но родинка вмешалась в бранный спор,
    И брови не воюют с этих пор.

    Даруют брови, сведены басмой,
    Свет полнолунья, спорящий со тьмой,

    Их кипарисами назвать могу:
    Не правда ль? Ветер их согнул в дугу!

    Два глаза - два могучих колдуна.
    Им сила чародейная дана.

    О, дремой осененные глаза!
    Истомой опьяненные глаза!

    Над вами кипарисы в жаркий день
    Простерли страстного желанья тень.

    Чему я уподоблю ряд ресниц?
    То - войско негров у своих границ.

    Мигание? То негры пред тобой
    Затеяли междоусобный бой.

    Нет, неграми ресницы не считай!
    Давно богат газелями Китай,

    Потребны копья нам для ловли их,
    Ресницы - копья. Взять готов ли их?

    Но черный мускус пролила газель,
    И копья стали черными отсель…

    Ее лицо в приманку нам дано,
    А родинка - приманное зерно.

    Попался на приманку человек,
    И стал он пленником любви навек.

    Так сладостен ее прекрасный рот,
    Что стали и слова ее как мед.

    В губах собрала сердца чистоту.
    Родник живой воды - слюна во рту.

    О все животворящие уста,
    Рубинами горящие уста!

    Гранильщик им ущерба не нанес,
    В них - сок янтарный виноградных лоз…

    Стройна, как молодое деревцо.
    Мертвец воскреснет, увидав лицо.

    Живой узрит - бессмертье обретет,
    Другая жизнь к нему тогда придет.

    Она, как мысль правдивая, чиста,
    Как жалобы народной правота.

    Две темные, тяжелые косы -
    Две ночи в блеске неземной красы.

    Вот почему ты Ночью названа!
    Ты - Ночь могущества, ее луна!

    Тебя хвалить захочет сын земли, -
    Не сыщет слова, равного "Лейли"!

    И всех ночей чудесней эта ночь,
    И свет очей отца такая дочь.

    Покой богатый ей отец отвел,
    Покой - луны прекрасной ореол:

    Он школой был. Подобные звездам,
    Сияли дети, собранные там.

    Учитель, о котором речь была,
    Их наставлял на добрые дела.

    Он райской гурией Лейли назвал:
    Уроки ангел гурии давал.

    * * *

    Об этой школе всюду шла молва,
    Хвалебные текли о ней слова.

    О ней родитель Кайса услыхал
    И счел ее достойною похвал.

    И Кайса в эту школу отдал он,
    Как повелел обычай и закон.

    Был Кайс наставнику в ученье дан:
    Жемчужина упала в океан.

    И, радуясь жемчужине своей,
    Стал океан светлей и веселей,

    И в добрый час, и справедлив, и строг,
    Учитель вывел на доске урок.

    Но сколько ни писал он, - все равно
    Казалось, Кайс об этом знал давно!

    Когда сокровище вселенной - Кайс
    Учиться начал, - несравненный Кайс, -

    Была месяцеликая больна.
    Была тоска подруг по ней сильна.

    Ее природа - солнца горячей…
    Есть горечь некая в жару лучей!..

    Горит светильник. Масла ты подлей -
    И будет он гореть еще светлей.

    Песок полдневным солнцем накален.
    Огнем ожги - и жарче станет он.

    О пери! Огненная у тебя душа, -
    И вдруг подул самум, огнем дыша!

    Она любила финики и мед,
    Вино, воспламеняющее лед.

    Четыре - мед, самум, душа, вино -
    Соединились: тело зажжено!

    И пери лихорадкою больна:
    Вошла в нее украдкою она.

    Лейли дрожит, как тополь поутру,
    Как белый тополь на степном ветру,

    И тело рвется на куски… не ложь:
    Землетрясение - такая дрожь.

    И желтым стал огонь ее лица,
    Как нежной розы желтая пыльца,

    Родные собрались вокруг Лейли,
    Врачей искусных к ложу привели.

    Что пользы нам от сотни лекарей?
    Природа может вылечить скорей!

    Что пользы нам, что воскрешал Иса?
    Творит одна природа чудеса.

    Хотя врачи руками развели,
    Но сжалилась природа над Лейли:

    Вернула силы ей, недуг исчез,
    Вновь стала пери чудом из чудес,

    Улыбка на губах - стократ светлей,
    Румянец на щеках - стократ милей.

    Соскучилась ученая краса,
    Услышать хочет школы голоса.

    И волосы, подобные мечте,
    Искусно убрала ей мешшате

    И, красоту украсив красотой,
    Застыла, восхищенная звездой.

    Два завитка - веди сравненье в даль! -
    Как в слове "хадд" удвоенное "даль"!

    А родинка над ртом - открою вам -
    Как точка черная над словом "фам";

    Подобная индусу-колдуну,
    В рубинах губ таит она слюну!..

    Ее уста - живой воды родник,
    И пламень губ в живой воде возник!

    Огонь румянец на щеках разжег,
    Их золотой осыпал порошок.

    Два глаза, подведенные сурьмой,
    Соперничают с полуночной тьмой.

    Не молния грозы - ее лицо,
    А молния красы - ее лицо.

    Да, молния: то - ливня бедствий жди,
    То - милостей посыплются дожди!

    Вкруг шеи ожерелье зажжено,
    Как звезды вкруг луны, горит оно.

    Повязка - лунный луч на волосах…
    Рок видит смерть свою в ее глазах!

    Вся хороша, от головы до ног,
    Любви душа - от головы до ног!

    Она выходит. Властная краса
    Смущает мир земной и небеса.

    За ней - служанки, юны и стройны,
    Как приближенные самой весны.

    И в школе стало празднично, светло:
    Игривое веселие пришло!

    Учитель счастлив: миновал недуг.
    Он отпустил гулять ее подруг.

    Как солнце для небес и для земли,
    Была для школы светочем Лейли:

    Лейли, как ночь весны, сердца влечет!
    Ей оказали девочки почет, -

    Созвездья так приветствуют луну,
    Так сад встречает юную весну.

    Все расцвело. Лишь дерево одно
    Дыханьем осени обожжено,

    Пылает увядания огнем,
    И пожелтела вся листва на нем:

    Увидел Кайс весеннюю зарю,
    И стал он весь подобен янтарю.

    Вокруг царила юная весна, -
    Его лицо покрыла желтизна,

    Дыханье осени в его крови:
    Восточный вихрь ворвался, вихрь любви.

    По телу слабому пошел озноб,
    Росой холодной увлажнился лоб.

    Он чувствовал: сейчас конец придет,
    В беспамятстве сейчас он упадет.

    Его лицо менялось каждый миг.
    Он обезумел: он любовь постиг.

    Любви пригубил чашу в первый раз,
    Хлебнул глоток - и опьянел тотчас.

    Но, мучаясь, он пересилил страсть,
    Чтобы на землю тенью не упасть.

    На Кайса поднял взор его кумир…
    Ей показался темным светлый мир!

    В огонь упала слабая душа,
    Сгореть в любовном пламени спеша.

    Волненье Кайса ей передалось.
    Он для нее прозрачным стал насквозь.

    Лейли глядит - и видит только страсть.
    Да, и она любви узнала власть!

    И с тонкостью понять ему дала,
    В каком она огне, и поняла

    Потом сама: "Когда ему сейчас
    Не помогу, для посторонних глаз

    Он явной сделает свою любовь,
    Мы встретиться тогда не сможем вновь,

    Ему не разрешат учиться тут,
    Преграду между нами создадут".

    И молвила, подняв глаза с трудом:
    "Друзья мои! Давайте в сад пойдем;

    Всей школой хорошо гулять в саду!.."
    Ученики ликуют: раз в году

    Такая радость красит долю их:
    Учитель отпустил на волю их!

    И Кайс, усилье сделав над собой,
    Смешался тоже с резвою гурьбой…

    Искусный садовод в саду любви!
    Мне розовую чашечку сорви:

    Скажу, на завязь бросив быстрый взгляд,
    Какие розы разукрасят сад!

     

    ... и так, продолжение..

    Спойлер

      Утончённая поэтичность!   Я в восторге!   Изысканная форма написания  образа героя-героини  с переплетением эпитетов, метафор завораживает.  Изящные сравнения чаруют разнообразием.

     

    zkv сказал(а) 12 часов назад:

    По нраву ангелам он равен был.

     

    zkv сказал(а) 12 часов назад:

    Нет, не луна, а счастья звездный дар,
    Не звездный дар, а солнца грозный жар

     

    zkv сказал(а) 12 часов назад:

    Ночное небо солнцем обожглось!

     

    zkv сказал(а) 12 часов назад:

    Но родинка вмешалась в бранный спор,

     

    zkv сказал(а) 12 часов назад:

    Она, как мысль правдивая, чиста,
    Как жалобы народной правота.

     

      - это лишь малая толика великолепия!

     

    Читая эти строки:

    zkv сказал(а) 13 часов назад:

    Восточный вихрь ворвался, вихрь любви.

     

      ...  -  уух!!!   как с горки с перехваченным дыханием и трепыханием сердца!   Прямо физически ощущаешь ураган, уносящий тебя в круговорот любви...

     

    zkv сказал(а) 13 часов назад:

    В огонь упала слабая душа,
    Сгореть в любовном пламени спеша.

           ... ничто,  оказывается,  не ново....

     

        А это сродни волшебству:

    zkv сказал(а) 13 часов назад:

    Волненье Кайса ей передалось.
    Он для нее прозрачным стал насквозь.

     

    Вот ещё только первые робкие взгляды знакомства,   а  уже тонкие эфемерные нити связывают двоих,  как будто происходит настройка на одну, родственную для двоих, волну  и ты уже чувствуешь  ещё несказанное,  даже  ещё толком неосознанное...

     

    Дивное словесное кружево повествования опутывает очарованием и я теряю сюжетную нить ... Видится арабская вязь и слышится упоительная восточная музыка.

    Автор - Гений!

     

     


  18. zkv сказал(а) 10 часов назад:

    АЛИШЕР НАВОИ
    ЛЕЙЛИ И МЕДЖНУН

    ГЛАВА I
    О том, как родился Кайс и стал совершенным в глазах любви и дорогим для людских сердец

      Показать контент

    Измученный в цепях любви! Таков
    Железный звон и стон твоих оков:

    Жил человек в стране аравитян,
    Возвел его народ в высокий сан.

    Он был главою нескольких племен,
    И справедливым был его закон.

    Он бедным людям, чей удел суров,
    Предоставлял гостеприимный кров,

    Их ожидал всегда накрытый стол,
    Всегда подвешен был его котел,

    Весь день, всю ночь пылал его очаг,
    Огонь сиял у путника в очах, -

    Сиял он путеводною звездой
    Застигнутым пустынной темнотой.

    Искусство щедрости его влекло,
    И превратил он мудрость в ремесло.

    Его стадам подобных в мире нет:
    Баранов сосчитать - цыфири нет,

    Всех знаков чисел не хватило б нам,
    Чтоб счет вести верблюдам и коням.

    Но только сына старцу не дал рок,
    На горькую печаль его обрек.

    Он всем владел, а жаждал одного:
    Чтоб милый сын родился у него,

    Чтоб не слабела с бренной жизнью связь, -
    И жаждал крепче, старше становясь.

    Он мыслил: обветшала утварь дней,
    Прогнило древо жизни до корней, -

    О, если б тополь молодой расцвел!
    Пусть клонится к паденью старый ствол,

    Но тополь над склоненною главой
    Раскинет тень, шумя своей листвой.

    Он мыслил: раковина пропадет,
    Но будет жемчуг радовать народ.

    Пусть я, богатства накопив, умру, -
    Не даст наследник пропадать добру.

    Пусть ввечеру зайдет моя заря, -
    Взойдет другая, веселей горя.

    Она взойдет над племенем родным,
    Охватит небо пламенем своим…

    Нет, соловей над высохшим кустом
    Не станет петь… Иль ты забыл о том?

    Когда свечи истлеет фитилек,
    Не станет светом резвый мотылек.

    Ты цели не достиг в конце пути?
    Так цель свою в терпенье преврати!

    И старец не роптал и не просил
    И жребий свой носил пред богом сил,

    И заслужил смирения венец,
    И сына даровал ему творец!

    А сын какой! Сердца испепелив,
    Влюбленных Мекку в нем явил халиф.

    Ты мысли раковиной назови,
    А плод любви - жемчужиной любви,

    Зефиром в сокровенном цветнике,
    Сапфиром в драгоценном тайнике!..

    Высокий лоб, любовью озарен,
    Являл добра и верности закон.

    Любовь - страна. Воскликнул шах страны:
    "Пусть от звезды незримой до луны

    Светила все ночной украсят пир:
    Звезда любви в земной скатилась мир!"

    И сразу потемнел небесный свод:
    Ушел на пир созвездий хоровод…

    Заволновалось воинство любви,
    Печаль построила войска свои.

    Беда младенческих коснулась век:
    "Здесь будут русла горьких, скорбных рек".

    Разлука кудри гладила, скорбя:
    "Я дождь камней обрушу на тебя".

    Страдание омыло рот ему:
    "Я пламя вздохов к небу подниму".

    Любовь заговорила, тронув грудь:
    "Ты, чистая, моим жилищем будь!"

    Отец, гордясь жемчужиной своей,
    Жемчужинами одарял людей.

    Он Кайсом порешил дитя наречь
    И нянькам поручил дитя беречь.

    И вот, закутан в соболь, в горностай, -
    Бутоном розовым его считай! -

    Ребенок в колыбели, как в саду,
    Или, верней, как лепесток в меду.

    И, чистотою внутренней блестя,
    Покой и радость нянчили дитя,

    Его от злого рока стерегли
    И как зеницу ока берегли.

    Дитя напоминает нам слезу:
    Ребенок в доме, как слеза в глазу.

    Он в бархате едва ли не лежал,
    Он косточкой в миндалине лежал!

    Стоял народ вокруг его шатра.
    Чтоб не прошли холодные ветра!

    Но пред судьбой бессильны сотни слуг:
    К младенцу в колыбель проник недуг.

    Вздохнет он - видишь: горе глубоко,
    Глотнет он - станет кровью молоко.

    Украдкой тянется к огню дитя,
    Любовным пламенем его сочтя,

    И так как ноги по земле не шли,
    Он ползать начал с первых дней в пыли.

    Страданье было неразлучно с ним
    И вырастило мальчика больным.

    Когда грудным младенцем плакал он,
    Всем чудился тоски великой стон.

    Когда слова произносить привык,
    Резцу он уподобил свой язык.

    Когда беседовать он стал с людьми,
    Казались мудрецы пред ним детьми.

    Манило всех горение в очах
    И радость вдохновения в речах.

    Он душу покорял, он увлекал,
    В живую плоть он слово облекал,

    Из уст прекрасных вылетев едва,
    В сердца людские падали слова!

    Услышали об этом чуде все,
    Узреть его мечтали люди все,

    И толпами со всех сторон текли,
    И, глядя, наглядеться не могли.

    Того привел в смятенье лик его,
    Другому в сердце ум проник его.

    Он был мечтой, любимцем бедняков,
    И сто красноречивых стариков

    Немыми станут, уст не разомкнут,
    Когда рассказывать о нем начнут!

    Родителям он дорог был равно, -
    Два сердца, полюбившие одно.

    И, поражаясь чаду своему,
    Его словам чудесным и уму,

    Сказали так: "Да минет горе нас,
    Пусть мальчика дурной не сглазит глаз!

    В шелка заботы кутая дитя,
    Окурим дикой рутою дитя!"

    Когда вступил он в пятую весну,
    Решил отец: "Учить его начну".

    И, не теряя времени, велел -
    Среди родного племени велел -

    Учителя для мальчика найти,
    Наставника, вожатого в пути,

    Чтоб милый Кайс достойным сыном был,
    Великих знаний властелином был,

    Чтоб в чуждых землях край прославил свой,
    Чтоб с поднятой ходил он головой…

    И я, наставник, знанием влеком!
    Сам разум у тебя - учеником.

    Скорей листок ребенку в руки дай,
    А мне урок любви науки дай!

     

    Однако...

     

    Спойлер

    Однако.. начало...

    zkv сказал(а) 10 часов назад:

    "Здесь будут русла горьких, скорбных рек".

     

    zkv сказал(а) 10 часов назад:

    "Я пламя вздохов к небу подниму".

     

    zkv сказал(а) 10 часов назад:

    "Я дождь камней обрушу на тебя".

     

    Ещё только первые строки, а уже сердце заныло в предчувствии надвигающейся  беды, страданий, мук душевных...

    А оно надо?..

    zkv сказал(а) 11 часов назад:

    Печаль построила войска свои.

    Может бросить и бежать... и пусть сердце поумерит свои требования, а то, мало ли, чего захотелось... эмоции  растрепят душу,  к порядку не призовёшь..

    :girl_in_dreams:

    Хотя, обнадёживает вот это вот:

    zkv сказал(а) 11 часов назад:

    Любовь заговорила, тронув грудь:
    "Ты, чистая, моим жилищем будь!"

    Чуть затеплилась надежда... и слезы... и мурашки...

     

    Опять же,  завораживает сплетение слов:

    zkv сказал(а) 11 часов назад:

    Он мыслил: обветшала утварь дней,

    zkv сказал(а) 11 часов назад:

    Заволновалось воинство любви,

    zkv сказал(а) 11 часов назад:

    Он косточкой в миндалине лежал!

     

    ... это же  волшебство... поклоняюсь таланту  А. Навои  и  С. Липкина.

     

    А вот и костылёк для хромоты жизненной,  очень нужная вещь:

    zkv сказал(а) 11 часов назад:

    Так цель свою в терпенье преврати! 

     

    zkv сказал(а) 11 часов назад:

    Пусть ввечеру зайдет моя заря, -
    Взойдет другая, веселей горя.

     

       ... оставляем поэму открытой ...

     

     


  19. zkv сказал(а) 10 часов назад:

    Фирдоуси — Шахнаме.Заль и Рудаба

    :girl_bye:

    Спойлер

    Вот и прочиталось....

    За плечами ГГ остались  различные испытания, пройденные достойно.

    Было много чего - тревога и негодование, изумление и замешательство, огорчение и растерянность, смятение и сочувствие, радость и восторженное замирание сердца, спокойствие и уверенность.

     

    Повествование увлекло и подарило бурю эмоций, - расцеловываю автора! 

    Легкая грусть от расставания...

     


  20. zkv сказал(а) 30 минут назад:

    Что у нас там далее?

    Пожалуйста, не так быстро. Хочу насладиться нагрянувшим счастьем, прочувствовать каждой буковкой  довольство и радость ГГ.

     

    zkv сказал(а) 38 минут назад:

    А левая пятка что-то всё чешется про Рамаяну.

    Что пятка, тут сердце разрывается в требованиях романтического. Предлагаю переключиться на Рамаяну, а Шахнаме перевести на внеклассное чтение, возникшие при этом вопросы записать в тетрадку, ответы на которые затребовать после... потом..

     

    Баркова А.Л. "Симфония Илуватара"  - в закрома утащила,  духом упала, смогу ли понять, философские тропинки избегаем, в дремучие места ведут, непреодолимые досели нами..

     

    zkv сказал(а) 1 час назад:

    ....теорию о причинах троянской войны как борьбе за контроль над поставками Корнуэлльского олова в малую Азию через Дарданеллы в конце Бронзового века, что, собственно, и послужилой причиной его, Бронзового века,  конца.

    :kolobok_confused: тут я вообще перестала понимать русский язык..  Включите фонарик образовательный, без него не обойтись мне...

     

×