Перейти к содержанию

LesShiy

Пользователи
  • Публикаций

    1 890
  • Зарегистрирован

  • Посещение

Информация о LesShiy

  • Звание
    Титулярный житель усадьбы
  • День рождения 08.07.1977

Информация

  • Пол
    Мужчина
  • Проживает
    Мурманск

Посетители профиля

7 271 просмотр профиля
  1. В 1960-70-е глава КГБ Андропов считал Китай главной угрозой СССР (и даже сочинил стих на эту тему). Той же линии придерживались и либеральные диссиденты – это было той «скрепой», что сближало их с чекистами. О китайской угрозе слагал стихи Евтушенко, о ней пели Высоцкий и Окуджава, Амальрик считал, что хунвейбины сломят СССР, и потому нам надо дружить с США.Разрыв отношений с Китаем при Хрущёве поставил СССР в трудные условия – теперь он имел с врагом самую протяжённую границу. В 1960-е советское руководство всерьёз считало, что главный наш потенциальный противник – именно Китай, а вовсе не США и НАТО, с которыми наступило ядерное равновесие. КНР же, как считали в Кремле, не боялся ядерной войны из-за избыточности населения и отсутствия страха перед многочисленными людскими жертвами.Член группы консультантов Отдела ЦК КПСС, Г. Х. Шахназаров вспоминает, что Юрий Андропов в 1964–1966 годы начал поощрять подчиненных критиковать китайскую политику и идеологию и нередко сам писал критические материалы. Но Андропов усматривал в противостоянии с Китаем и некоторые плюсы. «И главным адресатом были при этом отнюдь не китайские, а отечественные догматики. Критика маоистского «мелкобуржуазного революционализма» позволяла подправить нашу теорию в духе новых веяний — и рождавшихся в наших краях, и шедших тогда от Итальянской компартии». Яростная идейная борьба, разгоревшаяся у нас с Китаем с конца 50-х годов, дала редкий шанс для пересмотра наиболее одиозных постулатов марксизма - ленинизма в сталинской интерпретации», - писал Шахназаров.Андропов был доволен, что антикитайская риторика пошла и в народ, и в диссидентские массы. Кремль получил ещё одну возможность сплоить всё советское общество. На это указывают многочисленные свидетельства. Так, Л.П.Делюсин (референт-консультант в Отделе ЦК КПСС по связям с коммунистическими рабочими партиями социалистических стран, возглавляемом Андроповым) вспоминал, что, когда он в феврале 1965 года в составе делегации, возглавляемой председателем Совета Министров СССР А.Н.Косыгиным, возвращался из КНДР, во время встреч на Дальнем Востоке об угрозе китайского нападения говорили советские военные руководители. Один из генералов во Владивостоке даже спрашивал, как реагировать, если массы китайцев цепью перейдут советскую границу (эта возможность всерьёз обсуждалась в то время в обществе).Согласно Делюсину, в 1974 году он встречался с Ю. В.Андроповым, который в то время был уже председателем КГБ. Андропов был очень обеспокоен возможностью нападения со стороны Китая и на возражения Делюсина спросил его, может ли он дать гарантии, что такого нападения не будет.О подобных настроениях Андропова свидетельствует и отрывок из его поэмы «Письмо волжского боцмана Николая Попикова председателю Мао Дзэдуну», отражающий реакцию на заявления Мао Цзэдуна и членов китайской делегации на пограничных переговорах с СССР о том, что Россия отторгла у Китая территорию к востоку от Байкала. Поэт и КГБист Андропов писал в ней: Пожалуй, закругляться вышел срок, Да есть вопрос, где высказаться стоит. Слыхал я, что советский наш Восток Тебя и днем и ночью беспокоит. Все видятся тебе в твоих бредовых снах Хабаровск и Чита, равнины Казахстана, Туда, туда тебя толкает прах Кровавого бродяги - Чингиз-хана. Что тут сказать? Уже не первый вор Из Азии иль разных стран в Европе На наши земли пялит алчный взор И вон летит, схватив пинка по ж.. е. Прости меня за грубые слова, Которых дипломатия не знает. Хоть ты теперь в Китае голова, О заднице подумать не мешает. На сем кончаю. Если что не так - Не обессудь. Подумай на досуге, О чем тебе писал из Рыбинска бурлак. Привет детишкам и твоей супруге. Взгляд на Китай как на военную угрозу СССР, мощный военный кулак, вот-вот готовый обрушиться на слабо заселенный советский Дальний Восток и Сибирь, получил распространение среди советской образованной элиты, далеко не всегда сочувствовавшей кремлевским властям. По словам историка-диссидента Роя Медведева, «опасность тотальной войны с Китаем очень беспокоила в конце 60-х – начале 70-х годов и советских диссидентов, занимая важное место в их размышлениях, письмах и статьях».Одно из таких произведений — знаменитое эссе историка-диссидента Амальрика «Просуществует ли Советский Союз до 1984 года?», написанное 1969 году, т. е. в период наибольшей напряжённости в советско-китайских отношениях. Основной тезис Амальрика заключался в том, что СССР будет разрушен новым образованным классом, который, не сознавая того, создавало само советское руководство, стремившееся развивать науку и технику для достижения военных целей и укрепления армии. Однако другой важнейшей причиной краха СССР этот автор считал неизбежную войну с Китаем.Амальрик полагал, что «неумолимая логика революции ведёт Китай к войне, которая, как надеются китайские руководители, разрешит тяжелые экономические и социальные проблемы Китая и обеспечит ему ведущее место в современном мире». В такой войне «Китай будет видеть национальный реванш за вековые унижения и зависимость от иностранных держав». Кроме того, китайское руководство стремится решить проблемы перенаселения, голода и сельского хозяйства, «которому необходимо развиваться не вглубь, а вширь и которое нуждается поэтому в новых территориях».По мнению Амальрика, китайские лидеры видят эти территории в СССР: «Там лежат громадные малозаселенные пространства Сибири и Дальнего Востока, некогда уже входившие в сферу влияния Китая. Эти территории принадлежат государству, которое является основным соперником Китая в Азии, и во всех случаях Китай должен как-то покончить с ним или нейтрализовать его, для того чтобы самому играть доминирующую роль в Азии и во всем мире. Притом, в отличие от США, это гораздо более опасный соперник, который как тоталитарное и склонное к экспансии государство сможет в той или иной форме нанести удар первым». Главное препятствие для достижения Китаем своих целей — существование двух сверхдержав, США и СССР.Поскольку ядерный арсенал Китая невелик, он начнёт войну «обычными или даже партизанскими методами, стремясь использовать свое колоссальное численное превосходство и опыт партизанской войны». Китай «постепенно на разных концах семитысячекилометровой границы с СССР будет проводить ограниченные стычки, просачивание небольших отрядов и иного рода локальные столкновения». Советское руководство может ответить ядерным ударом или даже предпочтет нанести превентивный ядерный удар. Однако даже если советское руководство решится на такую отчаянную меру, «это послужит сигналом не к предотвращению войны, а сигналом к её началу.Амальрик был не единственным диссидентом, предсказывавшим будущую советско-китайскую войну. К примеру, Солженицын в «Письме к вождям Советского Союза», написанном в 1973 году, соглашается с анализом Амальрика о возможности и последствиях советско-китайской войны. По мнению Солженицына, советско-китайская война будет во многих отношениях аналогична вьетнамской войне, подобно ей, продлится как минимум 10–15 лет.Солженицын предсказывал, что «война с Китаем никак не обойдется нам дешевле 60 миллионов голов, — и, как всегда в войнах, лучших голов, все лучшие, нравственно высшие обязательно погибают там». В результате «русский народ практически перестанет существовать на планете».Солженицын призывает советских лидеров не обольщаться отсталостью Китая и не «строить расчетов на победоносный блицкриг»: «Против нас - почти миллиардная страна, какая не выступала ни в одной войне мировой истории. Её население, очевидно, еще не успело с 1949 года утерять своего исконного высочайшего трудолюбия — выше нашего сегодняшнего, — своего упорства, покорности и находится в верном захвате тоталитарной системы. На ближайшие полвека у нас единственная истинная военная необходимость - обороняться от Китая, а лучше с ним вовсе не воевать. Больше никто на Земле нам не угрожает, никто на нас не нападёт».Письмо Солженицына вызвало дискуссию среди неофициальных авторов и общественных деятелей, которые в 1974 году составили сборник под названием «Что ждёт Советский Союз?». Китайская угроза была темой большинства статей сборника.К примеру, аргументы сторонника национальной идеи писателя-диссидента Л. Бородина звучат тревожно. Он не согласен, что китайская угроза возникла с появлением марксистской идеологии в Китае. По его мнению, она имеет гораздо более давние, исторические корни, а марксизм только облёк традиционную китайскую стратегию в новую терминологию. В том же сборнике Бородин писал:«Кто в России (разве кроме академика Сахарова) не знает в душе своей тревожного чувства, которое возникает при слове «Китай». Несколько лет назад китайскую опасность открыл (для себя) Амальрик. Он просто не знал о Владимире Соловьёве, о Максимилиане Волошине и о других, кто это чувство тревоги на предмет Китая высказал задолго до утверждения в России «передовой идеологии». Сегодня мы эту опасность знаем на ощупь. Сделать всё возможное, чтобы катастрофа не разразилась, независимо от фатальности этой катастрофы, - долг каждого, кому дорога Россия. Именно в этом смысле реальны предложения Солженицына относительно разумного освоения Сибири.Национальная идея Китая — выход за границы. И выход этот осуществится с такой же неизбежностью, с какою Германия в своё время шла на самоубийственную мировую авантюру».Темы войны с Китаем, описания фанатизма хунвэйбинов и пограничных стычек широко распространились и в советском искусстве. В стихотворении «На красном снегу уссурийском», написанном в связи с событиями на острове Даманский, Е. Евтушенко изображал страшную картину происходящего в России, изнывающей под китайской пятой, которая грезится безжалостным хунвэйбинам: И родина наша им снится, где Пушкин с Шевченко - изъяты, где в поле растет не пшеница, а только цитаты, цитаты, где челюсти зверски хрустят, как морскою капустой, - искусством… где луковки суздалей - в суп осьминожий для вкуса. В стихотворении Евтушенко хунвэйбины-оккупанты доходят до такого зверства, что вырубают всю тайгу на рамы для портретов «отца человечества — Мао», кидают в седого профессора камнями и гнилыми креветками, заставляют балерину М.Плисецкую месить цемент балетными тапочками, жгут на костре гармошку Василия Теркина, рвут струны гитары Окуджавы, заставляют поэта Вознесенского писать поэму «Маоза» вместо «Оза» и даже отправляют певицу Зыкину в лагерь прямо со сцены.Евтушенко, как и Л. Бородин, прямо рассматривает планы китайских «обнаглевших лжекоммунистов» как второе татарское нашествие: Владимир и Киев, вы видите — в сумерках чадных У новых батыев качаются бомбы в колчанах. Но если накатят - ударит набат колоколен, и витязей хватит для новых полей Куликовых! Китайской угрозе посвятил свою поэму поэт-диссидент Коржавин. Она распространялась в рукописном виде. Вот строки из неё: А ведь жизнь теперь — густая. И возможно, в некий час Вдруг недвижного Китая Стены — двинутся на нас, Наплевав на все, что было В нас хорошим и дурным, Всем грозя — славянофилам, И жидам, и остальным. Без привычки, но придется Нам впервые за века Многократность превосходства В людях — встретить у врага. Как мы выстоять сумеем С этой подлостью своей? Лишь разумней и дружнее Став — мы будем их сильней. Теме китайской угрозы отдали дань или упоминали её в своих сочинениях многие авторы, в том числе далекие от официальной идеологии. Среди них такие барды, как В. Высоцкий («Возле города Пекина ходят-бродят хунвэйбины»), Окуджава, А. Городницкий, в «Марше хунвэйбинов» (1969 год) так представлявший их кредо: Перед сотней всегда миллионы правы. Надоела соха — карабины хватай! Если мы не дойдем до далекой Москвы, Значит, мы недостаточно любим Китай. Китайская «перестройка» в конце 1970-х выбила, как табуретку под ногами, тему китайской угрозы как у КГБ, так и у официальной и неофициальной советской интеллигенции. «СССР теперь завалиться сам. И грустно (процесс теперь растянется надолго), и радостно – мы останемся самими собой», - подводил итог философ-диссидент Зиновьев.(Цитаты: А. Лукин, «Медведь наблюдает за драконом. Образ Китая в России в XVII-XXI веках». Восток-Запад: АСТ, 2007 год) Источник - http://ttolk.ru/articles/kak_liberalnyie_dissidentyi_boyalis_kitayskoy_ugrozyi
  2. Там есть ещё пара стареньких статей про взаимоотношения СССР и Китая. Одну сегодня ещё выложу.
  3. Албанский социалистический диктатор Энвер Ходжа на протяжении руководства страной вёл дневник. В нём он в том числе размышляет о текущей внешней политике в Европе и о будущем континента. Ходжа прогнозировал, что Франция будет формировать тесный союз с Германий, на основе которого вырастет Объединённая Европа. Задача этой Европы – оторвать Советский Союз от США и Англии (которой чужда Европа). И США, и Европа будут в своих играх против СССР использовать Китай, чтобы убеждать Москву – уберечься от Пекина можно только в союзе с кем-то из них (а Китай действительно ненавидит русских). Как и многие социалистические правители того времени (Пол Пот, Хо Шимин, Дэн Сяопин и др.) Энвер Ходжа культурно был сильно связан с Францией. Официальная биография албанского диктатора кратко освещает «французский период» его жизни:«К 25 годам Энвер (он родился в 1908 году, когда Албания была ещё частью Османской империи), успевший овладеть французским и турецким языками начал знакомиться с трудами Маркса, Энгельса и Ленина – на третьем году пребывания во Франции, куда он прибыл в 1930 году. Во время учёбы во Франции Энвер успел познакомиться с деятелями албанской секции Французской компартии, в которую он позже вступил. Будучи членом Французской компартии, он в 1935-1936 годах жил в Бельгии, где вступил в и Бельгийскую компартию, публиковался в её печатных органах. В 1938 году в парижской больнице умер от чахотки лидер корчинских коммунистов А.Кельменди. Ходжа, поддержанный греческой и французской секциями Коминтерна и лично Г.Димитровым, возглавил эту группу. По настоянию лидеров Французской компартии, в марте 1938 года Ходжа был направлен в СССР, где находился чуть больше года. В апреле 1938 года он впервые встретился со Сталиным».После окончания Второй мировой войны между Ходжей и французским генералом Де Голлем завязалась переписка. Постепенно они стали, как сейчас казали бы, виртуальными друзьями. А когда Де Голль возглавил Францию, эта виртуальная дружба переросла в сотрудничество двух государств. Например, в конце 1961 года, когда Хрущёв, в отместку за «сталинизм» Ходжи, отказался продать Албании 30 тыс. тонн зерна (это ставило страну на грань голода), её выручила Франция. Де Голль распорядился поставить в эту страну 20 тыс. тонн зерна и ещё 15 тысяч тонн других продуктов (сухое молоко, мясо, сахар и т.п.) по низким ценам в обмен на албанские ткани. (Энвер Ходжа вместе с женой) Энвер Ходжа несмотря на свой «сталинизм» и увлечение идеями Мао, в европейской политике ориентировался на Францию и её интересы. В своих дневниках он много писал о том, как надеялся на то, что Франция возглавит объединение Европы. В эту единую Европу должна была войти и Албания. Мы публикуем отрывки из дневников Ходжи («Сверхдержавы 1959-1984. Из политического дневника», Тирана, 1986 год)на эту тему. Записи датированы 1960–1970-ми годами:+++«Франция восстала против США и Англии. Последняя не была принята в Общий рынок де Голлем, который хочет видеть её подчиненной ему и Аденауэру. В то же время это второй удар Франции по США (первым ударом было возражение де Голля против размещения на французской территории американских ракет «Поларис» и создание самостоятельной французской ядерной ударной силы). Это не плохая для нас ситуация. Углубляются раздоры в империалистическом лагере, глава которого наталкивается и будет наталкиваться на препятствия. Наша политика должна использовать межимпериалистические противоречия и углублять их. Однако кто же будет это делать? Хрущёв стоит на пути измены. Он занят американцами и наверняка будет держать их сторону, так как считает их менее опасными, чем де Голль и Аденауэр. Хрущёв мечтает о том, чтобы США объединились с ним против Аденауэра и де Голля. Однако американцы, которые преследуют империалистические цели, навряд ли отпустят Аденауэра.+++Чжоу Эньлай сказал нам, что во время его поездки в Африку может быть выпущено коммюнике о признаний Китайской Народной Республики Французской Республикой. Этот акт есть результат переговоров Эдгара Фора, полуофициального посланника де Голля в Китае, с китайскими руководителями. Установление дипломатических отношений между Китаем и Францией путм принятия Францией условий Китая - разрыв дипломатических отношений с Тайбэем и непризнание американской политики «двух Китаев» - будет иметь большое международное значение и глубокие последствия в мировой политике. Этот акт изолирует авантюристическую и грабительскую политику американских империалистов и является воистину тяжелым ударом, наносимым американской гегемонистской политике. Без сомнения, это событие еще больше углубит серьезную трещину, имеющуюся между Францией и США. +++Политика французского капитала выступает более активно. Де Голль продолжает тревожить американцев, противодействовать им, бить их то ли политически, то ли экономически и в особенности делает усилия оторвать от них Бонн. Но, конечно, здесь он сталкивается с большим сопротивлением, ибо Бонну хочется самому доминировать в Европе и даже во Франции, и он кровно заинтересован в том, чтобы стоять, пусть даже и временно, на стороне США. Де Голль, конечно, как на зеркале старается отражать желания Бонна, оказывая давление на советских с тем, чтобы последние пошли на уступки относительно ГДР, пытается вырвать у них уступки в пользу ФРГ с тем, чтобы легче было оторвать её от США. Де Голль предпринимает многочисленные попытки связаться с ревизионистскими странами Европы и расширить влияние французского капитала (экономически и политически) в них, ставя перед собой многочисленные цели: усилить влияние Франции, ослабить влияние США, ослабить их связи с Советским Союзом, окружить и вынудить ГДР капитулировать в пользу Бонна и французской гегемонии в Европе. Советские ревизионисты обходятся хитростью: стоят и за США, и, пожалуй, в основном за них, и де Голлю улыбаются, и с немцами стараются вступить в переговоры. Помимо шумных политических акций, которые делаются для отвода глаз, советские и все их товарищи и друзья в Европе усиленно развивают с ними торговые и «культурные связи», получают от них кредиты, всё быстрее идя по пути вырождения. Всё идет к установлению тесных многосторонних союзов с мировым капитализмом.+++Де Голль попытался кристаллизовать союз прежде всего с Бонном, рассчитывая сообща с ним нейтрализовать американское влияние в Европе и надеясь в то же время обеспечить доминирование Франции в этом союзе. В этом плане де Голль смотрел на Англию реалистически - как на страну, зависимую от США, поэтому он добивался того, чтобы она либо оставалась в стороне от его многосторонней европейской политики, либо стала «бедным» партнёром в этом союзе.+++Но если вникнуть в суть дела, в существо, а не ограничиваться внешностью, то увидим, что противоречия существуют и углубляются. Мы теперь свидетели того, что противоречия эти обостряются в двух направлениях: во-первых, требованиями французской политики, чтобы американский и советский флоты покинули Средиземноморье и, во вторых, непосредственным участием Франции в арабо-израильском конфликте. Это второе направление имеет два аспекта: антиамериканский аспект и антисоветский аспект. Франция проникает с целью утверждения своего влияния в Африку и на Ближний Восток якобы в поддержку арабов, не выступая, однако, открыто против Израиля. Подобная ситуация, конечно, ещё больше обострит противоречия и конфликты между этими тремя группами империалистов, что отвечает интересам революции, ибо ослабляются агрессивные силы империалистов.1970-е+++Сегодня Помпиду отправится с официальным визитом в Советский Союз. В интервью, данном несколько дней назад, он подчеркнул, что в отношении Советского Союза и вообще он будет проводить политику де Голля. Этот его визит многозначителен и совершается именно день спустя после отъезда Никсона из Европы. Во время своей европейской поездки Никсон совсем игнорировал Францию, что говорит о существующих между ней и США противоречиях. Помпиду тут же отвечает Никсону, поезжая в Советский Союз и заявляя, что будет проводить политику де Голля, то есть - сопротивление США, ликвидация их влияния в Европе. Единственным вызовом, который Франция может бросать США, является её «союз» с Советским Союзом. Поэтому Помпиду старается извлекать политические выгоды из существующих и все углубляющихся противоречий между обеими мировыми империалистическими сверхдержавами, Советским Союзом и Соединенными Штатами Америки. На деле, Англия, США и их сателлиты в Европе со скрытым беспокойством смотрят на лобзание Бонна с Москвой и стали уже подкапываться под первого и под вторую. +++Итак, голлистская Франция не желает терять автобуса в этом курсе, она хочет стать третьим партнёром в этой кристаллизирующейся новой антиамериканской европейской коалиции. Конечно, и Бонн и Москва добиваются того, чтобы Франция была на их стороне, но не равноправным партнёром, а партнёром для того, чтобы можно было использовать его экономические, но особенно политические и стратегические позиции в Европе, Средиземноморье и Африке. Вот почему Москва предает широкой огласке визит Помпиду в Советский Союз.Никсон знает это, поэтому особенно делал упор на 6-м флоте и прибегал к военной угрозе. Он поехал в Англию, пренебрегая Парижем и Бонном, что говорит о возникших противоречиях. Бонн действует втихомолку и без шума. Никсон, будучи не в состоянии сам продолжать переговоры, поручил Тито вести их вместо него и от его имени. Не случайно в тот день, когда Помпиду отправляется в Москву, Тито в порядке вызова отправляется в Бельгию, а затем в Голландию и Люксембург.Итак, югославский лидер Тито, как эмиссар Никсона, едет в эти страны работать и бороться за упрочение их союза США и Англией против Парижа, Бонна и Москвы. Так что положение очень сложное, а осложняющиеся проблемы носят не только европейский, но и всемирный характер.+++Все эти империалистические державы, будь это две сверхдержавы, «Объединённая Европа» или Япония, стремятся к гегемонии. С тех пор, как начались тяжелый кризис доллара и американские военные поражения в Юго-Восточной Азии - во Вьетнаме, Камбодже и т.д., «Объединённая Европа» начала вновь укреплять свои внутренние политические позиции и упорнее стремиться к тому, чтобы, выступая самостоятельным организмом, превратиться в новую капиталистическую и империалистическую сверхдержаву. Итак, вот именно эту «Объединённую Европу» поощряет и поддерживает Китай Мао Цзэдуна. Эту «Объединенную Европу» поощряла и поддерживала Франция Помпиду, а позже Франция д’Эстена, которая не только пытается сохранить и ещё дальше развивать свою ядерную силу, но и более активно начала оживлять старую колониальную политику, облачённую в неоколониалистскую тогу, во франкоговорящих странах, на Среднем Востоке и на Дальнем Востоке. Экономические силы не позволяют Франции конкурировать с другими, но тем не менее, по мере своих возможностей, она конкурирует. Нынешнее отношение Франции к США это уже не отношение времени де Голля и Помпиду. Теперь оно стало более мягким, но, тем не менее, в нём видна её независимость. Англия также продолжает кое-как восстанавливать утраченное экономическое влияние в странах Содружества наций, между тем как Бонн экономически проникает в Центральную Европу, на Балканы (кроме Албании), в Турцию и всюду вокруг, где это ему удается.Все эти их усилия могут увеличить их совместный экономический потенциал, который должен быть одним из факторов становления сверхдержавы. Однако, чтобы стать сверхдержавой, одного только этого фактора недостаточно. У этой «Объединённой Европы» нет термоядерной мощи, которой располагают две сверхдержавы. С другой стороны, между составляющими эту «Объединённую Европу» государствами имеются настолько большие политические и экономические противоречия, что даже через десятки лет ей нельзя будет добиться того экономического и военного потенциала, которым обладают США.«Соединенные Штаты Европы» во многих отношениях не похожи на Соединенные Штаты Америки. Навряд ли эти европейские государства ассимилируются, как ассимилировались те государства американского континента, из которых образовались США. У каждого государства Европы своя исторически веками сформировавшаяся личность как нация. У каждого из них своя история, своё общественное, экономическое и культурное развитие, отличное от других государств. Внутри каждого европейского капиталистического и ревизионистского государства свои острые классовые противоречия, которые затрудняют не только внешнее, но и внутреннее единство.+++Мировой и особенно европейский капитализм пережил ряд мировых войн, которые имели своим источником его жестокую природу. Так что «ОбъединЁнную Европу», Францию Жискар д’Эстена или Западную Германию не легко поймать на удочку политики Чжоу Эньлая и Дэн Сяопина. Они не будут вступать в войну с советскими оттого, что им надувает в уши Дэн Сяопин. Нет, они стараются избежать столкновения с Советским Союзом, поскольку они находят его сильнее себя; они стараются подмыть крепость изнутри, а затем подготовить удар. Все - США, Англия, Франция, Федеративная Республика Германии и другие страны - добиваются ослабления советских, ослабления их союзов с Польшей, Румынией, Чехословакией и т.д.; однако они не поступают так, как это хочется Китаю. Старые волки хорошо владеют приёмами нападения, так что не легко поводить их по тем тропам, по которым тебе больше с руки, ибо к подобным планам они сами прибегали и продолжают прибегать и в отношении Китая. Президент Франции наверняка пропускал мимо ушей басню о «советской угрозе». По всей вероятности, Жискар д’Эстен говорил Дэн Сяопину: мы желаем развивать дружбу с Китаем, но не против Советского Союза, ибо хотим избежать конфликта. Однако, с другой стороны, д’Эстены с компанией косвенно натравливают Дэна на советских, хотят, чтобы он таскал каштаны из огня, а самим сидеть в стороне». Источник - http://ttolk.ru/articles/albanskiy_diktator_hodzha_i_frantsuzskiy_prezident_de_goll_za_edinuyu_evropu
  4. ПЦУ не подчиняется Константинополю? А сам Стамбульский пахан про это знает?
  5. Они уверены, что такое право у них есть. Можете лично съездить - переубедить. А так, мне на них монопенисуально абсолютно. Наше им не отдают, остальное (типа мирный договор) не особо интересно. Пусть думают, как от китайцев отмахиваться будут. Слышал, что все новобранцы НОАК фильм "Резня в Нанкине" в начале службы просматривают. Если кто не знает - фильм уровня нашего "Иди и Смотри".
  6. Вообще о чём кипешь? Есть у япов право бычить и требовать острова? Есть. Есть у наших право посылать их далеко и надолго? Есть. Вот все и пользуются своими правами. Равноправно и демократически. Прям как всему остальному миру пример.
  7. Вообще-то, за подобные заявы из Москвы этому товарищу должно по шее прилететь из Москвы. Зарывается дядя.
  8. Точно.Так и хочется всех расстрелять на хрен. А потом на гитаре побренчать.
  9. Хотелось бы всё-таки само видео увидеть. Пока что это просто высер в контактике без каких-либо доказательств.
  10. При адовом морозе ветра, как правило, не бывает. При минус 55 в районе Вайгача у нас точно не было. Как по мне - жара хуже любого холода. При 30-35 практически подыхаю.
×