Jump to content

iskander_ulmas

Пользователи
  • Content Count

    2,641
  • Joined

  • Last visited

About iskander_ulmas

  • Rank
    Камергер
  • Birthday 12/15/1969

Информация

  • Пол
    Мужчина
  • Проживает
    Екатеринбург
  • Интересы
    История, археология, этнология, этнография, фольклористика, геодезия, топография, картография, лингвистика, финно-угроведение, славянское и сравнительно-историческое языкознание.

Recent Profile Visitors

8,899 profile views
  1. Ну, одного стишка для Нобелевской премии все же маловато. Надо было автору написать хотя бы сотню-другую таких. Увы, его таланта хватило только на один. Все, что я нашел под его именем в интернете - это пару статеек в одной жёлтой газетке о том, как русские присвоили себе Кирилла и Мефодия (ладно бы писали о том греки - Солунские братья были греческими миссионерами, а затем - римскими монахами, выполнявшими свою миссию по поручению императора и патриарха из Константинополя и их конкурента в борьбе за души славян - папы римского, но причем тут вообще болгары?) и про какую-то антиболгарскую аферу русских и турок. Это такие заурядные для болгарской печати темы, что этим и подтираться в сельском сортире скучно Что касается киселевский пропаганды, то кто-то вообще знал о существовании Киселева в 1994 году?
  2. Это румын оскорбление. А с болгарами их просто путают. Ибо - какая разница?
  3. Не знаю. Не бывал. А как поживает твой Навальный?
  4. Неуважение к нашим памятникам напрямую не связано с тем, на какой стороне государство участвовало в той или иной Мировой войне. Украина и Польша участвовали на антифашистской стороне. Чехия - первая жертва германской агрессии. А в Германии и Венгрии - странах нацистского блока в настоящее время нет традиции осквернять памятников нашим солдатам.
  5. А по-вашему, автор этой херни участвовал в двух мировых войнах?
  6. https://chitanka.info/person/radoj-ralin. Тут даны названия сборников этого поэта и переводчика и указан жанр, в котором он пишет - Юмор и сатира. Так что, по-видимому, действительно, не стоит обижаться на этот опус - он не столько против России и русских, сколько ради того, чтобы высмеять и окунуть в дерьмо мразь, которая подобное писала всерьез.
  7. Почему не верим? Даже у самых пещерных антикоммунистов и русофобов мозг выносило и пукан рвало от того, как эти лизоблюды ловко переобувались на лету. К примеру, мой же перевод из творчества бесстрашного лондонского борца со Сталиным и коммунизмом в Польше - Хемара: Марьян Хемар МОЯ ПОПЕРЕЧНОСТЬ А вот я - человек поперечный. Мне майнстрим не указ - увольте! Мне бы всем поперечить вечно - Голосуют все «за», я - «против». Поперечность пером моим правит, Служит лютне моей медиатором. Вот пример: Когда там, в Варшаве, Коллеги мои - литераторы Годами, маниакально Идейно, религиозно, Расплющивались перед Сталиным Упавшим миндальным пирожным, Когда к «Великому» Сталину Кручковский лез с лобызаньями, Когда славил «гения» Яструн И Пшибось хвалил его страстно, Когда медным лбом убийце Ивашкевич поклоны бил, Когда обожал его Мицнер И Бжехва его любил, Когда Пастернак зад лизал ему, Обожествлял Путрамент, Из уст благовонным ладаном Кадил Котт, учуяв момент, Когда Слонимский, как сука, Хвостом пред портретом вилял, Чтобы за этот поступок Берут ему орден дал, Когда Броневский и прочие все В слезах умиленья писали: «Как хорошо, что в Кремле Глаз не смыкает Сталин!», Когда одольские Османьчики И Брандысы арские Строчили своему Государьчику Песни, стихи, биографии, Оды и пасторали, Статейки и сочинения - Мол, Солнце и Звёздочка Сталин, Жемчужина наша и Гений, Что он-де Добро для Польши, Для деток и молодёжи, И что от того нам больше И крепче любить Его должно. «Сахар к пользе», - говорят, Сталин лучше во сто крат: В стужу греет, в жар - хладит, Никому не повредит. И когда эти наёмные Надутые меламеды Верещали, как коты бездомные, Один только я (вот вредный), Кричал на весь край И на всю планету, Что всё неправда, А Сталин кровавый деспот! «Простите, паны-товарищи И пани-коммунистки - Вас нагло обманывали! Изверг он и опричник! Идиот он, сошедший с ума, Параноик бесчеловечный!» - Так я кричал (свидетелей тьма), Ибо я человек поперечный. Хрущёв же внял моим словам И повелел: Обязан каждый Кричать, как я кричал всем вам Пять лет назад и даже раньше. И лишь пришёл приказ из Москвы, Что нужно немедля, в сей же миг, Гнобить покойного Сталина, Как вы всей толпою наперегонки Бросились исполнять указание. Хрущёв приказал! Включайся в работу! Зарядим Сталину дробью в зад! Извиняюсь... Как утям на охоте. Эй, кто первый - тому главный приз! В атаку! Берись за стихи, за сатиру! Вступай смело в дискуссии! Ты погляди: Глазам не верю - Слонимский лидер! А следом - Яструн, Котт, Броневский, Пшибось, Мицнер, Османьчик - Сравни, кто из них самый усердный, Самый шустрый Ванька-Встанька. С какой геройской отвагою И удалью молодецкой Кричат они: Долой Сталина! Долой навсегда лакейство! Хватит Москве лизать жопу! - Без всякой опаски кричат. Ведь Хрущёв повелел холопам, Чтоб отныне кричали так. А я - человек поперечный. Держусь этой своры подалее. И думаю: Самое время Мне стать адвокатом Сталина. * Да, не сыскать в истории Палача, как Иосиф Сталин. Да, не было в мире более Невменяемого тирана, Чем это семя нечистого, Чем этот советский гад. А всё ж я скажу в защиту: Не он в этом виноват. Он сам был только жертвой - Строя Страны Советов, Где вольно творить злодейства В течение трети века. Уродская эта поганка Могла лишь взрасти в перегное Их русской комунно-делянки, В дерьме их народа, их строя. Навоз разбросайте, не ждите - Тогда и поганка погибнет. Долой коммунизм! - возопите. Я знаю: никто так не крикнет. Все вы бояре ничтожные! Иван вам в лицо наплевал И по харям вас бил безбожно И за бороды вас тягал, Живым огнём прижигал он вас И с живых вас ремни нарезал, А вы ему: Наш Солнышко-князь! Виват! Нех жие! Наздар! А вы пред ним ломили лбы, А вы, когда вам было плохо, Как падаль, возлежали ниц У стоп любимого Молоха. Ни в чем не виноват Иван! Молоха не вините, люди! Молох невинен. Вся вина Тех, кто того Молоха любит! А нет, чтоб сразу, в первый миг Тому Ивашке врезать в зубы! Дать тем, что под рукой нашли! И череп раскроить паскуде. Вот ты, кто перед ним дрожал, Как дворник пред ослом вельможным, С какой ты стати возроптал На то, что царь Иван был Грозным? Сегодня ты кричишь «долой»? Сегодня поздно! Всякий сдюжит! Вон все от Сталина! Он мой! Оставьте мне его на ужин. Он, правда, был вам в самый раз: Демократичный и сердечный. Его я защищал сейчас – Ну, вот такой я поперечный! Перевел с польского - iskander ulmas
  8. Я где-то читал, что он сатирический. Типа, автор жёстко поиздевался над тогдашними местными русофобами, доведя до полнейшего абсурда их идиотизмы. Ну, не верю, что такое можно написать всерьез, а не как стёб и не будучи пациентом психиатра.
  9. Иной болгарский взгляд на Россию поэта примерно того же времени - своего рода ответ на предыдущий стих: Дончо Нанов Дончев Гырбов РОССИЮ НЕ ХУЛИТЕ, ГОСПОДА! Россию не хулите, господа! Ей без упреков ваших ныне худо - Она сама себя суровей судит. Сыщите-ка таких же, как она! Россию не хулите, господа! Что нужно вам - отъевшимся, богатым? Забыли кто полмира спас когда-то? Сегодня ж Русь печальна и бедна. Не помните, кто вас самих спасал В боях жестоких с недругом коварным? А вместо слов за это благодарных От вас за клеветою клевета. Россию не хулите, господа! О правде нынче вы заголосили? Я верил вам, пока вы не решили Друзей своих повыгодней предать. Россия возвратит свои права, Устав от покаяний, наговоров, Простит она - и подлеца, и вора. И вас простит за скверные слова. Она простит, но я по смертный час Поганых ваших слов стыдиться буду. Как объяснить всему в России люду, Что недоумки так бесчестят нас? Россию не хулите, господа! Ведь вы ее не знаете, невежды. Великая в терпении, в надежде, Для света целого защитница она. Россию не хулите, господа! И в этот раз уверенно и гордо Она проблемы разрешит сама. Излечится от скверны и от ран. И вам пристало бы благодарить За то, что существует Русь на свете. Молиться, чтоб ее и нашим детям Единою судьбой в грядущем жить. Вас не волнует русская беда? Тогда хотя б России не мешайте. Иначе на себя потом пеняйте! Россию не хулите, господа! 1994 (перевел с болгарского iskander ulmas) Оригинальный текст: Дончо Нанов Дончев Гърбов РУСИЯ НЕ ХУЛЕТЕ, ГОСПОДА! Русия не хулете, господа! Тя страда и без упреците ваши. От вас по-силно съди се сама. И няма друга като нея по света. Русия не хулете, господа! Какво ви трябва, сити и богати Спомнете си коя страна спаси света. Тя бедна е. И тъжна е сега. Не помните ли как и вас спаси В жестоки битки с врагове коварни? А вие, вместо да сте благодарни, Замеряте я с нови клевети. Русия не хулете, господа! Сега за правдини зовете. Но вярвах ви до преди Приятелите си да предадете. Русия знае своите права. От сълзи и молитви уморена, Тя ще прости подлеца и крадеца, Ще прости и вас за скверните слова. Тя ще прости, а аз до сетния си час Ще се червя от думите ви хулни, Които сипете в захлас, безумни. И в тях Русия България ще уличи. Русия не хулете, господа! Та вие не я знаете, невежи. Велика с търпение и с надежда. На този свят защитница е тя. Русия не хулете, господа! И този път уверено и гордо Тя ребусите свои ще реши, Пречистена от раните предишни. А вие трябва да сте благодарни, Че има я Русия на света И нейните, и вашите деца Една съдба и бъдеще ще имат. А щом не й помагате в беда, Вървете си и не й пречете. Иначе за себе си не отговарям! Русия не хулете, господа! 1994 Это стихотворение гораздо более известно - впервые было переведено и опубликовано в России уже в том же 1994 году: Дончо Нанов Дончев НЕ ТРОГАЙТЕ РОССИЮ, ГОСПОДА! Не трогайте Россию, господа! Ей больно и без вашего укора. Она по части самооговора Себе не знала равных никогда. Не трогайте Россию, господа! Что нужно Вам, и сытым, и одетым, От той страны, что, выручив полсвета, Сегодня и печальна и бедна. Припомните, как Вас она спасла В годину разрушительных набегов. И вот теперь не с вашего ли брега Несется равнодушная хула? Не трогайте Россию, господа! Теперь Вы славословите правдивость, Но слепо верить в Вашу справедливость – Занятие, достойное шута. Россия не бывает неправа. Уставшая то плакать, то молиться, Она простит и вора, и блудницу, Простит и Вас за глупые слова. Она простит, а мне до склона дней – Стыдиться Вас в смятении брезгливом За то, что Русь по выкрикам визгливым Узнает о Болгарии моей. Не трогайте Россию, господа! Ведь Вы её не знаете, невежды. Великая терпеньем и надеждой, Она – иному миру не чета! Не трогайте Россию, и она И в этот раз уверенно и гордо Без лишних фраз решит свои кроссворды, Пречистою от зла ограждена. Да Вы её должны благодарить Уже за то, что есть она на свете, За то, что Вам и Вашим детям Одну судьбу с её судьбой делить. А коль помочь не можете – тогда Изыдите, хотя бы не мешая. Иначе – за себя не отвечаю. Не трогайте Россию, господа!!! 1994 год Перевод Д.Коротаева (Опубликовано в журнале "Наш современник")
  10. Насчёт автора первого стиха я встретил 2 мнения: По одним данным, это юморист, карикатурист и гитарист Хаджи Бойко Бочев, впервые опубликовавший его в сборнике 1995 г. "Епопея на незабравимите": http://planina.e-psylon.net/viewtopic.php?p=128078#128078 http://www.extremecentrepoint.com/archives/15017 https://spb.hse.ru/ixtati/news/457148144.html По другим, скорее всего неверным - поэт и переводчик Радой Ралин. Жанр, в котором он писал - "Юмор и сатира": https://viktorkordon.blog.bg/politika/2014/10/10/radoi-ralin-pismo-do-vanka-s-tanka.1303761 https://chitanka.info/person/radoj-ralin Хаджи Бойко Бочев ПИСЬМО ВАНЬКЕ С ТАНКОМ Я пишу тебе из Плевны, друг мой Ванька. Помнишь, приезжал ты к нам на танке? Очень юным, но развратным был: Всю семью мне вшами заразил... Прикарманил золото у мамы. Шиковал в моих галошах рваных. Помнишь, как картошкой угощался? Я трёх кур тогда не досчитался. После, переспавши с тётей Сией, Выхлестал в округе всю ракию. Спустя годы, слух такой ходил, Что отца в лесу ты застрелил! Не любить тебя нельзя мне, Ваня. Ведь я крёстный твоей дочки Мани. Хлеба ломтик, плача, мы делили С варварски брутальною Россией. Девять пятилеток ты нас строил. И брал дань - ураном и рудою. Отбирал пшеницу, папиросы... Оттого мы ныне голы-босы! Была дружба "светлою" и "чистой”: Мы кормили, как могли, танкистов, Ну а ты стерёг нас, сидя в танке - Жрал колбасы наши и буханки... Защищал то немцев ты, то чехов. Пели мы хвалу твоим успехам. Ты ж, как истукан, торчал над головой, Оскверняя небеса с землёй. 1990 (перевод с болгарского - iskander_ulmas) Оригинальный текст: ПИСМО ДО ВАНКА С ТАНКА Пиша ти от Плевен, драги Ванка. Помниш ли кагда пришол със танка? Беше млад, но се държеше мъжки. Зарази семейството ми с въшки… Взе на мама златните пендари и дори галошите ми стари. Помниш ли, как кушаше картошки? Наконец забърса три кокошки. После си преспал със какa Сия и изпил си всичката ракия. А след време чухме и мълвата, че си гръмнал тате във гората! Длъжен бях да те обичам, Ваня. Даже кръстих дъщеря си Маня. Залъкът си давахме насила на Русия – тая дива сила. После цели девет петилетки грабихте уран и руди редки. Грабихте и жито, папироси… Зарад тебе ходим голи-боси! Дружбата ни беше “свята”, “чиста”. Ние всички хранехме танкиста. А пък ти ни пазеше със танка и ни взе последната луканка… Пазеше и немците, и чехите. Ние тук възпявахме успехите. С паметник стърчиш ни на главата и скверниш небето и земята. 1990. https://spb.hse.ru/pubs/share/direct/457147912.jpg
  11. Крайне неудобно (и некрасиво!) использовать буквы древней кириллицы. В популярных многоязыковых шрифтах нет ютированных юсов, а без них использование нейотированных бессмысленно. Там нет даже йотированных аза и есть. Для славянских носовых звуков, отсутствующих в современных кириллических алфавитах, лучше использовалась буквы, предлагаемые для обозначения этих звуков в реконструкциях общеславянского (позднепраславянского) языка. Здесь описание моей польской кириллицы: http://ursa-tm.ru/forum/index.php?/topic/58058-eschyo-raz-polskaia-kirillitca/ Польский текст в моей польской кириллице: П О Е З Ъ Й Е КОНСТАНТЕГО ГАШЫЊСКЬЕГО. ______ ДЗЬЕЊ ŎСМЫ ВӁЕСЬНЬА 1831 В КРАКОВЬЕ. (ОБРАЗ ФАНТАСТЫЧНЫ.) ______ (Мнŏство људзьи на пӂехадзце отачайǫцей Замек Краковски — мьейсцами стойǫ групы з киљку осŏб зложоне — вшęдзье точы сьę жыва розмова.) ____ Iшы ОБЫВАТЕЉ (збљижайǫц сьę до йедней з груп). Витам Панŏв! йакже здровье? А цо там слыхаць сǫсьедзье Од Варшавы? IIги ОБЫВАТЕЉ. Зьље сьę вьедзье; Москаље йуж в Бољимовье. А в Варшавье, в тей годзьинье Сеймикуйǫ — вӂаск на ново — Рŏд наш завше гӂешыл мовǫ То теж и од мовы згинье! IIIци ОБЫВАТЕЉ. Йа слышалем дзьисьай рано Добре вьесьци од банкьера; Он упевньал — же выслано З Ромарынǫ корпус љичны, Ктŏры Москвье тыл забьера. IIги ОБЫВАТЕЉ. Пљан выборны, помысл сьљичны Ве два огнье взьǫсьць Москаљи — Быље тыљко выконаљи! Iшы ОБЫВАТЕЉ Варшава ошањцована Сиљны штурм вытӂымаць може; Одепӂе войска тырана И звыцьęжы — — IIги ОБЫВАТЕЉ. Дай нам Боже! IIIци ОБЫВАТЕЉ. За Косьцьушки, Мосьци Панье! Срожше было штурмованье; А хоць вал был љадайаки И хоцьаж нас обљегаљи И Москаље и Прусаки, Пӂецьесьмы сьę им нье даљи! ГЛОС (в бочней групье). Ах, цо видзę! — КИЉКА ГЛОСŎВ. Цо то, цо то? Тен кӂык вьељки! МЛОДЗЬЕНЬЕЦ (з подньесьонǫ рęкǫ в гŏрę). Чы видзьицье То зъйависко з тęчǫ злотǫ, На замковей вьежы шчыцье? (Мнŏство људзьи бьегнье в тę стронę.) ЕЉЕГАНТ (вкладайǫц окуљары). Ma parole! йа з жадней строны Ниц нье видзę — опрŏч вроны, Цо крачǫц сьедзьи на кӂыжу! А мам славне окуљары, Бо купилем йе в Парыжу За тӂы французкье таљары, У найљепшего оптыка Туж пӂы посǫгу Һенрыка. УЧОНЫ. В час йак дзьисьай, йа вам рęчę, Ньеподобна уйӂець тęчę. Млодзьеньашек дубы бредзьи, Латвовьерных људзьи звабьа: Бо йак слушнье ӂекл Пан Һрабьа, На вьежыцы врона сьедзьи! МЛОДЗЬЕНЬЕЦ (с уньесьеньем). Чы видзьицье, чы видзьицье Йака горе блыскавица На замковей вьежы шчыцье? Там стои бљада дзьевица Модроока, краснољица! Влос йей длуги, розпушчоны, Нье в варкоче утрефьоны, Љеч сьę розљал по кибици, Йако плашч зе злотых ници И пломьенным бљаскьем сьвьеци! А по влосŏв тых обслонье, Йако перлы по бурштынье, За кропељкǫ кропља плынье И пӂецьека по йей лонье. Пӂемочоне на ньей шаты — — В мушље, в тӂцины, в водне квьаты Пӂыстройона и окрыта — Иж сьę здайе патӂǫц по ньей, Же знŏв друга Афродыта Вышла на сьвьат з морских тони! (затӂымуйе сьę) Чы видзьицье сценę новǫ? Бьалǫ длоњ подньосла в гŏрę И розвьала йакбы хмурę Чарны штандар по над гловǫ — И зе лканьем нам повьада: Бьада — бьада — бьада — бьада! (Глос му слабнье — хвьейе сьę) Патӂцье! — в другьей — (пада земдљоны.) ТЛУМ. Цо он гада? Ниц нье видаць на вьежыцы, Ниц нье слыхаць в окољицы. Iшы ОБЫВАТЕЉ Млодзьик мŏзг ма пӂеврŏцоны, Mente captus; пљецье, байе Баньаљуки и андроны — Пьǫтей кљепки му нье стайе! IIги ОБЫВАТЕЉ. Аље видмо, йак на страха Досыць ладне — ТЛУМ (сьмьейǫц сьę). Ха, ха, ха, ха! ДОКТОР (надходзǫц). Цо йа видзę? то Пан Кљеменс Сын мойего господаӂа! (Схыља сьę и маца пуљс.) Пуљс тен моцно мнье пӂеража! Так! то йест delirium tremens! Завше casus сьę тен здаӂа, Гды крев бухнье ку мŏзгови — Љанцет зараз го уздрови! (Шука по кьешеньах инструментŏв). УЧОНЫ (до Ељеганта). Видзьиш Һрабьо же мам рацъйę, Цо мŏвилем ци пӂед хвиљкǫ: Же те вшысткье егзаљтацъйе Те маӂеньа — те видзьадла — Духы — дъйаблы — и аньолы И упьоры — то сǫ тыљко Пљонем романтычней школы, Цо сьę з Ньемьец до нас вкрадла И пӂевраца мŏзг млодзьежы. ПОЉИЦЪЙАНТ. Хоры дрогę ту заваља — Йесьљи варъйат — то наљежы Ньесьць го просто до шпитаља Бонифратрŏв — ТЛУМ. Патӂай но го! Бурмистӂоваць ци сьę хцьало? Идзьже собье свойǫ дрогǫ, Йесьљи хцеш сьę вымкнǫць цало. (Људ выпыха пољицъйанта.) КОБЬЕТА. Гды в замковǫ патӂыл вьежę, Серце ве мнье сиљнье било — Нье видзьалам, аље вьеӂę Же цо мŏвил, правдǫ было! СТАӁЕЦ (выстęпуйǫц з тлуму). И йа вьеӂę и нье шыдзę, Хоць в тей хвиљи ниц нье видзę — Аље кљнę сьę на влос бьалы, На Хрыстуса, на збавьенье, Же подобне йуж видзенье Очы мойе огљǫдалы; Огљǫдалы ту, в тем мьесьцье, Љат тему бљиско чтердзьесьцье! З пŏзьным вьекьем памьęць зника — Аље помнę же то было Дзьесьǫтего Пазьдзьерника, В року — гды сьę войско наше Под Косьцьушкǫ з Москвǫ било.1) (Млодзьеньец пӂебудза сьę и слуха.) . И уйӂалем на вьежыцы Видмо млодей топьељицы Йасновлосей красавицы! Бьале рęце взньосла в гŏрę И розвьала йакбы хмурę Чарны штандар по над гловǫ. Тваӂ дзьевицы была бљада И йęчала смутнǫ мовǫ: Бьада — бьада — бьада — бьада! (Тлум сьę звьęкша обок старца.) Мнŏство пӂы мнье стало људу, Аље никт нье видзьал цуду, Никт нье слышал пӂеповьедни! И шыдзоно зе мнье. — Бьедни! Нье вьедзьељи, же в ноц другǫ Плач сьę зачнье — и на длуго! — (По крŏткьем миљченьу.) Цо пӂечулем, то сьę стало: Бо в тым самым дньу, годзьинье, Гды сьę видмо указало — В Мацьейовицкьей дољинье Падл Косьцьушко в рęце врога, А з ним и Пољска ньебога! (Вьељки пӂестрах — људ заламуйе рęце — слыхаць кӂык розпачы.) ЕЉЕГАНТ (цихо до учонего). Ходзьмы — il faut в тлум сьę сховаць, Бо та дыктерыйка дзьада Вцаље ми в густ нье пӂыпада И може скомпромитоваць. Гды консуљ руски, пӂыпадкьем Saura, йак сьę то розглоси, Же былем тей сцены сьвьадкьем, То мнье на баљ нье запроси; Et tu sais que, в карнаваље Бардзо пьęкне дайе баље! (Выходзǫ обадва.) СТАӁЕЦ (до тлуму). По видзеньу — гдым высьмьаны На замковым пљацу сьедзьал, Йакись старушек ньезнаны Станǫл пӂы мнье и повьедзьал: «И йам ньегдысь, дзьивным љосем «Над вьежыцǫ видзьал фарнǫ «Тę дзьевойę з хустǫ чарнǫ «Йак йęчала смутным глосем. «Моц то Боска чы шатањска — «Нье вьем — љеч знак тен нье зводзьил; «Бо в тен сам дзьењ и годзьинę «Гдым бљадǫ уйӂал дзьевчынę, «Љешчыњски одплывал з Гдањска, «А други Сас на трон входзьил 2). «То видмо ньешчęсьцьа врŏжы — «Йави сьę сьрŏд кљęск ойчызны — «Йуж видзьељи йе ньектŏӂы «В часье бунтŏв Козачызны, «В часье войен зе Шведами «И затаргŏв з Кӂыжаками. — «Тлум нье видзьал и нье вьеӂыл, «Хоцьаж в ньего гром удеӂыл.» (По хвиљи миљченьа.) Одшедл стаӂец — аље пŏзьньей Мŏвиљи ми људзье рŏжни, Же то видмо на тей вьежы, То цьењ Ванды — овей Ксьęжны Ктŏра в зьеми нашей љежы, В ктŏрей дух был таки мęжны, Иж нье хцьала цудзозьемца И пӂеньосла сьмьерць, над Ньемца! ТЛУМ (з пӂераженьем). Новы цьос на Пољскę спада: Бьада — бьада — бьада — бьада! Iшы ОБЫВАТЕЉ Страшне ӂечы розповьада, Аље нудны старовина. — IIги ОБЫВАТЕЉ. Сиљны в гестах и в йęзыку, Видаць бывал на сеймику! От! знŏв перорę зачына. СТАӁЕЦ (до тлуму). И слышалем опрŏч тего Же кьедысь — в час назначоны — Гды врешцье Бŏг, порушоны Корным плачем људу свего, За гӂехы ойцŏв пӂебачы И пӂышлосьць љепшǫ даць рачы — То цьењ Ванды, кьеды пӂыйдзье О остатньей глосиць бьедзье, Звьастоваць кљęскę остатньǫ, Цо ма спасьць на зьемьę братньǫ — Бы пŏзьньей был вьек шчęсьљивы — Пӂыньесье рŏшчкę ољивы И покаже в бьалей длони Абы људ нье вǫтпил о ньей! МЛОДЗЬЕНЬЕЦ (зрывайǫц сьę). Покŏй људзьом — Богу хвала! Рŏшчкę миру в рęку мьала! Кьеды, йęчǫц смутнǫ мовǫ, Йеднǫ длоњ подньосла в гŏрę, Пӂесувайǫц йакбы хмурę Чарны штандар по над гловǫ, В другьей рŏшчкǫ повьевала: Хвала Богу! хвала! хвала! (Кӂыки радосьци розљегайǫ сьę зевшǫд.) НАДХОДЗǪЦЫ (пӂедзьера сьę пӂез тлум и вола). Тутай радосьць и весеље А в Варшавье брацьа гинǫ! Пољскьей крви струмьенье плынǫ, А мсьцицьељи йуж нье вьеље — Бо дывизъйа з Ромарынǫ Нье повраца — и здаљека Хыба згону Пољски чека! — (Затӂымуйе сьę.) Одебралем вьесьць в тей хвиљи Же од двŏх дни, найездницы Йуж штурмуйǫ до стољицы И же Вољę йуж здобыљи — Гдзье Совињски, стаӂец хромы, Оточон Москвǫ до кола, Падл — забиты сьрŏд косьцьола, Йак мęченник з часŏв Ромы! Зьље то, зьље! — Страцона Воља Згон Варшавы пӂеповьада: Знŏв сром на нас и ньевоља! ТЛУМ. Бьада — бьада — бьада — бьада! СТАӁЕЦ (до људу). Посыпцье гловы попьолем И удеӂцье в зьемьę чолем, Бо в грозьней Йеһовы рęце Блыснǫл мьеч ку новей мęце! Аље помний зьемьо братньа Же та пљага — йуж остатньа! (По хвиљи миљченьа.) Назбыт крŏткье мойе жыцье Бым огљǫдал шчęсьцьа сьвит, Љеч вы млодзьи — обачыцье Инны љос и љепшы быт! Бо двадзьесьцьа љат нье минье, А знŏв Пољска хвыци мьеч; И тǫ разǫ йуж нье згинье Љеч выпęдзьи врогŏв преч! Давне заборы и лупы Врŏцǫ в одродзеньа вьек: И жељазне Хробрых слупы Выйдǫ на вьеӂх з глęби ӂек! Ньех сьę Пољска вьęц нье смуци В тен остатни плачу дзьењ; Бо йуж вьęцей нье поврŏци Топьељицы бљады цьењ! ТЛУМ (на кољанах). Боже Ойцŏв! Сьвьата Панье! Ньех сьę спелньǫ тве выроки! Жаљ наш шчеры и глęбоки Љейе новых лез потоки — Љеч дай рыхло змилованье, Бо на силах нам нье станье! 1845. ________ 1) 10. пазьдзьерника 1794. року, битва под Мацьейовицами. 2) Ньеуданье сьę повтŏрней ељекцъйи Љешчыњскьего по сьмьерци Аугуста II., было вьељкьем ньешчęсьцьем дља Пољски. — Аугуст III. здемораљизовал до решты нарŏд йуж упадайǫцы на духу, и москьевскье войска пӂыучыл господароваць по Пољсце. — Йаким былбы крŏљем Љешчыњски, показал то, ӂǫдзǫц так мǫдӂе Љотарынгъйǫ. — Под йего панованьем, вплыв Францъйи былбы нас вцьǫгнǫл в жыцье пољитычне заходньей Еуропы и увољнилбы запевне Пољскę од интрыг москьевских.
  12. Про сербов я в своём посте предыдущем писал. Похоже, внимательно читать вы не умеете. В принципе, мне с вами всё ясно. "Чистокровный сноб-антисоветчик", как-то так картинка сложилась. Извините, дальнейшее общение считаю нецелесообразным. Удачи в любви к "бывшим братьям". ЗЫ Слова "единожды предав - кто тебе поверит?" для вас, похоже, пустой звук. А для вас вечные слова из "Слова о полку Игореве": "А ныне - Рюрики и Давыды помнят лишь собственные обиды" - тоже пустой звук? Что-то память у вас избирательная. Давно это сербы нашими братьями стали? После 1948 года и до конца СССР они были предателями и даже врагами СССР. Хуже проклятых империалистов. Опаснее поляков. А болгары были первыми братьями. Ладно, поляки ушли с удовольствием. Болгар же мы сами кинули - и куда им было деваться, если не искать нового сильного покровителя? Только будучи в НАТО они могли быть уверены, что те же турки, в НАТО тоже состоящие, не сделают из них того, что делают ныне в Сирии. Сербы о братстве вспомнили только когда им вновь худо стало. Также худо, как в 1914-м. Они с большой радостью встретили бы вновь нашу готовность погибнуть за них, чтобы после о нас моментально забыть. Слава Богу, что решают - воевать или не воевать за сербов не такие как вы. Удачи вам в любви к тем, кто вас сто раз предаст, наивный. Каждому народу своя рубашка к телу ближе. Никто из славян быть слугой русских не намерен. И вечно благодарным нам невесть за что. Принимай их как равных, имеющих право на собственную правоту и на собственную глупость и собственные ошибки - тогда и они к тебе относиться будут иначе. Не суди - да не судим будешь. Кстати, со славянскостью сербов и болгар очень проблематично. Славяне они только по языку. По темперанту, культуре, расе, крови - коренные балканцы, нечто среднее между турками и кавказцами. А поляки - эти просто наше зеркальное отражение. Генетически практически русские и поляки не отличаются. Наш антагонизм с ними происходит именно оттого, что мы так похожи. Только векторы у нас разные. Знаки - плюс и минус. И потому мы не совместимы. Материя и антиматерия. Встреча - аннигиляция. Ничего вам не ясно - я сам родился и жил при СССР до 22 лет. Ненавидеть свою страну, страну моего детства, страну, которой я служил в армии, я не могу. Но я и русский вдобавок. Славянин. А ты - не фига. Просто - совок, видать. Рожденный в СССР. Для меня история моего народа начинается еще до Руси (мне без значения как называется моя Родина, какой в ней строй - лишь бы она жила и когда-нибудь вернулась в свои естественные границы), а вы новорожденный и сразу сирота. Окруженный чужими злыми людьми. Жаль мне вас. Вот уж в чём, а в жалости вашей не нуждаюсь. На брудершафт с вами не пил пока, да и вряд ли буду даже при личной встрече. Это про "ты - не фига". Ярлыки вы вешать мастер, когда получаете ответку, скатываетесь к банальному хамству. Извините, повторюсь, дальнейшее общение наше считаю нецелесообразным. ЗЫ Забавно, когда человека, живущего 11 лет с полькой (правда тоже не "чистокровной" по вашей классификации, у жены ещё и русские с литвинами в роду нехило отметились), обвиняют в полонофобии. ЗЫЗЫ Бедные болгары. Всё мы их предаём. И в Первую Мировую и во Вторую и в Третью. Прям ахеджакнусь щаз. Вот видите. Все у вас какое-то перемешанное. И в голове такая же мешанина при неспособности факты одного ряда свести воедино. И соответственно оценивать их. Все вырываете из контекста и судите о том, как нынче модно и как доступно вашему пониманию. Модно сегодня кричать (среди определенной публики): Ату, ату, болгар - вы и кричите. Завтра спустят новую установку, что сербы предатели, а болгары хорошие - будете кричать прямо противоположное. Я о ваших взглядах сужу по вашим предыдущим постам, по вашему слогану: Каклов - в Лемберг, Лемберг - Польше, Польшу - сжечь©. А вовсе не по вашей жене, о которой знать не мог никоим образом. Ни перед кем не надо извиняться. Но и от других того же не требовать. Как и благодарностей. Никто никому вечно ни за что не благодарен. Тем более, когда это требуют. Тем более, когда требуют те, кто права на это не имеют. Ты, вы - для вас это принципиально? И вы правы: не о чем разговаривать.
  13. Как вспомню иные напечатанные книги под брендом Махрова в серии "В вихре времен"... Кошшшшмар А я люблю такое чтиво. Не от всех авторов, разумеется. Но встречаются вещи довольно сильные художественно, интересные огромными знаниями эпохи или военного дела автора или просто чертовски глупые, но и чертовски юморные одновременно.
  14. Вы вероятно хотели сказать: мой белый барин? Не стоит. Мы вас освободили декретом Ленина в 1917 году. И вторично в 1989-93-м. Можете нас, русских, белыми господами больше не называть. и это была величайшая ошибка Разве? Я так не думаю. Лучше утратить некоторые геополитические бонусы, чем ежедневно видеть скорбные рожи "угнетённых" братьев и незаслуженно чувствовать себя тираном и палачом своих близких. К тому же вы нам больше низачем, кроме тех геополитических бонусов, и не потребны были. Украину мы не отпустим никогда, потому что это исконная русская земля, территория, где зарождался наш народ, наше государство, земля, за которую мы воевали со всеми врагами 1000 лет, потому что объединение Руси - это просто задача, которую нам завещали со времен Владимира Мономаха и Юрия Долгорукого, это идея, на которой зиждется само существование нашего государства. А вы нам на кой черт? Катитесь колбаской по Малой Спасской. Вы нам не нужны - мы и без вас великий народ. Вы без нас ничтожный. Это ваш выбор. Вы для нас крайне малопривлекательны и ничему нас научить не способны. Ваш поэт Александр Еловицкий писал когда-то: Alexander Jełowicki. DO MOSKALI. .... Lub kiedy naród Sławian taka czeka chwała, Że od Newy ma ludom błysnąć swobód zorze, Że od was głos wyleci żeby Polska stalą , A krzywdy niepamięci pochłonęło morze : «Mir! mir» rzekniecie do nas, ściśniem się za dłonie, Wtenczas świata tyrani zadrżycie na tronie. Nowe twierdze im sypać, stawcie mur ze stali Jak przyidzie Rusin z Lachem, wszystko to obali I szczątków nie zostanie tych szańców wsławionych , Na tronach zdruzgotanych, na berłach skruszonych Drzewo świętey wolności tak zatkną wysoko, Iż żaden miecz nie sięgnie, wszystkich uyrzy oko. Paryż 1833. Poezyie Litwina. Wydanie Alexandra Jełowickiego. Paryż, 1834: W drukarni P. Baudouin przy ulicy Mignon, n.2. - 276 s. (wiersz 71 - LXXI, S. 110-112). http://books.google.ru/books?id=J4wAAAAAcAAJ&hl=ru&pg=PA110 Александр Еловицкий К МОСКАЛЯМ. ..... Иль род славянский славой вящей насладится Когда над русскою Невой заря свободы народится? Когда оттуда грянет глас, что Польша вольная отныне, А все обиды пусть навек забвенья поглотит пучина? «Мир! Мир!» - предложите вы нам и подадите нам ладони, И пошатнутся в этот час, тираны мира, ваши троны! Тверди новые ставьте и стены постройте из стали, Русский с ляхом придут - всё на щебень развалят, И руин не оставят от ваших убежищ хвалёных, Изломают вам скипетры, сокрушат ваши троны. Древо вольности русский и лях вознесут так высоко, Чтоб мечу не подвластное, каждое тешило око. Париж 1833. (перевод с польского мой) Сбылось по его. Но вы ищете будущее не с нами. Надеетесь его найти с немцами и американцами. Творческих вам узбеков. Мы и без вас прекрасно всё развалим и обалим. Именно с вами - это проблематично. Силы вы нам не добавите. Как не добавили вашим нынешним союзникам. За неимением кого грызть, кому реально гадить, вы сами сами друг друга грызете, сами себе гадите.
×